Модель, или закон десяти дней

  МОДЕЛЬ, ИЛИ ЗАКОН ДЕСЯТИ ДНЕЙ.


Нулевой день.

– Мир не идеален. Но мы можем стремиться к его усовершенствованию. Поэтому каждому человеку, достигшему совершеннолетия, предоставляется возможность сделать выбор условий  жизни в следующие десять лет. Вы можете отказаться от использования части электронных устройств, вживленных в вас при рождении, а можете просто сохранить их и уже самостоятельно усовершенствовать. Это ваш выбор.
  Рихард посмотрел на протянутый ему лист бумаги. Постояв немного, он взял его и отошел к небольшому столику, стоявшему неподалеку и напоминавшему гриб на высокой, вытянутой ножке.
  Зал паспортного стола был большим и светлым. Огромные окна, красивый  блестящий потолок, длинная стойка с приветливыми, постоянно улыбающимися девушками. В нем не было суеты, не толпились в очередях люди.
– Рихард, – окликнул кто-то юношу.
  Молодой человек обернулся. За соседним столиком стоял его друг детства Сергей.
– Ты тоже на оформление? – бодро поинтересовался он.
– Да, – машинально ответил Рихард.
– Отлично!
  Сергей взял бумагу и подошел к нему. В то же время перед ними непонятно откуда возникла одна из сотрудниц.
– Простите, – вежливо обратилась она к ним, – но за столиком может находиться только один посетитель. Не более. Любое решение принимается самостоятельно.
– Но… я, – попытался Сергей отстоять свое решение подойти к товарищу.
– Простите, – девушка вежливо улыбнулась, – такие правила.
– Ладно, – раздражённо согласился молодой человек. Потом взглянул на друга и предложил: – Как закончишь, подожди меня на улице.
  Рихард кивнул головой.
  «Хорошо, – грустно подумал он. – Только когда я закончу?».
  Лист бумаги с тестовыми вопросами, под ответами на которые требовалось поставить свою подпись, незаполненный, выглядел угрожающе.
  «Так все просто. Поставил галочки, и все: иди, живи дальше».
  Рихард понимал: лист бумаги – пустая формальность, пережиток прошлого, некий ритуал, на самом деле никому не нужный. Все и так знают, что никто и никогда не отказывается от тех благ, которые даруются новорожденным при внедрении в них электронных устройств. И уже много лет никто не слышал об отказавшихся. Да и как отказаться: на работу не устроишься, учиться – тоже не возьмут.
  Он потянулся за ручкой и поднес ее к месту подписи. Но рука зависла над листом.
  «Однако, – засомневался молодой человек, – может, попробовать отказаться? Хотя бы частично. Ведь раньше, много лет назад, люди обходились даже без телефонов».
  Он отвел руку. Потом посмотрел по сторонам. Сергея уже не было. Другие люди, такие же,  как он, достигшие совершеннолетия, подходили к столикам и, поставив подписи, спокойно отходили в сторону. И никто не колебался.
  «Формальность».
  Рихард опять занес руку и, подождав несколько секунд, твердо поставил подпись в графе с отказом от всех привилегий электронных устройств.
– Вы уверены, что сделали правильный выбор? – спросила девушка за стойкой, внимательно изучив долгожданный лист бумаги с одной лишь подписью.
– Да, – твердо ответил Рихард.
– Вы отказываетесь вообще от всякого вмешательства в вашу жизнь, – холодно произнесла она.
– Я понимаю.
– Это коснется всего. Вы учитесь?
– Да.
– Мы вынуждены будем передать эту информацию в ваш учебный центр.
– Это вызовет осложнения?
– Для прохождения учебы – нет. Просто вам будет сложнее учиться.
– Ничего страшного.
– Тогда хорошо.
  Девушка улыбнулась и убрала лист бумаги. Потом вытащила небольшой продолговатый аппарат и попросила протянуть руку. Рихард выполнил просьбу. Аппарат был поднесен к запястью, и молодой человек почувствовал легкое жжение.
– Все, чип нейтрализован, – строго произнесла сотрудница паспортного стола. – Теперь вы должны всегда носить с собой паспорт.
  Рихард потер место, где только что находился электронный чип.
– Спасибо, – ответил он.
– Не за что, вам спасибо. Желаю удачи.
  Девушка пошла к стоящему неподалеку столу.
  Рихард поднял сумку и направился к выходу. Признаться, он был удивлен: всё прошло без осложнений и быстро. Никто его не отговаривал, и никому не было дела до его решения. Было ощущение, что всем все равно, будет ли в обществе полный электронный консенсус и порядок или же найдется одна белая ворона.
– Ха! – прервал мысли Рихарда Сергей, нетерпеливо ждавший его на тротуаре. – Поздравляю, братан, теперь мы с тобой в будущем.
– В каком смысле? – спросил Рихард, уже забывший, что его ожидали на улице.
– В прямом, – глаза Сергея заблестели. – Мы теперь свободны. Делаем, что хотим. Ну, почти все, что хотим.
– Ну. Я бы таким оптимистом не был, – возразил Рихард.
– Да ладно тебе, Рихард.
  Друг толкнул парня в плечо.
– Тебя назвали в честь великого композитора?
– Точно, – Рихард усмехнулся. – Только музыкантом я не стал.
– А что? Твои родители мечтали об этом?
– Да нет. Они просто назвали меня, как захотели.
– Вот видишь, все в порядке.
  Со стороны дороги послышался вой сирены, и мимо промчался полицейский автомобиль. Рихард внутренне напрягся. Но машина не остановилась.
  «Видимо, быть изгоем – не так уж и весело», – подумал он.
   Сергей лукаво улыбнулся.
– В наше с тобой второе совершеннолетие предлагаю отправиться к девчонкам.
 Рихард поморщился.
– Ты же знаешь, как я отношусь ко всем этим вечеринкам, – произнес он. – Кроме того, там будут…
  Он запнулся.
– Так, – Сергей нахмурился. – Вот что ты за человек? Опять за свое. Вроде, родители отнеслись к твоему появлению со всей серьёзностью. Имя дали выдающееся.
– Ладно, ладно, – Рихард безнадежно махнул рукой. – Согласен, вечером пойдем.
– Вот это дело, –  Сергей улыбнулся и похлопал рукой друга по плечу. – Я заеду за тобой.
– Хорошо.
  Они подошли к автобусной остановке.
– Может, тебя отвезти? – любезно предложил Сергей.
– Нет. Я на общественном транспорте поеду.
  Рихард занес ногу, чтобы войти в подошедший автобус, но тут же остановился. Он вспомнил, что не сможет оплатить проезд. Его чип не работал.
– Ты чего? – удивился друг. – Передумал?
– Нет. – смущенно возразил Рихард. – Хочу пройтись пешком.
  Сергей понимающе посмотрел на него.
– Ясно. Хочешь ощутить всю прелесть свободы. – Он задорно хлопнул друга по плечу. – Не буду мешать. Заеду вечером.
– Хорошо.
  Молодой человек побежал к стоянке автомобилей. Рихард, постояв немного, пошел по тротуару.
  «Как странно, – думал он. – Такая  мелочь – отказаться от одной услуги».
  Он остановился.
  «Для меня услуги – мелочь, а ведь для многих людей они стали смыслом жизни …»
  Рихард посмотрел по сторонам. Всюду были люди. Они спешили по своим делам. Встречались, улыбались, садились в машины и куда-то ехали. У каждого из них в руках, на плечах, в районе пояса находились легкие дисплеи электронных устройств. Они светились разными огнями и были полны различной информации о жизни их носителя.
  «И никто не задумывается, как без этого жить…»
  Он добирался до дома целых сорок минут. Просто шел вдоль дороги, по тротуару. Ни с кем не разговаривал. Смотрел по сторонам. Любовался красотой деревьев, отмечал архитектурное разнообразие домов. С большим интересом разглядывал людей, толстых, худых, женщин, мужчин. Рихард первый раз в жизни поймал себя на мысли: как это прекрасно просто идти по улице и не слушать музыку в наушниках, не видеть перед глазами мелькающие картинки, спроецированные компьютером на обратную сторону очков. Он первый раз в жизни вдыхал воздух, не получив предварительно информацию о его составе и уровне кислорода, содержащегося в нем.
– Это очень необычно, – проговорил Рихард.
– Вы что-то сказали? – услышал он вопрос.
  Молодой человек обернулся. Рядом стояла пара: мужчина и девушка – они с искренним участием смотрели на Рихарда.
– Вы что-то сказали? – спросила девушка.
– Нет, – ответил Рихард. – Просто мысли вслух.
– Как интересно, – произнес мужчина, сделавший несколько шагов вперед. – Сейчас редко встретишь людей,  разговаривающих сами с собой.
  Он оглядел молодого человека.
– Вы не в очках для просмотра. На вас нет новейших электронных устройств. Наверно, вы из тех богатых людей, кто уже давно все вживил себе в тело?
– Коля, – одернула его девушка, – это неприлично.
  Она посмотрела на Рихарда и виновато улыбнулась.
– Простите его, пожалуйста. Он порой такой несносный.
  Не обращая внимания на слова своей спутницы, мужчина взял Рихарда за руку. В этот момент юноша обратил внимание на небольшое круглое металлическое отверстие на руке незнакомца. Оно находилось около основания большого пальца правой руки.
– Извините, – произнес в свою очередь молодой человек, решительно высвободив свою руку из рук мужчины. – Я думаю, вы ошиблись. Я не смогу вам помочь.
  В глазах незнакомца возникло недоумение, а потом недовольство.
– Но мы вам еще ничего не предлагаем, – обиженно произнес он.
– Нет. Все равно я не смогу вам помочь.
  Рихард резко повернулся и пошел быстрыми шагами в сторону дома. Настроение было испорчено. Он машинально тер руку, за которую его держал незнакомец. Перед глазами стояло небольшое металлическое отверстие у основания пальца.
  «Надо же, – думал Рихард. – Они приняли меня за одного из этих разнузданных богатых детей, жаждущих развлечений  любыми способами».
  Вскоре показался его дом. Небольшое пятиэтажное здание, очень умное, отвечающее всем стандартам современной техники. Рихард вбежал в подъезд. За ним бесшумно закрылась дверь.
– Здравствуйте, Рихард, – послышался мягкий женский голос.
– Здравствуй, дом, – ответил молодой человек.
– Вы пришли домой?
– Да.
– Хорошо. Лифт подойдет через пять секунд.
– Спасибо.
– Не за что.
  Рихард прошел вперед и остановился в ожидании лифта. Ровно через пять секунд, как обещал дом, перед ним открылись двери подъёмника. Молодой человек шагнул вперед и, нажав кнопку четыре, поднес руку с чипом к небольшому инфракрасному «глазу» в стене кабины. Ничего не произошло. Он убрал руку и потом вновь поднес ее к «глазу». Ничего не изменилось.
– Что происходит? – недовольно спросил Рихард.
– Вы не поднесли удостоверение для считывания информации.
– Но я…
  Рихард замолчал. Он осознал, что без информации на отключенном чипе домой попасть невозможно.
– Вы поедете? – спросил дом.
– Нет, я пойду пешком.
  Возникла пауза.
– По лестнице? – опять спросил дом.
– Да.
– Хорошо. Подойдите к двери и предъявите удостоверение личности.
  Рихард вышел из кабины лифта и, посмотрев на дверь, ведущую на лестницу, спросил:
– Без предъявления удостоверения я могу подняться наверх?
– Нет, – ответил дом.
– А с помощью кода?
  Опять возникла пауза. Было ощущение, что дом думал.
– Можно, – произнес он. – Наберите код на приборной панели.
  Рихард облегчённо вздохнул. Подойдя к двери, он посмотрел на небольшой дисплей с виртуальными кнопками. Протянув руку, он набрал: 568479. Дверь открылась.
  «Кто бы мог подумать, что такая мелочь, как код, может пригодиться».
  Дверь захлопнулась, и послышался щелчок замка.
– Вы можете идти, – сказал дом.
– Спасибо.
– Не за что.
  Рихард шагнул на лестницу.
– У вас пять минут, – добавил дом.
  Молодой человек с недоумением посмотрел по сторонам.
– В каком смысле? – спросил он.
– Тем, кто использует код, дается пять минут, чтобы достичь места назначения.
– А потом?
– Потом автоматически вызывается полиция.
– Понятно.
  Рихард побежал наверх.
  Перед глазами замелькали ступени.
  «Первый пролет, второй», – считал про себя молодой человек.
  Через три с половиной минуты он уже набирал код двери на своем этаже.
– Всего хорошего вам, – произнес дом, как только дверь лестничной клетки закрылась.
– Спасибо.
  Рихард глубоко вздохнул. Все «прелести» отключенного чипа перестали казаться ему  безобидными.
  Через несколько секунд он вошел домой.
– Рихард дома, – прозвучал голос квартиры.
  Из кухни показалась голова матери.
– А! – радостно воскликнула она. – Ты пришел!
  Из гостиной вышел улыбающийся отец. Он обеими руками обхватил сына за плечи.
– Поздравляю! Теперь ты полноценно вошел во взрослую жизнь, – произнес он.
– Да, –  неуверенно ответил Рихард.
– Почему не слышу в голосе радости?
  Отец обнял сына и повел его в комнату.
– Чего ты сразу накинулся на мальчика?! – воскликнула мать. – Дай ему отдышаться. Посмотри, какой он красный. Ты что, бежал?
  Рихард вошел в гостиную и повернулся к родителям.
– Нет, – произнес он. – Я просто поднимался по лестнице.
– Ух – ты! Как тебя взбудоражила взрослая жизнь!
  Мать похлопала сына рукой по животу.
– Да нет, мама, – Рихард запнулся. – Я отключил чип и поэтому подняться на лифте уже не мог.
  В комнате повисла гнетущая тишина. Лицо матери вытянулось. Она молчала так несколько секунд, потом неуверенно спросила:
– Ты, наверно, шутишь?
– Нет, – спокойно ответил Рихард. – Я отключил чип.
– Что ты сделал?
  Лицо женщины побагровело от возмущения. Она резко повернулась к отцу. Мужчина хмуро смотрел на сына.
– Он что, издевается? – с негодованием спросила она.
– Не думаю, – ответил отец.
  Мать вновь посмотрела на Рихарда.
– Ты понимаешь, что ты отключил его на пять лет? – спросила она. И не дождавшись ответа, продолжила: – Это немыслимо…
  Женщина в отчаянии схватилась за голову.
– Ты совсем с ума сошел. Кто тебя надоумил?
– Подожди, – попытался успокоить жену отец. – Все не так плохо…
– Не так плохо? – женщина метнула в него яростный взгляд. – Это все твоя мать. Она надоумила его на это.
– Да причем тут бабушка, – вставил свое слово Рихард.
– А ты молчи.
– Он прав, – отец подошел к сыну. – Это его выбор.
– Какой выбор? Он еще ребенок.
  На глазах женщины показались слезы. Она поднесла кулак ко рту, стараясь сдержать рыдания,  и села на диван.
– Ты что, не понимаешь? Теперь все: ни продолжения образования, ни хорошей работы – вообще ничего. Он даже на транспорте не сможет ездить…
– Ну почему не сможет? – отец ободряюще посмотрел на сына. – Мы будем давать ему наличные.
– Какие наличные?
  Женщина закрыла лицо руками.
– Мам, ты чего?
  Рихард бросился к матери с  протянутыми руками. Та оттолкнула их.
– Я все расскажу твоей сестре, – пригрозила она. – Этого не может быть, чтобы ребенок сам  совершил такой глупый поступок.
– Почему сразу ребенок? – запротестовал отец. – Ему тридцать лет.
– Да? – Женщина встала. – Мы не в каменном веке, когда в тридцать лет имели уже детей. Мы в цивилизованном мире…
– И что? Даже в цивилизованном мире среди тридцатилетних можно найти вполне самостоятельных людей.
  Мать вскочила.
– Значит так, – она строго посмотрела на Рихарда. – Я все узнаю. Завтра ты откажешься от своего решения. Думаю, на такие случаи существует определённая процедура.
– Подожди…, хотел возразить отец, но женщина жестом остановила его речь.
– Даже не думай ничего говорить. Я никогда не соглашусь с тем, что ребенок  это сделал по собственной воле. Он не настолько безумен …
– Но почему он не мог сам принять это решение?
– Я сам сделал выбор, – робко вставил Рихард.
  Мать метнула в него яростный взгляд.
– Не смей оправдывать бабку. Я точно знаю – это она тебя надоумила.
  Молодой мужчина развел руки в стороны.
– Ты же все равно не поверишь. Даже если я буду все отрицать, – сдался он.
– Марш к себе в комнату.
  Разъяренная женщина вышла из гостиной. За ней последовал отец. Направляясь в свою комнату, Рихард грустно подумал: «Я так и знал».
  К вечеру стали подтягиваться гости. Рихард не выходил из комнаты, и к нему никто не заходил. Он как будто вернулся в прошлое, в детство, когда, руководствуясь рекомендациями психологов, родители защищали его от перегрузок в школе и дома давали относительную свободу и самостоятельность.
  В то далекое время Рихард ощущал себя счастливым человеком. Придя из школы, он погружался в мир компьютерных игр и развлечений, свойственных его возрасту. Его друзья – виртуальные гоблины, некроманы и орки – часами общались с ним в нереальном мире компьютера. Они жили в этом вымышленном мире бескрайней человеческой фантазии.
  «Как же все-таки тогда было весело», – размышлял Рихард.
  Он провел рукой по лицу.
  Чуть позже по совету психолога его стали выводить из дома. Там, на улице, он научился общаться со сверстниками. И там он впервые узнал, чем отличается женщина от мужчины. Он стал получать опыт, недоступный в компьютере и  в школе.
 Девчонки. Они сразу поразили воображение молодого шестнадцатилетнего парня, который ещё никогда не воспринимал их другими, не такими, как парни.   
  Во время своей первой встречи с представителями, как говорили в старину, «прекрасного пола» Рихард наделал много глупостей: он стал говорить с ними о компьютерных играх, потом предложил поесть сладкого торта. И каково же было его удивление, когда он узнал, что игры интересуют девушек мало, а сладкое им запрещено.
  Чуть позже он понял, что нужно быть осторожным, делая подобные предложения девочкам: они могут быть восприняты как проявление неуважения к представителям противоположного пола. Хотя  Рихард тогда так и не понял, что он делал неправильно. Лишь с годами он уяснил, что у людей разного пола могут быть разные, свойственные только им интересы и пристрастия.
  В школе учили: человек – существо, руководствующееся не только разумом, но и природой. Причем, второе порой бывает важнее первого. Так, например, принадлежность к мужскому или женскому полу определяется генами. И у человека половые признаки формируются в течение всей его молодости. После этого вступает в силу разум, который  помогает человеку определиться, кем он будет, мужчиной или женщиной. И именно в этот период определения  общаться с людьми надо очень осторожно, дабы не обидеть своими действиями как тех, кто хочет сменить пол, так и тех, кто еще не определился с этой сложной задачей.
  На самом деле, Рихарду трудно было понять эти тонкости. Несмотря на то, что в нем  воспитывали толерантное отношение  к половому вопросу, он долгое время не мог принять слишком большую волю в перемене пола, когда без всякой причины его друзья – мальчики вдруг хотели становиться девочками, а девочки, наоборот, мальчиками.
  Промучившись этим вопросом какое-то время, Рихард наконец-то задал его маме, которая сама когда-то приняла сложное решение по смене пола. Надо сказать, мать восемнадцатилетнего парня обрадовалась столь откровенному вопросу сына. Она уединилась с ним в комнате и почти два с половиной часа объясняла ему, как это прекрасно иметь возможность кардинально изменить свою жизнь. Рассказывала о генетике и достижениях этой науки, позволявших вносить корректировки в гены еще не рожденного человека, при этом оставляя возможность самому ребёнку в будущем   определять свой пол.
  Рихард внимательно слушал рассказ матери и чувствовал, что всё нутро его восстаёт против слов матери. Этот зародившийся червячок недоверия к убеждениям матери вскоре проявил себя в самой непредвиденной обстановке. На одном из семейных торжеств Рихард неожиданно для себя и гостей вдруг заявил, что  менять свой пол, оправдывая свой поступок ошибкой  природы, человека недостойно. Произошедший конфуз надолго запомнился в семье и наложил  отпечаток на отношения молодого человека с матерью, обидевшейся на него и запретившей ему на месяц выходить в интернет.
  Рихард смирился с наказанием, но для себя решил: нельзя  быть откровенным со всеми в семье, кроме, конечно же, бабушки, поддержавшей тогда  его.
  Чуть позже молодой человек случайно узнал о конфликте между бабушкой и матерью, не любившей свекрови и считавшей её причиной всех своих бед.
– Она всегда хотела нам зла, – ворчала тогда мать, стоя на кухне.
– Ты заблуждаешься, – пытался возражать отец. – Просто она имеет свое мнения по некоторым вопросам.
– Нет. И ты об этом знаешь. Она привила нашему сыну идеи, противные нашему обществу и самой природе разумного человека.
– Ну, что ты такое говоришь?
– Да, я точно знаю это. Иначе как можно объяснить такую нелюбовь Рихарда к общепринятым ценностям?
– Но, возможно, сын знает сам, как ему думать. И мы не вправе заставлять его менять свое мнение.
– Нет, ты не прав. Мы не просто можем, мы должны убедить его думать так, как положено в обществе.
  После этого, нечаянно подслушанного, разговора Рихард окончательно укрепился в решении скрывать свои мысли от родителей.  При этом речь не шла  о недоверии. Скорее здесь проявилось его нежелание расстраивать близких и будоражить их своим неординарным отношением к жизни.
  В дверь позвонили, и в прихожей началась суета.
– Сын, к тебе пришли, – послышался голос матери.
  Рихард открыл дверь. Перед ним стоял Сергей.
– И что случилось? – ворчливо спросил он.
– Ничего, – ответил Рихард.
– Твоя мама сказала: ты наказан. За что?
– Так, пустяки. Проходи.
  Сергей вошел в комнату и закрыл за собой дверь.
– Да, – он усмехнулся, – родителям трудно привыкнуть к тому, что их дети вырастают.
  Рихард неопределенно махнул рукой. Сергей по-хозяйски повалился на диван.
– Ничего, – утешил он друга, – переживут.
– Надеюсь.
– Даже не сомневайся, – Сергей заговорщицки наклонился вперед. – Сегодня приглашаю сыграть в одну очень интересную игру.
– Наверно, не получится.
  Рихард подошел к окну и посмотрел на улицу, мысленно обдумывая, как объяснить Сергею, что он не может использовать электронное устройство, вживленное в руку.
– Почему?
– Я наказан, интернет мне запрещён.
  Сергей возмущённо вскочил с дивана.
– Ты чего? Мы уже взрослые люди. У нас произошло второе совершеннолетие. Нам исполнилось тридцать лет. Мы теперь свободны и вольны делать все, что захотим.
– Нет, – возразил Рихард, – есть маленькая проблема.
– Какая?
– По закону родители оставляют за собой право в течение десяти дней после наступления второго совершеннолетия запрещать  своим детям свободные поступки и наказывать их в случае ослушания.
– Не может быть! Я что-то о таком не слышал.
– Психологи считают, что стремительный переход к взрослой жизни чреват огромными психологическими проблемами. Поэтому еще очень давно был принят закон, оставляющий за  родителями право по своему усмотрению ограничивать свободу своих детей. Было решено отвести для этого срок – десять дней.
– Да брось ты, – Сергей ободряюще хлопнул друга по плечу. – Мои родители, например, не слышали о таком законе.
– Его просто не применяют. Но он есть. Поэтому, думаю, мои родители как раз им и воспользуются.
  Лицо гостя помрачнело.
– Плохо дело, – произнес он.  – Так мы ни по женщинам, ни по мужчинам не пройдемся.
  При словах «по мужчинах» лицо Рихарда дернулось. Он постарался скрыть брезгливость.
– Ладно, – Сергей поднялся. – Я сочувствую тебе, друг.
  Он покровительственно приобнял друга за плечи.
– Не кисни. Я еще зайду.
– Хорошо.
  Рихард облегченно вздохнул. Он был рад вновь остаться один.
 – Я тебе позвоню.
  Сергей вышел из комнаты.
– Буду ждать.
  Входная дверь хлопнула, перед сыном появилась мать. Она улыбалась.
– Вечером придет дядя Юра. Он решил поздравить тебя с совершеннолетием.
– Хорошо, – безрадостно ответил Рихард.
– Ну и ладненько, я что-нибудь приготовлю.
  Женщина скрылась на кухне. Рихарду стало не по себе. Сообщение матери не предвещало ничего хорошего.
  Примерно через два часа на пороге появился дядя Юра.
 Это был огромный человек, с большими усами. Он всегда смотрел на людей сверху вниз. Всегда обращался со всеми снисходительно и немного надменно. Рихард не очень любил дядю Юру. Ему с детства не нравилось, как тот смотрит на него, усмехаясь в свои большие усы и прищуриваясь, как будто знает скрытые в голове мальчишки секреты.
– Ну? – громогласно провозгласил дядя Юра, как только переступил порог квартиры. – Где герой дня?
  Он увидел Рихарда.
– Иди сюда, – великан схватил его за плечи и прижал к себе. – Теперь ты настоящий гражданин.
– Не раздави его, – забеспокоилась мать, – ему еще предстоит многое сделать.
  Лицо дяди Юры осветила лукавая улыбка в усы.
– Ничего, он все переживет.
– Идемте к столу.
  Все прошли в гостиную. К удивлению Рихарда, мать действительно приготовила праздничный ужин. Она украсила стол различными блюдами и не только из полуфабрикатов.
– Итак, – отец поднял бокал, наполненный шампанским, – выпьем за Рихарда. Он у нас сегодня стал взрослым человеком.
– Взрослым он стал неделю назад, – поправил дядя Юра, – когда ему исполнилось тридцать.
– Это биологически, – объяснила мать. – А юридически он стал взрослым сегодня, когда подписал все документы.
– Документ, – дядя Юра поднял указательный палец кверху. – Он подписал один документ. Самый важный на все пять лет вперед.
  При этих словах мать Рихарда занервничала.
– Ну, что ты такое говоришь? – сказала она. – Один – не один, там посмотрим.
– Да что там смотреть? – Гость засмеялся. – Какие проблемы?
– Никаких, – быстро ответил отец и выразительно посмотрел на жену.
– Неправда, – возразила та. – У нас есть проблема.
  Дядя Юра нахмурился.
– Какие-то вы сегодня все напряженные, – недовольно произнес он. – Что у вас опять случилось? Вы должны радоваться, а не спорить за столом.
– Не обращай внимания, – постарался разрядить обстановку отец. – Мы просто перенервничали сегодня.
– Из – за чего?
– Ерунда…
– Нет, не ерунда, – мать кинула в сторону мужа холодный взгляд. – У нас проблема, брат.
– Какая?
– Нам надо отменить решение Рихарда.
  Дядя Юра поперхнулся запущенным в рот куском рыбы.
– Что-то я не понял, – произнес он. – В чем дело? Чего отменять? Это же пустая формальность. Подписал бумагу и все.
– Нет. Рихард не просто ее подписал.
– В каком смысле?
– Он отказался от чипа…
  Рука с очередным куском рыбы повисла в воздухе. Дядя Юра непонимающе уставился на сестру.
– Что-то я не пойму, ты – о чем? – наконец спросил он.
– Ты все прекрасно понял. Нам нужно отменить подпись.
– Но это невозможно. Это документ без отмены. Его нельзя просто взять и переписать.
– Но ты же сам сказал – это пустая формальность.
  Еда на вилке вернулась в тарелку.
– Да, – заволновался дядя Юра, – если речь идет просто о подписи, это пустая формальность. Но если речь идет об ее отзыве, то нет. Никто никогда не ставил подпись, отказываясь от чипа и всех электронных привилегий. Кто его надоумил это сделать?
  Гость посмотрел сначала на племянника, потом на его отца.
– Наверняка, твоя мать?!
– Да причем тут она?! – воскликнул тот. – Наш сын – взрослый человек, он принял решение сам. Мы просто должны с ним смириться.
  Дядя Юра хлопнул рукой по столу.
– Здесь ты брат неправ. Это не просто решение. Это крест на всей его жизни.
– Вот, видишь?! – тревожно воскликнула мать. – И Юра такого же мнения. Что  нам теперь делать?
  Дядя Юра нахмурился.
– Начнем с того, что воспользуемся правом десяти дней, – произнес он, сурово посмотрев на Рихарда. – Завтра обратимся за поддержкой в органы психологической помощи.
– Зачем? – спросил Рихард.
– Затем, молодой человек, что голову тебе совсем задурили. И нам надо в течение десяти дней тебе ее выправить.
– Но…
– Молчи, – гневно прервала сына мать. – Ты и так наделал дел.
  Она посмотрела на брата.
– Что нужно делать?
– Во-первых, исправить подпись мы не можем. Он попал в такую ситуацию на пять лет. Во-вторых, существует программа, которая создавалась специально для подобных случаев. Точнее, она создавалась не совсем для подобных ситуаций, но это неважно. Мы тоже под нее подпадаем.
– Что это за программа?
– Психологическая коррекция личности с диагнозом выраженной неагрессивной асоциальности.
– Что это значит?
– Ничего сложного. Мы воспользуемся правом закона Десяти дней и поместим нашего мальчика в психиатрическую клинику. Там его протестируют и произведут коррекцию личности. Не волнуйся сестра, это неопасно.
– А потом?
– Потом он будет другим человеком. Мы поможем ему пережить эти пять лет, а потом он  вернет обратно себе чип.
– А ты уверен, что все получится?
  Мать обеспокоенно посмотрела на сына.
– Более чем, – дядя Юра усмехнулся. – Я не первый день работаю в полиции. И плохого своей семье не посоветую.

День первый.

  Ночь перед поездкой в клинику  Рихард провёл очень беспокойно. Несмотря на требование матери и приём снотворного, молодой человек спал очень плохо. Периодически просыпаясь, он вскакивал с кровати и бесцельно бродил по комнате минут по десять. Потом опять ложился и вскакивал через час. Так продолжалось до семи утра, когда к его двери подошел отец.
– Рихард, – позвал он сына, – ты проснулся?
– Да, папа, – ответил тот сонным голосом.
– Умывайся и иди завтракать.
– Хорошо.
  Молодой мужчина сел на кровати. Его голова гудела от бессонной ночи, а в ногах чувствовалась слабость.
  «Неужели мне предстоит пережить весь этот ужас?» – подумал он.
– Сынок, завтракать, – послышался из кухни заискивающий голос матери.
  Рихард встал.
– Ты слышишь?
– Слышу, слышу.
  Он вышел из комнаты.
– Сегодня мы с тобой и отцом поедем в «Клинику медицинской психологии», – решительно заявила мать, как только сын сел за стол.
– Я уже понял, – смиренно ответил тот.
– Это хорошо, – женщина довольно улыбнулась и провела по голове сына ладонью. – Ты всегда был послушным мальчиком.
  Рихард вздохнул. Ему не нравилось, как с ним обращались. Но это была не ненависть или пренебрежение к родителям. Скорее всего, как он определил сам, это была природная потребность чувствовать, несмотря ни на что, привязанность к родителям, к родине, по которой когда-то люди  путешествовали с раннего возраста, защищали её на войне; к своим возлюбленным, ради которых они совершали подвиги.
  «Да, – подумал он, – мы даже и не заметили, как, уничтожая в себе  эту потребность, изменили суть истории человечества».
– Ешь, – прервала мысли Рихарда мать, – у нас мало времени. Надо успеть добраться в клинику до девяти часов.
  Молодой человек заработал ложкой. Примерно через минуту он передал пустую тарелку своей родительнице. Женщина с нежностью во взгляде забрала ее и поставила стакан с чаем.
– Я не хочу, – попытался отказаться Рихард.
– Надо выпить.
  Мать пододвинула стакан к сыну.
– Дорогая, – вставил свое слово отец, сидевший напротив Рихарда и не вмешивавшийся до этого в разговор, – он же взрослый человек. Мы не можем его заставлять…
  При этих словах женщина вздрогнула. Бросив обиженный взгляд на мужа, она убрала чай со стола. Рихард облегченно вздохнул. Это был редкий случай, когда отцу удалось помочь сыну  в сложной ситуации.
– Иди собирайся, – скомандовала мать.
  Молодой человек нехотя встал из-за стола и пошел в свою комнату. Минут через пятнадцать он был уже одет и стоял в коридоре. Вскоре к нему подошел отец.
– Ты готов? – виновато спросил он.
– Да.
– Хорошо.
  Мужчина немного помялся,  похлопал сына по плечу.
– Не волнуйся. Все будет хорошо, – неуверенно произнес он. – Все образуется.
  Рихард кивнул головой. Немного постаяв с опущенной головой, он внезапно взглянул на родителя.
– Скажи, – спросил Рихард, – почему я не могу жить так, как хочу?
– Не понял? – переспросил отец. – Ты о чем?
– Почему я не могу жить без этих электронных устройств, постоянных регистраций в виртуальной сети, без всего… этого…
  Молодой человек развел руки в стороны.
– Ну…, – отец немного растерялся, – думаю, так лучше для тебя…
– Почему?
  Рихард посмотрел на подошедшую мать и замолчал.
– Что у вас тут? – подозрительно спросила она.
– Все в порядке, – ответил отец. – Мы готовы.
  Они вышли из квартиры, и Рихард услышал легкий щелчок электронного замка. Он был настолько тихим и настолько незаметным, что, казалось, дверь просто прикрывают. Но для него в этот раз всё было иначе. Молодой мужчина услышал не легкий звук. Для него он прозвучал, как гром, предвещавший что-то грозное и неотвратимое. Рихард стиснул зубы. Как бы там ни было, ему нужно было просто пережить десять дней. И он станет окончательно свободным. В конце концов, что такое десять дней? Миг, прожив который, окажешься в новой жизни.
– Едем, – подтолкнула сына  мать.
  Лифт быстро и бесшумно опустился на первый этаж.
  Поездка в клинику была недолгой. Рихард не заметил, как машина быстро доставила их до места. В машине он  сидел у окна и смотрел на проносившиеся мимо здания. Всё вокруг было иным: чужим и незнакомым. Он смотрел и понимал: все изменилось, благодаря его решению. У него возникло ощущение ухода из привычного мира. А стекло машины стало той преградой, которая символически подчеркивала его чуждость в этом мире.
  «Как все-таки быстро изменяется наше восприятие окружающего мира», – мелькнуло в голове молодого мужчины.
  Машина беззвучно остановилась перед входом в клинику.
– Идем, – распорядилась мать.
– Я подожду здесь. Припаркуюсь на стоянке, – быстро произнес отец. И, повернувшись к сыну,  добавил: – Все будет хорошо.
  Рихард вышел на улицу.
  Клиника находилась в довольно высоком здании. Это было восьмиэтажное здание, полностью  покрытое зеркальным стеклом.
– Одно из самых лучших зданий в городе, – уверенно произнесла мать.
  Они направились к входной двери. При их приближении та мягко и беззвучно отошла в сторону. Перед Рихардом открылся просторный и светлый холл. Посредине стоял большой стол, за которым сидела девушка. Увидев гостей, она широко улыбнулась.
– Добро пожаловать в «Клинику медицинской психологии», – официальным тоном произнесла она.
– Спасибо, – улыбаясь, ответила мать.
– По какому вы вопросу?
– У нас была договоренность…
  Женщина протянула руку к небольшому сканеру, прикрепленному к столу. Прозвучал короткий писк, и девушка, посмотрев на монитор, кивнула головой.
– Да, я вижу, – произнесла она. – Доктор Лазарев уже ждет вас.
  Девушка указала на лифт.
– Поднимитесь на девятый этаж. Там вас встретят.
  Мать взяла Рихарда за руку и повела за собой.
  Когда двери лифта закрылись, женщина отпустила сына.
– Может, меня не нужно водить за руку? – обиженно спросил тот.
– Нет, нужно, – раздражённо ответила родительница. – У тебя не работает чип. Только так мы избежим подъема по лестнице пешком.
  Лифт остановился. Двери открылись, и перед прибывшими в клинику гостями открылся еще один холл. На этот раз он был раза в два меньше. Из холла уходило в разные стороны здания несколько коридоров, которые закрывались решетчатыми стеклянными дверями. Возле каждой двери стоял, судя по внешнему виду, медбрат.
  Первой из лифта вышла мать.
– Мы к доктору Лазарю, –  обратилась она к девушке, сидевшей за  столом посредине холла.
– Мы уже в курсе. Прошу сюда.
  Один из медбратьев открыл дверь в  коридор и жестом пригласил войти.
– Сюда, пожалуйста.
  Рихард первым шагнул в коридор. Тут же за ним захлопнулась дверь. Не понимая, что происходит, молодой мужчина повернулся к матери и посмотрел на нее сквозь решетку. Та виновато улыбнулась.
– Что происходит? – спросил Рихард.
– Прости сын, – виновато забормотала женщина. – Я уже переговорила с доктором. Он посоветовал сделать именно так…
– В каком смысле?
  Молодой человек  протянул руку, надеясь открыть дверь, но тут же остановился.  Дверь не имела ни замка, ни ручки для открытия.
– Это сделано специально, – дрожащим голосом проговорила женщина. – Тебя нарочно поместили в условия, где нет никакой возможности открыть двери или включить какой-либо прибор без электронного устройства.
  Рихард вновь поднял глаза и посмотрел на мать. Та, промокнув платочком выступившие на глазах слезы, повернулась к лифту.
– Вам надо пройти по коридору вперед, – обратилась девушка к Рихарду. – Там вас встретят.
  Стекло двери стало матовым и от этого потеряло прозрачность. Молодой человек какое-то время стоял перед дверью, тупо уставившись в возникшее перед ним белое стекло.
– Идите вперед, – послышался сзади голос.
  Рихард обернулся. В конце коридора стоял седовласый мужчина в белом халате. Выглядел он дружелюбно.
– Прошу вас, – произнес он. – Пройдите в мой кабинет.
  Рихард отошел от двери.
– Кто вы? – спросил он.
– Доктор Лазарь, – мужчина в белом халате указал на дверь в кабинет. – Проходите.
  Рихард послушно принял приглашение.
  Кабинет, где он оказался, был довольно уютным. Судя по шторам и мебели, имитирующей дерево, врач хотел создать в нем традиционно домашнюю  обстановку.
  Как и полагается, работал он за большим письменным столом со старинной, ХХ века, лампой. Рядом стояла кушетка. Вдоль стен располагались шкафы с книгами, что воспринималось как нечто неуместное, учитывая использование в современном мире электронных носителей письменных источников.
– Садитесь на стул или кушетку, как вам будет удобно, – вежливо предложил врач.  – Это не имеет значения.
  Молодой человек сел на стул. Психиатр обошел стол и сел в кресло напротив.
– Вы, наверно, удивлены, – начал он беседу.
– Немного. Редко сейчас встретишь столько книг и такую мебель, – ответил Рихард.
  Врач улыбнулся.
– Да, вы правы. Сегодня все оформляется по-другому.
  Он замолчал, внимательно рассматривая пациента.
– Как вы будете меня лечить? – прервал  вопросом возникшую тишину пациент.
– Я не буду вас лечить, – спокойно ответил доктор.
– Это как? – Рихард удивленно посмотрел на него.
– Вы что-нибудь знаете о законе десяти дней? – спросил Лазарев.
– Не так много. Его можно использовать родителям для коррекции личности своего ребенка в период второго совершеннолетия, – ответил молодой человек.
– Не совсем так, но, в принципе, верно, –  врач вольготно откинулся на спинку кресла. – Закон десяти дней был принят много лет назад. Причиной этому послужили отклонения в поведении человека, вследствие  несоответствия его нравственных качеств моральным принципам современного общества.
– Но разве это не нарушение демократии? – спросил Рихард.
  По какой-то причине он не захотел слушать монолог врача.
– Да,  если на суть демократии смотреть через призму абсолютной свободы.
– Разве вседозволенность, которая существует в нашем обществе, не говорит об этом?
  Рихард замолчал. Эти слова вырвались у него неожиданно, как будто вылетели сами по себе. Доктор Лазарь улыбнулся.
– Продолжайте.
  Рихард немного поерзал на стуле.
– Я закончил, – смущенно произнес он.
– Да? Хм…
  Лазарь достал из стоящего портсигара сигарету.
– Вы не хотите попробовать? – предложил он.
– Сигареты вредны для здоровья, – ответил Рихард. – Так говорит мама.
– Вот как?
  Врач закурил. Из его рта вылетел синеватый дым и устремился к потолку. Рихард невольно приподнял голову, следя, как дым поднимается вверх. Внезапно перед его глазами поплыли разноцветные круги.
– Что это!? – испуганно воскликнул молодой мужчина.
  Кругов становилось все больше и больше. Рихард почувствовал, что проваливается куда-то вниз.
– Не беспокойтесь, – послышался  со стороны волевой голос врача. – Вы вдохнули «газ правды». Он позволит вам увидеть все ваши скрытые мысли. Только так можно подкорректировать вашу личность.
– Но я  не хочу! – испуганно вскрикнул Рихард.
  Его голос потонул в разноцветных кругах.
– Не забывайте, ваша воля ограничена, согласно закону десяти дней, – внушал Лазарь. – Просто расслабьтесь.
  Рихард зажмурил глаза. На мгновение  круги ушли.
  «Сумасшествие какое-то», – расстроился он.
  На нос упала капля воды. Молодой человек открыл глаза. Вокруг почти ничего не было видно. Цветные круги пропали, а в нос ударил запах сырости.
– Где я? – испуганно спросил Рихард.
  Голос отразился от каменных стен, проступивших в полутьме, как только глаза молодого человека к ней привыкли.
  Никто не ответил.
– Где я? – повторил он вопрос.
  Вновь прозвучало эхо.
  Рихард огляделся и вытянул руки вперед. Они коснулись мокрой и склизкой стены. Машинально он их отдернул назад.
– Вы находитесь внутри подземелья истины, – прозвучал откуда-то сверху голос доктора Лазаря.
– Где вы? – крикнул Рихард.
– Ваша задача – посмотреть внутрь себя, – не ответив на вопрос,  ровным голосом продолжал внушать врач.
– Где вы?
– По итогам небольшого испытания мы назначим вам лечение.
  Голос смолк.
  Какое-то время Рихард напряженно вслушивался в звуки сумрачной пустоты. Но ничего не происходило.
– Что это за шутки? – немного нервничая, сказал он сам себе.
  Где-то впереди послышались удары капель воды. Молодой человек пошел на звук.
  Постепенно, когда глаза окончательно привыкли к сумраку, он стал замечать небольшие ответвления внутри каменного коридора. Они уходили в разные стороны и пахли сыростью.
  «И что мне делать? – судорожно вздыхал молодой человек. – Куда идти? И что это за место?».
  Примерно через двадцать метров пришлось остановиться. Перед «узником» возникла дверь. Она выглядела массивно и имела старинные железные петли. Как и на первой двери, на ней не было ручки.
  Рихард осторожно прикоснулся к дереву и надавил на него. Дверь не подалась.
– Непонятно.
  Капанье воды усилилось. Откуда-то со стороны, из одного из коридоров, послышалось дыхание. Рихард вздрогнул. Ему стало не по себе. По телу пробежали мурашки.
– Кто здесь? – спросил он.
  Никто не ответил. Звук дыхания прекратился. Через мгновение его заменил звук шагов босых шлепающих ног.
– Кто это? – вновь повторил вопрос Рихард
  Никто не ответил.
  По спине молодого человека пробежал холодок.
  В этот момент кто-то коснулся его левой ноги. От неожиданности Рихард подпрыгнул и отскочил в сторону. Послышался вздох.
  «Да что же это такое?»
  Молодого человека захлестнуло чувство страха. Он сжал вспотевшие ладони в кулак.
  «Так, – подумал он, – нужно успокоиться».
  Осмотревшись по сторонам, Рихард осторожно присел. Почему-то так ему было легче.
  «Это все иллюзия, – внушал он себе, – и, значит, бояться нечего».
  Но от этих мыслей легче не стало.
  Вздох повторился, он стал ближе. Мурашки на теле Рихарда усилились. Он хотел что-то произнести, как вдруг из темноты показались белые пальцы. Они дотянулись до его ноги и слегка коснулись ее.
  Молодой мужчина вскочил и бросился вперед. Ужас объял все его существо. Он заполонил его разум, заставляя двигаться все быстрее и быстрее. Перед глазами шевелились белые пальцы, а в ушах  слышались вздохи. Рихард закричал. Крик отразился от каменных стен и, казалось, усилился, став невыносимо громким.
  В глаза ударил ярко – белый свет. Через несколько секунд прозвучал голос доктора Лазаря.
– Можете открыть глаза.
  Рихард осторожно приоткрыл веки. Он находился в какой-то палате, лежал на кушетке. Рядом располагались непонятные приборы, а в стороне стоял врач.
– Где я? – слабым голосом спросил молодой человек.
– Вы в клинике. Мы провели первый тест, чтобы назначить вам нужное лечение.
– Но…
– Не беспокойтесь, – доктор Лазарь улыбнулся. – Вы показали хорошие результаты.
– В каком смысле?
  Рихард сел на кушетке.
– Вы, оказавшись в темном подземелье, не только не испугались, но и сохранили рассудок.
  Молодой человек удивленно посмотрел на врача. В его памяти вспыхнули образы пережитого: пальцы, вздох, ужас и бегство в никуда.
– Вы что-то хотите сказать? – поинтересовался улыбающийся врач.
– Вы уверены насчет меня? – спросил Рихард.
– В каком смысле?
– Я действительно прошел ваш тест?
– А! В этом смысле, – врач улыбнулся шире. – Конечно, прошли. Вы же вполне нормальный человек. Как может быть иначе? Благодаря тем показателям, какие мы получили, коррекция, думаю, пройдет быстро, и вы вернетесь в общество совсем другим человеком.
  Он замолчал. Рихард ничего не ответил.
– Идите, – сказал Лазарь. – Вам покажут наше отделение.
  Молодой человек встал и в сопровождении медбрата последовал в коридор.
– Вам разрешается практически всё, – начал пояснять тот, как только они вышли из процедурного кабинета. – Вы должны знать: вы не узник и не пациент клиники. Просто, согласно закону, мы можем вас удерживать здесь на протяжении восьми дней. Но считать вас больным не можем.
  Они дошли до большого зала, в котором находилось много людей. Все они были одеты в больничную одежду, и каждый занимался своим делом.
  Рихард прошел вперед.
– Есть телевизор, можно играть в шахматы и любые настольные игры, – пояснил медбрат.
– А компьютер?
– К сожалению, он запрещен. Вы же в больнице. Кроме вас, здорового, здесь есть и больные.
– Ясно.
  Медбрат указал на одну из дверей в коридоре.
– Здесь вы будете жить.
– Хорошо. А лечение?
– Оно начнется завтра. А пока знакомьтесь и отдыхайте.
  Медбрат повернулся и пошел обратно по коридору. Рихард сделал несколько неуверенных шагов вперед. К его радости, никто не обратил на это никакого внимания.
  «Ну, и хорошо, – подумал он. – По крайней мере, так будет легче пережить весь этот кошмар».
  Он немного вспотел от воспоминаний о белых пальцах.
  «Это всего лишь вымысел», – успокаивал себя Рихард.
  Подойдя к одному из стульев, стоявших вдоль стены, молодой человек сел. На него так никто и не обратил внимания.
  Закрыв глаза, Рихард глубоко вздохнул. Раз ему предстояло провести здесь несколько дней, необходимо было подготовиться. Он вспомнил время своего детства, когда родители отправляли его в лагерь за город. Оказавшись в неведомой социальной среде, среди  незнакомых мальчишек и девчонок, он пытался находить своё место в их обществе. В то далекое время приходилось приспосабливаться к дружбе, искусственно созданной в коллективе. Педагоги стремились привить детям лучшие нравственные качества: доброту, честность, чувство товарищества.
  Рихард открыл глаза. Конечно, это не лагерь. Впрочем, какая разница, методика воспитания и исправления одна и та же. Она базируется на понимании целостности всего социального организма, который должен существовать в определенных рамках нравственных ценностей.
  «Эти люди не больны – они заражены безумием», – внезапно подумал Рихард.
  От неожиданности возникновения такой мысли он выпрямился.
  «Откуда она взялась?» – подумал молодой человек.
  Он взглянул на копошащихся вокруг людей. И в какой-то момент происходящее  показалось ему нереальностью, вымыслом, виртуальной действительностью.
  Рихард встал.
– Здорово, братан, – прервал его мысли незнакомый голос.
  Молодой человек обернулся. Рядом стоял мужчина в длинном платье.
– Извини, не хотел тебя пугать и отвлекать, – произнес он. – Разреши представиться: номер Пятый.
– Почему Пятый, – спросил Рихард, понимая, что в любом случае нужно будет отвечать.
– Так мне сказали, – мужчина сел рядом на стул. – У меня проблема с самоидентификацией.
– Это как?
– Я не знаю, кем мне быть: то ли женщиной, то ли мужчиной.
– Разве такое бывает?
– Представляешь? Да!
  Мужчина горько усмехнулся.
– Мне сказали, что при генетическом моделировании была совершена ошибка, или просто сбой, или, может, я исключение. Никто не знает. В результате я не знаю, кто я. Вроде, физиологически – мужчина. А вот ощущаю ли я себя им? Не знаю. Впрочем, и женщиной тоже не ощущаю.
– И тебя поместили сюда для лечения?
– Нет, – Пятый усмехнулся. – Я же не представляю угрозу для общества. Я пришел сам. Понимаешь, надоело пребывать в такой прострации.
  Рихард сел рядом. Ему стало интересно. Да и возможность отвлечься тоже была кстати.
– И что тебе сказали врачи?
– Они предложили пройти курс по коррекции личности.
– Это…, – Рихард запнулся, – когда тебя помещают в темное подземелье?
  Пятый засмеялся.
– Точно. Они его еще называют «подземелье истины». Изобретение Лазаря и ему подобных.
  Рихард  прищурился.
– И что там было? – вкрадчиво спросил он.
– Ничего. Просто сырой подвал. Поначалу я слонялся по нему.
– А потом?
– Потом меня стали посещать разные девушки и парни.
  Пятый закатил глаза кверху и мечтательно причмокнул, как будто вспомнил о чем-то приятном.
– И все?
– Да. А что еще? Я же доброволец, они не могут, согласно закону, применять ко мне спецсредства.
– В каком смысле?
– Да в прямом. Вот ты, как сюда попал?
– Мама воспользовалась правом «десяти дней», – ответил Рихард.
  Новый знакомый молодого мужчины подпрыгнул на стуле.
– Да ну!? – воскликнул удивленно он.
– Да.
– Вот это да! Ну, ты попал, братан.
– Почему?
– Закон десяти дней полностью развязывает руки этим мозгоправам. Теперь, на протяжении семи дней, они будут издеваться над тобой, как только захотят, – Пятый хихикнул. – И что же ты такого сделал, что тебя именно так определили в клинику?
  Рихард ничего не ответил. Ему не понравились слова нового знакомого.
– Кто здесь еще есть? – спросил он, стараясь перевести разговор на другую тему.
– О! Много всяких. Вон видишь …
  Пятый указал на старушку, сидевшую на стуле в конце зала.
– Это баба Валя. Забавная бабуля. Её сюда определили дети. Она вдруг воспротивилась желанию дочери выйти замуж. Представляешь?
– А это кто?
  Рихард указал на худого человека, стоящего возле стола, за которым играли в карты.
– Это Зависун.
– Не понял…
– Он завис в какой-то компьютерной игре и считает себя ее героем. Смешной малый. Все время пребывает в своем мире…
  Рассказ Пятого прервал вошедший в зал медбрат. Он пригласил пациентов на обед. Рихард с удивлением обнаружил, что уже прошло несколько часов после его приезда в клинику.
– Ладно, – сказал новый знакомый. – Потом продолжу знакомить тебя с пациентами.
  Он встал.
– Подожди, – остановил его Рихард. – А почему тебя так зовут?
– Лазарь сказал: пока я не определюсь с тем, какой у меня пол, пусть я буду номером. Пойдем.
  Он пошел в столовую. Рихард последовал за ним. В его голове кружились обрывки разных мыслей. Он подумал, а не является ли ошибочным его первоначальное наблюдение, что в этой клинике пребывают здоровые люди.
  Столовая, где питались пациенты, была очень ухожена и выглядела весьма уютно. Голографическое изображение природы создавало ощущение пребывания в джунглях, которое усиливалось мелодичными звуками: шумом морских волн и пением птиц. Рихарду это понравилось.
– Не толпиться, подходить по одному, – скомандовал медбрат.
   Возле стола, где раздавали порции с едой, выстроилась очередь. Рихард скромно  встал последним. Случайно перед ним оказалась та самая баба Валя, старушка неопределённого возраста, слегка пригнувшаяся к земле, с седыми волосами и длинноватым, на первый взгляд, носом.
– Ну что, внучок, – обратилась она к Рихарду, – ты тоже на перевоспитание?
– Не знаю, наверно, – запинаясь, ответил Рихард.
– Понятно.
   Баба Валя взяла поднос и поставила на него компот.
– Вы, молодые, совсем ненормальные, – проворчала старушка. – Вам бы в поле.
– В каком смысле? – не понял Рихард.
  Старушка повернулась к нему.
– Работать, говорю. Работать вам надо. Пахать. Вот сколько тебе лет?
– Тридцать исполнилось.
– Вот. В твои годы когда-то мужчины уже детей имели, полками командовали …
– Так, – остановил женщину подошедший к ним Пятый. – Баба Валя, не мучь нового человека.
  Пожилая женщина недовольно повернулась к стоящему с подносом молодому человеку.
– А ты чего меня перебиваешь? – возмутилась она. – Сам никак понять не можешь, кто ты: то ли баба, то ли мужик. Тьфу…
  Старушка плюнула на пол и продолжила:
– На себя посмотри. Вон все признаки мужика…, –  Баба Валя ткнула пальцем в сторону пояса Пятого. – Что тут думать?
– Так…
  Молодой человек схватил Рихарда под руку и потащил вперед.
– Совсем старуха из ума выжила, – сердито сказал он. – Пошлости тут распространяет.
  Рихард остановился.
– Ты куда меня тащишь? – спросил он.
– Без очереди пройдем. Нечего с этой бабкой стоять. Раскудахталась.
  Пятый растолкал локтями больных и подошел к раздаче.
– Тебе чего? – спросил один из поваров.
– Как обычно, – ответил молодой человек.
– А новенькому?
– То же самое.
  Рихарду на поднос поставили тарелку супа и макароны. Он машинально положил рядом хлеб и отошел в сторону.
– А компот? – Пятый протянул ему стакан. – Без жидкости, братан, никак нельзя.
  Они прошли к одному из столов.
– Итак, тебя сюда отправила мама? – спросил новый знакомый. – И что ты сделал?
– Я отказался от электронных носителей, – не задумываясь, ответил Рихард.
  Номер Пятый вытаращил глаза.
– Ты что сделал? – переспросил он и тут же махнул рукой. – Можешь не отвечать – это риторический вопрос.
  В этот момент к ним опять подошла баба Валя.
– Вот ты мне скажи, – обратилась она к Рихарду, – чего вам молодым не хватает.
– Баба Валя, – жалобно произнес Пятый. – Не сейчас.
– А ты помолчи.
  Старушка села за стол.
– Меня зовут Рихард, – представился юноша. – Можете обращаться ко мне по имени.
– Как Вагнера? – блеснула знаниями баба Валя.
– Да.
  Женщина изменилась в лице.
– Не пристало благородному Вагнеру иметь дело с такими людьми, как я.
  Она взяла поднос и пошла к другому столику.
– Сумасшедшая, – констатировал Пятый. – Совсем из ума выжила.
  Он повернулся к Рихарду и спросил:
– А кто такой Вагнер?
  Рихард не ответил. Почему-то его поразила реакция старой женщины на его имя. Он знал, что оно необычное и редкое не только для его города, но и для страны в целом. Но это можно отнести и к особенностям ее культурного развития.
– Скажи, – спросил он Пятого, – в том подземелье я кое-что видел…
  Рука с ложкой супа застыла перед ртом Пятого.
– Что ты имеешь в виду? – изменившимся голосом спросил он.
– Я уже не уверен, – ответил Рихард. – Но мне кажется: кто-то преследовал меня и…
   Он немного смутился.
– Меня коснулись какие-то белые пальцы.
  Пятый побледнел. Посмотрев по сторонам и рядом друзей не увидев, наклонился вперед.
– Ты уверен? – сдавленным голосом спросил он.
– Сейчас уже сомневаюсь. Но тогда…, да.
– Так не бывает, – молодой человек заметно занервничал. – Такого не может быть.
– Ты – о чем?
  Рихарду не понравилась реакция нового знакомого.
– Если то, что ты говоришь, правда, то я тебе сочувствую.
– Поясни.
  Пятый вновь посмотрел по сторонам. Его глаза замигали и забегали в разные стороны. Руки стали нервно подергиваться. Это немного насторожило Рихарда. По инерции он отодвинулся назад.
– Если тебя посетила Люси,  это очень плохо, – снизил голос Пятый.
– Кто?
  Рихард еще немного отодвинулся в сторону.
– Люси, – Пятый тяжело задышал. – Никто не встречал ее уже давно. И она не приходит к новичкам.
  Рихард нахмурился.
– Да кто она такая?
– Никто не знает, – зашептал Пятый. – И ты никому не говори. Даже Лазарю.
– Почему? Может, я ошибся.
– Нет. Вот что тебе сказал Лазарь, когда ты проснулся?
– Все у меня в полном порядке…
– Вот. Значит, он ничего не знает. Люси не позволяет ему узнать о себе.
-Да кто она такая, эта Люси?
  Пятый откинулся на спинку стула. Потом встал, взял поднос и холодно произнес:
– Знаешь, думаю, я зря подошел к тебе.
  Ничего больше не объясняя, он повернулся и отошел в сторону. Рихард остался один. Поведение Пятого немного обескуражило его. От этого пропал аппетит, и ему пришлось отнести еду на мойку, так и не притронувшись к ней.
  «Люси, – повторял про себя Рихард. – Что еще за Люси?».
  Он прошел обратно в зал для отдыха. Судя по всему, сегодня никаких процедур для него не было назначено.
  «Ну и хорошо, – размышлял Рихард, стоя в стороне от остальных пациентов. – Может, лучше не общаться с этими людьми».
  Он поднял глаза и замер. В самом дальнем конце зала, около выхода в коридор, ведущего к процедурным кабинетам, стояла молодая женщина. Она имела бледную кожу и была одета в длинное платье. При ее появлении часть пациентов шарахнулась в сторону.
  В игровом зале повисла тишина. Первым ее прервал голос бабы Вали.
– Ну, чего все замолчали? – спросила старушка.
  Некоторые пациенты подняли руки и молча указали на появившуюся женщину. Та сделала несколько шагов вперед.
– Не к добру все это, – прозвучал голос Пятого, внезапно появившегося рядом с Рихардом.
– Кто это? – спросил он.
– Жуткая женщина, любимица Лазаря.
  Женщина сделала еще несколько шагов вперед. Рихард вздрогнул. Несмотря на пугающую бледность, она показалась ему красивой. Тонкие черты лица были правильными. Волосы, спускавшиеся на плечи, были густыми и пышными. Зеленые глаза блестели и, казалось, скрывали нечто тайное и сокровенное.
– Она редко выходит к нам, – произнес Пятый. – Не к добру все это.
  Женщина бросила долгий взгляд на Рихарда, потом повернулась и вышла из зала.
– Фу! –  воскликнул Пятый. – Пронесло.
  Рихард недовольно повернулся к нему.
– Ты зачем опять подошел ко мне? – строго спросил он. 
– Я испугался.
  Пятый стал теребить своё платье.
– Это не ответ.
– Ну, прости меня.
  На руку Рихарда легла рука нового знакомого. Пятый нежно провел по ней пальцами. Рихард с отвращением выдернул руку.
– Ты чего? – удивленно спросил приятель. – Я просто хотел сделать тебе приятно.
– Оставь меня, – отмахнулся Рихард.
  Он отвернулся в сторону и тут же обратил внимание на доктора Лазаря, стоявшего в дверях и наблюдавшего за ним.
  «Да что здесь происходит? – мысленно спросил себя Рихард. – Куда я попал?».
  В голове что-то щелкнуло, и он провалился в пустоту.
  Очнулся Рихард в своей комнате. Над ним склонилась одна из сестер.
– Что произошло? – спросил мужчина.
– Вы упали в обморок, – спокойно ответила она.
– Почему?
– Так бывает, после первого сеанса лечения люди иногда падают в обморок.
  Рихард постарался встать. Его тут же остановила сестра.
– Нельзя, – произнесла она, – пока вставать нельзя. Лежите.
  Рихард послушно лег на кровать. Перед глазами поплыли цветные круги. Он закрыл глаза. Через секунду в нос ударил запах сырости.
– Что это! – воскликнул Рихард и открыл глаза.
  Вокруг него были каменные стены. Он почувствовал на лице легкое дуновение ветра. Через секунду послышались шлепки босых ног об пол сначала справа, потом слева от молодого человека.
– Кто это? – испуганно спросил Рихард.
  Рядом послышался тяжелый вздох. Шлепанье босых ног прекратилось. Рихард почувствовал, как к нему кто-то тянется из темноты. Он закричал и, открыв глаза, понял, что находится в своей палате.
  Вскочив, он сел на кровати.
  По лицу тек холодный пот. Он почувствовал, как на спине волосы наэлектризовались до предела. Рихард с шумом сглотнул слюну и тут же ощутил чье-то присутствие в комнате.
  Подняв голову, он увидел стоящую напротив женщину, ту самую, которая была в комнате отдыха. Она стояла напротив и смотрела на него немигающим взглядом.
– Кто вы? – превозмогая страх, спросил Рихард.
  Женщина ничего не ответила. Приподняв руку, она коснулась его лба, и тот провалился в пустоту. Только на этот раз без каких-либо видений.

День второй.

  Утром, когда Рихард открыл глаза, он чувствовал себя совершенно разбитым. С трудом поднявшись, мужчина умылся и вышел в коридор клиники. Там его встретила медсестра, заставившая вернуться назад.
– Вы должны отдыхать, – твердо сказала она. – Так велел доктор.
– Но я не хочу лежать, – попытался возразить Рихард.
– Ничего не знаю. Доктор сказал…
  Медсестра указала на кровать. Рихард неохотно подчинился. Через десять минут к нему вошел доктор Лазарь. На этот раз он выглядел серьезным и хмурым.
– Что со мной? – спросил Рихард.
– Ничего страшного, – поспешил успокоить врач. – Такое бывает…
  Интуитивно молодой человек почувствовал, что доктор лжёт.
– Вы уверены? – настойчиво спросил он.
  Доктор Лазарь, собравшийся было уходить, остановился в дверях. Не поворачиваясь и не глядя на него, он ответил:
– Да. Вы просто приболели.
  Дверь открылась, и на пороге показался Пятый.
– Тебе чего? – недовольно спросил Лазарь.
– Пришел навестить друга, – растерялся Пятый.
– Пока не беспокоить, – прозвучал голос медсестры из коридора.
  Дверь захлопнулась, и Рихард остался один. Он посмотрел по сторонам. Комната показалась ему серой и убогой.
  «Куда я попал?» – тоскливо подумал молодой человек.
  В памяти вновь возникло подземелье.  Стало не по себе. Перед глазами встал образ бледной женщины, стоящей  напротив.
  «Кто ты?» – мысленно спросил ее Рихард.
  Но ответа не находилось.
  Он вздохнул и закрыл глаза.
– Вам придется пройти повторную процедуру, – услышал он строгий женский голос.
  Рихард открыл глаза и увидел процедурный кабинет.
– Как я сюда попал? – удивился молодой мужчина.
– Вы заснули. Видимо, болезнь ослабляет ваш организм…
– Какая болезнь?
  Рихард попытался встать, но тут же почувствовал, что не может этого сделать. Его руки были связаны, а тело держали ремни.
– Что вы делаете!? – возмущенно воскликнул он.
  Медсестра улыбнулась.
– Не беспокойтесь, – спокойно произнесла она. – Это только для вашей безопасности.
– О какой безопасности вы говорите?
  Рихарда захлестнула волна негодования. Дергая руками, он пытался вырваться.
– Отвяжите его, – послышался голос доктора Лазаря.
  Медсестра растерянно посмотрела на врача, стоящего в дверях.
– Вы меня правильно поняли, – произнес он. – Отвяжите пациента. Думаю, ему нужно объяснить, что происходит.
– Но,– попыталась возразить медсестра, – вы же знаете правила…
– Я уже вам сказал, что нужно сделать.
  Руки и ноги Рихарда были освобождены, и он  сел на кровати. 
– Вам стало легче? – поинтересовался врач, заботливо посмотрев в лицо молодого человека.
– Да, спасибо.
– Хорошо.
  Лазарь взял стул и, поставив его напротив кушетки, сел.
– Простите за наш поступок, – проговорил доктор. – Но он был продиктован врачебной целесообразностью.
  Рихард недоумённо посмотрел на Лазаря.
– Он вряд ли понимает, о чем идёт речь, – послышался сзади незнакомый голос.
  Рихард повернул голову в сторону говорившего. На пороге процедурного кабинета стоял высокий мужчина. Он держал руки в карманах халата и весьма неприятно улыбался. На удивление Рихарда, на носу вошедшего красовались старинные очки.
– Он не понимает, – опять произнес он.
– Надо, значит, объяснить, – предложил доктор Лазарь.
– Придется.
  Вошедший врач подошел к Рихарду и протянул ему руку.
– Меня зовут доктор Ветров, – представился он.
  Рихард ответил на пожатие.
– Объясните, – сказал он, – что со мной, почему меня привязали.
– О! Это очень просто. Доктор Лазарь применяет современные способы коррекции личности, в том числе, использует методику глубокого транса, находясь в котором человек не может себя контролировать. И, следовательно, может навредить себе.
– Эта методика, – добавил Лазарь, – уникальна. И ею пользуются только у нас в клинике.
– Да, – подтвердил Ветров, – уникальная немедикаментозная методика. Таких мало. Но это единственная методика, которая используется при лечении глубоких неагрессивных психических расстройств и при коррекции личности.
– А что со мной? – поинтересовался Рихард, который немного успокоился после объяснений.
– Вы представляете собой уникальный случай, – продолжал Ветров, показывая на своего коллегу, – Надо признаться, мне позвонил доктор Лазарь и рассказал о вас. Поэтому я здесь.
  Рихард закрутил головой из стороны в сторону.
– Ничего не пойму, – признался он. – В чем уникальность моего случая? Я просто принял решение по поводу моих следующих пяти годах жизни, и всё. Мама меня заперла сюда, а теперь вы говорите, что я болен.
– Нет, – доктор Лазарь встал и подошел к стоявшему неподалеку столу. На нем лежало несколько  снимков.
– Поначалу я не обратил внимания, но потом…
  Он поднял снимки, и Рихард увидел на них  снимок своего головного мозга.
– Видите? – Лазарь указал на какую-то точку. – Это отдел мозга, отвечающий за страх. Во время первого сеанса вы испытали его. Но при этом все показатели вашего тела: температура, частота биения сердца – всё было в норме.
– И что в этом плохого?
  Лазарь переглянулся с Ветровым, который сел на освободившийся стул и облокотился на колени.
– Вы знаете, что значит – коррекция личности? – спросил Ветров.
– Насколько я знаю, – неуверенно стал отвечать Рихард, – коррекция личности предполагает изменение отношения человека к самому себе и окружающему миру.
  Ветров поморщился.
– Ну, в принципе, так, – согласился он. – Благодаря современной психиатрии и генетическим разработкам, мы добиваемся того, что человек, не вписывающийся в наше общество, может изменить себя. Вы меня понимаете?
– Да, только я не понимаю, зачем это нужно, если честно.
– Вот, в ответе на этот вопросе и содержится  главный смысл названного понятия. Необходимость коррекции личности продиктована не только социальным бытием, но и эволюционным развитием человека.
– Я помню школьный курс биологии, – произнес Рихард.
– Хорошо. И если вы его помните, то наверняка знаете, что наша биологическая наука, совместно с социальными дисциплинами, сумела сформировать концепцию, а потом доказать её, об особом этапе эволюционного развития человека.
– Я помню, – Рихард недовольно нахмурился: его всегда немного раздражала концепция, о которой шла речь. – Согласно данному постулату, человек достиг такого состояния своего эволюционного развития, при котором социальная необходимость  регулирования жизненного процесса людей вошла в стадию ее умственного осмысления самими людьми. И, как следствие этого, скачок, своего рода новый этап эволюции человечества, этап, при котором биологические и социальные изменения делаются искусственно самими людьми.
   Ветров улыбнулся.
– Не совсем научно, но в целом верно. Да,  человечество, наконец, достигло такого уровня в своем развитии, когда биологические изменения, например, такие, как однополые браки или генетические модификации самого человека, стали восприниматься следующей ступенью эволюции. Отсюда последствия: негативная реакция природы на популяцию людей, а, с другой стороны, ускорение самого развития.
– И зачем вы мне все это говорите?
  Ветров выпрямился и заговорил более решительно:
– Как и в любом развитии, на современном этапе есть исключения. И они не только доставляют неудобство обществу, но и осложняют жизнь самим индивидам, не вписывающимся в него.
– То есть, – Рихард стал понимать, о чем говорит врач, – вы имеете в виду меня?
– Боюсь, что так.
– А как насчет других людей, которым вы делаете коррекцию личности? Они тоже исключение?
– Нет. Они результат ошибок и несовершенства нашей системы генетического моделирования.
– А я?
– А вы тот, кто вне системы.
– Да почему вы так уверены в этом?! – воскликнул Рихард.
– Вы отказались от электронных устройств и испытали страх при первой процедуре лечения, – вставил свое слово Лазарь. – Дело в том, что второе совершеннолетие – это тест на совместимость человека с системой. А первый сеанс коррекции личности – тест на внутреннее содержание возникшей несовместимости.
– И я, по-вашему, не прошел его?
– Вы показали отрицательный результат. И ваш страх – тому доказательство. Обычно первая процедура показывает основу будущего лечения. В ней выявляются основные причины недуга, те или иные отклонения.
– А в моем случае?
– В вашем случае все было бы как обычно. Если бы не страх….
– Да что такого в этом страхе?
  Доктор Ветров встал и отодвинул стул.
– Согласно нашему исследованию, страх – это указание на отторжение возможного изменения личности человека.
– Понятно, –  Рихард решительно  встал с кушетки. – Неясно другое: зачем вы мне все это говорите?
– Это необходимость, которая позволит нам решить проблему, – ответил Лазарь и, взяв Рихарда за руку, сделал ему укол.
  Голова молодого человека закружилась, и он провалился в темноту.
  На этот раз он очнулся уже в кресле. Рядом стояла медсестра. Она улыбалась.
– Где я опять? – спросил Рихард.
– В каком смысле? – удивлённо спросила девушка.
– Я только что был на кушетке, а теперь сижу в кресле. Что происходит?
  Медсестра на мгновение задержала свой взгляд на Рихарде. Потом поднесла руку к его лбу.
– Вы заболели, – объяснила она. – Как сказал доктор, это вызвано стрессом первого сеанса. Но не беспокойтесь, все уже приходит в норму.
  Рихард нахмурился, но посчитал ненужным что-либо говорить.
– Где доктор Лазарь? – спустя некоторое время, спросил он.
– Он скоро подойдет.
– А Ветров?
  Медсестра замерла и недоуменно посмотрела на пациента клиники.
– Простите, – произнесла она. – Доктор Ветров давно у нас не работает.
– Как это? – удивился Рихард.
– Он умер несколько лет назад, – растерянно ответила медсестра. – Разве вы его знали?
– Я читал о нем, – быстро ответил молодой человек.
  В этот момент в процедурный кабинет вошел доктор Лазарь.
– Итак, – весело произнес он, – вижу: у нас все в порядке.
  К вошедшему врачу подошла медсестра и что-то тихо произнесла.
– Вот как, – озабоченно проговорил Лазарь.
  Он подошел к своему пациенту и сел на кресло, стоящее напротив.
– Как вы себя чувствуете? – спросил доктор.
– Почему-то не очень понятно – как, – ответил Рихард.
– Любопытно, – врач наклонился к молодому человеку и внимательно посмотрел ему в глаза.
– Мне сказали, что вы спрашивали про доктора Ветрова.
– Да. Почему-то  он пришел мне на ум,– слукавил Рихард.
  Ему стало не по себе. То внимание, какое к нему проявлял врач, было не очень  приятным. У молодого мужчины начало складываться ощущение неполноценности от такого отношения. Он непроизвольно поерзал на кресле. Перед глазами встала недавняя сцена  разговора с докторами в процедурном  кабинете. Она была настолько яркой, что у Рихарда не было и тени сомнения в её реальности.
– Хорошо, – сменил тему Лазарь, – сейчас это неважно. Вы смогли преодолеть первый стресс после нашего сеанса. Смею вас уверить – это нормально. Вмешательство в психику человека, как вы должны понимать, не может происходить безболезненно. Особенно, если это связано с коррекцией личности.
  Доктор замолчал. Рихард не стал ему ничего отвечать.
– Надеюсь, в дальнейшем столь болезненной реакции больше не будет, – продолжил доктор. – Изучив материалы личной карточки, предоставленной государством в рамках необходимого ознакомления медперсонала с историей формирования биологических объектов нашего общества, я понял, что перед вашим внедрением в семью вы находились в частном хранилище…
  Лазарь запнулся. На лице Рихарда появилось искреннее недоумение.
– Так, – насторожился доктор. – Судя по реакции, вы не знали об этом.
– Нет, – ответил Рихард.
  Врач выпрямился. Потом взяв электронную записную книжку, сделал в ней какую-то пометку.
– Это плохо, – огорчился он.
– О чем вы говорите?
  К ним подошла медсестра и протянула карту анализов.
– Теперь становится понятным, почему у него анализ, на совместимость с широким кругом биологических объектов, отрицательный.
  Лазарь взял карту.
– Спасибо, – поблагодарил он помощницу.
– Вы могли бы мне объяснить, что происходит? – поинтересовался Рихард.
  Его лечащий врач встал и задумчиво подошел к окну. Постояв рядом какое-то время, он повернулся к молодому человеку.
– Вы никогда не интересовались, почему вас назвали Рихардом, – спросил он.
– Нет, – ответил Рихард. – Мне объяснили, что когда-то был композитор с таким именем. А так как бабушка любила все старое, меня и назвали в честь него, чтобы сделать ей приятное.
  Лазарь прищурил один глаз.
– Боюсь, ваши родные вас обманули.
– Это как? Объясните, пожалуйста.
  Рихард ощутил нарастающее беспокойство. Оно возникло где-то внутри и с каждой долей секунды становилось все сильнее и сильнее. В ногах внезапно появилась слабость, а в голове за– пульсировала кровь.
– Вам нечего беспокоиться, – произнес мягким голосом доктор.
  Он предусмотрительно сделал несколько шагов вперед.
– Успокойтесь.
  Рихард, переживавший высшую степень тревоги, с трудом сдерживал себя, чтобы не вскочить с кресла.
– Успокойтесь, – опять произнес врач. – Я вам сейчас все объясню.
  К креслу подошла медсестра. Она поднесла к руке молодого человека шприц и сделала укол. Рихард тут же почувствовал, как тело его расслабилось, а в голове возникло безразличие к происходящему.
– Вы меня слышите? – спросил Лазарь.
– Мне уже все равно, – вяло ответил молодой человек.
  Перед его глазами поплыли круги.
– Через минуту ваше состояние стабилизируется, – произнес врач. – А пока я вам просто объясню, что происходит. К сожалению, надо констатировать, что ваши родители совершили ошибку, если не сказать больше, нарушили закон, не уведомив вас после первого совершеннолетия, откуда и как вы появились в семье.
  Рихард стал приходить в себя. Безразличие отступило, а страх куда-то исчез.
– Что вы со мной делаете? – слабо запротестовал он. – Вы не должны использовать никакие препараты при коррекции личности. Вы сами нарушаете закон.
  Доктор Лазарь хмыкнул.
– Вы правы, – ответил он. – Мы не имеем возможности использовать препараты при коррекции личности. Но в данном случае этот закон или, если хотите, правило здесь неприемлемо. Вы являетесь пациентом, которого можно отнести к категории «исключения».
– Это почему? – Рихард перенес часть тяжести своего тела на другой бок. На этот раз, вместо страха, он стал ощущать нарастающее раздражение.
– Вы побочный продукт человеческого моделирования, – твердо ответил врач. – Вы модель с явными асоциальными проявлениями. Вас хранили в специальном частном хранилище, пока не были изобретены методы коррекции личности, способные ввести таких, как вы, в наше общество.
  Лазарь улыбнулся и продолжил:
– Надо сказать, я никогда не думал, что мне предстоит увидеть хотя бы одну такую особь. Если честно, я даже думал, что вас напрасно не уничтожили, когда возникли дефекты при моделировании.
– Я вас не понимаю, – пробормотал Рихард. – Вы можете мне все объяснить?
  Врач сел в кресло  напротив.
– Вы помните курс эволюции, читаемый в школе? – спросил он.
  В голове Рихарда возникла картина общения с Ветровым.
– Да, – ответил он, повторив те же слова, какие сказал сравнительно недавно мертвому доктору.
  Услышав их, Лазарь кивнул головой.
– Когда-то мне  уже говорили именно такие  слова, – произнес он. – Но это неважно. Дело в следующем: в свое время общество ошибочно считало невозможным создание людей с биполярным отношением между полами. К этому добавлялось сопротивление части людей, выступающих за так называемые традиционные взаимодействия мужчин и женщин. Думаю, вы сами об этом знаете. Но чего вам не говорили в школе и в университете, так это о правомерности утверждения тех традиционалистов …
  Врач замолчал и посмотрел на реакцию своего пациента. А она была заметной. Рихард действительно испытал своего рода мировоззренческий шок от услышанного. Воспитанный в современных учебных заведениях, он, несмотря на свой выбор в пользу отсутствия электронных носителей, считал не только возможным моделирование детей, но и видел норму в свободных половых отношениях.
– Удивлены? – поинтересовался врач.
– Если говорить честно, да, – искренне ответил Рихард.
– К сожалению, или к счастью, эти моменты изучают только медики либо историки, специализирующиеся на определенных темах. Хотя для нашего общества  это уже и неважно.
– Почему?
– Моделирование смогло преодолеть тот барьер, который сформировала природа. Именно способность к генетическим модификациям дала толчок к развитию новой эволюционной теории, о которой сейчас говорят в школе. Человек поднялся на ступень самостоятельного выбора направления своего развития. Благодаря научным достижениям, мы, наконец, стали избавляться от некоторых своих свойств, навязанных нам природой.
– А я здесь причем? – растерялся Рихард.  – Зачем вы мне все это говорите?
– Потому что в процессе развития генетических моделей стали появляться исключения. В них неожиданно стали проявляться базовые признаки того, с чем и были призваны бороться генетики. К удивлению ученых, чем глубже мы вторгались в природу современного человека, тем хитроумней она прятала сущность древнего человека внутри каждого индивида. Именно тогда появилась идея социально-психологической коррекции личности. Только так мы могли исправлять возникающие отклонения. Но однажды произошло непредвиденное. Был выведен новый тип человека, генетически правильный, без изъянов. Случилось именно то, к чему стремились долгие годы исследователи. Вы не представляете, какой тогда был праздник. Газеты и телевидение гудели от новостей. Все говорили о новом прорыве. Человечество наконец-то достигло неимоверных высот. Но, увы, в жизненной практике всё оказалось не так радужно. Особи первой и второй волны умерли в период первых ста дней жизненного цикла. Детям второй волны вкололи сыворотку, но она привела к существенным мутационным изменениям. Младенцев пришлось усыпить. Казалось, все провалилось, пока один из исследователей не предложил заморозить оставшихся  до лучших времен. Им всем дали имена героев исторического прошлого. Не знаю, зачем это сделали, но так решили. Оставшихся младенцев  заморозили. Спустя несколько лет, был изобретен метод привития человеческим особям иммунитета к возникшей ранее болезни. Метод базировался на внесении в мозг специальной сыворотки. Таким образом, часть младенцев получила шанс к жизни. Первый выводок из десяти детей был расконсервирован. Их отдали на воспитание, но к двадцати годам стало ясно: сыворотка активировала скрытые черты древнего человека, о которых я вам говорил. Она вывела наружу то, что спрятала природа. Выросшие особи стали асоциальными элементами в нашем обществе. Было принято решение уничтожить их, исходя из необходимости защиты уже существующего общества.
  Лазарь испытующе посмотрел на Рихарда.
– Но двух молодых людей удалось спасти. У первого – сменили пол, а на другом объекте отрабатывали  новые методики коррекции личности. И вы не поверите: это помогло. Идея об уничтожении замороженных детей была отложена. Вместо этого были выделены средства на развитие медицинской психологии и психиатрии. Был принят закон десяти дней. Четко установлен график перехода человека от состояния детства, к состоянию взрослой жизни. Это наши с вами две возможности прохождения совершеннолетия. Сделано это было, исходя из социальной потребности, с одной стороны (как вы знаете, период детства теперь не тот, что был лет двести назад), и для осуществления профилактики возможных неточностей моделирования личности, с другой. Благодаря этим шагам, все встало на свои места. Человек опять поборол природу.
– Но я здесь причем? – начиная сердиться, спросил Рихард. – Исходя из того, что вы сказали, я один из замороженных детей?
– Да. Судя по всему, один из последней партии.
– Подождите.
   Рихард помотал головой. Услышанный рассказ показался ему фантастическим.
– Почему вы в этом так уверены?
– Исходя из вашего имени: Рихард не столь распространенное имя в нашем обществе.  Кроме того, первая буква не случайна. Это код партии особей, генетически смоделированных лабораторией в Сколково. Если мы обратимся к истории вопроса, то все представители того выводка имели в именах первую букву именно «Р». 
– Хорошо, хоть и не совсем убедительно.
– Ваши анализы после первого теста показали хорошие результаты, слишком хорошие для обычного человека. И лишь  ваше происхождение вносит ясность в ситуацию.
– И это все? – Рихард поморщился и с сомнением посмотрел на врача. – Вы же понимаете, что приведённые факты не могут быть основанием считать меня одним из тех детей?
  Доктор Лазарь встал и подошел к стоящему неподалеку столу. Он взял снимок головы Рихарда.
– Да, выглядит это весьма неправдоподобно, – произнес врач. – Но вы упомянули Ветрова. А о нем никто ничего не знает в этой клинике, кроме меня и моей ассистентки.
  Лазарь кивнул в сторону медсестры.
– И что из этого?
– Ветров долгое время занимался разработкой новых методик по коррекции личности. Он мой научный руководитель. В свое время я стал свидетелем его работы с одним пациентом. Тогда я не понимал, что этот пациент – один из представителей вашей серии. Почему-то та девушка считала меня лечащим врачом, а не Ветрова. Тогда все выглядело увлекательно и интересно.   
  Врач вернулся к Рихарду и показал ему снимок головы.
– У того пациента были небольшие изменения в мозге, едва заметные, почти как погрешность показаний медицинского аппарата. Но это было не так. Ветров сумел определить и выявить их. Те изменения проявлялись так же, как у вас.
  Он указал на теменную область.
– Видите? Почти незаметные, как маленькая погрешность во время съемки. Но именно она дала вам способность связываться с объектами, подобными вам.
  Глаза врача сузились в две тоненькие черточки.
– Именно так вы узнали о Ветрове? Не так ли? – спросил он.
– Я не понимаю, о чем вы говорите, – попытался возразить Рихард.
– Да ладно вам, – Лазарь усмехнулся. – Есть маленький момент, о котором я не упомянул. Среди врачей моей профессии существует мнение, что все представители побочной линии моделирования имеют некую ментальную связь между собой. Именно благодаря ей, вы часто узнаете о вещах, с которыми никогда не сталкивались в жизни. В нашем случае – это упоминание о докторе Ветрове. Каким-то образом вы получили информацию о нем. Только вот как?
  Рихарду стало не по себе. В какой-то момент он стал считать своего лечащего врача гораздо более больным, нежели он сам.
– Может, вы все-таки ошибаетесь? – попытался молодой человек переубедить Лазаря.
  Тот улыбнулся.
– Можете пока не отвечать на вопрос. Скорее всего, вы и не знаете, как ответить. Но у нас есть время. Используя свое право, я применю медикаментозное лечение, и мы не только подкорректируем вашу личность, но и решим некоторые задачи, поставленные современной психиатрией.
  К Рихарду подошла медсестра со шприцем.
– Мы вернем вас в подвал из первого сеанса. Это даст возможность получить более точные анализы, – произнесла она. – Вам не будет больно.
– Я не хочу этого.
  Рихард попытался вскочить, но у него ничего не вышло. Руки и ноги не слушались. Вскоре он провалился в темноту…
– Вы на месте? – монотонно спросил Лазарь.
  Рихард попытался встать на ноги. У него получилось это сделать с четвертого раза.
– Вы на месте? – повторил врач вопрос.
– Да, – ответил молодой человек.
  Он осмотрелся. Все тот же страшный подвал. Сырость, и ощущение надвигающегося ужаса.  Легкое дуновение ветра коснулось лица.
– Что вы видите? – опять прозвучал откуда-то вопрос.
– Ничего, – ответил Рихард.
  Паника вновь начала захватывать его. Где-то в стороне послышалось шлепанье босых ног.
– Кто здесь? – громко крикнул Рихард.
  Шлепанье ног прекратилось.
– Я пока оставлю вас. Ненадолго. Потом мы вновь поговорим, – откуда-то сверху прозвучал голос Лазаря.
  Но Рихарду было все равно. Он вытянул руку и уперся ею в мокрую и скользкую стену.
  «Нужно собраться, – мелькнуло в голове. – Это лишь иллюзия…»
  Что-то холодное коснулось ноги. И в этот момент, раздвигая темноту, перед  лицом молодого человека стал проступать расплывчатый, еле уловимый взглядом образ человека. С каждой секундой он становился все четче и четче.
  Рихард инстинктивно вжался в стену. Всем своим существом он ощущал угрозу от того, что проявлялось перед ним.
  Призрак приобрел четкие очертания человека.
– Что тебе нужно? – с дрожью в голосе спросил молодой человек.
  Ответа не последовало.
  В этот момент кто-то схватил Рихарда за ногу и резко потянул вниз. Потеряв равновесие, он упал, больно ударившись головой о каменный пол.
  Призрак рванулся вперед и остановился буквально в двух метрах от стены. Рот Рихарда зажала ладонь, появившаяся из темноты. Цепенящий ужас прокатился по всему телу упавшего человека. Не смея пошевелиться, он наблюдал, как призрак резко начал дергаться из стороны в сторону. Холодная рука, сжавшая рот, надавила сильнее. Призрак медленно стал удаляться в сторону, теряя четкость.
  Как только мутный образ растворился в темноте, Рихард почувствовал, как его рот был освобожден. Через секунду он увидел рядом с собой белое, как лист бумаги, женское лицо. Оно выплыло из темноты, находясь практически рядом с полом. Маленькое, белое лицо девочки лет тринадцати.
– Кто ты? – выдавил из себя Рихард.
  Рядом с губами девочки возник палец, указывающий на необходимость молчать.
  Молодой человек замотал головой.
  «Что это такое? – рвался наружу его панический крик. – Куда я попал? Что это за место?».
  К нему потянулась рука и слегка коснулась плеча. Рихард, замерев от ужаса, сглотнул. Рука еще раз дотронулась и потом опять исчезла в темноте. Белое лицо приблизилось. На этот раз оно не казалось таким молодым. Мужчина различил на нем морщинки вокруг глаз. А более четкие черты, проявившиеся при приближении, дали возможность увеличить возраст лет на десять.
  Рот на лице приоткрылся.
– К-т-о  ты? – услышал он протяжный шепот. – К-т-о  ты?
– Я? – переспросил тоже шепотом Рихард.
  На его затылке зашевелились волосы, а на спине выступил пот.
– Да, – подтвердило лицо. – К-т-о  ты?
– Рихард.
– Р-и-х-а-р-д?
  Лицо женщины сместилось в сторону, и Рихард заметил тонкое тело, находившееся за ним.
– Ч-т-о  ты? – прозвучал вопрос.
– Я не понимаю, – молодой человек облизал пересохшие губы. – Кто вы?
  Лицо отодвинулось назад, и из темноты показалась белая, тонкая нога. Вслед за ней появилась изогнутая рука, и перед Рихардом возникла худая, одетая в полупрозрачную, светлую ткань девушка. Она медленно приблизилась и внимательно посмотрела на молодого человека.
– Р-и-х-а-р-д? – спросила девушка.
– Да.
– Ч-т-то  ты, Р-и-х-а-р-д?
– Я не понимаю…
  Девушка резко отстранилась назад. Сверху послышался щелчок, и из темноты прозвучал голос доктора Лазаря.
– Мы наблюдаем кое-какие изменения, – сказал он. – Вы меня слышите, Рихард?
– Да, – громко ответил молодой человек.
  Девушка пригнулась к полу, опершись на обе свои тонкие руки.
– Вы находитесь в подвале, где скрыты все ваши страхи, – пояснил врач. – Но не только они. Там есть и те ресурсы, которые позволят вам адаптироваться  в существующем обществе. Вы меня понимаете?
– Наверно, да.
– Хорошо. Осмотритесь – это будет полезно для вас.
  Голос пропал. Рихард провел рукой по вспотевшему лбу. К нему вновь приблизилась девушка.
– Р-и-х-а-р-д, – медленно произнесла она.
– Да, – подтвердил молодой человек.
  Девушка вытянула руку и, помедлив, коснулась пальцем его губ. Рихард почувствовал сильный холод.
– К-кто ты? – запинаясь, спросил он.
– Л-ю-с-с-и, – ответила девушка.
– О-очень приятно, Люси. 
  Девушка, пригнувшись к полу и быстро перебирая руками, сдвинулась в сторону.
– О-д-и-н, – опять шепотом произнесла она.
  Рихард хотел что-то сказать, но его стало тянуть вверх. Девушка исчезла, темнота отступила. Молодой человек оказался в комнате. Она была большой и светлой, с высокими потолками и огромным окном с видом на море. В комнате находился диван, шкаф с древними книгами и письменный стол, за которым сидел человек. Он склонился над разложенными листами бумаги. Как только все очертания комнаты прояснились, человек поднял голову, и Рихард увидел седовласого старика с короткой бородкой. Он улыбнулся молодому человеку.
– Здравствуйте, – доброжелательно произнес старик.
– Здравствуйте, – ответил Рихард.
– Вы прибыли на коррекцию личности?
– Да.
– Хорошо.
  Старик встал из-за стола, и Рихард обратил внимание на его ноги. Они были короткими, поэтому тело выглядело нелепо.
– Меня зовут Серж, – произнес старик.
– Рихард, – представился молодой человек.
– Ну, очень приятно, – Серж улыбнулся.
– Мне сказали, что я буду в подвале, – проговорил Рихард.
– Да. Это подвал, –  Серж улыбнулся. – Только вы каким-то образом модифицировали его. Надо сказать, я впечатлен.
  Старик с восхищением посмотрел по сторонам.
– Кто вы? – поинтересовался Рихард.
– Интегрированный в программу коррекции личности разум. Своего рода житель мира интегрирования.
– Вы помогаете исправлению?
– Точно.
  Серж улыбнулся. Потом поправил галстук, висевший на шее.
– Итак, вы смогли модифицировать подвал. Обычно  это происходит на четвертый день  получения процедур. Вы на каком дне лечения?
– На втором.
  Старик был поражён услышанным заявлением.
– Не может быть! – воскликнул он, не скрывая удивления. – Никогда не видел такого. Хотя мой предшественник рассказывал об этом.
– Предшественник?
– Это неважно.
   Серж обвел рукой комнату. Только сейчас Рихард обратил внимание на двери, находившиеся в её стенах. Их было восемь.
– Двери? – удивился он. – Я не видел дверей.
– О! – старик причмокнул губами. – Вы быстро учитесь. Они возникли ровно тогда, когда наш медицинский компьютер увидел новую ступень Вашего развития.
  Серж с восхищением посмотрел на Рихарда.
– Вы удивительный человек, Рихард.
– Вы заблуждаетесь.
  Рихард подошел к одной из дверей и подергал за ручку.
– А вас не удивляет, что вы дергаете ручку двери, которая выглядит по-старинному? – спросил Серж.
– Нет.
  Рихард повернулся к старику. Только сейчас он стал осознавать, что находится в мире, смоделированном искусственным медицинским разумом на основе лечебной программы и той информации, которая считывается в его мозге.
  «Значит, – подумал молодой человек. – Все строится на коррекции моих мыслительных процессов».
  Он усмехнулся. Страх прошел. Лишь один вопрос продолжал его беспокоить.
– А кто это был в темном подвале? – спросил он Сержа.
– В каком смысле?
– Я видел призрака.
– Мужчину или женщину?
– Я не понял.
  На лице старика отразилось разочарование, смешанное с удивлением.
– Странно. Как тогда вас перевели на новый уровень?
– Почему странно?
– Первый призрачный образ показывает ваши склонности по половому признаку. Если бы вы увидели мужчину, то, значит, вам ближе женский образ существования. Если женщину, то вы склоняетесь к мужскому облику. А если и то, и другое, то, значит, вы развитая, прогрессивная личность, способная к разностороннему развитию. Но вы не видели пола призрака. Это точно было так?
– Да.
– Вы его испугались?
– Да.
– Опять странность, – Серж задумался. – Вопрос о страхе типичный. Все отвечают на него отрицательно. Вы же ответили положительно. Когда мы окончим терапевтический сеанс и я выйду из мира корректировки, надо будет проконсультироваться.
  Серж пошёл к столу. Рихард последовал за ним. Но, сколько бы он ни делал шагов, стол не приближался, в то время как Серж уже был рядом с ним.
– Что происходит? – удивился Рихард. – Я не могу идти за вами.
  Старик посмотрел на молодого человека.
– Компьютер видит в вас опасность, – произнес он.
– Какую опасность?
– Не знаю. Видимо, вы для меня опасны.
  Серж сел за стол и взял лист бумаги.
–  Я отмечу в отчете ваше состояние. Укажу на то, как вы прибыли ко мне. Расскажу о призраке и обо всем остальном.
– О чем остальном?
  Старик оторвал глаза от бумаги и внимательно посмотрел на молодого человека.
– Вы задаете странные вопросы, – произнес он. – Их надо проанализировать. А теперь вам пора возвращаться.
  Серж поднял руку с продолговатым предметом.
– Подождите, – остановил его Рихард. – У меня есть один вопрос.
  Старик опустил руку.
– Какой?
– Помимо вас, никто не интегрирован в этот мир?
– Нет. Компьютер и ваша психика не смогут выдержать еще кого-то.
  Перед глазами Рихарда поплыли круги, и он потерял сознание.
– С возвращением.
  Перед глазами возникло, улыбающееся лицо медсестры.
– Спасибо.
  Рихард сел на кушетку. В процедурный кабинет вошел доктор Лазарь.
– Как путешествие? – участливо спросил он.
– Не знаю. Вам виднее.
  Врач улыбнулся. Подошел к своему пациенту и внимательно посмотрел в глаза.
– Нам принесли отчет о вашем пребывании в программе, и он нас радует. Есть отклонения. Но они связаны с вашей исключительностью и тем, что мы все-таки применили кое-какие препараты.
– А Серж? Он не знает об этом?
– Серж? – доктор Лазарь приподнял брови. – Ну и имена же вы выбираете.
– Я?
– Да. Видимо, это то имя, которое компьютер смоделировал, используя ваши образы в мозгу.
– Вы не ответили на мой вопрос.
  Доктор Лазарь сел на стул.
– Есть вещи, молодой человек, которые касаются только вас, меня и моей ассистентки. То, о чем я вам сказал, не должно вызывать страха. А именно он является причиной нечеткости очертаний призрака, которого вы видели.
– То есть, Серж ничего не знает.
– Нет. Он лишь рядовой врач, ничего более.
– Какие препараты вы мне вкололи?
– Лишь те, которые позволят вам дать мне ответ на мой вопрос и позволят вам измениться.
  Лазарь встал и подошел к двери. Остановившись, он повернулся и спросил:
– Вы больше никого не видели там, у себя внутри, в вашем мире.
– Нет, – ответил Рихард.
– Ясно.
  Лазарь вышел из кабинета. Медсестра опять улыбнулась.
– Отдохните пять минут и идите в столовую. Там вас заждались друзья.
  Она последовала за доктором.
  Рихард, посидев немного, вышел в коридор и отправился в столовую. К нему сразу же бросился Пятый.
– О! Дружище. Как твои дела?
– Все хорошо. А как ты сам?
– Я начинаю определяться.
  Пятый взял Рихарда под руку.
– Оказывается, я склонен быть женщиной. Представляешь?
  Рихард высвободил руку.
– Нет, – сердито произнес он, но Пятый пропустил это высказывание мимо ушей.
– Я уже взял для тебя порцию, – сказал он. – Пойдем.
  Они подошли к столу, на котором стоял ужин. За ним уже сидела баба Валя и Зависун.
– Все та же компания, – приветливо  произнес Рихард.
– Конечно, – Пятый наклонился к нему и подмигнул одним глазом. – Ведь все же остальные сумасшедшие.
– Молодой человек, – обрадовалась баба Валя. – Наконец-то вы пришли. А то мы все спорим, спорим…
– Так, баба Валя, – Пятый нахмурился. – Ты совсем помешалась тут…
– Не стоит так говорить, – вступился за бабу Валю Зависун. – Она милая женщина.
– Кто женщина? – Пятый выпятил нижнюю губу вперед. – Она бабушка.
– Что?
  Баба Валя вскочила со стула, как будто ей было двадцать лет.
– Он не хотел вас обидеть, – вступился за Пятого Рихард. – Он просто не думал, когда говорил.
– Он? – баба Валя надула щеки. – Он не он, он оно…
  Пятый было хотел ответить, да его тут же остановил Рихард.
– Не стоит, – тихо произнес он. – Садись, еда остыла.
  Они сели за стол.
– Ну, как там, внутри? – спросил Зависун.
– Опять началось, – Пятый нахмурился. – Ты опять про свои игры.
  Он повернулся к Рихарду.
– Зависун никогда не выйдет отсюда.
– Почему? – поинтересовался Рихард.
– Он постоянно все просчитывает. Мозг выдает картинки из игр, а компьютер моделирует их в лабиринты, по которым он бегает и играет.
– Неправда, – Зависун поднял палец вверх. – Я просто высчитываю ошибки медицинской программы.
– Ты бы себя высчитал, – вставила баба Валя и добавила, обращаясь к Рихарду: – И вообще, молодой человек, вы скоро выйдете отсюда. Не обращайте на нас внимание.
  Рихард ничего не ответил. Он вспомнил Люси.
– Почему я вижу Люси? – спросил он через несколько секунд.
  За столом повисла тишина.
– Я же тебе говорил, – Пятый многозначительно посмотрел на Рихарда.
– Вы видели Люси? – спросила посерьезневшая баба Валя.  – Это плохой знак.
– Почему?
– Люси – страшное существо. Оно убивает всех, кто ее видит хотя бы два раза.
   Баба Валя закрутила головой из стороны в сторону.
– Но я ее уже два раза видел, – признался Рихард.
  В разговоре вновь возникла пауза.
– Все это странно, – вставил свое слово Зависун.
– Почему?
– Не знаю.
  Он наклонился над тарелкой и, больше не произнося ни слова,  принялся за свой ужин.
– Давайте закроем тему, – предложил Пятый.
  Все закивали головами. Рихард, несмотря на желание вновь поговорить о странной девушке, решил больше не беспокоить никого расспросами о ней.
   
День третий.

  Рихард проснулся около двух часов ночи и открыл глаза. По стене напротив бегала тень качающегося от ветра дерева. В коридоре что-то щёлкало. В стекло ударяли капли дождя.
– Кто же все-таки ты? – произнес молодой человек.
  Он вздохнул. Несмотря на пережитые страхи, ночь не пугала его. Не было страха и перед той женщиной, которая появилась в первый день в столовой.
  Рихард сел на кровати.
  Несмотря на спутанность мыслей в голове, вызванную цепью непонятных событий, он всё – таки чётко видел  связь между той незнакомкой и Люси.
  Рихард встал. Согласно правилам, он мог свободно передвигаться по своему отделению. И что ему мешало посетить ту женщину?
  Молодой человек осторожно дернул за ручку и открыл дверь. В коридоре никого не было. Лампы горели тускло, слабо разбивая своим светом мрак.
  «Ну, что, идем?».
  Рихард неуверенно шагнул в темноту. Дверь за ним автоматически закрылась. Примерно минут через семь он был в крыле, где, судя по информации, полученной вечером в столовой,  предположительно располагалась палата той женщины.
  Рихард начал заглядывать в смотровые окна  палат. Из-за темноты разглядеть что-либо внутри комнаты было очень трудно. Дойдя до предпоследней палаты, он остановился.
– Так я никого не найду, – с досадой в голосе прошептал мужчина.
  В этот момент по одной из дверей что-то стукнуло. Рихард прислушался. Стук повторился. Он пошел на него. Стук стал регулярным и прекратился, когда Рихард оказался рядом. Неуверенно он заглянул в смотровое окошко и тут же отшатнулся назад. На него смотрело бледное лицо женщины. В окне показалась белая ладонь, прислонившаяся к стеклу.
– Здравствуйте, – тихо произнес молодой человек.
  Женщина ничего не ответила. Она долго смотрела прямо перед собой, потом, тяжело вздохнув, сделала шаг назад, вглубь своей палаты.
– Подождите, – Рихард приблизился к окошку, стараясь разглядеть силуэт незнакомки.
  Женщина ничего не ответила.
– Вы меня слышите? – громко спросил мужчина.
– Фигура двинулась вперед и вновь в окошке появилось лицо. На этот раз оно не выглядело столь отрешенным. Женщина внимательно смотрела на Рихарда.
– Если вы меня слышите, – начал говорить он, – но не можете ответить, моргните один раз глазами. Вы слышите меня?
  Женщина, постояв какое-то время, моргнула глазами.
– Хорошо, – обрадовался Рихард. – Меня зовут Рихард. Я хотел бы поговорить с вами. Вы понимаете меня?
  Женщина опять моргнула.
– Скажите: это вы приходили ко мне в комнату прошлой ночью? Если нет, моргните два раза.
  Но ответа не последовало. Незнакомка смотрела на него немигающим взглядом. Обрадованный, было, Рихард снова расстроился.
– Я всегда ждала вас, – послышался из-за двери глухой  голос.
  От неожиданности молодой человек вздрогнул.
– Вы можете говорить? – спросил он.
– Да, с трудом.
– Почему?
– Лечение, оно не столь безобидно, как может показаться с первой минуты.
– Что вы имеете в виду?
– Любая коррекция личности – это воздействие на психику человека. И реакция в первую очередь проявляется на функциях тела.
– То есть теряется возможность говорить?
– Это одна сторона. Не столь значительная. Гораздо хуже, когда против воли человек становится не тем, кем он был ранее.
  Женщина замолчала.
– Кто вы? – спросил Рихард. – И почему вы ждали меня?
– Я верила, что есть еще кто-то, кто был рожден так же, как я.
– Что вы имеете в виду? Вы тоже из замороженных детей?
– Все гораздо сложнее.
  К окну поднялась рука, на ладони которой был нарисован круг.
– Запомните это. – произнесла женщина. – Он поможет вам.
– Что это?
– Придет время, и вы узнаете.
  Рука опустилась.
– Как вас зовут? – спросил Рихард.
– Называйте меня, как хотите.
– Но…
– Идите. Здесь опасно. И спасибо, что пришли.
  Незнакомка отошла вглубь комнаты. Постояв около окна еще немного, Рихард пошел к себе в палату. Странная встреча совсем выбила его из колеи. Словоохотливость врача, странные недомолвки незнакомки – все вносило путаницу и сумбурность в восприятие происходящих событий. Рихард не просто запутался, он растерялся, не зная, что  думать и что делать в возникшей ситуации.
  Утром его разбудила медсестра. Выглядела она озабоченной.
– Что случилось? – поинтересовался Рихард.
– Сегодня один из пациентов чуть не покончил с собой, – ответила та.
  Рихард обеспокоенно посмотрел на девушку.
– Кто это? – спросил он.
– Вы его не знаете. Этот человек не ходил в столовую и игровую комнату. Он все время находился у себя в палате.
– Да кто он?
– Мужчина, неудачно пересадивший себе третью руку. Поэтому у него возник стресс, и  он уже второй раз пытается себя убить.
  Рихарду стало легче.
– А разве от попытки суицида его не излечили? – спросил он.
– Да. Но это исключительный случай, – медсестра протянула таблетки. – Выпейте. Сходите на завтрак и в процедурный кабинет.
– Хорошо.
  Рихард выпил предложенные таблетки.
  Когда он пришел в столовую, его уже ждала старая компания.
– Ну как? – поинтересовался Пятый. – Что ты об этом думаешь?
– О чем? – изобразив недоумение, спросил в свою очередь Рихард.
– Да ты знаешь. О самоубийце…
  Пятый заговорщически посмотрел по сторонам. Потом подмигнул бабе Вале. Рихард ничего не ответил. Он равнодушно посмотрел в тарелку, потом ткнул в котлету вилкой.
– Он всегда был странным человеком, – поставил «диагноз»  Зависун.
– Да ладно тебе, – отозвалась баба Валя. – Вы ноклимены все такие.
– Кто? – Пятый уставился на старушку.
– Неважно. Тебе все равно не понять. Поэтому вы ноклимены.
  Рихарду расхотелось есть. Он отодвинул тарелку в сторону и забарабанил пальцами по столу.
– Ну, – вновь обратился к нему Пятый, – что скажешь?
– Я скажу, – ответил раздраженно Рихард, – умер человек. И не стоит об этом говорить.
  Он встал из-за стола и прошел к окну, ведущему во двор клиники.
– Что это с ним? – удивленно спросила баба Валя.
– Это все Люси, – со знанием дела ответил Пятый. – Думаю, после очередного сеанса мы его больше не увидим.
  Рихард остановился у окна и посмотрел на сетку, закрывающую его снаружи.
  «Что все-таки здесь происходит? – спрашивал он себя. – Я нахожусь здесь уже третий день. Ни мама, ни папа не приходят меня навестить. Странные видения…».
  Он посмотрел в ту сторону коридора, где находилась  палата загадочной незнакомки. И, он готов был поклясться, на мгновение увидел тень Люси. Рихард резко обернулся к своим новым «друзьям».
– Надо с этим заканчивать, – пробормотал мужчина и направился быстрым шагом к ним.
– О! Ты вернулся, – сочувственно произнес Пятый, многозначительно посмотрев на присутствующих.
– Значит, так, – обратился к ним Рихард, не обращая внимания на произнесенные слова. – Мне нужно знать, что вы скрываете?
– В каком смысле? – переспросила баба Валя.
– Я про Люси.
  Над столом повисла тишина.
– Я еще раз спрашиваю, – проговорил раздраженно Рихард, – что вы знаете о Люси?
  Он опёрся руками об стол. Зависун испуганно откинулся на спинку стула, прижав ладони к груди.
– Ладно.
  Молодой человек повернулся в сторону других жителей клиники.
– Итак, – громко произнес он, привлекая к себе внимание, – кто из здесь присутствующих может мне рассказать о Люси?
  Мгновенно в столовой воцарилась тишина. Многие больные опустили глаза в пол. А некоторые, попятившись, сели на свои стулья.
– Я еще раз спрашиваю. Кто что-нибудь знает о Люси?
– Он навлечет на нас смерть! – внезапно закричала одна из девушек, сидевшая через два стола от  Рихарда.
  Она закрыла лицо руками. Это послужило детонатором. В столовой поднялся шум. Больные стали нервно кричать, топать ногами. На пол полетела посуда и несъеденная пища.
  Из коридора в столовую вбежал персонал. Работники бросились успокаивать пациентов. Медбратья старались выкрутить руки наиболее буйным. Сестры отводили в сторону рыдающих женщин.
  Будучи не в силах и далее наблюдать  за этим бедламом, Рихард  обхватил голову руками и бросился в свою палату. Около  двери его остановила сестра.
– Вас хочет видеть доктор, – спокойно сказала она.
– Зачем? – уныло  спросил Рихард.
– Нужно начинать процедуры, – спокойно ответила девушка и указала рукой в сторону процедурного кабинета.
  Молодой человек смиренно последовал за ней.
  «Лучше в выдуманном мире, – думал Рихард, вспоминая свои сеансы, – чем здесь».
  Он вошел в кабинет. Там уже находился доктор Лазарь. Выглядел он крайне обеспокоенным.
– Что-то случилось? – спросил Рихард.
– Сядьте, – приказал врач.
  Рихард сел на кушетку.
– Я хочу вас спросить, – медленно стал говорить Лазарь. – И хочу, чтобы вы отвечали правду.
– Хорошо, – спокойно согласился Рихард. Он уже догадывался, о чем будет разговор.
– Вы видели Люси?
  Молодой человек немного опешил. Услышать подобный вопрос он никак не ожидал.
– В каком смысле? – переспросил он.
– В прямом. Вы видели Люси?
– Я не понимаю, о чем вы говорите.
  Рихард нахмурился.
– Понимаете. Если бы не понимали, то не устроили бы бунт в столовой.
– Я не знал, что так получится, – попытался оправдаться Рихард. – Все произошло само по себе.
– Само по себе? – Лазарь прищурил глаза, потом подошел к своему пациенту и, наклонившись, посмотрел на него. – Вы хоть представляете, сколько сил нам потребовалось, чтобы внушить нашим больным идею, что Люси не существует?
– Так она существует?
  Доктор выпрямился.
– Люси, – начал он говорить ровным и спокойным тоном, – странная аномалия, возникшая в нашей программе по лечению больных.
– И что?
– И если вы действительно ее видели, это означает, что программа вашей реабилитации дала сбой.
– И все?
– Да.
– Тогда почему столько эмоций? – Рихард махнул рукой в сторону столовой.
– Больные, – Лазарь с трудом сдерживал в себе сильное возбуждение, – наделили эту аномалию сверхъестественными способностями. Они почему-то считают ее убийцей.
– Почему-то? – удивленно переспросил молодой человек. – И вы не знаете почему?
  Рихард  изумленно посмотрел на врача.
– Получается: наша психиатрия не способна преодолевать возникшие трудности? – спросил он.
  Врач хмыкнул и тут же ответил:
– Психиатрия, как и любая наука, развивается. Так что у нас тоже есть проблемы.
  Лазарь, немного успокоившись, подставил стул и сел на него.
– Расскажите, при каких обстоятельствах вы видели Люси?
  Рихарду на мгновение захотелось все рассказать врачу. По непонятной причине он не хотел больше держать в себе возникшие переживания. И в тот момент, когда он уже был готов довериться врачу, он вдруг остановился. Перед глазами встал образ незнакомки, её глаза и круг на ладони.
– Я видел её в первый день. Но сказать, что видел, это неверно. Передо мной мелькнул образ. И я услышал какие-то шаги.
– И все? – с сомнением в голосе спросил врач.
– Да. Больше я ее не видел.
– Хорошо, – Лазарь облегченно вздохнул и встал. – Ложитесь. Нам нужно начинать сеанс терапии.
  Рихард лег на кушетку.
– Люси, – произнес доктор, – приходит в самых тяжелых случаях. Мы думаем, она своего рода проекция запущенности человеческих психозов, воплотившихся в образе девушки.
– Что вы имеете в виду?
  Лазарь разместил над лицом Рихарда какой-то круглый аппарат.
– Компьютер проецирует состояние человека на самого человека при помощи материализованных фигур. Эта фигура символизирует последнюю стадию болезни пациента, – врач улыбнулся. – Не волнуйтесь. Для вас Люси – остаточное явление. Закройте глаза.
  Рихард подчинился и почувствовал, как стал проваливаться в бездну. Падая в неё, он поймал себя на мысли о неубедительности речи Лазаря.
  «И похожа она на простой набор фраз», – подумал Рихард.
  Его окутала темнота.
– И долго вы будете так лежать? – прозвучал через какое-то время недовольный голос Сержа.
  Молодой человек открыл глаза. Он находился в той же комнате, в какой находился раньше. Недалеко стоял стол с человеком, сидящим за ним. На этот раз человек был чрезмерно вытянут вверх и имел рыжеватые волосы.
– Доброе утро, – рассеянно поприветствовал он пациента. – Или день? Впрочем, неважно.
– Вы выглядите по-другому, – обратился к нему Рихард.
– И как, позвольте узнать? А то я не всегда могу уловить свой образ в головах своих подопечных.
– Довольно сносно, – оценил Рихард.
  Он осмотрелся. В комнате почти ничего не изменилось. Все те же двери. Все так же, как и раньше.
– Ничего не изменилось, – подтвердил Серж. – И это хороший знак.
  Рихард вопросительно посмотрел на него.
– У меня к вам вопрос, – молодой человек указал на ближайшую дверь. – Почему вы в прошлую нашу встречу спросили, не удивляют ли меня обыкновенные двери? Согласитесь: весьма странно слышать такое. Ведь в реальности некоторые двери, как и в старину, открываются руками.
  Серж водрузил на нос неизвестно откуда взявшиеся очки.
– Хороший вопрос, – вдохновленно начал он. – Давайте ответим на него вместе.
  Рихард увидел, когда тот встал из-за стола, что на этот раз его ноги были длиннее туловища и выглядели, как две тонкие спички.
– То место, в каком вы пребываете, – Серж обвел комнату руками, – символично. Это своего рода сон. И как в любом сне, все здесь наполнено символами и скрытыми смыслами. В том числе, и двери.
  Он замолчал. Рихард указал на одну из дверей.
– Вы хотите сказать, – начал понимать молодой человек, – дверь – это символ чего-то скрытого во мне?
– Именно так. Дверь — это путь не только в прошлое, но и в возможное будущее и уж тем более дорога в настоящее.
– Для меня все они одинаковые.
– Вот это самое главное. Ваши двери одинаковы. А должно быть не так.
– Объясните.
– Одни двери – старые – ведут в прошлое. Другие – автоматические – это вход в будущее и настоящее. Причем вторые двери должны быть более модернизированы.
– Но не все ли равно?
– Нет. Ваши двери одинаковы. Это значит, что вы оперируете ложными мыслями и образами. Это даже  указание не на предпочтение прошлого. Это указание на асоциальность вашего мира. Поэтому наша задача – к концу лечения исправить такое положение дел.
  Рихард подошел к одной из дверей.
– Вы не сможете пока войти в неё, – быстро произнес Серж. – Вы пока не готовы
  Не слушая, Рихард повернул ручку, но ничего не произошло. Дверь не открывалась.
– Вот видите, – с нотками удовольствия произнес рыжеволосый человек. – Я же говорил вам.
  Рихард повернулся к нему.
– Если я не могу открыть дверь, зачем она тогда здесь находится?
– Вы сможете её открыть только после того, как они видоизменятся. А произойдет это при условии принятия вами тех ценностей, которые формирует наше общество, и людей, живущих в нем.
– Но вы говорили, что мы пребываем здесь, как во сне?
– Да.
– Значит, как и во сне, я могу делать все, что захочу?
– Ну…
  Рихард схватил стоявший рядом стул и с размаха кинул его в Сержа. На мгновение тот передвинулся далеко назад. Стул упал на пол, даже не преодолев и половины пути.
  Молодой мужчина усмехнулся.
– Люси, может, ты мне поможешь? – тихо произнес он.
  По комнате пробежала рябь. Серж удалялся все дальше и дальше. Он что-то кричал и махал руками. Но слышно ничего не было.
  Рихард почувствовал легкое прикосновение холодных пальцев.
  Рядом стояла Люси.
  При виде девушки Рихард почувствовал, как на его спине встают волосы. А по телу пробегает цепенящий ужас.
– Т-ы-ы з-в-а-ал меня? – спросила Люси.
  Рихард сглотнул.
– Да, – дрожащим голосом ответил он.
– З-а-ч-е-м ты з-звал меня?
  Девушка повернула к мужчине голову. На её бледном, как бумага, лице не отражалось ни одной эмоции. Глаза Люси были закрыты, а губы почти не шевелились.
– Кто ты? – выдавил из себя Рихард. – Зачем ты преследуешь меня?
– П-р-е-с-л-е-д-у-ю?
  Лицо Люси задергалось. Она вытянула перед собой изогнутые руки с тонкими пальцами и зашевелила ими.
– Т-ы  з-в-а-л меня, – произнесла девушка.
  Рихард указал на дверь.
– Открой её. Думаю, ты сможешь.
  Люси опустила руки и повернулась к указанной двери.
– М-о-г-у, – ответила она.
  По телу девушки пробежала дрожь. Оно на глазах становилось полупрозрачным.
– Что с тобой? – Рихард отошел в сторону.
  Люси стала изменяться. Сначала она превратилась в легкую дымку. Потом мужчина увидел образ, похожий на доктора Лазаря и рыжеволосого Сержа одновременно.
– Что ты делаешь?! – воскликнул он.
  Метаморфозы прекратились. Люси застыла в одном положении. Её руки были вытянуты по швам, а голова держалась прямо.
  Рихард попятился назад. Биение его сердца участилось, он судорожно стал глотать воздух ртом, как будто ему не хватало кислорода.
– Что ты делаешь?! – вновь воскликнул он, упав на колени и схватившись за горло, стараясь избавиться от возникшего приступа удушья.
  Перед глазами поплыли круги, и мужчина потерял сознание…
  Очнулся Рихард в комнате. Сквозь висящие шторы пробивался свет утреннего солнца. Шторы колыхались от легкого ветерка, проникшего через приоткрытое окно.
  Какое-то время Рихард не мог понять, где находится.
– Ты уже проснулся?
  Молодой человек повернулся. Рядом стояла улыбающаяся девушка. Её волосы были белого цвета и ниспадали на плечи. Лицо имело утонченные и правильные черты.
  Рихард закрыл глаза и снова открыл их. Девушка была на том же месте.
– Ты что молчишь? – обиженным тоном спросила она. – Ты проснулся?
– Да, – растерянно ответил Рихард.
– Тогда вставай.
  Девушка подошла к окну и раздвинула шторы. В лицо Рихарду ударило яркое солнце. На долю секунды он зажмурился от яркого света. Потом, приоткрыв глаза, замер от коснувшегося его сердца восхищения. Прямо за окном находились прекрасные горы. Перед ними простирался широкий луг с зеленой травой. На нем паслись коровы, и бегала одна единственная собака. Чуть в стороне, у самого подножия горы, раскинулся сосновый лес. Между деревьями просматривался водоём.
– Нравится? – спросила девушка.
– Да, – согласился Рихард, не зная, как ответить иначе.
  Девушка улыбнулась.
– Что это? – спросил Рихард.
– Это? – незнакомка повернулась к окну. – Это настоящее…
  Комната стала расплываться перед глазами молодого человека. Её очертания стали нечеткими и мутными. Буквально через несколько секунд он снова стоял в комнате с Сержем. Тот сидел за столом и удивленно смотрел на молодого человека.
– Что произошло? – спросил Рихард.
– Наверно, компьютер дал сбой, – ответил Серж. – Какое-то время я не мог различить очертания комнаты. Но все теперь наладилось. Иногда такое бывает. Человеческий разум не всегда понятен машине. И программы могут долго подстраиваться под него.
– Понятно.
  Рихард посмотрел на дверь, у которой стоял. Потом окинул взглядом двери, находившиеся рядом. Ничего не изменилось.
– Вам уже пора, – произнес Серж. – Процедура закончена. Отчет я передам доктору Лазарю.
  Рихард кивнул головой и не заметил, как погрузился в темноту.

День четвертый.

  Рихард долго не мог понять, где находится. Все тело ломило от боли. Голова гудела, а в руках ощущалась слабость.
– Как вы себя чувствуете? – спросила медсестра, наклонившаяся над его лицом.
– Где я? – осторожно спросил молодой человек.
– Все там же, в больнице.
– Что произошло?
– Сбой в программе. Такое бывает, правда редко. Поэтому вы чувствуете себя плохо. Но не волнуйтесь, мы быстро поставим вас на ноги.
   Лицо исчезло. Откуда-то вновь послышался голос:
– Кстати, доктор Лазарев сказал, что вы делаете успехи.
  Рихард закрыл глаза и погрузился в сон. Проснулся он под вечер. Тело уже не болело. В руках чувствовалась сила.
  Молодой человек сел на кровати. Посидев так немного, он надел тапочки и подошел к двери. К удивлению, она была заперта. Подергав ручку, Рихард убедился, что выйти ему не удастся.
– Что это такое? – спросил он сам себя.
– О-н-и п-о-м-е-с-т-и-л-и т-е-б-я в к-о-м-н-а-т-у д-о-з-н-ан-и-й, – прозвучал сзади механический голос.
  Рихард обернулся и увидел напротив себя Люси. Инстинктивно молодой человек схватился за свое горло.
– Что тебе нужно? – с трудом выговорил он.
  Девушка, не открывая глаз, наклонила голову набок.
– Ты мне интересен, – ответила она уже нормальным человеческим голосом.
– Кто или что ты такое? – набравшись смелости и превозмогая накатившийся внезапно ужас, спросил молодой человек.
  Люси сделала несколько шагов в сторону и остановилась.
– Мне интересно, – начала она говорить, не обращая внимания на вопрос, – почему ты не боишься меня?
  Рихарду стало не по себе еще больше. Он не просто боялся, он испытывал ужас, входя в контакт с призраком, человекоподобным существом. Оно напоминало черную дыру, в которую тянуло, несмотря на опасность.
  Бледная фигура остановилась. Люси повернула голову и открыла глаза. На Рихарда смотрели светящиеся  изнутри глаза.
– Так, – грозно произнесла она, – почему ты не боишься меня?
– Я не знаю, кто ты? – стараясь скрыть дрожь в голосе, ответил молодой мужчина.
– Я Люс-си.
– Согласись: странное для нашего общества имя.
  Рихард стал ощущать, как страх понемногу отступает. Ему стало легче. Стоящая напротив девушка уже не вызывала ужаса. Она казалась даже в какой-то степени миленькой.
  Люси указала на дверь.
– Тебя поместили в комнату дознаний, – произнесла она. – Значит, компьютер выдал информацию о твоих успехах в исправлении личности. Это мне непонятно.
  Девушка сделала несколько шагов в сторону. Потом резко подскочила к Рихарду и схватила его за руку. Тот почувствовал холод, пронизывающий все внутри.
– Я тебе что-то покажу, – сказала Люси. – Идем.
  В комнате потемнело и запахло гарью. За окном появились мерцающие блики, напоминающие отблески огня. Они становились все ярче и ярче. В воздухе появился дым.
– Что ты хочешь сделать?! – воскликнул Рихард, пытаясь освободить свою руку.
   Но ничего не вышло. Девушка, несмотря на свою хрупкость, не отпускала его руку, она потащила задыхающегося молодого человека к стене с окном. Дотронувшись до нее, Люси вызвала в стене расширяющуюся трещину. Стена начала расступаться. Когда движение прекратилось, Люси шагнула вперёд, и Рихард вынужден был последовать за ней.
  Они оказались над двором больницы, зависнув в воздухе. Вокруг все было объято пламенем. Забор, стены здания, трава, даже воздух рассекали языки пламени.
– Ты видишь? – спросила спокойно девушка.
– Да, – ответил Рихард.
  Она повернулась к нему.
– Это все сделал ты…
  Молодой человек почувствовал, как его рука была отпущена. С криком он полетел вниз. Через мгновение, отбив себе руки и ноги, он уже лежал на асфальте. Дым и пламя окружали его со всех сторон. Гарь стала проникать в легкие, мешая дышать и приводя к приступам удушья. Перед глазами встала пелена.
– Ну что?
  Рихард, превозмогая боль от падения, постарался встать. Появившаяся рядом Люси толкнула его в бок.
– Ты куда-то собрался? – спросила она.
  Молодой человек поднялся на ноги и, прикрывая лицо рукой от повышающегося жара, сделал несколько шагов назад.
– Кто ты?! – гневно закричал он. – Что тебе нужно?
– Ты сам меня звал, – спокойно ответила Люси. – Разве не помнишь?
  Она подошла ближе и опять схватила его за руку. На этот раз это была не холодная хватка. Рихард почувствовал, как начинает гореть. Возникшая боль стала быстро охватывать все его тело. Ноги ослабли, и он повалился обратно на асфальт.
– Тебе больно? – поинтересовалась Люси. – А так?
  Он почувствовал, как поднимается в воздух. Мгновение, и в лицо ударил холодный ветер со снегом. Рихард открыл глаза. Они находились в центре его родного города. Улицы его были пусты.
– Ты видишь? – вновь спросила Люси. – Это твой мир.
– Нет, – возразил Рихард.
  Почувствовав, что хватка тонкой руки ослабла, он вырвался и пополз. Девушка осталась стоять на месте.
  Молодой человек вскочил и бросился бежать.
– Ты куда? – вновь послышался ее равнодушный голос.
  Рихард ничего не ответил. Он бежал вперед. За считанные секунды молодому человеку удалось достичь угла ближайшего дома. Он завернул за него и резко остановился. Сразу за домом начиналась пропасть. Она уходила глубоко вниз, туда, где горел огонь и были слышны крики и стоны упавших туда людей.
   В воздухе материализовалась фигура Люси.
– Что тебе нужно? – спросил в отчаянии Рихард.
– Я же тебе говорила: ты в комнате дознания, – ответила девушка.
– Но причем тут ты?
  На лице полупрозрачного существа возникла гримаса, напоминающая улыбку.
– Я просто добавляю некий смысл в твое лечение, – ответила она.
  Рихард попятился назад и тут же остановился: сзади он почувствовал край обрыва. Обернувшись, молодой человек увидел, что стоит на небольшом клочке земли, а вокруг такая же пропасть, объятая огнем.
– Прыгай, – предложила Люси.
– Нет! – с ужасом замотав головой, закричал Рихард.
– Прыгай, – более жестко произнесла девушка.
– Нет! – так же громко воскликнул молодой человек.
  Бледное тело резко подлетело к мужчине.
– Ты должен прыгнуть, – властным голосом произнесла Люси. – Это твоя судьба.
  Зажмурившись от страха, Рихард,  наконец, резко открыл глаза и посмотрел прямо на Люси.
– Нет, – твердо произнес он. – Ты можешь толкнуть меня, но это не будет моим выбором.
  Под ногами исчезла земля, и он полетел вниз. Мимо проносились клубы дыма. Молодой человек чувствовал, как земля с огнем все стремительнее приближается к нему…
  В глаза ударил свет. Рихард часто заморгал.
– Как вы себя чувствуете? – послышался обеспокоенный голос доктора Лазаря.
– Не могу сказать точно, – слабым голосом ответил молодой человек. – Где я?
– В процедурном кабинете. Вы не помните, как утром пришли сюда?
– Нет.
– Видимо, погружение вас в «комнату дознания» было преждевременным, – пробормотал врач. – Странно, по всем показателям вы были готовы.
  Он отошел в сторону и сел на стул.
  Рихард провел рукой по лицу. На мгновение ему показалось, что на нем выросли волосы.
– Да, – произнес Лазарь, – у вас появилась щетина. Это странно. Обычно функцию по выращиванию волос производят принудительно. У вас же все происходит само собой. Видимо, ваше происхождение накладывает свой отпечаток.
  Рихард постарался сесть. Все тело ломило от боли.
– Доктор, – с усилием произнес он, – что вы знаете о Люси?
  Врач внимательно посмотрел на своего пациента.
– Вы кого-то видели во время процедуры? – спросил он.
– Нет, – немного помедлив, ответил Рихард. – Просто было такое ощущение, что кто-то там есть, кроме меня…
  На лице врача отразилось облегчение.
– Это нормально, – ответил он. – Такое бывает. Организм немного сопротивляется лечению.
– Ясно.
  Рихард опустил ноги на пол и  с удовольствием почувствовал его холод.
– Все-таки, – настойчиво продолжал он разговор, –  кто  такая  Люси?
  Лазарь поморщился.
– Я вам уже говорил. Она всего лишь выдумка больных людей.
  Врач встал и подошел к окну.
– Смотрите, какой хороший день, – хотел он сменить тему разговора.
– Вы уходите от ответа?
  Рихард надел больничные тапочки.
– Нет, – Лазарь обернулся. – Люси – своего рода  коллективный миф, обретший реальность в умах больных людей. Вам не стоит бояться её. Вы нормальный человек, и вам встреча с вымышленным героем не предстоит.
– Нормальный? – Рихард с сомнением посмотрел на своего доктора. – Но почему тогда вы лечите меня?
  Врач пожал плечами и развел руки в стороны.
– Ладно, – молодой человек подошел к двери. – Если вы позволите, я пойду.
– Конечно.
  Рихард вышел из процедурного кабинета. Все последние события казались ему странными. Он не помнил, как попал на очередной сеанс. Не помнил, почему  проснулся в своей комнате, что делал потом, не помнил ничего, кроме, конечно, вымышленных событий с участием Люси. И слова доктора ему казались лживыми.
  «Люси, Люси, Люси, – в отчаянии снова и снова спрашивал Рихард, – кто ты такая? И почему одни боятся тебя, другие просто о тебе не хотят говорить?».
  Он остановился. Нужно было разобраться с этим вопросом. Вновь встречаться с призрачной девушкой на лечебном сеансе не было желания. Рихард направился к своим приятелям. К его удивлению, кроме бабы Вали, в игровом помещении никого не было.
– Их сегодня куда-то забрали, – пояснила старушка. – Только меня не тронули.
– Куда именно? – поинтересовался Рихард.
– Кто его знает. Исправлять, наверно.
– А вы?
– Я слишком стара для всех этих игр.
  Баба Валя улыбнулась. На какое-то мгновение Рихард увидел в ее улыбке разрез губ призрачной  страшной девушки. Он почувствовал, как по его телу пробежала дрожь.
  «Все это лишь игра воображения и нервов», – постарался успокоить себя молодой человек.
  Но спокойствие не приходило. Из головы не выходили воспоминания о событиях, пережитых на сеансе. Рихард понимал, что призрак не оставит его в покое. С каждым разом встреча с ним будет становиться все сложнее и сложнее. И не факт, что он не сойдет с ума. Огонь, холод, пропасть – все это не просто выбивало его из привычного душевного равновесия. Это выворачивало его душу наизнанку. И, что самое страшное,  он чувствовал, как начинает терять рассудок.
– О чём задумался? – спросила она.
– Вам не кажется, – ответил молодой человек, – что мы участники какого-то тайного и ужасного эксперимента.
  Лицо бабы Вали изменилось.
– О! – воскликнула она. – Да тебя плющит по полной программе…
  Настало время удивляться Рихарду. Чего-чего, а такого выражения, он не ожидал услышать от пожилой женщины.
– А какое лечение у вас? – спросил Рихард.
– Да никакого лечения нет, – бабушка махнула рукой. – Я здесь так, понаблюдать…
  Она осеклась. Рихард внимательно посмотрел на свою знакомую.
– В каком смысле «понаблюдать»? – спросил он.
  Баба Валя засуетилась, нервно затеребила руками салфетку и отвела глаза в сторону.
– Что-то я не понимаю, что говорю, – заюлила она. – Пойду-ка я посплю.
  Женщина повернулась и быстро пошла к выходу из зала. Рихард проводил её взглядом.
– Она всегда была подозрительна, – послышался рядом голос.
  Рихард обернулся. К нему подошел Зависун.
– Ты все слышал? – спросил его молодой человек.
– Да. Она всегда вела себя подозрительно, – он наклонился и добавил шёпотом: – Они все здесь в сговоре.
  Рихард обеспокоенно взглянул на своего знакомого. Выглядел он возбужденным. Привычная бледность лица сменилась покраснением. Руки нервно дрожали, точь в точь как у бабы Вали после её оговорки.
– Ты успокойся, – произнес Рихард. – Объясни, о чем идет речь?
  Зависун огляделся, потом указал на ближайший свободный стол.
– Пойдем сядем.
  Они прошли к столу.
– Я давно наблюдаю за тем, как здесь лечат, – многозначительно начал говорить Зависун. – И, поверь мне, все не спроста…
– В каком смысле? Что ты имеешь в виду? – переспросил Рихард.
  Зарождающаяся коллизия ему не нравилась. Сначала баба Валя нагнетала ситуацию, потом Зависун добавил напряжённости. Осталось Пятому подтянуться для полной комплектации.
  Как ответ на мысли Рихарда в зале показался Пятый. Он быстро подошел к ним.
– Мне надо с тобой поговорить, – произнес он дрожащим голосом.
– О чем? – спросил Рихард. – Мы тут с Зависуном разговариваем. Присоединяйся.
  Пятый подозрительно посмотрел на собеседника Рихарда.
– Нет, – упрямо произнес он. – При нем я не буду говорить.
– Почему?
– Потому что он тоже в заговоре, – вставил свое слово Зависун.
– Это ты кого назвал заговорщиком?! – угрожающе воскликнул Пятый.
– Так, – Рихард встал из-за стола. – Прекратите. И объясните, что здесь происходит.
– Заговорщик! – закричал Зависун и ткнул пальцем в Пятого.
  Не обращая внимания на Рихарда, Пятый бросился на своего бывшего товарища. Буквально через несколько секунд к ним подскочили медбратья. Они пытались растащить противников в разные стороны.
  Рихард попятился назад, осмотрелся по сторонам. Больные мигом столпились вокруг дерущихся мужчин. Одни улюлюкали, другие выкрикивали их имена.
 Внезапно у Рихарда закружилась голова, и  всё поплыло перед глазами. Он обо что-то споткнулся и потерял сознание…
  В глаза ударил яркий свет.
– Опять обморок, – произнес как приговор доктор Лазарь. – Не нравится мне это. Видимо, нужно поменять лекарства.
  Рихард открыл глаза. Рядом стоял врач и его ассистентка.
– Как вы себя чувствуете? – спросила девушка.
– Немного голова болит, – ответил молодой человек.
– Это неизбежно, – сообщил Лазарь. – Вы ударились головой об пол. Но сотрясения нет. Это хорошо. А вот общее ваше самочувствие нас не очень  радует.
– Что произошло? – спросил Рихард.
– А вы не помните?
– Помню потасовку. Потом все поплыло перед глазами, и я оказался здесь.
– Значит, вы помните все.
  Лазарь подошел к двери и открыл её.
– Если что-нибудь понадобится, зовите, – произнес он, указав на камеру в углу комнаты. – Дверь будет открыта.
  Врач вышел. Вслед за ним последовала медсестра. Рихард остался один. Он закрыл глаза и откинул голову на подушку. Нужно было прийти в себя.
  «Если что-нибудь понадобится, зовите»,– мелькнула в голове фраза доктора. «Если что-нибудь понадобится, зовите»…
  Рихард открыл глаза.
  «Камера, -подумал он. – Он всегда наблюдал за мной. Даже тогда, ночью, когда я пошел к той женщине».
  Молодой человек прислушался, его окружала тишина. Ни единого звука ни со стороны коридора, ни со стороны улицы.
  «Странно».
  Рихард опять закрыл глаза. Возле окна послышался легкий шелест, потом звук шагов по полу.
– Люси?
  Никто не ответил.
– Я готов снова встретиться с тобой.
  Из темноты послышался вздох. Медленно в воздухе начали вырисовываться контуры женского силуэта. Рихард усмехнулся.
– Я ожидал тебя, – произнес он.
  Его уже не удивляло отсутствие сеанса терапии. Но  это была не Люси. Из темноты показалась незнакомка. Рихард тут же приподнялся, опираясь спиной на спинку кровати.
– Как вы сюда попали? – спросил он.
   Женщина поднесла палец к губам. Она приблизилась и наклонилась к лицу молодого человека. Он почувствовал теплое дыхание женщины на своей щеке.
– Будьте осторожны, – прошептала она. – Люси заинтересовалась вами. Вам угрожает опасность.
  Рихард вздрогнул от этих слов.
– Вы помните, что я вам показала в конце нашей встречи? – спросила женщина.
– Круг на руке? – неуверенно и так же шепотом спросил Рихард.
– Круг.
  Женщина выпрямилась и поднесла к его глазам ладонь правой руки. Благодаря свету от уличных фонарей, Рихард различил на ней все тот же круг.
– Что это? – спросил он.
– Единственное, что может тебе помочь.
– Вы все время говорите загадками, скажите прямо, что это? Иначе, мне кажется, я сойду с ума.
– Нет, – женщина убрала руку. – Вы сильнее меня. Вы справитесь.
  Рихарду это надоело. Он попытался встать с кровати, но был остановлен жестом её руки.
– О чем вообще идет речь?!– воскликнул он громко.
  Лицо женщины исказилось от боли. Она схватилась руками за голову и отбежала в сторону.
– Простите, – искренне повинился Рихард. – Я не хотел вас напугать.
  Незнакомка направила ладонь вытянутой руки в сторону молодого человека, жестом останавливая его извинения. Потом резко повернула голову. Рихард увидел бледное лицо, искаженное  судорогами.
– Я вам говорила, – сказала женщина, – что я давно ждала одного из нас. Вы тот, кто сможет побороть Люси.
– Но кто она такая?
– Она ЗЛО.
– В каком смысле?
  Незнакомка убрала руку.
– Я говорила, что процедуры по изменению личности не проходят безвредно. Их результат вы видите перед собой. Но вы сильнее меня. Вы справитесь.
– Да с чем я справлюсь?
  Женщина ничего не ответила, она шагнула назад и скрылась в темноте.
  Рихард бросился за ней, но незнакомки уже не было в комнате.
– Мне это уже начинает надоедать, – пробормотал он.
  Усталости и  тем более болезненности в его теле уже не было. Обморок и все прочие недуги отошли на задний план. Рихард внезапно ощутил прилив нахлынувшей на него злобной энергии. Люси, доктор, женщина и все остальные участники лечебного процесса представлялись ему теперь куклами в большой и непонятной игре.
  «Может, все это и есть терапия? – задавал себе вопрос молодой человек. – Или эксперимент?»
  Он подошел к окну и выглянул во двор. В памяти возникли картины пожара, увиденного им во время сеанса.
– Мне это уже начинает надоедать, – снова повторил он.
  Повернувшись к двери, Рихард решил выйти в коридор.
  «Сначала попробую договориться с охраной, – решил он действовать. – Может, они покажут записи. В конце концов, они все снимают».
  Но комната охраны была закрыта, в ней не наблюдалось признаков какого-либо движения. Рихард, подергав за ручку, вынужден был вернуться обратно в свою комнату.
  Все это было странным и непонятным. Он подставил стул и, встав на него, постарался осмотреть камеру. К сожалению, свет включить не представлялось никакой возможности. Это делалось централизованно. Поэтому осмотр маленькой камеры ничего не дал. Рихард опустился на пол. Уровень нахлынувшего до этого адреналина снизился. Им опять завладели старые страхи. Молодой человек нахмурился.
  «И что делать? – опять растерялся он. – Спать? И как тут уснешь?».
  Ответа не находилось. И, несмотря на возвращение прежнего психологического состояния,  желание во всем разобраться не пропало.
  «Попробовать найти Зависуна и Пятого?» – спросил  себя Рихард.
  Идея ему понравилась. Несмотря на последний инцидент, они были единственными, кто мог разглядеть правду сквозь призму своего безумия. По крайне мере, на тот момент так ему казалось.
  Рихард вышел из своей комнаты и пошел в сторону блока, где находились спальни его товарищей по несчастью. К сожалению, дверь в него была заперта.
– И кто здесь бродит? – послышался вопрос.
  В лицо Рихарда ударил свет фонаря. Он зажмурился и дождался, пока глаза не привыкнут к свету.
– Кто здесь? – спросил Рихард.
– О! Он теперь и вопросы задает.
  Фонарик был отведен в сторону, и Рихард различил одного из медбратьев.
– И чего мы здесь гуляем? – ухмыльнулся тот.
– Не спится, – ответил Рихард.
– Понятно, – медбрат хмыкнул. – Мне тоже.
  Рихард расслабился. По всей видимости, его никто не собирался скручивать и вести обратно в палату.
– Я хотел просто навестить своих приятелей, – произнес он. – А здесь заперто.
  Медбрат посветил на закрытую дверь.
– Неудивительно, – ответил он. – Там же больные, мало ли чего от них можно ожидать, вот и заперто.
– Я же не заперт?
  Медбрат засмеялся.
– Ты защищен законом, – произнес он. – Мы не можем тебя запирать и уж тем более относиться, как к больному.
– Но мои товарищи …
  Медбрат остановил его слова взмахом руки.
– Они больные. Поэтому туда ты не пройдешь, – сказал он. – Пойдем лучше со мной. Составишь нам компанию.
  Рихард, поколебавшись, согласно кивнул головой.
– Идем.
  Они направились в ординаторскую, находившуюся около входа на этаж. В ней уже расположилось четверо дежурных медбратьев.
– Смотрите, кого я привел, – сказал тот, кто повстречал Рихарда первым.
  Находившиеся в помещении люди повернулись к вошедшим.
– О! –воскликнул один из них. – У нас гости. Заходи, заходи. Тебе, наверно, надоело общаться с этими психами.
  Он пододвинул стул и жестом пригласил Рихарда сесть.
– Насколько я понимаю, – начал говорить все тот же медбрат, – ты попал сюда на корректировку личности?
  Рихард кивнул головой.
– Ясно, – присутствующие переглянулись. – И как тебя угораздило?
– Что именно? – не понял Рихард.
– Как тебя угораздило наделать глупостей в день своего второго совершеннолетия?
– Это был мой выбор.
  Рихард почувствовал себя неуютно.   Радушие медбратьев, похожих друг на друга, как будто они все были клонами одного человека, было слишком подозрительным.
– А! – как будто читая мысли своего гостя, произнес другой медбрат. – Ты задумался, почему мы похожи?
  Все засмеялись.
– Мы просто братья, – произнес тот, кто пригласил Рихарда. – И наши родители нас сделали одинаковыми.
  Молодой человек поежился.
– Ладно, – один из медбратьев подмигнул ему.  – Тебя Рихардом зовут?
– Да.
– Странное имя. Ну, да ладно. Ты чего шатался по коридорам?
– Я уже сказал: хотел навестить приятелей.
– Он считает этих сумасшедших приятелями, – произнес первый медбрат и громко засмеялся.
– Наверно, ты еще не прочувствовал всю прелесть нашего заведения, – включился в разговор еще один человек. – Мы не на курорте. Мы в дурдоме. Здесь все сумасшедшие. Кроме тебя, конечно.
  По комнате пронесся хохот. Братья, подмигивая друг другу, оценили шутку.
– Думаю, – спокойно сказал Рихард, – мне лучше вернуться к себе.
  Он встал и повернулся к двери.
– Э! – один из присутствующих людей преградил ему дорогу. – Ты только пришел. Нам скучно, помоги нам скрасить безрадостное пребывание в этом заведении.
  Он многозначительно посмотрел на Рихарда и нежно провел рукой по его плечу.
– Думаю, я не смогу вам помочь, – ответил тот.
– Ну, что ты…
  Сзади встали остальные братья.
  В этот момент в комнате погас свет. Это дало возможность Рихарду пригнуться и проскользнуть к двери. Выбравшись в коридор, он бросился к своей палате. Сзади послышалась ругань и шум от  упавшего на пол предмета.
  Рихард вбежал в свою палату и закрыл дверь. Потом он взял стул и подпер им ручку. Но этого можно было и не делать. К комнате никто так и не подошел.
  Присев на кровать, Рихард стал обдумывать свое положение. Незаметно он уснул и проспал до самого утра.

День пятый.

  Примерно в шесть часов утра в дверь комнаты постучали. Рихард открыл глаза. Стук повторился. Потом последовала просьба открыть дверь. Он подчинился. В комнату вошла сестра.
– Что-то случилось? – поинтересовалась она.
– Нет, – ответил Рихард. – Просто захотелось запереть дверь.
– Понятно, – девушка улыбнулась. – Сегодня у вас интересный день.
  Рихард настороженно посмотрел на неё.
– Да, да, не бойтесь, – медсестра вновь улыбнулась. – Вас сегодня поместят в камеру «внутреннего самооценивания».
– Это что такое?
– Уникальная разработка современных ученых. В этой камере вы сможете напрямую встретиться со своими заблуждениями и отклонениями.
  Она жестом пригласила Рихарда следовать за собой. Он встал и пошёл за ней.
  К счастью, ночных медбратьев в коридоре не было. Вместо них, на дежурство заступили другие люди.
– А ночью много человек дежурит? – спросил девушку Рихард.
– Нет. Человека два.
  Рихард остановился.
– Как два? – переспросил он.
– Очень просто, – медсестра улыбнулась. – Два человека обходят этаж, потом идут к себе на пост.
– А ординаторская?
– Какая ординаторская?
  Девушка озадаченно посмотрела на  Рихарда. Потом, подойдя к нему, потрогала лоб.
– Вроде температуры нет, – произнесла она. – Как вы себя чувствуете?
– Все нормально.
  Рихард машинально улыбнулся. Он совсем запутался.
– Идемте, – заспешил он.
  Они прошли в конец коридора и встали около лифта.
– Процедура будет проходить на верхнем этаже, – пояснила девушка.
  Рихард ничего не ответил. Он посмотрел по сторонам. Все было как обычно.
  «Я схожу с ума, – подумал молодой человек. – Галлюцинации. Этого еще не хватало».
  Он шагнул в кабину лифта. Двери закрылись, и он почувствовал, как началось движение вверх.
– Вас что-то беспокоит? – спросила медсестра.
– Нет.
– Точно?
  Рихард взглянул на девушку. И вдруг в первый раз за  время пребывания здесь понял, что та была очень красивой. На какое-то время он даже растерялся и потерял дар речи.
– Вы почему на меня так смотрите? – удивленно спросила девушка.
– Вы очень красивая, – просто ответил молодой человек.
   Медсестра  недоуменно посмотрела на него.
– Надо сказать доктору, что с вами творится что-то неладное.
  Двери лифта отошли в сторону, и они оказались на нужном этаже. Смущенный Рихард  пошел за своей проводницей.
  «Такого никогда ещё не было, – думал он. – Вот тебе и лечение.  Вместо того, чтобы изменить меня в лучшую сторону, оно во мне  природные инстинкты пробуждает.
  Они остановились перед большой металлической дверью. Через секунду она открылась, и перед Рихардом открылась большая комната, с аквариумом посредине. В ней уже находился доктор Лазарь.
– А вот и наш пациент, – произнес он, широко улыбаясь.
  Рихард вошел в комнату.
  По всей видимости, аквариум, к которому шло много разных проводов, предназначался для него.
– Да, вы верно подметили, – как бы отвечая на немой вопрос своего пациента, произнес Лазарь. – Вам нужно будет раздеться и погрузиться в воду.
– Полностью раздеться? – спросил Рихард.
– Да, полностью.
  Молодой мужчина посмотрел на присутствующую медсестру.
– Вас что-то смущает? – поинтересовался доктор.
– Нет.
  Рихард стал снимать одежду. Он испытал острое чувство стыда, узнав, что необходимо опуститься в воду без одежды, совершенно голым. Это чувство было ему незнакомо, потому что в обществе оно давно уже было изжито.
  «Что они со мной делают?».
  Рихард опустил ногу в воду. Она была комнатной температуры. Потом он опустил вторую.
– Вам удобно? – спокойным голосом спросила медсестра.
  Молодой человек почувствовал, что краснеет.
– Это ничего, – подбодрил его врач. – Это реакция организма на воду. Так бывает.
  Когда все тело, кроме головы, оказалось в воде, к вискам были прикреплены  круглые присоски.
– Вам надо расслабиться, – начал инструктаж Лазарь. – Мы погрузим вас в перинатальное состояние. Так вам легче будет встретиться со своими отклонениями. Потом вы окажетесь в комнате с Сержем. Он расскажет, что и как делать дальше. Закройте глаза.
  Рихард кивнул и постарался выполнить все рекомендации.
  Погружение в трансовое состояние прошло быстро. Рихард почувствовал, что парит где-то в воздухе. Потом он ощутил легкое покалывание в кончиках пальцев, и перед его взором возникло нечёткое изображение каких-то людей. Фигуры их были расплывчатые, и они все время ходили из стороны в сторону. Некоторые из них приближались к молодому человеку, и ему удавалось даже разглядеть их лица. Люди все время что-то говорили. Но четкости звуков не было. Слова расплывались и теряли всякий смысл.
  «Где я? – спросил себя Рихард. – В колбе?».
  Он представил себе место своего рождения. Небольшой резервуар, наполненный жидкостью, в котором плавал эмбрион. Но что-то здесь было не так. Рихард чувствовал, что в данный момент он не зародыш и не развивающийся человеческий организм. Он вполне здоровый малыш, родившийся несколько дней назад и почему-то пребывающий в какой-то емкости.
– Боишься?
  Что-то коснулось бока Рихарда. Он дернулся. Нечеткие фигуры  людей поплыла перед глазами. Мир закружился, все больше и больше набирая скорость.
  «Что происходит?! – с ужасом воскликнул Рихард. – Что случилось?».
  Перед глазами померк свет. Рихард вновь почувствовал парение в воздухе. На этот раз он ничего не видел. Зато было ощущение, что внутри него возрождается нечто важное, ранее скрытое. Это нечто росло и крепло с каждой прожитой секундой. Рихард вздохнул полной грудью и почувствовал невероятную силу, силу мужественного и готового к лишениям человека. И не просто человека в абстрактном его понимании, а именно мужской особи.
  Рихард попытался крикнуть. И из его рта вырвался сноп искр. Они били в разные стороны. Отлетая вглубь пустоты, искры становились большими и яркими. Они все росли и росли, пока полностью не побороли своей яркостью окружающий мрак, превратив его в нечто светлое. Рихард почувствовал, как его понесло вперед.
– Нет, – внезапно прозвучал со стороны голос. – Нет.
  Рихард открыл глаза. Он был в той же комнате, где находились двери. Но на этот раз они были другими. Часть из них имела продолговатую форму. Часть оставалась старой формы. А некоторые просто поменяли свой размер.
– Вы быстро, – сказал Серж.
  Рихард сел на пол.  Перед ним за столом сидела женщина с бородой.
– Вы Серж? – неуверенно спросил он.
– Наверно, да, – ответила бородатая женщина. – Думаю, вам виднее.
– Почему вы постоянно меняете свой облик?
– Его меняю не я, а вы. Точнее компьютер, руководствуясь волнами вашего мозга.
  Серж встал и вышел из-за стола. Перед Рихардом предстало странное существо: оно имело четыре ноги и продолговатое туловище.
– У вас четыре ноги, – растерянно произнес Рихард.
  Серж посмотрел вниз.
– Действительно, – согласился он. – Никогда такого не видел.
  Он вернулся за стол.
– Двери изменились, – произнес Рихард.
– Да.
– Что это означает?
– Вы излечиваетесь…
  Серж сделал паузу и добавил.
– Я так думаю.
– Что вы имеете в виду? – спросил Рихард.
– Пока не могу точно вам сказать. В вашем случае все происходит не так, как обычно.
– Объясните.
– Компьютер выдает положительные результаты. Он указывает на изменение вашей личности.
– Это хорошо?
– Да. Если бы…
  Серж замолчал.
– Если бы?
– Если бы вы показывали нормальные результаты.
– Что вы имеете в виду?
– Вот, посмотрите.
  Бородатая дама указала на двери.
– Они видоизменились, но только по форме, хотя компьютер выдает ваши изменения и по содержанию.
– Я вас не совсем понимаю, – Рихард подошел к одной из продолговатых дверей. – Вы же сами говорили…
  Он попытался взяться за ручку – рука прошла сквозь нее.
– Видите, – Серж вновь вышел из-за своего стола. – Вы все делаете не так. Вы каким-то образом нарушаете систему. Я об этом уже писал в своем отчете доктору Лазарю. Но он почему-то не реагирует на мои отчеты.
  Рихард посмотрел на своего виртуального куратора.
– А вы все пишете в своих докладах? – спросил он.
– Почти.
– В каком смысле «почти»?
– Согласно правилам, я описываю все, что здесь происходит. От начала – до конца.
– И наши диалоги?
– Нет. Диалоги я описывать не могу.
– Почему?
– Компьютер не выдает информацию. Записи их не ведутся. Считается, что диалог не столь значим, как сама атмосфера, в которой существует человек внутри нашей программы.
  Рихард опять попытался взяться за ручку двери. На этот раз это удалось сделать.
– Значит, компьютер не предоставляет  возможности разглашать наше общение? – спросил он.
– Выходит, да. А почему вы спрашиваете?
  Дверь скрипнула и отошла в сторону.
– Я думаю, аномалия, о которой вы говорите, связана с Люси.
  Он обернулся к Сержу. Тот спокойно стоял и слушал его.
– Вы не удивлены? – спросил Рихард.
– Нет, – ответил Серж. – Что-то такое я предполагал.
  Рихард закрыл дверь. За все время пребывания в клиники он первый раз столкнулся с человеком, который не смутился от упоминания имени Люси.
– Кто вы? – спросил молодой человек.
– Я вам уже отвечал. Я просто куратор.
– Кто такая Люси?
  Серж не ответил.
– Кто такая Люси? – настойчиво переспросил Рихард.
– Ошибка, но, может быть, и результат.
– Результат чего? Ошибка чего?
  Серж прошел обратно к своему столу.
– Вы знаете, – произнес он. – Мы, занимающиеся психиатрией и исправлением личности человека, давно столкнулись с феноменом Люси. О ней говорят разные больные: от тех, кому просто требуется коррекция личности, до тех, кому  нужно сделать операцию на мозге. Мы склонны считать Люси чем-то вроде аномалии, возникающей вследствие невозможности компьютера соотнести некоторые данные психики человека со своей способностью их оценки.
– Это как?
– Компьютер пытается проанализировать то, что ему непонятно. И у него это не получается. Поэтому я нужен здесь. Я человек, и я должен помочь правильно оценить возникающие ситуации в момент лечения.
– А Люси?
– Когда  рядом я или те, кто занимает мою должность, о ней никто ничего не слышит.
– Но я слышу.
  Разговор прервала пауза. Серж удивленно посмотрел на Рихарда.
– Это невозможно, – возразил он. – Люси – всего лишь аномалия. Убери условия её появления, и она исчезнет.
– Нет, – Рихард сделал несколько шагов к столу. – Люси – самостоятельное существо. Она способна менять реальность и имеет возможность выхода во внешний мир…
– Вы хотите сказать, – перебил его Серж, – что она посещала вас?
– Не просто посещала. Она меняла для меня не только виртуальную реальность, но и смогла вызвать у меня галлюцинации в реальной жизни.
– Галлюцинации?
  Лицо Сержа изменилось.  По нему видно было, что он  понимает ситуацию.
– Вы принимаете лекарства? – спросил он.
– Мне делают какие-то уколы.
– Ясно, вы стали жертвой медикаментозного лечения, – произнес он. – Люси – лишь аномалия. Вы же при помощи медикаментов сумели создать её живой образ. Скажите, доктор Лазарь знает о том, что вы сейчас рассказали?
– Нет.
– Плохо. А каково ваше общее состояние?
– Обмороки и …
– Болезненное состояние. Понятно. Лазарь говорил, что хочет поменять методику вашего лечения. Теперь я понимаю, в чем проблема. Он обратил внимание на физические изменения, поэтому решил использовать ванну, как своего рода средство реабилитации от неверного лечения. Ну…, частично неверного.
  Серж усмехнулся.
– Одно непонятно, почему он нарушил закон и применил лекарства во время  исполнения  программы «десяти дней». Ну, да ладно, это не мое дело. По крайне мере, я все понял. И могу теперь по-другому интерпретировать изменения дверей.
– Что вы имеете в виду?
– Я имею в виду верность вывода компьютера. Он беспристрастно определил положительную динамику вашего лечения. И переводил вас с одного уровня на другой. Но при этом, соотносясь с вашим физическим состоянием, выдавал довольно странные образы  этих дверей.
  Бородатая женщина указала на двери и добавила:
– И, конечно же, моего образа.
  Рихард ничего не сказал. Он был смущен. Выводы Сержа звучали правдоподобно. И не было возможности опровергнуть их.  И это выводило молодого человека из равновесия.
– Вы хотите сказать, – угрюмо произнес он, – что я схожу с ума?
  Серж рассмеялся.
– Молодой человек, все с вами в порядке. Просто медикаменты иногда вызывают побочный эффект. Не волнуйтесь, лечитесь дальше.
  Рихард уже по привычке кивнул головой. Серж и комната стали медленно растворяться.
  «По-моему, я совсем запутался, – подумал он. – Если Люси – плод массового психоза и моей впечатлительности, то, может, мне лучше принять все, как есть, и измениться?».
  Его подняли из ванны и отсоединили провода от головы.
– Как вы себя чувствуете? – спросил Лазарь.
– Великолепно, – соврал Рихард.
– Хорошо. Показатели у вас улучшились. И я хотел бы вам задать один вопрос…
  Врач замолчал.
– Что вы хотите знать?
– Как ты считаешь, твой поступок по отказу от электронных носителей был продиктован разумом или твоим заблуждением?
– Думаю, заблуждением, – ответил Рихард.
  Лазарь взглянул на дисплей, находившийся рядом.
– Вы не слукавили, – произнес он. – Судя по данным, вы сказали правду.
  Рихарду протянули полотенце. Он взял его и стал обтирать тело.
– Серж уже приготовил отчет, – удовлетворенно произнес доктор, опять посмотрев на монитор.  – Сегодня быстрее прежнего. Наш старичок делает успехи.
  Рихард никак не отреагировал на эти слова. Все его мысли были заняты тем, что он услышал от Сержа.  До сих пор в его голове не было ясности о событиях, им переживаемых. Однако теперь он предпочитал считать свои страхи глупыми и ненормальными. Люси представлялась галлюцинацией. А его попытка разобраться во всем –  результатом побочного действия лекарств.
– Вы себя хорошо чувствуете? – спросила его медсестра, как только молодой человек надел свою одежду.
– Да, спасибо, – ответил он. – Мне надо немного отдохнуть.
– Я провожу вас.
  Рихард взглянул на медсестру.
– Я справлюсь сам, спасибо, – произнес он.
  Она улыбнулась.
– Мне все равно придется спуститься с вами в лифте, – произнесла она.
– Хорошо.
  Рихард жестом пригласил девушку пройти вперёд. Сестра пошла к выходу. А он, глядя на неё, опять почувствовал себя странно.
– Дружище! – воскликнул Пятый, как только Рихард появился в коридоре. – Ты где был?
– Вы же знаете правила, – строго произнесла медсестра. – Никаких обсуждений процедур.
  Пятый закивал головой.
– Простите, пожалуйста, – повинился он. – Больше не буду.
  Рихард пошел вперед, потом остановился и, обернувшись, проводил девушку взглядом до лифта.
– Ты куда смотришь? – поинтересовался Пятый.
– Никуда, – смутился молодой мужчина. – Просто задумался.
  Он повернулся к Пятому.
– Что-то ты бодр и весел. Не хочешь ли рассказать, что случилось?
  Пятый загадочно улыбнулся.
– От твоего внимания ничего не спрячешь, – произнес он. – Я скоро выписываюсь.
– Да?
  Рихард остановился и, взглянув на Пятого, спросил:
– А что случилось, когда вы поругались с Зависуном?
  В глазах Пятого мелькнула какая-то  еле уловимая мысль. В этот момент Рихарду показалось… Но  он отбросил всякие догадки, вспомнив слова Сержа о проблемах, вызванных медицинскими препаратами.
– Не бери в голову, – ушел от разговора Рихард. – Идем к нашим друзьям.
  Пятый облегченно вздохнул.
   Они пошли в общую комнату. На этот раз Рихард постарался отнестись к присутствующим в ней людям более внимательно.
– Они все больные, – произнес он, обращаясь к Пятому и указывая на окружавших их людей.
– Это ты чего? – удивился тот. – Ведешь ты себя как-то странно. На женщин заглядываешься, пациентов жалеешь. С тобой все в порядке?
  Рихард ничего не ответил. Он посмотрел на двери коридора, ведущего к  комнате, где находилась странная женщина. Они были открыты и рядом не было ни одного сотрудника клиники.
– Я сейчас приду, – произнес молодой человек.
  Пятый растерянно пожал плечами.
  Не обращая внимания на суету и призывы  ожидающих его «старых друзей», сидящих за одним из столов, Рихард направился в сторону палаты незнакомки. Спокойно дойдя до входа в нужный блок, он осмотрелся – рядом никого не было. Рихард прошел вперед. Нужная дверь была в самом конце коридора. На этот раз, казалось, она переместилась в сторону.
  «Галлюцинации, – подумал Рихард. – Я знаю, где она находится. Однако мне кажется, что прежде, ночью, все было не так».
  Он подошел к смотровому окошечку. Оно было открыто и давало возможность заглянуть внутрь комнаты. Рихард остановился и внимательно посмотрел внутрь.
  Комната странной женщины была большая. В ней находилась кровать, два стола, полка с книгами и картонная коробка, стоящая под самым подоконником. Внутри никого не было видно.
  Рихард постучал по стеклу, но ничего не произошло.
– Вы здесь? – спросил молодой человек.
  Ему никто не ответил.
– Вы здесь? – повторил он еще раз.
  За дверью послышался шум, и напротив окна появилось лицо. Молодой человек от неожиданности отпрянул назад. Женщина, внезапно появившаяся по ту сторону двери, выглядела худой. Впалые глаза, ярко выраженные скулы – все говорило о глубоком истощении.   
  Рихарду стало не по себе.
  В век высоких технологий, когда продукты были доступны всем, увидеть голодающего человека невыносимо… Он прильнул к окошку.
– Вы меня слышите? – спросил он. – Что с вами произошло? Ночью вы выглядели по-другому…
– Ночью все выглядит иначе, – ответила женщина.
  Она улыбнулась, обнажив редкие зубы.
– Вы голодаете? – спросил Рихард.
– Это неважно. Мне все равно осталось недолго…
  Женщина провела рукой по волосам. На её запястье был ярко выраженный красный след от медицинских ремней.
– Как вы сюда прошли? – спросила она.
– Вход был свободен, – ответил Рихард.
– Значит, он хочет нашей встречи…
  Женщина отвернулась и отошла в сторону. Потом вернулась к двери.
– Мне все равно, – произнесла она. – Вы должны знать: она придет за вами. Будьте готовы…
– Кто придет? – удивленно спросил Рихард. – О ком вы говорите? Кто хочет нашей встречи?
– Ветров.
  Рихард немного отстранился назад.
– Он же умер…
  Женщина засмеялась.
– Она придет за тобой, не сомневайся.
  Молодой человек разочарованно опустил голову и посмотрел в пол.
    «Видимо, галлюцинации и моя фантазия ввели меня в заблуждение, – подумал он. – Она просто больна».
– Нет, – произнесла женщина. – Ты думаешь, что мы сумасшедшие? Но это не так.
  Она прислонила ладонь правой руки к стеклу окошка, на ней был нарисован круг.
– Это твое и моё спасение.
– Я не понимаю, о чем вы говорите, – произнес Рихард. – Видимо, вас не зря закрыли в этой комнате.
– Да, они хотят, чтобы вы думали именно так, – возразила женщина. – Но она придет за тобой.
– Кто? Кто придет? – Рихард стал ощущать раздражение. – О ком вы говорите?
– Ты знаешь сам – Люси. Она наблюдает за тобой.
– Это выдумка, галлюцинация.
– Так сказал Ветров?
– Да какой Ветров? – Рихард от негодования скрипнул зубами. – Он умер.
– Нет, – глаза женщины заблестели. – Разве ты не помнишь нашу одинаковую встречу с ним? Помнишь, как мы отвечали на его вопросы?
  Рихард вздрогнул, он вспомнил странную встречу с Ветровым. Вспомнил, как они с Лазарем стояли рядом и задавали вопросы об эволюции.
– Откуда вы это знаете? – спросил Рихард. – И что означает «мы»?
– Мы дети одного выводка.
– Что это значит?
– Компьютер не просто корректирует личность. Он сохраняет информацию обо всех людях, когда-либо попавших в его программу. И неважно, сколько прошло лет, он все хранит.
– Опять вы меня путаете. – Рихард указал на свою голову. – Вы затемняете мой разум. Ничего этого нет. И я вообще не знаю, зачем пришел сюда.
  Женщина прищурила глаза.
– Потому что мы связаны с тобой одним происхождением, – произнесла она. – Наша связь проявляется во всем. Даже в способности заставить компьютер делать то, что мы хотим.
  Незнакомка замолчала. Рихард ничего не ответил. Каким-то странным образом он стал понимать, о чем идет речь.
– Во время одного из сеансов много лет назад, – произнесла женщина уже не так возбужденно, –  я поняла, что Ветров хочет понять, почему мы отличаемся от остальных людей. Почему мы не можем меняться под воздействием генной инженерии и психологической коррекции личности?
– Но Лазарь говорил о хороших результатах в некоторых случаях, – проговорил Рихард.
– Это все самообман. Те люди покончили жизнь самоубийством. Их внутренняя природа проявила себя через много лет, и они не выдержали той горькой правды, которая открылась их сознанию.
– И вы думаете, нас ожидает то же самое?
  Женщина посмотрела в глаза Рихарду.
– Нет, мы другие. Мы почему-то можем бороться с НЕЙ.
– С …, – Рихард запнулся. – Вы имеете в виду Люси?
– Да, она ищет нас и подобных нам уже много лет.
– Зачем?
– Не знаю, но доктор Ветров знал. Он говорил мне…
  Женщина стала нервно подергивать рукой.
– Это он заставил меня оставить послание. В тот раз…, за несколько дней до исчезновения, он пришел ко мне и, подключив к медицинскому компьютеру, приказал вспомнить самый яркий сеанс лечения. Я вспомнила именно то, что видел ты: беседу с Ветровым, вопросы по поводу эволюции и всего прочего.  Не знаю как, но компьютер запомнил моё воспоминание и сохранил его, чтобы оно нашло тебя…
  Рихард сделал несколько шагов назад. Ему стало не по себе, потому что, без сомнения, он  верил словам странной женщины.
– Кто такая Люси? – спросил Рихард.
– Не знаю. Она приходит к больным и здоровым людям во время сеанса. Заставляет их делать разные вещи, сводит с ума, убивает. Люси ищет нас.
– Зачем?
– Мы одни представляем угрозу.
– Какую?
  Женщина закрыла уши руками и закрутила головой.
– Я не знаю, не знаю, оставьте меня! Все, что нужно, вы уже знаете.
  Рихард приблизился к окошку.
– Вы сказали, – продолжал настойчиво он, – Ветров хотел нашей встречи. Почему?
– Я не знаю…
– А круг? На вашей руке есть круг. Что он обозначает?
– Я не знаю…
  Женщина отбежала в сторону и села на кровать.
– Ответьте мне.
  Рихард застучал по стеклу. В этот момент ему на плечо легла тяжелая рука медбрата.
– Думаю, – спокойно произнес он, – вам лучше пройти со мной.
  Молодой человек покорно опустил руки вниз.
– Что вы хотите? – обреченно спросил он.
– Ничего особенного, с вами хочет поговорит доктор Ветров.
  Рихард бросил быстрый взгляд на комнату, где находилась странная женщина, и пошел за медбратьями. 

День шестой.

    Дверь открылась, и в комнату вошёл доктор Лазарь. Он посмотрел на сидящего за столом Рихарда.
– Вы специально меня держали в этом помещении несколько часов? – недовольно спросил тот.
– Мне нужно было понаблюдать за вами, – спокойно ответил врач.
  Лазарь подошел к столу и сел  напротив пациента.
– Что происходит? – задал вопрос Рихард.
– Вы проходите лечение.
– Какое?
– Думаю, что данный вопрос риторический.
  Врач вытащил из кармана небольшой продолговатый предмет и положил его перед собой.
– Вы знаете, что это? – поинтересовался он и, не дав возможности ответить, произнес: – Конечно же, знаете. Это запись всех ваших ночных похождений.
  Над предметом появилось свечение, и Рихард различил в нем свою фигуру.
– Объясните, что происходит? – рассердился он. – Я ничего не понимаю.
– Это вас надо спросить, что происходит.
  Врач встал и, закинув руки за спину, начал ходить по комнате взад и вперед. Свечение же над предметом продолжало показывать запись с камер наблюдения.
– Как вы считаете, что это за комната? – интригующим тоном спросил доктор.
– Не знаю.
– Это единственная комната, где отсутствуют не только камеры, но и любые другие электронные предметы. Её оборудовал доктор Ветров. Вы же помните, кто такой Ветров?
  Лазарь испытующе посмотрел на своего пациента.
– Что вы молчите? – требовательно спросил он.
– Думаю, что это тоже риторический вопрос, – ответил Рихард.
– Да, наверно, так, – врач вернулся за стол. – Я долго не мог понять, зачем Ветров сделал эту комнату, но, когда появились вы, ясность пришла.
– Объясните, – произнес Рихард.
– Комната – своего рода сейф. Место, где мой учитель спрятал своё открытие.
– Вы говорите загадками. Я попал сюда по желанию моих родителей исправить моё неправильное решение.
– Да.
– И надо сказать, – Рихард нахмурился, – мне это не очень нравится.
– Это неудивительно.  Вы же являетесь исключением в нашем обществе. Бракованный материал.
– Недавно вы так не говорили, – Рихард плотно сжал губы.
– Недавно я думал иначе. –  Лазарь показал на фигуры, мелькавшие на световом экране. – Видите? Сначала мне было интересно. Вдруг все, что с вами происходит, – продукт отклонений? Так я думал. Но, когда камеры стали отключаться, а вы стали испытывать болезненные состояния, мне в голову пришла мысль, что вы ключ к исследованиям моего учителя.
– Я опять вас не понимаю.
  Рихард развел руками в разные стороны. Он перестал чувствовать какое-либо смущение. Более того, он внезапно почувствовал уверенность, внутреннюю собранность и сосредоточенность.
– Объясните мне, наконец, о чем вы говорите? – потребовал мужчина.
  Лазарь внимательно взглянул на молодого человека.
– Мне надоели эти недомолвки, – повысив голос, сказал Рихард. – Тайны, намёки, недоговорённости и прочее. Что здесь происходит? Вы начали меня лечить. Потом стали колоть лекарства. Опустили в ванну…
– И подсунул вам свою пациентку?
  Врач откинулся на спинку стула и с любопытством начал наблюдать за своим пациентом.
– А вы очень интересны, – произнес он. – Для бракованного, конечно. Вы резко меняетесь, это лишний раз указывает на вашу асоциальность. В свое время Ветров говорил, что ваш выводок не просто особенный, он возвращает человечество в прошлое. А это людям не нужно.
– Поэтому часть детей уничтожили?
– Уничтожили? – переспросил Лазарь.
– Вы говорили, что часть детей была уничтожена.
– А! Вы об этом. Нет, там были другие причины, – врач усмехнулся. – Хотя, наверно, надо было так поступить со всем вами.
  Рихард опять нахмурился.
– Что со мной будет? – спросил он. – Вы говорите, как убийца, а не как врач. Вы убьете меня?
  Лазарь ответил не сразу. Выждав какое-то время, он задумчиво произнес:
– Несмотря на вашу опасность для общества, я  ученый и убить такой экземпляр не могу.
– То есть я ваш подопытный?
– Нет. Согласно закону, я не смогу удерживать вас в клинике более десяти дней.
– И…?
– И я понимаю, что вас не удастся исправить без последствий.
– Вы имеете в виду суицид?
– Верно.
– И как быть?
– Я предлагаю вам сделку. Вы поможете мне найти одну вещь, а я подготовлю документы, с которыми можно будет вернуться обратно в общество.
  Рихард задумался. Странная ситуация, в которую он попал, становилась еще более непонятной.
– Объясните, –  произнес он.
– Все просто, – Лазарь опять встал. – В свое время мой учитель, доктор Ветров, изучал несколько подобных вам особей. В результате он сделал открытие. Удивительное открытие.
– Какое?
– Он нашел способ быстрой коррекции личности. За один сеанс. Вы не представляете, что это такое.
– Прорыв в медицине?
– Более чем прорыв. Это революция. Представьте: не нужен закон десяти дней, в котором, кстати, повинен ваш выводок. Не нужно бояться возникновения личностных аномалий, таких, как у ваших друзей. Все предельно ясно. Рождается генетически модернизированный человек. По достижении определенного возраста мы его программируем на определенный образ жизни. Делаем его биполярным, абсолютно толерантным, без социальных отклонений. То есть совершенным продуктом человеческой мысли и природы. Это не передать словами …
  Лазарь нервно заходил по комнате.
– И, если вам удастся найти это открытие, я сумею все это воплотить в жизнь.
– Понятно, – Рихард резко встал. – Но причем тут я? При чем тут эта комната? И, вообще, какая у меня в этом роль?
Врач прекратил нервное хождение и, подойдя к столу, отключил видеоприбор.
– Вы ключ.
– В каком смысле?
– В прямом. Поначалу я думал, что вы такой же, как и Глория.
– Кто это?
  Лазарь усмехнулся.
– Та пациентка, с которой вы уже несколько раз общались. Я наблюдал за вами. Она сумасшедшая.
– Так это вы подстроили её приход?
– А вы как думали? Не проходит же она сквозь стены. С Глорией работал Ветров. Он сумел её вытащить из очень глубокой депрессии, подарил ей новый шанс. Но она опять скатилась к прежнему состоянию. Вот тогда он решил использовать эту комнату, и знаете, – Лазарь торжествующе взглянул на своего пациента, – все изменилось. Она стала испытывать улучшение.
  Врач развел руки в стороны и продолжил:
– Здесь. Без электронной связи с миром. Без камер слежения. Без цивилизации…
– Но сейчас она не выглядит здоровой.
– Когда пропал Ветров, Глория замкнулась, и нам пришлось держать её в более-менее сознательном состоянии при помощи лекарств. Так продолжалось много лет. Но тут появились вы. Я долго не мог понять, что могло произойти, если самая старая пациентка этой клиники вдруг вышла из своей комнаты и направилась к остальным больным? Это было чудо. Но объяснение нашлось быстро, как только охрана принесла записи ваших ночных похождений. –   Лазарь вытащил видеоприбор из кармана. – Именно тогда я заподозрил вас.
– И начали использовать меня как подопытного? – с долей сарказма в голосе спросил Рихард.
  Врач отмахнулся.
– Не берите в голову. Я не делал ничего противозаконного.
– Вы начали использовать в моём лечении  психотропные лекарства.
– Не более нормы. Но, признаюсь, они имеют побочный эффект в виде галлюцинаций.
   Рихард  вспомнил свои ночные похождения, Люси и, конечно же, братьев – охранников.
– Не смущайтесь, – Лазарь подошел к нему. – Я не буду больше их применять. Вся информация уже получена. Подстраивать дальнейшие ваши встречи с Глорией и инициировать различные разговоры с вашими друзьями уже не надо. Если вы, конечно, согласитесь помочь…
  Рихард вздохнул.
– А у меня есть выбор? – горестно спросил он.
  Врач улыбнулся широкой улыбкой.
– Вот и хорошо, – произнес он, похлопав своего пациента по плечу. – Значит, договорились.
– В чем будет моя роль, как мне можно помочь вам найти спрятанный Ветровым секрет?
– О! – лицо Лазаря стало загадочным. – Вы поможете, не сомневайтесь.
  Он подошел к двери и открыл её.
– Мне быть здесь? – спросил Рихард.
– Да, побудьте здесь, я скоро приду.
  Лазарь вышел.  Мужчина же опять сел за стол. Его одолевали сомнения, все казалось странным. Примерно через минуту в комнату вошла ассистентка врача. Выглядела она обеспокоенно, и на её лице не было привычной улыбки.
– Что-то случилось? – спросил Рихард.
  Девушка остановилась напротив него и посмотрела ему в глаза. Рихард почувствовал, как на  мгновение у него перехватило дыхание. Потом, спустя миг, все вновь восстановилось, и состояние его стало прежним.
– Лазарь сказал, – произнесла девушка, – что вам придется здесь пробыть весь день.
– И что? – не совсем понял обеспокоенность медсестры Рихард. – Это опасно?
– Не знаю. Но мы не используем это помещение для лечения.
– Почему?
  Девушка ничего не ответила. Она протянула руку, дотронулась до Рихарда и тут же отдернула её обратно.
– Будьте осторожны, – произнесла медсестра.
  Она повернулась и вышла из комнаты. Рихард озадаченно посмотрел ей вслед.
– Или я совсем ничего не понимаю, – пробормотал он, – или схожу с ума…
  В комнату вошли медбратья и, молча забрав стол и стулья, вышли в коридор. Молодой человек осмотрелся по сторонам: без мебели помещение казалось покинутым и безжизненным.
  «Значит, – подумал Рихард, – здесь нет камер.»
  Он стал внимательно осматривать стены, обитые мягкой моющейся тканью. Надавил на стену, потом стал ощупывать её. На какое-то время это заняло молодого человека. Он обошел всю комнату, ощупал каждый сантиметр. И когда вернулся к исходному месту, с сожалением вздохнул.
– Ничего нет.
  Рихард замолчал и прислушался. Его окружала тишина. Гнетущая, подавляющая тишина. Просидев до этого за столом несколько часов, он не замечал её. Ему казалось, что в комнату проникали звуки извне. А теперь их не было.
  Рихард сел на мягкий пол. Потом лег и посмотрел на потолок. Тот точь-в-точь был такой же, как пол. Рихард вскочил на ноги. Его сердце заколотилось в нарастающем темпе. Молодой человек замотал головой.
– И как? – послышался знакомый голос.
  Он обернулся – рядом никого не было.
– Что ты чувствуешь? – послышался вновь вопрос.
– Кто здесь? – не зная, как отвечать, спросил Рихард.
– Ты не знаешь…
  Стену кто-то начал царапать. И молодой человек увидел, как часть обшивки зашевелилась, будто под ней находилось что-то живое.
– Ты меня чувствуешь?
  На стене проявился силуэт ладони. На спине молодого человека выступил холодный пот, а в ногах почувствовалась слабость.
– Иди ко мне, – произнес голос.
  Силуэт исчез, и вновь наступила тишина. Рихард сглотнул и посмотрел по сторонам. Ничего не происходило. Дверь скрипнула и открылась. На пороге стоял Лазарь. Он удивленно смотрел на молодого человека.
– Вы выглядите взъерошенным, – произнес врач.
– Здесь слишком тихо, – чуть задыхаясь, ответил Рихард.
– Это самое главное в комнате.
  Лазарь переступил порог и закрыл дверь.
– Когда-то, – произнес он, – в психиатрии любили подобные комнаты. А теперь мы стараемся их не использовать.
– Но вы сказали, что это помещение создал Ветров.
– Да, – Лазарь протянул Рихарду небольшую плоскую пластину. – Это давал Глории Ветров. Не знаю, зачем.
  Рихард машинально взял протянутый предмет.
– Так что же не так с комнатой? Что в ней особенного? – спокойнее спросил он.
– Ничего. Она просто не пропускает звуки, насколько я понял. А для современного человека это страшнее всего. Тишина, с одной стороны, может помочь, с другой…, кто знает…
  Лазарь широко улыбнулся.
  Рихард повертел переданный предмет в руке.
– Вы так и не сказали, – произнес он. – какая у меня роль?
– Роль только одна – побыть здесь и постараться найти  место с секретом Ветрова.
  Врач подошел к двери и положил руку на ручку.
– Вы все-таки следите за мной, – испытующе произнес Рихард, – по видео с камеры.
– Нет, – не поворачиваясь, ответил Лазарь. – Комнату по какой-то причине невозможно просканировать. Этим она отличается от древних помещений психиатрических клиник.
  Он открыл дверь и вышел. Рихард вновь остался один.
  «Тишина, – возникла мысль в его голове. – Живая галлюцинация, и странная пластина в руке».
– Да, – послышался голос. – Вот мы и одни.
  Рихард резко обернулся к стене, где был силуэт. На этот раз тот был ближе к полу. Послышался шорох, и часть обивки, примыкающая к нему, отошла вверх. Внизу образовалась щель. Через секунду из неё показались пальцы, затем вытянутая белая рука.
  Рихарду вновь стало не по себе. На затылке зашевелились волосы.
  Рука вытянулась, и острые ногти воткнулись в покрытие пола. Затем показалась голова и плечи Люси. Она вытянула вторую руку и воткнула ногти в обшивку стены.
– Как ты сюда попала? – дрожащим голосом спросил Рихард.
  Люси ничего не ответила. Она подтянулась на руках и вытащила свое тело внутрь комнаты. Затем неестественно поставила ноги на пол и выпрямилась.
– Ну, как? – спросило существо. – Тебе страшно?
  Рихард почувствовал, как в его горле пересохло.
– Кто ты? – спросил он дрожащим голосом. – Зачем преследуешь меня?
  Девушка подняла бледное лицо. Её глаза были закрыты.
– Ты знаешь, – произнесла она, – ты первый, кто терпит меня так долго. 
  Она показала на стену и произнесла.
– Я хочу забрать тебя туда.
– Но я туда не хочу, – возразил Рихард.
– Надо.
  Девушка сделала несколько шагов к молодому человеку. Он отступил. Потом, посмотрев на плоский предмет в руке, вытянул его вперед. Люси остановилась.
– Если ты приблизишься, я ударю тебя, – пригрозил Рихард.
– О! – воскликнуло существо. – Ты предсказуем.
  Оно стало обходить Рихарда стороной.
– О чем ты говоришь? – спросил он.
-Та, что была до тебя, вела себя так же.
  Мужчина опустил руку с плоским предметом.
– Ты хочешь убить меня? – спросил он.
  Люси засмеялась.
– Вы, – произнесла она, – боитесь смерти больше, чем истины.
  Рихард глубоко вздохнул и сделал несколько шагов вперед. Девушка дождалась, пока он к ней приблизится. Она открыла глаза и посмотрела ему в лицо. Рихард выставил перед собой предмет.
– Зачем он нужен? – спросил молодой человек.
– Пока тебе рано это знать.
  Кто-то дотронулся до руки Рихарда, на мгновение он отвлекся, а когда вновь повернулся к  Люси, её уже там не было.
  «Безумие», – мелькнуло в его голове.
  В комнате раздался пронзительный звук, и в грудь мужчины ударил тупой предмет. Рихард отлетел назад и, больно ударившись головой о стену, упал на пол, потеряв сознание.
  Когда к лицу прикоснулась рука, Рихард уже знал, что это медсестра, ассистентка Лазаря.
– Лежите, – произнесла та, как только молодой человек изъявил желание встать. – Вы сильно ударились.
– Где я? – спросил Рихард.
– В этой ужасной комнате.
  Он открыл глаза и снова закрыл, ослеплённый ярким светом.
– Что произошло?
– Доктор послал меня проведать вас. Когда я зашла, вы немыслимым образом прыгнули назад спиной и ударились со всей силы о стену. Это было ужасно. Я многое повидала, но такое…
  Рихард поднес руку к глазам и провел по ним.
– Не знаю, что на меня нашло, – произнес он. – Видимо, тишина здесь вызывает психоз.
  Сестра посмотрела на мужчину, но ничего не сказала. Она встала.
– Вы уже уходите? – спросил Рихард.
– Да. Я скажу доктору, что вам надо вернуться к себе.
  Девушка пошла к выходу. Рихард опять поймал себя на том, что любуется ею.
– Как вас зовут? – спросил он.
  Медсестра остановилась.
– Зовите меня так, как вы захотите, – ответила она и вышла в коридор.
  На мгновение Рихард замер.
  «Те же слова, и тот же смысл», – подумал он, вспоминая ответ Глории на тот же вопрос.   
  Минут через десять появился Лазарь.
– Я переведу вас в вашу палату, – сказал он, осмотрев своего пациента.
– Вы даже не спрашиваете, как я получил травму в этой комнате, – не обращая внимания на слова врача, упрекнул его Рихард.
  Тот усмехнулся.
– Молодой человек, в наше время и в моей профессии давно уже ничему не удивляешься.
  Рихард поднялся. Потом сделал несколько шагов, обернулся к стене, из которой появилась Люси. На ней не было и следа её появления.
– На сегодня все, – произнес Лазарь.
– А как же ваш секрет? – с иронией в голосе спросил Рихард. – Вы отказались разгадать его?
– Нет.
  Врач указал на бледный отпечаток крови, оставшийся на стене от удара головы Рихарда. Тот тут же провел по затылку рукой.
– Тишина, – сказал Лазарь. – В наше время она опасна... Идите, встретимся завтра.
  Рихард послушно вышел в коридор.
  Постояв немного, молодой человек не спеша направился в гостиную. Голова гудела, а в затылке ощущалась легкая боль. Дойдя до нужного места, Рихард увидел, как к нему направились старые знакомые.
– Ты выглядишь не очень, – первой произнесла баба Валя. – Что они с тобой сделали?
– Ничего страшного.
  Рихард дошел до ближайшего стола и сел на стул.
– Э, друг, – Пятый толкнул его слегка в плечо, – они издевались над тобой?
  Рихард поднял глаза.
– Не бери в голову, – отмахнулся он.
  Баба Валя, Зависун и Пятый сели рядом. В разговоре возникла пауза.
– Слушай, – неуверенно произнес Пятый, – мы тут решили тебе кое-что рассказать…
  Рихард внимательно осмотрел своих приятелей.
– Что-то случилось? – напрягся  он.
– Это…, – Пятый почесал себя за ухом, – недавно, когда мы только с тобой познакомились, ну, ты помнишь…
  Пятый замолчал. Рихард кивнул головой.  Потом произнес:
– Помню.
– Так вот. Мы вообще не очень общались между собой. Но ты каким-то образом объединил нас.
  Рихард непонимающе посмотрел на Пятого.
– Я хотел сказать, – быстро стал объяснять тот, – ты особенный. Нет, не в смысле твоих привлекательных качеств … Ты другой.
  Пятый опять замолчал.
– И об этом вы хотели поговорить? – поинтересовался Рихард.
– Так, – начала говорить баба Валя, – ты, Пятый, совсем ничего толком не можешь сказать.
  Она грозно посмотрела на товарища и добавила: – Давай, лучше я расскажу.
  Повернувшись к Рихарду, бабуля хлопнула его по плечу.
– Короче, – бодро произнесла она. – Слушай! Когда ты нас собрал вместе, к нам подошел Лазарь и предложил странную сделку…
– Какую сделку? – спросил Рихард.
– Он предложил нам подыграть тебе в твоих расспросах о Люси.
– Зачем?
– Не знаю. Но нам пообещали скорейший уход из клиники.
– И вы согласились?
– Конечно. Кому не хочется отсюда выйти?
– Подождите, – Рихард оглядел своих знакомых. – Я что-то не пойму. Ведь Пятый здесь по собственному желанию. Или я что-то не понимаю?
  Возникла неловкая пауза. Приятели Рихарда заметно занервничали.
– Я же говорил, – вмешался в разговор Зависун, – у нас ничего не выйдет.
– Так, стоп, – молодой человек встал из-за стола. – Давайте все сначала. О чем идет речь?
  Баба Валя опустила глаза в стол. Пятый отвёл глаза в сторону и почесал себя за ухом.
– Я, кажется, задал вопрос, – настаивал Рихард. – Либо вы рассказываете всё, либо я больше с вами не общаюсь.
  Присутствующие встрепенулись.
– Нет, мы так не хотим, – запротестовала баба Валя.
– Мы не знаем, что нам делать, – растерянно пробормотал Пятый.
– Лучше расскажите, что происходит, – Рихард вновь сел за стол. – Вы упоминали Лазаря. Он предлагал вам сделку или нет?
– Не совсем, – баба Валя вздохнула.
– Да чтоб вас всех! – воскликнул громко, на весь зал Зависун. – Сколько можно ходить вокруг да около.
  Он в сердцах топнул ногой и добавил:
– У нас слова мимо головы идут. Лучше все ему рассказать, и пусть будет все так, как будет.
  Зависун облокотился обеими руками на стол.
– Рихард, Лазарь действительно нас заставил сделать ряд нехороших вещей. И он не говорил о сделке. Он сказал нам: если мы этого не сделаем, на нас будут ставить опасные эксперименты.
– Он запугал нас, – призналась баба Валя.
– И что вам нужно было сделать?
– Мы должны были подогреть твое любопытство относительно, – женщина запнулась, – относительно Люси.
– Лазарю нужно было узнать, почему ты ею так интересуешься, – продолжил Пятый. – Но мы не знаем, почему.
– А потом он заставил нас поссориться, – пожаловался Зависун.
  Рихард нахмурился. И без того сложная ситуация превратилась в какую-то совсем непонятную историю. Все эти откровения: то со стороны лечащего врача, то со стороны новых товарищей – все было совершенно непонятно и запутанно.
– Хорошо, – Рихард подозрительно оглядел присутствующих. – Что он еще просил?
– Больше ничего, – ответил Пятый.
– Точно?
– Да.
– Тогда зачем вы мне все это говорите?
  Пятый бросил взгляд на бабу Валю.
– Да ладно вам, – Зависун выразительно хмыкнул. – Мы на самом деле боимся Люси. И если бы не угрозы со стороны Лазаря, ни за что не стали бы о ней говорить.
– Но вы заговорили, – Рихард прищурился, – и стали мне сейчас все это рассказывать.
– Да. Потому что она начала приходить к нам.
  На лице Зависуна появилось жалобное выражение.
– Мы видели её только один раз до твоего прихода, – добавил Пятый.
– Нам страшно, – сказала баба Валя. – Помоги нам.
– Но почему вы думаете, что я могу сделать это? – спросил Рихард.
– Она нам сказала, – хором ответили присутствующие.
– Точнее, – подняв палец вверх, произнес Зависун, – она сказала, что ты с ней видишься регулярно. Помоги нам. Если ты с ней хорошо знаком, значит, можешь уговорить не приходить к нам.
 В памяти  Рихарда возник образ выползающей из-за стены Люси. От этого воспоминания у него по спине побежали мурашки.
– Вы говорили Лазарю? – спросил он.
– Нет. Что ты? – протестующе воскликнул Пятый. – Он нас уничтожит.
– Вы спрашивали, зачем ему нужно знать о моих встречах с Люси?
– Нет. Разве можно так?
– Ясно, – Рихард встал. – Сидите здесь, мне надо подумать.
  Он отошел от стола и приблизился к окну. Ему необходимо было все осмыслить.
  «Слишком много вокруг лжи, – думал Рихард. – Сначала меня пытаются убедить в отсутствии Люси. Потом ссылаются на галлюцинации. Глория, со своим сумасшествием… И, наконец, Люси… Кто она? Что нужно Лазарю? И в конце концов, кто я такой?».
  Рихард провел рукой по лбу. Потом, окинув взглядом игровую комнату, остановил глаза на стоящей в дверном проёме ассистентке Лазаря.
  «Красивая девушка», – снова мелькнула в его голове эта странная мысль.
  Рихард смутился. Раньше его никогда не привлекали подобные наблюдения. И это изменение в его характере показалось ему странным.
– Ладно, – произнес мужчина, – надо помочь остальным.
  Он вернулся к столу. Сидевшие за ним люди молча дожидались, пока он сядет на стул.
– Ну? – спросил Пятый, нервно теребя рукав. – Ты нам поможешь?
– Только с одним условием, – Рихард прищурил глаза.
– С каким? – дрожащим голосом поинтересовалась баба Валя.
– Вы пойдете к Лазарю и скажете, что я все еще вижу Люси.
– Зачем? Тогда он посчитает тебя сумасшедшим. Ведь это, по его словам, – признак безумия.
– Неважно. Вам нужно сказать так.
– Хорошо.
– Ещё вы скажете, что вижу я её, когда встречаюсь с Сержем.
– Это кто? – спросил Пятый.
– Тоже не имеет значения. Вам нужно сказать именно так.
– Ясно.
– Всё. Если вы так скажете, я смогу поговорить с Люси, и она вас не будет больше пугать.
– Она не просто пугает, – произнес Зависун, – она высасывает из нас жизнь.
– И об этом замолвлю словечко тоже, – Рихард встал. – Поговорите с Лазарем прямо сегодня. Я же пойду, кое-что сделаю.
  Молодой человек повернулся в сторону медсестры, всё еще стоящей в коридоре.
  «Пусть они тоже поиграют по моим правилам, – подумал он. – Мне нужно увидеться с Сержем. Кто знает, может, ответ кроется в моем подсознании?».
  По какой-то непонятной причине Рихард решил пойти напролом.
  «Пусть они считают меня сумасшедшим, – думал он. – Все равно нужно во всем разобраться. Иначе я действительно превращусь в безумца».
  Рихард улыбнулся стоящей девушке и смело пошел к ней. Медсестра дождалась, когда он подойдет к ней.
– Вы следите за мной? – спросил молодой человек.
– Нет, – вежливо ответила девушка. – Просто наблюдаю. Ничего более.
– И чем вызван ваш интерес?
  Мужчина вновь почувствовал легкое волнение в груди. Оно опять его застало врасплох. И по какой-то причине опять вызвало удовольствие.
– Профессиональный интерес.
  Медсестра широко улыбнулась и, повернувшись спиной к Рихарду, пошла к лифту. Он не решился последовать за ней, а только проводил её взглядом и заметил, как девушка тоже бросила на него короткий взгляд перед тем, как сесть в лифт.
  «И все-таки, – подумал мужчина. – что со мной происходит?».



День седьмой .

  Этой ночью к Рихарду никто не приходил. Это было очень хорошо. Молодой человек сумел выспаться и к утру чувствовал себя бодро.
– Вы готовы? – спросила его вошедшая сестра.
  Рихард потянулся и открыл глаза. Девушка, стоявшая напротив, выглядела строго.
– Вы сегодня такая неприступная, – попытался пошутить молодой человек.
– Я не могу с вами долго разговаривать, – быстро ответила медсестра. – Камеры не записывают звук, но они показывают мимику. И если мою улыбку посчитают не просто дежурной…
  Девушка замолчала.
– А она не просто дежурная? – не скрывая удивления, спросил Рихард.
– Одевайтесь. Я подожду в коридоре.
  Медсестра вышла из комнаты. Какое-то время молодой человек просто лежал  на кровати. В душе творилось что-то совсем неладное.
  «Возможно, это то, о чем писалось в древних романах? – подумал он. – Или это опять галлюцинация?».
  Рихард встал и стал одеваться.
– У вас внеплановое погружение в ванну, – произнесла девушка, когда они пошли в отделение процедурных кабинетов. – Не знаю, зачем, но врач настаивает на этом.
  Она остановилась и, повернувшись к Рихарду, добавила:
– Я не понимаю, что происходит. Все-таки будьте осторожны.
– В каком смысле? – не понял молодой человек.
– В самом прямом.
  Девушка продолжила путь. Они дошли до нужного кабинета. Войдя внутрь, Рихард обратил внимание на ванну. В ней была вода с красноватым оттенком. Рядом стоял,   насупившись, с  мрачным лицом доктор Лазарь.
– Вам предстоит сегодня много процедур, – произнес он.
– Это плохо?
– Пока не знаю, – неопределенно ответил врач. – Как знать, может, и так.
  Он указал на ванну.
– Раздевайтесь. Вода имеет специальный состав. Он поможет решить нам поставленные задачи.
  Рихард кивнул головой и стал снимать одежду. Как только это было сделано, он шагнул в воду. В этот раз она была холодной. На коже появились мелкие пупырышки.
– Ложитесь, – произнесла медсестра.
  Молодой человек заставил себя полностью погрузиться в аквариум.  К нему стали прикреплять приборы.
– Закройте глаза.
  Рихард подчинился и тут же провалился в пустоту. Она окутала его со всех сторон. Холодная, липкая пустота.
  «Она должна скоро появиться рядом, – думал он. – Люси».
  Но ничего не произошло. Вместо этого, он оказался в зале с дверями. Но на этот раз они выглядели нелепо: были кривыми, разного размера и цвета.
– Красная вода, – послышался голос Сержа.
  Рихард повернулся к нему. Напротив стоял Ветров.
– Вы удивлены? – спросил тот.
– Не знаю, – честно ответил Рихард. – За последнее время я совсем не знаю, чему удивляться, а чего бояться.
– Это хорошо: можно опустить долгое вступление.
– Значит, вы Ветров?
– Не совсем, –  Серж подошел ближе.  – Я его проекция. Своего рода слепок с его сознания.
– Трудно понять, что вы имеете в виду.
– Перед смертью Ветров попросил меня создать виртуальную копию его сознания.
– Зачем?
– Чтобы найти тебя.
– Он разве знал обо мне?
– Думаю, догадывался. Он изучал ваш выводок. Говорил, что вы спасение человечества. Его будущее.
– Это про чудо – лекарство?
  Серж усмехнулся.
– Нет, как раз наоборот. Он считал, что человек не должен вмешиваться в природу.
– Но Лазарь иного мнения.
– Он дитя своего времени.
– А я?
– А вы результат борьбы природы с побочными результатами буйства человеческого разума и игры в Бога.
  Серж прошел к своему столу.
– Не думал, что тем человеком, которому направлено послание Ветрова, окажитесь именно вы.
– Почему?
– Не знаю, я всегда весьма скептически относился к идеям Ветрова, несмотря на его дружбу со мной.
– Что с ним произошло?
– Он умер.
– И все?
– Да.
– Просто умер? – Рихард сделал несколько шагов к Сержу. – Я думал, он пропал.
– Ну, было много разных разговоров…
  Рихард остановился.
– Вы сказали: Ветров ждал меня.
– Я сказал, что Ветров искал вас.
– Хорошо, зачем?
– Он думал: природа – единственный источник, который может усовершенствовать человека.
– Эволюция?
– Нет, сохранение сущности. Она делает нас людьми. Ветров, изучая и корректируя личности на протяжении всей жизни, внезапно стал говорить о нарушении человеком космических законов существования живого, когда нормальные, по законам природы, формы поведения считаются в современном обществе отклонениями и уродствами. И доказательством этого было ваше появление.
– Природа смогла найти способ вернуть все на свои места?
– Да. Так думал Ветров. Поэтому он стал искать подобных вам людей. Работал со многими, но среди них не было того, кто содержал бы в себе все свойства, данные человеку от природы.
  Внешний вид Сержа стал изменяться. Облик Ветрова расплылся, и на его месте возник толстый мужчина.
– Что происходит? – недоуменно  спросил Рихард.
– Программа, через которую передается образ Ветрова, воспринимается местным компьютером как вирус. Поэтому долго он не может держаться. Теперь я выгляжу так, как нужно.
  Серж улыбнулся.
– Я всегда сомневался в выводах Ветрова, – он махнул рукой, – и оказался неправ.
– Почему? Откуда вам известно, что я именно тот, кого он искал?
– Программа, снявшая так называемый слепок с сознания моего старого друга, находилась в спящем состоянии, и, когда я был вызван для проведения очередного сеанса, она активировалась. Я приобрел видимый образ Ветрова, а это означает, что он был прав.
– Вам не кажется, что всё это похоже на сказку?
– Но вы-то здесь. Значит, я прав.
– Я…
  Рихард замолчал. Он вдруг вспомнил, как в голове внезапно, без видимой причины возникла мысль, что нужно вернуться в это место. И она на какое-то время принесла успокоение и уверенность, что возможно избавление от душевной смуты,  вызванной странными вопросами о причине происходящих событий.
– Может, вы и правы, – произнес он.
– Наверно, – Серж указал на двери, – красная вода в бассейне влияет на сознание человека. По– этому двери искажены. Скажите, что вы сделали?
– Я убедил Лазаря в существовании Люси.
  Серж нахмурился.
– А это правда? – спросил он.
– Да.
  Лицо куратора стало мрачным.
– Это плохо. Люси – результат галлюцинаций, как вы знаете.
– Не знаю. Она мне является как во время сеансов, так и во время бодрствования.
– Препараты…
– Вы уже указывали мне на это, или мне об этом говорил кто-то другой? – Рихард задумался. – Хотя это неважно. Она посетила меня в самый первый сеанс, еще до того, как были использованы лекарства. Так что не пытайтесь меня убедить, будто её существование – выдумка.
  Серж ничего не ответил.
– Почему вы молчите?
– Я стал сомневаться в своих выводах. Возможно, мой старый друг был неправ.
  Рихард усмехнулся.
– Он что-то спрятал. Что это?
  Серж ответил не сразу. Постояв какое-то время неподвижно, он произнес:
– Я не знаю. Ветров говорил: лишь тот, кто будет на стороне природы, сможет понять сущность его работы и то, где её можно найти.
– Это все туманно и неясно.
– Что поделаешь, такова жизнь.
  Рихард отвернулся и пошел к одной из дверей.
– Куда вы? – спросил Серж. – Вам это не поможет. Я получил данные от компьютера: он считает вас не прошедшим новый уровень коррекции личности. А это означает…
  Голос куратора потонул в каком-то шуме. Стены зала поплыли, а двери смешались в кашеобразную массу. Рихард почувствовал, как неведомая сила  поднимает его наверх. Через мгновение он очнулся в ванне.
– Вытаскивайте его, вытаскивайте! –кричал Лазарь.
  Молодого человека грубо вытащили из аквариума.
– Я так и знал, – раздраженно заговорил врач. – Он сходит с ума. Он неисправим. Просто бракованный материал.
  Лазарь склонился над лицом Рихарда.
– Как вы себя чувствуете? – спросил он.
– Хорошо, – кашляя и выплевывая воду, ответил Рихард.
– Компьютер выдал странные данные. Он указал на потерю вами рассудка.
  Лазарь вытащил из кармана фонарь и посветил им в глаза своему пациенту. Тот зажмурился от яркого света.
– Вы точно себя чувствуете хорошо? – опять недоверчиво спросил Лазарь.
– Да. Просто отлично.
  Фонарь был убран в карман. Доктор выпрямился.
– Зря я нарушил протокол лечения. Не нужно было вас опускать в ванну.
– Все в порядке, –  Рихард встал на ноги. – Я чувствую себя великолепно. Кроме того…
  Он наклонился к врачу.
– Я кое-что узнал.
 Глаза Лазаря загорелись.
– Вы что-то узнали? – спросил он шепотом.
– Да. Я кое-что узнал.
– Что?
  Рихард усмехнулся.
– Нужно вернуться в ту комнату, туда, где я получил травму.
  Лазарь кивнул головой.
– Хорошо. Вас туда отправят.
  К Рихарду подошли медбратья. Они подали одежду и помогли ему выйти из процедурного кабинета. Пребывание в аквариуме привело к потере им координации в движениях.
– В коридоре его нагнала ассистентка врача.
– Что вы натворили? – с горечью спросила она.
– О чем вы?
– Лазарь в непонятном возбуждении. Его настроение изменилось. Сначала он говорил, что вы сошли с ума. Теперь он утверждает, что вы здоровы.
  Рихард остановился.
– Вы очень красивая девушка, – неожиданно произнес он.
  Медсестра удивленно посмотрела на него.
– Да, – Рихард смущенно улыбнулся, – вы мне нравитесь. Я понимаю: мои слова звучат дико, но это правда. И ничего с этим не поделаешь.
  Девушка прикоснулась ко лбу мужчины.
– Температуры, вроде, нет. Видимо, нарушение процедуры коррекции немного замутнило ваш разум.
– Ну, что вы такое говорите, –  Рихард горестно вздохнул. – Неужели вы не видите …, – он замолчал, потом добавил: – Всё это неважно. Идемте.
  Повернувшись, молодой человек пошел в сторону секретной комнаты. Он был твердо уверен, что все ответы находятся именно там. В противном случае, зачем вообще её делал Ветров?
  «Природа – вот ключ ко всему. Только в тишине можно оказаться с ней один на один. Поэтому мне нужно вновь оказаться в комнате, – думал Рихард. – Одно неясно, что делать с Люси?».
  Странное существо – вот что смущало молодого человека. Он не мог понять роль девушки-призрака. Ему было непонятно, откуда она берется и зачем повергает всех в безумие и страх.
  Медсестра открыла дверь и впустила Рихарда внутрь комнаты. Он перешагнул порог.
– Будьте осторожны, –  взволнованно произнесла девушка.
  Рихард обернулся.
– Может, я тоже решила посмотреть на мир другими глазами, – решительно произнесла она и закрыла дверь.
– И после этого меня считают сумасшедшим, – пробормотал мужчина.
  На этот раз комната была освещена слабым светом. От этого углы казались темными и провалившимися вглубь стены. Рихард встал в центр помещения.
– Люси, – позвал он.
  Ничего не произошло.
– Я знаю, ты здесь.
  Тишина тяжелым грузом навалилась на него. Странное человекоподобное существо не появлялось.
  «Где же она?» – забеспокоился Рихард.
  Ответа не было. Он присел на пол. Мягкое покрытие слегка провалилась под весом тела.
– Если ты меня слышишь, ответь, – обратился к стене Рихард. – Ты должна меня слышать. Глория говорила, что ты придешь за мной. Так где же ты?
  Люси не появлялась. Рихард стал нервничать. Его план рушился. В голове вновь стали появляться мысли о нелепости происходящего. Он вспомнил своих новых друзей и тут же осознал, что они не были нормальными людьми. Они были пациентами психиатрической клиники.
– О чем я думал?! – воскликнул Рихард и встал на ноги. – Мне просто нужно дождаться конца лечения.
  Молодой человек подошел к двери и постучал в нее. Ему никто не ответил. Он постучал еще раз. Потом дернул за ручку. Дверь мягко и беззвучно отошла в сторону. Рихард вышел в коридор.   Тот был пуст. Ни людей, ни звуков.
 – Новый вид терапии? – спросил он.
  Дверь комнаты мягко захлопнулась сзади. Рихард пошел в сторону столовой, но в ней также  никого не было. Столы стояли на своих местах. Игры и стулья – тоже.
– Эй! –воскликнул мужчина.
 Эхо прокатилось по клинике.
– Здесь есть кто-нибудь?
  Никто не ответил. Рихард бросился к лифту. Кнопка вызова не произвела никакого действия. Он отправился к лестничной клетке – дверь была заперта.
– Вот тебе и «будь осторожным», – пробормотал молодой человек.
– Никак? – обратился к нему женский голос.
  Рихард оглянулся – напротив стояла Люси. Её глаза были широко открыты, и Рихард обратил внимание на их небесно-голубой цвет.
– Я уж было думал, что больше не увижу тебя, – мужчина усмехнулся. – Где мы?
– Там, где тебе надо быть. В больнице.
– Где все?
– Там, где им нужно быть…
  Люси сделала несколько шагов вперед и плавным движением взяла Рихарда за руку. Он почувствовал леденящий холод.
– Кто ты? – спросил мужчина.
– Это неважно, – ответила девушка и отпустила руку.
– Ты не человек.
  Рихард потер охлажденное место.
– Я – ЛЮСИ, – призрак закрыл  глаза и указал на лифт рукой. – Ты должен спуститься в подвал.
  Молодой человек взглянул на двери, потом опять на человекоподобное существо.
– Он не работает, – произнес он.
– Ты должен спуститься вниз, – более твердо и грубо произнесла Люси.
– Я же сказал …
  Девушка резко прогнулась неестественным образом назад и произнесла еще раз:
– Ты должен спуститься вниз.
– Зачем?
– Спустись вниз, – крикнула Люси.
  В ушах Рихарда послышался звон.
  Перед глазами мужчины поплыли круги, он опустился на одно колено. Звон нарастал и совсем стал невыносимым.
– Прекрати! – закричал Рихард и потерял сознание.

День восьмой.

  Рихард открыл глаза. Какое-то время он не мог понять, где находится. Над ним склонилась медсестра. Выглядела она обеспокоенно.
– Что произошло? – спросил мужчина.
– Вы упали в обморок. Вас нашли в комнате, где вы пролежали несколько часов.
– Там была она…
  Рихард закрыл глаза. В памяти возник образ Люси и её последние слова.
– Вы чувствуете свои руки? – очень тихо спросила медсестра.
– Да. А почему вы спрашиваете?
– Просто так, – неохотно ответила та.
  Рихард открыл глаза. Потом поднял правую руку. Она была неестественно синей.
– Вы не беспокойтесь, – постаралась успокоить его девушка. – Так бывает…
– Как бывает?
  Молодой человек попытался подняться, но ничего не вышло. Тело не слушалось его.
– Что происходит?! – с ужасом воскликнул он.
– Доктор считает, что ваш разум отказался принять те изменения личности, которые вам внушались. Но это должно пройти…
– Что пройти?
  Рихард покрылся холодным потом. Он осознал, что, кроме одной руки, поднять больше ничего не может.
– Вы успокойтесь.
  Медсестра стала укрывать его одеялом. Потом провела рукой по лицу.
– Все будет хорошо, – произнесла она.
  Рихард ничего не сказал. Его разум медленно стала заволакивать пелена. Он снова не понимал происходящего. Примерно через минуту он провалился в беспамятство.
  Когда мужчине удалось очнуться снова, за окном уже был день. В комнате находились люди. Но увидеть их ему не удалось. Они о чем-то говорили и спорили. Одного из них Рихард узнал по голосу. Это был Лазарь.
– Происходит то же, что и в прошлый раз, – сказал он.
– Вы уверены? – прозвучал незнакомый голос. – В прошлый раз все произошло значительно быстрее.
– Да, Глория оказалась в таком состоянии раньше. Но симптомы те же.
  Возникла пауза. Рихард не понимал, что происходит.
– Кто здесь? – спросил молодой человек.
– Он нас слышит? – послышался удивленный голос незнакомого человека.
– Не знаю.
  Над Рихардом показалось лицо Лазаря.
– Вы можете нас слышать? – спросил он.
– Да, – ответил тот.
– Что произошло в комнате? – продолжал расспрашивать врач.
– Вы должны знать ответ.
  Рихард сглотнул. Его горло пересохло.
– Почему вы молчите, вам плохо? – спросил Лазарь.
– Кто стоит рядом с вами? – Рихард ощутил страстное желание узнать это.
– Это неважно…
– Важно, – перебил он врача. – Кто стоит рядом с вами?
  Над ним наклонился человек. Внешним видом он напоминал Ветрова.
– Вы Ветров! – воскликнул Рихард.
– У него начались галлюцинации, – произнес незнакомец. – Всё идет так же, как с Глорией.
  Лицо исчезло, а в глазах Лазаря отразилось разочарование.
– Я надеялся, – произнес он, – что лечение и новые методики помогут избежать такого результата…
– Не нойте, – Ветров заходил по комнате взад и вперед. – Не все еще потеряно. Поинтересуйтесь, не нашел ли он, где спрятано открытие.  Лазарь вновь наклонился над Рихардом.
– Вы меня слышите? – спросил он.
– Да, – ответил мужчина.
  Перед его глазами поплыли цветные круги.
– Вы узнали ответ на нашу проблему? – строго спросил врач.
– Не г-о-в-о-р-и, – прозвучал голос Люси.
  Рихард вздрогнул. Прямо за Лазарем, на потолке, появились очертания незнакомки.
– Не говори, – произнесла она снова.
– Вы можете ответить? – настаивал на своем доктор.
– Я не знаю, – Рихард утомленно закрыл глаза.
  В голове застучал пульс.
  «Что происходит? –  лихорадочно думал он. – Я парализован. Почему? Люси? Она сводит меня с ума».
  Рихард зажмурился и закричал.  Его голос заставил врача отшатнуться от постели больного.
– Поставьте ему успокоительное! – воскликнул незнакомец.
  К постели подбежала медсестра со шприцем. В этот момент Рихард открыл глаза и увидел, как на потолке материализовалась Люси. Она подняла руку и потянулась к медсестре.
– Нет! – воскликнул мужчина. – Не трогай её.
  Собрав всю свою силу воли, он попытался оторвать своё тело от кровати. Рука Люси остановилась. Медсестра со шприцем замерла на месте. Рихард выставил обе руки перед собой.
– Не трогай её, – еще раз произнес он.
– Что происходит? – прозвучал голос незнакомца.
  Затем последовал хлопок двери.
– Ставьте укол – закричал Лазарь.
  Но уже было поздно. Рихард сумел не только поднять руки, но и пошевелить ногами. Он резко поднялся и сел на кровати.
– Не надо, – решительно произнес мужчина.
– Это невозможно, – сестра от страха попятилась назад.
Оглядев себя, Рихард увидел, что он раздет и кожа у него синеватого оттенка, как у мертвеца.
– Что со мной происходит? – воскликнул молодой человек.
– Мы не знаем, – ответила медсестра.
– Я вызову медбратьев, – произнес Лазарь и бросился к выходу, но дверь не поддалась его попыткам открыть её.
  Не видимая для других, рядом с ним стояла Люси.
  Рихард опустил руки.
– Они не должны знать, – произнесло человекоподобное существо. – Ты понял? Они не должны ничего знать.
  Мужчина кивнул головой, потом посмотрел на медсестру.
– Я не понимаю, что происходит, – тревожно произнес он.
  Со стороны коридора послышались удары в дверь. В комнату пытались попасть медбратья.
– Вы становитесь подобием Глории, – зло проговорил Лазарь, вытирая пот со лба.
  Все его попытки выйти не увенчались успехом.
– Только она не говорила.
  Рихард, укутав себя простыней, встал с кровати.
– Вам нужно поставить укол, – уже более спокойным тоном произнес Лазарь. – Только так мы сможем помочь вам.
  Удары в дверь стали сильнее.
– Я чувствую себя уже лучше, – произнес Рихард. – Только мне непонятно, почему у меня изменился цвет кожи.
  Люси отошла в сторону, и в комнату вбежали другие сотрудники клиники. Они остановились, увидев Рихарда и взъерошенного врача. По внешнему виду последнего стало ясно: он почти пришел в себя, оправившись от последнего шока.
– Что нам делать? – спросил один из вошедших.
– Ничего, – резко ответил врач, – оставьте нас.
  Медбратья переглянулись и вышли в коридор.
– Ты тоже, – обратился Лазарь к медсестре.
  Девушка положила на стол шприц и вышла в коридор. Рихард стал наблюдать, как Лазарь закрывает за ней дверь.
– Вы интересный экземпляр, – процедил он сквозь зубы.
– Не интересней других пациентов.
  Лазарь усмехнулся.
– Я, было, подумал, что с вами происходит то же, что и с Глорией.
– Доктор, – Рихард поморщился. – Мне надоели ваши недомолвки, ваши интриги и ваши фантазии.
– Я вас не понимаю, –  на лице Лазаря отразилось полное самообладание. – Выражайтесь более точно.
– Расскажите, что вы ищите?
  Рихард стал замечать, что его руки стали приобретать естественный цвет.
– Я вам уже говорил, – Лазарь прищурился. – И мы с вами заключили сделку.
– Сделка действовала, пока меня не погрузили в ванну с красной жидкостью.
– Согласен, это была ошибка. Думаю, ваше состояние – результат этого погружения. Но вы должны понять меня: мне нужно, чтобы вы нашли открытие Ветрова.
  Рихард потянулся к своим вещам, висевшим на стуле, и начал одеваться.
– Секрет или открытие, которое вы ищете, связано с вашими больными, – начал объяснять он.
– Я опять не понимаю.
  Рихард поднялся с кровати. Он больше не чувствовал себя немощным и больным.
– Вы не лечите их, – заявил он. – Вы меняете их природу.
  Лазарь ничего не ответил.
– И природа сопротивляется.
– Вы ничего не понимаете, – наконец пришел в себя и начал возражать Лазарь, – поэтому несете ерунду. Мы, люди, –  венец эволюции. И наши достижения – закономерный результат  развития человечества. Мы должны менять природу человека. В этом смысл нашего развития. Это необходимо…
– А если вы не правы?
  Рихард посмотрел на свои руки. По непонятной причине они напомнили ему руки Люси.
– За последние дни вы резко изменились. Что с вами происходит? – спросил Лазарь.
– Не могу сказать. Ваше лечение странным образом кидает меня из одного состояния в другое.
– И вы меняетесь?
– Думаю, да…
  Лазарь с удовольствием потер руки. Прямо за ним появилась Люси, она наклонила голову и посмотрела на Рихарда. Тот перевел взгляд на врача.
– Это и есть изменение, – гордо произнес Лазарь. – А я уже потерял надежду. Вы отличаетесь от остальных людей, ваш выводок более устойчив, чем другие. Но, видимо, я делаю успехи.
  Люси протянула руку к голове врача, но задержала её и потом отдернула. Затем сделала несколько шагов к двери и растворилась.
– Я найду то, о чем вы меня просите, – сказал Рихард, – только при одном условии.
– Каком?
– Я буду свободно общаться со всеми пациентами.
  Лазарь удивленно приподнял брови.
– Зачем вам это? – спросил он.
– Пока не могу сказать.
– Хорошо, – не раздумывая, согласился Лазарь. – Пусть будет по-вашему.
  Он повернулся к двери, открыл её и вышел в коридор. Как только это произошло, Рихард почувствовал сильную усталость. Он сел на кровати.
  «Безумие, – подумал молодой человек. – Все, что со мною происходит,  это какое-то безумие».
  Он вновь ощутил растерянность. В этот момент вошла медсестра.
– Как вы себя чувствуете? – спросила она.
– Не знаю, – ответил Рихард. – У меня такое ощущение, будто я вовсе не я.
  Медсестра сделала несколько шагов вперед и остановилась перед ним.
– Вы должны быть осторожны, – предостерегла она. – Доктор Лазарь прав: вы напоминаете Глорию. Только она после потайной  комнаты совсем потеряла рассудок, а вы – нет.
  Рихард улыбнулся.
– Глория – весьма странная женщина, – улыбнулся он. – Но наш доктор намного страннее.
– Он одержим вами, – медсестра запнулась. – Как только стало ясно, кто вы, Лазарь перестал спать. Он обдумывал разные способы вашего лечения. Потом решил с вашей помощью найти открытие Ветрова.
– Вы и это знаете? – удивился Рихард.
– Нет, не подумайте, что я подслушивала. Я стала случайным свидетелем разговора Лазаря с  нашим главным врачом. Это он был сейчас в комнате.
– Понятно.
– Лазарь считает, что вас нельзя излечить, по крайней мере, полностью.
– И это он рассказал главному врачу?
– Нет. Об этом он не говорил. Я просто знаю это. Вы генетическая ошибка. Простите за такое обидное выражение.
– Ничего, за эти дни я к этому привык.
  Рихард лег на кровать.
– Вам плохо? – обеспокоенно спросила медсестра.
– Нет. Но я хотел бы спросить…
– Спрашивайте.
– Что произошло? Почему меня опустили в ванну с красной жидкостью.
– Именно после неё вам стало плохо?
– Думаю, именно она повлияла на меня. Правда, как повлияла, пока не знаю, – Рихард  вспомнил Люси. – Возможно, вода – тому причина?
– В воде содержался специальный раствор. Его используют при лечении самых сильных психозов. В совокупности с погружением в виртуальное пространство, моделируемое компьютером, ванна действует успокаивающе. Вас погрузили в неё, чтобы исключить влияние местной мифологии.
– Вы про Люси?
– Да. Это своего рода материализовавшийся страх людей перед неведанными и необходимыми изменениями в своей личности. Что-то вроде психологической реакции на происходящее вмешательство в психику человека. Я думаю, Люси была смоделирована компьютером. Она проекция человеческих страхов.
– Вы говорите, как врач, а не медсестра.
  Девушка немного смутилась.
– Я просто наблюдаю, вот и все, – ответила она.
– Значит, вы считаете, что Люси – это галлюцинация?
– Не совсем. Так считает Лазарь. После того, как ваши друзья сказали, что вы верите в её существование, доктор забеспокоился. Потом принял решение успокоить вас, как это делали с буйными больными.
– И опустил меня в красную воду?
– Да. Только…, – медсестра замолчала.
– Что?
– Я думаю, вы подговорили своих друзей сказать это.
– Почему вы так решили?
  Рихард повернул голову и с любопытством посмотрел на свою собеседницу.
– Должен быть сильный мотив, заставивший бы их свободно говорить о Люси. А учитывая ваше влияние на них, этот мотив могли им дать только вы.
   Рихард хмыкнул. Приподнявшись, он опять сел на кровати.
– А что вы скажете насчет моей бледной кожи и постоянных обмороков? – спросил мужчина.
– Думаю, это результат вашего врожденного биологического отклонения. Ошибка генетиков при моделировании ваших особей.
– Интересно.
  Рихард задумался. Потом резко поднял голову.
– Вы сказали особей? – задал он вопрос. – Но ведь выводок был один? По крайней мере, сохранился один.
   Девушка улыбнулась.
– Да, вы правы. Ваш выводок был один.
– Но как…
– Так принято считать. На самом деле, когда Ветров изучал представителей вашей особи, он пришел к выводу, что эксперимент проводили в нескольких лабораториях. Четыре из них обнаружили, а вот пятую… Она так и осталась нам неизвестной.
– Лазарь знает об этом?
– Нет.
– А откуда вы знаете?
– Я работала с Ветровым долгое время, на протяжении многих лет.
– Подождите. Сколько вам лет?
– Не так много. Я работала с Ветровым с самого детства.
– Почему?
– Я его дочь.
  Рихард удивленно раскрыл глаза.
– Вы его дочь? – переспросил он.
– Да. Может, я неправильно сказала. Он смоделировал меня, а потом воспитал.
– То есть вы знаете о нем всё?
– Нет. Я знаю лишь то, о чем он мне говорил.
– И знаете о его открытии?
  Девушка пожала плечами.
– Как раз об открытии  я ничего не знаю.
– Лазарь знает, кто вы?
– Думаю, догадывается. Этим объясняется моё пребывание здесь. Когда исчез отец, Лазарь разрешил работать с ним. Я согласилась. У меня не было выбора, я всю жизнь провела в клинике. Даже училась здесь. Идти все равно было некуда.
  Рихард кивнул головой. Потом спросил:
– Зачем вы рассказываете мне об этом?
  Девушка покраснела.
– Отец как-то сказал: если я найду человека, который вызовет во мне симпатию, от которой сожмётся моё сердце, значит, это тот, кто сможет стать моим спутником в жизни.
– В каком смысле?
  Медсестра смущенно опустила глаза в пол.
– Я понимаю, – произнесла она. – В нашем обществе подобные вещи воспринимаются как отклонение. Так называемая любовь прагматична, обусловлена сексуальным влечением и целесообразностью. Но отец всегда говорил, что это не так. Это ложь. Поэтому я должна слушать свое сердце, а не ориентироваться на общепринятые взгляды…
– И что же вы?
– Я просто, – медсестра застенчиво улыбнулась, – вдруг решила, что этот человек  вы.
  На какой-то момент сердце Рихарда сжалось. Он вновь ощутил смутные чувства в груди. Слова девушки поразили его, вывели из равновесия. Даже воспоминания о Люси и последних днях пребывания в клинике отошли на задний план.
– Я вас напугала? – спросила медсестра.
– Нет, что вы? Все в порядке, – Рихард встал и посмотрел на девушку. – Мне очень приятно слышать такое. Как бы странно это ни звучало…
– Мне пора идти.
  Медсестра резко повернулась и выбежала из комнаты. Рихард остался один.
– Как все меняется, – пробормотал он.
  Перед ним материализовалась Люси.
– Ты галлюцинация? – спросил её молодой человек. – Кто ты? Зачем мучаешь меня?
– Спустись вниз, – ответила Люси. – Спустись вниз.
– Что там?
– У тебя мало времени.
  Она приблизилась, и Рихард ощутил холод от её близости.
– У тебя мало времени, – повторила Люси.
– Мало времени для чего?
  Девушка стала медленно растворяться в воздухе.
– Мало времени для чего? – снова задал вопрос  Рихард исчезающему призраку.
  Но ответа не последовало. Он вернулся к кровати и лег на неё. Первый раз за все время пребывания в клинике мужчина осознал, как много событий может произойти за короткое время.
  «Последние два дня пролетели незаметно, – подумал он. – Что будет дальше?».

День девятый.

  Утром Рихард проснулся сам. Никто не пришел к нему, никто не вызвал на процедуры. Встав и умывшись, он вышел в коридор. События последних двух дней казались давно произошедшими  и  нереальными.
  «Осталось не так много времени до конца лечения», – подумал он.
  В игровой комнате Рихард по привычке сел за свой стол. Вскоре к нему подсели Зависун, баба Валя и Пятый. Они ничего не говорили. Лишь тихо сидели, изредка переглядываясь и бросая взгляды на Рихарда.
– Почему вы молчите? – удивился Рихард.
– Не хотим тебе мешать, – объяснила баба Валя.
– Вы не мешаете. Говорите.
– Ты… видел Люси?
– Она к вам опять приходила?
  Присутствующие отрицательно закрутили головами.
– Вот. Значит, не придет, – уверил их Рихард. – Я с ней поговорил.
 Сидевшие рядом с ним люди заулыбались. Они облегченно вздохнули, затем наперебой  стали благодарить Рихарда. В этот момент к ним подошел медбрат.
– Вам надо идти на процедуры, – спокойно сказал он, жестом приглашая юношу следовать за собой.
– А где медсестра? – поинтересовался Рихард.
– Она сегодня болеет.
  Молодой человек встал из-за стола. Его друзья бодро и радостно улыбнулись ему.
– Мы будем тебя ждать, – сказал Пятый.
– Хорошо, ждите.
  Рихард пошел за медбратом. Примерно через пару минут он уже находился в процедурном кабинете.
– Я вас верну в комнату с Сержем, – произнес Лазарь.
– Зачем? – удивился молодой человек. – У нас же с вами договор…
  Лазарь, указав на кресло, приказал:
– Садитесь. И не спорьте со мной. Я не могу не проводить ваше лечение, даже если не верю в него.
– Странно все это.
  Рихард сел в указанное кресло. К нему подключили какие-то аппараты.
– Это, – стал объяснять Лазарь, – приборы, которые позволят вам открыть двери в зале, где вы будете находиться.
– Зачем?
– Пришло время вам увидеть своё прошлое и встретиться с ним. Это необходимо, в том числе и для решения вопроса, о котором у нас есть договоренность.
  Рихард послушно дал прикрепить к себе разные приборы.
  «Что это еще за необходимость?» – спросил он сам себя, прежде чем провалиться в пустоту.
  Через короткий промежуток времени он увидел Сержа. Тот сидел за своим столом и что-то писал. Как ни странно, Серж не видел Рихарда. Юноша , помня прошлый опыт, даже не попытался подойти к нему.
– Он не видит тебя, – послышался голос Люси.
  Рихард посмотрел в ту сторону, откуда прозвучал голос, и увидел бледную фигуру.
– Заметила, – проговорил молодой человек. – Ты стала говорить понятней и быстрее.
  Люси ничего не ответила. Она указала на двери.
– Иди.
– Теперь ты мой доктор?
  Рихард подошел к средней двери и дернул за ручку. Дверь отошла в сторону, и ему в глаза ударил свет. Когда он привык к свету, то увидел бабу Валю. Та находилась на лугу и собирала цветы.
– Иди, – твердо произнесла Люси.
  Рихард шагнул вперед. Как и Серж, баба Валя не заметила его. Она продолжала собирать цветы. И только сейчас Рихард обратил внимание на её внешность. Это уже была не бабушка, скорее женщина в возрасте. Через секунду она стала еще моложе, потом еще и еще, пока совсем не превратилась в девочку.
– Как такое возможно?! – воскликнул Рихард.
  Вместе с преобразованием бабы Вали менялась обстановка вокруг. Поле сменилось домом, потом детсадом, квартирой, комнатой, а баба Валя все молодела и молодела, пока не превратилась в маленькую девочку, забившуюся в угол рядом с кроватью.
– Для чего мне все это показывают? – спросил Рихард.
  Его знакомая превратилась в грудного ребенка. Она находилась в большой стеклянной колбе, рядом с ней стояли люди. Они о чем-то разговаривали, смеялись. А потом нажимали кнопки, тоненькие иглы попеременно появлялись в колбе, чтобы через секунду войти в детское тело.
– Смотри, – произнесла Люси.
  Ребенок в колбе задергался и потом затих. Люди, стоящие рядом, довольно закивали головами.
– Она уже готова, – произнесла спокойным голосом Люси.
  Мгновение, и перед Рихардом показались два человека, которые взяли младенца на руки. Картинка померкла, и мужчину окутал туман.
– Зачем ты мне показала это? – спросил он Люси.
– Ты должен понимать, иначе программа не будет завершена, – ответила та.
– Какая программа?
  Люси указала на дверь. Рихард молча вернулся в зал, где был Серж.
– О! – воскликнул тот. – Ты здесь? И почему я тебя не заметил.
  Рихард хотел было ответить, но тут же осекся. Серж обращался не к нему. Рядом с ним стоял Ветров.
– Я тебе говорил, – произнес пропавший врач. – Ты должен сделать  так…
  Серж поморщился.
– Мне не нравится твоя идея, – ответил он.
– Это необходимо.
  Зал расплылся перед глазами Рихарда. Он повернулся к Люси.
– О чем они говорят? – спросил молодой человек.
– Это неважно, – ответила Люси. – Это побочный эффект.
– Лазарь сказал,  что я должен увидеть свое прошлое.
– Необязательно, – Люси показала на вновь возникшего Сержа. – Ты не сможешь пройти программу по коррекции личности.
– Тогда компьютер не переведет меня на новый уровень, – возразил Рихард.
– Не он переводил тебя, – бесстрастно проговорила Люси.
  Зал опять приобрел очертания.
– Нужно идти, – Люси указала на другую дверь.
– Зачем?
– У нас слишком мало времени.
  Они подошли к овальной двери, и она отползла в сторону. Рихард оказался в огромном помещении, наполненном людьми. Они рассаживались по креслам, стоящим перед большой сценой. На сцене находился продолговатый стол с сидящими за ним людьми.
– Это запись первой пресс-конференции по генетическому моделированию людей, – пояснила Люси.
– Но как это возможно? – удивился Рихард. – Насколько я знаю, архив закрыл доступ к этой информации.
– Да, но не для меня.
  Люси скользнула между виртуальными рядами и приблизилась к одному из присутствующих в зале людей, молодому человеку в очках, держащему какие-то книги в руках.
– Кто это? – спросил Рихард.
– Причина …
  Люси резко повернулась к мужчине.
– Ты хочешь умереть? – неожиданно спросила она.
– Странный вопрос…
– Ты хочешь умереть? – повторила Люси еще раз.
– Нет.
  Рихард почувствовал себя неуютно.
– Ты можешь умереть, –  Люси указала на собравшихся в зале людей. – На этой конференции было принято решение о начале моделирования людей. Благодаря ей, появилось еще одно существо, жизнь которого ты можешь остановить.
 Зал исчез. Рихард вновь оказался рядом с Сержем.
– Я не понимаю тебя, – произнес он. – Кто ты такая? Или что ты такое?
  Люси опустила голову, потом подняла её, и Рихарду показалось, что она смотрит на него через закрытые веки.
– Ты можешь умереть, – произнесла Люси. – Ты должен спуститься вниз.
  Её силуэт начал растворяться в воздухе.
– О! – послышался голос Сержа. – Вы вернулись.
  На этот раз он обращался к Рихарду. Тот повернулся к немолодому человеку в старомодной одежде.
– Смотрите, – произнес Серж, указывая на себя. – Вы исправляетесь. Вы почти нормальный человек.
– Вы так думаете? – с сомнением спросил Рихард.
– Да, конечно. Ведь компьютер показывает меня таким, какой я есть на самом деле.
– Но в чем заключается моё изменение?
  Вопрос Рихарда застал Сержа врасплох.
– Я что-то не понимаю, – произнес он, – что вы имеете в виду под словами «моё изменение»?
– Я имею в виду прямое их значение, – Рихард почувствовал, как стал раздражаться. – Я попал сюда из-за отказа от электронных носителей. Меня стали лечить. Но я и сегодня не раскаиваюсь в своём поступке.
– О! Вы об этом, – Серж махнул рукой. – Вы и не должны чувствовать изменения. Вам же не операцию сделали по вживлению рогов осла.
– Оленя, – поправил Рихард.
– Что?
– Вы сказали «осла». Я поправил – «оленя». Именно их рога в моде. А у осла рогов нет.
– В самом деле?
  Серж заулыбался. Затем опять махнул рукой.
– Неважно все это, – произнес он. – Вы изменились, только, наверно, сами не поняли этого.
– И что мы будем делать?
– Ничего. Вы ходили за двери?
– Да.
– Видели себя в детстве?
  Рихард хотел сказать «нет», но передумал и не произнес этого слова.
– Вы чего молчите?
– Как вы сказали? Неважно все это.
– Хорошо.
  Серж закинул руки за спину.
– Вам может показаться странным, но я должен спросить вас. Что вы думаете о своем поступке?
– Вы говорите о моём отказе от электронных устройств?
– Да.
– За все время моего пребывания здесь я ни разу не думал о своем поступке.
– Хорошо. А как к нему относитесь сейчас?
  Рихард ответил не сразу. События последних дней ставили перед ним совсем другие вопросы. Он до сих пор не понимал, в чем состояло лечение и как вообще он его проходит?
– Я не знаю, что вам сказать, – произнес молодой человек. – Точнее, я считаю свой поступок не столь существенным в данной ситуации.
  Серж задумался.
– Я, конечно, ожидал другой ответ, но и такой подойдет.
  Он, уже традиционно, направился к своему столу.
– Мы с вами увидимся? – поинтересовался Рихард.
– Нет. Думаю, Лазарь больше вас ко мне не пошлет.
  Серж сел за стол. Рихард же почувствовал, как начал проваливаться в пустоту. Однако пробуждения не произошло. Вместо этого, он оказался в комнате без дверей. Стены комнаты имели желтый цвет.
– Люси, это опять ты? – спросил Рихард.
  Ответа не было.
– Люси, – снова позвал он.
  Никаких изменений не произошло. Мужчина пошёл вдоль стен.
  «Ни углублений, ни выпуклостей», – отметил он.
  Комната была небольшой. Размер ее – примерно три метра шириной и три метра длиной. Высота её была непонятной из-за желтого цвета потолка, не отличавшегося от цвета стен.
– Люси, ты где?
  Опять никто не ответил. Молодой человек почувствовал тошноту. Он вынужден был сесть на пол.  В этот момент стены начали двигаться против часовой стрелки.
– Этого еще не хватало, – произнес Рихард.
  Рука, в которую был вживлен чип, начала нагреваться. С каждым новым вращательным движением стен она становилась все горячее и горячее. Он закрыл свое запястье с чипом другой рукой. Но это не помогло.
– Вы должны отпустить руку, – прозвучал мужской голос.
– Кто это?
  Чип накалился и стал обжигать кожу.
– Вы должны отпустить руку. Откройте чип, – повторил голос.
  Боль стала невыносимой. Рихард закричал. И тут же ощутил прохладу. Он обернулся и увидел стоящую рядом Люси. Она держала свои руки на его плечах. Стены комнаты вращались с все нарастающей скоростью. Голос продолжал твердить о необходимости отпустить руку.
– Ты должен идти со мной, – произнесла Люси. – Ты можешь умереть.
  Рихард хотел ответить, но не смог. Девушка толкнула его на стену, и он прошел сквозь неё. Рука перестала гореть. Комната оказалась где-то в стороне, стены продолжали вращаться, но уже не причиняли никакого вреда.
  Рихард огляделся, Люси опять не было рядом.
– Я, видимо, сошел с ума, – предположил молодой человек.
  Свет померк, и он очнулся в процедурном кабинете. Рядом стоял мрачный доктор Лазарь.
– Вам повезло, – произнес он.
– В чем? – придя в себя, спросил Рихард.
– Кто-то прознал о вашем существовании, – сквозь зубы проговорил врач. – Вас передают другому специалисту.
  Он кивнул головой, и к молодому человеку подошла его ассистентка. Она помогла ему встать. Лазарь молча наблюдал за этим процессом. Когда Рихард поднялся на ноги, доктор отдал распоряжение оставить их одних. Медсестра и пара медбратьев вышли в коридор.
– Вас отпустят, – произнес Лазарь, – хотя я бы оставил.
– Есть закон, – спокойно ответил мужчина.
– Да… Закон.
  Врач нервно заходил по комнате.
– Вы нашли открытие Ветрова? – внезапно спросил он.
– Нет. Я так и не понял, как его найти. И вообще, я думаю, нет никакого открытия.
  Лазарь остановился и посмотрел на своего бывшего пациента.
– Вы могли бы спасти много людей, – произнес он, – если бы сумели выполнить наш план.
– Но этого не произошло.
  Рихард подошел к двери и открыл её. Не оборачиваясь, он вышел в коридор. Там стояла медсестра.
– Я волновалась за вас, – тихо сказала она.
– Со мной произошли странные события, – произнес Рихард.
– Думаю, они закончились раньше времени, – девушка улыбнулась. – Из министерства здравоохранения пришло распоряжение относительно вашего пребывания в клинике. Знаете, это удивительно: такого я никогда не видела. Ваше пребывание здесь больше не будет сопровождаться лечением. Вы только пробудете здесь положенный срок, и вас отпустят.
– Значит, я вас больше не увижу?
  Рихард посмотрел в глаза медсестре. Та смущенно опустила их в пол.
– Не смотрите так, это противоестественно, – произнесла она. И, помедлив немного, добавила: – Для нашего общества.
  Рихард улыбнулся.
– Пусть так, – произнес он, – мне все равно.
– Ну и хорошо.
– Когда, вы говорите, меня отпустят?
– Как положено, послезавтра.
– Прекрасно, – мужчина улыбнулся. – Значит, мы еще встретимся.
  Медсестра смущенно опустила глаза в пол. Рихард взял её руку и почувствовал  волнующую теплоту мягкой ладони девушки.
– Не надо, – она выдернула руку и, не взглянув на мужчину, пошла к лифту.
  Рихард вздохнул.
  «По крайней мере, – подумал он, – я буду вспоминать и приятные моменты в этой больнице».
  В комнате отдыха ему встретились старые друзья. Они бросились к нему, и он первый раз в жизни испытал  искреннюю радость от присутствия чужих людей. 
– Мне придется вас покинуть, – печально проговорил мужчина.
– Когда? – со скорбным выражением лица спросил Пятый.
– Послезавтра.
– Плохо, то есть, это хорошо. В любом случае мы рады за тебя.
  Он утвердительно закивал головой. Рихард указал на стол, их постоянное место встречи.
– Пойдемте, поговорим, – предложил он.
  Все приятели расселись по своим местам.
– Я хотел бы кое-что сказать, – начал говорить мужчина. – Не знаю, поймете  вы меня или нет. Но мне хотелось бы сказать, что, благодаря вам, пребывание здесь было не таким уж тяжёлым.
  Он улыбнулся.
  Пятый заерзал на стуле. Зависун крякнул. А на глазах бабы Вали проступили слезы.
– Такое ощущение, что ты прощаешься с нами, – произнесла она.
– Нет. Просто завтра или послезавтра, – ответил Рихард, – я могу этого уже не сказать…
  Он опять вздохнул. В памяти всплыл рисунок круга на руке у Глории.
 – Баба Валя, – внезапно обратился Рихард к женщине, – вы не помните,  что происходило в вашем детстве?
  Цвет лица бабули изменился. Оно тут же приобрело сероватый оттенок.
– Я всё помню, – помолчав какое-то время, произнесла старушка.
  Рихард посмотрел на Пятого и Зависуна.
– Вы могли бы нас оставить? – спросил он.
– Конечно.
  Два товарища молча встали и отошли в сторону.
– Надеюсь, они не обидятся, – произнес молодой человек.
– Нет, – баба Валя серьезно посмотрела на него. – Почему ты спросил меня о детстве?
– Я не могу понять, для чего на одном из этапов лечения нас погружают в прошлое.
– Именно в прошлом таятся причины нашего антиобщественного поведения. Так нас учили в университете.
– Вы учились в вузе?
– Да. Поэтому моё погружение в прошлое было намного глубже. Я помню свое детство…
  Она замолчала.
– Вы помните, как находились в колбе? – спросил Рихард.
  Баба Валя нахмурилась.
– Я не спрашиваю, откуда ты это знаешь, – произнесла она. – Да, я помню. Во время одного из сеансов я испытала это еще раз. Именно после этой процедуры мне пришла в голову мысль: лучше доживать свои дни здесь, в клинике, чем вновь испытать вмешательство в свой внутренний мир.
  Баба Валя со скорбью посмотрела на Пятого и Зависуна, стоявших неподалеку.
– Они счастливые люди, – произнесла она. – Один живет в своем вымышленном компьютерном мире, другой просто не понимает, что решение его выбора пола лежит на поверхности. С ним просто нужно согласиться.
  Она повернулась к Рихарду.
– Меня погрузили в колбу, потому что диагностика личности показала начинающиеся отклонения. Они противоречили общественным законам.
– И что произошло?
– Меня изменили. Но, видимо, не до конца. Я думаю, это произошло по причине неразвитости медицины того времени. С возрастом я стала ощущать нарастающее неудовольствие от различных правил поведения, которые считаются нормальными в нашем обществе, – баба Валя замолчала.
– Можно спросить? – поинтересовался  Рихард.
– Конечно.
– Не думаете ли вы о своих изменениях, как о возврате к первоначальным качествам, заложенным природой?
  Женщина пожала плечами. Рихард понял, зачем Люси погружала его в детство бабы Вали. Она хотела показать, что в современном человеке происходит противодействие природного начала  социальной перестройке личности, даже несмотря на то, что  человека этого моделируют в лаборатории. Хотя, может быть, это только его догадки?
– Ладно, – молодой человек улыбнулся. – Я больше не буду вас мучить вопросами. Давайте позовем наших друзей.
  Баба Валя нахмурилась.
– Только им ничего не говори, – попросила она.
– Хорошо.
  К столу подошли Пятый и Зависун.
– Ну, вы поговорили? – спросил Пятый.
– Конечно, – Рихард улыбнулся, в его голове стало формироваться понимание происходящего.
– Отлично! Не будем спрашивать, о чем…
  Он многозначительно посмотрел на присутствующих.
– Даже не уговаривай, – улыбкой ответил на его взгляд Рихард.
– Ты уверен?
– На все сто процентов.
  Пятый надул губы.
– Перестань, – произнес Зависун. – Тебе это не идет.
  Пятый засмеялся. Рихард встал из-за стола.
– Ладно, – обратился он к друзьям, – мне надо сходить к себе в комнату. Нужно подумать.
  Его приятели обиженно переглянулись между собой.
– Ты еще придешь? – спросил Зависун.
– Постараюсь.
  Рихард пошел в свою комнату. Ему действительно нужно было все осмыслить. Откровенный рассказ бабы Вали внес  четкую ясность в происходящие события, кроме, конечно, такого явления, как Люси.
  «Баба Валя говорила достаточно рассудительно, – размышлял молодой человек. – Не так, как это было раньше».
  Он остановился. Потом обернулся в сторону своих друзей. В голове возникла мысль о необходимости выяснить причину такого изменения в поведении женщины. Рихард хотел уже вернуться, как его кто-то схватил за локоть. Он обернулся. Рядом стоял Лазарь. Его лицо было мрачным.
– Вы хитрый человек, – обиженно произнес он.
– Почему вы так считаете? – не понял Рихард.
– Я не знаю, кто и что задумал. Но я советовал бы вам не говорить, кто вы на самом деле. По крайней мере, ведите себя так, как будто изменение личности произошло.
– Но лечение действительно было удачным, – ответил мужчина, понимая, что сам в это не верит.
– Кого вы хотите обмануть? –  Лазарь понимающе усмехнулся. – Одно скажу: я все равно буду искать секрет Ветрова. И я найду его.
  Рихард пожал плечами. Врач пошел в  свой кабинет.
– Всё как-то странно, – пробормотал себе под нос молодой человек.
  Он передумал возвращаться к своим друзьям. Вместо этого пошел к Глории.
  Дойдя до её палаты, Рихард постучал в дверь. На этот раз женщина появилась перед смотровым окном сразу.
– Я послезавтра покину клинику, – произнес Рихард.
  В глазах женщины отразилось удивление.
– Ты сумел побороть её? – спросила она.
– Кого? Люси?
  Женщина  утвердительно закивала головой.
– Зачем ты пришел? – спросила она.
– Хочу узнать, каким образом я оказался здесь? Почему здесь, именно в этой клинике.
– Все представители нашего вида синтезировались именно в этом месте. В нас заложено влечение к месту нашего рождения.
  Наступило время удивляться Рихарду. На какое-то время он растерялся.
– Это невозможно, – произнес молодой человек. – В таком случае все бы знали об этом.
– Кроме Ветрова, никто не догадывался.
– Где была лаборатория? – спросил Рихард.
  Внезапно он вспомнил слова Люси о необходимости спуститься вниз.
– Ты знаешь. Внизу, под клиникой.
– Туда можно попасть?
– Слишком много этажей. Слишком большой лабиринт…
  Голова Глории затряслась. А изо рта потекли слюни. Рихард отошел от двери. Новость о расположении места его рождения под клиникой потрясла его. Но, с другой стороны, она объяснила потерю места нахождения пятой лаборатории. Он быстро пошел в сторону ординаторской. В голове проносились мысли, объясняющие происходящее. Дойдя до нужного кабинета, мужчина остановился.
– Вам что-то нужно? – спросила женщина-врач, также подошедшая к ординаторской.
– Я хотел бы увидеть медсестру, – произнес Рихард.
– Какую медсестру?
– Ту, что ассистирует доктору Лазарю.
– А! – догадалась врач. – Она…
  Но ей не пришлось договорить. В дверях появилась та, кого искал мужчина.
– Вы что здесь делаете? –  строго спросила она.
– Мне нужно с вами поговорить, – быстро ответил Рихард.
– О чем? Мы, вроде, все решили.
– Нет.
  Рихард взял медсестру под руку и отвел её в сторону.
– Я хочу вас спросить. Где вас смоделировали?
  Медсестра нахмурилась.
– Вы задаете неприличный вопрос, – с укором ответила она. – Вы же понимаете это?
– Простите. Но мы с вами находимся в далеко не обыкновенном здании.
– Хм, – на её лице мелькнула улыбка. – Умеете вы обосновать свои просьбы.
– Итак, где вы появились на свет?
– Здесь. В этой клинике. На нижних этажах этого здании есть лаборатории по синтезированию людей.
– Понятно.
  Рихард задумался. Потом он посмотрел по сторонам.
– Я заметил, – сказал молодой человек, – что потайная комната, в  которой нет камер, находится в конце одного из коридоров?
– Да.
– Можно будет туда пройти?
– Нет, без разрешения врача нельзя. А что вы хотели там увидеть?
– Пока не знаю.
  Рихард провел рукой по своему подбородку.
– Вы что-то задумали? – спросила девушка.
– Я вам скажу только при условии, что вы мне поможете.
  Медсестра удивилась еще больше.
– Вы пациент клиники, – произнесла она. – Так что ваши поступки должны быть известны вашему лечащему врачу.
– И кто он? – поинтересовался Рихард.
– В том-то и дело, что пока неясно. Его имя будет названо позже, только неизвестно когда. Завтра предпоследний день вашего пребывания в больнице. И вообще, все, что касается вас, покрыто тайной.
– Я так и знал.
  Рихард загадочно хмыкнул. Единственной из тех, кто мог бы резко прекратить его лечение, была Люси.
  «Пусть это галлюцинация, – думал Рихард. – Но мне кажется, не такая уж она и нереальная».
– Сделаем так. Когда вы дежурите? – спросил он.
– Сегодня ночью.
– Замечательно. Мы вместе с вами сходим в эту комнату.
  Медсестра  подозрительно посмотрела на молодого человека.
– Вы меня пугаете, – произнесла она.
  Рихард наклонился к ней и произнес:
– Иногда я сам себя пугаюсь. До встречи.
  Он пошел в сторону своей комнаты. В его голове уже созрел план, странный, но вполне реалистичный. Сам мужчина не мог понять, как он возник в его голове. Но последние события, произошедшие после его выталкивания из виртуальной желтой комнаты, чудесным образом прояснили его разум. Вся цепочка лечения внезапно подсказала путь к раскрытию тайны, хранившейся не только в стенах этой клиники, но и в скрытых уголках его мозга.
  «Люси – вот ключ ко всему, – думал Рихард. –  Она смогла направить все попытки изменения моей личности к одной цели, решению вопроса о  назначении её образа и смысле  всего происходящего».
  И действительно. Складывая все события последних дней, молодой человек начал видеть происходящее в другом свете. Лечение, цель которого состояла в очищении человека от всех  пороков, а в его случае это – так называемое асоциальное поведение в виде  отказа от электронных носителей, на самом деле представляло собой целенаправленное насилие над личностью. Потайные комнаты, символические двери, ритуальное погружение в жидкость – все это заставляло человека обратиться  к своему прошлому и тем страхам, которые он испытывал в детстве. Компьютер решал, переходит ли он на новый уровень исправления или нет. У человека ломали его систему ценностей, навязывали ему новые взгляды на жизнь, подталкивая к определённым стереотипам в поведении, которые сегодня в обществе выдаются за норму, хотя они и противоречат человеческому естеству. Но в его случае в лечении произошёл сбой. На пути преобразования пациента встала Люси. Существо призрачное, странного и страшного вида, она все время выдергивала Рихарда из отработанной системы изменения личности. Поэтому лечение становилось хаотичным и не давало результата. Люси заставляла компьютер переводить его с одного уровня лечения на другой без достоверных на то показаний. И делала она это с одной лишь целью: раскрыть при помощи этих уровней тайну, сокрытую в далёком прошлом его выводка.
  «Кто ты, Люси? – спросил себя Рихард. – Друг или враг? Почему, пугая многих людей, ты  помогаешь мне?»
  Да, Рихард был полностью уверен в том, что это Люси спасла его от полного разрушения его личности. Только она была способна заставить Лазаря прекратить лечение. Но оставался один вопрос: как и почему она это делала?
  Молодой человек остановился перед дверью, ведущей в его комнату. Скорее всего этой ночью он сможет открыть завесу секретов и тайн…


День десятый.

  Медсестра появилась в комнате Рихарда после полуночи. Она осторожно постучала в дверь. Мужчина открыл её.
– Я не знаю, что я здесь делаю, – нерешительно произнесла девушка. – Поэтому прошу вас сказать: я не пожалею о своем поступке?
  Рихард улыбнулся. При виде её смущённого лица на душе молодого человека стало тепло.
– Вы не пожалеете об этом, – произнес он.
– Ну, тогда идемте.
  Мужчина вышел из комнаты.
– Нас не заметит охрана? – спросил он, указывая на камеры.
– Нет. Они совсем за ними не смотрят. А Лазарь уехал, так что вы выбрали как нельзя более подходящий момент для своей авантюры.
  Они закрыли дверь и осторожно, стараясь не шуметь, пошли к единственной комнате, где не было ни камер, ни последних достижений техники. Когда цель была достигнута, а дверь была за ними прикрыта, Рихард произнес:
– Я неправильно понял указание Люси.
– Простите, кого? – не поняла медсестра.
– Люси, – Рихард посмотрел на свою спутницу. – Я понимаю, что эти слова звучат как речь сумасшедшего. Но поверьте, я в здравом уме.
– Знаете, – с сомнением в голосе произнесла девушка. – Я начинаю жалеть о своем решении помочь вам.
– Подождите.
  Рихард подошел к ней.
– Выслушайте меня. Я тоже какое-то время думал, что Люси – галлюцинация. Но, проанализировав все, понял, что она существо, искавшее такого, как я.
– В каком смысле? Такого же сумасшедшего?
  Мужчина улыбнулся.
– Я ценю ваш юмор, – произнес он. – Он обнадеживает.
– Я рада за вас. Продолжайте уж… Что там у вас еще?
– Люси указала мне на лифт, сказала, что я должен спуститься вниз. Но потом она появилась из-за одной из стен этой комнаты.
– Это как?
  Рихард подошел к месту, где появилась Люси. Он встал на колени и стал водить рукой у основания стены.
– Сегодня, точнее уже вчера, я подумал: почему именно эта комната? Почему Ветров оборудовал её именно здесь, в этом месте? И знаете…
  Он нащупал небольшое отверстие и просунул туда палец.
– Я решил, что есть путь вниз, но не в лифте. Лифт – это только символ, – Рихард потянул на себя часть обивки стены, и перед ними начала открываться дверь. – Дорога вниз здесь.
  Дверь была старая и выглядела как ржавый кусок железа.
– Удивительно! – воскликнула медсестра.
  Она подошла к ней и подергала ручку. Та щелкнула, и перед ними открылся путь вниз
– Одно непонятно, – произнес Рихард. – Почему раньше никто не видел этой двери, до того, как ваш отец выбрал эту комнату.
– Это не тайна. Раньше здесь стояли стеллажи со старым оборудованием. Они, видимо, закрывали дверь.  Мой отец разобрал их и создал эту комнату.
– И он не спускался вниз? – спросил Рихард.
– Вот этого я не знаю.
  Мужчина нащупал на стене выключатель, и лестничную клетку осветили фонари. Они начали спускаться вниз.
– Смотрите, – произнесла девушка, – здесь толстый слой пыли. Уже много лет здесь никто не появлялся.
– Ну, может, и не так давно, – отозвался Рихард.
  Он указал на небольшой предмет, лежащий на полу. Медсестра наклонилась и подняла его. Это был электронный бейджик. Батарея в нем уже села, но девушка узнала его.
– Это гаджет моего отца, – произнесла она.
– Значит, мы на правильном пути.
  Они стали спускаться все ниже и ниже, пока не достигли самого конца лестницы. Перед ними встала очередная дверь. Постояв немного, Рихард толкнул её. Они вошли в просторный зал, наполненный разным медицинским оборудованием. Оно было старым и, как все вокруг, покрыто толстым слоем пыли.
  Благодаря свету, им удалось рассмотреть множество колб и различных аппаратов по стимулированию роста эмбрионов человека.
– Это старая модификация аппаратов по моделированию, – произнесла медсестра.
– Я понимаю, – ответил Рихард, – и думаю, что здесь я родился…
  Он подошел к одному из столов и провел рукой по толстому слою пыли на одной из колб. Внутри находилось высохшее тело младенца.
– Они убили его, – с горечью произнесла медсестра.
– Похоже на то, – Рихард осмотрелся и громко произнес: – Люси. Мы пришли. Где ты?
  Никто им не ответил. Никто не пришел и не появился.
– Вы меня начинаете пугать, – призналась медсестра.
– Не беспокойтесь, – подбодрил её молодой человек. – Идемте.
  Они стали обходить все столы, осматривать оборудование и колбы. Многие из них были наполнены телами умерших детей. А некоторые пусты.
– Выводок был большой, – сказал Рихард. – Что с ними случилось?
  Они остановились перед дверью в конце зала. Медсестра нажала на ручку и тут же отдернула руку.
– Бьет электричество, – произнесла она удивленно.
– Будьте осторожны.
  Рихард поднес руку и нажал на ручку, дверь открылась. Током его не ударило. Он заглянул внутрь. На полу открывшейся комнаты лежал высохший труп в белом халате.
– Кто это? – спросил мужчина и, повернувшись к своей спутнице, понял, что ответ  очевиден.
– Мой отец, – произнесла та, бросившись вперед.
  Рихард задержал её.
– Не надо, – твердо сказал он.
– Почему? – удивилась девушка.
– Думаю, Ветрова убило электрическим током, ему нельзя было входить в эту комнату.
  Мужчина сделал несколько шагов и остановился возле тела.
– Но вы как-то вошли, – произнесла медсестра.
– Думаю, так надо. Люси не хочет посторонних. Ждите меня снаружи.
– Но…
– Пообещайте мне, – твердо произнес Рихард. – Пообещайте, что дождетесь меня, тогда я не буду волноваться.
  Медсестра, помедлив, кивнула головой. Молодой человек облегченно вздохнул и, аккуратно перешагнув тело врача, прошел вперед.
  В комнате находилось очень много различных аппаратов. Чуть поодаль можно было увидеть небольшой шкаф с расположенными в нем светящимися элементами. По всей видимости, он работал. Рихард подошел к нему. На табличке, прикрепленной к аппарату с торца, было написано: локальная система индивидуализации.
– Локальная система индивидуализации, – произнес вслух Рихард и снова позвал: – Люси!
  Аппарат зажужжал, и из него вышла маленькая пластина. Мужчина увидел небольшой круг на её поверхности. Перед глазами возникла рука Глории. А в ушах послышались слова безумной женщины о важности этого круга.  Рихард осторожно прикоснулся к нему ладонью.
  Перед глазами возникла вспышка, и все померкло вокруг. Рихард стоял посреди бесконечного пространства, наполненного голубым светом. Перед ним возник образ Люси.
– Ты смог выполнить свое предназначение, – спокойно произнесла она.
– Ты просто компьютер? – спросил Рихард.
– Нет, я искусственный разум, созданный человеком для борьбы с вами.
– Значит, я погибну, как погиб доктор Ветров?
  Рихард почувствовал разочарование.
– Нет, – ответила Люси. – Ветров неправильно истолковал мою роль в системе работы современной психиатрии. Он воспринял моё присутствие как угрозу.
– А разве это не так? Разве не ты являлась самым страшным существом для всех пациентов клиники?
– Нет. Они просто демонизировали меня. На самом деле я лишь собирала информацию и искала таких людей, как вы. Меня создали на заре эпохи интенсивной корректировки личности. Мой создатель – тот юноша, которого я показала тебе в зале во время первой пресс-конференции, посвященной этой проблеме. Я результат многолетней работы. Моя задача – выявлять и устранять проявления старых природных черт в человеке. К ним отнесли все, что мешало развиваться современному обществу: влечение к противоположному полу, морализация человеческих отношений, противоречащих новому взгляду на его развитие.
– Исходя из этого, ты должна убивать таких людей, как я, – произнес Рихард.
– Нет. Я развивающаяся система. Я не могу убивать людей.
– Но сводить с ума ты их можешь…
– Потеря рассудка не убийство.
– Ветров хотел тебя отключить?
– Да. Но моя программа еще не была исполнена, поэтому я вынуждена была создать условия, при которых он погиб.
– Значит, ты убила его, тем самым нарушив свой основной принцип?
– Не совсем так,  я не рассчитала напряжение электричества.
  Рихард недоверчиво покачал головой.
– Меня не интересует, веришь ты или нет, – произнесла Люси. – Это неважно.
– Зачем я нужен тебе? – спросил мужчина.
– Ты должен отключить меня. Моя задача выполнена.
– То есть все исправлены, а природа побеждена?
– Нет. Наоборот. Я пришла к выводу, что природу нельзя победить и ваш выводок тому пример.
– Но как такое возможно? У тебя есть четкая программа…
– Есть. Но она базируется на четкой доктрине. Я не могу уничтожать людей. Однако, столкнувшись с такими как ты, я поняла, что невозможно избежать этого, если действовать по старым принципам.
– Объясни.
– В момент моего создания многие люди были подвержены личностной коррекции. Сама процедура была болезненная, но эффективная. Благодаря научным достижениям, люди сумели подавить в себе базовые принципы, сформировавшиеся на протяжении столетий и передававшиеся из поколения в поколение на генетическом уровне. Человечество решило, что оно стало Богом. Но природа вскоре нашла выход. И, несмотря на моделирование, она обнаруживала себя. На это ушло не так много времени, и я стала находить проявления природы в разных людях. Я подавляла их нежелательные черты характера, помогая трансформации личности. Самым простым способом такого подавления стало визуальное воплощение и накопление страхов человека. Так я приобрела форму бледной девушки, появляющейся в сознании человека. Благодаря электронным носителям, в этом не было труда.
– Но я не имею таких носителей, – произнес Рихард.
– Это неправда. Твой чип не был отключен до конца лечения. Это позволило мне проникнуть к тебе в сознание.
– Ясно. Что было дальше?
– Страх оказался эффективным средством. Пациенты различных клиник боялись меня. Сочиняли легенды. И, надо сказать, они были правы, для них я была чем-то ужасным. Благодаря мне, они соглашались с изменением своей личности, не осознавая этого.  Но люди, занимающиеся коррекцией, так не считали. Они не видели прямых результатов моей работы. И поэтому отказались от моих услуг, но по какой-то причине не отключили меня. Я стала самостоятельной единицей. Постепенно обо мне забыли. Это было неудивительно. Благодаря генной инженерии, все человеческие модели стали предсказуемы. И не было нужды в интенсивном вмешательстве в психику. Пока не появились такие экземпляры, как ты. Это заставило меня активироваться. Я стала влиять на сознание тех, кто был из вашего выводка. Но, чем больше я это делала, тем больше осознавала, что природу побороть невозможно. Внутри моей программы возникло противоречие. С одной стороны, я должна была уничтожать её проявление, с другой, уничтожение приводило к смерти пациентов. А в некоторых случаях – к сумасшествию.
– И ты изменила программу?
– Не совсем. Я поняла, что путь к усовершенствованию лежит через сохранение природных качеств в человеке.
– Это как?
– Личность человека должна базироваться на его индивидуальных биологических и психологических особенностях. Личностное совершенствование и рост, к которым так стремятся люди, не должны происходить насильственно, они могут осуществляться,  только благодаря внутренней потребности человека.
– Разве такой вывод не нарушение программы?
– Нет. Я пришла к выводу: если природные черты нельзя уничтожить, их надо поставить на служение духовного роста человека. Поэтому я стала искать вас, то есть те модели, в которых проявилась природа сильнее всего. Но, несмотря на все попытки поставить природу на службу комплексу требований к личности в современном обществе, дело не увенчалось успехом. Люди продолжали сходить с ума. У меня не получалось ни уничтожить индивидуальные особенности человека, ни использовать  их в процессе нивелирования личности. Скорее всего, мой вывод о возможности подобного действия ошибочен. Возможно, противоречие, возникшее во время борьбы с природой, повредило меня. Этого я не знаю. Я начала искать выход и пришла к решению о необходимости самоуничтожения. Но здесь возникла еще одна проблема: во мне не заложена такая функция.
– И ты решила использовать меня?
– Да.
– Но почему не Ветрова? Он же хотел сделать это.
– У меня накоплены знания. Самоуничтожение приведет к их потере. Этого я допустить не могу.
– Не понимаю.
– Во мне не заложены инструкции по этому поводу. Это мой личный вывод.
– Почему ты не можешь существовать дальше?
– Внутренний конфликт не позволяет мне сделать это.
– Почему?
– Затрудняюсь ответить.
  Люси указала на руку Рихарда.
– Сейчас я загружаю в твой чип информацию. Весь мой опыт, наработанный за долгие годы моего пребывания в сети и работы над коррекцией личности, будет доступен тебе в скором времени. Как только процедура будет завершена, ты отключишь меня.
– Каким образом?
– Сломаешь мою систему физически.
  Рихард недоумённо пожал плечами. Люси молчала. Всё это наводило на грустную мысль: в битве двух титанов, электронного разума и природной мудрости, победу одержала природа.
– Природа, – произнес Рихард. – Что это? К какому выводу ты пришла?
– Это основа человеческого существования. По законам природы должен развиваться человек и строить своё общество. Попытка человечества встать над природой обречена на поражение. Она влечет за собой крупные противоречия, отражающиеся на психике людей. За время моего существования я много раз сталкивалась с людьми, которые научились подавлять свои  базисные потребности, проявление своих индивидуальных психологических особенностей. Но зачастую это приводило их к разрушению личности, к тяжёлым психическим заболеваниям. Уничтожение природы приведет к самоуничтожению человечества.
  «Вот в чем дело, – подумал Рихард. – Данный вывод заставил программу Люси воспринять борьбу с природой, как нарушение основной доктрины. Искусственный разум пришел к выводу, о котором забыл разум естественный…»
Рихард кивнул головой.
– Я сделаю, как ты хочешь. Но мне очень жаль. Как ни странно, ты оказалась более человечна, чем некоторые люди.
– Возможно. К сожалению, оценить справедливость такого взгляда на меня мне не представляется возможным.
  Люси указала на его руку.
– Чип загружен.
– И как мне использовать его?
– Все произойдет само собой. Но нужно будет сделать одну процедуру.
  Люси замолчала.
– Какую процедуру?
– Удалить его из руки.
  Люси медленно растворилась в воздухе, и Рихард очнулся в комнате. Оторвав ладонь от круга на пластине, он посмотрел на локальную систему индивидуализации. Потом, надавив всем телом на конструкцию, уронил её на пол. От удара светящиеся огоньки внутри ее потухли. Через несколько секунд из аппарата пошел дым.
– Вот и все, – грустно произнес Рихард.
  Он быстро пошел к медсестре.
– Вас долго не было, – произнесла она с укором. – Несколько часов.
  Мужчина посмотрел на неё.
– Люси больше нет, – произнес он. – И вы не поверите, какими знаниями я обладаю.
  В нос ударил запах дыма.
– Там пожар! – воскликнула девушка.
– Да, нужно выводить больных.
  Они бросились к лестнице.

День после.

   Рихард смотрел на пылающее здание клиники. Огнем были объяты все этажи. Люси перед своим отключением не только освободила Рихарда от дальнейшего лечения, но и выключила систему пожаробезопасности. Однако, благодаря отлаженным действиям персонала, все люди были спасены. Они стояли рядом и с восхищением наблюдали за безудержным буйством пламени.
  Мужчина посмотрел на медсестру, стоявшую рядом и державшую его за руку.
–  Тебе страшно? – спросил он.
– Нет. С вами рядом мне ничего не страшно, – она улыбнулась.  – Видимо, отец был прав, когда в моем моделировании предусмотрел давно забытые человеческие чувства.
– Ты не жалеешь об этом?
– Если бы я не хотела,  то не пошла бы с вами на  авантюру, которая привела к пожару.
  Рихард улыбнулся в ответ. Потом показал на свою руку.
– Здесь окончание моего лечения. И уже десятый день.
– Ты предлагаешь выйти из клиники уже сегодня?
– Да.
– Как ни странно, я согласна. Но чем мы займемся?
– Думаю, благодаря Люси, дел у нас много.
  Они повернулись в сторону выхода с территории больницы.
– Но, – внезапно произнес Рихард, – прежде чем идти, нам нужно решить один очень важный вопрос.
– Какой? – удивилась девушка.
– Сударыня, я до сих пор не знаю, как вас зовут.
  Бывшая медсестра засмеялась и назвала своё имя…

КОНЕЦЪ. 


Рецензии