Сделай вид, что любишь 19

19

       Ворота были открыты настежь, и Варвара беспрепятственно въехала в безлюдный двор, заняв место возле единственной машины на автостоянке.

       - Какой красивый дом! – восхитилась Варвара.
       Дом был выстроен с правильными квадратными формами в европейском стиле. Окна квадратные на первом этаже и арочные на втором – именно так, как нравилось Варваре.

       - Адачка, а можно нам зайти с вами, - попросила Михаэла.- Не  вызовет ли это недоумения?
       - Я буду даже благодарна вам, если вы немного побудете рядом. Я сильно нервничаю, и мне понадобиться буквально полчаса, чтобы успокоиться и прийти в себя.
       Михаэла помогла Адачке выйти из машины и повела ее к открытым настежь дверям дома. Шли медленно, по пути осматривая двор, а Варвара мысленно прикидывала во сколько миллионов обошлось хозяевам строительство особняка и обустройство ландшафта.

       В холле им никто не встретился, и Адачка повела девушек в гостиную.
В центре огромной гостиной, заставленной венками и вазонами с живыми цветами, стоял гроб с телом. Возле гроба сидела одинокая фигура. Это была пожилая женщина в траурном одеянии, неотрывно вглядывающаяся в застывшее лицо покойника, руки ее были сложены на коленях. Она тихо шептала то ли молитву, то ли говорила, обращаясь к умершему. Увидев вошедших она встала, и пошла навстречу.
       - Сестра, как хорошо, что ты приехала. Светочка, приди в себя, Адачка приехала, - хрипло выдавила она из себя.

       Вдова находилась в зоне отдыха и, покинув уютное кресло, медленно подошла к матери и тете. Они крепко обнялись втроем и заплакали.

       Михаэла тронула за руку Варвару и прошептала:
       - Горестно за ними наблюдать. Пойдем, поищем кухню и приготовим чаю для женщин.
        Девушки вышли в холл и за лестницей, ведущей на второй этаж, обнаружили кухню, соединенную со столовой.

       - И здесь никого, - удивилась Варвара. – Миха, тебе не кажется странным, что в доме с покойником находятся только вдова и ее мать? А где же соседи и друзья, призванные скорбеть и утешать в дни горя?

       - Не суди строго, Варя. Чужая смерть пугает. Не все могут находиться рядом с покойником. Нескончаемый людской поток с соболезнованиями и уверениями будет завра, часа за два до начала похорон. И скорее всего в этой процессии будет тот, кто приговорил Прилужного к выносу тела. Бр-р-р-р. - Михаэла передернула плечами, как от озноба. – Как тебе этот домик?

       - Впечатляет. На зарплату директора кампании такой шикарный особняк не построишь. Это я могу тебе точно сказать. Если только тесть его Кобилат, помог в строительстве, коль он владеет кампанией.
       - Наверное,- сказала Михаэла - но поговорим об этом не здесь.
Они замолчали. Варвара включила чайник, а Михаэла из чая в ассортименте, выбрала состав с мелиссой. В джунглях огромного холодильника девушки отыскали разнообразные нарезки колбасы и сыра, и пока заваривался чай, приготовили большое количество бутербродов.
       - Варя, мне кажется, - Михаэла замолчала, обдумывая мысль, - нет, я уверена, что Светлана беременна.

       - С чего ты взяла?
       - У нее рука лежала на животе, когда она встала с кресла и шла к Адачке.
       - Нет у нее никакого живота, она вся как китайская статуэтка, - не согласилась Варя с выводом подруги.
       - Живота нет, а рука защищала того, кто уже есть внутри. Я помню, как на занятиях по сценическому мастерству преподавательница приводила нам примеры неосознанных движений рук, и это защитное движение беременных в том числе.

       - Миха, согласись с тем, что  она в возрасте наших мам. Если, как сказала Адачка, Прилужные поженились 25 лет назад, то ей сейчас 44-45 лет, как ми-ни-мум.
- Ну и что? И чего спорить, если через несколько месяцев убедимся в моей правоте, а если повезет, то выведаем сегодня.
       Они начали сервировать стол, когда у них за спиной раздался голос:
       - Это вы привезли Адачку?

       Обе от неожиданности вздрогнули и резко развернулись. В кухню вошла кузина Адачки. Хоть и были они двоюродными сестрами, а не близнецами, но близкое родство угадывалось в поразительной внешней схожести. Отличие было в степени достатка, ибо черное платье было таким простым, что о цене его было страшно подумать.

       - Вы Адачкины соседки?
       Девушки кивнули головой в знак согласия. Первой пришла в себя Михаэла.
       - Извините, мы не представились. Я Михаэла.
       - А я -  Варвара.
       - Господи, девочки, простите меня. Я вас не узнала. Хоть и видела вас у Адачки, когда вы были совсем крохами, но знаю о вас по рассказам сестры. Меня зовут Виталина Вадимовна.

       - Виталина Вадимовна, простите, что хозяйничаем в кухне, - извинилась Михаэла за самоуправство. - Мы решили, что вам всем необходимо подкрепиться, но не обнаружив никого, кто мог бы об этом побеспокоиться, взяли заботу на себя. Вы присаживайтесь, а мы поухаживаем за вами.

         - Да-да, спасибо. Вот уж не ожидала, что лучшее сопрано оперного театра будет суетиться вокруг меня. – Виталина Вадимовна подождала, пока ей нальют чаю, и продолжила. - Мы с мужем ваши преданные поклонники, Михаэла. Раза два в месяц бываем в театре. Вот и в субботу собирались в оперу, но Альберт Иосифович разругался с Иваном. Крик Альберта доносился из кабинета на втором этаже до гостиной, где мы были с дочерью. Какой после этого театр!? Вернулись к себе домой, и я весь вечер мужа старалась успокоить, чтобы гнев на милость сменил.
       - В строительстве всегда есть о чем поспорить: то чего-то не заказали, то перерасход, то поставки стройматериалов запаздывают, - вставила Варя.

       - Да-да, Альберт именно о каких-то поставках отчитывал зятя. Охо-хох!- горестно вздохнула женщина, - Вот ведь как бывает: разругались в сердцах временно, а помириться не успели навсегда.

       Перекусив, Виталина Вадимовна встала из-за стола; поблагодарила  еще раз девушек за доброту и участие; у дверей обернулась:
       - Девочки, я пришлю сюда Светочку. Может быть вам удастся накормить ее. У нее ведь маковой росинки во рту не было больше суток.

       - Да, конечно, я думаю, что мы сможем убедить ее пообедать, - пообещала Михаэла, а Варя кивком головы подтвердила слова подруги.
Как только Виталина Вадимовна вышла из кухни, девушки, не сговариваясь, бросились к холодильнику. В закромах агрегата  нашлась еда для предположительно беременной Светланы Альбертовны, как то: куриные котлеты, овощное рагу, творог.
       - Это все полезно для ребенка. Особенно творог, - констатировала Михаэла, ставя на разогрев котлеты и рагу.

       В это время Светлана зашла в кухню, и застыла статуей у дверей, всматриваясь в девушек. Потом заняла место за обеденным столом и тихо произнесла:
       - Я ничего не понимаю.
       - А ничего и не нужно сейчас понимать, - сказала Варя, - все потом откроется. А сейчас поешьте.

       - Нет-нет. Я бы кофе выпила, - вдова смотрела на тарелку с едой и нервно теребила мужской носовой платок, в безуспешной попытке разорвать его.
       - Светлана Альбертовна, вам необходимо поесть, в противном случае, вы навредите своему ребенку. Ваше горе может погубить его. - Михаэла вложила вилку в руку вдовы. – Ешьте. Мы приготовили вам чай с мелиссой, он успокаивающе действует. Ну же, смелее.
       Материнство взяло верх над горем, и Светлана приступила к еде.
       - Как вы думаете, я не очень старая, чтобы стать матерью? – спросила вдова, глядя в тарелку.

       - Да вы что! Моя бабушка сейчас сказала бы, что коль Господь дает вам ребенка, то даст и силы и возможность вырастить его! И потом, зачем же сравнивать свой возраст с нашим? Лучше вспомните, что вам предстоит догонять ого-го сколько величественный возраст вашей  мамочки и Адачки! Да больше двадцати лет. Правильно? А к тому времени у вас уже будет абсолютно взрослый ребенок! Бывают варианты возрастного материнства по внушительнее вашего, а вы, как говорит мой дедушка: «Девчонка совсем. Жизни еще не видела». – Варвара окончила свою пылкую речь, увидев, как дрогнули в улыбке губы на лице будущей матери.

       Воспользовавшись тем, что вдова переключила внимание на свое материнство,  девушки вдвойне засуетились, подвигая ей то творог, то печенье к чаю. Когда будущая мать насытилась, Михаэла спросила:
- Светлана Альбертовна, вы что же, сами домашнее хозяйство ведете? Как то не вяжется ваш большой дом с отсутствием прислуги.

       - Прислуги? – Светлана удивленно посмотрела на Михаэлу. – А, поняла. У нас есть помощница по дому и водитель. Они живут в отдельном домике. Водителя вызвал к себе мой отец, а помощница взяла отпуск на неделю и вернется через два дня. Я так занята, что без помощницы  не управилась бы с домашними делами.
       - Вы что же работаете? – удивилась Варя.

       - Ой, а я только теперь вспомнила, – воскликнула Михаэла. -  Вы ведь художник Кобилат С.А. Я видела несколько ваших картин на художественной выставке. Я не ах какой знаток живописи, но ваши пейзажи произвели на меня впечатление. Но признаюсь, думала, что они принадлежат кисти художника мужчины.
       - Я подписываю свои картины девичьей фамилией, запутывая так сказать, следы. Спасибо за лестный отзыв о моих скромных достижениях.
       - Нет-нет, ваши картины великолепны. И уж коль мы выяснили, что вы Кобилат С.А., значит, грандиозные декорации к нашей осенней премьере были выполнены по вашим эскизам?

       - Да. Худсовет предложил мне поработать над эскизами декораций, и я с радостью согласилась. Для меня это был незабываемый опыт. Иван вначале воспротивился моему решению, но я настояла, мотивируя тем, что даже именитые художники прошлых столетий брались за работу над декорациями к спектаклям. А позже муж поддерживал мою увлеченность работой похвалой, может быть даже не заслуженной.

       - Заслуженной. Уж поверьте мне. Если бы мы были знакомы осенью, я вам бы оды воспевала.
       - Спасибо на добром слове.
       - Светлана Альбертовна, а ваш муж часто оставался в родительском доме на ночь? - Задала Варвара интересующий ее вопрос, и словно спохватившись, добавила.
       – Извините. Это я по глупости спросила, вы можете не отвечать.
       - Часто ли? - Вдова помолчала прежде, чем ответить. – Ездил Иван в родительский дом каждый день кормить старого пса, но как англичанин, всегда обедал и ночевал дома. Нет, это был единственный раз, когда он остался там на ночь.


       - Светлана Альбертовна, я работаю в фирме, где директорствовал Эдик Фичичан. И как-то в беседе Зинаида Константиновна сказала, что ваш муж с ними давно знаком. Эдуард Михайлович погиб неделю назад. Вы, наверное, не были у него на похоронах? Я наверняка бы запомнила такую красивую, элегантную женщину, – сказала Варя.

       - Они с Зинаидой учились в одном классе и на всю жизнь сохранили теплые дружеские отношения. И когда Эдик погиб, Иван взял на себя организацию похорон, а я к своему стыду только по телефону выразила свои соболезнования. Понимаете, я побоялась рисковать. Мы 25 лет ждали ребенка. И вот когда долгожданная беременность наступила, беды посыпались одна за другой. Надо бы позвонить и сказать Зинаиде о гибели Ивана.
       И в ту же секунду Зинаида Фичичан вошла в кухню.


продолжение следует


Рецензии