Ч. 22 Как началась колонизация островов

Предыдущая страница   http://proza.ru/2020/06/28/1024

Офицеры во главе с Крузенштерном нашли могилу капитана Клерка и медный лист,  на котором Лаперуз, тоже побывавший в Петропавловске, приказал сделать памятную надпись на английском языке, отдавая дань уважения заслугам своих извечных соперников – британских моряков.

Медь тогда представляла большую ценность, но лист никто не тронул.

Иные времена, иные нравы.

Прекрасно помню, как однажды, придя в Петербурге в парк Победы, увидел, что с пьедесталов на аллее дважды Героев Советского Союза и Социалистического труда сорваны таблички с именами героев.

Сейчас там из соображений их сбережения сделаны таблички из пластмассы.

Отыскали моряки и могилу Людовика Делиль де ла Кроера, французского астронома, экстраординарного академика Петербургской Академии наук. Он был участником экспедиции Алексея Ильича Чирикова на пакетботе «Святой апостол Павел», умер от цинги в Петропавловске в 1741 году.

Крузенштерн написал в воспоминаниях: «Итак, память сих в истории мореплавания особенно отличных двух мужей можно было сохранить одним монументом. На сей конец в близости многолетнего дерева,

дабы не удалиться от начального гробницы места, сделана нами на твердом основании деревянная пирамида. На одной стороне оной погибили мы медный лист Лаперузов, на другой живонаписанный Тилезиусом герб Клерка, а на третьей следующую надпись на российском языке:

Английскому капитану Клерку. Усердием общества фрегата «Надежды». В первую экспедицию Россиян вокруг света, под командою флота капитан-лейтенанта Крузенштерна, 1805 года, сентября 15-го дня».

Нельзя не упомянуть и об отчаянном поступке японцев, которых спасли при кораблекрушении и держали в Петропавловске.  Они, по словам Крузенштерна, много раз просили Резанова, чтобы тот разрешил им отправиться на родину на их же отремонтированном гребном судне.

Но тот отказывал им, ссылаясь на необходимость получения разрешения императора. На самом деле камергер выяснил, что те были прекрасными сообразительными работниками, и решил использовать их как крепостных, поселив на острове  Кадьяк.

Перед своим отъездом Резанов, видимо вспомнив неудачу своего посольства, решил отыграться на этих несчастных японцах, распорядившись поселить их на севере Камчатки. 

Японцы, понимая, что им там не выжить, решили бежать. Они притворились, будто очень довольны решением Резанова. Им выдали тёплую одежду и немного «сарачинской крупы». Добрый Кошелев распорядился снабдить их чаем и деньгами, только кому эти деньги там были нужны?

Японцы окончательно усыпили бдительность петропавловских властей, заявив, что они до отъезда хотят принять христианство. Им назначили день проведения обряда. Но в ту же ночь, когда им сообщили, что просьба будет удовлетворена, ночью они бежали.

Крузенштерн им сочувствовал и написал: «Дай бог, чтобы прибыли они благополучно в свое отечество! Их отважнейшее предприятие достойно увенчаться счастливейшим успехом».

4 октября «Надежда» была готова к выходу в море. Крузенштерн и офицеры тепло попрощались с Кошелевым и его братом, которого они полюбили за время плавания. Иван Фёдорович очень хорошо видел людей и как будто предчувствовал судьбу Кошелева:

«Все мы сокрушались о нем и о достойном его брате, тем более, что оставляли их в такой земле, где в безмерном удалении от друзей своих и родственников окружены они были людьми, от которых не только не могли ожидать искренности и удовольствий жизни, но, напротив, должны были опасаться всяких ухищрений и досад».

Оставим на время Крузенштерна. Лисянский привёл свой корабль «Нева» к острову Кадьяк 13 июля 1804 года. Он был очень доволен, не потеряв из-за болезней ни одного человека, и надеялся хорошо отдохнуть на берегу. Но человек предполагает, а бог располагает.

Русские обосновались на Кадьяке в 1784 году. Там в заливе Трёх Святителй иркутский купец Григорий Иванович Шелихов основал первое русское поселение. Ранее он торговал с коренными жителями Аляски, Курильских и Алеутских островов, заработал огромное состояние.

Незадолго до своей смерти, уже тяжело больной, он выдал свою пятнадцатилетнюю дочь за Николая Петровича Резанова. Это была выгодная сделка: дворянство одному, а  Северо-Восточную компанию, впоследствии ставшую Российско-Американской компанией, – другому.

В школе я читал произведения Николая Павловича Задорнова, отца покойного юмориста, об освоении Дальнего Востока. Они мне очень нравились. Восхищался первопроходцами и негодовал на подлых англичан и американцев.

Спустя много лет довелось видеть его в читальном зале Центрального военно-морского архива. Надо отдать ему должное, в отличие от Валентина Саввича  Пикуля, который никогда не был ни в одном архиве, Задорнов знакомился с документами.  Я брал дела и видел его подпись.

Но к тому времени  я очень разочаровался в этом человеке, увидел в его произведениях, как можно умышленно искажать истину в угоду идеологии и политическому курсу: все злодейства, которые творили в его книгах иностранцы, на самом деле совершали русские.

В нашей истории всё подавалось так, что пришли русские только желая добра аборигенам, но некоторые из них, подстрекаемые, естественно, английскими или американскими торговцами, нападали на мирных колонистов.

Сначала нужно понять, кем были русские охотники за пушниной, которых называли казаками и промышленниками. Это были авантюристы, беглые крепостные крестьяне, бывшие бродяги, беглые преступники, короче говоря, сброд бандитов, которых набирали в свои шайки купцы, неутомимо шедшие на восток за наживой.

Их отличали смелость, предприимчивость и полное отсутствие каких-либо нравственных начал. Собственно говоря, и купцы, которые их нанимали, ничем от этих бандитов не отличались.

Если кому-то от этого станет легче, то скажу, что иностранцы были не лучше, но русские особенно отличились на Севере. Не буду описывать, что творили промышленники и казаки на Камчатке, упомяну только то, что касалось плавания Лисянского.

Впервые  русские появились на Алеутских островах в начале 40-х годов восемнадцатого века. Они высадились на острове Атту. Алеуты встретили их дружелюбно. Внимание пришельцев привлекли шкуры каланов.

Они остались на острове. Через некоторое время случился инцидент: русские изнасиловали нескольких алеутских женщин. Когда мужчины вступились за них, пришельцы перебили всех мужчин, а женщин сделали своими рабынями. Так началась колонизация.

Продолжение http://proza.ru/2020/07/01/1570


Рецензии
Ужасная история колонизации московитами никогда не звучит в России. Все вокруг колонизаторы, а московиты - белые зайки.
Спасибо за рассказ.

Галина Корецкая   30.06.2020 22:40     Заявить о нарушении
Совершенно верно.

Владимир Врубель   01.07.2020 00:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.