Отчуждение глава 2

                Глава вторая
      
         Пролетели три года. Нелегко и не слишком-то счастливо складывалась жизнь у супругов Черновых, как это ни странно. Евгений постепенно показывал свой тяжелый характер, свою ревность. Валентина забеременела сразу и в положенный срок родила дочку. Евгений дочке не особо порадовался:
       - Ну, вот, засмеют в гараже, мол, бракодел. 
       - Ну, дочь - это ведь тоже хорошо! - виновато оправдывалась Валентина. - Говорят, надо сначала няньку, а потом, ляльку.
       - Ну, ладно! Но, чтобы следующий был обязательно пацан.- и Валентина не понимала, то ли в шутку, то ли всерьёз он говорил.

       Прошли положенные три месяца  декрета, и Валентине нужно было выходить на работу, но Евгений четко ей указал:
       - Официанткой не пойдешь! Достаточно того, что раньше ею работала, глазки всем мужикам строила.
       - Да, ты - что, Женя! - Валентина округлила глаза от удивления.
       - Я сказал: не пойдешь официанткой и - баста! - он ударил по столу кулаком.

        Пришлось Валентине идти в посудницы туда же, в станционный буфет. Ребенка она заносила к  матери мужа и бежала на работу. Так получилось, что с наступлением холодов малютка простудилась и заболела. Пришлось Валентине ложиться с ней в больницу, правда, с некоторым опозданием. Врачи признали  у девочки двухстороннюю пневмонию.  К огромному горю молодых родителей, оказанное лечение не помогло, и их маленькая Анечка умерла.

       Валентина очень переживала  смерть дочери. Какие большие надежды она возлагала на неё!  В её смерти  она себя  винила, что не досмотрела за ней. Слыша эти причитания, Евгений, не стал разбираться в истинных причинах, тем более, её успокаивать.
       Отуманенный горем, он впервые взглянул на жену с ненавистью и с силой ударил её кулаком в плечо. От этого удара Валентина, вскричав от боли, сильно пошатнулась назад, и не удержав равновесие, упала. Евгений сел на лавку и угрюмо смотрел на жену, ожидая её реакции. Она ничего не сказала, снеся это как должное, только медленно поднялась, села за стол и горько, навзрыд, заплакала, закрыв лицо ладонями.
      Прошло полгода, горе немного улеглось, и Валентина вновь почувствовала себя беременной. На этот раз, как по заказу, родился сын.
      

       Отслужив армейскую службу, Владимир Чернов вернулся домой. Принарядившись и надушившись одеколоном "Шипр", он отправился к своей избраннице.
      Татьяна оказалась дома.  Владимир, с одной стороны, с радостью, а с другой - с болью в сердце отметил, что она ещё больше похорошела: подросла, по-модному уже одевалась и причесывалась. Сердце его чуть ли не выпрыгивало из груди от волнения. Девушка встретила его холодно-вежливо, напоила чаем с вареньем, расспросив его, как ему служилось, и, сославшись на неотложные дела, вежливо проводила его до калитки. Никаких важных слов на этом свидании не было сказано.

       Владимир досадовал на себя, что не решился сделать ей предложение, как будто забыл, зачем приходил. "Ну, ничего", - успокаивал он себя, - "В другой раз обязательно скажу!" Но ни второе, ни третье свидание не принесли ему должного успеха. Сердце Татьяны было закрыто для него, и он решил прибегнуть к помощи Валентины, и та обещала ему помочь.

      
      В первый же выходной день Валентина вместе с Евгением и младенцем сыном на руках пришла в отчий дом. Мать, как всегда, охая, нЕжила свою поясницу на лежанке, отец чем-то занимался во дворе, а Татьяна читала книжку.
      - Ну, здравствуйте, мамаша! - поздоровался Евгений с тещей!
      - О, дорогой зятюшка пожаловал!.. И дочка! - пришлось Авдотье подниматься и принимать гостей.
      - Мам, ну, вы тут  пока без меня побудьте, а мне надо с сестрой поговорить. На, вот, понянькайся немного с внуком! - и Валентина, отдав  сынишку в руки матери, уединилась с Татьяной в закутке.

       Валентина начала разговор издалека.
       - Ну, как дела? Чем занимаешься?
       - Ничего дела! Вот записалась на трехмесячные курсы кройки и шитья. - поспешила обрадовать её Татьяна.
       - Это хорошо! Будет кому мне платья шить.  А как дела на личном фронте? Замуж еще не собираешься?
       - Смеёшься, что ли? За кого?
       - Как, за кого? За Володю Чернова.

       - Ха-ха-ха! - рассмеялась Татьяна. - А я-то думаю, чего это он повадился сюда ходить?
       - Он любит тебя, дурочка!
       - Но я-то его не люблю! Не нравится он мне. Был бы он похож на твоего Женьку, тогда другое дело.
       - Глупая! Не дай Бог, чтобы он был  похож на него!
       - Это почему же?
       - Потому что у Женьки характер дурной, неспокойный. А Володя не такой. Он очень добрый, покладистый  и сильно тебя любит. Пожалеешь, если прозеваешь такого парня.
        Татьяна задумалась: "А, что, если Валя права? Да, и не такой уж он плохой на вид", а вслух сказала:  - Ладно! Пусть приходит - поговорим!"

       Какова Володе  была радость, что, придя к Татьяне, он увидел уже другой взгляд. Она смотрела на него более теплее, чем расположила его к важному разговору. В большом волнении он сделал ей предложение, и она согласилась.
       Через пару месяцев они поженились, и теперь обе сестры носили  одинаковую фамилию – Черновы.
      Несмотря на веселый нрав Володи и его любовь к ней, Татьяна все же  не смогла полюбить его и в замужестве. Возможно, это была большая её ошибка, что вышла за него только из-за уговоров  родственников, не имея к нему никаких нежных чувств. Она пользовалась его добротой, помыкала им, говоря, что она из жалости вышла за него,  могла ударить его по щеке, и он это с болью в душе сносил.
       Через год  у обеих сестер  родились сыновья, потом  у Татьяны появилась дочь, а у Валентины родились  подряд еще два сына.

 
       Семья Валентины  вскоре  переехала жить  в село  Шкотово, где они построили  обычный деревянный дом, размером шесть на шесть, в котором имелись три небольшие комнатки и кухня. К дому прилегал большой огород, где выращивали картофель и разные овощи. 
       Они обзавелись большим хозяйством -  коровой, свиньями, курами.  Валентина устроилась на работу в баню, где со временем заслужила своей ответственностью и ударным трудом почет и уважение;  она даже была избрана  депутатом в поселковый совет.   Евгений  поступил  на автобазу шофёром и  проработал  там до самой пенсии. 

        Потянулись  рабочие будни  с редкими праздниками.  Незаметно летели месяцы, годы.  Сыновья  Валентины росли  крепкими и дружными, любили спорт,  особенно бокс,  и  стояли горой друг за друга. В поселке хулиганистые парни их хорошо знали и не трогали. Дома,  разумеется,  помогали матери по хозяйству, даже мыли полы шваброй, представляя себя матросами на палубе корабля.

        С годами характер Евгения продолжал портиться.  Пьяным он часто и незаслуженно  бил Валентину, но вот однажды, когда   он  собирался ударить  жену, сыновья подскочили и заломили назад его руки. Они с детства жалели мать, что отец часто её бил, но когда они пытались за неё заступаться, попадало и им.
       - Вот вырасту, и не дам тебе маму бить! - в лицо крикнул ему Гена, который учился еще в классе шестом!
       - Ах, ты, сопляк! Отцу грозишься! - Евгений больно схватил его за ухо и вытолкнул за дверь.
       Конечно, что могут слабые дети  в отношении драчуна отца? Только ждать, когда вырастут и наберутся силы. И вот это время пришло.
 
        - Всё, отец, хватит мать обижать! -  взволнованным голосом сказал  старший сын. Он уже учился в летном училище и приехал домой на каникулы.
        - Обещай, пап, что больше никогда не ударишь мать! - потребовал средний – Леонид, заканчивающий среднюю школу.
        -  Да вы, что, сынки, на отца руку вздумали поднять? – ошеломленно проговорил  сразу протрезвевший  Евгений?
        - Нет, пап, не подняли и не хотим поднимать!  Просто решили  вовремя остановить, - пояснил  Геннадий.
        - А,. твою мать,  пустите,  а не то  хуже будет!.. -  зарычав, рванулся  было отец, но тут же почувствовал  острую боль в плечах.  – А-а-а!.. Да больно же, су...! – застонал он и грязно  ругнулся.

          -  А маме не больно, когда ты ее бьешь? -  подступил Сашка – младший сын, который перешел уже в восьмой класс.
          - И ты против меня, сынок? -   Евгений с горечью  покачал головой.
          -  Я не против тебя! Я не хочу,  чтобы ты  бил маму! - Сашка еле сдерживал слезы.
          -  Отец, обещай не бить маму,  и мы тебя отпустим! -  тихо, но твердо попросил  Геннадий.
          - Это ты,  бл...  так воспитала  этих стервецов, что они руку на отца подняли! – зарычал он на Валентину, которая стояла  у печи и утирала слезы фартуком.
          - Мама тут ни  при чем!  Отец, мы   больше  не позволим тебе обижать её!..Теперь иди, подумай! -  не дождавшись от отца обещания,  они  отпустили его.
         -  Маму все уважают на селе и ценят на работе, а ты ее бьешь, унижаешь! - еще один "камень" полетел в него от Сашки.

         - Ценят...уважают,...да пошли вы все! - глава семьи, потирая плечи, хлопнув дверью,  вышел  во двор.   Евгений понял, что  жена  вырастила себе хорошую  защиту, и по-старому  уже никогда не будет.  Если спросить его, за что он бьет  жену, он не сможет толково ответить. Если признаться начистоту, да - ни за что! Просто выработалась привычка, как будто так и надо - для профилактики!
        Через четверть часа он вернулся в дом и подошел к жене, застывшей в испуге.
           -   Ты, Валюха, это самое, - прости уж... Больше трогать не буду, -  еле выдавил он из себя и уже более бодро, с сознанием выполненного долга,  проговорил, - Дай хоть поесть чего-нибудь!.. Так жрать хочется!


                продолжение   http://proza.ru/2020/08/14/1294


Рецензии
Бить женщину нельзя,так если что нашлепать в воспитательных целях,

Андрей Жунин   24.09.2021 18:57     Заявить о нарушении
Правильно! И как это женщины не понимают: бьет, значит любит!
С улыбкой,

Людмила Каштанова   25.09.2021 01:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.