Этюд 15. Как человек стал человеком Ч. 1

                КАК ЧЕЛОВЕК СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ,
                или как творился разум.
                Часть 1.

Мы продолжаем рассматривать тему «Как творится материя» применительно к «Разуму».
 
Изложение материала можно построить по той же схеме, которую мы использовали для "Жизни": от метаболизмов к круговоротам. К этой схеме мы обязательно придём, но чуть позже.
 А сейчас рассмотрим как человек стал человеком. Это вопрос много глубже, поскольку рассматривает не результат, а механизм зарождения новой формы материи. Позже это позволит выстроить исторические параллели и понять самих себя.


Наиболее сложными с точки зрения постижения мироустройства являются три загадки Природы:

1. Рождение Вселенной.

2. Рождение Жизни на планете Земля.

3. Рождение Человека.

Эти три разных, одноуровневых явления, в каждом из которых происходит необъяснимый, с точки зрения логики современного естествознания, качественный переход от одной формы материи к другой.


Автор полагает, что коль скоро физика почти на сто лет увязла в парадигме расширяющейся Вселенной, то для разгадки первой из загадок Природы ей потребуется никак не менее тысячи лет. Возможно, значительно больше.


Биологам для разгадки второй загадки, при условии, что они будут в ладу с диалектической логикой, потребуется порядка ста лет. В отличии от постижения проблемы рождения Вселенной, где доказательная сила теории находится только в голове исследователя, биологам доступна непосредственная экспериментальная проверка истинности их логических построений. Поэтому к истине они доберутся гораздо раньше физиков.


Ну и, наконец, что касается третьей загадки. Её решение в общих чертах мы рассмотрим здесь и сейчас. Безусловно, это не теория, и даже не заявка на неё, а только абрис. Но то, что мы получим будет хоть каким-то намёком на наше собственное будущее. Другого у нас просто нет и в ближайшее время не предвидится.


Итак, переходим к проблеме рождения человека. Часть первая.


В первом этюде мы показали, что человек, как вишенка на торте Природы, адекватно может быть понят только как результат совокупной деятельности физических, биологических и экономических законов, ни одному из которых нельзя отдать пальму первенства. Вне действия биологических и экономических законов антропоморфный объект превращается в манекен, а вне действия экономических законов – в биологический род и вид Homo sapiens, или попросту – в животное.


Для начала определимся с терминологией, поскольку здесь она отличается от терминологии, принятой в биологии.

Процесс эволюции, как и прежде, будем рассматривать сквозь призму общеэволюционной парадигмы, согласно которой эволюция – это единый процесс, результатом которого является рождение и существование триады: «Вселенная – Жизнь – Разум». Вполне очевидно, что каждый этап эволюции имеет свои, достаточно четкие границы, и что:

- физическая материя от элементарных частиц до галактик родилась в результате физической эволюции;

- живая материя от живой клетки до биоценозов родилась в результате биологической эволюции;

- разумная материя от человека до цивилизаций родилась в результате экономической эволюции.

Коль скоро сегодня мы говорим о Разуме, то возникает вопрос: «Как соотносятся современный человек и Homo sapiens?» Дело в том, что в самом названии рода и вида содержится ошибка. С одной стороны, Homo, гоминиды, как сказано выше, – это животное, высокоинтеллектуальное, но всё-таки животное, которое родилось в процессе биологической эволюции несколько миллионов лет назад. А с другой стороны sapiens – разумный? Это вроде бы как про нас!

Вот что по этому поводу говорит доктор биологических наук, заведующий кафедрой биологической эволюции МГУ Александр Марков:

 «Мы обезьяны, как бы ни травмировал этот факт наше Чувство Собственной Важности».

Замечательно! Раз так говорит серьёзный учёный, значит надо верить. Да и художники рисуют наших далёких предков с такими умудрёнными лицами. Почти как мы с вами, даже ещё умнее. И очень добрые. Посмотрите на улыбку неандертальца – почти Джоконда. Просто хочется броситься ему на шею от умиления!


Правда все они, от уважаемого учёного и до служителей Минервы, почему-то забывают, что наш добрый и умудрённый предок Homo sapiens поставил на рога весь животный мир, стерев с лица земли до 50% мегафауны, в числе которых саблезубые тигры, мамонты, гигантские ленивцы и другие нехилые звери, и 100% себе подобных людей! А это значит, что страшнее зверя, чем Homo sapiens, в то время просто не существовало. Так что, никому не советовал бы соваться к этим добрякам и умникам в гости. Результат был бы один – роскошный обед, но не для вас, а из вас, тех, кто уравнял современного человека с животным Homo sapiens.

 
Как можно забыть о 13 тысячах лет неустанной работы экономических законов, которые по капли выдавливали из сапиенсов зверя, превращая их в нас, сегодняшних людей. Неужели этого не видно? Леонардо да Винчи, Бах, Ньютон…  Что-то в рядах приматов ничего похожего не наблюдается.


Но, с таким же успехом, физики с химиками могут нас объявить высокополимерами, забыв о трех-четырех миллиардах лет работы биологических законов! Ведь от подошвы до макушки мы состоим из высокомолекулярных соединений, которые ничуть не изменились за время биологической эволюции. Представляете, как будет интересно: вот пошёл высокополимер Иванов, а вот высокополимер Марков. Нет, последний вряд ли на это согласится. Обезьяна – да! Высокополимер – нет!


Для того, чтобы не опускаться до подобной нелепости, животное, которое 13 тыс. лет назад входило в трофические связи биоценозов, будем называть так, как уже назвали – Homo sapiens. Или, более правильно – Человек биологический. А всех нас сегодняшних, являющихся продуктом экономической эволюции, будем называть Человек современный, или, более точно – Человек экономический.


Итак, с терминологией мы определились, и, по-хорошему, надо бы начать с описания того, как Человек биологический стал Человеком экономическим, материальным носителем разума.

Но в связи со сложившейся путаницей, мы не поймём как и когда человек из животного превратился в человека. Чтобы этого не случилось, проследим процесс эволюции человека с самого начала, от его первого предка.

Как и прежде, мы будем крайне осторожны, стараясь не заступать на территории антропологов, этнологов, этологов, зоопсихологов и специалистов из других областей знания, и, тем более, пытаться вступать с ними в полемику на их поле. Ну разве что как в рассмотренном выше случае, когда утверждения профессионала ведут к нелепице. (Хотя в данном случае не мы, а биолог А.Марков вышел за границы своей компетенции, поскольку Homo sapiens, как представитель трофических связей биоценозов, закончился 13 тыс. лет назад, а утверждения уважаемого учёного касаются нас с вами, представителей современной цивилизации, отношения которых построены не на трофических, а на экономических связях.) А в остальном мы просто воспользуемся их эмпирическим знанием, и рассмотрим его с другого ракурса.

 
Антропологи, для того, чтобы разобраться в вопросах биологической эволюции человека, всё глубже и глубже погружаются в изучение костей, генов и материальных носителей культуры древнего человека, забыв о том, что большое видится на расстоянии. Поэтому, памятуя об этом, мы займем место в последнем ряду галёрки, с которой плохо видны детали, но зато прекрасно видна вся сцена с прилегающим к ней пространством.


 В отличии от биологов мы будем рассматривать человека не только как сущность, образовавшуюся в результате филогенеза (исторического развития) и онтогенеза (индивидуального развития), но и как сущность, которая в процессе метаболизма творится постоянно, ежесекундно.

 В 13-ом этюде мы установили, что человеческому телу весом 70 кг для поддержания жизнедеятельности, без учета затрат на выполнение физической работы, ежедневно необходимо получать с пищей энергию, равную, в пересчёте на объем испаренной воды, порядка 2,5 литрам. Метаболизм, в ходе которого организм обменивается с окружающей средой энергией и физической материей, представляет собой способ творения организма как ЖИВОГО ВЕЩЕСТВА, и не более того. Но остановка метаболизма - это смерть, поэтому обеспечение его непрерывности определяет мотивы поведения любого организма, в результате которого возникает метаболизм уже иного рода.


Итак, начнём рассмотрение проблемы с филогенеза.


Картинка, размещенная в начале этюда, отражает ту самую сцену, наблюдаемую с галёрки. На ней мы обнаруживаем парадоксальную ситуацию, в которой два, мало отличавшихся друг от друга животных, миксодонт и пургаториус, имевшие равные стартовые условия, после 55-ти миллионов лет непрерывной эволюции приходят к совершенно разным результатам.
 
Сравнения миксодонта с современным зайцем и пургаториуса с современным человеком, позволяют сделать однозначный вывод: у древних зверьков были совершенно разные темпы эволюции. Если вместо зайца для сравнения поставить любого другого представителя современной фауны, результат будет тем же самым: у предков человека темпы эволюционных изменений в цепочке сменяемых поколений были многократно выше темпов эволюции любого другого представителя животного мира.

Итак, видимая причина найдена. Осталась самая «малость» – разобраться почему это произошло.


65 миллионов лет назад на Земле произошли события, приведшие к пятому массовому вымиранию, в ходе которого исчезло около 75% всех биологических видов. Именно в это время исчезли динозавры.
 Млекопитающие и динозавры появились на земле приблизительно одновременно: около 220 миллионов лет назад. Но на планете, где доминировали гигантские ящеры, млекопитающим оставалось не слишком много места для комфортного обитания. Поэтому они были представлены, главным образом, мелкими травоядными и насекомоядными животными, прятавшимися в норках под землёй или в кронах деревьев.
 
Считается, что пятое массовое вымирание произошло в результате падения огромного астероида и последующего изменения климата на Земле. Возможно, подобные события имели место. Но трудно согласиться с тем, что за 155 миллионов лет существования динозавров подобных катастроф не случалось прежде. Кроме того, вымерли  не все динозавры, а только те из них, которые доминировали на земле – это ящеры. До сего дня дожили и неплохо себя чувствуют крокодилы и вараны. А ещё говорят, что от динозавров произошли все змеи и птицы.
 
Точно также трудно согласиться с тем, что все предыдущие вымирания происходили исключительно по вине разного рода космических и геологических катаклизмов. Это очень примитивное представление о Жизни. Катаклизмы лишь ускоряли наступление неизбежного.

Биологи, как и физики, смотрят на природу с позиции сегодняшнего дня. Для них законы биологии возникают одновременно с возникновением первой живой клетки. Но это не так! Законов биологии, которые сегодня определяют отношения внутри природных сообществ на всех иерархических уровнях, априори не существовало. Эти законы творились вместе с творением биоценозов. И основным механизмом этого творчества в отсутствии «Общего плана» мог быть только естественный отбор, обеспечивающий адаптацию видов к условиям окружающей среды и друг к другу.

 Но естественный отбор – это не только внутри- и межвидовой механизм. Этому механизму подвластны все иерархические уровни живой материи. Он властвует там, где отсутствует разумный выбор: от бациллы до всей жизни на планете Земля. И если человечество вдруг, в состоянии истерии уничтожит себя и часть живого мира в ядерном пожаре, ну что же – это будет такой же естественный отбор, в результате которого произойдёт шестое массовое вымирание. С точки зрения Природы, это очередной неудачный опыт. Ну что же, не получилось сейчас, получится позже.   

Цель биологической эволюции – это создание замкнутого, устойчивого круговорота живой материи. И неважно, что эту цель ставить было некому и не перед кем. Просто апостериори жизнь или есть, следуя этому целеуказанию, или её нет. Вот и всё. И никаких вариантов.

 Эта цель может быть достигнута только путём создания идеальных внутри- и межвидовых отношений между всеми участниками биологического сообщества. А применительно к конкретному виду это означает безусловное главЕнство Основного Закона биоценоза: «Хочешь есть – будь чьим-то обедом».  Первая часть закона признаётся всеми участниками живого сообщества, а вот вторую не признаёт никто. Поэтому создание идеальных биологических отношений воспроизводства видов задача не из лёгких.

 Идеальные биологические отношения воспроизводства – это такие отношения, которые при конечных изменениях параметров среды обитания, путём незначительного изменения числа и состава участников биоценозов и путём изменения их морфологических и поведенческих качеств, сохраняют устойчивое динамическое равновесие живой системы. Если живая система не способна парировать биотические и абиотические возмущения и разрывает замкнутый круговорот или исключает из него большую часть биоценозов, то она несовершенна, а перспективы её существования - туманны.


Поэтому массовые вымирания на Земле, включая вымирание динозавров – это, в первую очередь, результат действия несовершенных отношений воспроизводства живой материи. Применительно к пятому массовому вымиранию, оно могло случиться из-за разрушения трофических связей, вызванного, с одной стороны, нежеланием и невозможностью доминирующих ящеров быть чьим-то обедом. А, с другой стороны, в результате вытекающего из этого бесконтрольного роста их числа, с последующим исчерпанием пищевых ресурсов за счёт исчезновения всех пожираемых ими видов. Другими словами, они сожрали всё, что можно было сожрать, и тем обрекли себя на гибель. А космический пришелец в виде огромного астероида мог ускорить их конец, уменьшив объём располагаемых пищевых ресурсов.
 
Но как бы то ни было, а вымирание динозавров, подобно проигранной шахматной партии, позволило вновь расставить фигуры на экологической доске и начать новую партию, новый эксперимент по созданию идеальных отношений воспроизводства.


В числе первых млекопитающих, получивших возможность занять освободившиеся ландшафты, оказался миксодонт, зверёк весом около 100 грамм, предок современных кроликов, пищух и зайцев (тех самых, что из нашего шутливого биоценоза). Он был размером с небольшого хомяка и относился к высокоспециализированной группе растительноядных млекопитающих. Для таких животных достаточно было знать, где растёт трава и как её съесть, ну и, конечно, как убежать или спрятаться от хищника. Большего для процветания вида не требовалось. Как видно, изначально этот зверёк интеллектуально не был перегружен.

Приблизительно в тоже время шанс на расширение жизненного пространства получил и пургаториус, зверек длиной 10—15 см, похожий на маленькую белку, который был всеядным, питаясь насекомыми и растительной пищей, включая фрукты. Пургаториус был далёким предком всех приматов. Если животное всеядно, то у него много выше шансы на выживание, чем у узкоспециализированного по питанию вида. Но, с другой стороны, ему необходимо постоянно удерживать в памяти где, что и когда растёт, как это употребить в пищу и как избежать пересечения с большим количеством разных хищников. А это требует куда большего интеллекта, чем миксодонту.

Прежде, чем сделать следующий шаг в рассуждениях, напомним определение одного из понятий общеэволюционной теории (этюд 12):

Совокупность отношений, обеспечивающих непрерывное воспроизводство объекта и определяющих направление его развития называется ЭВОЛЮЦИОННОЙ НИШЕЙ объекта.

Применительно к объекту живой природы, эволюционная ниша – это фрагмент круговоротов живой и физической материи в месте обитания рассматриваемого вида. Она является аналогом биологической ниши.

Биологи, к сожалению, недооценили важность этого понятия. А ведь именно эволюционная ниша позволяет понять who's who (кто есть кто). Принадлежность объекта к тому или иному виду материи определяется не его морфологической «схожестью» с объектом сравнения, а общностью их эволюционных ниш. Ведь никому же не придёт в голову в музее Мадам Тюссо принять восковые фигуры «Альфа и омега российского социализма» за настоящих Ленина и Горбачёва.


В связи с этим, как бы мы не старались, но найти ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ нишу современного человека в животном мире, не сможем. Он её потерял не менее 13 тысячи лет назад. Несмотря на то, что современный человек является биологической копией Homo sapiens, но сейчас он творится в ЭКОНОМИЧЕСКОЙ нише, потеряв которую - однозначно погибнет. И даже если у него возникли чисто биологические проблемы (проблемы со здоровьем), то решаются они сегодня не средствами биологического эволюционного процесса за тысячи или миллионы лет, а экономически, в поликлинике, где врач за соответствующую плату в короткое время устранит ваши проблемы. Ну или за те же самые деньги не сможет этого сделать.

Итак, мы сделали следующий шаг в понимании того, почему человек стал человеком. Помимо того, что в цепочке сменяемых поколений он развивался намного быстрее остальных животных, он ещё и умудрился потерять свою экологическую нишу. И наша задача сузилась до вопроса о том, почему наш предок потерял свою экологическую нишу.

Для этого чуть подробнее остановимся на понятии «экологическая ниша» с точки зрения биологии.

Экологическая ниша живого организма представляет собой часть однородного пространства, ландшафта, характеризуемого физическими (температурой, освещенностью, наличием источников воды…) и биотическими факторами (наличием пищевой базы, симбионтов, хищников…).

 Совокупность животных экологической ниши называется популяцией. Важным показателем ниши является её «вмещающая емкость»: предельное количество особей, которое может в ней воспроизводиться. Другими словами, ниша не резиновая, и в ней можно разместить ограниченное количество животных.

 Поскольку при размножении живых организмов рост их численности происходит по экспоненте, то рано или поздно ниша заполняется и возникает избыток особей, прокормиться которым становится невозможно. Подобная ситуация известна как популяционное давление. Разрешение проблемы популяционного давления в природе осуществляется двумя способами:

1. Уменьшением численности популяции по схеме «хищник - жертва». Это самый короткий и самый правильный способ достижения идеальных отношений воспроизводства. Основной Закон биоценоза гласит: «Хочешь есть – будь чьим-то обедом».
В этом случае, в результате естественного отбора здоровых животных происходит эволюционное развитие морфологических и поведенческих качеств, способствующих более эффективному сопротивлению жертвы хищнику. И, в свою очередь, - совершенствование охотничьих качеств хищника.


2. Уменьшение численности популяции в результате внутривидового отбора, то есть за счёт гибели особей, не способных прокормиться в условиях ограниченных пищевых ресурсов ниши. В этом случае «тощая рука голода» держит в напряжении всю популяцию, а естественный отбор способствует эволюционному развитию «рваческих» качеств у одних особей, и переходу на подножный корм других. Иными словами, начинается разделение вида на «рвачей», всё крепче закрепляющихся в старой нише, и «изгоев», готовящих себе почву для смены ниши. Конечным результатом такого развития событий становится образование нового вида (подвида).
Это самый долгий и самый «неправильный» способ достижения идеальных отношений воспроизводства. Как правило, он характерен для начального этапа эволюции биоценоза, когда для части животных природа ещё не подыскала достойных хищников, и те уклоняются от исполнения своих прямых обязанностей стать чьим - то обедом до воспроизводства своего потомства. Потом их трупы, конечно, обглодают падальщики, но это уже не приведёт к равновесию популяции.
На поздних этапах эволюции биоценозов подобная ситуация является тревожным звонком, не предвещающим ничего хорошего как для самого вида, так и для всей экосистемы.


Исходя из рассмотренного выше следует, что идеальные отношения воспроизводства – это такие отношения, при которых Природа обеспечивает каждый вид собственной, стабильной экологической нишей, в которой каждой особи есть что съесть, и есть кому её съесть, а процесс видообразования и гибель видов, носит «фоновый», не критический характер, связанный с неизбежным изменением абиотических факторов.

Теперь, если проследить эволюционные изменения от миксодонта до зайца, то можно заметить, что они происходили в рамках преобладающего действия первого механизма. По морфологическим признакам можно заметить, что за 55 миллионов лет эволюции пищевые пристрастия миксодонта если и изменились, то только благодаря изменению флоры. А вот его противники стали подкрадываться тише (увеличился размер и подвижность ушей) и бегать быстрее. Заяц по сравнению с миксодонтом - стайер и спринтер в одном флаконе, то есть в одном организме. Если зайца разместить в древней нише миксодонта, то там он чувствовал бы себя, скорее всего, прекрасно. А вот обратное было бы гибельным для миксодонта.

 В этом отношении линия эволюции «миксодонт - заяц» представляет собой образец высокой стабильности редко сменяемых ниш. Если бы выставляли оценки за преданность изначально выбранному направлению эволюции, то ушастый, безусловно, заслужил бы отличную оценку.

Обратимся теперь к эволюционному дереву приматов. В проза.ру нет возможности разместить несколько иллюстраций в одной статье, поэтому это древо можно проследить в яндекс картинках ( Из схемы видно, что морфологические изменения в цепочке сменяемых поколений связаны с активным видообразованием, и непрерывной сменой ниш вновь образующихся животных в линии «пургаториус – человек».

Через 10 млн. лет после вымирания динозавров (55 млн. лет назад) на земле уже хозяйничали крупные, примитивные хищники, такие как креодонты. Они не оставляли нашему далекому предку другого местообитания, кроме как в кронах деревьев. Там, эти маленькие зверьки, вдали от клыков хищников и без серьёзных конкурентов активно размножались. С учётом всеядности, они, по-видимому, продолжительное время чувствовали себя неплохо.

Но спустя 10-15 млн. лет (40-45 млн. лет назад) места внутри ниши всем стало не хватать, и от пургаториусов отделилась ветвь полуобезьян, или, низших приматов, которые сегодня представлены лемурами. Скорее всего, активное видообразование началось гораздо раньше, просто первые «изгои» оказались не вполне успешными видами, и не оставили о себе следов.

Здесь сразу же отметим, что эволюция – это, прежде всего, насилие. Ни одно существо, в здравом уме и твёрдой памяти, не согласится добровольно сменить обжитое, удобное местообитания на новые «райские кущи» с не вполне понятными условиями обитания. Занятие новой ниши – это всегда активный естественный отбор с гибелью большого числа особей, не способных принять новые правила игры. И если внутривидовые случайные мутации не поспевают за требованием времени, то вид погибает.

И ещё один момент. Тот, кто остался на основном стволе, строго говоря, стал другим животным, а не пургаториусом. За миллионы лет эволюции внутри непрерывно меняющейся ниши, и в результате далеко не безболезненного процесса разделения видов, исходный зверёк тоже изменился и, надо полагать, куда серьёзнее, чем изменился миксодонт за все 55 млн. лет эволюции. И это другое животное в адаптационном и в эволюционном смысле, определённо, было более сильным, чем животное, скинутое им со столбовой дороги эволюции.

Если пургаториуса, как родоначальника среди млекопитающих предков человека, обозначить символом П1, то оставшееся в исходной, но изменившейся нише животное необходимо обозначить символом П2. Таким образом, первый шаг эволюции «П1 –> П2» в длинной цепи сменяемых поколений от пургаториуса к человеку был сделан. А, скорее всего, таких шагов к этому времени было сделано гораздо больше.

Спустя ещё 15 млн. лет (25-30 млн. лет назад) от основного ствола отделилась ветвь обезьян, сегодня представленная мартышкообразными и игрунковыми видами. Как и в предыдущем случае, это был не мирный исход, а естественный отбор с гибелью большого числа особей, не отвечавших требованиям общежития в новой нише.

 Животное, вновь возникшего ответвления, не могло занять нишу полуобезьян, поскольку там места уже были заняты. А в одной нише, согласно закону конкурентного исключения, два вида разместиться не могут. Этот закон, иногда называемый принципом Вольтерры — Гаузе, нам надо запомнить, поскольку он во многом объясняет причину, по которой человек стал человеком. 

Таким образом произошёл очередной эволюционный ход «П2 –> П3» в направлении к человеку. Оставшиеся в «старой-новой» нише животные П3 стали гордо именоваться «понгиды».

Здесь необходимо отметить ещё одно важное обстоятельство. Каждый последующий вид оказывался в более сложных, в интеллектуальном смысле, условиях обитания. Поэтому от него требовались морфологические и поведенческие качества более высокого уровня, чем от обитателей предыдущего этапа эволюции. Другими словами, процесс ответвления видов происходил в условиях бескомпромиссной борьбы, в которой изменялись представители и боковой ветви, и основной части ствола, при этом представители боковой ветви оставались на прежнем ярусе, а приматы основного ствола становился крупнее и спускался ярусом ниже.

Беспечное обитание приматов в кронах деревьев, на безопасном удалении от хищников не могло продолжаться бесконечно долго: свято место пусто не бывает. И в Африку из Евразии прибыли первые кошачьи, которые раскупорили никем нетронутый продукт: им было где разгуляться.

 И с этого момента времени подключается первый механизм естественного отбора, который совместно с действием второго механизма, ускоряет эволюцию приматов, и 10-15 миллионов лет назад начинается активное ответвление антропоидов, будущих представителей человекообразных обезьян – горилл и шимпанзе, которые сделали ставку на силу в сопротивлении хищникам, и не прогадали. Правда, интеллектом они тоже не были обделены. И древние кошечки вняли силовому аргументу: себе дешевле сожрать кабанчика, мирно гуляющего под деревом, чем тягаться с нервно неуравновешенными силачами, которые на раз-два могут разорвать тебя на части.


Итак, эволюционный ход «П3 –> П4» был сделан.  Оставшиеся на основном стволе эволюции животные П4, называвшиеся теперь гоминидами, избрали другой способ сопротивления кошачьей напасти. Во-первых, они «встали на ноги и пошли». Во-вторых, они не стали наедать горы мышц, а избрали коллективный способ защиты, требующий совершенно новых качеств: слаженности действий и жертвенности. Интеллектуально, этот способ защиты намного сложнее способа, избранного антропоидами. Но, если гориллы и шимпанзе постепенно встраивались в свою конечную нишу, в которой обитают и поныне, то гоминидам покой мог только сниться. Борьба за выживание у животных П4 становилась всё изощрённее, поскольку на всякий интеллектуальный способ защиты, хищники вырабатывали новый способ нападения, и, в первую очередь, за счёт более быстрых ног и острых клыков. И делалось это намного быстрее, чем интеллектуальные наработки будущего человека.

 
В течение последующих 5 миллионов лет были новые ответвления. Но на этом пути больше не было видов, сохранившихся до наших дней. Их устойчивые ниши так и не состоялись. Отошедшие от основного ствола эволюции рамапитеки, австралопитеки и первый представитель рода Homo, «человек умелый» оказались недостаточно сильными, как гориллы, и недостаточно умными, как оставшиеся на основном стволе другие Homo. Поэтому они сгинули в истории, оставив после себя кости и гены. В борьбе за выживание австралопитеку не помогло владение палками и камнями, а «человеку умелому» - применение изготовленных им первых примитивных орудий.


 Но, тем не менее, начиная с первых Homo наши предки переходят на всеядность, включающую мясную пищу. Вначале питаются мясом в качестве падальщиков. Но потом, набравшись опыта в борьбе с кошечками, они заставили тех «делиться» частью своей трапезы. В этом гоминидам помогали первые орудия, которые с этого времени стали постоянно усиливать морфологически слабые охотничьи качества тел наших предков.
Благодаря череде новых видообразований ускорилась эволюция поколений животного основного ствола П5 –> П6 –> П7, которое с этого времени стало называться «человеком». Но не будем забывать, что по факту эти «человеки» оставались животными. Они были очень интеллектуальными животными на фоне остального живого мира, но, тем не менее, животными, поскольку их воспроизводство от «а» и до «я» происходило строго в рамках экологических ниш, то есть точно так же, как происходило воспроизводство лягушек и сверчков. Так что претендовать на гордое звание Человека, ему было очень рано.

Основные события, которые предопределили нашу с вами будущность, стали разворачиваться около 2 миллионов лет назад. Начиная с животного, которого мы, обыватели, называем «питекантропом», а биологи – «человеком прямоходящим», началось расселение человека за пределы Африки.

Биологи в этом процессе не увидели ничего удивительного, поскольку другие животные – слоны, зебры, павианы, кошки и многие другие виды, делали и делают это давно, и с завидной регулярностью.

 Но здесь нам придётся не согласиться с биологами, поскольку к этому времени наш предок уже стал не обычным животным.

Заметим, что приматы очень плохие путешественники, в отличии, например, от буйволов и антилоп. Неспроста многие их виды не охотно меняют место своего обитания (ареал). Но в данной ситуации этот фактор, скорее сопутствующий, а не определяющий. Логика эволюционных изменений путешествующих приматов совершенно иная, чем у видов, смена ареала для которых является естественным занятием.
Например, зайцы. Они обитают везде, кроме Антарктиды и Австралии. За их приспособление к окружающей среде отвечает лично Природа, развивая те их морфологические признаки, которые наилучшим образом адаптируют ушастых к новой среде обитания.

С «человеком» этот номер не проходит. Пока он будет ждать милости от природы его просто сожрут. Взаимоотношения нашего предка с природой к рассматриваемому времени вышли на новый уровень. Основным способом его адаптации к окружающей среде стало не приобретение новых морфологических признаков в виде острых клыков, быстрых ног, или крыльев за спиной, а приобретение новых поведенческих навыков. В эти навыки стало входить производство и использование орудий для охоты и борьбы с хищниками. Другими словами, теперь человек мог рассчитывать только на себя, или, точнее, на свои вновь приобретаемые навыки и умения.

 В связи с этим у нашего предка всё же начинают появляются новые морфологические признаки в виде увеличивающегося объема головного мозга и большей подвижности пальцев и кистей рук. Но непосредственно в борьбе с хищниками они не дают преимуществ. А вот опосредованно, через новые знания и умения эффект получается неплохой.

Расселению человека предшествовало наступление оледенения в Северном полушарии и замещение большинства лесов и зарослей буша Африки бесконечными пространствами саванн. В связи с этим "недочеловеки": рамапитеки, австралопитеки и человек умелый попали в экологические клещи и сгинули. Они не до конца покончили с древолазанием, и плохо приспособились для ходьбы по саваннам. В следствии этого на деревьях им конкуренцию составили предки горилл и шимпанзе, а в саваннах - человек прямоходящий.  Похолодание климата медленно, но верно сокращало доступные ресурсы, поэтому "недочеловеки" пали первой жертвой "человека". Но это не изменило ситуации. Популяционное давление продолжало нарастать.



                (продолжение следует)


Рецензии
Здравствуйте, Алексей

Это в начале был РАзум

РАЗ и появился РАСП - Крест
так стали окрестности

Алексей, посмотрите в нете
про говорящую обезьяну Коко
(самка гориллы)

Шимпанзе тоже хищники,
но и у них, также как и у сапиенс, есть мечты,
как у Леонардов, Бахов и Ньютонов

У них есть законы
и научные знания

У волков тоже есть правила

Вот мне интересно Откуда взялась Совесть

Ну. Ладно . это я так )))

У тех племён которые ведут первобытный образ жизни
(в наше время) нету одежд
Они живут как Адам и Ева -
не ведают добра и зла

С уважением

Анатолий Скаковский   28.04.2022 14:14     Заявить о нарушении
Спасибо, Анатолий за интересный ход мысли.
С уважением,

Алексей Кимяев   29.04.2022 03:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.