Пичуга

(Фотоколлаж автора)

- Победа, слышишь, дочка, Победа, - всплакнула тётка Варвара, дрожащей рукой стаскивая с поседевшей головы чёрный платок, - окончены траурные дни, теперь, Алёнушка, не придётся вручать людям проклятые похоронки.

Слабой здоровьем Варваре ещё до войны нашлась работёнка по силам – почту разносить. Лёгкой по весу, но невыносимо тяжёлой по содержанию всё больше была корреспонденция военной поры, и впечатлительная Варвара всю чужую боль пропускала через себя. Не знала она ни родных, ни близких. Сиротой выросла. В сорок лет дочку без мужа прижила, которая была для Варвары всем смыслом жизни. Алёна  любила маму, жалела, доставку «треугольников» жителям отдалённых улиц девочка брала на себя.      

- Мам, представляешь, мир наступил, а у нас с вечера осталось известие с фронта тёте Христе, от сына. Давай я на Заречный хутор мигом сбегаю, а ты пока праздничный обед начинай готовить. – что звонкая соловушка, прощебетала Алёна и выпорхнула за дверь.

Завидя издали юную письмоноску, тётка Христя застыла в ожидании. Она тоже одна поднимала сына на ноги. Её муж давно ушёл из жизни, Матвейке третий годок шёл.
Не было такой минуты, чтобы вдова мысленно не попросила Господа взять под своё крыло её единственного сыночка.   

- Вам снова письмо от Матвея, - весело сообщила Алёна. 
- Не томи, детка, читай вслух. – привычно попросила неграмотная тётка Христя. В коротком сообщении сын, как всегда, просил мать беречь себя, верить в Победу и в его возвращение.
 
Так сложилось, что до войны Алёна с Матвеем ни разу не пересеклись. Когда девочка пошла в первый класс, семнадцатилетний Матвей в тот год уже поступил в военное лётное училище. Окончание его обучения совпало с началом войны. И пилот Матвей Нагорный за штурвалом своего бомбардировщика провёл её с первого дня до взятия Берлина.

Возвращение лётчика отмечали всем хутором. А назавтра, без надобности, разжигаемая интересом Алёна повесила через плечо почтовую сумку и направилась в Заречный. Матвей чинил покосившийся верх материнской избушки. Его побывка ограничивалась всего одним месяцем, и заботливый сын наметил управиться со всеми мужскими делами, накопившимися за долгие годы.

Небольшой хуторок ютился в пологой балке, окружённой с трёх сторон посевными площадями. Заприметив на косогоре босоногую маленькую росточком пучеглазую девчушку, похожую на совёнка, важно вышагивающую по тропинке, Матвей со смеху чуть с крыши не свалился.

- Ты откуда взялась, Пичуга?! - преграждая ей дорогу, весело спросил лётчик.
- Не Ваше дело, - огрызнулась Алёна.
- Ты что такая ершистая? Давай на велосипеде прокачу?! - Он одним прыжком вскочил в сени и выкатил оттуда чудо-технику, купленную перед войной. Не дожидаясь согласия девочки, он сгрёб её в охапку. Посопротивлявшись немного,  Алёна сдалась. Усадив гостью впереди себя на раму, Матвей взял курс на полевую ровную дорогу. Впервые оказавшись на колёсах, Алёнка за строгостью лица, пыталась скрыть неописуемый восторг души. Но Матвей чувствовал, что доставляет девочке большую радость.

- Приходи завтра, Пичуга, прокатимся ещё, – крикнул он вслед убегающей Алёне. Около трёх недель продолжались их ежедневные велосипедные прогулки, пока не произошло нечто.

Алёна в первый раз выпросилась у матери в Клуб с подружкой Шурочкой, которая уже вовсю невестилась.
С разукрашенным лицом сподручной «косметикой» (столовой свёклой, сажей и мелом) в понёвном уборе, в резиновых ботах Алёна походила на огородное пугало. Но никто особо не обратил на неё внимания. Публика очага Культуры подавляющей частью состояла из взрослых девушек, старавшихся произвести впечатление на скромные ряды молодых фронтовиков. 

Одноглазый гармонист Прошка, растянув меха тальянки, бойко тряхнул кудрявой головой и виртуозно заиграл русскую барыню. В эту секунду в клуб вошёл высокий плечистый лётчик с боевыми наградами на широкой груди под руку с первой красавицей села – Настасьей.

Все расступились. Прихлопывая и выстраиваясь по кругу, молодёжь таким образом предлагала новой паре показать насколько она хороша в танце. Матвей громко скомандовал Прохору – вальс! Отведя за спину левую руку, кавалер галантно положил правую ладонь на точёный стан обворожительной спутницы и сделал первый шаг. Наряженная в сиреневые шелка Настасья с гордо запрокинутой головой, словно лебёдушка, плавно заскользила по полу.

Алёна не могла поверить своим глазам. Шаром выскочив на улицу, она упала в придорожные лопухи и зарыдала. По щекам потекли свекольные румяна вперемежку с печной тушью и меловой пудрой.

- Что с тобой? – испуганно подскочила к ней Шурочка.
- Ненавижу! Обоих ненавижу! Он даже меня не заметил!
- Да ты, подруженька, похоже влюбилась. Надо же угораздило! Ты для него совсем зелёная. Прошу – успокойся, у нас с тобой всё впереди, – поднимая Алёну, тарахтела Шура.

Спустя несколько суток на Заречном хуторе состоялась первая в селе послевоенная свадьба, после чего молодожёны Нагорные отбыли за границу, к месту продолжения службы Матвея.

Алёна, познав муки первой неразделённой любви, долго не могла прийти в себя от потрясения. Она по-прежнему обслуживала Заречный хутор. Матвей часто присылал матери письма, Алёна дословно ей их цитировала, всякий раз потом плача по ночам в подушку. Он был счастлив с Настасьей и доволен судьбой.

Прошёл не один год, пока Алёна встретила своего принца – Андрея Петровича – преподавателя физкультуры. К тому времени девушка окончила курсы учителей и вела уроки в младших классах родной школы. Андрей приехал в село из города по распределению. Попав в педагогический женский коллектив – яркий «цветник» незамужних девушек, парень испытывал большую неловкость. Все, кроме одной, откровенно принялись добиваться его расположения. 
Ёкнуло сердечко и у Алёны, учитель был хорош собой и скромен, но сведя к нулю все шансы на успех, она предпочла остаться вне конкурентного поля «сражения». Негласная борьба соперниц обострялась с каждым днём. Внезапная развязка произошла накануне Нового года.

- Алёна Сергеевна, - обратился прилюдно Андрей к самой молодой коллеге, собирающейся уходить домой - разрешите Вас проводить.

- Я не против, – смутилась Алёна.

…После зимних каникул интерес к Андрею Петровичу резко пошёл на спад. Он не сводил зачарованных глаз с Алёны, которая отвечала взаимностью. Нежный, внимательный, до боли трогательный – о таком парне она и не мечтала. Купаясь в море любви и заботы, Алёна с нетерпением ожидала предложения руки и сердца…

Заполыхали бело-розовым цветом сады, коврами зелени покрылись деревенские просторы. Хозяйки затёрли щели в стенах и обновили известью свои облупившиеся за зиму домишки. Привели в порядок своё жильё и Алёна с матерью, в надежде на скорую встречу дорогих сватов. Этот день был не за горами.

- Мамка, меня сегодня Андрюша замуж позвал! – сообщила с порога довольная Алёна.
- Слава Богу, - обрадовалась тётка Варвара, - и не в тему брякнула, - ты слыхала, Алёнушка, новость?  У Христи неприятности. Матвей один до матери пожаловал. Люди сказывают, Настасья его на генерала променяла.

Сияющая улыбка моментально слетела с лица Алёны, сердце забилось, затрепыхалось, как птица в клетке. С трудом сдерживая нахлынувшие чувства, она надела крепдешиновое васильковое платье и заспешила к двери, бросив на ходу: «Мам, придёт Андрей, пусть меня дождётся. У меня к нему есть важный разговор».

- Дочка, объясни, что случилось? – насторожилась мать.
Но дочь, резко махнув рукой, почти побежала на Заречный хутор. Проходя мимо избы тётки Христи, Алёна замедлила шаг.

- Матушка, посмотри в окно, кто эта прелесть? – напрягся Матвей.
- Пичуга твоя, Алёна Сергеевна – уважаемая всеми учительница. Должно идёт к матери ученика своего Вовки – шкоды.

Пулей вылетев наружу, Матвей, как тогда, перекрыл Алёне путь. От образа Пичуги не осталось и следа. Перед ним стояла стройная красотка с огромными небесными глазами, как у куклы.

- Прекрасно выглядишь! – страстно восхитился Матвей, - Может прокатимся?!
- Может, - задумчиво протянула Алёна.

Матвей во всю мочь гнал велосипед по той же накатанной дороге. На ветру развевался широкий подол праздничного платья девушки, завитушки длинных волос щекотали лицо и шею велосипедиста. От соприкосновения с Алёной по его телу бежала лёгкая дрожь. Остановив транспорт и отложив в сторону, Матвей взял её за плечи и напористым голосом спросил: «Хочешь, поехать со мной, Пичуга?» Прижал к себе крепко, попытался поцеловать.

- Не надо, Матвей, - остановила его Алёна. Я - не Пичуга. Не люблю это слово. Извини, перегорело всё внутри, окончательно поняла только сейчас. Прощай.

- Жаль, Непичуга, что мы с тобой в то время оказались по разные стороны «возрастной границы», – вздохнул Матвей, печальным взглядом провожая Алёну.
 
В стенах родного дома её прихода с беспокойством ожидали Андрей и мать. Варвара не знала, как себя вести, больше молчала. Она боялась, что дочь натворит непоправимых глупостей.

- Мама, что же ты муку на хлеб не просеяла? – прервала затянувшуюся паузу вошедшая Алёна. – Скоро родители Андрюши приедут знакомиться. А у нас дел невпроворот.

- Алёнка, ты где так задержалась? – подошёл к разволнованной невесте Андрей. Обнял бережно. 

- На Заречном хуторе вдруг появились неотложные дела. Обязательно расскажу как-нибудь. Всё хорошо. Люблю тебя сильно и никогда не предам, – глядя в глаза любимому, тихо сказала она.

Тётка Варвара, облегчённо вздохнув, заспешила в чулан за дёжей – хлеба «ставить»…


Рецензии
Доброе утро, дорогая Ниночка!

Чудесный рассказ! Психологически верный, колоритные и точные детали.

Спасибо за счастливую развязку жизненной истории!

Пожелаем молодым счастья и долгой совместной жизни,
автору - здоровья и праздничного настроения!
С 8 Марта!

Елена Бетнер   06.03.2021 09:29     Заявить о нарушении
Милая Лена, здравствуйте!

Ваша оценка как профессионала дорогого стоит.

Благодарю за оказанное внимание и добрые пожелания. Они взаимны!

Нина Пигарева   06.03.2021 12:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.