Спасибо за то, что ты есть, гл. 32

18+

Аннотация: Главный герой Сашка - сын Марка ("Химия любви", "Химия семьи"). Удивительная история любви, когда два сердца преданы только друг другу, несмотря на выпавшие им испытания… Они встретились в первый школьный день и остались неразлучны. Однажды Сашке пришлось защищать свою любимую девочку от подонков, и он чуть не погиб. Этот случай определил в дальнейшем его выбор профессии. Он посвятил свою жизнь опасной и благородной работе (опер в убойном отделе, сотрудник антитеррора, следователь), стал мастером спорта по восточным единоборствам. У него замечательная семья: его единственная любовь Таня и чудесный сынишка. Но тени из прошлого иногда могут настигать в настоящем…

Пред.глава:http://proza.ru/2021/02/15/251

Глава 32

Таня ответила сразу.
— Как ты, любимая? – Сашкин хриплый голос ласкал её слух.
— Сидим на крыше с Никой, – сказала она. Опережая его тревожный вздох, добавила: – И твоей мамой. Бонд и Серый рядом с нами, Мурка ушла гулять. Тимка носится внизу, слышно, как что-то роняет. Мы с Никой любуемся осенней Москвой, а твоя мама нас фотографирует, – перечисляла Таня. – У меня ведь нет ни одной общей фотографии с дочкой… – закончила она тихо.
— Хорошо, я скоро опять позвоню, скучаю по тебе безумно, – он отсоединился, не в силах стереть с лица счастливую улыбку, так и пошёл с ней допрашивать свидетеля по очередному делу.

Сашкина мама воспользовалась тем, что Таня «освободила» её от обязанностей по уходу за малышкой, и убежала по своим делам. Таня же, посадив Нику в коляску, отправилась гулять. За время своей затянувшейся депрессии она успела забыть, что это такое – гулять… Видеть незнакомых людей, слышать обрывки чужих разговоров, дышать другим воздухом… Перейдя через дорогу, она вошла на территорию Храма Христа Спасителя. Когда-то она любила здесь бывать, любоваться ухоженными цветниками, сидеть на уютных скамеечках… Ника вела себя смирно, с любопытством крутила головкой, что-то лопотала, показывая на разгуливающих по плиткам голубей.
 
— В храм идёшь? Давно пора. Грех-то до сих пор не отмоленный на тебе висит, – послышался сзади старческий голос.

Таня обернулась, не столько для того, чтобы посмотреть, кто говорит, сколько для того, чтобы увидеть, к кому обращены слова. Оказалось, к ней. Острые глаза старика-попрошайки, каких много встречается возле церквей и храмов, пронизывали её насквозь. Таня смутилась, полезла в сумочку за кошельком, достала мелочь, протянула старику.

— Не могу принять, пока грех не отмолишь, – отказался он.

Пожав в недоумении плечами, Таня продолжила прогулку. Мало ли странных людей на свете. Ника уже вовсю пыталась ходить ножками, а потому Таня, поставив коляску возле пустующей скамеечки, достала из неё малышку и стала водить её, придерживая под ручки. Так они гуляли часа два. Направляясь домой, уже при выходе с храмовой территории, им встретилась женщина, тоже из тех, кто живёт за счёт милостыни, а возможно, просто «подрабатывает» таким способом. Таня заранее приготовила мелочь, от которой отказался старик, протянула женщине, но та, даже не взглянув на её руку, произнесла, сочувственно качая головой:

— Отмаливай грех-то, дочка, как бы беды не вышло…

Второй раз об одном и том же – это было слишком. Таня разволновалась, поспешила домой. В квартире пока никого не было. Только Тимка примчался их встречать. Сашкины сестрёнки учились уже в старших классах, после школы шли на какие-то курсы, свекровь обещала, что вернётся к обеду. Таня позвонила Сашке. Сначала долго раздумывала, она так давно не звонила ему сама, помнила только, что и раньше старалась не беспокоить его на работе, не отрывать от дел. Потом решилась, она ведь всего на секундочку, просто услышать его голос.

— Да, родная моя, что случилось? – Сашка откликнулся сразу, ей было этого достаточно, чтобы снова начать улыбаться.
— Ничего, просто хочу сказать, что люблю тебя…

Возвращение в свою квартиру было радостным для всех, Сашка и Таня немного переживали, как воспримет обратный переезд Андрюшка, всё-таки на Остоженке было в десять раз больше места, где бегать и играть. Но сынишка обрадовался старой комнате и старым игрушкам. Тимка тоже, казалось, был доволен тем, что можно заново обнюхивать и изучать подзабытую территорию. Кроватку Ники пока расположили рядом со своей. Ещё пока ехали в машине, завели разговор о том, что нужно расширять жилплощадь. Двушка уже не отвечала потребностям их увеличившегося семейства.

Когда дети уснули (включая Тимку, который привык спать в ногах у Андрюшки), Таню и Сашку охватило неожиданное смущение друг перед другом. Их страстная ночь накануне началась с объятий радости, что Таня «вернулась», которые плавно и естественно перетекли в «горячую стадию». Теперь же они легли в постель словно в первый раз. Каждое прикосновение обжигало, в глазах у обоих читался робкий вопрос: а так тебе хорошо? а так?.. Они будто забыли, как дарить друг другу блаженство. Целый год их тела были разлучены, а души наполнены болью и страданиями…

Сашка понял, что ему придётся заново «приучать» жену к себе и заново познавать её тело. Его осторожные ласки наконец стали более настойчивыми, пока она с тихим стоном не раскрылась ему навстречу…
— Любимая, у нас медовый месяц? – спросил он, целуя её нежные губы.
— Лучше долгие медовые годы, – ответила она, счастливо улыбаясь.
Обоим не спалось, они обнимались и целовались, успокоенные тем, что близость доставила прежнее наслаждение.
— Скажи, что там нового у Андрюшки на личном фронте, а то я всё пропустила.
— О, дедушка уже и сам видит сходство между собой и внуком, а потому я заранее трепещу и жалею все девичьи сердца, которые разобьёт наш сын. Помнишь, ты переживала, что он не дай бог будет однолюбом, как я? Так вот Бог тебя услышал…
— Что, Лику и Машу уже кто-то сменил?
— Лика и Маша остались в далёком прошлом. Правда, Андрюшка сослался на то, что ему разонравились их характеры. Они подрались из-за него.
— Что?! – Таня села в постели.
— Вот-вот. Я примерно так же отреагировал. После них была Вероника, в её честь, как я понял, сын выбрал имя для сестрёнки. Потом Света, Василиса, Адриана… потом я запутался. Потому что кто-то из девочек нравился ему по второму разу.
— Господи, – Таня прижала ладони к лицу, снова отняла их. – Я-то думала, что мы будем ходить на ковёр к заведующей из-за «поцарапал-покусал», а придётся ходить, видимо, по более серьёзным поводам… Сашка, на тебя вся надежда, не дай нам стать бабушкой-дедушкой в нашем юном возрасте. Я ещё не готова.
Сашка рассмеялся.
— Ты меня переплюнула в своих опасениях.
Потом ласково провёл рукой по её щеке.
— Когда ты сегодня днём звонила, у тебя бы напряжённый голос. Что тебя взволновало?
Таня вспомнила, ещё ближе придвинулась к мужу.
— Мне встретились два странных человека у храма.
— Что в них было странного?
— Они оба призвали меня отмолить какой-то грех… Даже не взяли из моих рук милостыню…  Саш, если я схожу на исповедь, ты не будешь против?
— Почему я должен быть против… Сходи.
— Я никогда не была на исповеди, даже не знаю, как это делается… Но как мне иначе узнать, что за грех они имели в виду?
— Для меня ты совершенно безгрешный ангел, мой самый любимый и родной на свете человек, – прошептал Сашка. – Закрывай свои глазки, отдыхай…

След.глава:http://proza.ru/2021/02/15/256


Рецензии
Ох, дорогая Нила, что же это за грех на Тане, который надо ещё и отмолить?!
Странные слова, и понимаю, что не к добру они.
Неужели снова тени из прошлого?
С опасениями,

Элла Лякишева   27.11.2021 19:06     Заявить о нарушении
Слова как предупреждение, как тревожный звоночек...

С теплом,

Нила Кинд   28.11.2021 07:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.