Часть 3. Глава 95. Волшебная флейта

Ровно из-за трансформаторной будки вышел капитан ****ов, выпил протянутый ему стакан водки, занюхал вьетнамской звездочкой и начал очередной свой рассказ.

Терентий Степанович Кац, заслуженный ассенизатор молодой России, взял на работе все отгулы, что полагались ему за последние тридцать лет и тяжело запил. Два дня назад он застукал свою жену, Маргариту Львовну, с молодым участковым, Зауром Лифшицем, когда неожиданно вернулся с работы. Самое противное, что она изменила ему почти профессионально. Ведь предупреждал его друг детства, известный психиатр  Нодар Гипобулия, что ни в коем случае нельзя жениться на флейтистке. Опираясь на работы Фрейда, Гипобулия доказывал наивному Терентию, что выбор трубы, гобоя, саксофона чаще всего определяется выбором родителей, в то время как флейта-это сознательный выбор человека, а уж женщины и подавно. Елозя себе  по рту этой палкой, может ли женщина остаться верной мужу? Никогда! Рано или поздно это приведет к измене, причем в самой поганой форме.
До того как стать ассенизатором, Терентий служил в Большом театре в оркестре, играя на треугольнике. Там  Маргарита Львовна и положила на него глаз, ибо Терентий был самым лучшим исполнителем на треугольнике в мире. Недаром его пригласили в Метрополитен Опера и предложили выступить с  сольным восьмичасовым концертом. Контракт уже был почти подписан, но тут в стране начали расстреливать Парламент и приглашающая сторона замолчала. Наступил голод, директор Терентия сократил и на его треугольнике   играл уже потомственный рабочий сцены Рабинович,  родственник  дирижера, из семьи Рабиновичей, отдавших все свои жизни  Большому театр, начиная с царя Освободителя.
Заур до службы в милиции тоже служил в Большом театре, играя на литаврах. Им даже вместе с Терентием предлагали выступить дуэтом в Дубне для ученых со специально написанным для них композитором Дуркиным произведением для литавр и треугольника по произведению Платонова "Котлован", но трагический случай поставил крест на выступлении. На "Половецкий плясках" Заур решил блеснуть и заявить о себе как о непревзойденном исполнителе и в финале так широко  размахнулся, что не удержавшись на ногах, качнулся вперед и размозжил голову старейшему гобоисту Телегину, коммунисту и бывшему руководителю парткома оркестра.
Сначала дело открыли, но поскольку страна шла семимильными шагами к демократии и гуманизму, решили, что старому коммунисту Телегину собственно так и надо. Дело закрыли, а Зауру пришлось уволиться и устроиться в милицию- никто не подходил на роль участкового больше, чем оглохший от своих литавр Заур Лившиц. Он выслушивал с каменным лицом посетителей и ни *** не делал, не понимая из-за глухоты, чего они все хотят, но жители района списали его поведение на глубокую проницательность, выдержанность и ум. В народе его прозвали "Железным Лифшицем".
В этот момент позвонили в дверь. На пороге стояли Заур и старенькая  и слепая мать Марины Львовны, теща Терентия Каца, Матрена Ослябьевна Стробоскопнер. Это редкое отчество она получила от отца, поволжского немца Бруно Соломоновича  Стробоскобнера. Было тяжелое время, шла гражданская война и Бруно Соломонович узнал, что скоро город сдадут свирепому еврейскому казачеству, известному своей ненавистью к иудеям, комиссарам и ростовщикам. Поэтому Бруно Соломонович сбегал в паспортный стол и поменял имя Бруно на Ослябю. Утром в город вошли еврейские казаки, а уже вечером Ослабю поймал казачий патруль за продажей самогона и форшмака с пареной репой  на закуску. Начальник патруля, бравый хорунжий Самойло Наумович  Бруддершафт, прочитал имя в паспорте, закрутил лихо усы, широко  улынулся и сказал:
- Вот что значит свобода и справедливость  без большевиков- теперь и Осляби с Пересветами могут торговать в шинках самогоном!
И пришпорив коня, умчался с патрулем за угол. Но скоро красные отбили город и не узнали в торгующем Ослябе немца Бруно Соломоновича и отправили его на подавление антоновского восстания.
Старенькая и слепая Матрена Ослябьевна выпала из рук Заура и, встав на колени, обратилась к Терентию:
- Терентий, Марина пропала! Я глухому Зауру ничего не могу объяснить, а написать тоже не смогу- ты же знаешь, что я ослепла после восьмидесяти лет работы на карандашной фабрике  имени Сакко и Ванцетти. Карандаши я собой принесла, напиши, чтобы помог найти Марину. Она в интернете познакомилась с каким-то олигархом и тот предложил ей сыграть для него на флейте в его  особняке. Дворник, отатаренный немец Шульц, видел, как вечером ее забрали на огромной машине   и слышал, что  футляр с флейтой приказали не брать-дескать,  у него там и свои флейты найдутся. И вот уже неделю ее нет дома. Ребята, я вам клянусь, кто ее найдет-того она и будет!
Терентий совсем не хотел Марину Львовну после увиденного у торшера в квартире Заура Лифшица, но не посмел сказать это в лицо обезумевшей от горя Матрене Ослябьевне.
 Но она это как будто почувствовала его сомнения и прорыдала:
-Терентий, будь выше этого, вспомни академика Ландау!
Тугой и вырывающийся шланг ассенизаторской машин, как гигантская анаконда, не дал Терентию Кацу времени, чтобы погрузиться в богатый мир академика Ландау, поэтому он нихуя не понял, но сделал вид, что воодушевлен благой вестью.
Бледный Терентий написал карандашом на бумаге все, что рассказала ему несчастная теща, и передал ее Зауру. В этот момент в дверь снова позвонили и в комнату вошла вся мужская часть огромного оркестра Большого театра, включая дирижера, директора,  министра культуры, и узнав, кто есть кто, бросились к опешившему Зауру Лифшицу с мольбой найти Марину Львовну, потому что без ее волшебной игры на флейте они работать не могут.
 Вся переписка Марины Львовны была скопирована Зауром на флешку и передана знакомому специалисту ФСБ Кукушищеву.  Кукушищев, известный тем, что  застрелил, наконец, агента  МИ 5 Бонда в Капотне, был настолько сильным специалистом, что только ему разрешили быть консультантом сериалов "След" и "Морские дьяволы".  Через четыре года, когда "След" и "Морские дьяволы" закончились,  специалист Кукушищев прислал Зауру, сидящему все это время как на иголках, почтового голубя с запиской.  Боясь слежки, специалист Кукушищев предложил притвориться зацеперами и встретиться на семичасовом поезде, идущем в  Берлин. Глухой Заур вечером взобрался на поезд, узнал специалиста, сидевшего на крыше, но тут их сняли с поезда, привели в отделение милиции и бросили в камеру, хорошенько от****ив. Хорошо, что утром за специалистом Кукушищевым и Зауром Лифцицем  пришли их матери  и, надавав лещей, забрали обоих.
Пока они сидели в камере, специалист Кукушищев нацарапал Зауру на стене своим зубным протезом , что Марину Львовну похитил самый страшный бандит из 90-х,  ныне процветающий сенатор,  Мурдук Исаакович Балалайкин. Лет десять назад он перекупил у американцев технологию "Стелс" и с ее помощью отстроил себе особняк, которого никому не видно и отследить его не представляется возможным.  Да, забор есть, но больше ничего. Можно попытаться найти по размеру- участок две тысячи гектаров, но у кого из олигархов такого нет? Или, написал специалист Кукушищев на стене,  можно дать объявление на сайте "Московского комсомольца", что, дескать, два обаятельных флейтиста украсят вечер очень состоятельного мужчины- может Курдук и клюнет, но это им решать. Так  в ФСБ однажды дали объявление на сайте тамбовских геев-карликов, что во время оргии из одного клиента выпал какой-то пакет и один карлик готов вернуть его за вознаграждение. Наутро был пойман английский шпион, носивший в жопе карту метрополитена в целафане, чтобы не заблудиться в  московском метро.
Следуя совету Кукушещивf, дали объявление в "Московском комсомольце" и поразились, как много ценителей игры на флейте в Москве. Если бы они согласились, то пришлось бы давать по четыре концерта в день  в течении года, но их смутило, что женщин среди заказчиков не было и они вдруг вспомнили, что не умеют играть на флейте, тем более, что заказчики настойчиво требовали, чтобы они свои флейты с собой не брали, поскольку и своих флейт у заказчиков хватало. Этот путь малафейные братья сочли бесперспективным и остановились на вычислении местоположения участка.
Терентий Кац предположил, основываясь на жизненном опыте, что умному человеку, закончившему институт, в наше время светит только должность охранника на автостоянке и дачный сарай рядом с дальним гектаром, в то время как бандит из девяностых, добившийся высот необыкновенных, вряд ли придумает что-то, кроме Николиной горы или Рублевки, поэтому решили ограничиться этими местами.
Они решили обратиться к революционному художнику Саблезубову, которому не давала покоя слава Бэнкси- недавно он произвел фурор, закрасив букву "Р" на въезде в Рублевку. Потрясенные олигархи заплатили несметные деньги, чтобы художник Никас Сафронов по фотографии смог восстановить стенд с надписью "ублевка" в первоначальное состояние.
Саблезубов назвал им один участок, подходящий по размеру с одиноким забором, похожим на китайскую стену и предложил нарисовать на нем картину с мэром, кладущим лично плитку на Красной площади, снятой до этого из парка 28 бакинских комиссаров, а потом увозящего булыжники с Красной площади к себе домой, но они дружно отказались.
Когда они вошли в сосновый лес, то увидели сидящего на пне пожилого и голого дискобола с желтым  диском на коленях, хотя была зима с 30- градусным морозом. Дискобол закричал, прося о том, чтобы его не расстреливали. Когда его жопу согрели зажигалкой, он успокоился и рассказал о своей незавидной доле.
Он был лучшим дискоболом в СССР и хотел оправдать надежды Федерации на лучший бросок. Он решил, чтобы бросок был олимпийским, не меньше, он должен выйти голым, как выходили греческие атлеты. Он быстро выскочил без трусов и встал на место. Когда он раскрутился с бешеной скоростью, его мотня оторвалась и с громким шлепком упала на беговую дорожку. Он быстро понял, что ошибся, увидев грозный взгляд товарища Сталина и то испуга  не успел разжать руку и улетел  километров на восемьдесят от базы вместе с диском. Когда он приземлился с диском в лесу, то сообразил, что теперь его расстреляют.  Как и команду "Динамо", проигравшей "Спартаку". "Динамо" вывели на стадион и расстреляли на глазах у болельщиков.

 - Кто тебе это сказал?-удивился Терентий.
-Дворник, отатаренный немец Зигфрид, я помню, вокруг него еще все время вился его сын, Шульц.. - заявил дискобол.
-Да не было  этого никогда! -ответил потрясенный Терентий.- Зигфрида этого, как началась война, расстреляли-оказался немецким шпионом. А поскольку дети за отцов у нас не отвечают, то теперь Шульц продолжает шпионить, встречаясь с агентом Германии у помойки и обмениваясь с ним ведрами с мусором. Но у нас теперь свободная страна, каждый может работать на кого хочет.
Дискобол разрыдался.
В момент, когда Терентий прокричал о Свободе, из зарослей выехали огромные сани, запряженные рысаками, на которых сидела шикарная пожилая женщина с охраной. В ней Терентий и  Заур узнали богатейшую женщину России, Раису Матвеевну Отхарченко, члена Совета Федерации.
-Что вы тут делаете, смерды?-грозно спросила женщина.
Перепуганный Заур замычал, а Терентий собрался с силами и рассказал ей, что ищут несчастную Марину Львовну, попавшую в плен к Мурдуку Балалайкину и играющему там с утра до поздней ночи на флейте.
Раиса Матвеевна, казалось, успокоилась и сказала:
- Ах, оставьте ненужные мечты и забудьте. Во-первых, убьет, не дойдете до забора, а во-вторых ваша Маринка хорошо устроилась, никогда она не была так счастлива, как сейчас и ни за что к вам не вернется. У нее теперь вообще все есть. Да, конечно у нее теперь щеки разболтались и провисли, но личный пластический хирург обещал все поправить.
И посмотрев похотливо на друзей, добавила:
- Поедете ко мне, будете по вечерам у меня играть на губной гармошке.
-Так у нас их нет, да и не умеем мы?- ужаснулись мужики, пятясь к сосне.
- Дак у меня своя есть, научитесь!
Охрана скрутила друзей и поволокла к джипу, стоящему за санями.
Тут вдруг с пня вскочил старый дискобол и заорал:
-Да нахуя нужна такая Свобода, когда вот так с людьми можно поступать!
Охрана уже повытаскивала пулеметы, но тут боярыня, с интересом смотревшая на голого деда, знаком остановила бойцов и грозно спросила :
А ты, ****ь, кто такой ? Кто тебе слово давал? Совсем страх потерял?
- Да нехуя мне бояться в этой жизни, я много  перенес, и  не таких иродов видел!
- Да кто ты?
- Я лучший дискобол СССР, Матвей Бонифациевич Отхарченко!
Раиса Матвеевна пошатнулась, сорвала с шеи медальон, раскрыла его , посмотрела и,  с криком "Батя, а мы тебя столько лет искали!", бросилась старику на грудь. Отрыдавшись, она что- то шепнула охраннику. Тот бросился с джипу, достал оттуда соболиную шубу, накинул ее на старика и усадил в сани. В санях старику налили французского коньяка, растерли ноги и прикрыли их шерстяным пледом. Раиса Матвеевна села рядом, обняла его и знаком приказала трогать. Повидавший  в своей все жизни, кроме денег, разомлевший старик, прежде чем заснуть, подумал:
- А ведь и правда, что тут такого? Ну поиграют они на дочкиной  гармошке-не перетрудятся!


Рецензии