Рубеж

Эрик был стар. Очень стар. Суперстар. Первым его хобби была астрономия. В десятом классе. В пятьдесят восемь его хобби стало здоровье. Сейчас он бежал «лыжной» трусцой на остановку. Важно было скользить не подпрыгивая, чтобы не разбивать коленные суставы. Получалось около семи с половиной километров в час. Он думал об артрите, подозрительной шероховатости на коренном зубе, «ленивом» глазе, утреннем шуме в ушах, серных пробках летом, тонкой струе при мочеиспускании. Пока не подводило только сердце. Когда он расслаблялся и думал о вечном, оно выдавало сто десять на семьдесят. А когда закрывал глаза и представлял вагину жены – сто двадцать на восемьдесят. Не только животворящий крест помогает людям.

Мимо него проплывала промзона – заборы, ворота, собаки, охранники… Опять пристали собаки. Те, которые кусают молча, незаметно пристраиваясь сзади. Самая наглая и молодая, понимая, что её заметили, начала гавкать и рывком сократила дистанцию.
Как писали в инете мудрые - «мы никогда не пройдем свой путь до конца, если будем останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку» …
Эрик не стал останавливаться и искать камень. Ударил на отходе - бац, берцем по морде. Раздался визг хозяйки,
- Она же щенок!!! Убью гада!!!
- В репу получишь, женщина!

Сцена разыгрывалась второй раз за год и ничем не отличалась от форума. Предпенсионер снова впал в полудрему, не изменив темпа стремления к автобусной остановке. Химически коричневая мадам нагнулась в поиске камня или палки. Поняла, что не успеет и заорала в конец улицы - то ли охраннику, то ли шоферу,
- Держи его!

Этот шкаф был на десять сантиметров выше бегуна за здоровьем и чуть шире в плечах. Метр девяносто и вдвое моложе. Полное круглое лицо без единой морщины контрастировало с довольно стройной фигурой.  Лобик в короткой стрижке терялся на фоне жевательного аппарата.
И вот этот роскошный кусок человеческой плоти встал посреди дороги на пути скромного и законопослушного гражданина, человека больного и ревматического. После командировки за Полярный круг даже появилась справка об артрите и эвакуации вертолётом с буровой.
Резко отпрыгнуть вправо и обежать препятствие труда не составило. Эрик Егорович даже не увеличил скорости. Молодёжь - ленива. Ему представлялось невероятным, чтобы эти цветущие сто килограмм с разворота рванули вдаль за справедливостью.
Однако, шкаф не успокоился, и улица огласилась громким топотом.  Неожиданно, предпенсионер понял, что кого-то бьют. Оглянулся – его! В основание шеи. Сзади. Один раз. Не очень сильно - кулак мягкий. Но оскорбительно и незаконно.

Законопослушному россиянину стало грустно. Он пробежал полтора километра и тяжело дышал. А оппонент был молод и свеж. В таких случаях проще чуть прибавить скорость и учиться смирению. Недруг отстал. Таки лень одолела пылкость борца за честь собачки. Увы, всё оказалось не так просто.


Не юный физкультурник отбежав метров на двадцать, перешёл на шаг. Стал восстанавливать дыхание. Два шага вперед - руки вверх, еще два - руки вниз. …А бугай продолжает идти сзади! Преследует униженного и оскорблённого с неблаговидными целями! Вот кто он Гекубе с собачкой!? И кто ему Гекуба? Неужели мама? Чего такой упорный - не поленился, рванул с разворота, по шее стукнул? Топает сзади, хочет чего-то. ...Быть или не быть? Сносить ли от неистовой судьбы удары стрел и камней, - или смело вооружиться против моря зла?

Странная пара прошла пятьдесят метров, ещё пятьдесят…  Эрик Егорович восстановил дыхание и был разогрет. Куда-то стало испаряться смирение. Даже раздражаться начал. По шее-то получил… Он в обед на полных понтах учил начальника, как при случае надо бить морду. Ну, языками зацепились. Имел право, на правах старшего и умудрённого - таки доказательств никто не потребует. А тут раз и по шее получил. Смирился. Грустно.

Его стали одолевать довольно фривольные мысли. Ещё сто метров и после поворота в деревню их уже никто не увидит. Не выскочат из ворот вражеские союзники… И вообще почему старый, больной человек должен бегать от всякого мазурика!? Особенно после бега!?
Здоровяк продолжал вышагивать сзади так, как будто считал старческую неторопливость вызывающим приглашением.

Дыхание предпенсионера уверенно восстановилось. Журчание ручья резко поменяло настроение. Как-то нечаянно ему подумалось:
"Прикольно, что он будет делать, когда я остановлюсь на мосту через Милевку? Неужели будет меня бить? По шее мне дали довольно мягко… Голова не загудела, в затылке не защипало… Вяленько для такого бугая. Не та нынче молодежь… Тьфу. Опять эта теория неполноценности… А почему бы не встать? Давненько я не брал в руки шашки, лет двадцать. Неужели я нёс своему руководителю всякую пургу!? Стыдно-то как… И по шее получил. … И хвост к дому тащу… Не надо людям знать, где я живу, и какие у меня маршруты. Ну, не убьёт же он меня, так - попинает… Будет наука – не выпендриваться в старости. Поставлю сумку сюда…"

Мужчина поставил сумку на обочину и развернулся к своему преследователю. Странная уверенность овладела им. Поговорить о любви к ближнему и конфиденциальности личных данных не успел. Противник в десяти метрах аж взорвался,
- Ну, мудак, ща я тебе вломлю п…лей!
Этот человек знал о другом только со слов «Держи его!». Дал ближнему по шее, должен был успокоиться… Ненависть к людям - извилистое чувство.
Бывший хулиган встал в стойку, как учил папа пятьдесят лет назад. Десять метров это - очень долго, успеть можно всё. Здоровяк нёсся, явно рассчитывая сшибиться грудью, как рыцари.
 
В таких случаях главное - людям не мешать! Пожилой боец быстро и в последний момент освободить путь не смог. Но столкновение оказалось вялым и боком. Задранная нога молодого пошла вскользь старой задницы, а задница пошла влево, разворачивая корпус нападавшего. Левой Эрик кинул в подбородок атакующего кулак, но ничего не понял. То ли попал, то ли парень сам потерял устойчивость в прыжке. В общем, противника развернуло раком. Впереди стояла задница в облипочку, что с ней делать было совершенно непонятно. И так раза три!!! Раз при таком наскоке продленный офицер запаса получил по ягодице. Пару раз - в левое бедро возле коленки. Больно. И всегда юный каратист путался в своих ногах и вставал раком!!! Попадало или нет петушистому прыгуну, было непонятно! До этой каланчи было не достать правой, только левой с шагом вперёд. После чего он падал и быстро отбегал по лужам на четырех точках. Ноябрь. В конце обалдевший защитник дамы с собачкой вцепился грязными руками в куртку, пытаясь провести какой-то бросок из дзю-до. Получил в голову левой и встал раком в четвертый раз, опять задницей к уважаемому человеку! Нужен был финал! Задница стала снова уходить в ноябрьскую тьму.  Предпенсионер засеменил вслед и неприлично ткнул в неё тем, что было ближе. ...Гульфиком. Дослал дальше руками. Грозный мэн с нежным лицом упал плашмя на дорогу. Победитель аккуратно пристроился сверху, придавив грудью.


Когда-то в молодости ради «победы на туше», нынешний старый хрыч влёт шмякался на вражин любым местом, хоть задницей. Контузия всегда доставалась им.  Сейчас он берег кости и связки – покрыл аккуратно, почти нежно. Приготовился силовым способом удерживать это положение. Не чтобы удержать, а чтобы человек устал. После четвертого удара ныло потянутое левое плечо, ногу сводила судорога. Старость.
Голиаф расплылся как квашня, вывернулся в луже на бок. Никакого мышечного импульса. Вдруг охнул и застонал, что ему раздавили айфон …и теперь - убьёт. И так жалобно…
Мозг вынесло. Плохой мальчик из плохого двора в плохом районе за свои полвека ни разу в драке не видел задницу врага.  В его Прошедшем Городе хватали за ноги, уворачивались, падали, отскакивали, убегали… Но никто не заслонялся от врага жопой! И вот сейчас, когда он думал, кому и как при крутом повороте событий труп прятать, это чмо вспомнило об айфоне!


В девяностых был у Эрика один эпизод, когда исполнилась мечта. Тогда он мечтал навалять зассанцу. Однажды, открыв дверь в подъезд, он увидел спину ссущего. И с ходу ударил коленом в корпус. Все слова он мысленно проговорил за долгие годы, поэтому сразу перешёл к действиям. Человечек плюхнулся на пол и замер. На душе стало светло. Недолго. До момента пока стало ясно, что чел не шевелится и труп не спрятать. Самое разумное было прошмыгнуть в квартиру, пока не появились свидетели. Чел был чужой и их таки могло быть двое. Подумалось о тюрьме, дочерях-подростках. Хотелось выть. Счастье пришло неожиданно. Ненавистный зассанец зашевелился! Эрик полюбил его сразу. Пьяный в дугу посетитель поведал о том, что ему не найти дома, а писать очень хочется. Выяснив адрес, борец за гигиену подъезда бережно довел человека до его дома в соседнем квартале.
Сейчас для потенциальной проблемы Эрик мысленно зарезервировал трубу под мостом.  Сдаваться Российской Федерации не хотелось. …А этого придурка беспокоила судьба айфона!!!
Чувство опасности сменилось злобной игривостью.
- Ну, айфон это - святое. Что с ним? Нахрена ты вообще его взял? Мы в своё время часы с руки снимали!
- Не работает…
- Экран горит…
Засранец врал. Темно, и его камера не видела супостата. Наставлять её в лицо он явно боялся, а грязная дорога была почти чёрной. Эрик решил не бить игрушку. Таки мудак был здоровый, раз на раз не приходится, и глаза еще рано выкалывать.
- Я грязный!!! Мне в город ехать!!!
Этот идиот ещё пытался создать комплекс вины!
- Я тоже в дерьме!
- Пойдем со мной в полицию!!!
- У меня все хорошо, я никуда не пойду!!!
- Нет пойдёшь!!!
- Так парень, ты меня задолбал.
Игривость ушла. Стало скучно. Вражина явно сдулся и стал блажить. О полиции вспомнил! Тьфу. Не было в этом гопнике ничего случайного.
Троекратный дедушка взял сумку и стал отходить спиной.  Айфонщика закрутило на месте как муху на спине. Мужчина вяло поднял левый кулак в боевое положение.  Дискуссия телодвижений прекратилась. Все так же спиной вперёд боксерскими шажками умеренный победитель двинулся к остановке. Оторвался, пошел нормальным шагом.  Бой был отработал одной левой и пузогрудью. Нога хромала в двух местах. Ныло потянутое плечо. Две из трёх травм боец нанёс себе сам. Слава Богу, ничего не отвалилось и не заклинило. "Диклофенак" – наше всё.  Старый, больной, ревматический, …раненый человек пошёл к своему дивану… Пройдет и это…


Надо было сменить куртку, шапку, сумку, одеть черную маску и сворачивать к остановке раньше, не ходить этой дорогой… Он перебрал в памяти все моменты. Времени на фотки не было. Раньше надо было следить за ножом, а теперь и за айфоном… Хорошо ещё пока инет выдает сто двойников бесплатно. Но околокриминальное поведение придётся менять.

Через неделю, когда всё стало казаться забавным, история с большими понтами была озвучена младшей дочери. Доча, неформальный лидер класса в далеком прошлом, и руководитель среднего звена в настоящем, сказала так.
- Папочка, ты не гордись. Просто айфон важнее. За пятьдесят тысяч рублей можно и под тобой тихо полежать. А вот если тебя кулаком стукнуть, то что-нить отвалится и можно надолго сесть. Таки камеры у ворот, где это началось, всё фиксируют. Просто у мальчика не получилось нежно сунуть тебя в лужу и было очень уязвимое место – айфон. И вообще, вы оба - идиоты. Потому что у любого мог оказаться травмат.

Он поверил той, которая там не была. …Самонадеянность – была их семейной чертой. Его отец последний раз дрался в шестьдесят восемь лет. Возникли вопросы чести и пришлось отбиваться от азеровского базара.
Шли на работу мимо рынка. Всё началось с того, что батя гневно заявил про барышню с собакой, которая прошла между ними и восточным человеком впереди,
- Ходят тут всякие без намордников!
Дама зашла за угол, а сын хозяина рынка обернулся… Слово за слово. Выскочили, выпрыгнули смуглые сподвижники, пошли клочки по закоулочкам. Отошёл Эрик с батей не без потерь, но организовано.

Золотой значкист ГТО обиделся на дочь и на себя. Одолевали тягостные размышления.

Зачем он остановился на этом мосту? Зачем тот балбес пошел за ним? Всё было странно. В голове не мелькнуло ни единого замысла. Просто через триста метров восстановилось дыхание. Деревья закрывали мост, делая невозможной съемку и свидетелей. Фонарь в ста метрах яркой звездой светил в глаза его преследователю. Мышцы были разогреты, а у противника - холодные. Один был готов карать, другой драться. …Повезло.
Мост был через Милевку. В этой речушке Эрик первый раз в жизни купался и чуть не утонул. Первый его дом стоял в конце улицы Крупской. Дом снесли, он давно жил в другом месте. На доске через канаву во дворе, которая впадала в Милевку, был принят первый бой - с петухом. Это страшно, когда тебе три года и потомок динозавров достаёт гребнем до твоего носа… Где-то рядом, под многоэтажками, были зарыты доты советского рубежа обороны. Отец показывал их в детстве. Папа всегда занимал один угол мозга, и сейчас недовольно бурчал, что надо было бить правой.
Кстати, животные и женщины думают без слов, поэтому у них всё получается без умысла. Наверное, это свойственно всем. …Но кто-то же шепнул у него в голове «Можно!».

Лучше всего было бабе с коричневым лицом, которая заварила всю кашу. Впрочем, "облико-морале" дылды говорило о том, что виновные будут назначены наиболее простым и легким способом. И собачке тоже не поздоровится.


…Эрика раздражали приключенческие фильмы и собаки.


Рецензии