Из записок странника. Часть седьмая

Я считал, что следователи поставили в моем деле точку. Определились со степенью моей вины и вынесли вердикт. А исполнить наказание предоставили жителям острова Тобо. Я ошибся, меня ждал суд. Суд скорее походил на полевой трибунал, и всё же это был суд. Судили меня всё те же два следователя, которым я не захотел быть полезным, и ещё кто-то третий. Видимость коллегиального решения. Никаких адвокатов мне не полагалось, о присяжных заседателях и речи не шло. И это они называют торжеством закона.

У них в кодексе записано, нельзя трактовать аналогичные факты по-разному в разных случаях, и, если не ошибаюсь, там есть что-то о презумпции невиновности.  На этих двух китах их правосудие держится. Моё дело не имело прецедентов, да и о презумпции невиновности говорить не приходилось. В старой доброй Англии меня давно уже вздёрнули бы. А тут канитель разводят. Ах да, есть ещё золотые гинеи Пирата. Но я ничему не удивлялся, во время своих странствий я всякого насмотрелся.

Никто меня ни о чём не спрашивал. Когда меня провели в комнату заседаний, они уже ознакомились с делом и готовы были вынести приговор. Всё моё дело заключалось в моей карточке, которую завела ещё Мари. Тот третий долго её изучал, за это время её три раза можно было выучить наизусть. Он поднял на меня свой тяжёлый взгляд и долго пристально смотрел мне в глаза. Он был суров этот судья, либо хотел таковым казаться. Возможно, он хотел видеть моё искренне раскаяние, но я почему-то своей вины не чувствовал. Он доминировал в зале, и у него всё время дёргался правый глаз.
 
- И…, - наконец сказал он.
- У защиты появился свидетель, - произнёс тот, который меня допрашивал раньше.
У меня есть защита, приятная новость.

Солдата я узнал сразу.  Красный, видавший лучшие времена мундир, изрядно истоптанные сапоги и начищенные до блеска пуговицы. Тот самый бывалый солдат из оцепления, с которым я столкнулся во время прорыва. Я смотрел на него с интересом. Солдат держался с достоинством. По всему было видно, солдат в походах побывал и пороху понюхал.

- Узнаёшь ты этого человека? – обратился к нему судья.
- Так точно, узнаю, ваша честь, - строго по уставу ответил солдат.
- При каких обстоятельствах  вы встречались?
- Так он был с пиратами, которые прорывались через оцепление, ваша честь.

- С пиратами? – повёл бровями строгий судья, его правый глаз снова дёрнулся. – Он и есть пират.
- Этот? – солдат отрицательно покачал головой. – Никак нет, ваша честь. Какой же он пират? Я пирата за версту чую. Пират не смотрит, кто перед ним. Пират – он зверь. А этот в нашего новобранца стрелять не стал.

- Вы уверены, что не стал стрелять. Может не смог? Растерялся?
- Это наш новобранец растерялся. А этот его пощадил, ваша честь. Я в этих делах разбираюсь. Насмотрелся, уж можете мне поверить, ваша честь.
- Можешь ли ты свидетельствовать, что обвиняемый совершил преступление?
- Никак нет, Ваша честь. Не могу.

Я потерял нить дальнейшего разговора. Впрочем, дальнейшего разговора и не было. «Вашу честь» показания солдата не устраивали. Да и какой это свидетель - простой солдат. Никакой не свидетель. Его можно послушать, а можно и не слушать совсем. Ведь он свидетель защиты, а защита, где она? Защиты, её и нет вовсе. А свидетель сам по себе, какой он свидетель? 

На этом собственно суд и закончился. И суд удалился на совещание. Вернее удалили меня, а они остались на прежнем месте. Такие у них порядки. Совещались судьи не долго. Буквально через минуту они вышли из помещения и суровый судья мимоходом обронил:

- Свободен.
Вот и вся процедура, два судебных пристава, которые меня охраняли, сразу же потеряли ко мне интерес.

Я покидал здание суда свободным человеком. Я покидал здание суда уже совершенно другим человеком.  Тот суровый судья с дёргающимся глазом снял груз с моей души, произнеся это слово «cвободен». А раньше мне казалось, что на это способны только священники. А может вовсе дело и не в судье. Не знаю. Уже на улице я снова встретил бывалого солдата. Он ничего не сказал. Он просто отдал мне честь.


Вечером Сэм устроил банкет по поводу моего освобождения, в том самом маленьком уютном заведении, где мы сидели в первый раз. Мы захватили с собой девушку-арабистку. Месье и его Фрау постарались на славу, они привели её в порядок и приодели. Теперь с ней можно было и в город выйти. В её поведении ничего не изменилось, она была так же безучастна ко всему, что происходило вокруг. И всё так же следовала за мной. Сэм пригласил Мари, Мари сменила свой мундир стального цвета на зелёное платье приглушённых тонов. 

Сэм был снова прежним Сэмом. Он много говорил, осыпал дам комплиментами и не смотрел мне в глаза. Это был странный ужин. Четыре человека сидели за одним столом, но каждый из них играл свою партию, или просто делал вид, что играл. И среди нас был как минимум один человек, кто был не тем, кем хотел казаться.
 
- Правый глаз дёргался, говоришь? – спросил Сэм, разливая вино по бокалам. – Тебе, дружище, несказанно повезло. Это старина Чаки. Странно, что они его вытащили, он уже давно отошёл от дел, и занимается токарным делом у себя в подвальчике. У него принцип «Лучше отпустить двух виновных, чем наказать одного невинного». Тебе определённо повезло. Нет, время от времени он ещё ведет какие-то дела. Если находит что-то интересное для себя.  На его место пришёл новый судья. Этот пока ещё только входит во вкус. Машет шашкой направо и налево. У него другой принцип «Если есть скот, значит, кто-то его ворует».

Сэм накрыл стол с размахом, одних мясных блюд было четыре вида, ну и овощи там разные, три вида сыра.
- Ну, старина, выпьем за свободу. Теперь ты можешь ставить паруса, и отплывать в любом направлении, и никакие условности тебя не сдерживают. Завидую вам странникам. Любой ветер вам попутный.

Потом появился оркестр, и мы танцевали. Я пригласил Мари, но случился конфуз девушка – арабистка, встала вслед за нами, и Сэму пришлось вмешаться, и они протанцевали с Мари весь вечер.

Я пригласил девушку арабистку. Это был странный танец, у меня было ощущение, что я танцую с женским телом, чья душа где-то далеко-далеко.  И мне пришлось прекратить эксперименты с танцами.
 
Я вам не рассказывал, Сэм был большим и немного неуклюжим в движениях мужчиной. Но танцевал он отменно. Они с Мар`и были великолепной парой. Они отплясывали какие-то лихие народные танцы, и казалось, это не они следовали музыке, это музыканты ловили ритм их широких, как бескрайняя степь, движений. Потом они застывали на мгновение, их движения становились точными и выверенными, и они уже исполняли что-то, что могло появиться только под жарким солнцем Южной Америки. Иногда они сливались в единое целое, а иногда казалось, что это две противоположности застыли друг против друга за мгновение до того что бы сойтись в последней схватке.  Я смотрел на Мари и не узнавал в ней ту  женщину, в одежде беспристрастной Фемиды, которая задавала мне свои холодные  вопросы. 
А потом мы снова сидели за столом и слушали Мари. Она рассказывала, как она любит море.

- У меня есть место за старыми корабельными доками. Я люблю туда ходить. Туда нужно ходить ночью или на рассвете. Можно с любимым человеком. Но я хожу туда одна.

Я смотрел на картину, нарисованную на стене заведения. На той стене, которая находилась за спиной у Сэма, я видел лодку, а в ней мужчину и женщину. Мужчина сидел ни вёслах, и лодка шла к нам. Женщина сидела вполоборота и куталась в плащ, её взгляд немного грустный и отстранённый был устремлён куда-то вдаль. И мне пришла в голову мысль, что лодка шла к кораблю, который стоял на рейде. Корабль был изображён на противоположной стене и лодке, по замыслу художника, предстояло пересечь зал. А был ещё город, далеко и в тумане.  Город, изображённый ещё до того, как он приобрёл нынешний стальной оттенок.

- Я хожу туда не каждый день, у меня есть своя погода, - продолжала межу тем Мари, ни к кому не обращаясь. Складывалось впечатление, что она разговаривает сама с собой. – Осенью, я хожу туда, когда моросит мелкий дождь. Все люди прячутся по домам, надевают тёплые вязаные носки, сидят у огня, слушают шум дождя и приводят в порядок свои грешные мысли. А я кутаюсь в свой дождевик и иду к морю. У меня есть своя погода зимой, есть весной, и летом. Кто-то ждёт наступления грибного сезона, а я жду своей погоды. Иногда месяцами, но если она приходит, я обязательно иду к морю.

В общем и целом праздник удался. Я был благодарен Сэму за это. Мне нужно было сменить атмосферу и отвлечься. И дело было не в суде, через который мне пришлось пройти. День оказался богат на события. Во второй половине дня весь город собрался в порту. Во второй половине дня из порта в море вышли два корабля. На одном из них на родину убывали солдаты в зелёных и синих мундирах. Они свою миссию выполнили. Помогли городу отразить штурм. На другом увозили пленных пиратов на остров Тобо. Я не мог пропустить это событие. Они, скованные одной цепью, по сходням поднимались на борт корабля. Их было не много, чуть больше половины от количества захваченных в плен. Среди них я не заметил никого из близкого окружения Пирата, отсутствовали и канониры. О том, что их оправдали, речи и быть не могло. Значит, их по какой-то причине оставили в городе. По какой и где? Невольно в голову пришла мысль о нарах на ферме Сэма. Значит, даже здесь не все перед законом равны. И над пресловутым Кодексом предстоит ещё работать и работать.

- Ну, мне пора, вы тут посидите ещё, - Сэм неожиданно стал прощаться. – У меня  дела. Бывай, старина, не знаю, свидимся ли ещё. Завтра из порта отходит корабль. Дорогу я тебе оплатил. Подойдёшь  к капитану, он о тебе позаботится. А девушке придётся задержаться. К ней ещё есть вопросы. Верно, Мари?

Мари молчала. Похоже, от меня пытались избавиться, причём в срочном порядке. Сейчас, когда я обрёл свободу и уже не был связан словом, я был склонен принимать решения сам. Но об этом я не спешил сообщать Сэму.

Сэм поднялся из-за стола, галантно поклонился девушке, поцеловал руку Мари и произнёс:
- Простите, не могу вас проводить, Мари. В этом вопросе я полностью полагаюсь на нашего друга.
- Да, да. Сэм, не беспокойтесь, - поспешил заверить его я.

   Продолжение следует.  http://proza.ru/2021/06/13/647


Рецензии
Прочла предыдущую рецензию и хочется всё повторить вслед за Виктором.
Как тот бывалый солдат, отдаю честь мудрому и талантливому автору.
Всегда рада встрече с Вами, Сергей!
С неизменным уважением,

Марина Клименченко   30.06.2021 16:46     Заявить о нарушении
Вы тоже заметили глубину мышления Виктора. Спасибо,

Сергей Корольчук   01.07.2021 19:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.