Герои ВОВ. Малинское подполье. Семья Сосниных

От Киева до Малина, который расположился  на северо-западе границы Киевщины и Житомирщины, менее 100 километров. Городом Малин стал незадолго до начала Великой Отечественной войны – в октябре 1938 года. В июне 1941 года в нём проживало всего лишь 12 тысяч человек.
Но этот городок сдерживал натиск фашистских армий на пути к Киеву дольше Житомира. Житомир держался 12 дней, а Малин – около месяца. На Малинском рубеже сражались: 5-я армия генерала Потапова, 1-я противотанковая артиллерийская бригада, 215-я механизированная дивизия, 32-й железнодорожный батальон.
Стойкость Малина была обусловлена тем, что в его обороне активно участвовали почти все его жители. Фашисты захватили этот населённый пункт лишь 22 июля 1941 года. Но не успели они там, как следует, укрепиться, как в окрестных лесах Малина стал действовать партизанский отряд И. Бровкина. А осенью 1941 года заявило о себе Малинское партийно-комсомольское подполье, которое боролось с оккупантами 630 дней, вплоть до освобождения Малина Красной Армией.
Подполье возникло стихийно. Поначалу в нём участвовали лишь вчерашние школьники-комсомольцы, связанные узами дружбы и воодушевлённые любовью к своей Социалистической Родине. Когда немцы вошли в город, и молодёжь собралась дома у Нины Сосниной, всех мучал вопрос: «Что делать?» Первой на этот вопрос ответила Нина: «Будем бороться, ребята, — сказала она. — Начнём с листовок. Станем собирать оружие. После боев его много валяется в поле, в лесу...» Нине было всего 18 лет.
К октябрю 1941-го у юных борцов было уже 50 винтовок, шесть ручных пулемётов, восемь гранат и довольно много патронов. Комсомольцы прятали оружие на старом кладбище, в заброшенном склепе. Затем одноклассник Нины Виктор Ольштынский нашёл в затопленном котловане 20 ящиков с толом, который сбросили туда красноармейцы при отступлении. Позже подпольщики делали из этого тола мины.
В декабре 1941 года подпольщики начали искать контакта с партизанами. Брат Нины Валентин отправился в Тетерев, чтобы попытаться установить связь с лесными бойцами сопротивления. По дороге он столкнулся со своим школьным товарищем Николаем Полевым. Юноши когда-то вместе посещали кружок художественной самодеятельности.
Николай признался Валентину, что по ночам в укромном месте слушает советское радио и сообщил Валентину радостную новость: под ударами советских войск немцы отступают от Москвы!
А спустя три дня жители Малина прочли написанные от руки листовки: «Москва наша. Красная Армия наступает. Не верьте вранью фашистов и их холуям. Бейте презренных гадов!»
Тогда же, в декабре 1941 года, в городе появился коммунист Павел Андреевич Тараскин, бежавший из Дарницкого концлагеря военнопленных. До войны он служил в полку, который дислоцировался рядом с Малиным. Павел Андреевич объединил в единую организацию разрозненные партийные и комсомольские группы подполья. В числе этих групп была и группа Нины Сосниной. После объединения у Малинского подполья появился свой радиоузел, где подпольщики слушали сводки Информбюро, и на их основании составляли листовки.
Нина Соснина писала стихи. Потому зачастую листовки малинских патриотов имели поэтическую форму. Приведу строки, которыми заканчивалась одна из таких листовок:
«…Девятнадцати лет старушка.
Седина или пепел пожарищ?
Может, это твоя подружка?
Отомсти за неё, товарищ!
На скамейке гипсовый Пушкин
Смотрит гордо, и взгляд искрится.
Автомат дрожит у убийцы,
Он берёт под обрез, на мушку...
За сожжённый портрет Толстого,
За горючие матери слёзы,
За свободное русское слово,
За израненные берёзы,
За невинного смерть ребёнка,
За холодный ужас пожарищ,
За счастливых твоих потомков
Бей врага неустанно, товарищ!»
Слова комсомолки Нины Сосниной не расходились с делом. А сейчас зажглись новым смыслом и стали, как никогда, актуальны.
К тому времени листовки уже не писались от руки, их печатала машинистка лесхоза Галина Бондарик. По утрам к ней заходила мать Нины – Лариса Ивановна и уносила листовки с собой. А затем Нина тайно переправляла листовки в Зарудье, Барановку, Ворсовку и Тетерев.
Отец Нины – хирург Иван Иванович оказывал медицинскую помощь раненым партизанам, при этом он работал в местной больнице, где выдавал людям справки с тяжёлыми диагнозами. Эти справки спасали советских граждан от угона в Германию. В Малине и его окрестностях Иван Иванович Соснин спас от фашистского рабства очень и очень многих.
В 1942 году предатель провалил Тетеревскую подпольную группу. После жестоких пыток в застенках местного отделения гестапо подпольщики были повешены. Чудом уцелевшим борцам, удалось добраться до Малина. Их укрыли стены дома Сосниных.
Зимой 1942 года немцы перебросили в Малин чехословацкую часть для охраны железнодорожной станции, складов и комендатуры. А.А. Тараскину удалось установить, что словаки, мобилизованные из-под палки, ненавидят гитлеровцев, и в их части действует антифашистская группа. Малинская подпольная организация через Нину установила связь со словацким офицером Янеком Антелой.
При его содействии Нина Соснина и Николай Тужик, провели диверсию на железнодорожном мосту недалеко от Тетерева. Ими был пущен под откос немецкий эшелон, идущий к линии фронта с орудиями и танками. Это была первая, но далеко не единственная диверсия, совершённая подпольщиками при помощи словацких товарищей. На протяжении всего времени фашистской оккупации на речках Тетерев и Ирша неоднократно взрывались мосты и терпели крушение фашистские эшелоны. Гитлеровцы возобновили работу маслозавода, продукцию которого стали вывозить в Германию. Однако вскоре маслозавод загорелся, и потушить его не удалось.
Словацкие антифашисты добывали для советских партизан оружие и боеприпасы, которые потом Нина переправляла в лес. Так же словаки сообщали подпольщикам о намечающихся карательных акциях эсэсовцев. И советские борцы-патриоты всегда бывали вовремя предупреждены об опасности.
Но, как это часто бывает, нашёлся предатель. Не из словаков, из украинцев – парикмахер Мурга. 16 января 1943 года гестаповцы схватили Павла Тараскина и многих его товарищей-коммунистов: Мелещенко, Мельниченко, Дидковского, Некрасова, Афанасьева, Онищенко, Власенко, Каленского, Коваленко и комсомолку Галю Бондарик. Двухэтажный костёл в центре Малина был превращён фашистами в тюрьму. Именно там гестаповцы жестоко пытали советских подпольщиков. А потом, 22 января 1943 года, расстреляли в овраге за Малином.
После гибели старших товарищей борьбу Малинского подполья возглавила комсомолка Нина Соснина.
Под её руководством была осуществлена акция справедливого возмездия по отношению к предателю Мурге. Не знаю, в какой круг ада он попал на небе, но на земле стало чище.
Под руководством Нины партизанам продолжало поступать оружие и боеприпасы, а так же важные сведения о планах врага. Эффективность подпольной организации росла. Фашисты были вынуждены тратить всё больше сил на борьбу с неуловимыми подпольщиками. В Малине участились облавы, обыски, расстрелы. Один раз, когда Нина с товарищами привезла в партизанский отряд добытое оружие, комиссар отряда Г.С. Петренко предложил Нине больше не возвращаться в город, а остаться в отряде в качестве комсорга. После недолго раздумья Нина отрицательно покачала головой. Оставить товарищей, брата и родителей в их неравной борьбе с врагом она не могла, и потому возвратилась в город.
По пути в Малин Нина с Фёдором Зинченко наткнулись на облаву. Завязалась перестрелка, в ходе которой Фёдор был тяжело ранен. Но партизаны, услышав стрельбу, прибежали на помощь и отбили товарищей. Потом тяжело раненный Фёдор был тайно переправлен из леса на окраину Малина, в дом учительницы Дорошок. Фёдор нуждался в операции. Её мог сделать только Нинин отец.
Нина и её отец разными улицами добрались в дом, где лежал Фёдор. Иван Иванович приступил к операции. А через час по улице в направлении этого дома уже мчались три грузовика с карателями. Они надеялись легко попасть в здание и с ходу выбили прикладами оконную раму. Однако из глубины комнаты их встретил пулемётный огонь. Это стреляла Нина. Неравный бой Нины с карательным отрядом длился около 5 часов. Дом учительницы оказался для фашистов неприступной цитаделью.
Поняв, что проникнуть в дом не получится, фашисты в качестве живого заслона согнали к дому местных жителей. Подпольщики прекратили огонь. Тогда фашисты подобрались к дому, обложили его соломой, облили бензином и подожгли. Они хотели взять подпольщиков живьём и считали, что отец с дочерью  выйдут к ним из огня с поднятыми руками. Но отец и дочь Соснины предпочли гибель в огне издевательствам в плену.
Перепуганные пожаром местные жители разбежались, кто куда. И отец с дочерью из пламени возобновили огонь по врагам. Потери фашистов в этом бою были чрезвычайно велики. Очень немногим эсэсовцам удалось выжить в той карательной операции.
Пожар бушевал вовсю. У Ивана Ивановича и Нины закончились патроны. И очевидцы видели, как отец и дочь стоят, обнявшись, в чёрном дымящемся проёме окна, и горящая балка висит над их головами. Это были последние мгновения жизни отца и дочери Сосниных. Рухнула крыша. К небу взметнулся столб искр и дыма. В обгоревшем проёме окна больше никого не было.
Это произошло 31 августа 1943 года. Два с половиной месяца не дожили Герои до Дня освобождения Малина, который был очищен от врага 12 ноября 1943 года.
А тогда врач Иван Павлович Канюка в углях догоревшего пожара отыскал останки отца и дочери Сосниных и похоронил их на берегу Ирши. Потом он разыскал на пепелище медицинский инструмент Ивана Ивановича и случайно наткнулся на обгоревшую русую косу Нины. До недавнего времени эти реликвии хранились в историческом музее Киева. Но сейчас, когда на Украине в чести предатели и каратели, и о подвиге семьи Сосниных, как и тысяч других советских Героев, вспоминать не принято, трудно быть уверенной в сохранности исторических артефактов бессмертного подвига.
Этот подвиг долгое время не был широко известен и в советский период. А, к слову надо заметить, что подвиг защитников Малина летом 1941 года неизвестен до сих пор. Хотя брат Нины Валентин в своих воспоминаниях неоднократно подчёркивал, что источником крепости боевого духа сестры являлся именно массовый героизм советских воинов при обороне Малина. Но, увы, исследование подвига советских воинов до сих пор ещё ждёт своих первооткрывателей.
А подвиг Нины, её отца и всего Малинского подполья благодаря академику Петру Тронько, поэту Максиму Рыльскому и писателю Сергею Смирнову, открывшему советским людям подвиг защитников Бреста, был официально признан к 20-летию Великой Победы.
8 мая 1965 года Нине Сосниной и Павлу Тараскину было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. А Иван Иванович Соснин, так же посмертно, был награждён Орденом Великой Отечественной войны I степени.
В Киеве и Малине до недавнего времени были улицы Семьи Сосниных, так же имя Нины носили улицы во многих других городах и сёлах Украины. Сохранились ли эти названия сейчас, в период нового лихолетья? – Мне неизвестно.
А в советское время в 1967 году о героизме советской подпольщицы был снят художественный фильм «Нина», документальный фильм «Семья Сосниных», издана огромным тиражом повесть С.С. Смирнова «Семья».
В городском парке Малина возвышался обелиск, посвящённый Нине, её отцу и Павлу Тараскину. Имя Нины носила Малинская средняя школа №1, в которой училась Героиня. В школе был создан музей её имени. Но, опять же, сохранились ли эти названия и памятники сейчас – мне неизвестно.
Лишь гложет вопрос: как могло такое произойти, что поколения, ради жизни и счастья которых советские Герои отдавали свои жизни, смогли променять память о них на фальшивые «европейские ценности»? Не достойны лжецы, агрессивные тупицы и вандалы того будущего, о котором мечтали советские Герои. Не достойны.

Октябрь, 2021 г.

На фото: Нина Соснина и её брат Валентин.


Рецензии
Мы коммунизма славный свет несем,
Под красным флагом славные победы!
Мы будет в правильном пути - во всем,
Пускай гордятся поколеньем деды!

Павел Иванович Рыбаченко   14.12.2023 15:27     Заявить о нарушении
Да, поколением, которое вытягивало на своих плечах, можно было гордиться и предкам, и потомкам. Моим поколением - нельзя гордиться: именно оно допустило развал СССР. И тех, кто не выбросил на помойку свою совесть, это всегда будет втуне грызть.

Елена Киянка   14.12.2023 18:24   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.