3. Разгильдяй

   
Предыдущая:  http://proza.ru/2021/10/30/1020

Дом  Женьки находился на противоположном  от аэропорта конце города,  и ему приходилось  около часа добираться троллейбусом.  Обычно он  дремал, сидя в углу.   Однажды его кто-то тронул за плечо, и  Женька открыл глаза.  Возле него стояла  симпатичная девушка  в  красивом платье, облегающем привлекательную  фигуру.  Её лицо показалось ему знакомым.
 
 - А ты, Ильин, так и остался соней, -  она насмешливо смотрела на него большими карими глазами.
   - Рябинина?! Катя! Какая ты стала! Да ты просто богиня! – Женька с восхищением смотрел на одноклассницу.
   - То-то же. А в  школе не замечал. Я давно за тобой наблюдаю, но ты всегда спишь.
Женька привстал:
   - Садись! Расскажешь про  наших, про себя...
   - Я сейчас выхожу.
   - Давай встретимся! Как тебя найти?
   - Я этим троллейбусом  на работу езжу, так что  ещё встретимся, если не проспишь, – уже выходя из троллейбуса, всё так же насмешливо  бросила Катя.
   
 Женька был под впечатлением этой встречи.  Нельзя сказать, что в школе  Катя была «серой мышкой», но и ничем не выделялась.  Иногда она, как и другие,  давала Женьке списывать домашние задания. Катя играла в волейбол, училась хорошо, но зубрилой никогда не была. Женька был потрясён, тем как она изменилась. 
   У  финского домика, где размещалась вторая эскадрилья, в которую теперь были зачислены  ребята, на разбор полётов  собрался лётный состав.

Командир эскадрильи,  Александр  Матвеевич Мацейчук,  бывший фронтовик, небольшого роста  мужчина с седеющими кудрявыми волосами,  пригласил всех в лётную комнату.  Сначала  он всем представил пополнение,  а  затем начал разбор. Женька  почти не слушал выступления командиров звеньев  и пилотов.  Он думал о Кате.
   - Первым полетит  Ильин, - услышал он и по привычке  встал.
Он прослушал, что речь шла  о продолжении тренировок по вводу в строй,  наклонился  к  Лёве  и прошептал:  «А куда лететь?»
Лёва с удивлением на него посмотрел:  «Как куда? На  патрулирование   ЛЭП».
   
- Ильин, что вы  ждёте?  Идите в штурманскую, готовьтесь к вылету, -  недовольно произнёс командир.
В штурманской его ждал командир звена Владимир Яковлевич Мухин.  Он  сказал  Женьке   по какому маршруту  рассчитывать штурманский  бортжурнал, отдал ему полётное задание и вышел.   После штурманской  Женька зашел на метео.  Синоптик,  небольшого роста,  пожилая женщина  подала ему бланк  с прогнозом погоды по области.  Женька  ознакомился с прогнозом,  поставил свою подпись на бланке  и  собрался уходить.
 
 - А вам что?  Наш штамп в задании не нужен? -   спросила его синоптик.
Женька остановился. Он ещё не привык к порядку предполётной подготовки.  Когда  проходили  тренировки,  этим занимался инструктор.   Сегодня у Женьки первый производственный вылет, и  теперь он должен делать всё сам.  Он протянул задание на полёт синоптику.  Та на обратной стороне  бланка поставила штамп и расписалась.   В АДП (аэродромный диспетчерский пункт), пока Женька записывался в журнале принятия решения на вылет, диспетчер тщательно проверил задание, штурманский  бортжурнал и недовольно заметил:
   - Нет штампа о прохождении медосмотра.
Чертыхаясь за свою нерасторопность, Женька прибежал в санчасть. Миловидная девушка, фельдшер, измеряя пульс, покачала головой:
   - Пульс частит. Вы что, бежали?
   -Да!  Опаздываю.
 
Наконец в задании был поставлен штамп санчасти, потом  Женька опять сбегал в АДП, подписал задание,  и опять бегом на стоянку искать   вертолёт. Возле вертолёта с нужным номером, его  встретил техник и передал ключи. Женька, как учили, сделал предполётный осмотр, расписался в журнале о приеме машины,  и стал ждать командира.  «Хорошо, что успел», - удовлетворённо подумал он, и  обратил внимание на  девушку в лёгком расстёгнутом плаще с дорожной сумкой, которая  шла вдоль стоянки вертолётов, вглядываясь в номера машин.
          
Женька знал, что на патрулирование ЛЭП летали наблюдатели, поэтому он  не  удивился, когда стройная  светловолосая, незнакомка направилась к нему. «Какие  фигуристые наблюдатели бывают, однако!» -  подумал он, и  вдруг в,  подошедшей поближе девушке, узнал ту  самую дежурную у стойки регистрации, с которой он обменялся восхищёнными взглядами  в свой  первый день выхода на работу.
    - Здравствуйте!  Вы  Евгений Ильин?  Я Рита.  Вы летите на Берёзово? -  она  смело посмотрела  ему  в глаза.
 
Женька, который считал себя не последним сердцеедом, неожиданно смутился:
   - Очень приятно, Рита!  Но   вы ошиблись, на Берёзово мы не летим.
Подошедший  командир звена Мухин, всё прояснил.  Рита была его племянницей, и он её часто отвозил к    отцу в Берёзово, при этом отклоняясь от установленного маршрута. Женька знал, что это  считалось серьёзным нарушением руководящих документов.  Но он также знал и не писаное правило, которое существовало не гласно: если нельзя, но очень хочется, то - можно.
                ***
     Ещё в  Сасовском лётном училище, он узнал об  этом не писаном правиле.   На втором курсе они заканчивали программу маршрутных полётов на самолёте Як-18.  Те курсанты, которые  только  закончили, и были оставлены в училище, теперь стажировались в качестве пилотов-инструкторов, летая с уже подготовленными курсантами. В лётную группу, где были Ильин и Лев Варевский инструктором был назначен Женькин земляк,  Гена Козлов.
               
С Генкой, когда тот  был ещё старшекурсником, Женька  подружился.  Оба рослые,  вместе занимались боксом в спортзале, и Генка на правах старшего провёл земляка по всем злачным местам.  Иногда приходилось участвовать и в драках с местными, защищая друг другу спины.  Однажды, находясь  в лётном лагере Пителино,  в воскресение, когда не было полётов, они помогли задержать вооружённого бандита, рослого мужчину лет тридцати.

 Будучи в стельку пьяным,  он пытался пройти на территорию через КПП. Курсанту, который пытался  его остановить,  он, подняв рубашку, под которой  за поясом была видна рукоятка   какого-то пистолета,  и  пригрозил: «Не шали!».  Перепуганный  курсант  доложил дежурному по лагерю, пилоту-инструктору  Владимиру  Сергунину.  Тот  вызвал Женьку и Гену  и  они договорились, как обезвредить не прошенного гостя. Ребята подошли к бандиту слева и справа и по условному сигналу крепко схватили его за руки, а  Сергунин  быстро выхватил  у него из-за пояса  оружие,  которое   оказалось  довольно ржавым револьвером системы Наган,  но заряженный тремя патронами. Вскоре  задержанного  забрала милиция, а ребята и инструктор получили благодарность.

    Можно только представить, как Женька обрадовался, когда узнал, что летать  по маршрутам ему  предстоит с Геной.  Однажды они летели по маршруту через  населённый пункт Константиново, и Гена, по внутренней связи передал:
   - Мы над родиной Сергея Есенина. Сделаем поклон великому поэту?
   - Гена, ты, что? Нельзя! Барограф всё зафиксирует.  Нам  же влетит за воздушное хулиганство, - пытался остановить его Женька.
На что Гена спокойно ответил:

   - Если нельзя, но очень хочется, то можно.  А барограф я  выключу.
Гена взял управление и сделал переворот с выходом  боевым разворотом.  Это когда самолёт переворачивают вверх колёсами и пикируют с обратным курсом,  а затем, набрав скорость,  делают разворот до заданного прежнего курса с набором высоты.  Конечно, Женька после таких уроков и сам хулиганил.               
               
Продолжение     http://proza.ru/2021/10/30/1374.


Рецензии