11. Разгильдяй

 Предыдущая   http://proza.ru/2021/10/30/1529

    Потрясённый происшествием  Женька ещё  не  осознавал, что он  сейчас  был  на волосок  от смерти.  Если бы Женька успел к вылету, его бы уже не было.  Он сидел в рейсовом автобусе, который вёз его  в областной центр, переосмысливая случившееся. «…И смерть опять проходит мимо…»  -  Женьке  почему-то вспомнились полюбившиеся ему  стихи Семёна Гудзенка. 

Первый раз он избежал смерти в пятилетнем возрасте, когда  он   и старшая сестра отдыхали в селе у бабушки.  Они пошли в гости к соседской  девочке Дине и та начала показывать им отцовскую двустволку.  Потом Женя сидел на лежанке и смотрел книжку с картинками, а Дина нашла патрон и зарядила  ружьё.  Она направила его на Женьку и сказала: «Бах!».  Ружьё для  восьмилетней Дины было тяжёлым, и она опустила стволы вниз.

Внезапно раздался выстрел.  Ружьё вырвалось из рук, оттолкнув  девочку. Мелкая дробь вошла в глиняный пол, который обычно был в деревенских хатах. Пол  отрекошетил глиной   и серые пятна  вмиг оказались на потолке.  Хата наполнилась пороховой гарью. Женя ничего не понял, его оглушило.  Постепенно до него начало доходить, что говорили девочки. Убедившись, что он не пострадал, девочки  не долго  были в замешательстве.

Открыли двери и окна для проветривания.  Потом на стол поставили табурет, развели  мел и начали белить потолок.  Так же быстро они замазывали пол, покрыв его свежей шелковистой травой. Женя не успел  даже испугаться, но его, чтобы он   не проговорился, девочки ещё долго задабривали конфетами и пряниками. 
            
     В аэропорту, куда приехал Женька,  тревога    уже  заслонила  все остальные события.  Замполит собирал группу, которая должна была сообщить о происшествии семье Николая.  Он попросил Ильина, чтобы тот разыскал врача лётного отряда и направил его к нему. Женька не понял, зачем это нужно, но врача нашёл.  Тот ему объяснил, что  возможно придётся оказывать помощь членам семьи погибшего.  Женька подошёл к стоявшим возле штаба  своим однокашникам. 

Некоторое время слушал, как они  тихо обменивались мнениями по поводу случившегося, а потом неожиданно сказал:
   - А вы знаете, что я должен был лететь вместе с Николаем на той машине, - и он рассказал, как всё произошло. Все с удивлением на него смотрели.
   - И ты до сих пор трезвый? – Володя Петренко смотрел на Женьку с сочувствием, - при таких случаях, друг, надо  сразу напиться, а ещё,  говорят, надо  сходить в  церковь  и  поставить свечку.  Пошли, помянём Николая.               

Помянули  в  ближайшей заводской забегаловке.  Разлили водку в пять стаканов и, накрыв один стакан кусочком хлеба, молча выпилили.
Вася Кравченко вдруг сказал:
     - А ведь смерть  Николая лежит на совести Бульдога. Это он не подписал ему перевод  в Хатангу.
Все молчали.  Лёва  задумчиво произнёс:
   - Видно не зря говорят, что  каждому будет то,  что ему на роду написано. Даже если бы он перевёлся,  ничего  бы не изменилось.

Володя насмешливо посмотрел на Лёву:
   - Ты что,  Лёва, верующим стал? Надо подсказать секретарю Светке, чтобы она это отметила в твоей  характеристике.
   - Брось свои шутки, Вовка.  На войне некоторые лётчики носили с собой  написанные от руки молитвы.  Мне   рассказывал об этом  фронтовик, инструктор  тренажёра   в училище, - поддержал Лёву  Женька.
   - А узнавали об этом после того как их сбивали. – не унимался Володя.               

В забегаловку  вдруг  нахлынула шумная группа молодёжи, и стало ясно, что пора уходить.
   - Похороны послезавтра. Нам надо собрать с лётчиков деньги для семьи Николая. Вася, ты этим  тоже займись в общежитии, - заключил  Лёва, и ребята разошлись по домам.   

Продолжение     http://proza.ru/2021/10/30/1606               


Рецензии