1. Разгильдяй

РАЗГИЛЬДЯЙ  /житейская повесть/

Фото использованы из Интернета. Спасибо авторам!

    Троллейбус, подъехал к остановке и  медленно притормаживая,  остановился.  Динамик   не разборчиво прохрипел:               
- Аэропорт! Конечная!
   Женька вышел  из троллейбуса. Восходящее солнце слепило глаза и он  слегка щурясь, направился  к длинному зданию, недавно построенного аэровокзала областного центра, фасад которого спереди искрился  голубыми елями.

    Испытывая  вдруг появившееся  радостное волнение, Женька поднялся по ступенькам и  вошел в здание  аэровокзала.  Просторный светлый зал был наполнен  привычным  вокзальным шумом.  Женька окинул взглядом высокий потолок, рекламные щиты и пеструю толпу пассажиров, скопившуюся у стоек регистрации.  За  одной из стоек  стояла  симпатичная  дежурная  в   аэрофлотовской форме, словно сошедшая  из рекламного  плаката, висевшего у неё за спиной. 

Она проверяла билеты и  документы  пассажиров, но при этом,  не преминув  бросить  внимательный  взгляд на молодого  красавца - летчика.  Заметив   его,  Женька  горделиво приосанился,  почувствовав свою значимость    и перед  этой  девушкой  и перед,  стоящими  у стойки  пассажирами. Этому  способствовала и новенькая, с иголочки, темно-синяя форма пилота с  золотистыми полуторными шевронами на рукавах.
      
 За плечами три года учебы в летном училище, и сегодня первый день его   выхода на работу  в летном отряде.  Как-то  все сложится на новом месте?  Прежде всего надо сдать документы, но сначала надо узнать где находится отдел кадров.               
- Же-ня!  Иди к нам, -  услышал он знакомый  голос своего однокурсника Васи Кравченка.
   Женька обернулся.   Возле окна, радостно  улыбаясь,  стояли  трое его однокашников,  стройные   новоиспеченные пилоты,  с которыми  он прибыл по  месту назначения.  Летная форма, белые рубашки с черными галстуками, подчеркивали торжественность  момента встречи бывших курсантов, а теперь уже летчиков   гражданской  авиации.

Дружеские рукопожатия шумные приветствия, смех обратили на себя внимание пассажиров, и  Лев  Варевский, рыжеволосый сероглазый парень,   заметив это, предложил:
   - Давайте выйдем,  не  будем привлекать внимание. Кто-нибудь знает, где находится отдел кадров?
   - Я знаю,  -   Володя Петренко, когда они вышли,   показал  рукой в сторону  густого  сосняка, где среди  нескольких построек виднелось двухэтажное здание.
    - А мне здесь уже нравится, - коренастый белорус  Вася Кравченко расплылся в довольной улыбке, -  и  девчонки  симпатичные, как я заметил.
   
- Особенно та, которая стояла за ближней стойкой, в форме, как стюардесса с плаката. Надо будет с ней познакомиться поближе, -  вставил Женька.
   - Раскатал губу, Казанова. Она замужем, -  Володя Петренко шутливо толкнул Женьку  в  плечо.
   - Надо же! Придётся  отбивать, -  Женька  принял боксёрскую стойку.
   - У неё  уже дочь   есть,  так что,  «пошерше»  себе других «ляфам»
   -  А  ты  откуда всё  знаешь? – не сдавался Женька.
Володя насмешливо на него посмотрел:
   - Думаешь  ты один такой внимательный.  Зовут её Рита,  муж работает в  плановом отделе.
   
-  И  дочь,  и муж! Как же мне  не повезло! - Женька шутливо    покачал головой.
    Обмениваясь  шутками, ребята подошли к серому зданию.  Начальник отдела кадров, пожилой сутулый мужчина в очках  забрал  у них предписания,  другие документы, и сказал, что их уже ждёт командир.  Ребята поднялись на второй этаж, и остановились у двери с  табличкой «Командир лётного отряда Власенко  Георгий Васильевич».
   Вася  озорно обратился к  ребятам:
 
 -  Кто из нас будет стучать в эту дверь, которая откроет для нас будущее?
Женька сразу предложил:
   - Конечно, Лёва, он среди нас самый умный.
   - Я против, -  возразил Лёва, - Давай, Володя,  стучи, ты среди нас самый высокий.
   - Почему я? Женя тоже метр восемьдесят три.
   - Вовка, не жульничай. Я на целый сантиметр ниже, - поправил его Женька.
Внезапно дверь открылась,  и вышел мужчина в лётной форме с  тремя шевронами на рукавах:
   -  Заходите, заходите, вас командир уже ждёт.

За столом сидел плотный мужчина, лет сорока, с короткой шеей,  мощными скулами, крутым подбородком и  причёской – ёжик из густых, седеющих волос.  Пронизывающим взглядом  голубых глаз он окинул вошедших:
   - Присаживайтесь! -  сделал рукой пригласительный жест, и когда все расселись, продолжал  - во-первых поздравляю вас с началом лётной трудовой деятельности в нашем отряде! 

Голос был  басистый,  не громкий. На столе зазвонил телефон, и командир поднял трубку. Выслушав сообщение,  он посмотрел на часы и коротко   заключил: «Буду».
   Командир представился, затем спросил, у кого из них есть жильё в городе.
Женька встал:
   - Курсант Ильин. Живу в родительском доме.
Командир улыбнулся:   - Ну,  положим уже не курсант, а пилот.  Женатые  среди вас есть?

Женатых не оказалось. После того как каждый из новоприбывших кратко рассказал о себе, командир продолжил:
   - Вы все пилоты самолётов Як-12, которые сейчас повсеместно списываются, поэтому вам предстоит переучивание. Вы окажите  большую помощь предприятию, если  переучитесь на вертолёт Ка-18. Переучивание начнётся через неделю в учебно-тренировочном отряде в столице.
    Далее командир остановился на планах переподготовки и на преимуществах переучивания на вертолёт:  после  трёх лет работы на вертолётах,  и при соответствующем    самостоятельном налёте   они будут направлены  на переучивание на Ан-24.   

  В кабинете повисла гнетущая тишина. Никто не рассчитывал на такой поворот дела.  Молодым пилотам  надо было принять не простое решение. Каждому из них  предстояло добровольно написать рапорт о направлении его на переучивание. От  слов командира Женька даже вспотел.  Чего он не хотел, так это летать на вертолётах, да ещё на таком как  Ка-18, который считался устаревшей и не надёжной машиной.  О  вертолёте Женька был наслышан как о  машине,  в которой от одной детали зависела жизнь пилота.  «Гайка жизни» -  так  и называли гайку крепления лопастей.  Импульсивные американцы  окрестили её  «гайка Исуса»,  намекая, что при её  разрушении пилоту остаётся только молиться.
   
 Было известно, что пилоты под любым предлогом старались не попадать переучиваться  на этот тип воздушного судна, и в отряде была постоянная текучка кадров. Тогда командование пошло на уступки, а точнее на хитрость. Поскольку на переучивание на новую технику среди лётного состава была очерёдность, то был установлен порядок:  отработавшие на вертолётах три года вне очереди переучиваются на вторых пилотов популярного турбовинтового самолёта Ан-24.
   Пока ребята обменивались мнениями, командир ждал  решения пилотов. Потом он  называл каждого по фамилии, и все согласились, и только красный от волнения Женька путано пытался объяснить свой отказ, пока Лёва не убедил его согласиться.
   
 Выходили из кабинета молча.  Каждого угнетал такой неожиданный поворот. Молчание прервал  рослый шатен Володя Петренко:
   - Вот это влипли!  Помните, как в училище мы смеялись, мол  курица – не птица, бортпроводница – не девица, Монголия – не заграница, вертолёт – не самолёт. Это нам за грехи. Не надо было обижать ни курицу, ни бортпроводницу, ни Монголию.
Лёва толкнул плечом Женьку, который совсем сник:
 
 - Не вешай нос,  Евгений.  Всё, что не делается - к лучшему.
   - Я думаю, сейчас самый момент отметить наш не удачный день, - Володя щёлкнул себя  пальцем  по подбородку, - кто «за»?
Вася Кравченко напомнил:
   - Командир  сказал в питейных заведениях в форме не появляться.
   - Разденемся до трусов, авось прокатит, - не унимался Володя.
  Женька, которому тоже  захотелось выпить,  чтобы отвлечься, сказал:
   - Не будем раздеваться. Я знаю одно местечко, надо только   всё взять с собой.

 На остановке Женька угостил всех мороженым. Тётенька, которая его продавала, окинула  взглядом молодых лётчиков и с восхищением заметила: «Какие же вы все одинаковые, как братья».
   Мороженое в вафельных стаканчиках было вкусным. Вдруг Володя Петренко захохотал:
   - А ведь мы действительно все  братья, только «молочные»!
Все заржали, вспомнив неприхотливую девицу, которая в училище  давала «вывозную секс-программу» девственникам.
   - Кроме меня, - тряхнув рыжей шевелюрой, поправил  всех Лёва, который избежал её грешных объятий. 

Володя,  как обычно,   сыпал остротами, а потом вдруг спросил:
   - А знаете, какая подпольная кличка у нашего командира?... «Бульдог».
   - Как верно подмечено. А я всё думаю, кого он мне напоминает? - засмеялся Женька, - а откуда ты всё это знаешь?
   - Я  тут  временно в одной старушки угол снял на постой, а её внук работает диспетчером в аэропорту. Вот он-то  меня и посвящает  во все  «тайны мадридского двора».
    Не торопясь подошли к магазину, собрали складчину.   В буфете заводской столовой, куда привёл друзей Женька, гостям были рады. Потом познакомившись, во встрече  приняли участие, и официантки,  и буфетчица. Вечер удался на славу.  В конце муж буфетчицы на  «москвиче» вместе с Женькой всех развезли по домам. 
      
 Стараясь не терять равновесие,  Женька нажал дверной звонок родного дома.    Дверь открыла мать.  Она сразу всё поняла.
   - Хорошо же ты начинаешь, сынок, - проворчала она.
Женька,  добрался до дивана,  не раздеваясь, уткнулся в подушку и сразу  отключился. 

Продолжение  http://proza.ru/2021/10/30/1020


Рецензии