На краю Солнечной системы

   С Днём космонавтики, дорогие друзья!

                Есть всё же разум во Вселенной,
                раз не выходит на контакт.

   Случилось это в день святого Тихона. Я надумал сходить на рыбалку – отдохнуть от мирских забот. С утра накопал навозных червей, сунул в карман мякиш хлеба, взял удочку и пошёл на реку Битюг.
   Зайдя в лес, я дошёл до русла реки и повернул направо – в сторону, где в прошлом веке на берегу стояла водяная мельница, и хотел там порыбачить в омуте. От мельницы уже давно ничего не осталось, лишь дубовые пеньки торчали из воды, а вокруг росли самые высокие вётлы, заслоняя небо. Наверное, почва была плодородной от перегнившего навоза, поэтому они такие вымахали. В недалёком прошлом к мельнице подъезжали многочисленные подводы с зерном со всей округи. Лошади здесь долго стояли в ожидании очереди для помола зерна и унавозили всю поляну. Хотя многие кизяки в своё время были собраны людьми для топки печей. Они долго тлели в печурке как торф, обогревая деревенские избы. Моя бабушка постоянно собирала сухие коровьи лепёшки на лугу перед лесом, где паслось стадо коров. Время было тяжёлое, надо было как-то выживать.
   Вдруг в прогале я увидел серый просвет неба, которого не должно было быть. Раздвинув удочкой высокую крапиву, я обомлел – стоит! Прямо на том месте, где 30 лет назад мы с ребятами обнаружили след от «летающей тарелки» и студенистое вещество светло-зелёного цвета. Меня то ли парализовало, то ли я оглох, в ушах стоял лёгкий перезвон. Все части моего организма затрепетали мелкой дрожью. Вокруг наступила тишина: птицы не поют, листва не шуршит и вода не журчит. Я, не замечая, что иду, приблизился к дискообразному объекту. Почувствовав, что у меня отвисла челюсть, я закрыл её, щелкнув зубами в полной тишине. В этот момент мимо меня безмолвно пролетела стрекоза. Всё моё тело дрожало, а на лбу выступила испарина. И тут ко мне вернулся слух: в ушах учащённо застучало сердце, отбивая барабанную дробь. Постепенно взяв себя в руки, я огляделся.
   Передо мной стояла настоящая «летающая тарелка» и её края сверкали в солнечных лучах. Она была светло-серого цвета с тёмно-серой полосой посередине. Стояла – не правильно сказано: никаких треног не было, она просто висела в воздухе над травой. Вдруг снизу диска ударил широкий луч и в его ореоле появился человек.
   – Здравствуй! – сказал пришелец на чистом русском языке.
   – Здрасьте, – на автомате ответил я.
   – Раз уж ты меня заметил, давай знакомиться – Велимир!
   – Серёня, – смущённо ответил я.
   – Хочешь полетать со мной?
   – Да, – сказал я по инерции, хотя организм говорил «нет».
   Когда я оказался в зоне действия луча, невидимая сила потянула меня внутрь «тарелки». Моя душа заметалась в телесной оболочке и закричала «нет!», пытаясь выпрыгнуть из организма. Я и не догадывался, что во мне живут два человека. И вот в стрессовой ситуации они проявились, борясь между собой. Меня разбирало любопытство посмотреть, что находится внутри «тарелки». Поднявшись внутрь, я обалдел: в ней было всё просто, ничего лишнего. Я думал, что там будет пульт управления: всякие кнопки, лампочки, рычаги, циферблаты, спидометры… А там оказались мягкие раскладывающиеся сидения и висящее в воздухе изображение леса. И внеземной пилот просто водил пальцем по воздуху и «тарелка» совершала какие-то действия.
   – А как вы перемещаетесь? – спросил я с широко открытыми глазами.
   – Методом точечной телепортации. Ставишь нужную дистанцию и уходишь в другое измерение, а затем проявляешься в этом – в заданном месте. Так легче путешествовать.
   – Ух ты! А это не больно будет? Перепонки не лопнут?
   – Нет. Не беспокойся.
   Мы молниеносно метнулись в космос и зависли над Землёй рядом с Луной.
   – Ух ты! Ну всё! – я в полном исступлении стал щипать себя за кисть, чтобы проснуться, думал, что это сон. Кожа на руке покраснела, аж отметины от ногтей остались, но я не проснулся.
   Иллюминаторов в «тарелке» не было, но через какое-то устройство открывался полный обзор Вселенной, и было видно всё, как на ладони – как будто ты паришь в космосе. Куда повернёшь свой взгляд – там и открывался вид на космическое пространство. Земля смотрелась красиво, как идеально круглый голубой шар с белыми расплывчатыми пятнами. Чётко был виден Аравийский полуостров желтовато-коричневого цвета и чуть ниже – Сомали. Вокруг чёрное небо и тусклые звёзды, а сзади яркий источник света – Солнце. Я повернул голову вправо, а там – огромная серая Луна, вся испещрённая кратерами разного диаметра. Высокие горы отбрасывали тень, создавая впечатление, что наш спутник гораздо больше Земли.
   Не успел я опомниться, как мы метнулись ещё дальше.
   – Сирёнь, глянь, какая красота! Это Юпитер и его спутники, – пропел инопланетянин бархатным голосом.
   – Ого! Большое Красное Пятно и правда существует, – открыл я рот от изумления.
   – Этому циклону уже несколько тысяч лет!
   – А это что за жёлтая луна? – сделал я невозмутимый вид, стараясь ни чему не удивляться, а у самого руки задрожали от волнения.
   – Это Ио – на нём идёт извержение вулканов. Два года назад на вулкане Прометей я сделал потрясающие снимки выброса магмы на высоту 100 километров и занял высокое место в фотоконкурсе природных катаклизмов.
   Ещё раз полюбовавшись причудливыми завитками планеты-гиганта, мы телепортировались дальше.
   – А это Сатурн с кольцами. Смотри, какая красота!
   – О! Вот это да! Всё жёлтое! – оживился я.
   – 14 января 2005 года я снимал ваш зонд «Гюйгенс», который вошёл в атмосферу Титана и на парашютах совершил посадку на берег моря Кракена, в области Ксанаду. Местечко там жуткое: температура – минус 180 градусов, атмосфера состоит из азота, облака из метана, озёра и реки – жидкий этан, видимость минимальная – всё в оранжевой дымке. Правда, ваши аппараты примитивные, но я попал в призёры межгалактического конкурса развивающихся цивилизаций.
   – Ух ты! Поздравляю!
   – Спасибо. Ещё у меня есть снимки, как космический аппарат «Кассини» совершил 22 витка через щель между Сатурном и его кольцами на скорости 125 тысяч километров в час и нырнул в атмосферу газового гиганта.
   – Здорово! – я с интересом стал разглядывать шероховатые на вид кольца, напоминающие наждак.
   – А это Нептун, – не успел мой мозг отойти от окольцованной планеты, как космический пилот опять пошевелил пальцами на висящем изображении пульта, и мы очутились в окрестностях следующего ледяного гиганта. – И его спутники Тритон, Протей, Нереида, Ларисса, Галатея, Наяда…
   – А почему вокруг него какие-то красноватые дуги?
   – Это кольца, просто в некоторых местах они более плотные.
   Справа выделялся своим размером Тритон, желтовато-коричневая поверхность которого напоминала змеиную кожу, из тёмных пятен которой струился дымок. Глаза разбегались от потрясающего вида. С трудом оторвавшись от изображения ледяной луны, я перевёл свой взор к синей планете и воскликнул:
   – Глянь, и на Нептуне есть Большое пятно, только – синее, здесь тоже закручивается гигантский тайфун!
   – Там дуют сильнейшие ветры со скоростью 2000 километров в час и идут алмазные дожди, – улыбнулся мне глазами Велимир.
   – Спускаться не будем, а то град из бриллиантов прибьёт нас и завалит драгоценными камнями, – сыронизировал я. – Не нужна нам богатая смерть.
   В атмосфере наблюдались белые облака с красивыми завитками, двигавшиеся против направления вращения планеты с востока на запад, и отбрасывали тени на более низкие синие тучи. На экваторе облака выпирали вверх, создавая выпуклые борозды вокруг планеты. С правой стороны с огромной скоростью, вдогонку за синим пятном, нёсся ещё один циклон, но только белого цвета. На полюсе скорость ветра заметно снижалась, образуя тёмно-синюю шапку, по краям которой искрилось северное сияние.
   – Обалдеть, Нептун такой же голубой, как и Земля, и облака отбрасывают тень, – сказал я и нащупал в кармане мякиш хлеба и баночку с червями.
   – Он состоит в основном из водорода и гелия, а небольшое количество метана впитывает красный свет и поэтому получается синий оттенок.
   «Ой, как неудобно получилось. Может, сказать о червяках гуманоиду? – подумал я. – Или выбросить. А куда? В «тарелке» чистота стерильная! Может быть, кинуть их на Нептун и они зародят здесь новую жизнь?
   – Ты что ёрзаешь?
   – А Плутон где? – быстро сменил я тему, вытащив руку из кармана.
   – Он сейчас на другом краю системы.
   – Его недавно вычеркнули из состава планет, – решил я блеснуть своей эрудицией.
   – Да, это карликовая планета, имеющая 5 спутников: Харон, Стикс, Никта, Кербер и Гидра.
   – Да? Первый раз слышу.
   – В прошлом году я был на Плутоне в котловине Гекла – мрачное местечко я тебе скажу. Притяжение слабое. Всё изморозью покрыто. Температура – минус 230 градусов.
   – А почему он не относится к планетам?
   – У орбиты Плутона большой эксцентриситет и наклон к плоскости эклиптики. Плутон и Харон вращаются вокруг общего центра тяжести и всегда повёрнуты друг к другу одной и той же стороной. У них маленький диаметр – меньше Луны, и возникли внутри пояса Койпера, где находятся многочисленные обледеневшие тела небольшого размера, такие как Хаумеа, Макемаке, Эрида...
   – А это что за жёлтый шар?
   – Это золотой контейнер с образцами растительного и животного мира Земли на случай третьей ядерной войны. Находится здесь на орбите в безопасном месте.
   – Ничего себе, подстраховались.
   – Сейчас я тебе покажу Оумуамуа – погибший космический корабль наших братьев по разуму. Ты такое ещё не видел.
   На экране появился окаменевший звездолёт, похожий на вытянутый астероид розового цвета.
   – Ого! Какой большой и длинный!
   – Длина 400 метров, а ширина – 40. Скорость – 94000 километров в час.
   – А почему он розовый? Нагрелся от высокой скорости?
   – Нет. Он сделан из специального материала.
   – А как там люди живут в такой темноте и холоде?
   – В нём мумифицированные тела инопланетян. Звездолёт стартовал 45 миллионов лет назад из звёздной ассоциации созвездия Киля, и по пути случилась авария.
   – Уму непостижимо! Зачем они сюда прилетели?
   – Чтобы использовать гравитацию Солнца для набора скорости.
   – Смотрите, ещё один разбитый космический корабль! – повернув свой взгляд в другую сторону, воскликнул я, увидев искорёженный космический аппарат.
   – Он потерпел аварию, когда первая партия переселенцев прибыла на вашу планету.
   – А что случилось?
   – Напоролись на чёрный астероид.
   – А когда было переселение?
   – 18 миллионов лет назад.
   – Ничего себе! – невольно вырвалось у меня. – А я думал, что мы от обезьян произошли.
   – Я читал эту гипотезу.
   – А почему мы об этом ничего не знаем?
   – Так вы уже две ядерные войны пережили и начали цивилизацию с нуля. На подходе – третья…
   – Велимир, а где вы живёте?
   – Далеко по вашим меркам, почти в центре Галактики. У нас там тесно: постоянно происходят катастрофы космического масштаба. А здесь – на краю Млечного Пути – спокойно и есть достаточно времени до столкновения нашей галактики с Туманностью Андромеды. Поэтому люди сюда и перебрались.
   – Вот астрономы удивятся, когда обнаружат этот корабль. Подумают, что это инопланетяне летят, – задумавшись, пробормотал я.
   – Судя по скорости и траектории движения, он будет около Земли 28 марта 2052 года. Он уже несколько раз проходил мимо Земли, но люди его не замечали – ещё не такой развитой была цивилизация. Он появляется там через каждые 500 лет.
   – А этот, Ау-мама… – как вы сказали называется доисторический звездолёт – тоже?
   – Нет. Оумуамуа летит в сторону созвездия Пегаса и уже никогда не вернётся к Солнцу.
   – А это что за ожерелье? – указал я пальцем на вереницу появившихся огоньков. – Млечный Путь?
   – Это пояс Койпера – сборище комет.
   – Тут и комета Галлея должна быть, которую я наблюдал в 1986 году.
   – Кометы здесь – незатейливое зрелище. Это когда она приближается к Солнцу – у неё отрастает хвост: начинают испаряться вещество и газы. А здесь она просто булыжник без хвоста. Видишь эти камни слева – это потенциальные кометы. Кстати, комета Галлея подойдёт к Земле 28 июля 2061 года.
   – Я, может быть, ещё раз её увижу, если доживу.
   – Сирёнь, за ними глаз да глаз нужен: в 1992 году, когда я в очередной раз летел на Землю, обнаружил комету Шумейкера, которая неслась на нашу планету. Пришлось отбуксировать её в зону гравитации Юпитера, так как она была довольно крупной – 10 километров в диаметре – и могла уничтожить жизнь на планете.
   – Это помогло?
   – Да. Юпитер разорвал её на 22 осколка и затем поглотил. Сейчас нам нужно поставить длинную дистанцию, чтобы перепрыгнуть через пояс Койпера и облако Оорта, а то есть риск столкновения с каким-нибудь камнем.
   Мы ещё раз сиганули в космос на 100 тысяч астрономических единиц. Проявились где-то за пределами Солнечной системы: кругом чёрная бездна космоса, только звёзды стали ярче. Стало страшно. Я только простор Тихого океана видел, а такое бесконечное пространство ещё не встречал. Это просто жуть! Взгляду не за что было зацепиться. Даже Солнца не было видно. Мы далеко оторвались от Земли. Меня охватил ужас при мысли о том, что мы уже никогда не вернёмся домой.
   – Велимир, давайте назад! – путаясь в мыслях, запаниковал я.
   – Дальше не хочешь?
   – Нет. Я боюсь, что мы заблудимся и дорогу назад не найдём. Превратимся в вечных странников, как Оу-муа-муа.
   – Ну как хочешь. Не буду тебя принуждать.
   – В следующий раз туда слетаем, – тонко намекнул я, чтобы не обидеть бесстрашного путешественника. – Может, Альфу Центавра покажете.
   – Толиман что ли? Да там ничего интересного, только три звезды крутятся вокруг общего центра тяжести. Есть места и поинтересней.
   Резкий яркий свет ударил в глаза, я даже зажмурился. Мы очутились в лесу на том же месте в тот же час.
   – А когда вы прилетите в следующий раз? – спросил я.
   – Ровно через год. Если у вас будет високосный год, то – на день раньше. У вас летоисчисление идёт от рождения Христа, а у нас – от начала Вселенной. Но с сокращением цифр нашего года до четырёх – у нас идёт тот же год, что и у вас.
   – Вы постоянно прилетаете?
   – Да. Я контролёр.
   – А откуда вы русский язык знаете?
   – Русский язык – это язык действующей Вселенной. Мы его на планету Земля завезли.
   – Велимир, а можно я обо всём расскажу родственникам?
   – Рассказывай, тебе всё равно никто не поверит. Поэтому я не заморачиваюсь по этому поводу.
   Я нагнулся поднять свою удочку, оглянулся, а «тарелки» уже нет! Сев на берег Битюга, я достал из кармана хлеб и червей и бросил их в речку. Молча сидел, переваривая увиденное, глядя, как силявки обгладывают только что побывавший в космосе мякиш и проглатывают космических червяков. Кисть руки ныла и чесалась, по-видимому, я сильно вцепился в неё ногтями, когда путешествовал по Солнечной системе. Только что я был в космосе, а сейчас уже сижу с удочкой на берегу Битюга и кормлю рыбок. Невольно мои мысли вертелись вокруг происшедшего. Даже не верится! Во чудеса! Вот это я отдохнул: кому расскажи и, правда, – не поверят! Ловить рыбу не было никакого желания, я сидел в полной прострации и спрашивал себя: неужели это всё было на самом деле, или мне померещилось? Мысли путались и сбивались в кучу. Интересно получается: мы тут собираем кизяки, а они бороздят космическое пространство! Просидев час, я поднялся, взял удочку и пошёл домой. Иду по лугу, а ноги подкашиваются, я даже притопнул левой ногой и несколько раз присел, чтобы унять дрожь в коленях. В глазах всё время стоит чёрная бездна, истыканная иглами звёзд. Меня затошнило и чуть не вырвало. Вот это я сходил на рыбалку!
   Теперь вот сижу дома и жду приближающуюся дату. У меня накопилось много вопросов к контролёру. Я с нетерпением жду, а душа говорит «нет!», но я хочу. Хочу, а сам боюсь. Иногда даже закрадывается мысль, что не пойду больше в лес.


Рецензии
Я тоже с ними разговаривала. Во сне. А может не во сне. Говорят, в нашей местности часто прилетают.

Олеся Чистякова   27.04.2022 05:14     Заявить о нарушении
Это кажется, что во сне. Они могут и память стирать. У меня в плече что-то пикает, наверное, чип поставили.

Сергей Валентинович Соболев   27.04.2022 19:48   Заявить о нарушении
Мне многие рассказывали, что видели.

Олеся Чистякова   28.04.2022 07:25   Заявить о нарушении