Рецензии на произведение «Мраморная чернильница»

Рецензия на «Мраморная чернильница» (Владимир Митренин)

Бабушке все простительно. А вот автору следовало бы знать, что строительство Беломорканала началось не в 1929, а в конце 1931 года. Проектирование и строительство заводов, купленных в США началось как раз в 1929 году. Инженеров не хватало, платили золотом американским. Наших находили по всему Союзу, чтобы привлечь к строительству. Вот, если бы бабушка сказала, что дедушка работал на фабрике по производству чернильниц и отказался переводиться на американскую стройку, и за это его арестовали и заставили все-таки трудиться там, это было бы ближе к истине, похоже на правду. Потому что дальше его направили "на строительство Волго-Донского канала", проектирование которого началось в 1948 году. То есть через двадцать лет после ареста (?) и через пятнадцать лет после завершения строительства Беломорканала. А мраморная чернильница - это уже из области пародии на пытки. Так же, как и словарь. Техническую интеллигенцию даже в зонах (в шарашках) использовали бережно, в отличие от гуманитариев.
А пишите Вы совсем неплохо, как читателю мне были интересны Ваши впечатления от поездок в штаты. И эссе, где приводятся выдержки С. Моэма о творчестве, которыми и надо руководствоваться всем нам.
Желаю успехов без огрехов.


Владимир Ленмарович Тимофеев   22.05.2020 01:45     Заявить о нарушении
Уважаемый Владимир Ленмарович.
Спасибо за хорошую оценку моего творчества и пожелания успехов. Благодарю за развернутую содержательную рецензию. Хочу попытаться объяснить мои огрехи, как Вы сказали, в рассказе «Мраморная чернильница».

Бабушки, как и дедушки, могут забыть, куда положили очки утром, но хорошо помнят то, что было давно. Особенно про любимого молодого мужа, отца своих детей. Мой тесть, когда ему было под семьдесят, поминутно помнил начало войны, ему было двадцать два в то время как они из Литвы отходили в тыл аж до Калинина, помнил все даты, имена, поселки, бомбежки... Сохранилась магнитофонная запись его воспоминаний.

Нестора отправили в Карелию. В 1918 году профессору Анатолию Аксамитному выделили средства и он начал разработку проекта Беломорканала, к 1930 году проект был готов и приступили к работам, но вскоре сталинская борьба с «вредителями» привела к аресту Аксамитного и его гибели вместе с семьёй в ГУЛАГе. Возможно, Нестор не сразу попал на Беломорканал, но это не так уж важно для его судьбы и для рассказа.

Теперь по поводу ареста. В проектном бюро увлеченный советский инженер нос к носу работал с американцем, а в фойе «Метрополя» его задержали другие люди в квартале от своего «логова» за «связь с иностранцем». Им надо было обосновать выгодное для них задержание и последующий арест, здесь подошла и «улика» — словарь, и, наверное, его «признание». О заступничестве руководства бюро не стоит и говорить, их бы тоже «загребли». Интеллигенцию, в том числе техническую, в отличие от «социально близких» уголовников не жалели, давали максимальные сроки. В 1929 году это было до 10 лет или «вышка». Вспомните судьбу С.П.Королева. Отправили в ГУЛАГ на лесоповал. А его более опытных специалистов, начальников, так же как и упомянутого Аксамитного, просто расстреляли. Шаражки возникли позже, перед войной, при Берии, куда специалистов стали собирать. Тех, кто остался в живых и оказался нужным, а не всех подряд.

Проектирование Волго-Донского канала и одновременно Цимлянского водохранилища началось в 1930 году, но потом было остановлено. Возможно, к 1938 году, пока проект не закрыли, какие-то работы проводились. Бабушка не могла придумать, где и как погиб её Нестор.

Про пытки. Где кончается издевательство и начинается пытка? Если жена не кормит мужа, хотя он отдает ей получку — это, мне кажется, издевательство, потому что он может бросить эту жену и уйти к другой. А если жена не кормит прикованного из-за недуга к кровати больного мужа из-за того, что он не подписывает завещание на нее — это уже пытка. Такой мужчина в безвыходном положении — или подписывай, или помирай с голоду, как требует стерва. У неё есть мотивация, чтобы пытать. Иногда пытают, вероятно, чтобы удовлетворить свои садистские потребности.

В начале 1930-х годов арестованных не избивали, рукоприкладство не разрешалось, а лишать сна много дней подряд или пытать жаждой можно было. Кстати, сейчас для пыток используют современный инновационный прибор — электрошокер.

Моя бабушка в 1933 году была арестована за мужа, её кормили селедкой и не давали пить. Это что, не пытка? И мотивация у следователя была — получить показания против ее мужа. Потом «добрый» следователь улучил момент и отпустил ее, но сказал, чтобы та сегодня же развелась с мужем и вместе с детьми уехала из города, иначе, мол, Зоя, «погубишь и себя, и детей». Муж Зои, мой дед Иван вскоре умер в заключении, а его брата, Николая Феофановича Воробьёва, старшего бухгалтера, тогда отпустили, но затем снова взяли и 7 июля 1938 года расстреляли. Нестору же неделю подряд по ночам не давали спать и швыряли чернильницу. Чтобы подписал самооговор.

Со мной такого не было, и думаю, уже не будет. Надеюсь, что с Вами тоже. У пытки не может быть пародии. Так же, как у смерти. Мы то пока, к счастью, живы! Кому сказать спасибо?:)

С писательским приветом.

Владимир Борисович Митренин

Владимир Митренин   15.06.2020 21:17   Заявить о нарушении
Уважаемый Владимир Борисович! Вы продемонстрировали творческое мышление, в попытке состыковать неувязки и заблуждения. Но одновременно и следовали шаблонам, ныне весьма распространенным.
Проектирование Волго-донского канала впервые началось еще двести лет назад. Но для проведения проектно-изыскательских работ заключенные не привлекались. Поймите, чтобы подключить заключенного к работе, надо обеспечить его охрану, питание, место отдыха (сна). Для одного затраты несопоставимые, для нескольких сотен надо было организовать лагерь. До 1948 года и позже лагерей там не было.
На строительство Беломорканала заключенный мог попасть только при положительной характеристике. Добросовестно работавшие там, не только выходили гораздо раньше на свободу, но и награждались орденами и медалями. По окончанию строительства многие были досрочно освобождены.
А задержание за словарь - это вообще стиль другого произведения - гротеска. В 30-годы на стороне советской власти работали самые передовые интеллигенты Европы и США. В том числе и в разведке и контрразведке. Вспомните хотя бы операцию "Трест". Задерживать за связь с иностранцем нашего гражданина просто за то, что он зашел в гостинницу, мог милиционер, чтобы проверить документы. Словарь, поскольку он был издан официальной типографией, не мог сам по себе использоваться в качестве доказательства. Даю подсказку для исправления. Словарь был библиографической редкостью и его пытались продать за валюту иностранцам. При наличии показаний работников гостиницы уже хватило бы по меркам того времени для задержания.
Пытки селедкой из той же категории. Следственных изоляторов было мало, задержанных много. Держать свидетельницу в одиночке, чтобы кормить селедкой и не давать воду по такому пустяковому делу, было "роскошью". А в общей камере кормили всех одинаково и ведро или чайник с водой стояли для общего пользования.
Задерживать и осуждать в те времена могли одинаково и техническую и гуманитарную интеллигенцию, но вот потом инженеры использовались по назначению, совсем по другому. Из гуминтеллигенции певцы, музыканты и артисты тоже устраивались неплохо. В 30-е годы ежегодно проводились конкурсы на лучшие творческие коллективы из ЗК по ВСЕМ ЛАГЕРЯМ! Победителей осыпали благодарностями, а проигравшие вынуждены были репетировать в два раза больше.
Инженеры нужны были не только в шарашках. В лагерях надо было заботиться об исправности техники (авто, трактора, электрика, кухонное оборудоание, швейные машины, станки и пр.
Еще раз желаю Вам успехов и не попадать в колеи, проложенные кем-то неизвестно куда ведущие.

Владимир Ленмарович Тимофеев   16.06.2020 12:47   Заявить о нарушении
Рецензия на «Мраморная чернильница» (Владимир Митренин)

Рассказ интересный, горький. Но есть неточности. Например: "Я к нему в Карелию два раза ездила". Такого быть не могло. Не давали свиданий политзаключённым. Совсем. Некоторых даже лишали права переписки.

Шестакова Елена Аркадьевна   21.05.2020 23:54     Заявить о нарушении
Да, политзаключенным, наверное, свидания в «зоне» не разрешались. Но события в рассказе происходили в начале 1930-х годов. Тогда порядки были мягче, машина репрессий ещё разворачивалась. Солоневич в это время, например, сумел не только сам убежать из лагеря в Карелии, но и организовать побег брата из другого лагеря, и они встретились уже в Финляндии. Это описано в его книге «Россия в концлагере». Впоследствии, уже в Аргентине, агенты Сталина попытались его убить, как позже убили Троцкого, но у них не получилось.

Бабуля в моём рассказе в то время была молодой, и когда узнала, в каком лагере заключен Нестор, поехала туда без всякого разрешения на свидание, они могли просто повидать друг друга через колючую проволоку. Российская традиция у юных жен ехать к мужу на каторгу давняя, она была ещё у жен декабристов. Это наш скреп. И история, согласен, горькая.

Владимир Митренин   15.06.2020 21:17   Заявить о нарушении