Динарий Кесаря. Свет и Тени

"То— Тициан, что дал не мене славы Кадору, чем Венеции, Урбино  Другие дали..."  Лудовико Ариосто
               
          Жарким летом в начале июня 1501 года  в северные ворота Рима въехал небольшой конный отряд. Во главе его в роскошном одеянии гарцевал красивый молодой принц. Его благородные и породистые черты лица с острым и слегка надменным взглядом выдавали потомка одного из знатнейших аристократических родов Европы – рода Д’Эсте. Звали его Альфонсо и он был сыном герцога Феррары Эрколе I. У ворот Ватикана отряд был встречен папской свитой и с почтением препровожден в самое сердце Вечного города – во дворец Папы Римского Александра VI (Родриго Борджиа).
Принц, сопровождаемый свитой, вошел в  парадную  капеллу папского  дворца. Потолок её блестел позолотой, всюду были видны роскошные бархатные драпировки. Отделившись от  свиты, принц проследовал  по длинной 40 метровой зале к золоченому возвышению, где под бархатным балдахином располагался папский престол.
Альфонсо почтительно поклонился перед Папой, который, поднявшись, с улыбкой двинулся ему навстречу. Это был тучный горбоносый человек с умным, проницательным взглядом. АлександрVI испытующе смотрел на молодого принца, который должен быть стать третьим мужем его обожаемой дочери Лукреции. Альфонсо прекрасно знал, что не только двух предыдущих мужей Лукреции, но и многих кардиналов и знатных правителей городов Италии отправил в лучший мир, стоящий перед ним и лучезарно улыбавшийся понтифик. «Я рад, сын мой, что ты прибыл к нам, чтобы сочетаться браком с возлюбленной сестрой нашей, » - произнес Его Святейшество. Ты знаешь, что кроме   дел духовных, Господь вручил нам обязанность отечески радеть и о делах земных.  Руководство делами Италии, да и всей  Священной Римской Империи входит в нашу святую обязанность, чтобы любой светский властитель, подобно  Фридриху Барбароссе, чувствовал над собой священную власть нашего  престола и никогда ничего не предпринимал без нашего одобрения».
     Принц, прибывший из небольшого независимого  Феррарского герцогства, хорошо понимал глубинный смысл слов понтифика, направленных  и к нему и к другим италийским правителям, которые хотели проводить политику независимую от папства. Он не чувствовал себя в безопасности в этом  роскошном  дворце, украшенном изысканными творениями лучших  мастеров живописи, где политические убийства являлись делом обычным, чуть ли не рутинным и стыд и совесть давно оставили эти роскошные своды.  Брак с Лукрецией, благодаря которому Ватикан заплатил Ферраре огромную сумму и значительно уменьшил церковные  налоги, представлялся Альфонсо довольно опасным предприятием, ибо коварство, жестокость и алчность Борджиа были хорошо известны. Он мог только надеяться, что в  своей славной, хорошо укрепленной Ферраре, с ее мощной артиллерией, предметом гордости и попечения герцога Эрколе и самого Альфонсо, в родовом замке Д’Эсте все интриги коварного Борджиа будут абсолютно бессмысленны.
       Через два года, отравившись по ошибке  собственным ядом, умер папа Александр VI. В этом же году Альфонсо стал герцогом Феррарским  и  продолжал проводить независимую от папства политику. При этом он  видел в усилении власти Рима угрозу независимости Феррары, и , по его мнению, вмешательство честолюбивых понтификов в светские дела, вплоть до осуществления прямого  епископского правления, нарушало главные принципы   апостольской христианской церкви.
Именно поэтому он выбил на феррарских монетах девиз  «Богу- богово. Кесарю-кесарево»
     Потомственный аристократ Альфонсо Д’Эсте обладал изысканным вкусом и вслед за своими предками занимался   украшением своего родового замка. В 1515 году он  пригласил для росписи своих покоев феррарского живописца Доссо и великого Джованни Беллини ,официального главу  Венецианской школы  живописи, которому было уже около восьмидесяти лет. Беллини  начал расписывать кабинет герцога, однако его преклонный  возраст и частые болезни  не позволили  закончить эту роспись. Герцог незамедлительно послал за лучшим учеником Беллини, восходящей звездой венецианской школы живописи уже широко известным  мастером, во многом  превзошедшим своего учителя,-  Тицианом Вечеллио, чей талант  обещал сравниться с гением Рафаэля  Санти и Микеланджело Буонароти. Прибывший в 1516 году в Феррару Тициан, по словам  историка искусства Вазари, «Жаждая успеха и славы, исполнил с огромным старанием две сцены, которых не хватало в означенном покое…  Точно так же Тициан написал на дверце шкафа чудесную и поразительную полуфигуру Христа, которому злой иудей  показывает динарий кесаря». 
Тициан родился в Пьеве ди Кадоре. Точный год его рождения  не известен. Большинство историков сходятся на том, что это произошло   около 1488-1490 годов. Семья Вечеллио  была одной из самых старинных и известных в городе. Обстановка, в которой рос и развивался маленький Тициан, была очень благоприятной. Когда его ранние блестящие  способности к живописи  стали очевидны, родители сделали все, чтобы они получили наибольшее  развитие. Уже с десяти лет будущий художник был отправлен  в Венецию к своему дяде Антонио, который  устроил его  вначале в школу мозаичиста Себастьяно Дзуккато, а затем в  мастерскую одного из лучших венецианских живописцев Джованни Беллини, по достоинству названного «отцом» венецианской живописи.  В этот период Республика святого Марка была на вершине своего могущества. В городе возводились великолепные здания, а живописная школа стала приобретать свой определенный стиль. С первых шагов обучения Тициан проявил себя как необычайно талантливый живописец. В ранних его работах, естественно, прослеживается влияние его учителей Беллини, а позднее Джорджоне ди Кастельфранко, но уже видна уникальная, только ему присущая манера работы с  тонкой цветовой гаммой, которая позже сделала его непревзойденным мастером колорита, предметом подражания и восхищения  живописцами  всех последующих эпох. После безвременной смерти в 1510 году от чумы Джорджоне, а в 1516 году Беллини , Тициан стал официальной главой венецианской живописной школы. С этого момента в его обязанности входило написание официальных портретов дожей и других знатных граждан Венеции , а также создание росписей и фресок в дворцах столицы святого Марка. Кроме того, он стал главой хорошо управляемой самостоятельной художественной школы и получал от венецианской знати и северных купцов множество заказов на религиозные и мирские сюжеты, прежде всего на портреты. Тициан работал много и увлеченно. В его работах появились драматические сюжеты в сочетании с насыщенной цветовой гаммой, которые сразу выделили его произведения. Как писал венецианский гуманист Лодовико Дольче: «начинали люди восхищаться новой манерой». При этом молодой Тициан ревниво относился к своему благосостоянию, проявлял хорошие организационные и предпринимательские способности в делах управления венецианской школой. Слава его быстро распространилась за пределами Венеции, особенно благодаря его непревзойденному дару портретиста. Все это и привело его в 1516 году   в роскошный замок Д’Эсте в Ферраре. Главной задачей живописца было создание больших  росписей «алебастрового кабинета» феррарского замка, где он использовал известные мифологические сюжеты на тему : «Вакх  и Ариадна»   и «Триумф Амура». Эти мощные многофигурные композиции, написанные в свободном античном стиле, поражают динамизмом, колоритом и энергией жизни. Однако совсем в другом стиле и манере была исполнена  картина «Динарий кесаря», которая является, несмотря на свои скромные размеры, одним из лучших произведений  великого венецианца. Картина является иллюстрацией известного евангельского сюжета:
 « и подослали к Нему учеников своих вместе с иродианами, которые сказали: Учитель! Мы знаем, что Ты справедлив и наставляешь воистину на путь Божий, что Ты не лицеприятен и никому из людей не угождаешь.
Так скажи нам: должны ли мы платить подать кесарю, или нет? Как Ты думаешь?
Но Иисус, уразумев коварство их, сказал: вы что, испытываете Меня, лицемеры? Покажите-ка Мне монету, которой платится подать. И когда они подали Ему динарий, Иисус спросил у них: чье это изображение и надпись? Они отвечают Ему: кесаря. Тогда Он говорит им: отдавайте же кесарево кесарю, а Божье -             Богу.
 Услышав это, они удивились и, оставив Его, отошли.»
 (Матф.22:16-23)
     Тициан вложил силой своего гения живописца значительно более широкий смысл в эту притчу, чем предполагал его знатный заказчик. Вслед за великим Леонардо Да Винчи, он наглядно  показал, как можно выразить  общечеловеческую идею,  с помощью непосредственного воздействия на зрителя яркого и понятного живописного образа, с изображением глубокой сути характеров, с помощью тонких оттенков света и тени, во владении которыми Тициану не было равных.  В своей картине художник сопоставил две фигуры. Фарисей, появляясь, справа из-за рамы картины, протягивает золотую монету. Его лицо изображено в профиль. Лицо Иисуса написано в три четверти поворота направо и освещено мягким прозрачным светом. Фигура Христа излучает спокойствие, внутреннюю силу и в то же время его взгляд печален и проницателен.  Его лицо  написано особенно светло и прозрачно, оно как бы светится изнутри.  Лицо Фарисея, напротив, грубое и коричневатое. Но прекраснее всего именно контраст тона рук: белой изящной руки Христа на ярко-красном фоне его хламиды и руки фарисея на синем фоне мантии. Так с помощью удивительной игры колорита художник передает глубокий контраст двух миров – мира лжи и  фальши и мира высокой  правды.
 Написанная  в феврале – марте 1516 года картина вызвала восхищение Альфонсо ДЭсте, который увидел в ней достаточно убедительное воплощение своей идеи о независимости светской власти от церковной.
 Тициан Вечеллио прожил долгую, полную творческих свершений жизнь. После Феррары, где он еще много раз бывал и позднее, он работал для герцогов Гонзаго в Мантуе, короля Франции Франциска 1 и, наконец, императора КарлаV, который оказывал художнику невиданные доселе почести. Много поработал живописец и для Рима, где даже некоторое время жил  по приглашению папы Павла III. Созданные им живописные шедевры сейчас украшают многие музеи мира, вызывая неизменный восторг зрителей. Но, небольшая картина «Динарий кесаря» является одним из лучших произведений мастера, поскольку сочетает в себе уникальное колористическое решение сложной психологической коллизии, отображающую вечную истину, изложенную в Евангелии.
    Картина украшала кабинет герцогского замка вплоть до пожара 1598 года, уничтожившего ряд покоев замка и знаменитую «алебастровую комнату». Произведения живописи, однако, были спасены и хранились в коллекции рода Д’Эсте, которая перешла к  их потомкам герцогам Модены. В 1745 году Курфюрст саксонский и король польский Август III сделал знаменитое в истории коллекционирования моденское приобретение: после продолжительных переговоров из пользовавшейся большой известностью коллекции герцога Модены Франческо III было приобретено 100 наиболее значительных картин. В 1746 году эти шедевры прибыли на пяти повозках в Дрезден.  Так называемая «Конюшня» в Юденхофе в 1744 – 1746 годах была расширена и перестроена, чтобы предоставить необходимое помещение для быстро растущей коллекции саксонского курфюрста; здесь были размещены картины из моденской коллекции.  D 1847 -1855 годах  было  построено новое здание  для коллекции на северной стороне дворцового ансамбля Цвингер. Строить новое здание было поручено архитектору Готфриду Земперу. Картина «Динарий кесаря» хранилась в Дрезденской галерее до самой ее эвакуации в 1944 году, когда по приказу гаулейтера Мартина Мучмана  она со многими другими шедеврами была перевезена в заброшенные штольни за Эльбой.  Отступавшие эсэсовцы просто свалили бесценные произведенья искусства в воду, где они пролежали несколько месяцев. Вошедшая  в штольни группа советских солдат, во главе с младщим лейтенантом Леонидом Рабиновичем, специально разыскивающая шедевры Дрезденской галереи, увидела ужасающую картину: Вдоль мокрых каменных стен, часто фактически погруженные в воду были свалены картины. Небольшая картина Тициана лежала в дальнем, залитом водой конце штольни. Когда ее извлекли её  воды, то увидели, что глубокие длинные шрамы рассекли сверху донизу красочный слой.
Спасение шедевра Тициана потребовала долгой и кропотливой работы лучших советских реставраторов. Написанная на доске из тополя картина сохла в  естественных условиях  почти три года, поскольку искусственная сушка привела бы к разрушению шедевра. И только потом к реставрации приступил великолепный мастер и  художник Павел Дмитриевич Корин.
История многих шедевров живописи знает угрозу их утраты для человечества и их чудесное спасение. Написанный на дверце шкафа в замке Феррары шедевр Тициана несет в себе вечную мудрость,переданную путем поразительного мастерства великого живописца. В этом шедевре наиболее ярко иллюстрируются слова великого Леонардо да Винчи: «никакое рассуждение о Боге не произведет такого действия на человеческий дух, как религиозная картина великого мастера…»


 


Рецензии
Когда же люди о деньгах судачат то у них затылочная часть каменеет и нет разницы какие ценности людские серебрянные золотые бумажные
потому и Иисус из храма торг выгнал а храм Бога это мы и в нём во воле Бога святой дух обитать должен а не религиозная картина великого мастера
С Уважением Михан

Яков Крон   24.08.2021 23:55     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.