снова стою одна - снова курю, мама, снова...

...снова стою одна - снова курю, мама, снова, - а вокруг тишина, - взятая за основу...

А в отпуск я поехала на пароходе.

Я долго раздумывала можно ли доверять воде? Вечерами специально набирала полную ванну, ложилась на теплое дно с головой и пыталась вообразить залитый волнами корабль. Получалось не страшно. Тогда я включала душ, чтобы изобразить дождь на море. Это ведь страшно, когда кругом вода – и сверху и снизу. Но страшно мне не было.

Тогда я купила на рынке крысу,  поселила ее в мягкой коробке, хорошенько накормила, дала ей выспаться и нагуляться на лоджии. А потом  забралась в полную ванну, включила душ и вывалила крысу из коробки в воду. Крыса поплыла.

Это было кораблекрушение. Я на дне, а надо мной в воде плавает корабельная крыса и пищит от ужаса. Но страшно мне по-прежнему не было. Тогда я выловила крысу, обсушила феном, дала ей разогретую пиццу с ветчиной и решила все-таки провести отпуск на корабле.

Корабль был старенький, со вздутой от ржавчины краской рубки и изрядно вытертыми  половицами пассажирской палубы. Я проверила наличие спасательных кругов. Их было двадцать. Я точно запомнила, где находится каждый спасательный круг. А двадцать первый круг завалился за пожарный щит, я его не считала, но запомнила.

Потом я стала проверять спасательные шлюпки, висевшие на погнутых  кран-балках. Их было семь. Я пошла к капитану и сказала, что с погнутых кран-балок шлюпка не сможет спуститься на воду – заклинит цепи. Капитан отвлекся от тяжелого бинокля и поправил, мол, не кран-балки, а шлюпбалки, после чего спросил, а отчего вас интересуют шлюпки?

Я ответила, что  боюсь утонуть. Капитан сказал, что научит меня плавать за пять минут. Отвел меня в бар на нижней палубе и велел бармену поить меня,  пока я не перестану бояться. Я выпила пять рюмок рома - бармен сказал, что это морской напиток. И села на диванчик возле танц-пола. Было шумно, потому что играл оркестр, и танцующие пары громко шептали друг другу на ухо лирические фразы. А я пела про себя.

...снова стою одна, снова курю, мама, снова, а вокруг тишина, взятая за основу...

А потом пришел капитан и спросил – боюсь ли я утонуть? Я сказала - да. Капитан  взял меня за руку и повел в бассейн. Но это был не бассейн, а огромная бочка с холодной водой, для посетителей сауны.

В сауне никого не было, даже света, а жар был. Капитан сказал, чтобы я разделась. И сам разделся, хотя я не видела, было темно. И мы сидели с ним в кромешной темноте и жаре. А потом капитан чем-то звякнул и запахло мятой. И капитан заговорил о любви. Вернее о том, что ее нет,  и никогда не было. А есть только секс, печаль и стихи.

...снова стою одна, снова курю, мама, снова, а вокруг тишина, взятая за основу...

Мы молча посидели, а потом стали целоваться. Капитан меня обманул, он был  в форме и даже в фуражке и даже с биноклем. Я стала смотреть в бинокль и увидела лицо капитана, потому что бинокль был для ночного видения. А лицо у капитана было грустным.

- Я больше не боюсь утонуть,  - сказала  я.

Капитан не ответил, а взял меня за руку, и мы прыгнули в ледяную бочку.

И тут нас тряхануло. И потом еще раз. И капитан сказал, чтобы я быстро оделась, и мы стали выбираться наверх. А кругом кричали люди. И мигал свет. И гремели цепи шлюпок. И выла сирена. И где-то в рубке кричал радист о наших координатах.

Я потащила капитана в сторону спасательных кругов, а он вырвал свою руку и исчез в темноте.

А потом судно накренилось и остро запахло соляркой. И на корме включили прожекторы, в лучах которых барахтались кричащие люди. Я держалась за спасательный круг номер двадцать один,  который никто до меня не нашел. Он так и лежал за пожарным щитом. А рядом со мной плыли крысы.

Я взяла одну, самую слабую и посадила себе на плечо. И тут пришла стена дождя. Но я совсем не боялась, потому что была в своей теплой ванне, шумел душ,  и рядом была крыса.

А потом я долго лежала на берегу. Меня не сразу увидели и я переохладилась.  А когда клали на носилки, увидели в моей руке крысу. Я не хотела разжимать руку, нас так и увезли в больницу. А через неделю выписали. 

У меня осталось три недели отпуска. И все три недели я просидела на берегу, где работали военные водолазы. Они доставали  со дна утопших. Я  осмотрела каждого. Капитана среди них не было.

Я курила и выдыхала дым в сторону от моей крысы, она не любила запах табака. И еще она не любила, когда я плакала. И она права. Не надо курить и не надо плакать. Любви нет, а есть только секс, печаль и стихи.

...снова стою одна - снова курю, мама, снова – а кругом тишина - взятая за основу...


Рецензии
.. от одиночества - и в шторм.. только с кем нибудь. но по капитанскому интересным..

тишиною успокоенное воображение, не складывает пока минусы - в плюсы..

но для начала опредмечивает к гармонии и жизни: дорогое маленькое существо, крысу.. с перспективой может быть когда нибудь все таки и последующей в разнообразии -

любви..

Малета Виктория   29.05.2018 10:43     Заявить о нарушении
У Вас невероятное ощущение текста, я рада познакомиться с Вами, Вика. У меня нет слов, насколько здорово Вами предугадано и точно сформулировано.

Это здорово, правда!

Вера

Малярша   03.06.2018 23:34   Заявить о нарушении
и я Вам рада.. :))

Малета Виктория   04.06.2018 01:20   Заявить о нарушении
На это произведение написана 51 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.