Дипломатия Великой Скифии

 

Владимир Владимирович Булат своими сомнениями  о вероятности каких-то государств у людей современного типа в палеолите и http://www.proza.ru/2011/07/17/308
И Станислав Данилов http://www.proza.ru/2011/07/08/160 своими акцентами на варианты теории палеолитической непрерывности как бы стимулировали меня на обобщение ряда моих исследований.
Полезно учитывать разные современные теории государств, а не только марксистско-ленинские
Хотя бы по Википедии
• 2 Мифологические и религиозные концепции происхождения государства
o 2.1 Древнегреческая теория
o 2.2 Древнеиндийская теория
o 2.3 Древнекитайская теория
o 2.4 Теологическая теория
o 2.5 Теологическая теория в условиях современности
• 3 Патриархальные и патерналистские концепции происхождения государства
o 3.1 Патерналистская теория
o 3.2 Патриархальная теория
• 4 Органические концепции происхождения государства
o 4.1 Теория Огюста Конта
o 4.2 Теория Герберта Спенсера
o 4.3 Теории других представителей органической школы
• 5 Естественно-правовые (договорные) концепции происхождения государства
o 5.1 Теория Гуго Гроция
o 5.2 Теория Томаса Гоббса
o 5.3 Теория Джона Локка
o 5.4 Теория Жан-Жака Руссо
• 6 Насильственные концепции происхождения государства
o 6.1 Теория Евгения Дюринга
o 6.2 Теория Людвига Гумпловича
o 6.3 Теория Карла Каутского
• 7 Психологические концепции происхождения государства
o 7.1 Теория Т. Д. Баштима
o 7.2 Теория Николая Коркунова
o 7.3 Теория Льва Петражицкого
• 9 Иные концепции происхождения государства
o 9.1 Либертарно-юридическая теория
o 9.2 Патримониальная теория
• 10 Волюнтаристские теории
o 10.1 Ирригационная теория
o 10.2 Расовая теория
o 10.3 Демографическая теория
o 10.4 Кризисная теория
o 10.5 Теория «инцеста»
Данная работа "Дипломатия Великой Скифии" суммирует публикации цикла http://www.proza.ru/avtor/zolinpm&book=15#15 с необходимыми уточнениями и дополнениями. Понятно, что этот текст ещё будет корректироваться.
Содержание
• Дипломатия Великой Скифии - история и политика, 14.07.2009 03:50
• Дипломатия позднего палеолита - история и политика, 20.07.2009 19:17
• Дипломатия земледельцев и скотоводов - история и политика, 22.07.2009 19:19
• Дипломатия Словена и Руса - история и политика, 30.07.2009 08:23
• Дипломатия Плина и Сколопита - история и политика, 30.07.2009 08:31
• Арии Митанни - история и политика, 30.07.2009 08:39
• Дипломатия царя Таная - история и политика, 01.08.2009 06:15
• Дипломатия гигсосов - история и политика, 01.08.2009 18:05
• Дипломатия народов моря - история и политика, 02.08.2009 21:16
• Дипломатия Троянской войны - история и политика, 03.08.2009 12:02
• Дипломатия времен киммерийских - история и политика, 05.08.2009 18:06
• Дипломатия Великой Скифии около 722 года - история и политика, 06.08.2009 11:46
• Дипломатия Гамиры и Скифии 7 в. до н. э - история и политика, 07.08.2009 06:49
• Дипломатия скифов Арианта и Мадия - история и политика, 09.08.2009 16:24
• Токсарис дипломат и разведчик?! - история и политика, 30.07.2009 09:02
• Дипломатия скифа Анахарсиса - история и политика, 10.08.2009 05:54
• Дипломатия царицы скифов Томирис - история и политика, 10.08.2009 09:53
• Дипломатия времен царя Антира - история и политика, 12.08.2009 07:35
• Дипломатия времен Клеомена и Скила - история и политика, 12.08.2009 12:36
• Дипломатия Демосфена и Атея - история и политика, 13.08.2009 07:33
• Дипломатия Скифии времен Александра Македонского - история и политика, 13.08.2009 08:53
• Дипломатия Аршакидов, Евмела и Амаги... - история и политика, 15.08.2009 08:28
• Дипломатия Рима, Митридата и Скифии - история и политика, 23.08.2009 07:09
• Динамика дипломатии Динамии - история и политика, 23.08.2009 11:59
• Дипломатия Великой Сарматии - история и политика, 24.08.2009 14:19
• Дипломатия Великой Скифии в начале эры - история и политика, 25.08.2009 07:08
• Дипломатия Великой Скифии 4 5 веков - история и политика, 26.08.2009 10:08
• Дипломатия Великой Скифии 6 8 веков - история и политика, 27.08.2009 09:37
• Отечественная дипломатия в труде Иордана - история и политика, 25.08.2009 18:39
• Сравните с официальной версией - история и политика, 23.08.2009 16:00
• Русская дипломатия академика А. Н. Сахарова - история и политика, 15.09.2009 07:09
• Тайная дипломатия времен Троцкого - история и политика, 10.08.2009 13:22



Дипломатия Великой Скифии

 

Есть разные версии происхождения индоевропейцев и их союзников. С учетом гаплогрупп глубины этногенеза европеоидов ныне определяются в 30 – 40 тысяч лет. И важным центром формирования европеоидов признается Русская равнина (Восточная Европа), где выявлены яркие памятники палеолита типа Костенок и Сунгири, Зарайска и ряда других.
Археологические памятники последних нескольких тысячелетий позволяют говорить о росте имущественной дифференциации на землях Восточной Европы и Сибири, о вероятном возникновении здесь государственных образований. Соседним народам огромная страна, где возникали и исчезали эти нередко полиэтничные государства, была известна под разными названиями: Гипер-Борея, Га-Га, Киммерия (Гомира), Скифия (Ашкузы)… С веками общим названием державы стало Великая Скифия.
Ее границами признавались низовья Дуная, округа Карпат, Вислы, Кавказа, среднеазиатских рек. Эти границы колебались, но были повторены царской Россией к 1917 году. Отчасти подобные границы сохранял и СССР. Космополитизм к началу ХХ1 века создал новые геополитические реалии, в угоду США и их союзникам, местным элитам бывших советских республик. Окончательная оценка итогов подобного творчества еще впереди.
В данном случае обратим внимание на дипломатические усилия этой единой древней державы, конечно, неизбежно имевшей и внутренние противоречия.
Осведомленные римские авторы Помпей Трог в 1 в. н.э. , а за ним и Юстин давали к 3 веку нашей эры Скифии такое определение:
« Она очень велика и в длину и в ширину. Между отдельными народами нет никаких границ: они не занимаются земледелием, у них нет ни домов, ни других жилищ, ни постоянных мест жительства, так как они постоянно пасут стада крупного и мелкого скота и по привычке кочуют по невозделанным степям. Жен и детей они возят с собой на повозках, которые покрываются кожами для защиты от дождей и зимних холодов и служат им жилищами (у цыган есть немало оснований считать себя продолжателями таких традиций Скифии, но так в античности кочевали многие народы, включая и праславян: П.З.).
Понятие о справед¬ливости внушено им собственным умом, а не законами (но чутье на справедливость – великое благо: П.З.).  Самым тяжким , преступлением у них считается воровство: в самом дело, у народа,  не прибегающего под защиту кровли и владеющего крупным и мелким ско¬том, что оставалось бы в лесах (не в горах и степи: П.З.), если бы воровство считалось позволитель¬ным?  К золоту и серебру они не питают страсти подобно остальным смертным ( хотя драгоценностей и в Скифии хватало: П.З.) . 
Пищей им служат молоко и мед (традиционны и у славян: П.З.);  употребление шерстяных одежд им неизвестно, и, хотя они страдают от постоянных холодов, но упо¬требляют для одежды только звериные и мышиные шкуры (здесь археологи находят немало аргументов против такого мнения: П.З.).
Эта воздержанность произвела у них и справедливость нравов, именно отсутствие страсти к чужому: ведь страсть к богатствам бывает только там, где умеют ими пользоваться.
О, если бы у остальных смертных была бы подобная  умеренность и воздержание от чужого; конечно, не столько войн происходило бы во все века и во всех землях, и железо и  оружие не похищали бы больше людей, чем естественные условия их судеб.
Весьма удивительным кажется, что сама природа дает им то, чего греки но могут достигнуть путем длинной науки мудрецов и наставлений философов, и что необразованное варварство при сравнении оказывается выше образованных нравов: настолько первым полезнее незнакомство с пороками, чем последним знание добродетели» (Вестник древней истории. 1949. № 1. С.250). 
Этот пассаж шел сразу за доказательствами того, что скифы – древнее египтян (см.: далее). И сравнение скифов еще и с греками (не в пользу греков) могло быть отголоском споров мудрецов Скифии и Греции о праведности человеческого бытия.
Далее позднеантичные римские авторы констатировали
«Владычества над Азией скифы добивались трижды; сами они постоянно оставались или не тронутыми, или не побежденными чуждым вла¬дычеством. Персидского царя Дария они с позором выгнали из Скифии;  Кира перерезали со всем войском; Зопириона, полководца Алексан¬дра Великого, точно так же уничтожили  со всей армией;  оружия римлян  узнали только  по  слухам, но не почувствовали. Сами они основали Парфянское и Бактрийское царства.
Все племя (огромный народ: П.З.) отличается выносливостью в трудах и на войне и необычайной  телесной силой; они не приобретают ничего такого, что боялись бы потерять, а - оставаясь по¬бедителями, ничего не желают, кроме славы».
И вот первый пример скифской дипломатии.
«Первый объявил войну скифам египетский царь  Везосис ( сюжет имеет массу трактовок: П.З.),  послав наперед послов предложить врагам изъявить покорность; но скифы, уже ранее получившие от сосе¬дей известие о нашествии царя, ответили послам:
Предводитель столь богатого народа лишь по высокомерию начал войну с  нищими, войну,  которой ему более следовало бы опасаться дома, так как исход войны сомнителен, награды за победу нот никакой, а вред очевиден.  Поэтому-то скифы не будут ждать, пока придет к ним враг, от которого им следует желать гораздо большего (чем врагу от них), но сами пойдут навстречу добыче («идем на Вы» в духе Святослава и иных русских князей: П.З.) .
Дело не замедлило последовать за словами. Царь, узнав, что они приближаются с такой быстротой, обратился в бегство и, покинув войско со всеми военными приготовлениями, спасся в свое царство. Болота не пропустили скифов в Египет.
Возвратившись оттуда, они покорили Азию и сделали ее своей данницей, наложив умеренную дань скорее в виде доказательства своей власти, чем в виде награды за победу.
Употребив 15 лет на умиротворенно Азии, они были отозваны оттуда просьбой своих жен, которые объявили им чрез послов, что если мужья не возвратятся, то они постараются прижить потомство с соседями и не допустят, чтобы в будущем скифское племя погибло по вине женщин.  Азия платила им дань в течение 1500 лет; конец уплате дани положил ассирийский царь Нин» (там же. С.251).

Павел Оросий века через полтора после Юстина – в самом конце античности – уже с позиций христианина уточнял «За 1300 лет до основания Рима царь ассирийский Нин …, поднявшись с юга от Красного моря, на крайнем севре опустошил и покорил Эвксинский Понт и научил варваров-скифов, дотоле невоинственных и безвредных , не умевших проявлять свою жестокость, познать свои силы и пить уже не молоко животных, а кровь человеческую, наконец, научил побеждать поражениями…»  С позиций христианства такой образ скифов (вынуждаемых к войне) был привлекательнее. Войну скифов с Весозом Оросий отнес к 480 г. до основания Рима (ВДИ. 1949. № 4. С.267).
В итоге же выходило, что скифы властвовали в Европе и Азии с 3553 г. до н.э. (за 2800 лет до основания Рима, что относят к 754/753 г. до н.э.). В свете тезиса о большей древности скифов по отношению к египтянам такой итог исследований римских историков имеет право на существование. Да ныне все больше подтверждается археологическими и иными данными, особенно явными успехами жителей будущей Скифии в одомашнивании лошадей несколько тысяч лет назад. Люди-кони (кентавры) типа Хирона рассматривались в античности как символы мудрости, древней образованности, педагогического мастерства.
Оросий повторил и версию, которую Юстин трактовал так:
« В это время двое скифских юношей из царского рода, Плин и Сколопит (Сколопетий - у Оросия: П.З.), изгнанные из отечества происками вельмож (партией оптиматов из родной страны – у Оросия: П.З.),  увлекли за собой множество молодежи, поселились на каппадокнйском берегу у реки Териодонта и заняли соседнюю Темискирскую равнину (по побережью Причерноморья – у Оросия: П.З.). Там они в течение многих лет грабили соседей и потом были изменнически убиты вследствие заговора народов ( заговором соседей из засады – у Оросия: П.З.).  Жены их, видя, что к изгнанию приба¬вилось сиротство, сами взялись за оружие и стали защищать свои владе¬ния сначала оборонительными войнами, а потом и наступательными ( при этом убили и своих оставшихся мужчин – у Оросия: П.З.).
Они но хотели и думать о брачных связях с соседями, называя их раб¬ством, а не браком. Представляя единственный в своем роде для всех веков пример, они решились править государством без мужчин и даже с презрением к ним;  для того, чтобы одни не казались счастливее дру¬гих, они перебили и тех мужчин, которые оставались дома, и отомстили за избиению мужей избиением соседей.
Но затем, оружием сни¬скав мир, они вступают в половые отношения с соседями с целью предотвратить гибель своего рода. Если рождались дети мужского пола, они их избивали, а девочек воспитывали в одних с собой нравах, именно приучали не к безделиц или обработке шерсти, а к оружию, лошадям и охоте, причем выжигали правые груди девочек, чтобы не было помехи при стрельбе из лука; от этого они и получили название амазонок…» (ВДИ. 1949. № 1. С. 251).
Амазонки как продолжательницы отчасти традиций матриархата явно происходят из глубин палеолита. Женщины-воительницы типа Ио-Исиды фигурируют среди богоматерей и матерей первых царей самых древних государств. Амазонки известны задолго до Троянской войны, что гарантирует древность Плину и Сколопиту хотя бы от времен хеттов-хаттов. Среди первых хеттских царей-индоевропейцев, кстати, почти 40 веков назад известны Питхан и Анитта с именами, созвучными Плину и Сколопиту – и это еще один аргумент в пользу древности «скифских царевичей» (по Оросию).
Орития (затем жена бога северного ветра Борея, жившего на горах Рипах – ныне частью Валдайских), узнав о том, что против ее сестер начата война и что похитителем [ее сестры Ипполиты] был афинский царь [Тезей-Тесей], «обраща¬ется с увещаниями к спутницам и говорит,
что напрасно порабощен и Понтийский залив и Азия, если они будут открыты не столько для войн, сколько для грабежей греков.  Затем она обращается к скифскому царю Сагилу за помощью на том основании,
что сами они — скифского происхождения;
она выставляет на вид гибель мужчин,
необходимость защищаться,
причины войны
и тот факт, что, благодаря их доблести скифские женщины считаются не хуже мужчин.
Увлеченный славой своего племени, Сагил посылает на помощь сына своего сына Панасагора с огромной конницей.
Перед битвой амазонки были покинуты своими вспомогательными войсками вследствие происшедшей ссоры и потерпел» поражение от афинян,  но нашли убежище в лагере союзников (скифов Скила-Панасагора: П.З.),  с помощью которых возвратились в свое царство, не потерпев вреда от дру¬гих народов.
После Оритии овладела царством Пентесилея, о доб¬лести  которой во  время Троянской  войны  среди  храбрейших  мужей, когда она пришла на помощь против греков, имеются веские свидетельства. После убиения Пентесилеи и истребления ее войска немногие, оставшиеся на родине, с трудом отбивая нападения соседей, влачили свое существование вплоть до времен Александра Великого» (ВДИ.1949. № 1. С.252).
Оросий об амазонках из родов Плина и Сколопита уточнял следующее.
Первоначально, у них были две царицы, Марпесия и Лампето (вероятные жены погибших: П.З.), которые разделили войско на две части и поочередно заботились о войне и оберегали родную страну.
И вот, покорив большую часть Европы и захватив несколько государств в Азии (повторив деяния ранних скифов: П.З.), они, основав сами город Эфес и другие города, главную часть своего войска, отягощенную громадной добычей, отозвали домой; прочие, оставленные для защиты власти в Азии, с царицею Марпесией, подверглись нападению врагов и были перебиты.
Место Марпесии заняла ее дочь Синопа, которая славу своей отменной доблести увеличила еще постоянной девственностью. Молва о ней взволновала все народы, внушила такое удивление и вселила такой страх, что даже Геркулес (Геракл у греков фигурировал как родоначальник народов Скифии: П.З.) , получив от своего владыки приказ отнять оружие у царицы, как бы обреченный на неминуемую гибель, собрал со всей Греции отборных и знаменитых юношей и заготовил девять военных кораблей, но тем не менее, не довольствуясь своими силами, предпочел неожиданно на них напасть и обойти ничего не ожидавших (амазонок-скифянок: П.З.)
Во главе царства тогда стояли две сестры, Антиопа и Оритийя (вероятность обыгрывания имен Ант и Орит-Орус: П.З.). Геркулес приплыл к ним по морю и захватил их врасплох безоружными и неподготовленными вследствие царившей в мирное время беззаботности.
Среди многих убитых и плененных две сестры Антиопы были удержаны – Меланиппа (Смалянка-Смуглянка: П.З.) Геркулесом и Гипполита (Всадница: П.З.) Тесеем. Тесей вступил в брак с Гипполитой, а Геракл возвратил Меланиппу сестре и получил оружие царицы в виде выкупа. После Оритийи (как помним, стала женой Борея: П.З.) царством владела Пентесилея, знаменитые подвиги которой среди героев Троянской войны мы знаем из истории…» (ВДИ. 1949. № 4. С. 267 – 268).
Мифы о Тесее и амазонках – мифы времен крито-микенской культуры, которые сохранены греками и в период развитой античности. Глубина памяти в них связана с 3 – 2 тыс. до н.э. Имя Марпессы (созвучие Марфам-Марфушам: П.З.) сохранило античное бронзовое зеркало, находящееся в Парижской национальной библиотеке. Город в честь ее известен в округе Трои. Марпессой звали и дочь этолийского речного божества Эвена-Овена, которую связывали с культом Артемиды Оргитии (тоже божества плодородия с северными индоевропейскими корнями; там же. С.267; прим. 9 – 10).
Все эти раннеантичные имена (и их связи со Скифией) антироссийская наука упорно замалчивает или игнорирует.  Есть у нас в учебниках сведения такого рода  ?
« По данным позднеантичных римских историков Помпея Трога и Юстина, войска скифского царя Сагила и его сына Панасагора помогли амазонкам Причерноморья защитить независимость в борьбе с пращурами греков. Амазонка Орития, по данным мифов, стала женой бога северного ветра Борея, жившего на горах Рипах ( где были истоки Борисфена-Днепра , Танаиса-Дона, Ра-Волги и других крупнейших рек Скифии). Крылатые дети Борея и Орифии – Зет и Колоид – участвовали в походе аргонавтов, на обратном пути проходили протоку в горах Рипах».
Крылатые образы птиц севера известны со времен палеолита. Они развиты во многих неолитических культурах Русской равнины с Русской возвышенностью (горами Рипами), откуда текли великие реки Скифии.

Мировоззренческая дипломатия

Вероятно, она идет от споров жрецов и вождей времен позднего палеолита. Известна особенно по мифам разных древних народов.
Указанные римские ученые 1-1У вв.( более 16 веков назад), на основе греческих и других данных, поддерживали версию, что «скифское племя всегда считалось самым древним, хотя между скифами и египтянами долго был спор о древности происхождения». По мнению египтян, «при начале мира» крайние страны не могли производить или принимать людей из-за чрезмерной жары и ужасного холода.
Только умеренный климат Египта и его плодородие сделали низовья Нила «первоначальной родиной людей», что любопытно согласуется с современными представлениями ученых-генетиков. .
Скифы не признавали умеренность климата доказательством древности. Природа сразу создавала существа, способные выживать в любой местности. И «насколько климат Скифии суровее египетского, настолько выносливее там тела и души». Если верить античным ученым, скифы допускали происхождение нынешних частей света из единого континента, создание всей земли из огня и водного потока, первоначально заливавшего землю. Версия о цивилизационном приоритете севера – в силу тектонических и иных причин – ныне тоже разрабатывается достаточно убедительно, о чем свидетельствуют книги многих авторов
Так что в античных данных представлены реальные научные допущения.
По убеждениям северных мудрецов,  северная страна (Скифия) раньше других смирила испепеляющую жару холодами, а скифские горы (Рипы, Рыбы) быстрее освободились от воды, дали начало великим рекам древности – Ра (Волге), Борисфену (Днепру), Танаису (Дону), Двине (Эридану, Рудону) и другим. Стоит на это обращать и обращать внимание в исторической пропаганде.
Вывод ясен: «Тем раньше начала она (Скифия) производить живые существа». Скифы заметили, что обильное течение их рек переполняет  Меотиду (Азовское море), затем наполняет Понтийское(Черное) и Египетское (Средиземное) моря.. Египет не спасали и не спасают от напора северных рек плотины и каналы. Но царские плотины и иловые наносы Нила все же образовали Египет. «Такими доказательствами скифы одержали верх над египтянами и всегда казались народом более древнего происхождения»  (Вестник древней истории: далее ВДИ. 1949. № 1. С.249: нет трудностей с копированием этого источника – можно ему возражать, но надо мнение образованных римлян и учитывать).
Орудия труда, жилища и языки на землях Скифии развивались сотни тысяч лет. Элементы письменности — если начинать с орнаментов - десятки тысячелетий. Поэтому какие-то доли истины в античных спорах северян и южан есть.
Библия определяет исходной зоной человечества Араратские горы, Кавказ. За них, вероятно, ушел Каин и построил в земле Нод ( оборот: Дон) первый город планеты —  Енох  (Еног, Гелон у Геродота?). Каин – один из пращуров летописного Кия и нарцев-строителей, якобы построивших Новгород у Ильменя еще до хождений Андрея Первозванного. Так утверждают библия и летописи; а по легендам о Словене и Русе, Словенск – будущий Новгород и Руса (затем Старая) – построены около 2395 г. до н.э.
От потомков Каина пошли «живущие в шатрах со стадами», играющие на гуслях и свирели, кузнецы всяких орудий из меди и железа. Если отчасти верить этим библейским намекам, то допотопные северяне («нодовцы» или «донцы») задавали тон в скотоводстве, изготовлении музыкальных инструментов, в кузнечном деле тысячи лет. Археологических подтверждений этому все больше.
Из сынов Ноя – он противостоял наследникам Каина, уничтоженным потопом -   первым назывался  Иафет  (у греков Иапет, отец  Прометея), сыновьями которого были Гомер (киммериец),  Магог  (Гог, владыка севера; позже «князь Роша : Рос»),  Мадай ( Мадий, такое имя имел выдающийся скифский царь-полководец VII в. до н. э .)...  Можно с этими версиями спорить, но в условиях информационного общества невозможно их замалчивать или игнорировать. Ведь в таких античных версиях и данных могли как-то отразиться реальные рассуждения северных и южных мудрецов 1У- Ш тыс. до н. э. о глубинах происхождения и памяти своих народов.
Повторить ?!
Осведомленные римские историки Помпей Трог и Юстин в I — III вв. н.э. рассказывали о большей древности скифов по отношению к египтянам, о полуторатысячелетнем господстве скифов в Европе и Азии, где за 1300 лет до основания Рима это господство прекратил основатель Ассирии Нин:
«Азия платила им (скифам) дань в течение 1500 лет; конец упла¬те дани положил ассирийский царь Нин... В это время двое скифс¬ких юношей из царского рода, Плин и Сколопит, изгнанные из отечества происками вельмож, увлекли за собой множество моло¬дежи, поселились на каппадокийском берегу у реки Термолента и заняли соседнюю (равнину)...» (ВДИ. 1949. № 1. С.251).
Скифы Плина и Сколопита много лет грабили соседние народы — и все мужчины были убиты, а женщины превратились в амазонок. Из этого рода была Орития, ставшая женой бога северного ветра Борея. В борьбе про¬тив Афин амазонкам помогали дружины Панасагора, сына скиф¬ского царя Сагила. После Оритии царствовала Пентесилия, про¬славившаяся в Троянской войне.
Во времена Плина и Сколопита в Каппадокии появляются хеты, которыми правили царь Питхан и его сын Анитта. Зем¬ли Плина фигурируют в Хеттии, как «страна Каска» (Га-га; Кавказ, Каспий, куда впадает Ра, Рангха, Раса - Волга).
Индоевропейский Пан — бог лесов и рощ, спутник Диониса. Обращение «пан» у западных славян является следом древнего культа. Христианский писатель Павел Оросий (начало V в. н.э.) подтвердил, что ассирийс¬кий царь Нин (Паний, Панин) в 2054 г. до н.э. прекратил 1500-лет¬нее господство Скифии в Азии, но в таком контексте:
«За 1300 лет до основания Рима царь ассирийский Нин..., под¬нявшись с юга от Красного моря, на крайнем севере опустошил и покорил Эвксинский Понт (Черное море) и научил варваров-скифов, дотоле невоииственных и безвредных, не умевших проявлять свою жесто¬кость, познать свои силы и пить уже не молоко животных, а кровь человеческую, наконец, научил побеждать поражениями (изматыванием: П.3.)...» (ВДИ. 1949. № 4. С.267).
Оросий так пытался обосновать право скифов на разгром древних империй, включая Рим. Другие авторы подчеркивали, что Нин пре¬кращал именно тотальное скифское господство. Но и сами дружины Пания могли происходит из северян, из потомков войск индоевропейца Сарлага и иных северных царей. Северных наемников затем немало было в Ассирии.
Это признаваемые наукой античные исторические источники. И есть все основания давно отметить 5555 лет нежестокого и безвредного господства скифов в округе Черного моря (если использовать версию Павла Оросия) или сбора скифами дани в Европе и Азии (по версии Помпея Трога, Юстина и некоторых других авторов).
Надо пропагандировать множество археологических находок, свидетельств той поры – тысячи каменных топоров, разнообразную керамику, курганы, следы первых укрепленных городов, наземные жилища. Немало находок в Эрмитаже, в Историческом музее Москвы, в Институте археологии, в музеях Ростова-на Дону и других городов Приазовья, да  иных городов России и всего мира, особенно Египта, Израиля, Палестины, Турции, Сирии, Ирака, Ирана.

Скифство как мировозрение

Успехи дипломатии во многом зависят от развития мировоззрения народа, понятно, подкрепленного его ратным могуществом.
Христианский писатель Эпифаний (Епифаний: 314 — 402) ведущими из древнейших философий считал варварство, скифство, эллинство и иудейство:
«Скифство, от дней Ноя до построения башни и Вавилона и в следующее за построением башни время немного лет, т.е. до Фалека и Рагаба (Рагава, сына Фалека: П.3.), которые, направив¬шись в Европейскую часть света, присоединились к Скифской стране и ее народам» (ВДИ. 1948. № 3. С.244 — 245).
Летописи считают, что во времена Фалека и его брата Нектана «нарци еже суть словене» в числе 72-х первых народов-языков планеты строили Вавилонскую башню. Фалек и Рагав вскоре после 2600 г. до н.э. до н.э. вовлекали часть населения Скифии в иудейство, что ныне подтверждается все большим числом дан¬ных. Округа Скифии создала иудеев-аскеназов, отличавшихся большей белокуростью или рыжеватостью (Авраам, Давид), дру¬гими этническими чертами от семитов-брюнетов. Скифство поз¬же находило проявления в эллинстве и варварстве. Мудрость скифов и развитость их языка все больше признавались народа¬ми-соседями.
Видные лингвисты В.В.Иванов и Т.В.Гамкрелидзе поддержали версию западных ученых об индоевропейском родстве «протохар» и «гутиев», громивших семитский Аккад (что возник на месте Шу¬мера). Около 2225 г. до н.ч. царя «гутиев» (кутиев; по некоторым версиям их связывают и с курдами) звали Сар-ла-аг. Это один из первых известных индоевропейских царей, вероятно, связанных с округой Северного Причерноморья. Имя находит немало созвучий в языках поздних индоевропейцев, включая и словено-русов. На¬пример, средневековый Сар-кел — Белая Вежа у Дона. «Белыми» одеждами известны русские князья. Так что крепость — «царская келья».
Около 2304 г. аккадский царь Саргон Древний попытался пе¬ререзать древние пути из Скифии в Египет у Ливана и Тавра (ныне Турция). Северные цари на время отошли, один из них был по¬хоронен в Майкопском кургане (см.: изображения в энциклопедиях). Аккадец Нарамсин, правивший в 2236— 2200 гг. до н.э., в начале и в конце своего правления тоже отбивался от «народов Севера», использовавших индоевропейские повозки. Се¬веряне возвращались домой с золотом и медью, характерными для той эпохи предметами.
Если Фалек и Рагав ушли в Скифию, присоединились к ее наро¬дам, то сын Рагава Серух со своим родом вынужден был выжи¬вать на землях древнего Аккада, в Уре Халдейском. Поколения Серуха составили Нахор (сын), Фарра (внук), Аврам (правнук). А родоначальники уже обитали в Скифии. После победы Нина се¬мья Фарры, включая Аврама, пошла из Ура в землю Ханаан, ко¬торую признавали и скифской (хазары на еврейском в Х в. н.э. называли и русских «ханаанцами»). Остановились в Харране у верховий Евфрата и Тигра, в двух сотнях верст от озера Ван и ис¬токов Аракса. Там Фарра в 205 лет умер, а в 75 лет Аврам пошел в Ханаан и позже в Египет, по древним «скифским» путям.
Летописных «нарцев еже суть словен» общепризнанный «отец истории» Геродот мог называть неврами. Нарцев-невров наука включает в число праславян, с ними связывают и Неревский конец в Новгороде, реку и город Нарву, другие омонимы. Неревский конец дал первую средневековую берестяную грамоту России и еще сотни грамот, показав высокий уровень грамотности жившей здесь на улице Великой общины. И здесь тоже могли хранить память о Великой Скифии.
Знать эпические глубины отечественного прошлого полезно, но не стоит слишком увлекаться мифами и упорно подменять ими реальные научные знания.

Уроженец сицилийского города Агирия Диодор Сицилийский жил более 20 веков назад. Сицилия тысячи лет принимала мореходов-индоевропейцев. Само название вели от одного из народов моря 33-вековой давности – «шекелы» (десятки версий перевода от «шакалов» до соколов, включая и название денежной единицы «шекель»-сикль).
Остров имел многообразные связи и со Скифией, на нем накапливались разнообразные знания. После тридцатилетних подготовительных работ и дальних путешествий, Диодор составил при Августе всеобщую историю с древнейших времен до войн Цезаря в Галлии в 40 книгах под названием «Библиотека», из которой полностью сохранилась лишь часть книг.
Сведения Диодора о Скифии и Северном Причерноморье являются источником первостепенной важности для восстановления политической истории государств на территории будущей России, особенно Боспорского царства-Приазовья. Доказывают, что он пользовался трудами и приазовских историков.
Как помним, ряд античных историков признавал, что полуторатысячелетнее господство скифов в Азии прекратил за 1300 лет до образования Рима ассирийский царь Нин (Паний, Панин). Велика вероятность, что он сам происходил из северных наемников. Диодор признавал его вавилонским царем, что ближе к истине.
После победы над скифами он, царь Нин из Вавилонии, повел свои войска в Армению (тогда север Ассирии) и привел в трепет местное население взятием нескольких городов. Армяне ныне не против одного из своих протоцарей Барзяна. Барзон («барс», известен только у Диодора), их царь, понимая, что он не в состоянии сопротивляться, выступил навстречу врагу с подарками п выразил ему покорность.
Нин поступил со своей стороны великодушно, он оставил ему его власть над Арменией, потребовав лишь присылки вспомогательных отрядов и продовольствия для своего войска. Собственно, южные цари этого требовали от северных властителей, включая басилевсов Скифии, многие века.
Когда дела у Нина шли удачно, он возымел горячее желание подчинить себе всю Азию от Танаиса (Дона, по которому Европа в античности отделялась от Азии, Азовского моря) до Нила. Поэтому он поставил сатрапом Мидии (эту страну на землях Азербайджана якобы основала Медея) одного из своих друзей.
А сам отправился в поход, покоряя азиатские племена, и в течение семнадцати лет сделался владыкой всех прочих народов, кроме индийцев и бактрийцев. Ему приписывают и первое прохождение Каспийских ворот (Дербента), на основе чего и прочих данных Дербент отметил 5000 лет своего существования.
Якобы отдельные сражения и число всех покоренных не записал ни один писатель, а важнейшие из покоренных народов Диодор перечислил по знаменитому Ктесию Книдскому. От Египта и Финикии завоевания дошли до «припонтийских (причерноморских) варварских племен, занимавших области до Танаиса». По этому направлению – с завоеванием Скифии, Фракии и округи Кавказа – около 1850 г. до н.э. прошел затем египетский фараон Сенусерт (Сесострис у Геродота и других авторов). В ответ около 1700 г. до нашей эры осуществляли завоевания вплоть до Нила  гигсосы во главе с царем Хианом (Кианом - армяне и его включают в число праармян). Около 612 г. до н.э. подобное совершили призовские дружины царя Мадия. Так что Нин вполне мог очищать Азию от остатков скифского влияния, но не мог это сделать навсегда.
Затем Диодор дает такую версию происхождения скифов, о чем выше уже говорилось.
«Теперь перейдем к скифам. населяющим соседнюю [с индийцами !] страну. Они сначала занимали незначительную область, но впоследствии, понемногу усилившись благодаря своей храбрости и военным силам, завоевали обширную территорию и снискали своему племени большую славу и господство.
Сначала они жили в очень незначительном количестве у реки Аракса (наряду с реальным Араксом версии указывают Рангху-Волгу, Яксарт-Сыр-Дарью и т.д.). И были презираемы за свое бесславие; но еще в древности под управлением одного воинственного п отличавшегося стратегическими способностями царя они приобрели себе страну в горах до Кавказа, а в низменностях прибрежья Океана п Меотийского озера (Азовского моря) п прочие области до реки Танаиса.
Впоследствии, по скифским преданиям, появилась у них рожденная землей дева (Ехидна в мифе о происхождении скифов от Геракла), у которой верхняя часть тела до пояса была женская, а нижняя—змеиная . Зевс, совокупившись с ней (по другому мифу, с русалкой – дочерью Борисфена-Днепра), произвел сына по имени Скиф (Таргитай у Геродота), который, превзойдя славой всех своих предшественников, назвал народ по своему имени скифами (у Геродота самоназвание скифов – сколоты).
В числе потомков этого царя были два брата, отличавшиеся доблестью: один из них  назывался Пал, а другой—Пап.  Когда они  совершили славные подвиги п разделили между собой царство, по имени каждого из них назвались народы, один палами (допускают, полянами-русью летописей; «огненными»), а другой—напами (напасть – ветренными, небесными). Палы и напы у других авторов – спалеи и напеи («сжигающие» и «напивающиеся» или «напевающие»). Спустя несколько  времени потомки этих  царей, отличавшиеся мужеством и стратегическими талантами, подчинили себе обширную страну за рекой Танаисом до Фракии и, направив военные действия в другую сторону, распространили свое владычество до египетской  реки Нила.
Если перечисляются завоевания скифами Европы и Азии, то походы Пала и Напа надо относить примерно к 3553 г. до н.э. Хотя еще Скиф превзошел славой всех своих предшественников. По библии Аскеназ (Скиф) – сын Гомера, первенца Иафета (Иапета в греческом эпосе, прародителя человеческого рода, мужа Азии и отца Прометея и Атланта). Но римские авторы упорно считали, что господства над Европой и Азией в допотопные времена достигли именно скифы.
Поработив себе .многие значительные племена, жившие между этими пределами, Пал и Нап распространили господство скифов с одной стороны до Восточного океана (Северного или Балтики), с другой до Каспийского моря и Меотийского озера: ибо это племя широко разрослось и имело замечательных царей, по имени которых одни были названы саками, другие массагетами (их продолжателями признавались раннесредневековые славяне), некоторые аримаспами и подобно им многие другие. Многие другие, например – «русь, чюдь и вси языци», нас очень интересуют, но Диодор их не упомнил.
Этими царями были переселены и многие другие покоренные племена, а самых важных выселении было два: одно нз Ассирии в землю между Пафлагонией и Понтом, другое из Мидии, обосновавшееся у реки Танаис. Эти последние назывались савроматами. Переселенцы много лет спустя, сделавшись сильнее, опустошили значительную часть Скифии и, поголовпо истребляя побежденных. превратили большую часть страны в пустыню.
После этого, когда в Скифии случилось  междуцарствие (во времена Нина якобы приазовские дружины Плина и Сколопита вновь заняли часть Южного Причерноморья ), воцарились в ней женщины, отличавшиеся силою. У этих народов женщины подобно мужчинам приучаются к войне и нисколько не уступают им в храбрости; поэтому много великих подвигов было совершено славными женщинами не только в Скифии, но и в соседних с ней землях.Например, когда персидский царь Кир, могущественнейший царь своего времени, со значительными силами двинулся походом в Скифию,  то скифская царица перебила персидское войско и самого Кира захватила в плен и распяла. Племя амазонок отличалось такой храбростью, что не только опустошило много соседних стран, но и покорило даже значительную часть Европы и Азии. Иначе выходцы из Скифии и не могли.
В античности это считалось правдой и близким к правде сотнями авторов. Многие научные работы историков базируются на этом. Но в истории России доминируют средневековеды, которые до пирога финансирования исследований мало кого допустят.

Месть Сесостриса

Если скифы смогли убедить часть античных ученых, что они древнее египтян. Если римские историки считали, что скифы господствовали в Европе и Азии полторы тысячи лет до момента, когда за 1300 лет до образования Рима их из Азии потеснил ассирийский царь Нин. То надо искать некоторые следы активных групп населения Скифии в Египте. По античным данным, скоре после Нина в Южное Причерноморье высадились дружины приазовских скифов Плина и Сколопита («каски», досаждавшие Хеттии). Мужчины в войнах были убиты, а женщины и образовали на юге  сообщество амазонок.
И вот еще один эпизод отечественной истории почти 40 веков назад.
Геродот во второй книге своей «Истории» сообщал, что против несметных комаров египтяне на возвышенностях строят особые спальные помещения в виде башен, куда и забираются спать (палати и пологи).Ведь комары от ветра не могут летать высоко. Жители же болотистой области вместо башен натягивают сети [в виде полога] вокруг спального ложа. Потом подлезают под полог и там спят. Если спать покрытым плащом или под [кисейной] простыней, то комары могут прокусить эти [покрывала], тогда как сквозь [сеть] они даже не пробуют кусать. Это была охрана и от скарпионов и других тварей, подобное чему знала позже ( возможно, и раньше) Русь.
Грузовые суда египтяне строили из аканфа (изображения этого растения для северян священны), который очень похож по виду на киренский лотос. Сок аканфа — камедь. Из  аканфа изготовляли брусья локтя в два и складывали их вместе наподобие кирпичей. Затем брусья скрепляли длинными и крепкими деревянными гвоздями. Когда возникал [остов] корабля, поверх клали поперечные балки. Пазы законопачивали папирусом, а на севере – паклей.. На судне был только один руль, который проходил насквозь через киль. Мачту делали также из аканфа, а паруса из папируса (северяне из льняной парусины и подобных тканей). Суда могли ходить вверх по реке лишь при сильном попутном ветре; их бурлаки буксировали и вдоль берега.
Для спуска вниз же по течению сколачивали из досок плот в виде двери, обтянутый плетенкой из камыша, и затем брали просверленный камень весом в 2 таланта (четыре пуда). Этот плот, привязанный к судну канатом, спускают на воду вперед по течению, а камень на другом канате привязывают сзади. Под напором течения плот быстро движется, увлекая за собой «барис» (барки-баржи, так называли древние египтяне свои суда); камень же, который тащился сзади по дну реки, направлял курс судна. Таких судов у египтян было очень много, и некоторые из них грузоподъемностью достигали многих тысяч талантов (десятков тонн).
Мин, первый египетский царь, по словам местных жрецов (на Руси охрана истории поручалась монахам), возвел защитную плотину у Мемфиса. За Мином якобы следовали 330 других царей, имена которых жрецы перечислили Геродоту по своей книге. В течение стольких людских поколений среди  царей были эфиопы и одна женщина-египтянка. Все остальные - мужчины и египтяне. Царицу же звали,  как и вавилонскую, Нитокрис (ок. 2350 г. до н.э.; 6-я династия).
Из прочих царей ни один, по словам жрецов, не совершил ника¬ких [замечательных] деяний и не покрыл себя славой, кроме одного последнего царя Мерида. А этот царь оставил в память о себе обращенное на север преддверие святилища Гефеста (бога Пта) и велел выкопать озеро , у которого воздвиг пирамиды. Другие же цари ничего не совершили.
Поэтому Геродот обходил этих царей молчанием и перешел к их преемнику, имя которого было Сесострис (в науке его связывают с одним из Сенусертов 12-ой династии, правившей около 39 веков назад). Сесострис, как говорили жрецы, первым отправился на военных кораблях из Аравийского залива и покорил народы на Красном море (Пунте, северным созвучием которому был Понт – Черное море). Очередной «сын Ра» плыл все дальше, пока не достиг моря, не проходимого для его судов из-за мелководья.
Тогда царь возвратился в Египет и, по словам жрецов, с большим войском двинулся по суше (по сути, на север), покоряя все народы на своем пути. Если это был храбрый народ, мужественно сражавшийся за свою свободу, тогда царь ставил на их земле памятные столпы с надписями, гласившими об имени царя, его родине и о том, что он, Сесострис, силой оружия покорил эти народы. Если же удавалось взять какие-нибудь города без труда и сопротивления, то он ставил те же столпы с надписями, как и у храбрых народов, и, кроме того, еще прибавлял изображение женских половых органов, желая показать этим, что они трусы. Позже подобные надписи оставлял и Рамсес Второй.
« Так Сесострис прошел по материку, пока не переправился из Азии в Европу и не покорил скифов и фракийцев. До этих-то народов — не дальше — дошло, по мнению Геродота, египетское войско, так как в этих странах еще есть такие столпы, а дальше — уже нет. Отсюда Сесострис повернул назад к югу, и когда подошел к реке Фасису (Риони, Кавказ), то оставил там часть своего войска». Геродот не мог точно сказать, сам ли царь Сесострис поселил на Кавказе часть своих воинов, или же некоторые из них, удрученные долгим блужданием, самовольно поселились на реке Фасисе.
Вот слова Геродота:
«Колхи, по-видимому, египтяне: я это понял сам еще прежде, чем услышал от других. Заинтересовавшись этим, я стал расспрашивать [об этом родстве] как в Колхиде, так и в Египте. Колхи сохранили более ясные воспоминания о египтянах, чем египтяне о колхах. Впрочем, египтяне говорили мне, что, по их мнению, колхи ведут свое происхождение от воинов Сесострисова войска. Сам я пришел к такому же выводу, потому что они темнокожие, с курчавыми волосами. Впрочем, это еще ничего не доказывает. Ведь есть и другие народы такого же вида. Гораздо более зато основательны следующие доводы. Только три народа на земле искони подвергают себя обрезанию: колхи, египтяне и эфиопы.
Финикияне же и сирийцы, что в Палестине, сами признают, что заимствовали этот обычай у египтян. А сирийцы, живущие на реках Фермодонте  и Парфении, и их соседи-макроны говорят, что лишь недавно переняли обрезание у египтян. Это ведь единственные народы, совершающие обрезание, и все они, очевидно, подражают этому обычаю египтян. Что до самих египтян я эфиопов, то я не могу сказать, кто из них и у кого заимствовал этот обычай. Ведь он, очевидно, очень древний. А то что [финикияне и сирийцы] переняли этот обычай вследствие торговых сношений с Египтом, этому есть вот какое важное доказательство. Все финикияне, которые общаются с Элладой, уже больше не подражают египтянам а не обрезают своих детей».
Копий вокруг этого свидетельства Геродота сломано немало. Обрезание библия относит ко временам Моисея и Иисуса Навина, а Сесострис жил на несколько веков ранее. При этом колхи (жители Кавказа) применяли обрезание ранее финикиян и сирийцев, от которых заимствовали обряд и правоверные иудеи.
Геродот называл еще одну черту сходства колхов с египтянами. Только они одни да египтяне изготовляют полотно одинаковым способом. Так же и весь образ жизни, и язык у них похожи. У эллинов, правда, колхидское полотно называется сардонским (из Сард – столица Лидии), а привозимое из Египта — египетским. Сомнительно, чтобы жители Приазовья не брали цивилизационные примеры с колхов.
Что до столпов, которые воздвигал египетский царь Сесострис в [покоренных] землях, то большей части их уже ко временам Геродота не существовало. Но все же ему самому пришлось еще видеть в Сирии Палестинской (ближе в Оронту) несколько столпов с упомянутыми надписями и с женскими половыми органами. И в Ионии также есть два высеченных на скале рельефных изображения этого царя: одно—на пути из Эфеса (город считался основанным амазонками) в Фокею, а другое — из Сард в Смирну (привычные регионы обитания переселенцев из Скифии). В том и другом месте это рельефное изображение мужчины-воина почти в пять локтей высотой; в правой руке он держит копье, а в левой лук. Соответственно и остальное вооружение египетское и эфиопское. На груди у него от одного плеча до другого была вырезана надпись священными египетскими письменами, гласящая: «Я завоевал эту землю моими плечами».
Когда египетский царь Сесострис на обратном пути, как рассказывают жрецы, со множеством пленников из покоренных стран прибыл в Дафны у Пелусия (восточные низовья Нила), то брат его, которому царь поручил управление Египтом, пригласил Сесостриса с сыновьями на пир, а дом снаружи был обложен дровами. Вероломный брат поджег своих пирующих гостей (на пиры-приманки скифы не раз попадались). Когда Сесострис заметил огонь, то тотчас же обратился за советом к супруге (она  сопровождала царя в походе). А та посоветовала взять двоих из шести своих сыновей и положить в виде моста над огнем, самим же перейти по их телам и спастись. Сесострис так и сделал, и двое его сыновей сгорели, остальным же вместе с отцом удалось спастись.
Возвратившись в Египет, Сесострис отомстил своему брату и заставил множество приведенных с собою пленников работать на тяжелых работах. Они должны были перетаскивать огромные камни, которые при этом царе были приготовлены для [строительства] святилища Гефеста, и рыть все каналы, существующие и поныне в Египте. И таким образом они, не помышляя о том, сделали эту страну неудобной для езды верхом и на повозках. Ведь с этого времени по всему Египту, хотя он и представляет собой равнину, нельзя проехать ни верхом, ни на повозке.
Причиной этому множество каналов, пересекающих страну в разных направлениях. А перерезал каналами свою страну царь вот ради чего. Все жители Египта, города которых лежали не на реке, а внутри страны, как только река отступала, страдали от недостатка воды и вынуждены были пить солоноватую воду, которую вычерпывали из колодцев. Поэтому го Сесострис и перерезал Египет каналами.
Царь, как передавали жрецы, разделил землю между всеми жителями и дал каждому по квадратному участку равной величины. От этого царь стал получать доходы, повелев взимать ежегодно поземельную подать. Если река отрывала у кого-нибудь часть его участка, то владелец мог прийти и объявить царю о случившемся.
А царь посылал людей удостовериться в этом и измерить, насколько уменьшился участок для того, чтобы владелец уплачивал подать соразмерно величине оставшегося надела. Геродот  думал, что именно при этом и было изобретено землемерное искусство и затем перенесено в Элладу. Ведь «полос» и «гномон», так же как и деление дня на 12 частей, эллины заимствовали от вавилонян.
Этот-то египетский царь был единственным царем, который властвовал также и над Эфиопией. Он оставил также памятники — две каменные статуи высотой в 30 локтей, изображавшие его самого и его супругу, и четыре статуи своих сыновей высотой в 20 локтей каждая. Они стояли перед храмом Гефеста.
Еще много времени спустя (более 25 веков назад), когда персидский царь Дарий пожелал поставить свою статую перед этими древними статуями, жрец Гефеста не позволил этого сделать, заявив, что Дарий не совершил столь великих подвигов, как Сесострис Египетский. Сесострис, по его словам, ведь не только покорил все те народы, что и Дарий, да к тому же еще скифов, которых Дарий (около 512 г. до н.э.) не мог одолеть. Поэтому-то и не подобает ему стоять перед статуями Сесостриса, которого он не смог превзойти своими подвигами. И Дарий, как говорят, должен был согласиться с этим.
После кончины Сесостриса, рассказывали жрецы, царский престол унаследовал его сын Ферон (связывают с египетским «пер-о» - большой дом, титул правителя). Этот царь не вел никакой войны и имел несчастье ослепнуть. Затем пошли сюжеты, близкие Троянской войне.
Почему этого и подобных фактов нет в учебниках отечественной истории, предположить можно. Но пора реальной истории все же попадать в эти учебники.
Взяв хотя бы книгу Доватур А.И., Калистова Д.П., Шишовой И.А. «Народы нашей страны в «Истории» Геродота» (М., 1982; добротная библиография, разбор аргументов) любой читатель поймет, что походы египтян почти 40 веков назад в сторону Кавказа и Египта вполне реальны. Археологических и иных подтверждений этому все больше. Кто-то в России яро не любит многотысячелетние истоки ее прошлого ?! Но стоит ли вечно подстраивать свое славное прошлое под интересы, зачастую сугубо материальные и уже затем идейно-политические, этих ненавистников ?!
Европеоиды-шумеры признаются любителями и производителями одного из первых на планете пива. 

Где здесь дипломатия ?! Так создавали переселенцы из Скифии важные строительные объекты в Египте. И тем создавали основу для укрепления и развития скифо-египетских связей. Тех связей, что официозная наука старается обычно замалчивать до сих пор. Избегают подобных фактов и учебники отечественной истории.

Среди дальнейших эпизодов истории дипломатии Скифии можно указать следующие. Надо помнить, что любой конфликт между народами сопровождается так или иначе соответствующими дипломатическими усилиями.Оформляются условия мира, получения дани, гарантии на будущее.

*Многие первоначальные даты примерно представлены по данным эпоса, вероятны уточнения и ряда неэпических дат.
*3264 г. до н.э. — Земли славян,  «руси,  чюди и  всих  языцей» среди наследия  Иафета  (Иапета в эпосе греков). Гомер — сын  Иафета.
*2900 г. до н.э. — Сыны Гомера (брата  Магога) —  Ашкеназ (скиф),  Рифат (житель округи гор Рип),  Фогарма (житель округи Кавказа).
*2600 г. до н.э. —  «Нарци еже суть  словене» среди 72 языческих народов — строителей Вавилонской башни. Уход  Фалека в Скифию. Крах ностратического языкового братства.
*2395 г. до н.э. — Скифские князья  Словен и Рус строят города у озера  Мойско.
2304 г. до н.э. — Аккадский царь  Саргон Древний прорезал пути скифам к Египту. 2236 г. до н.э. — Аккадский царь  Нарамсин начал войны с царями северян.
2225 г. до н.э. — В борьбе с южанами заметен царь  гутиев  Сарлааг.
2200 г. до н.э. — Северные цари возвращаются с добычей в Скифию (Майкопский курган). Дипломатические усилия этой поры.
1700 г. до н.э. — Захват Египта  гигсосами. Абарис. Исход Моисея (по русским летописям).
1584 г. до н.э. — Начало правления фараона  Яхмоса I, изгнавшего  гигсосов на север. Активизация  Митаннии и «страны  касков».
*1512г. до н.э.— Рождение  Липо-ксая,  Арпо-ксая и  Коло-ксая — основателей ведущих царских родов  сколотов-скифов, народов Скифии. Сейминско-турбинские передвижения от Балтики до Байкала индоевропейцев.
*900 г. до н.э. — Появление в будущей Фригии повозки  Гордия, близкого  праславянам.
810 г. до н.э. — Начало правления урартского царя  Менуа, связанного с северянами.
*754 г. до н.э. — Сыновья волхвы Реи Сильвии создают Рим.
740 г. до н.э. — Правление в Сирии царя  Рецина, связанного с северянами.
738 г. до н.э. — Правление во Фригии царя  Мидаса, близкого богу Дионису.
722 г. до н.э. — Выход части  гомеров (киммерийцев) в Урарту. Завоевание скифами  Киммерии у низовий Дона и Днестра.
689 г. до н.э. —Ассирийский царь  Синахериб разрушил Вавилон. Царю служили наемники  Тартан,  Рабсарис и  Рабсак, осаждавшие Иерусалим.
685 г. до н.э. — Начало правления в Урарту царя Русы II, привлекавшего северян на службу.
680 г. до н.э. — Начало правления ассирийского царя  Асардана  (Казардана русского эпоса),  Ас-арх-ад-дона, убившего царя скифов  Ишпакая, но отдавшего его сыну  Бартатуа  (Партатую,  Про-тотею) свою дочь.
675 г. до н.э. — Киммерийцы вместе с царем Фригии теснили Ассирию.
673 г. до н.э. — Киммерийцы вместе с  урартами не смогли защитить  Шабрию (у озера Ван). Начало строительства городов на южных рубежах Скифии.
672 г. до н.э. —  Асардан выдал  Русе II северян-беглецов.
668 г. до н.э. — Киммерийцы (кумиры) совершают походы на Фригию и Лидию.
650 г. до н.э., около – Царь Ариант проводит подсчет населения Скифии с помощью наконечника стрелы от каждого жителя (до 12 млн. человек принесли стрелы).
644 г. до н.э. — киммерийцы захватили  лидийскую столицу Сарды и убили царя  Гигеса (иногда его связывают с образом библейского  Гога).
*630 г. до н.э. — Скифы наносят удар по Израилю и Иудеи.
612 г. до н.э. — Приазовские скифы во главе с царем  Мадием громят Мидию и захватывают Азию почти до Египта.
610 г. до н.э. — Скифы захватывают последнюю ассирийскую крепость —  Харран. От них в Палестине откупается египетский царь  Псамметих I.
590 г. до н.э. — Скифы покоряют  Тушпу — столицу Урарту у озера Ван. Скифские мудрецы  Токсарис и  Анахарсис встречаются в Афинах, последний беседует и с Сол еном.
588 г. до н.э. — Скифские наемники в составе войск  Наву-ходо-но-сора II вновь захватывают Иерусалим и выводят иудеев в Вавилон. Пророк  Иезекииль определяет грозную силу этих воинов образом Гога и  Магога, «князя  Роша» (Роса — у греков).
585 г. до н.э. — Солнечное затмение 28 мая прекращает войну Лидии и Мидии из-за скифов, скрывавшихся в Лидии.
558 г. до н.э. — Власть в Мидии и Персии захватывает Кир II Великий, воспитанный в долинах, «ведущих к Черному морю».
546 г. до н.э. — Кир побеждает  лидийского царя Креза, с которым дружил Анахарсис. Примерно тогда от рук родного брата  Савлия скифский мудрец погиб у низовий Днепра.
539 г. до н.э. — Кир захватывает Вавилонию, попадает под влияние общины пророка Даниила.
529 г. до н.э. — Кир после ряда дипломатических шагов бросил войска через Аракс на покорение Скифии. Потерял 200 тыс. воинов и погиб сам от дружин царицы  Томирис.
512 г. до н.э. — Дарий I повел у низовий Дуная на Скифию 700 (800) тыс. воинов и 600 кораблей, доходил до Дона. Имел дипломатические контакты с царем Скифии.  Был разгромлен и с позором бежал. Собирался Совет царей Скифии земель от Каспия до Балтики.
510 г. до н.э. — Начало республиканского периода в истории Рима, в округе которого оказывалось немало переселенцев из Скифии.
500 г. до н.э. — Усиление скифского влияния в Европе. 496 г. до н.э. — Захват скифами на три года округи Византия.
480 г. до н.э. — Переговоры скифов со спартанским царем Клеоменом о совместных действиях против Персии.
460 г. до н.э. — Правление скифского царя  Скила. Переговоры с фракийцами о выдаче бежавшего Скилура.
438 г. до н.э. — Начало правления в  Боспорском царстве (Приазовье) династии  Спартокидов.
389 г. до н.э. — Начало царствования в округе Приазовья Левкона I (389-349).
340 г. до н.э. — Войны скифского царя  Атея у Дуная с царем Филиппом, отцом Александра Македонского. Дипломатия этого периода.
336 г. до н.э. — Попытки Александра Македонского утвердиться у низовий Дуная и Дона. Скифское пополнение македонских войск.
331 г. до н.э. (или 326) — Разгром скифами у  Ольвии (низовья Буга) до 30 тыс. македонцев во главе с  Зопирионом, полководцем Александра.
329 г. до н.э. — Посол скифского царя  (Картасия?) произнес яркую речь перед македонским в Средней Азии. Скифы становятся самыми верными соратниками Александра. «Золотое письмо» Македонского русским князьям. «Алтари Александра» у гор  Рип.
309 г. до н.э. — Начало правления приазовского царя  Евмела (Емели), вскоре очистившего Черное море от пиратов.
304 г. до н.э. — Начало правления  Спартока III, который ввел  «боспорскую эру» (схожую с  «селевкидской»).
251 г. до н.э. — Пришедший от Дона  Арсак основал в  Парфии династию  Аршакидов, затем давшую и правителей Армении. Почти одновременно власть в  Бактрии захватил  Диодот (Федот ?), тоже связанный со Скифией.
242 г. до н.э. — Рим принял «большую массу  перегринов» (переселенцев).
179 г. до н.э. — Сарматский царь  Гатал и Рим стали посредниками договора  Херсонеса и царства  Понт, гарантировавшего защиту  Херсонеса (Севастополя) от  тавроскифов.
175г. до н.э. — Дружины царя  бастарнов  Клоилия из Скифии помогали Македонии в борьбе против Рима. Воевали в округе священного для восточных европейцев  Сирмия (Балканы).
150 г. до н.э. — Правление в Скифии царя  Скилура, имевшего около 80 сыновей.
146 г. до н.э. — Захват Римом Греции, куда будут неоднократно устремляться дружины из Скифии.
113 г. до н.э. —  Кельтоскифы, происходившие от низовий Дона, в очередной раз разгромили римлян и вошли в Галлию, как позже аланы и вандалы.
110 г. до н.э. —  Понтийские войска Диофанта— полководца царя  Митридата VI  Евпатора — теснили в Крыму скифские дружины царя  Палака.
107 г. до н.э. — Скиф  Савмак, воспитывавшийся при дворе  бос-порского царя  Перисада, поднял мощное восстание против завоевателей в Приазовье. Диофант бежал.
88 г. до н.э. — Войска  Суллы, которому служили и скифские наемники, захватывают Рим, Многие тысячи воинов попадают в римскую элиту.
74 г. до н.э. — Фракиец Спартак, близкий скифам, возглавляет восстание в империи, фактически поддерживая борьбу с Римом Митридата Евпатора.
63 г. до н.э. —  Митридат в округе Приазовья кончает жизнь самоубийством, власть переходит к его сыну  Фарнаку.
47 г. до н.э. — Цезарь разгромил войска  Фарнака при Зеле (ныне в Турции), затем произнес знаменитое — «пришел, увидел, победил!»
46 г. до н.э. — Цезарь даровал  Херсонесу независимость от  Боспорского царства. Царем Приазовья стал  Асандр, женившийся на  Динамии — дочке (?) Евпатора.
25 г. до н.э. —  Херсонес ввел свое летоисчисление.
17 г. до н.э. — Царем Приазовья года на два стал скиф  Скрибоний.
8 г. до н.э. — В борьбе за власть у низовий Дона погиб  понтийский царь  Полемон, имевший поддержку самого императора Августа.
О г. н.э. — Рождество Митры (Аполлона, Ра, Солнца), «рождество Христово».
10 г. — Царем Приазовья стал  Аспург — сын Динамии и  Асандра. Основал династию  Рес-купоридов, что правила более трех веков.
14 г. — Император  Тиберий, при котором вскоре погиб Христос, утвердил царский титул  Аспурга. Цари начинали свой полный титул словами «Тиберий Юлии...» Отсюда могли пойти летописные «тиверцы и уличи», сохранившие до 1Х – Х веков города-крепости и    влияние в Северном Причерноморье.
30, около – библейские хождения Андрея и других апостолов по Руси. Крещения славян в Иллирии апостолом Павлом.
63 г. — Император Нерон направил войска на южные рубежи Скифии и разместил в  Херсонесе эскадру из 40 судов для патрулирования Черного моря.
66 г. — Вплоть до этого года правитель  Мезии у низовий Дуная  Плавтий  Сильван переселил в империю более ста тысяч скифов — с царями и князьями, женами и детьми.
69 г. —  Роксоланы и другие дружины скифов участвуют в борьбе за власть в Риме, где начинает править династия Флавиев.
73 г. — Завершается война в Иудее, которую частично поддерживала Скифия. Участник войны Иосиф Флавий еще раз связал северную державу с библейским образом  Гога и  Магога, «князя  Роша».
98 г. — Приход к власти императора  Траяна, воевавшего у юго-запада Скифии и переселившего сотни тысяч  даков, скифов и других северян в империю. Активизация христианских общин на юге страны. Десятки церквей общины Климента в округе Крыма.
118г. — Император Адриан у низовий Дуная заключает мир с царем  роксоланов.
143 г. — Император Пий, многократно воевавший с аланами, рассмотрел в Риме спор  Реметалка и  Евпатора (Куратора) о правде царствовать в Приазовье; царем  был направлен первый.
171 г. — Прибалтийские  астинги во главе с Раем и  Раптом прорываются к Дунаю.  Костобоки (кривичи?) от Днепра и Дона захватывают часть Греции.
175 г.—Император Марк Аврелий, носивший тигул Сарматского, планирует создать провинцию  Сарматия. Царем Приазовья стал  Савромат П (174 -210), позже имевший связи с императором  Септимием Севером.
193 г. — Императором стал Север (193-211), одно время возглавлявший IV Скифский легион. Брат императора,  Гета, управлял  Дакией у границ  Сарматии (Скифии).
195 г. — Узурпатор Нигер захватил Византий, но его выбили из округи  придунайские наемники  Геты и Севера.
235 г. — Императором стал  Максимин Фракиец (173:235-238),  гет по отцу и алан по матери —  Габабе.
238 г. — Восстание в Риме в связи с гибелью отца и сына  Максиминов.
242 г. — Под  Филипполем (ныне Болгария) аланы разгромили войска  Гордиана III.
244 г. — Скифский царь  Аргунт начал разорять соседние к Риму царства, когда узнал о смерти римского префекта  Мизитея.  Остроготией у низовий Дуная правил  Нидала  (Балт: 218-250); прус?
251 г. — Император  Деций с войсками погиб у  Танаиса (Дона или Дуная). Начало правления  остроготского короля  Книва  (Овида,  Хумула: 251-283), при котором народы Скифии наносили мощные удары по империи.
256 г. — За взятие валов севернее Дуная отмечен будущий император Проб.
261 г. — Скифы от Приазовья завоевали ряд городов и земель в Азии.
269 г. — Скифия направила против Рима около 320 тыс. воинов и до 6 тыс. судов. Значительную часть войск уничтожили римляне во главе с Клавдием II Готским.
270 г. — Императором стал Аврелиан (270-275), близкий народам Скифии, ликвидировавший враждебную этим народам провинцию  Дакию, севернее Дуная.
273 г. — Аврелиан разбил «войска карпов» (из округи Карпат) и переселил оставшихся на земли империи.
275 г. —  Дук  Мукапор, возможно — из  костобоков, убил под  Византием Аврелиана, шедшего на войну с Персией.
276 г. — Император Тацит оттеснил «множество варваров», прорывавшихся от  Меотиды (Приазовья) якобы на помощь Аврелиану.
278 г. — Император Проб в округе Фракии разгромил сарматов и их союзников, «принял в дружественный союз все  гетские народы».
280 г. — Проб поселил на римской земле сто тысяч  бастарнов (по эпосу, «детей славян») и «очень многих людей из других племен»  (гипедов,  вандулов, грейтунгов-«полян»). Переселенцы «нанесли римской славе немало тяжких ударов».
282 г. — Солдаты убили Проба в округе  Сирмия, а над могилой насыпали огромный курган — по типу скифских.
284 г. — Императором стал Диоклетиан, близкий  праславянам, затем неоднократно за победы над сарматами принимавший титул Сарматский.
285 г. — Царем Приазовья стал  Фофорс (Савромат V ?), громивший римских полководцев, включая и Констанция Хлора (пра-руса, по некоторым версиям) — отца Константина Великого.
293 г. — Войска  савроматов перешли Кавказ и шли в сторону Византия. Пленили многих воинов Хлора , вынудили его заключить на невыгодных условиях мир — римляне обязывались платить дань золотом.
294 г. — Диоклетиан смог бросить крымские войска  Хреста, сына  Папия, против городов Приазовья. Получил в третий раз титул Сарматский,  савроматы  («сябры») вынуждены были отходить.  Херсонес (Севастополь) получал имперские льготы.
303 г. — Константин I (285 — император: 306-337) участвовал в походе на сарматов. «Схватил за волосы свирепого варвара и привел его к ногами императора»  Галерия, затем показал тайную тропу в  Сарматию.
307 —  Галерий с войсками из варваров вступил в Италию «с целью истребить сенаторов и предать мечу весь римский народ».
312 — Константин с помощью восточных наемников взял и разграбил Рим, разгромил армию  Максенция (зятя Галерия) и обезглавил этого своего родича.
313 — В империи легализовано христианство, превращавшееся в государственную религию. Несколько епархий действовали позже  на южных рубежах Скифии: Малая Скифия, Крым, Приазовье, Кавказ (тайные общины на Руси ведут историю со времен Апостола Андрея).
320 — Восстание скифов у низовий Дуная Константин подавлял с помощью  крымчан, получивших новые льготы от империи. Примерно тогда в борьбе с римлянами погиб северный царь  Ревсимод  (Радамсад?).
323 — Скифские наемники убили  Лициния, противника Константина, в  Фессалонике.
325 — Константин совершил тотальный поход на германцев, сарматов и  гетов, «силой креста одержал великую победу и, разорив их, обратил в жалкое рабство». Начало перестройки Византия.
328 — Константин вновь переправился через Дунай, «соорудил на нем мост и подчинил скифов». Скифия за ежегодное денежное вознаграждение должна  была направлять империи около 40 тыс. воинов, дополнительно имела свободу торговли у Дуная. При дворе Константина получал воспитание  Аорих,  сьш короля готов  Ариариха.
330 — Византий преобразован в Константинополь  (Царьград русских летописей). Примерно тогда «рабы сарматов возмутились против всех господ. Константин охотно принял изгнанных и разделил более 300 тыс. разного пола по Фракии, Скифии, Македонии и Италии...»
352 г., 20 апреля — Севернее Дуная император истребил сильнейшие племена готов в «самом лоне варварской земли,  т.е. в стране сарматов...»
337 г. — У мер Константин Великий, принявший сотни тысяч переселенцев из Скифии, а пригодных к «военной службе набрал в свои войска».
340 г. — Персидский царь  Сапор вынужден  был заключить мир с империей, которую поддерживали внушительные силы Скифии.
350 г. — Войска провозгласили императором  Ветрания, родившегося у низовий Дуная. Его поддержал галл  Магнеций. Но сыновья Константина разгромили самозванцев под  Сердикой (Софией), Ветрания сослали в Прусу  (Вифиния) — многовековой опорный центр северян на юге.
353 г. — Скифские наемники помогли Констанцию II (337-361) разгромить его противников в округе  Сирмия.
359 г. — Констанций разгромил в  Паннонии  сарматов-лимигантов, признал их царем статного воина  Зиза  (Зизаиса).
361 г. — императором стал Юлиан, принимавший послов от Приазовья. Его войска наполнялись скифскими наемниками.
364 г. — Императорами стали уроженцы  Кибалиса (недалеко от Сирмия) братья  Валентиан I и  Валент. Их приходу к власти могли способствовать отдельные группы скифов.
365 г. —Десять тысяч скифов-богатырей пытались помочь  Прокопию (двоюродному брату Юлиана, по матери) взять в империи власть.
366 г. — Валент с помощью других скифских наемников, которых возглавляли Виктор и  Аринфей, подавил выступление. Многие скифы стали рабами в городах Фракии.
367 г. — Валент переходит Дунай и совершает глубокий поход в Скифию.
369 г. — Валент построил мост у  Новиодуна  (Исакчи) и дошел почти до Днепра, вынудив царя  грейтунгов  Афанариха  (сьша  Аориха, ученика  Ульфилы) заключить мир.
375 г. — Флавий Валентиан I кончает жизнь самоубийством, столкнувшись с очередным натиском сарматов. Власть принял его сын Флавий  Грапиан (359,  Сирмий; 367, соправитель отца — 383). Король Скифии и Германии  Яромир  (Германарих) жестоко казнит  Сунильду и получает тяжелое ранение от ее братьев,  росомонов Сара и  Аммия.
376 г. — Гунны и их союзники с князем  Баламбером переходят Дон и начинают натиск на Запад, тесня силы Рима и Германии.
378 г., 9 августа — Войска Скифии разгромили под Адрианополем (западнее  Царьграда) отборные римские силы, при этом погиб и император Валент. Отличились «казаки»  Алафея и  Сафрака, готы  Фритигерна, наемники  Сверида и  Колиаса. Победа вскоре сделала императором Феодосия Великого  (ок.346-395). Округа Адрианополя затем не раз привлекала войска Руси и России: 970,1829,1878 ...
380 г., 17 августа — Феодосий заключил со Скифией мир. 8 сентября — Войска Афанариха стали официальными союзниками империи.
24 ноября — Феодосий с триумфом вернул империи Царьград — «угасил пламя скифов и обеспечил со стороны их поддержку государства в будущем». В борьбе с готами в Скифии погибли царь  антов  Бож и его князья.
382 г. — Умер  Баламбер  (Велемир). Царской Скифией  (Гунни-ей) стали править  Мундзук (отец  Аттилы) и его брат Рутила.  Мон-джак позже признавался главой славянской державы  «валианов».
386 г. —Скиф  Промот  (Промут), «начальник фракийской пехоты», разгромил на Дунае огромные войска других скифов, возглавляемые царем  Одотеем  (Идотеем). Феодосий и отпустил пленных, а часть скифов привлек к борьбе против узурпаторов Максима,  Арбагаста  и Евгения. В числе привлеченных могли быть и дружины  Алариха I, царь с подобным именем известен ранее у Дона.
393 г. — Скифы помогли Феодосию подавить восстание  Арбогаста  и Евгения, стремившихся захватить власть в Риме. «Скифские выходцы занимали и унижали высшие должности в империи...»
394 г. — Временщики  Руфин и  Эвтропий координируют натиск народов Скифии на империю через Дунай и Кавказ. Гунны доходят до Палестины, где продолжал существовать  Скифополь (со своей епархией).
395 г. — Умер Феодосий Великий, что вело к окончательному делению империи на две части. Скифские ратники  Гайны (есть река с таким названием в Белоруссии) , служившие вандалу  Стилихону, убили  Руфина.
399 г. —  Гайна принудил Аркадия,  сьша Феодосия, впустить скифов в Константинополь, где и до этого властвовали «другие скифы». Дружины Гайны пытались грабить города Малой Азии, но бежали от дружин другого скифа —  Фрабита  (Фравитта).
400 г. — Гайна проиграл севернее Дуная борьбу за власть скифскому царю  Ульдину  (Ульдису).  Ульдин прислал Аркадию голову Гайны «в засоленном виде». Ульдин — один из  «уличей»?
402 г., 6 апреля — Наемники скифа  Савла в день пасхи под Миланом разгромили дружины Алариха.
405 г. — Более 200 тыс. скифских воинов во главе с  Радогайсом (Радогостом) подошли к Риму. Другие силы Скифии во главе с  Годегизелком вышли на берег  Рейна. Из-за предательства короли (князья) погибли, часть ратников попала в рабство.
406 г., 1 января — Аланы, вандалы и  свевы под началом  Гундериха (сына Года ...) перешли  Рейн у  Майнца и вскоре заняли Галлию и часть Испании.
407 г. — Ульдин с огромными войсками прошел далеко на юг от Дуная, оставил во Фракии  скиров (союзников  венедов-праславян еще в I в.).
408 г. — Скифские наемники подняли восстание в империи, что привело к гибели  Стилихона (ему подчинялись все 30 римских легионов).  Аларих I окружил своими дружинами Рим, назначил римского префекта  Аттала императором Запада (допускают, что это мог быть и  Аттила).
410 г. — Рабы открыли  Алариху врата Рима. Скифам помогала римлянка Проба, ее дочь Лета и внучка  Димитриада. Позже культ  Радогоста и  Провы был известен у западных славян (возможно, и в память о реальных исторических героях).
412 г. — Умер Аларих, похоронен на дне реки, чтобы никто не мог потревожить его прах. При его дворе воспитывался алан Флавий  Аэций (ок. 390 -454). По русскому эпосу, Аларих — князь славян  Алахерн.
428 г. — Королем вандалов и аланов стал  Гейзерих, вскоре осадивший  Гиппон-Регий в Африке и создавший в округе  Вандало-аланское королевство, имевшее связи со Скифией. Его брат,  Гундерих, попал в Испании в плен к германцам и был распят.
431 г. — Бонифаций покинул Гиппон-Регий и позже погиб в поединке с  Аэцием, ставшим влиятельной фигурой Рима. Вытеснить вандалов и аланов из Африки попытался алан Флавий  Аспар, род которого влиял на смену нескольких византийских императоров.
434 г. —  Ругила в походе на  Царьград погиб от молнии. Власть перешла к его племянникам  Бледу  (Владу) и  Аттиле (369-453), который правил с 445 г. Скифией единолично. Скандинавский эпос отмечает войны  Аттилы с  Хольмгардом (Новгородом) и Русью.
444 г. — торговый договор Аттилы с Римом
450 г. — Умер Феодосии II. Аспар сделал императором Марки-ана, бывавшего в плену у Гейзериха. Вандал вел переговоры с Аттилой о совместном походе на Рим.
451 г., июль — Битва войск Аэция и Атгилы за влияние в Европе и мире на Каталаунских (Шалонских) полях во Франции. Убито и ранено 160-300 тыс. человек. По пути назад войска Аттилы захватили много городов, унизили Рим. В противоборствующих сторонах было немало выходцев из Скифии.
455 г. — Борьбу за влияние в Скифии после Аттилы выиграли  гепиды, создавшие почти на век в округе  Сирмия  Гепидское королевство. Дружины от гор  Рип пришли с князем  Гормидаком завоевать Фракию.
461 г. — Скиф  Баламер  (Велемир II?) нарушил мир, «опустошил многие римские города и земли», спасая сородичей от голода. Рим обязался платить ему 300 литр (гривен) золота. Дань в 300 гривен серебра платил с 882 г. Новгород за мир Киеву.
468 г. — Гунны  Денгизиха и их союзники воевали с империей у низовий Дуная, где против них выступали служившие Византии дружины  Анагаста, Василиска (шурина императора Льва I), Острия.
471 г. —  Гвардейцы-исавры (полупираты)  Зинона  (Прасколисия, Трасколисия и т.п.) по воле Льва I вырезали почти весь род  Аспара, не пощадили и его сына  Патрикия — зятя Льва I.
474 г. — Умер Лев I. Развернулась борьба за трон Византии. Вдова императора,  Верина (Вера), почти на полтора года привела к власти своего брата Василиска. Средневековые славянские источники многообразно отражают события V в.
475 г. — Умер король  остроготов  Теодемир и власть у низовий Дуная перешла его сыну  Теодориху (воспитан при дворе Льва I).  Теодорих разгромил войска славяно-сарматского князя  Бабая и сделал своей временной столицей город Нови у Дуная. Русские летописи называют его «злым  Дедриком», эпос указывает на его войны с Русью и Хольмгардом.
476 г. — Аланы, руги,  скиры и другие «скифы» под началом  Одо-акра (князя словенского Дани-царя, в русском эпосе) сместили последнего римского императора  Ромула  Августула, из рода  паннонийца Ореста. Отец  Одоакра  (Эдикон) и Орест ранее служили  Аттиле.
488 г. —  Теодорих повел более 200 тыс. воинов и других выходцев из Скифии в сторону Рима, по пути разгромив короля  гепидов Триопстила.
493 г. — Войска  Теодориха входят в Равенну. Вскоре вероломно убиты  Одоакр (по русскому эпосу —  Дани-царь), его сын  Телан и близкие им лица.  Остроготское королевство в Италии, объединявшее и немало выходцев из Скифии, существовало до середины VI в. Усиливается натиск славян и их союзников на Византию и Рим, славяне утверждаются на землях вплоть до низовий  Рейна  (Ренуса).
513г. — Полчища гуннов и болгар помогают византийскому полководцу  Виталиану (из рода  Аспара, правителей Скифии) захватить многие земли вплоть до  Царьграда.
518г. — Северный натиск привел в императоры крестьянина  Устина  (Юстина I), затем его племянника  Устиниана (Юстиниана I), которым служило немало славян и других выходцев из Скифии.
522 г. —  Юстин I делал попытки закрепиться в Приазовье. Направил послов и дары царю гуннов  Зилгивину  (Силигвину и т.п.), склоняя его к союзу против персидского царя  Кавада. Гунны и их союзники пытались извлекать свою выгоду из противоборств Византии и Персии.
527 г. — Приходит к власти Юстиниан I. Сразу крестил в Царь-граде царя  герулов Грета, заключив с ним военный союз.
528 г. — Юстиниан I принял на землях империи сто тысяч гуннов  (савиров, северян) с царицей  Боа-рикс, вдовой царя Валаха. Царица до этого не пустила дружины Стиракса и  Глона на помощь  Каваду. Царь гуннов Горда  был крещен в  Царьграде и направлен проводить крещение в округу Приазовья, где был язычниками убит. Восстание язычников подавлял скиф Иоанн,  «сын  патрикия  Руфина».
538 г. — Болгары и их союзники от Дона захватили Малую Скифию и  Мезию, во главе похода был царь  Вулгер («волгарь »?). У низовий Дуная заметен полководец  Хильбудий, которого связывают с образом летописного Кия. Гунны, славяне и  анты были заметны и в сражениях под Римом.
540 г. — Большой отряд славян (словаков, поляков?) помогал лангобарду  Ильдигесу в борьбе за трон, когда умер король лангобардов  Вацес и при его малолетнем  сыне  Вальдаре правил опекун  Авдуин. Этот отряд поддержал под Венецией и короля готов  Тотилу. На империю почти ежегодно совершали походы огромные дружины славян, убивая или уводя на север каждый раз до 200 тыс. человек.
552 г. — Имперские войска во главе с армянином  Нарсесом отбили от варваров Рим.
554 г. — Славяне  Доброгаст и  Всегард отличались как византийские полководцы на Кавказе. Славянин  Савруна мощным броском копья решил исход одного из сражений.
555 г. — Византия после переговоров привлекла от низовий Волги и Дона воинов-наемников из разных этносов («аваров»: бродяг) на защиту рубежей у Дуная. Войска аваров с 20 тыс. за время перехода — несколько лет — по землям  антов и других славян достигли 150 тыс. человек. Царем Аварии стал  Воян  (Боян), «русский  хакан» (по некоторым источникам).
559 г. — «Огромные полчища гуннов и славян» дошли до Царь-града, многих римлян пленили и взяли немало добычи. 562 г. — Славяне вновь захватывали города Фракии. 565 г. — Авары убили посла антов  Мезамира, сына  Идариза, брата  Келагаста.
580 г. — «Славянский народ» вновь «опустошал Фракию и многие другие области». Против наступавших  были брошены судоходные и конные войска Аварского каганата и империи.
583 г. — Славяне захватили значительные земли империи и «вся страна была отдана на произвол славян». В ряде мест возникли Славянские республики.
584 г. — Царь славян  Добрент говорил, что равных ему в мире по силе нет. Князь  Ардагаст совершал внушительные завоевания во Фракии.
593 г. — Император Маврикий развернул войну у низовий Дуная против князей славян  Ардагаста и  Мусукия; встречался со статными славянами «от океана».
601 г. — «Русский хакан» пленил около 12 тыс. византийцев и требовал за их возвращение выкуп.
602 г. — Аварский «хакан послал  Алсиха с войском уничтожить племя антов, как союзников  ромеев» (контролировали земли почти до Дона).  Придунайские наемники привели к власти в Византии Фоку. 610г. — Императором стал армянин Ираклий  (Гераклий), упоминаемый и в русских летописях.
617г. — Ираклий намечал перенести столицу в  Карфаген (Новгород в Африке), но его удержал патриарх. «Скифская кавалерия» захватила часть предместий  Царьграда, Ираклий бежал в  Киликию, а за Дунай северяне отвели около 270 тыс. пленных.
619 г. — «Государь племени гуннов» (болгар и союзников)  Гостун (Органа) вместе с «архонтами» (князьями) и боярами принял в  Царьграде крещение и вернулся на родину. Перстень Гостуна и вещи его приближенных найдены археологами под Полтавой  (Перещепинский клад).
622 г. — Ираклий разделил войска на три части: для защиты Царьграда, для борьбы с Персией и для действий в округе Кавказа, где искал контактов с северными царями. На западе возникает государство Само.
625 г. — Под натиском персов Ираклий с войсками зимовал в «стране гуннов» у низовий Кубани и Дона.
626 г. — Скифы-русские, «государь которых назывался  хаканом», окружили центр Царьграда и попытались провести морской десант, но потеряли почти все ладьи. Этот поход больше известен в науке, как «русский», где действовали «скифы, кои суть русские».
634 г. — Мария, сестра Ираклия, и магистр  Аниан выкупали у хакана Аварии византийских заложников.  Куврат  (Кубрат, племянник Органа) изгнал аваров из своих земель, заключил мир с Ираклием, от которого получил дары и сан  патрикия.
644 г. — Царь Дербент признался, что его окружают хазары и  «русь», «которые суть враги целому миру, (особо арабам) а воевать с ними кроме здешних людей никто не умеет...»
678 г. — Послы Аварии и различных  Склавиний (царств и республик славян) торжественно приняты в  Царьграде. Но  хан-хакан болгар  Аспарух (напоминающий алана  Аспара) привел от Волги и Дона войска к низовьям Дуная.
680 г. — Император Константин IV бросил против болгар и славян крупные сухопутные силы и флот, но потерпел поражение. Северяне вернули себе  Мезию и Малую Скифию. Так они поддерживали свою многотысячелетнюю «миссию».
681 г. — Император заключил с  Аспарухом мир и выплачивал ему ежегодную дань.
685 г. — Брат  Аспаруха  Кувер с дружинами поселен империей недалеко от  Фессалоники, где вспыхивает восстание.
688 г. — Восстание славян вспыхивает и у Царьграда, империя переселяет десятки тысяч опасных северян князя  Небула на границы в Азии.
695 г. — Переселенцы провозглашают императором полководца Патрикия Леонтия. Юстиниан II лишен носа, сослан в Крым и затем в  Фанагорию (Приазовье), где за ним приглядывали бояре приазовского хакана  Ибузира  Глявана (на его родственнице бывший и будущий император женился).
698 г. — Моряки-венеды, включая  словено-русов, провозгласили императором флотоводца  Апсимара, принявшего имя  Тиверий III.
705 г. — Юстиниан II задушил бояр  Папаца и  Волпица, с помощью северян бежал из  Фанагории (Тамань) на ладье к болгарскому царю  Тервелу который помог ему вернуть трон. От приазовской жены  Феодоры император имел сына  Тиверия.
711г. — Для разгрома своих противников в Крыму и северных  «архонствах» (княжениях) Юстиниан II дважды направлял флот из «множества различных кораблей» (более 100 тыс. воинов), но первый на обратном пути потонул или был разгромлен, а второй вернулся в империю из Крыма с новым императором —  Варданом  (Фи-липпиком: 711-713). Будущий император Лев III лично вел тайные переговоры и разведку на Северном Кавказе и в Приазовье.
713г. — Славяне округи Фессалоники и их союзники сделали императором Анастасия II (Артемия: 713-715), которого Лев позже казнил. Другие славянские группы поддерживали Тиверия,  Артавазда и прочих узурпаторов.
717г. — Императором стал Лев III  Исавр (717-741), взявший курс на иконоборчество и особую политику на север.
732 г. — Лев  Ш после посольства в  Хазарию (729) женил сына на красавице  Чичак («цветок», Ирине), дочери хакана — «властителя скифов» (слово  «чичак» с иным смыслом есть в новгородских берестяных грамотах).
737 г. — Будущий халиф  Мерван II повел на покорение округи Волги (или Дона) 150 тыс. воинов. Искоренял пьянство и употребление свинины у властителей хазар. Вывел на Кавказ 20 тыс. семей славян и их союзников, где те большинством погибли.
741 г. — Императором стал Константин V (741-775), сын Льва III и муж Чичак. Во многом продолжал политику отца. Заселяется Ладога у Волхова.
754-763 гг. — Империя переселила от  Подунавья в Малую Азию 208 тыс. славян для несения пограничной службы. У Дуная известен князь Славу  н.
756 г. — Император повел войска и флот из 500 кораблей против болгар и славян, пытавшихся от низовий Дуная прорываться к  Царьграду.
763 г. — Император направил против болгар и славян 800 или 2000 кораблей, большое конное войско. Победил хакана  Телеца, которого сменил Савин. С триумфом вернулся в Константинополь.
774 г. — Император к опасному устью Дунаю направил флот  из 2000  «роусских» (красных) кораблей (всего войска могли достигать числа в 600 тыс. воинов).  Словено-русы отличались и при защите от Карла Великого столицы лангобардов Павии  (Павли). В округе Каспия были заметны дружины тархана (полководца) Раса, «русого тархана».
775 г. — Императором стал Лев IV Хазарин (775-780), сын  Чичак. Власть пытался захватить его брат  Никифор, но Лев IV «высек мятежников, остриг их и выслал в Херсон...» (Крым).
778 г. — «Русские плащи» громили франков, но некоторые русские уже переходили и на сторону Карла.
780 г. — Императором стал Константин VI (780 -797), внук  Чичак, при котором правила его мать Ирина (такое имя имела и Чичак при крещении). Вскоре на Руси находят приют разгромленные  данами фризы.
784 г. — Патриархом стал  Тарасий (784-806), который в 787 г. вместе с Ириной добился формального осуждения иконоборчества. Полководец  Ставрикий громил основные регионы проживания славян в самой Византии (Элладу, Фессалию, Фракию), где основал город  Иринополь (Верою). Активизация строительства «городищ» на Руси.
789 г. — Болгары и славяне во главе с  Кардамом нанесли по Византии мощный удар и заставили ее платить дань.
790 г. — Около этого года новгородский князь  Бравлин (Буревой эпоса) захватывает часть Крыма и принимает крещение в Су-роже. Отмечается существование «роусских письмен» в Крыму.
796 г. — Константин VI в Болгарию «послал хану вместо денег конский навоз». Вскоре «шутника», бросившего и набожную жену, по приказу Ирины ослепили.
797 г. — Князь славян  Акамир начал борьбу за передачу власти сыновьям Константина V (мужа Чичак), но сыновья и участники движения вскоре были ослеплены.
805 г. — Император Никифор I (802-811), низложивший в 802 г. Ирину, смог ликвидировать Славянскую республику на  Пелопоннесе, существовавшую с 587 г. (там славяне почитали и храм Андрея).  Драгувиты (дреговичи), смоляне,  езериты  (поозеры) и другие славянские землячества уходили большинством на север.
811 г. — Хан болгар  Крум (Крым) вместе со славянами разгромил  Никифора и сделал из его черепа чашу для пиров (подобную в 972 г. из черепа Святослава сделали для князя печенегов Кури). Приближенными  Крума  были  Драгомир, Славна,  Коловр и другие славяне.
813г. — Флот  русов нападет на остров  Эгину.
820 г. — Армия Фомы Славянина осаждает на полтора года  Царьград, восставшие провозгласили Фому императором. Его поддерживали дружины  Людевита на Балканах и сподвижники  Бабе-ка у юга Каспия.
833 г. — Византия укрепляет  фему Херсон (Крым), начинает строительство крепости  Саркел на Дону.
839 г. — Скандинавские послы  «хакана Роса» попадают к королю франков, явно проводя разведку. Обилие кладов арабских монет у «городищ» на Руси.
842 г. — Флоты  росов-русов захватывают горда Южного Причерноморья, как это неоднократно делали еще до нашей эры дружины из Скифии.

Жаль, что полномасштабная история дипломатии Великой Скифии все еще так и не создана.


© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2907140122
http://www.proza.ru/2009/07/14/122

 
Дипломатия позднего палеолита

Если понимать под дипломатией один из способов реализации внешней политики государств, то историю дипломатии и на землях Скифии и Сарматии (ныне преимущественно России) надо начинать с момента появления здесь первых государств. Римские историки относили достижение скифами господства в Европе и Азии ко времени за 2800 лет до основания Рима. Так что дипломатические контакты с соседями могли у скифов возникать примерно с 3553 г. до н.э. а. Но своеобразную внешнюю политику приходилось проводить родам и общинам, племенам и  союзам племен еще десятки тысячелетий  назад. Особенно для защиты интересов своих этносов и отдельных соплеменников на чужих территориях – «чужбинах».


Можно напомнить, что слово «дипломатия» нередко ведут от греческого d;pl;ma (у древних греков назывались сдвоенные дощечки с нанесёнными на них письменами, выдававшиеся посланцам в качестве верительных грамот и документов, подтверждавших их полномочия). Но глашатаи от имени вождей и жрецов могли вести переговоры и устно, используя для подтверждения своих полномочий различные символы – характерные для этноса одежды, знаки, дары и т.п.

http://ru.wikipedia.org/wiki/

Не будем рассуждать о догосударственных видах дипломатии вплоть до открытой или публичной.

В доностратическом словаре были уже десятки слов, предполагающих ситуации договоренностей между людьми из разных родов и общин. Эти слова были в интеллектуальной сфере (здесь и далее даются примерные русские аналоги, но они требуют дальнейших уточнений).

Интеллектуальная сфера

№ 1. (baw-) «Быть или стать сознающим или знакомым с, замечать, наблюдать» (ИЕ, АА, Шум). русск. бывать
№ 74. (day-) «Рассматривать, обдумывать, исследовать» (ИЕ, АА, Др). русск. делать
№ 155. (t’(y)an-) «Думать» (ИЕ, АА). русск. думать
№ 180. (t(s’)ar-) «Быть или стать видимым, ясным; открыться, стать известным, ясным» (ИЕ, АА, Др). русск. даровит
№ 187. (san-) «Воспринимать, чувствовать» (ИЕ, АА). русск. знать
№ 195. (sa;-) «Исследовать, рассматривать, стараться выяснить, пытаться понять, обдумывать» (ИЕ, АА, Алт). русск. следить
№ 224. (gun-) «Воспринимать, замечать, сознавать» (Кар, Алт). русск. лгун
№ 238. (guw-) «Наблюдать, замечать, смотреть, сознавать или начать сознавать» (ИЕ, Кар). русск.
№ 245. (k[h]al-) «Выяснять, делать ясным, делать известным, разъяснять» (АА, Ур, Др, Алт). (Иллич-Свитыч № 221 «язык»). русск. колоть
№ 248. (k[h]al-) «Охранять, удерживать, смотреть» (ИЕ, АА, Шум). русск. холить
№ 295. (k’an(y)-) «Наблюдать, воспринимать» (ИЕ, АА, Др). (Иллич-Свитыч № 163 «знать»). русск. знать
№ 397. (;ak’-) «Направлять, указывать, командовать» (ИЕ, АА). русск. гигать
№ 407. (;in-ak[h]-) «Достигать, приходить, прибывать, получать, предлагать, дарить» (ИЕ, АА, Эл-Др). русск. конец
№ 408. (mi;-) «Измерять, разграничивать» (ИЕ, АА). русск. мерить
№ 480. (war-) «Смотреть, высматривать, наблюдать, интересоваться» (ИЕ, АА, ФУ). русск. верить, варить
№ 595. (ra?-ay-) «Видеть, постигать» (ИЕ, АА). русск. каять
№ 599. (raq’-) «Наблюдать, смотреть, рассматривать внимательно, надзирать, контролировать» (ИЕ, Кар, АА). русск. рачить

Понятно, что без наблюдений, выяснений, исследований оптимальную для сородичей позицию в дипломатии не определить. Здесь необходимо предусматривать и различные дарения ради необходимого итога. Требуется тщательно охранять свое. И надо контролировать весь процесс переговоров с соседями или более дальними этносами.

В сфере общения для палеолитической дипломатии важны слова
№ 21. (bah-) «Сказать, говорить» (ИЕ, АА). русск. бахвал
№ 137. (t’uq’-) «Сказать, говорить» (Кар, Шум). русск. тужить
№ 343. (k’(w)ut(y)[h]-) «Сказать, говорить, звать» (ИЕ, ФУ). русск. звать
№ 473. (yan-) «Сказать, говорить» (АА, Др). (Иллич-Свитыч № 146 «говорить») русск. канючить
№ 492. (wir-) «Сказать, говорить, обратить внимание, сделать известным» (ИЕ, АА, Др). русск. творить
№ 569. (?in-im-) «Сказать, говорить, назвать; имя» (ИЕ, Ур, Шум). (Иллич-Свитыч № 317 «имя») русск. имя
№ 481. (wa!-) «Звать, выкрикивать, звучать» (ИЕ, АА, Др). русск. звать
№ 333. (k’(w)al-) «Вызывать, выкрикивать, громко кричать» (ИЕ, АА, Др). русск. хвалить
№ 276. (k’ar-) «Вызывать, выкрикивать, созывать, звучать» (ИЕ, АА, Др). русск. корить
№ 488. (wal-) «Выкрикивать, вызывать, кричать» (ИЕ, АА, Др). русск. велить
№ 350. (Gar-) «Выкрикивать, кричать хором» (ИЕ, Кар). русск. карать
№ 67. (p[h]ir-) «Просить, требовать, умолять, упрашивать» (ИЕ, АА, Алт). (Иллич-Свитыч № 374 то же) русск. просить
№ 571. (naw-) «Звучать, звать, хвалить» (ИЕ, АА, Др). русск. звать
№ 257. (k[h]a;-) «Петь, звучать» (ИЕ, АА, Ур, Др). русск. гонг
№ 175. (d(z)im-) «Дуть, играть на духовом инструменте» (ИЕ, АА, Др). русск. дуть
№ 160. (t’(y)ar-) «Производить шум» (ономатопоэтическое) (ИЕ, Кар, Др). русск. турить
№ 244. (k[h]al-) «Производить шум, звук» (ИЕ, АА, Др). русск. хвалить
№ 33. (bar-) «Производить звук, издавать шум» (ИЕ, Кар, Др). русск. бурить
№ 364. (q’(w)ur-) «Производить звук; звук, шум» (ИЕ, Кар, АА, Др). русск. творить
№ 75. (daw-) «Звучать, повторять звук, издавать шум» (ИЕ, АА, Шум). русск. давать
№ 547. (mur-) «Производить шум, жужжать» (ИЕ, АА, ФУ, ДР, Шум). русск. морить
№ 291. (k’ak’-) «Гоготать, щебетать» (ИЕ, Кар, АА, Др). русск.  гогот
№ 279. (k’am-) «Плакать, стонать, оплакивать» (ИЕ, АА). русск. гам
№ 479. (way) «Восклицание: горе!» (ИЕ, АА, Шум). русск. ай
№ 463. (hay) «Восклицание удивления, изумления, горя или разочарования» (ИЕ, АА, Ур, Др, Алт). русск. ай, ой

Понятно, что отвечало различным договорным ситуациям уже все позднепалеолитическое общество

 17. (bar-) «Быть добрым, благодетельным; делать добро» (ИЕ, АА, ФУ). (Иллич-Свитыч № 7 «большой, хороший»). русск. барин
№ 58. (p[h]in(y)-) «Присматривать, защищать, кормить, воспитывать» (ИЕ, Ур, Др). (Иллич-Свитыч № 373 «пасти, защищать, заботиться») русск. пинать, нянчить
№ 120. (t’aw-) «Уважать, почитать, поклоняться» (ИЕ, АА). русск. давать
№ 125. (t’am-) «Успокаивать, умиротворять, укрощать» (ИЕ, АА). русск. томить
№ 386. (;an-) «Показать благосклонность, быть милостивым, страстным, нежным» (ИЕ, АА). русск. няня
№ 429. (?ar-) «Соединенное или родственное лицо или вещь, товарищ, родич; соединенный, родственный» (ИЕ, АА). русск. парень
№ 514. (maG-) «Обладать большим влиянием или силой; быть значимым, славным, превознесённым» (ИЕ, Кар, АА). русск. могуч
№ 529. (mal-) «Добрый, приятный» (ИЕ, АА). (Иллич-Свитыч № 278 «обильный, многочисленный»). русск. малый, милый
№ 266. (k[h]al(y)-) «Грабить, воровать, прятать» (ИЕ, Др). русск. красть, класть
№ 304. (g(y)ab-) «Вознаграждать, давать» (ИЕ, АА). русск. копить
№ 318. (k(w)[h]ay-) «Отплачивать тем же, вернуть равную меру» (ИЕ, АА). русск. хаять
№ 484. (wus-) «Торговать, заключать сделки» (ИЕ, ФУ). русск.  весы, вешать
№ 515. (mig-) «Давать» (ИЕ, АА, Ур). русск. мочь
№ 55. (p[h]al-) «Поселение, населённое место» (ИЕ, ФУ, Др, Алт). (Иллич-Свитыч № 368 «укреплённое поселение»). русск. палата, палуба, ополье
№ 61. (p[h]ir-) «? Дом» (ИЕ, АА, Др). русск. пир, пар,
№ 460. (haw-) «Одевать, быть одетым, носить» (ИЕ, АА). русск. ховать,
№ 327. (k(w)[h]ar-) «Сосуд, горшок» (ИЕ, АА, Др). русск. чара, корчага
Ностратический словарь (Бомхард)


Конечно, в Ностратическом словаре Бомхарда можно найти немало и других слов, так или иначе затрагивающих вероятные дипломатические контакты. Обычно их осуществляли гонцы, глашатаи. Но возможны и более многолюдные делегации договаривающихся сторон на территории друг друга или на нейтральных территориях.

Ситуации палеолитической дипломатии отражают самые ранние из сохранившихся эпических и фольклорных сюжетов. Ю.Е. Березкин Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам http://www.ruthenia.ru/folklore/berezkin/?nocalendar=1

Ритуальная дипломатия по линии север-юг отражена уже Геродотом сказаниями о гиперборейских дарах. Сказания Геродота отразили уровень производящего хозяйства, достигнутый и в Восточной Европе несколько тысяч лет назад. Но подобные делегации северян могли уходить на юг во времена мезолита и позднего палеолита. В частности, на примере свидерцев это неплохо отразили Н.А. Николаева и В.А. Сафронов
http://www.russika.ru/termin.asp?ter=2013
http://www.proza.ru/2008/08/07/295
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111045.htm



Обратим внимание на Лаодику (Ладогу ?) - образ северной красавицы в греческом эпосе. Он связан с конкретными посольствами священных даров, которые переносились от северян южанам примерно с 4 - 3 тыс. до н.э. Вероятно, наследовал более ранние подобные образы.
Во времена Геродота около 25 веков назад об этом (после описания тягот жизни в Скифии) говорилось так: "Море здесь и весь Боспор Киммерийский (Азовское море и Керченский пролив) замерзают, так что скифы, живущие по эту сторону рва (Крыма), выступают в поход по льду и на своих повозках переезжают на ту сторону до земли синдов (северных индусов в округе Тамани). Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восемь месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло. Вообще там погода совершенно отличная от других стран: когда в других местах дождливая пора, там дождей почти нет, а летом, напротив, очень сильные. Когда в других местах случаются грозы, здесь их не бывает, летом же они часты. Гроза зимой вызывает изумление, как чудо; так же и землетрясения (летом или зимой) в Скифии считаются диковиной.
О гипербореях ничего не известно ни скифам, ни другим народам этой части света, кроме исседонов. Впрочем, как я (Геродот) думаю, исседоны также ничего о них не знают; ведь иначе, пожалуй, и скифы рассказывали бы о них, как они рассказывают об одноглазых людях. Но все же у Гесиода есть известие о гипербореях; упоминает о них и Гомер в "Эпигонах" (если только эта поэма действительно принадлежит Гомеру).
Гораздо больше о гипербореях рассказывают делосцы. По их словам, гипербореи посылают скифам жертвенные дары, завернутые в пшеничную солому. От скифов дары принимают ближайшие соседи, и каждый народ всегда передает их все дальше и дальше вплоть до Адриатического моря на крайнем западе (нередко описывался путь и вдоль Волги и Каспия). Оттуда дары отправляют на юг: сначала они попадают к додонским эллинам, а дальше их везут к Малийскому заливу и переправляют на Евбею. Здесь их перевозят из одного города в другой вплоть до Кариста. Однако минуют Андрос, так как каристийцы перевозят святыню прямо на Тенос, а теносцы - на Делос. Так-то, по рассказам делосцев, эти священные дары наконец прибывают на Делос. В первый раз, говорят делосцы, гипербореи послали с дарами двоих девушек, по имени Гипероха и Лаодика. Вместе с ними были отправлены провожатыми для безопасности девушек пять гиперборейских горожан. Это те, кого теперь называют перфереями и весьма почитают на Делосе. Однако, когда посланцы не вернулись на родину, гипербореи испугались, что посланцев всякий раз может постигнуть несчастье и они не возвратятся домой. Поэтому они стали приносить священные дары, завернутые в пшеничную солому, на границу своих владений и передавать соседям с просьбой отослать их другим народам. И вот таким образом, как передают, дары отправлялись и наконец прибывали на Делос. Мне самому известно, что и в других местах происходит нечто подобное со священными дарами. Так, фракийские и пеонийские женщины при жертвоприношениях Артемиде - Царице всегда приносят священные дары завернутыми в пшеничную солому".
Геродот подтверждал, что так и в его времена поступали. В честь гиперборейских девушек, скончавшихся на Делосе, местные девушки и юноши стригли себе волосы. Девушки перед свадьбой отрезали локон волос, обвивали им веретено и затем возлагали на могилу гипербореянок (могила эта находилась в святилище Артемиды при входе с левой стороны; у могилы стола маслина). Юноши же наматывали свои волосы на зеленую ветку и также возлагали на могилу. Такие почести жители Делоса воздавали веками.
По рассказам делосцев, еще раньше Лаодики и Гиперохи (Великой) из страны гипербореев мимо тех же народов прибыли на Делос две молодые женщины - Aрга и Опис. Они несли Илифии (богине родов) священные дары, обещанные за быстрые и легкие роды. Как передавали, Арга и Опис прибыли из гиперборейской страны вместе с самими божествами [Аполлоном и Артемидой], и делосцы им также воздавали почести. В их честь делосские женщины собирали дары. В гимне, сочиненном ликийцем Оленом, женщины славили их поименно. От делосцев переняли этот обычай жители других островов и ионяне: они также стали петь гимн, призывая Опис и Аргу, и собирают им священные дары. Этот Олен пришел на Делос из Ликии и сочинил также и другие древние гимны, которые поются на Делосе. Пепел от бедер жертвенных животных, сожженных на алтаре, они рассылают на могиле Опис и Арги, Могила же их находилась за святилищем Артемиды на восточной стороне в непосредственной близости от зала для пиров.
Свидетельство Геродота породило обильную литературу. Доминирует польская версия исхода Лаодики по янтарным путям венедов. Но янтарные пути достигают Приильменья и даже Беломорья. Ононимы Лаодика, Гипероха (Великая), Арга (Карга), Опис (Апи), Олен (Олень) и подобные находят убедительные созвучия и смысловые соответствия и на Северо-Западе России, откуда в пору климатического оптимума могли уходить на юг и священные дары в "пшеничных снопах". Хотя снопы можно было брать и по пути, поближе к Делосу - родине Аполлона и Артемиды.
Литература:
1. Демин В.Н., Зеленцов С.Н. Загадки российской цивилизации. Сакральная история, география и этнография. - М.: Вече, 2002. .;
2. ВДИ. 1947 - 1949; указатель 1950 г.;
3. Доватур А.И., Каллистов Д.П., Шишова И.А. Народы нашей страны в "Истории" Геродота;
4. Кандыба В.М., Золин П.М. Реальная история России. История и идеология русского народа. ТТ.1 - 2. СПб., 1997.
http://www.russika.ru/termin.asp?ter=1981

Не будем повторять аргументы сайта «Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика» и подобных ему в пользу происхождения фольклора в палеолите десятки тысяч лет назад. Можно напомнить труды патриарха отечественной фольклористики  Елеазара Моисеевича Мелетинского, где он указывает первобытные истоки словесного искусства, мифы древнего мира в сравнительном освещении и т.п.

Мне довелось в статье «Читая Мелетинского» и в ряде других материалов сайта подчеркнуть основную аргументацию в пользу существования относительно развитого фольклора в палеолите Восточной Европы в округе священных гор Рип (Риф). Одни богатейшие погребальные обряды Костенок и Сунгири 25 – 30 тысяч лет назад чего стоят !
Рис. 1. Одно из погребений Сунгири (окраина Владимира). 25 тыс. лет назад.
К сожалению, увлеченность новгородским фольклором средневековья и особенно минувших двух веков оставляет без внимания фольклористов досредневековые пласты фольклора Приильменья (напомним, Волхов впадает в Ладожское озеро). В связи со слабой изученностью и еще более слабой пропагандой археологических памятников Новгородской земли досредневековья реконструкция фольклора той поры вызывает немало трудностей. Но, пожалуй, не больше, чем этимология имен новгородского гусляра Садко (в частности, от «царек») и Василия Буслаева (античные правители Скифии и Сарматии именовались василевсами-басилевсами).
Мой сверстник д.и.н. Юрий Евгеньевич Берёзкин на основе огромного комплекса фундаментальных работ убедительно доказывает происхождение многих фольклорных сюжетов на разных континентах со времен палеолита. Особенно в фундаментальном массиве «Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам»(Мифы глубокой древности. Ю.Е.Березкин)
Уже десятки тысяч лет назад начали формироваться очаги избранных мотивов, характерных для центральноевразийского (красные кружки) и тихоокеанского комплексов (синие и зеленые). Синим обозначен комплекс мотивов, преимущественно распространённых в Австралии – Меланезии и в Южной Америке, зелёным – связывающий преимущественно Ассам и Юго-Восточную Азию (включая Филиппины) с Америкой в целом. Величина кружка соответствует числу мотивов, зафиксированных в данной традиции (от 1 до 10, в австралийской традиции – до 17). Всего учтено 12 евразийско-североамериканских мотивов, 20 юго-восточноазиатско-американских и 20 меланезийско-южноамерикансиких.
Рис. 2. Встречаемость избранных мотивов, характерных для центральноевразийского (красные кружки) и тихоокеанского комплексов (синие и зеленые)
Сходство сюжетов центральноевразийского и североамериканского мотивов (красные кружки) идут на глубину 20 – 30 тыс. лет, когда общины «хомо сапиенс сапиенс» выходили из Евразии в Америку. Но туда попадали и выходцы с островов Тихого океана, что создавало причудливую картину фольклорного взаимодействия.
В данном случае важно отметить, что в центре Европейской России – примерно в округе гор Рип – было заметное фольклорное ядро, уступавшее лишь округе Кавказа. И это требует соответствующего внимания и новгородских фольклористов. Вероятно, сюжеты запоминались в доностратических и ностратических языках. Но из них – в частности – появился индоевропейский, а из него и русский. И хотя словесное выражение несколько менялось, нередко на больших пространствах не менялась суть фольклорных сюжетов.
Это доказывает – к примеру, – истолкование пятен на лунном диске (рис. 3). Народы Евразии от Скандинавии (Балтийского моря и Новгородской земли) до островов Рюкю, а также индейцы северо-западного побережья Северной Америки различали в них фигуру человека, пошедшего за водой (обычно это девочка или женщина с вёдрами – их делали и из дерева, бересты, кожи).
Для части жителей Индии, китайцев, юкагиров, дакота, индейцев Мексики пятна складывались в силуэт кролика или зайца . А для большинства обитателей Южной Америки, Юго-Восточной Азии, Австралии и Южной Африки это были просто пятна – след раны, удара, ожога, грязь или краска на лице или теле Луны.

Рис. 3. Распространение вариантов истолкования лунных пятен. Синие кружки - девушка-водоноша или иной персонаж с вёдрами (с емкостями для воды: деревянными, берестяными, кожей и т.п.) в руках. Оранжевые кружки - лунные пятна не имеют фигуративного истолкования, это след удара, ожога, грязь или краска.

Оранжевые кружки - связь более древняя. Синие – относительный индикатор движения цивилизации, где люди уже пользовались емкостями для воды. И хотя бы мезолитическая Новгородская земля попадала в регион такой «бытовой цивилизации».
Цивилизационные представления закреплялись и в трактовках Млечного пути. Если индусы, аборигены южной Австралии, майя и тотонаки в Мексике, некоторые индейцы Южной Америки считали, что Млечный путь есть огромный змей. А вьетнамцы, китайцы, японцы, чукчи, сэлиши, сиу, древние перуанцы, арауканы полагали, что это небесная река. То ненцы, ханты, якуты, эвенки, орочи, эскимосы юго-западной Аляски видели на небе лыжный след. Литовцы, эстонцы, жители Новгородской земли, саамы, марийцы, казахи, киргизы называют Млечный Путь «Птичьей дорогой». Для арабов, египтян, сербов, армян, чеченцев, таджиков это была просыпавшаяся с воза солома.

Рис. 4. Некоторые широкораспространённые представления о Млечном Пути. Зелёные кружки – Млечный Путь как дорога перелётных птиц; синие – лыжный след; красные – рассыпанная солома; фиолетовые – река; черные – космический змей (в Океании – угорь, ящерица, акула).

Конечно, это фиксация представлений примерно со времен неолита – ранее рассыпанную солому найти трудно. А связь Млечного пути с перелетными птицами на Новгородской земле подтверждается обильными изображениями промысловых птиц – например – на керамике.
Рис. 5. Неолитические фигурки уток

Рис. 6. Юрий Евгеньевич Берёзкин – этнограф, специалист по истокам фольклора.
По его мнению, сходство немалого числа сюжетов обусловлено происхождением от общей предковой традиции (в дальних корнях – из Африки), многократным копированием одних и тех же рассказов. Где-то раз появившись, любой сюжет или образ мог сохраниться постольку, поскольку он казался интересным и важным и был в то же время прост по своей структуре, мог легко запомниться и быть передан дальше.
В фольклоре веками и тысячелетиями осуществлялся отбор таких ярких, запоминающихся элементов. Прервать подобный процесс способны два обстоятельства. Первое – кардинальные перемены в культуре типа тех, которые происходят сейчас и в результате которых многие народы утратили традиционные мифологию и фольклор. Второе – переселения и завоевания, когда под угрозой оказывается существование самих переносчиков фольклорных сюжетов.
Однако полное вымирание большой группы людей – явление редкое. Если оно и случалось, то на крайнем севере, где плотность населения была исключительно низкой, а условия жизни экстремальными. Гораздо чаще носители традиции либо переселялись, унося с собой свои мифы, либо сливались с пришельцами, передав им часть собственного духовного наследия и в свою очередь заимствуя элементы новой культуры.
Ныне популярна его книга (Ю. Е. Березкин ) «Мифы заселяют Америку. Ареальное распределение фольклорных мотивов и ранние миграции в Новый Свет», «ОГИ», серия: «Нация и культура. Новые исследования», М. 2007 г.
По очень осторожным оценкам, Америка начала заселяться из Евразии 13-15 тысяч лет назад, хотя и позже люди наверняка проникали туда из Азии. Контакты между двумя континентами должны были быть особенно интенсивными в тот период, когда ледники, преграждавшие путь из Аляски на юг, уже растаяли, а сухопутный мост между Чукоткой и Аляской ещё сохранялся, то есть 10-12 тысяч лет назад.
Исследователем дан добротный обзор истории заселения Америки от появления человека до эпохи средневековых европейских контактов. Использованы материалы археологии, этнографии, лингвистики, физической антропологии. Основное внимание уделено вопросам преемственности культурного развития в отдельных регионах от Арктики до Огненной Земли. Предлагается реконструкция прошлого по данным фольклора и мифологии, выявлены тенденции распространения среди индейцев и эскимосов более тысячи фольклорных мотивов. На основании этих данных предложен сценарий заселения Северной и Южной Америки.
Произнеси автор этой статьи фразу «Мифы заселяли Приильменье», как у доминирующих в мировоззрении новгородцев авторитетов сведет скулы. Ни черта эти авторитеты, доминирующие на информационном поле, не хотят знать кроме своих устойчивых примитивных представлений о началах Новгородской земли – примерно от Рюрика и все. Так им проще. Но проще – далеко не всегда верно и полезно.
Да, слово «фольклор» имеет несколько значений. В широком значении, фольклор – это традиционная народная культура, компонентами которой являются верования, обряды, танцы, прикладное искусство, музыка и т. п. В узком же смысле термин стал использоваться с начала 20 века. Под фольклором стали понимать словесное творчество конкретного народа. Но фольклор появился в глубокой древности, в эпоху верхнего палеолита. Это сравнительно общеизвестные банальности.
Первыми элементами фольклора десятки тысяч лет назад становились обряды, заговоры и заклинания, которыми древние люди стремились умилостивить богов, повлиять на силы природы. Магические заклинания оказывались силой, способной принести удачу во время охоты, а позже – и обеспечить хороший урожай. В те далекие времена словесный фольклор был неразрывно связан с музыкой, танцем и даже с ритуальной одеждой людей. Обряд включал в себя два компонента: обрядовые действия и вербальный компонент, который эти действия сопровождал. Постепенно вербальный (словесный) компонент обряда стал существовать отдельно от обрядовых действий. Обряд совершался с целью избавления человека от болезни, с целью приворожить любимого, найти вора (тать), защитить от дурного глаза, вызвать дождь, защитить животных и т.д.
Даже ныне в русской глубинке еще жива заговорно-заклинательная традиция. Так называемые «бабушки» являются хранительницами этих традиций. Лечат, привораживают любимого человека или отворачивают ненавистного, совершают обряды, связанные земледелием и скотоводством. Русский человек издавна верил в магическую силу слова. Это вера жива и по сей день, являясь наследием языческого прошлого славян, о чем прекрасно рассказал в своих книгах Б.А.Рыбаков.
Почти одновременно с заговорами и заклинаниями уже в палеолите возникли родовые предания и мифологические рассказы, передававшиеся от родителей к детям. Они были тесно связаны с верованиями и мифологией древних славян. Но мифы постепенно предавались забвению. Функции мифов тогда и брал на себя фольклор. Он стал средством накопления, сохранения и передачи народного опыта, духовных ценностей из поколения в поколение.
Академик Б.А.Рыбаков в своем фундаментальном труде «Язычество древних славян» в итоге отмечал: «…Мы рассмотрели лишь отчасти следы охотничьей первобытности в позднейшем восточнославянском фольклоре, бегло коснувшись некоторых обрядов и частично цикла волшебных сказок. Их, этих следов, очень много в обрядах (комоедицы, турицы и др.), в народном костюме (головные уборы: рога, сорока, кичка, кокошник), в хороводных игрищах и танцах (бычок, гусачок), в детских народных играх, которые нередко оказываются последней стадией вырождения древних языческих обрядов (например, упомянутый уже "Ящер").
Охотники каменного века рассматривались здесь, естественно, вне связи с какими бы то ни было этническими группами (улавливались лишь пережитки, прослеживаемые у славян); в последующей же, земледельческой, эпохе уже обозначатся контуры праславянского массива, и рассмотрение языческих представлений постепенно приобретет, так сказать, славянскую конкретность.

Известному историку религии, англичанке Карен Армстронг удалось удивительно просто и доступно рассказать об истории возникновения мифологии, начиная со времен палеолита и до наших дней.
По ее мнению, людям необходимо вновь научиться мыслить мифологически, чтобы понять истину, заложенную в повествованиях, не предназначенных для буквального прочтения.
"Миф не может существовать в одном, традиционном пересказе. По мере изменения обстоятельств нашей жизни нам приходится излагать те или иные истории иначе, чтобы высветить скрытую в них вечную истину: Каждый раз, когда человечество совершало новый скачок в своем развитии, оно переосмысливало свою мифологию и применяло ее к новым условиям бытия. Но так как человеческая природа остается практически неизменной, многие мифы, возникшие в культурах, поразительно несхожих с нашей собственной, по-прежнему исследуют тему наших глубинных страхов и сокровенных желаний."
Карен Армстронг.
Сколько бы мы светил мировой науки не упомнили, нашим доморощенным авторитетам все эти светила не указ. Наших с подручными раз много – значит они правее…
Повторим, если кто быстро забыл.
Геродот почти 25 веков назад при своем подробном рассказе о скифах затронул и более северные земли – гипербореев (в Интернете ныне обилие сведений о них):
«Книга 4. 32. О гипербореях ничего не известно ни скифам, ни другим народам этой части света, кроме исседонов. Впрочем, как я думаю, исседоны также ничего о них не знают; ведь иначе, пожалуй, и скифы рассказывали бы о них, как они рассказывают об одноглазых людях. Но все же у Гесиода есть известие о гипербореях; упоминает о них и Гомер в “Эпигонах” (если только эта поэма действительно принадлежит Гомеру).
33. Гораздо больше о гипербореях рассказывают делосцы. По их словам, гипербореи посылают скифам жертвенные дары, завернутые в пшеничную солому. От скифов дары принимают ближайшие соседи, и каждый народ всегда передает их все дальше и дальше вплоть до Адриатического моря на крайнем западе. Оттуда дары отправляют на юг: сначала они попадают к додонским эллинам, а дальше их везут к Малийскому заливу и переправляют на Евбею. Здесь их перевозят из одного города в другой вплоть до Кариста. Однако минуют Андрос, так как каристийцы перевозят святыню прямо на Тенос, а теносцы – на Делос. Так-то, по рассказам делосцев, эти священные дары, наконец, прибывают на Делос.
В первый раз, говорят делосцы, гипербореи послали с дарами двоих девушек, по имени Гипероха и Лаодика. Вместе с ними были отправлены провожатыми для безопасности девушек пять гиперборейских горожан. Это те, кого теперь называют перфереями и весьма почитают на Делосе. Однако, когда посланцы не вернулись на родину, гипербореи испугались, что посланцев всякий раз может постигнуть несчастье и они не возвратятся домой. Поэтому они стали приносить священные дары, завернутые в пшеничную солому, на границу своих владений и передавать соседям с просьбой отослать их другим народам. И вот таким образом, как передают, дары отправлялись и, наконец, прибывали на Делос. Мне самому известно, что и в других местах происходит нечто подобное со священными дарами. Так, фракийские и пеонийские женщины при жертвоприношениях Артемиде-Царице всегда приносят священные дары завернутыми в пшеничную солому.
34. И я точно знаю, что они так поступают. В честь этих гиперборейских девушек, скончавшихся на Делосе, девушки и юноши там стригут себе волосы. Так, девушки перед свадьбой отрезают локон волос, обвивают им веретено и затем возлагают на могилу гипербореянок (могила эта находится в святилище Артемиды при входе с левой стороны; у могилы стоит маслина). Юноши же наматывают свои волосы на зеленую ветку и также возлагают на могилу. Такие почести жители Делоса воздают этим гиперборейским девушкам.
35. По рассказам делосцев, еще раньше Лаодики и Гиперохи из страны гипербореев мимо тех же народов прибыли на Делос две молодые женщины – Арга и Опис. Они несли Илифии священные дары, обещанные за быстрые и легкие роды. Как передают, Арга и Опис прибыли из гиперборейской страны вместе с самими божествами [Аполлоном и Артемидой], и делосцы им также воздают почести. В их честь делосские женщины собирают дары.
В гимне, сочиненном ликийцем Оленом, женщины призывают их поименно. От делосцев переняли этот обычай жители других островов и ионяне: они также поют гимн, призывая Опис и Аргу, и собирают им священные дары. Этот Олен пришел на Делос из Ликии и сочинил также и другие древние гимны, которые поются на Делосе. Пепел от бедер жертвенных животных, сожженных на алтаре, они рассыпают на могиле Опис и Арги. Могила же их находится за святилищем Артемиды на восточной стороне в непосредственной близости от зала для пиров кеосцев.
36. Итак, о гипербореях сказано достаточно. Я не хочу ведь упоминать сказание об Абарисе, который, как говорят, также был гипербореем: он странствовал по всей земле со стрелой в руке и при этом ничем не питался (в существование гипербореев я вообще не верю). Ведь если есть какие-то люди на крайнем севере, то есть и другие – на крайнем юге. Смешно видеть, как многие люди уже начертили карты земли, хотя никто из них даже не может правильно объяснить очертания земли. Они изображают Океан обтекающим землю, которая кругла, словно вычерчена циркулем. И Азию они считают по величине равной Европе. Поэтому я кратко расскажу о величине обеих частей света и о том, какую форму имеет каждая».
Поправлять Геродота не будем, хотя в других античных трудах отмечался выход гипербореев с дарами примерно с округи Дона и Волги (Вестник древней истории. 1947 – 1949; указ. 1950).
Если скифов помещать у Понта (Черного моря), то буквальная трактовка пути даров гипербореев следующая: гипербореи где-то на севере или северо-востоке посылают скифам жертвенные дары, завернутые в пшеничную (на землях скифов ?) солому; от скифов (Причерноморье) дары принимают ближайшие соседи, и каждый народ всегда передает их все дальше и дальше вплоть до Адриатического моря на крайнем западе.
Рис. 7.  Варианты пути гипербореев с севера (красный, черный) и словено-русов на север (розовый, фиолетовый, желтый) 3 – 5 тыс. лет назад.
Наши польские друзья упорно национализируют многие сюжеты античного прошлого Скифии и Сарматии в свою пользу, что сказывается и на «черном маршруте» гипербореев.
По этногенетике прямые пращуры славян уходили из округи Карпат на север и восток около 5 тыс. до н.э.

Существенную роль при длительном формировании «дипломатического поведения» и пращуров-земляков россиян играли палеолитические культы, тотемные святилища, могильные погребальные обряды http://macroevolution.narod.ru/antropol1.htm Здесь люди учились просить (молить), подчеркивая особое уважение к предмету поклонения. Здесь они учились задабривать богов всевозможными дарами. И снаряжали умерших в далекий загробный путь. Так хоронили очень ранних предков Гиперохи и Лаодики, что прекрасно показывают захоронения Сунгири и Костенок.
Захоронения говорят о разнообразном и сложном погребальном обряде, который отчасти мог быть повторен и в античное время.. Об этом свидетельствуют характер могильных сооружений, поза покойников, присыпка их красной охрой, а также специально положенные в погребение предметы: костяные и каменные орудия, украшения. Встречаются иногда и парные погребения. Как правило, погребения располагались на стоянках. Погребения верхнего палеолита свидетельствуют о усилении заботы об умершем сородиче и об усложнении мировоззрения, возникновении религиозных представлений. И в том была особая «дипломатия» по отношению к окружающему миру.
http://dino.disneyjazz.net/dr6-3.html, http://gumilevica.kulichki.net/HEU/heu1101.htm


Через две-три тысячи лет их потомки – как индоевропейцы - могли повторять и путь обратно.
Миф или сказание, какой иной фольклор гипербореев (или с использованием фольклора гипербореев) привел задолго до нашей эры Геродот, спорить можно долго. Но вот имена настораживают.
Лаодика («народом судящая», неподкупная) слишком созвучна Ладоге (озеру Нево летописей). Гипероха – в переводе -  Великая. Арга созвучна Карге, хотя напоминает и о маршруте Арго через горы Рипы.
Опис – обильная, прекрасная, великолепная. Отчасти созвучна средневековой Опочке. Олен – масляный, пахучий, душистый. Но по созвучию на севере ему удобнее быть Оленем. Любопытно, что вместе с  Гиперохой и Лаодикой « были отправлены провожатыми для безопасности девушек пять гиперборейских горожан». Эти горожане-гипербореи крайне раздражают медиевизм, который даже мысли о северных городах на землях России в античности не допускает. Геродот здесь явно официозной науке вредит. Хотя античных городищ на российских землях вдали от Черного моря с неолита хватает. Не говоря уже об Аркаиме.
Не будем увеличивать число догадок, но утверждаем.
Достигшие острова Делос (родины Аполлона и Артемиды) гипербореи Арга и Опис,  Лаодика и Гипероха,  «пять гиперборейских горожан» упомянуты Геродотом примерно на 7 – 6 века до нашей эры. Откуда именно они явились на юг – спорить можно много. Но округи Ладожского озера и реки Великой исключать из рассмотрения не стоит.
По этногенетике прямые пращуры славян уходили из округи Карпат на север и восток около 5 тыс. до н.э. (П. Золин. Гаплотипы восточных славян)
Через две-три тысячи лет их потомки – как индоевропейцы - могли повторять и путь обратно.
Рис. 8. Распространение индоевропейцев с 5 тыс. до н.э.
Античность Северо-Запада РФ явно была. И архаичные гипербореи в начале нашей эры указывались уже на Крайнем Севере, в местах «русских поморов».
Рис.9. Северо-Запад РФ в начале нашей эры
Достойна ли округа Ладожского озера быть родиной Лаодики или Арги, Гиперохи и Опис, «гиперборейских горожан» - отвечать работящим археологам.
Ладоге есть смысл быть и родиной самой Лады (Лето, Латоне) – возлюбленной самого Зевса, деда скифов по Геродоту.
Конечно, желающих считать свои земли родиной Латоны (матери Аполлона и Артемиды) очень много. Но у округи Ладожского озера аргументов в свою пользу не меньше.

Любопытно, но базовую иллюстрацию данной публикации поисковые системы в связи с Лаодикой и Гиперохой не приводят (хотя неоднократно помещал ее в Интернете). Да и гиперборейское посольство не очень «поисковикам» необходимо. Десяток-другой упоминаний.

Еще не хватало обозначать в истории Скифии и Сарматии столь ранние – по сути, дипломатические – контакты почти со времен неолита, а по традициям, вероятно, и много раньше. Такая вот история.

Историки дипломатии, верно, могут сказать, стоит ли обращать внимание в отечественном прошлом на подобные ритуальные посольства.

Объективности ради – стоит.

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2907200902
http://www.proza.ru/2009/07/20/902

 
Дипломатия земледельцев и скотоводов



Несколько тысяч лет назад производящее хозяйство стало уверенно закрепляться севернее Черного моря и Каспия. Это и эпоха формирования первых государств, когда разнообразные дипломатические контакты становились неизбежными. На картах украинских исследователей очевидны переборы, но стремление искать корни догосударственных консолидаций европеоидов хотя бы в мезолите отчасти справедливо. Гиперборея находит отражение в индоарийском эпосе. http://ru.wikipedia.org/wiki/Гиперборея, http://www.shaping.ru/yperboreia.org/default.asp http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111130.htm

По традиции «Махабхараты» и «Ригведы» на севере находилась страна Хариварша, местопребывание Рудры-Хары - «Столпника, носящего светлые косы», «святого властелина Хари-Нараяны, бесконечного Пуруши, пресветлого вечного Вишну, камышеволосого, русобородого, всех существ Предка». Именно на севере обитал бог богатства Кубера, здесь помещались «семь риши» - сыновья бога-творца Брахмы, которые почитались как семь Праджапати - «владык существ», праотцов, прапредков, воплощавшихся в семи звездах Большой Медведицы. И, наконец, на севере находился «чистый, прекрасный, кроткий желанный мир», где «возрождаются добродетельные люди», и вообще, «северная часть земли всех других прекрасней, чище», а «день богов» - это путь солнца на север.
Алексей Виноградов и Светлана Жарникова в работе « Восточная Европа как прародина индоевропейцев» http://www.cultinfo.ru/fulltext/////1/001/001/073/j4.htm
отметили вероятность отражения в индоевропейском эпосе многих даже неолитических реалий на землях будущей России.

В описании криниц пятысячелетней давности говорится, например - о реке Пандье, текущей недалеко от Варуны, притока Синдху (Дона). Но река Панда и сегодня впадает в крупнейший приток Дона — реку Ворону. Описывая путь паломников, Махабхарата сообщает: "Вон Джала и Упаджала, в Ямуну впадающие реки". Есть ли ныне где нибудь текущие рядом реки Джала("джала" — река на санскрите) и Упа-джала?  Есть. Это река Жала (Таруса) и река Упа, впадающие рядом в Оку. Именно в Махабхарате впервые упомянута текущая на запад от верховьев Ганги (Волги) река Саданапру (Великий Данапр) — Днепр.
          Но если сохранились названия рек, если сохранился язык населения, то, наверное, должны сохранится и сами народы? И, действительно, они есть. Так, в Махабхарате говорится, что к северу от страны Пандьи, лежащей на берегах Варуны, находится страна Мартьев. Но именно к северу от Панды и Вороны по берегам Мокши и Суры лежит земля Мордвы(Мортвы средневековья) — народа говорящего на финно-угорском языке с огромным количеством русских, иранских и санскритских слов.
          Страна между Ямуной, Синдхом, Упаджалой и Парой назывлась А-Ванти. Именно так — Вантит (А-Вантит) называли землю Вятичей между Окой, Доном, Упой и Парой арабские путешественники и византийские хроники.
          Махабхарата и Ригведа упоминают народ Куру и Курукшетру. Курукшетра — дословно "Курское поле", и именно в центре его стоит город Курск, куда "Слово о полку Игореве" помещает курян — знатных воинов.
          Союзником кауравов в великой войне с пандавами был народ саувиров живших в стране Синдху. Но именно так — саувирами называли вплоть до 15 века русских-северян, откуда родом был герой "Слова о полку Игореве" князь Игорь Святославович. Упоминается этот народ — саувиры и Птолемеем во 2 в. н. э.
          Ригведа сообщает о воинственном народе Криви. Но латыши и литовцы так и называют всех русских — "криви", по имени соседнего с ними русского этноса кривичей, чьими городами были и Смоленск, и Полоцк, и Псков, и нынешние Тарту и Рига.
          Говоря о истории Восточной Европы, археологи и историки в целом период с 10 по 3 тыс. до н. э. не особенно детализируют. Это мезолит-неолит, с их археологическими культурами. Но археологическая культура в известном смысле абстрактна, а ведь здесь жили реальные люди, которые рождались и умирали, любили и страдали, воевали и роднились, и как-то оценивали себя, свою жизнь, сами называли себя какими-то конкретными именами. То далекое от нас прошлое было для них настоящим. И именно древнеарийские источники дают возможность пролить свет на некоторые темные страницы этих семи тысячелетий (с 10 по 3 тыс. до н. э. ).
          В одном из сказаний Махабхараты рассказывается: "Мы слыхали, что когда Самварана, сын Ракши, правил землею, для подданых наступили великие бедствия. И тогда от всякого рода бедствий разрушилось царство, пораженное голодом и смертью, засухой и болезнями. А войска врагов разбивали потомков Бхараты. И, приводя в сотрясение землю своими силами, состоящими из четырех родов войск, царь панчалов быстро прошел через всю страну, покоряя её. И с десятью армиями он победил в битве того.
Тогда царь Самварана вместе с супругой, советниками, сыновьями и родственниками бежал в великом страхе. И стал жить у великой реки Синдху (Дона) в роще, расположенной близ горы и омываемой рекою. Так потомки Бхараты жили долгое время, расположившись в крепости. И когда они прожили там целых тысячу лет, потомков Бхараты посетил великий мудрец Васиштха. И когда он прожил там восьмой год, сам царь обратился к нему: " Будь нашим домашним жрецом, ибо мы стремимся царства. " И Васиштха дал свое согласие потомкам Бхараты. Далее нам известно, что он назначил потомка Пуру царем-самодержцем над всеми кшатриями (воинами), по всей земле. И тот вновь вступил в обладание столицей, которая ранее была обитаема Бхаратой и заставил всех царей платить ему дань. Могущественный владыка страны Аджамидха, овладев всей землей, совершил затем жертвоприношения ".
Были войны – были и соглашения.
          Так рассказывает Махабхарата о делах давно минувших дней. Но когда же и где это происходило? Царствование Самварана относится, по принятой в Махабхарате хронологии, к 6, 4 тыс. до н. э. Затем, после разгрома и изгнания, народ Самвараны живет в бассейне р. Дона в крепости Аджамидха целых тысячу лет, вплоть до 5, 4 тыс. до н. э. Все это тысячелетие на их родных землях господствует другой народ-завоеватели и пришельцы панчалы. Но после 5, 4 тыс. до н. э. кауравы отвоевывают у панчалов свою родину и вновь живут на ней.
          Казалось бы, правдивость этого древнего предания невозможно в наши дни ни подтвердить ни опровергнуть. Но вот что сообщает нам современная археологическая наука. Л. В. Кольцов пишет: " Одним из крупных культурных проявлений в мезолите Волго-Окского междуречья была бутовская культура. Обращает на себя внимание локализация описанных памятников бутовской культуры в западной части Волго-Окского междуречья. Абсолютная хронология ранних этапов бутовской культуры определяется рамками от середины 8 тысячелетия до н. э. до второй половины 7 тысячелетия до н. э " ( т. е. перед нами время правления царя Самвараны — 6400 г до н. э). "
 Во второй половине 7 тысячелетия до н. э. в Волго-Окское междуречье вторгается другая группа мезолитического населения, которая распологается в этом регионе, в его западной части, оставив археологическую культуру, которую мы называем иеневской. С появлением пришельцев население бутовской культуры вначале отходит на восток и юг региона. Под давлением иеневской культуры бутовское население распалось, вероятно, на несколько изолированных групп. Часть их, видимо, даже покинула Волго-Окский бассейн, свидетельством чему являются факты появления типично бутовских элементов в других соседних регионах. Таковы памятники с бутовскими элементами в бассейне Сухоны или Боровичская стоянка в Новгородской обл. " Что касается вытеснивших бутовцев иеневцев, то происхождение их представляется археологам "не вполне ясным". Они отмечают, что: "По-видимому где-то во второй половине бореального периода (6, 5 тыс. до н. э. ) часть населения Верхнего Поднепровья двинулась на северо-восток и заселила часть Волго-Окского междуречья, потеснив бутовские племена. "Но "замкнутость иеневского населения, отсутствие мирных контактов с окружающими его культурами привели в конечном счете к упадку культуры и обратному его вытеснению окрепшими к концу существования "иеневцев" "бутовцами". Таким образом в конце 6 тыс. до. н. э. "позднебутовское население снова начинает "реконкисту" — повторный захват своей исконной территории".
          Итак, "иеневская культура, находившаяся во враждебных отношениях с бутовской и потерявшая связь с "материнской" территорией, по-видимому, постепенно выродилась, что привело в дальнейшем к облегчению движения "бутовцев" обратно на запад и ассимиляции ими остатков "иеневцев". Во всяком случае в ранненеолитической верхневолжской культуре, сформировавшейся в регионе в 5 тысячелетии до н. э. , мы уже практически не находим элементов иеневской культуры. Бутовские же элементы резко доминируют".
          При сравнении текста эпоса и данных археологии поражает совпадение и хронологии всего события, и отдельных его эпизодов. И возникает закономерный вопрос: не скрываются ли за "бутовцами" потомки Пуру-пауравы, а за "иеневцами" — их враги панчалы?
          Тем более, что как не странно, но над этими событиями время оказалось не властно. И сегодня у истоков Дона (у реки Донец), рядом с городами Кимовском и Епифанью, на холме стоит крошечная деревушка, сохранившая свое древнее название — Аджамки. Может быть, когда-нибудь археологи найдут здесь руины древней крепости царя Самвараны — Аджамидхи.
          Но в таком случае можно предположить, что до наших дней дощли названия и других поселений древних арьев. И это так.
          Так на слиянии рек Упы и Плавы стоит город Крапивна. Но в одной из книг Махабхараты рассказывается о городе Упаплаве — столице народа матсьев, проживавшего в царстве Вираты. А слово "вирата" на санскрите и значит — "лубяное растение, крапива".
          Самым великим из семи священных городов древних арьев был город Варанаси — центр учености и столица царства Каши, то есть "сияющего". Эпос утверждает, что Варанаси основан в глубочайшей древности, при внуке прапредка людей Ману, спасшегося от потопа. По астрономической хронологии Махабхараты Варанаси как столица существовал уже за 12 тысяч 300 лет до наших дней. Название его производят или от слова "варана", что значит "лесной слон" (мамонт), или от наименования рек Вараны и Аси, на которых и стоял этот город, или возможно, что оно происходит и от сочетания "вара-нас", что означает "круг (крепость) наш".
          Но есть ли сегодня город с таким названием на реке Варане? Если посмотреть на берега реки Вороны, то мы там такого города не увидим. Однако вспомним, что вплоть до 18 века нынешняя река Воронеж называлась Великой Вороной, была судоходной и даже полноводнее верхнего Дона. На этой реке сегодня стоит крупнейший город юга России — Воронеж. О том когда он основан у нас нет никаких точных данных. Воронеж упоминается и под 1177 годом, и в 1237 году. Считается, что крепость Воронежа была востановлена в 1586 году. В 17-18 веках город был деревянным, однако еще в 1702 году в его черте имелись руины каких-то каменных строений, называвшимися местными жителями "казарскими". Сейчас на территории Воронежа насчитывается по меньшей мере четыре древнерусских городища. Есть и памятники предшествующих эпох. Но мог ли Воронеж быть древним Варанаси?
          На этот вопрос следует ответить положительно. Во-первых, само название Воронеж более близко к древнеарийскому Варанаси (Варанаши), нежели современное индийское Бен-Арес (город Ареса), тем более что в 16 веке крепость называли Воронец.
          Во-вторых древнеарийский эпос указывает в районе Варанаси ряд географических объектов, отсутствующих в Индии. Помимо реки Вараны (Великой Вороны) возле Варанаси текли реки Аси, Кавери, Дева. Но у самого Воронежа и сейчас текут реки Усмань, Каверье, Девица. Не далеко от Варанаси находились водоем Вай-дурья ("дурья"—гора) и горы Дева-сабха ("сабха"— сопка). Но и сейчас в Воронежской и Липецкой областях течет река Бай-гора, а холмы южнее Воронежа, у рек Сосны и Дона зовутся Девогорье.
          В одной из книг Махабхараты говорится о Варанаси как о городе в области Видеха. Но эпическая страна Видеха со столицей Митхилой располагалась в краю семи устьев Ганги (Волги) и тысячи лотосовых озер и как считали санскритские комментаторы никакого отношения к царству Каши не имела. (Кстати и сейчас в дельте Волги растет множество лотосов, а в 5-6 тысяч лет назад уровень Каспийского моря был ниже современного на 20 метров и делта Волги смыкалась с дельтами Терека и Урала в один огромный озерный край).
          Это кажущееся противоречие объясняется просто. У Воронежа в Дон впадает река Ведуга, по имени которой, судя по всему, и была названа область Видеха.
          Рядом с городом Варанаси, как свидетельствует Махабхарата, был расположен город Хастин, ставший столицей арьев после битвы на Курукшетре (Курском поле) в 3102 году до нашей эры. И что же? Рядом с Воронежем расположено село Костенки (в 17 в — город), знаменитое своими археологическими памятниками, древнейшие из которых относятся к 30 тыс. до н. э. Культурные слои этого селения идут из глубокой древности до наших дней без перерыва, что свидетельствует о приемственности культуры и населения.
          Так что, мы думаем, можно утверждать, что Воронеж и Варанаси, как Костенки и Хасти — одно и тоже.
          На реке Воронеж находится и другой крупный город юга России — Липецк. Этого названия нет в Махабхарате. Зато есть город Матхура (Матура), также один из семи священных городов древних арьев. Он распологался на Курукшетре (Курском поле) к востоку от Ямуны (Оки). Но и сейчас в реку Воронеж у Липецка впадает река Матыра. Эпос говорит о том, что для захвата города Матуры Кришне необходимо было вначале овладеть пятью возвышенностями в его окрестностях. Но и сегодня, как и много тысяч лет тому назад, пять холмов к северу от Липецка продолжают господствовать над долиной.
          Вполне возможно, что многочисленные сведения по этногенезу, сохраненные Махабхаратой, помогут археологам в индентификации тех археологических культур Восточной Европы, которые носят пока свои условные археологические названия. Так по Махабхарате в 6, 5 тыс до н. э. "все эти панчалы произошли от Духшанты и Парамештхина". Таким образом подтверждается возникновение племени или народа, названного археологами "иеневцами", непосредственно перед их вторжением на территорию Волго-Окского междуречья, т. к. Духшанта непосредственно предшевствовал Самваране.
          Когда-то Гаврила Романович Державин писал:
          "Река времён в своем стремленьи уносит все дела людей"
          Мы же столкнулись с удивительным парадоксом, когда реальные реки словно остановили поток времени, вернув в наш мир и тех людей, что когда-то жили по берегам этих рек, и их дела. Вернули нам нашу Память.

(Вариант Жарникова С.В. Реки — хранилища памяти
Глава из книги: Н.Р. Гусева, «Русский север - прародина индо-славов», подготовлена кандидатом исторических наук С.В. Жарниковой)

Кому вернули – кому нет (и никогда не вернут), это вопрос мировоззренческий. Но при тщательном изучении эпоса первые дипломатические шаги выявляются неизбежно.


http://rivne-surenzh.com.ua/images/additional/map3.jpg

http://rivne-surenzh.com.ua/images/additional/map6.jpg
http://rivne-surenzh.com.ua/images/additional/map2

Уже говорилось, что добротный археолог В.А. Дергачев (Интернет, Sтратум, 2000 г.)опубликовал работу «ДВА ЭТЮДА В ЗАЩИТУ МИГРАЦИОННОЙ КОНЦЕПЦИИ. К проблеме взаимодействия раннескотоводческих и древнеземледельческих обществ энеолита – ранней бронзы Восточной и Юго-Восточной Европы». Понятно, что вскоре она в Интернете исчезла.
Автор отметил явный пересмотр традиционных точек зрения на неолит-энеолит Восточной Европы времен достижения Великой Скифией господства в Европе и Азии около 3 – 4 тыс. до н.э..
Вопрос о неоднократном последовательном проникновении восточноевропейских скотоводов в среду древнеземледельческих цивилизаций «Старой Европы» впервые наиболее полно был сформулирован еще во второй половине 50-х годов ухошедшего столетия М.Гимбутас (1956; 1961). В последующих десятилетиях первоначальная концепция М.Гимбутас неоднократно модифицировалась, но на протяжении 70-х годов (1973a,b; 1977; 1979) и вплоть до последних работ (1994) эта исследовательница последовательно и настойчиво отстаивала идею о трехкратности отмеченного процесса — концепция трех волн. http://ru.wikipedia.org/wiki/Курганная_гипотеза

Согласно М.Гимбутас, эти волны выступают как составляющие элементы единого, последовательно разворачивающегося во времени и пространстве процесса. Исходное звено этого процесса автор видела в носителях курганного обряда — памятниках типа Бережневки (Волжской Аратты по Ю.Шилову) , которые генетически связывались с Хвалынской и предшествующей последней Самарской культурами Лесостепного Поволжья. Украинские националистические школы этого сопоставления Россия-Украина не терпят.
На протяжении 4400-4300 гг. до н.э. носители Бережневских памятников из волжско-прикаспийских степей распространяются на юг — в Предкавказье и на запад — в Нижнее Поднепровье, предопределяя формирование ряда промежуточных культурных образований (Средний Стог II), которые, или вместе с которыми, затем глубоко вклиниваются в ареал древнеземледельческих цивилизаций.
Согласно М.Гимбутас, первая миграционная волна уже более 6 тысяч лет назад имела характер массового военного вторжения с катастрофическими последствиями для раннеземледельческих цивилизаций, сопровождаясь, с одной стороны, полным разрушением культуры Гумельница-Караново VI-Варна, а с другой — существенными преобразованиями культуры Кукутень-Триполье, продолжившей, однако, свое дальнейшее развитие (Gimbutas 1994: 21 и след.). То есть трипольцы признали себя частью Великой Скифии.
Эта волна выступает реальной основой версии позднеантичных историков Рима (Помпей Трог, Юстин и др.) о начале 1500-летнего господства скифов в Европе и Азии за 2800 лет до основания Рима (т.е. около 3553 г. до н.э.).
Вторая волна, по М.Гимбутас (1973а; 1994, 49 и след.), приходится на период 3500-3300 гг. до н.э. Носителями процесса вновь выступают пастушеские племена с курганным обрядом погребения, но акцент здесь определенно делается на активность кавказского импульса: Куро-Аракскую культуру Закавказья и культуру Майкоп Северного Кавказа. Следствием разворачивания этой волны, по М.Гимбутас, было распространение в южной и западной Европе технологии мышьяковистых бронз (Gimbutas 1973b); формирование культуры типа Нижней Михайловки, а в ареале древнеземледельческих культур — полным переоформлением остаточных культурных явлений с традициями раннего земледелия и образованием комплексов типа Усатово, и далее — культуры Езеро и Баден-Вучедольского блока, когда Восток Европы явно диктовал волю Западу. Кура-аракская культура активна и в Азии, что подтверждает тезис о 1500-летнем господстве.
Наконец, третья волна — 3100-2900 гг. до н.э. связывается с носителями позднеямной культуры, массовая миграция которых сопровождается окончательным переоформлением Карпато-Подунавья и Балкан, содействует формированию культур воронковидных сосудов и культуры шаровидных амфор и тем самым завершается многовековой процесс индоевропеизации обществ Европейского континента (Gimbutas 1994: 89 и след.), отчасти представленный и на нынешнем Северо-Западе России (эпический след – Повесть о Словене и Русе).
Отношение разнопрофильных специалистов к концепциям М.Гимбутас было различным — от крайне положительного до крайне отрицательного. И все же бесспорным остается одно: благодаря оригинальности, многолетнему и плодотворному творчеству и, что показательно, последовательности в убеждениях, взгляды этого автора на протяжении почти полувека буквально довлели над каждым из специалистов-преисториков, обратившихся к рассматриваемой тематике, вынуждая их гласно или негласно определить собственную научную позицию по каждому из обозначенных, а точнее говоря, по заданным М.Гимбутас параметрам исследования; соотнести, сопоставить, соизмерить собственные оценки и интерпретации с мнением М.Гимбутас. По оценке В.А. Дергачева, полномасштабный анализ научного творчества М.Гимбутас, — дело будущего.
Как следует из подсчетов, на период Прекукутень-Триполье А приходится 176 памятников или 8,72% от всей выборки; на период Кукутень А-Триполье В1 — 679 или 33,66%; на период Кукутень АВ-Триполье В 2 — 375 или 17,69%; на период Кукутень В-Триполье С1 — 547 или 27,11% и на период Хородиштя-Фолтешть-Триполье С2 — 258 или 12,769%.
Если следовать хронологической последовательности эволюции рассматриваемой культуры на основании численности ее памятников, совершенно очевидно обнаруживается, что ее максимальный пик развития падает на период Кукутень А-Триполье В1 — 33,66% памятников, вслед за которым она определенно испытывает какие-то кризисные явления, обнаруживающиеся в резком, фактически двойном, уменьшении численности ее памятников в период Кукутень АВ-Триполье В2 — 17,69%. Затем, на этапе Кукутень В2-Триполье С1 эта культура демонстрирует прогрессирующее развитие, проявившееся в росте численности поселений — 27,11% с последующим постепенным угасанием на финальном периоде — 12,79%. Две свежие работы: специальная статья киевских коллег Н.Б.Бурдо и М.Ю.Видейко (1998) и раздел монографии К.-М.Манту (Мantu 1998, 93 и след.). К сожалению, хотя радиокарбонный метод — детище точного естествознания, конечные результаты абсолютного датирования и у упомянутых, и у иных авторов весьма различны. Важные для дальнейших сопоставлений данные суммированы (таблица 1)
Таблица 1
Число городов-укреплений в регионе Дунай – Днепр 5 – 3 тыс. до н.э.
Археологический период у Днепра Время существования; усредненный вариант Число памятников в регионе Дунай - Днепр Число укрепленных из них («труднодоступных») Число имеющих «защитные» топонимы
Прекукутень-Триполье А 4,5 – 4 тыс. до н.э. 176 (8,72% выборки) 2 (4) 5
Кукутень А-Триполье В1 4 – 3,5 тыс. до н.э. 679 40 (47) 90
Кукутень АВ-Триполье В2 3,5 – 3,2 тыс. до н.э. 375 8 (9) 27
Кукутень В-Триполье С1 3,2 – 3,0 тыс. до н.э. 547 12 (27) 56
Триполья С2 3,0 – 2,6 тыс. до н.э. 258 28 (42) 66

В период Кукутень А-Триполье В1 наивысшая плотность поселений (пусть даже как бы спрессованных во времени) определенно приходится на Прикарпатскую зону — верховья Олта, бассейн Сирета, Правобережье Прута и, в меньшей степени, среднее течение Днестра. И эти зоны, «как бы сейчас выразился любой националист» (слова археолога), являются исконной территорией формирования и разворачивания трипольской (более земледельческой) культуры в предшествующем раннем периоде. Но для периода Кукутень АВ-Триполье В2 наивысшая плотность поселений явно смещается к северу и приходится, главным образом, на междуречье среднего и верхнего течения Прута и Днестра и, отчасти, Побужья. В то время как верховья Олта, Посеретье и правобережье среднего Прута, т.е. исконные земли, фактически остаются полупустыми.
По мнению специалистов, периоды демонстрируют процесс расселения носителей этой культуры на север и северо-восток, что соответствует памяти о направлениях миграции словено-русов в Повести о Словене и Русе. Из наблюдаемых резких смещений общего массива и плотности населения из Прикарпатской зоны в междуречье верховьев Прута и среднее Поднестровье делается вывод, что это было не столько эволюционное расселение, а скорее массовое переселение.
В последующий период ситуация как бы реанимируется. Несмотря на продолжающееся расселение носителей культуры в Среднее Поднепровье, заметно возрастает плотность поселений в Южном Побужье и, что показательно, в бассейне Сирета и на Правобережье Прута. То есть в той самой зоне, которая в предшествующем периоде выглядит полупустой. Но хотя эта культура продолжает распространяться в новые районы (Северо-Западное Причерноморье, Волынь, Киевское Заднепровье), общая численность памятников-селений явно падает, рассредоточившись отдельными, относительно изолированными компактными группами .
Качественные сдвиги определенно носят кризисный характер. Они выражаются в заметном уменьшении численности поселений (при равных условиях сопоставления), а во втором — в очевидном массовом смещении эпицентра плотности памятников из исходной для культуры зоны к северу. Хотя уже в последующем периоде (Кукутень В-Триполье С1) эта культура вновь демонстрирует прогрессирующее развитие — рост численности поселений; возрастание их численности и плотности во временно опустевшей зоне Прикарпатья.
Согласно М.Гимбутас, главная причина гибели культуры Гумельница-Караново VI-Варна и временного кризиса культуры Кукутень-Триполье была степная инвазия (проникновение), носящая характер военного вторжения. Поэтому археологи обращаются к поискам средств войны, а для начала — средствам защиты поселений. И ныне хорошо известно почти каждому студенту-будущему археологу - древнейшие фортификационные сооружения Восточной Европы связаны именно с культурой Кукутень-Триполье, хотя вероятны и новые открытия.
Первые Кукутень-Трипольские поселения с искусственными фортификациями были зафиксированы Ф.Ласло (Сф.Георге, Ариушд) еще в начале ХХ века, но эти открытия остались незамеченными (L;szl; 1993: 33 и след.). В настоящее время поселения с фортификационными сооружениями зарегистрированы для всех периодов этой культуры и во всех основных регионах ее распространения, что и отмечено таблицей (в публикациях специалистов подробностей много больше).
Данные о фортифицированных поселениях первоначально складывались из результатов археологических раскопок. Однако на протяжении 60-80-х гг. выяснилось, что многие из фортификаций (рвы, валы) вполне отчетливо прослеживаются на современном рельефе. Из личной полевой практики и В.А. Дергачев, и многие другие специалисты знают, что в отдельных случаях перепады высот рвов и валов, даже поселений периода Триполье В1 иногда достигают двух-четырех метров. Проблеме искусственно и/или естественно укрепленных поселений этой культуры посвящена достаточно обширная литература. Вот лишь некоторые из работ: (Шмаглий 1960; Збенович 1975; Florescu 1966; Мarinescu-B;lcu 1976; Маркевич 1981; L;szl; 1993 и др.).
Дергачев зарегистрировал 90 относительно достоверных случаев искусственно защищенных трипольских поселений. На ранний период культуры приходится два случая (2,2%); на период Кукутень А-Триполье В1 — 40 случаев (44,9%); на период Кукутень АВ-Триполье В2 — 8 случаев (8,9%); на период Кукутень В-Триполье С1 — 12 случаев (13,3%) и на финальный период 28 случаев (31%). Зарегистрировано и 105 предположительных случаев. Сравнивая эти данные, можно заметить, что, при некоторых различиях в количественном отношении, их значения почти совпадают как по горизонтали, так и по вертикали (при составлении многих таблиц и графиков). Иными словами, они обнаруживают единую тенденцию (это отчасти показывает и иллюстрация: рис. 1)

Рис.1.(см. выше) План, реконструкции жилищ и фрагменты керамики наибольшего
протогорода «поднепровской Араты» (по определению Ю.Шилова) периода ее расцвета. Трипольское поселение до 400 га с. Тальянки Тальновского р-на Черкасской обл.
Реконструкции П. Л. Корниенко.
В случае многослойности памятника каждый из его слоев принят за отдельный памятник. И каждый из таких памятников вбирает в себя качество (фортифицированность или предположительная укрепленность), которое в реальности относится к предшествующему или последующему во времени культурному слою. И такие случаи известны. Скажем, искусственно защищенное поселение Кукутень-Бэичень включает несколько культурных слоев. Но документально установлено, что фортификационные сооружения относятся к горизонту Кукутень А. В период Кукутень АВ поселение продолжает существовать, но слой носит спорадический характер, а в период Кукутень
Фортификационные сооружения застраиваются, и поселение развивается и за пределами этих сооружений (Monah, Cuco; 1985: 82-84). С учетом этих оговорок, надо сохранить качество (фортифицированность) для поселения периода Кукутень А, но изъять его у поселения периода Кукутень АВ, а тем более у поселения периода Кукутень В. И хотя таких случаев, со сходными оговорками, немного, но они есть (Тырпешть, Траян — Дялул Фынтынилор, Подурь, Бодешть-Фрумушика и др.).
Эти корректировки, правда, не влияют на общую тенденцию.
Очевидна редкость фортификационных сооружений для раннего периода культуры — два поселения (Тырпешть, Траян — Дялул Вией). Причем, учитывая незначительную глубину и/или ширину зафиксированных на этих поселениях рвов, исследовавшая их С.Маринеску-Былку (Marinescu-B;lcu 1974: 21) склонна считать их сооружениями хозяйственного значения (ограды от диких животных), а не как средство военной защиты. Под вопросом остается наличие искусственных сооружений на предположительно защищенных румыно-молдавских поселениях Бэдень, Пятра Шоймулуй-Калу, Костиша, Подурь, Вэлень , так как все они многослойны, и, вероятнее всего, присваемые этим памятникам качества относятся к более поздним культурным горизонтам.
Что скрывается за наблюдаемыми для периодов Кукутень А-Триполье В1 и периода Хородиштя-Фолтешть — Триполье С2 резким возрастанием численности искусственно защищенных поселений? Есть вопрос о возможных внутренних социальных причинах, а именно, обострение социальных отношений. Но специалистам известно, что повсеместное распространение искусственно защищенных поселений в финальных периодах культуры вызвано, с одной стороны, угрозой степной инвазии со стороны носителей ямной культуры, а с другой, со стороны носителей культуры шаровидных амфор, которые, в конечном счете, преодолев носителей трипольской культуры, разделили ее ареал почти поровну.
Известно, что трипольская культура в северных районах (лесная зона от Карпат до Киевского Поднепровья) непосредственно сменяется около 2800 г. до н.э. культурой шаровидных амфор (ее связывают с индоевропейцами Прибалтики), а в степной и лесостепной зоне (опять таки от Карпат до Днепра) — позднеямной культурой степных скотоводов (Дергачев 1999: 205, 206. Рис.25, 26). В последнем случае речь идет о третьей волне степной инвазии (по М.Гимбутас), которая, как ранее отмечалось, никем не оспаривается. Следовательно — инвазия. Но это и время (по данным позднесредневековых списков Повести о Словенске Великом) исхода скифских князей Словена и Руса на север из региона трипольской культуры.
Если подобный взрыв численности искусственно укрепленных поселений финального Триполья объясняется угрозой и инвазией инокультурных обществ, то почему не менее значимый по количественному проявлению взрыв численности фортифицированных поселений периода Кукутень А-Триполье В1 нельзя объяснить теми же обстоятельствами? Иначе говоря, следуя принципу «по аналогии», напрашивающееся объяснение ситуации однозначное — инвазия. И в таком случае получается, что идея М.Гимбутас о первой волне степных скотоводов вполне подтверждается.
За исключением финального периода, фортифицированные поселения с незначительными различиями приходятся, главным образом, на западную часть ареала культурных периодов — на Прикарпатскую зону и Правобережье Прута, включая на севере его верховья с выходом на Поднестровье. За редкими единичными случаями, фортифицированные или предположительно укрепленные поселения отсутствуют в Среднем Поднестровье, и тем более, для периода Кукутень В-Триполье С1, в Поднепровье, хотя число памятников в этих регионах значительно.
Учитывая пространственное распределение укрепленных или предположительно укрепленных поселений, назревает один принципиальный вывод. Многочисленность искусственно фортифицированных поселений не может быть объяснена за счет внутренних социальных противоречий. Ибо, если бы таковые и были присущи трипольскому обществу, то в большей или меньшей степени они должны были проявиться на всем протяжении его ареала. Следовательно, широкое распространение фортификационных сооружений могло возникнуть из потребности защиты от какого-то внешнего фактора, чьей-то угрозы. Причем, эта угроза, если учитывать локализацию фортифицированных памятников, определенно сильно выражена именно в юго-западной, Прикарпатской, части ареала — на границе со степью, и практически не просматривается в северной — лесостепной части ареала — в Днестровско-Бугском и Днепровском междуречьях.
Период Кукутень А-Триполье В1 около 3,5 тыс. до н.э. являет резкое повсеместное распространение в Прикарпатской зоне, характеризующейся наивысшей плотностью памятников , многочисленных фортифицированных поселений. Учитывая соотношение укрепленных и неукрепленных поселений , создается впечатление , что в этой зоне общество буквально находилось на осадном положении. По данным римских историков, период связан в достижением скифами господства в Европе и Азии за 2800 лет до основания Рима.
Период Кукутень АВ-Триполье В2 — резкое сокращение численности памятников, смещение наибольшей их плотности к северу и опустошение южных районов Прикарпатской зоны при одновременном резком сокращении численности укрепленных поселений. Так после каких-то катаклизмов, приведших к смещению эпецентра плотности памятников к северу, одновременно снимается и осадное положение или военная угроза.
Период Кукутень В-Триполье С1 — повсеместное возрастание плотности памятников и в восточной, и в западной, включительно ранее отчасти опустевших, зонах, и все это при относительно низкой численности укрепленных поселений .Такое соотношение может быть объяснено лишь общей стабилизацией ситуации, приведшей к очередному пику развития этой культуры в данном периоде. Обращает на себя внимание расположение фортификационных памятников как бы дугой — с севера, с верховьев Прута, на юг, вдоль предгорий Восточных Карпат до верховьев Олта.
Если напомнить, что именно в точках концентрации этих укрепленных поселений проходят основные межгорные дороги, соединяющие Прикарпатскую зону с Центральной Трансильванией. Там же, в верховьях Олта, Бистрицы и р.Молдова находятся крупнейшие залежи меди (Дергачев 1999: 170-171). Там же, в верховьях Сирета находятся крупнейшие залежи поваренной соли (Monah 1991). Так что такая линия укреплений кажется вполне логичной.
Наконец, финальный период культуры, когда одновременно наблюдается общее сокращение численности поселений, концентрирующихся в междуречье верховьев Прута и Днестра и на Волыни, и одновременно резкое возрастание в этих зонах численности фортифицированных поселений . И никто не оспаривает, что в первом случае (Карпато-Поднестровье) это период угрозы и проникновения ямной скотоводческой культуры. А на севере — Волынь — это период угрозы и проникновения носителей центрально-европейской культуры шаровидных амфор. Полное спокойствие наблюдается только в Киевском Поднепровье, где, несмотря на значительное число памятников, известно лишь одно искусственно укрепленное поселение (Казаровичи).
Дергачев при оценке пространственно-временного анализа фортифицированных поселений рекомендует обратиться еще к качественно совершенно независимому источнику – топонимам, что суммируют память народов.
В процессе отбора фортифицированных или предположительно укрепленных поселений еще в 80-х гг ХХ века — на стадии разработки темы контактности Карпато-Поднестровья — археологом было замечено, что эти памятники зачастую сопровождаются топонимами, также означающими укрепленные местности. Учитывая полную автономность топонимии по отношению к археологическим источникам, было решено полностью и самостоятельно проанализировать и этот параметр.
Для этой цели из общей выборки памятников культуры Прекукутень-Кукутень-Триполье (2017) были отобраны все памятники, сопровождающиеся значимыми, с точки зрения исследователя, топонимами. И все выбранные топонимы подразделяются на две большие группы.
Первая группа — топонимы, обозначающие естественно отгороженные, трудно-доступные места. В частности, румынские обозначения: Chisc/Pisc; Corhan/Gorgan/Movila; Cap de Deal/Coada Dealului; M;gura; Dоmb; St;nca; Culme; Pod, Ruptura и др. или древнеславянские, включая украинские обозначения: Остров, Замка (запруда), Скала, Гора, Холм, Риф, Щовб, Горб, Гряда, Товдры, Клин и др.
Вторая группа — топонимы, обозначающие искусственно укрепленные места. К примеру, венгерское — Vбra; румынское — Cetate/Cet;;uie, La ;an;uri и, главным образом, топонимы древнеславянского происхождения: Horodi;te/Городище, Замок/Замчище, Мисто/Мистичко и пр.
Археологу удалось выбрать 244 памятника с подобными топонимами, которые представляют все периоды рассматриваемой культуры на всем протяжении их ареала. Они распределяются от периода к периоду приблизительно в тех же пропорциях, что и ранее рассмотренные фортифицированные и/или предположительно фортифицированные поселения. Обращает на себя внимание частая взаимовстречаемость этих качеств, т.е. выделенных топонимов с фортифицированностью или предположительно фортифицированными поселениями . Так, для периода Прекукутень-Триполье А из 5 поселений с выделенными топонимами 4 — укреплены или предположительно укреплены; для периода Кукутень А-Триполье В1 — из 90 поселений со значимыми топонимами 47 — укреплены или предположительно укреплены; для периода Кукутень АВ-Триполье В2 — соответственно из 27 поселений с топонимами 9 — укреплены; для пе- риода Кукутень В-Триполье С1 на 56 топонимов приходится 26 укрепленных поселений и для финального периода на 66 топонимов приходится 42 действительно укрепленных или предположительно укрепленных поселения.
Отмеченное совпадение этих абсолютно автономных по своей природе источников и их взаимное относительно пропорциональное распределение во времени от периода к периоду культуры позволило сформулировать два принципиально важных вывода. Во-первых, топонимия совершенно самостоятельно и независимо от археологических источников отражает те же реальные исторические процессы, что и ранее рассматриваемые качества — укрепленность или предположительную укрепленность поселений. Во-вторых, все ранее сказанное о проявлении или тенденциях, обнаруживающихся в хронологическом анализе фортифицированных или предположительно фортифицированных поселений, в равной степени относится и к топонимам, ибо отражает один и тот же историко-культурный процесс. То есть хотя бы несколько тысячелетий топонимы в данном регионе хранят помять об исторических реалиях.
Испытали ли носители рассматриваемой культуры в период Кукутень А-Триполье В1 какое-то военное нашествие или инвазию? Ответ напрашивается однозначный — да, испытали. Это нашествие отражено в резком (по сравнению с ранним периодом ) повсеместном распространении в указанный период естественно или искусственно укрепленных поселений — один укрепленный памятник из каждых шести.
Это нашествие, или инвазия, коснулось, в первую очередь и главным образом, Карпато-Попрутья, т.е. исторический эпицентр многовекового развития этой культуры . Направленное на эту зону, нашествие очевидно и вызвало резкое смещение населения или, вероятно, переселение части населения на север и северо-восток в менее опасные зоны, что отчетливо прослеживается в смещении плотности памятников на этапе перехода от периода Кукутень А-Триполье В1 к периоду Кукутень АВ-Триполье В2 .
Итак, испытало ли трипольское общество и культура военное нашествие на этапах периода Кукутень А-Триполье В1? Следуя двум автономным взаимокоррелирующим категориям источников — топонимики и данным археологии о фортифицированности поселений этой культуры — ответ для исследователя однозначный — да, испытало. И в этом случае мнение М.Гимбутас по этому вопросу верно.
Одно из подтверждений военной инвазии степных племен М.Гимбутас и другие специалисты видели в широком распространении в ареалах древнеземледельческих цивилизаций Карпато-Подунавья специфичного для степной зоны оружия, как-то: треугольных наконечников стрел, удлиненных ножевидных пластин, подтреугольных топоров с суживающимся закругленным основанием и пр. Особое внимание на эти формы изделий уделили в своей работе Я.Лихчардус и М.Лихардус-Иттен, составившие для некоторых из них карту их распространения в ареале культуры Гумельница-Караново VI-Варна и отчасти для культуры Кукутень-Триполье (Lichardus, Lichardus-Itten1993: 39, Abb.13).
Отбор материалов самим Дергачевым осуществлялся по всем основным, наиболее полно раскопанным памятникам, а в остальном — по принципу случайной выборки. Научное условие — репрезентативность выборки по каждому из периодов культуры с охватом всех ее территориальных подразделений.
Для памятников раннего периода культуры Прекукутень-Триполье А свойственны наконечники стрел в форме подромбовидных микролитов, на которые впервые обратил внимание В.И.Маркевич (1974: 32, Рис.1,1-19).
Период Прекукутень-Триполье А — практически полное отсутствие наконечников стрел. На каждый учтенный памятник в среднем приходится 1,36 наконечника . А между тем, в эту выборку включены многие почти или полностью раскопанные памятники, каждый из которых дал по несколько сот (Александровка 1, Гребенюков Яр, Окопы, Путинешть I, Тыргу-Фрумос, Траян-Дялул Вией), а в ряде случаев — от одной до более четырех тысяч (Ленковцы, Лука Врублевецкая, Флорешть I, Бернашовка) кремневых изделий .
Период Кукутень А-Триполье В1 — резкое количественное возрастание численности наконечников стрел, составляющих в среднем на один памятник по 10,85 единиц, или около 60% от всей выборки .
Период Кукутень АВ-Триполье В2 — относительно резкое сокращение численности наконечников стрел, составляющих в среднем 7,17 единиц на каждый памятник или 21,65% от всей выборки .
Период Кукутень В-Триполье С1 и период Хородиштя-Фолтешть-Триполье С2 — постепенное последовательное уменьшение численности наконечников стрел.
При резком разрастании естественно и искусственно укрепленных поселений в поздний период культуры одновременно наблюдается заметное сокращение численности наконечников стрел . Нет ли здесь какого-то методического противоречия? Дергачев считает, что нет, если учесть несколько важных обстоятельств.
Период Кукутень А-Триполье В1 — это один из ранних этапов эпохи энеолита. Период Хородиштя-Фолтешть-Триполье С2 — это ранний период эпохи бронзы. Ученые имеют дело с культурами и обществами двух различных исторических эпох, что предполагает качественные отличия не только по набору орудий труда, но и по средствам и тактике ведения войны.
Основные, базовые элементы фортифицированных поселений как средства защиты носят общеисторический характер. Единожды возникнув в эпоху энеолита, они без существенных изменений практиковались почти до наших дней. Конечно, различной была толщина или высота стен, разнообразными - техника и технология их сооружения, различным оказывалось внутреннее обустройство, но на протяжении всей истории они неминуемо включали в себя такие базовые элементы, как естественно укрепленное место (высотное или окруженное петляющей рекой и пр.); глубокий ров или вал, отделяющие естественно укрепленное место от открытой, доступной местности; стены из частокола или камня, защищающие отгороженное место с отдельных опасных сторон или по всему периметру.
Это бы и помнить апологетам средневековых «древнерусских городов».
Иное дело средства ведения войны, которые постоянно совершенствовались по мере совершенствования самого комплекса орудийного производства. Применительно к началу «господства скифов в Европе и Азии», можно сослаться на целый набор новых видов оружия, в массе появившегося в позднем периоде Триполья. Имеются в виду боевые, вне сомнения, топоры из рогов оленя с тщательно отделанной поверхностью, с имитацией литейного шва, костяные кинжалы, десятками (многими десятками) встречающиеся на каждом из укрепленных поселений (при единичности кремневых наконечников стрел) позднего Триполья (Маркевич 1981: 90 и след.). Подтверждением тому является и относительно широкое внедрение в этот период металлических (медные или из мышьяковистой бронзы) кинжалов, сполна представленных на памятниках Софиевского или Усатовского типов.
Для периода Прекукутенть-Триполье А характерны редкие находки наконечников, разбросанные по всему ареалу , — орудия охоты мирного периода.
Период Кукутень А-Триполье В1 — местонахождения с многочисленными экземплярами, концентрирующимися по всей восточной периферии ареала (обращенной к степному пространству) и, в особенности, в Карпато-Прутской зоне, т.е. в зоне наибольшей концентрации естественно и искусственно укрепленных поселений . Каков вывод? Состояние войны, угроза со стороны степей, наконечники стрел — уже одно из главных средств войны.
Период Кукутень АВ,В-Триполье В2,С1 — относительно редкие местонахождения с малым числом наконечников, относительно равномерно разбросанных по всему ареалу — мирная ситуация, наконечники — орудия охоты.
Финальный период культуры — редкие местонахождения с малым числом экземпляров, но в зонах сосредоточения естественно и искусственно укрепленных поселений. И вновь военная ситуация, наконечники стрел — одно из орудий войны.
Правомерно ли такое утверждение, ведь зачастую они трактуются, главным образом, как орудия охоты? Этого мнения, в частности, придерживается и один из ведущих специалистов-трасологов Г.Ф.Коробкова (1987: 173 и след.). Можно ли проверить это положение? Можно.
Элементарная логика подсказывает, что в случае, если наконечники стрел выступали, главным образом, в качестве орудия охоты, то резкие количественные колебания этих изделий обязательно должны отразиться в колебаниях численности остатков дикой палеофауны — объекта охоты. Благо, таких определений ученые имеют достаточно.
Сравнив среднестатистические данные о численности дикой палеофауны по периодам с процентным соотношением численности наконечников стрел, можно сделать ряд выводов. Количественное распределение наконечников стрел и количественное распределение дикой палеофауны демонстрируют две противоположные тенденции. Особенно это наглядно на уровне первых трех периодов, когда резкое увеличение численности наконечников стрел на переходе от периода Прекукутень-Триполье А к периоду Кукутень А-Триполье В1 сопровождается заметным резким сокращением численности костей дикой фауны. Эти различия хорошо просматриваются и на переходе от периода Кукутень А-Триполье В1 к периоду Кукутень АВ-Триполье В2, когда продолжающееся медленное сокращение численности костей дикой фауны совпадает с одновременным резким сокращением численности наконечников стрел.
Из выявленных соотношений этих двух качеств с необходимостью напрашивается один единственный вывод — резкое увеличение численности наконечников стрел в период Кукутень А-Триполье В никак не связано с изменениями хозяйственной деятельности носителей этой культуры. Единственно возможное альтернативное объяснение — наконечники стрел, по крайней мере, для рассматриваемого периода, выступают в качестве оружия или иными словами — орудием войны.
Дергачев проанализировал четыре относительно автономных вида источников — общий фонд памятников, фортифицированные поселения, топонимику и наконечники стрел. Следуя пространственно-временному анализу каждой из этих категорий и всех вместе взятых, выявляется, что, действительно, в период Кукутень А — Триполье В эта культура и ее носители, во первых, испытали на себе какое-то сотрясение, приведшее к временному кризису культуры на последующем этапе (период Кукутень АВ-Триполье В2) ее развития, и во-вторых, это сотрясение сопряжено с каким-то нашествием со стороны, и, в-третьих, последствия этого разрушительного нашествия более всего прослеживаются на южной (низовья Сирета и Прута ) или юго-восточной периферии культуры , т.е. в зоне, обращенной к степям Восточной Европы. И главное, по отдельности или в сумме, все эти данные подтверждают идею М.Гимбутас об испытаниях, выпавших на долю носителей культуры в рассматриваемый период.
Предложенный анализ можно продолжить и применительно ко многим из категорий орудийного комплекса и комплекса оружия (включительно металлических); и применительно к символике боевого оружия (глиняные модели боевых топоров); и применительно к керамике, в частности, керамике с примесью ракушки; и применительно к погребальному обряду — так называемые культовые захоронения; и применительно к культовой антропоморфной пластике, в частности мужских статуэток и символике мужского начала — фаллосы; и применительно к украшениям (подвески из раковин Unio, роговые подвески с ушком — так называемые псалии, и многие другие). Иначе говоря, речь идет обо всех основных категориях археологических источников, отражающих материальную, духовную и социальную жизнь носителей культуры Прекукутень-Кукутень-Триполье как комплексного индикатора исторических процессов в энеолите Восточной Европы времен «начала господства скифов».

Рис. 3.(Интернет) Период расселения трипольцев около 5 тысяч лет назад.
А(а) — 1—6-я ступени позднего периода культуры Триполье-Ку-кутени; б — 7—11-я ступени позднего периода культуры Триполье-Кукутени; в — памятники культуры Триполье-Кукутени (ступень не уточнена); г — отдельные трипольские наход¬ки; д — группа памятников культуры Триполье-Кукутени; е — памятники культуры воронковидных кубков; ж — груп¬па памятников культуры воронковидных кубков; з — волынский вариант культуры шаровидных амфор; и — подольский вариант культуры шаровидных амфор; к — группа памятников культуры Чернавода (Энеолит СССР. М.:Наука, 1982. С.215).
И если продолжить углубленный анализ всех этих категорий, то обнаруживаются те же тенденции, те же закономерности, что и проанализированные выше категории. Ибо потрясения и последствия этого военного нашествия были столь значительными, что они, действительно, отразились на всем облике этой культуры, материализовавшись во всех и каждой из присущих ей категорий археологических источников.
Очевидно, что культура периода Кукутень А-Триполье В1, действительно, испытала на себе какое-то потрясение (анализ общей динамики развития культуры) и что это потрясение определенно вызвано каким-то внешним нашествием (анализ фортификационных поселений, топонимики и наконечников стрел) и что как будто бы эта угроза исходит со стороны степной зоны (все категории). Следуя логике, можно определиться с вопросом, кто же были носители этой внешней угрозы, носители войны.
В качестве «визитной карточки» непрошеных гостей Дергачев назвал следующие основные категории или разновидности материалов.
1. Оружие в целом как самостоятельная категория со всеми ее составляющими, которое изготовлялось в степных и лесостепных зонах Восточной Европы еще на раннем этапе энеолита (Мариупольская культурно-историческая общность с ее Каменной Могилой-архивом энеолита Северного Причерноморья), и большинство конкретных типов которого распространяются в ареале культуры Кукутень А-Триполье В1 вместе с инвазией степных племен или же воспринимаются раннеземледельческой культурой в целях самозащиты.
Вот лишь некоторые из них - достаточно стандартные наконечники стрел или дротиков удлиненно-треугольной формы с прямым основанием; длинные кремневые ножи-пластины; топоры подтреугольной формы с закругленным обушком; каменные булавы — крестовидные — мариупольского типа — , но возможны и иные формы; дротики с прорезными костяными наконечниками с кремневыми вставками типа Дереевки или Джурджулешть и иные.
2. Идущие со времен Сунгири скипетры (схематические и реалистические), которые, несмотря на их количественное преобладание в раннеземледельческом ареале, включительно Кукутень А-Триполье В1, вне сомнения, происхождением связаны со степной зоной, ибо они символизируют лошадь, причем взнузданную верховую лошадь.
3. Визитной карточкой степных или лесостепных восточноевропейских племен сама по себе является керамика с примесью ракушки, которая впервые появляется в период Кукутень А-Триполье В1, а затем внедряется в керамический комплекс последующих этапов развития этой культуры. Можно оспаривать конкретные истоки этой керамики — среднестоговские или скелянские (по Ю.Я.Рассамакину), но они оттуда — восточноевропейские, степные или лесостепные.
4. Погребения в вытянутом положении, появившиеся «неожиданно» в период Кукутень А-Триполье В1 (Скынтея) и встречающиеся впоследствии на более поздних этапах (Траян, Незвиско, могильник Чапаевка), и которые по антропологическим данным обнаруживают сходство с восточноевропейскими днепро-донецкими или мариупольскими материалами.
5. Антропоморфные мужские статуэтки и фаллосы, которые появляются в самом конце раннего периода культуры, в массе — в период Кукутень А-Триполье В, а затем встречаются и на последующих этапах и, которые определенно символизируют мужское начало или патриархальные отношения, изначально свойственные степным скотоводческим обществам (хотя подобное известно со времен позднего палеолита Русской равнины).
6. Специфичные украшения из раковин Unio — тип Мариуполь, Деча Мурешулуй, которые не следует путать со сходными подвесками, свойственными культурам энеолита или ранней бронзы Венгрии или Польши.
7. Возможно, со временем в этот список можно будет включить и ранние свидетельства колесного транспорта (Пурикань и др.), о которых в последней из посвященных этой теме статье почему-то ничего не сказано (Bakker и др. 1999).
По Дергачеву, если отбросить последний пункт, данных для утверждения, что военная инвазия связана со степными скотоводами Восточной Европы остается предостаточно. Надо ученым всегда спросить только огромный археологический материал, и он главное им ответит. И, по сути, получится, что М.Гимбутас во многом была права. К тому же, протогорода на территории будущей средневековой Гардарики (Руси) явно были за несколько тысяч лет до существования самой Новгород-Киевской Руси. И в той или иной форме это отразили даже топонимы.
К статье Дергачева приложена списком обильная научная литература, которая в данном случае опускается.

Так есть ли археологические следы начала господства скифов в Европе и Азии с 4 тыс. до н.э., свидетельства существования городов столь далекой поры в Восточной Европе ?!
Решать Вам, уважаемые читатели. http://proza.ru/2008/08/27/149

Тертэри письмо Подунавья 6 – 5 тыс. до н.э. является одним из свидетельств сложных событий той поры.
 
http://www.russika.ru/t.php?t=2505
Например, один из знаков - вариант «трехконечие на кресте» будет затем неоднократно повторяться вплоть до знаков Рюриковичей и подсвечников новгородского герба.
Тертэри письмо - вариант европейской протописьменности 8 - 6 тысяч лет назад, развивавшейся в округах Среднего и Нижнего Подунавья (земель исхода славян, например, и по русским летописям).
Переводов культовой таблички 5 тыс. до н.э. становится все больше. И все имеют право на жизнь. Более признаваем перевод на шумерском. По наиболее популярной трактовке, написано следующее: NUN KA. SHA. UGULA. PI. IDIM KARA. 1. (Перевод - "Четырьмя правительницами лика бога Шауэ старейшина разума глубокого сожжен один").
Автор данной энциклопедической статьи допускает вероятность иного перевода. Ро-Би с Ут-Ра до Вече-Ра, Дар (Бог) Об-Ра-дует.
Три копья на подставке - часть особого ритуала жителей нижнего Полунавья, описанного Геродотом в культе Замолксиса (см.) у гетов. Одновременно знак мог означать и застолье у Замолксиса, на которое он приглашал самых приближенных. Чтение сверху-вниз (при вариациях против часовой стрелки справа-налево) нередко встречается в древних письменах (логика умеющим так читать знаки была понятна).
Подобные таблички (напоминающие грузила небольших сетей), но чаще без знаков, обнаружены в ряде мест праславянского Подунавья. Например, в Лепенском Вире (Сербия). Рядом бусы и браслеты, которые носили красавицы Лепена около 7 тысяч лет назад.
Табличка обнаружилась в Трансильвании, в маленьком румынском поселке Тэртерии севернее Дуная. В 1965 году немецкий шумеролог Адам Фалькенштеин предположил, что письменность возникла в Тэртерии под влиянием Шумера. Ему возразил М.С. Худ, доказывая, что тэртерийские таблички вообще не имеют никакого отношения к письменности. По заданию доктора исторических наук Т.С. Пассек вопрос о пребывании шумеров в Трансильвании расследовал молодой археолог В. Титов. К единому мнению о сущности тэртерийской загадки так и не пришли. А. Кифишин, проанализировав накопленный материал, сделал выводы: таблички - осколок широко распространенной системы письменности местного происхождения; текст одной таблички перечисляет шесть древних тотемов, совпадающих со "списком" из шумерского города Джемдет-Насра, а также с печатью из захоронения, относящегося к венгерской культуре Кереш; знаки на табличке следует читать по кругу против часовой стрелки (во второй половине - вероятнее по часовой); содержание надписи (если, действительно, ее прочитать по-шумерски) подтверждается находкой в той же Тэртерии расчлененного трупа мужчины; имя местного бога Шауэ (Замо…) идентично шумерскому богу Усму (Усну…).
Замо… со временем выводит к Замолксису, упоминаемому Геродотом.
Табличка переведена Кифишиным так: "В княжение сороковое для уст бога Шауэ старейшина по ритуалу сожжен. Это десятый" (см.: другие переводы). Умер лугаль, как звали шумеры своих владык.
Километрах в двадцати от Тэртерии находился холм Турдаш. В нем было погребено древнее поселение земледельцев периода неолита. Холм раскапывали еще с конца Х1Х века. Внимание археологов привлекали пиктографические знаки, но их сочли за простые клейма владельцев сосудов. Ручей, изменив свое русло, почти смыл Турдаш. В 1961 году археологи появились уже на холме Тэртерии. Под самым нижним слоем холма была обнаружена яма, заполненная золой. На дне - статуэтки древних богов, браслет из морских раковин и три маленькие глинянные таблички, покрытые пиктографическими знаками. Рядом расчлененные и обгоревшие кости взрослого человека.
Таблички вызвали наибольший интерес. Выяснилось, они сделаны из местной глины. Знаки наносились только с одной стороны. Техника письма оказалась очень проста: рисунчатые знаки процарапывались острым предметом на сырой глине, затем табличку обжигали. Первые земледельческие поселения появились на Балканах еще в VI тысячелетии до н.э., а через тысячу лет земледелием занимались уже на всей территории Юго-Восточной и Центральной Европы. Сначала земледельцы обитали в землянках, обрабатывали землю каменными орудиями. Основной посевной культурой был ячмень. Постепенно внешний вид поселения менялся. К концу V тысячелетия до н.э. появляются первые глинобитные дома. Дома возводились очень просто: ставился каркас из деревянных столбов, к нему прилаживали стены, сплетенные из тонких прутьев, которые потом обмазывали глиной. Обогревались жилища сводчатыми печами. Когда же он ветшал, его сносили, выравнивали место и строили новый. Таким образом, древний поселок постепенно рос ввысь. Шли столетия, и постепенно земледельцы стали осваивать топоры и другие орудия, сделанные из меди.
Древние обитатели Балкан, как ранее свидерцы, оказали заметное влияние на культуру Малой Азии. Особенно хорошо прослеживается с ней связь культуры Турдаш-Винчи по пиктографическим знакам на керамике. Знаки, иногда полностью идентичные винчанским, были найдены в легендарной Трое (в слоях начала III тысячелетия до н.э.). Тогда же они появляются и в других районах Малой Азии. Отдаленные отголоски письменности Винчи содержит в себе пиктографическая письменность древнего Крита. Нельзя не согласиться с и с предложением археолога В. Титова о том, что примитивная письменность в эгейских странах уходит своими корнями на Балканы IV тысячелетия до н.э., а вовсе не возникла под влиянием далекого Двуречья, как раньше полагали некоторые исследователи. Тэртери письмо - одно из неопровержимых свидетельств европейского знакового письма задолго до шумеров.

Где дипломатия ?!

В житейских мудрости и хитрости наших пращуров-земляков, которые выживали в столь сложных условиях времен «неолитической революции». Характер и формы дипломатии были тесно связаны с характером и формами государств данной эпохи. Дипломатические сношения велись от лица царей (басилевсов Скифии) и руководились ими. Дипломатия стремилась к заключению оборонительных и наступательных союзов. О значении дипломатии в античную эпоху можно судить по словам, приписываемым Ганнибалу: «Могущество Рима (да и любой державы, включая и Скифию) состоит не в его военной мощи, а в его способности разъединять противников». В.А. Зорин “Основы дипломатической службы”. М., 1964 г.

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2907220841
http://www.proza.ru/2009/07/22/841

 

Дипломатия Словена и Руса
 

http://www.novgorod.ru/images/1008.gif 3500 - 2500 до н.э.
http://forum.istorichka.ru/yabbfiles/Attachments/R1a_-.jpg


Дипломатия Словена и Руса

По версии профессора А.А.Клесова, ДНК наших современников показывают, что самые древние корни Ариев (восточных индоевропейцев), рода R1a1 (из R1a) , давностью 12 тысяч лет, находятся на Балканах - в Сербии, Косове, Боснии, Македонии. Через 6 тысяч лет этот род расширится на северо-восток, на Северные Карпаты, образовав праславянскую, трипольскую культуру и положив начало великому переселению народов в четвертом-третьем тысячелетии до нашей эры. Род R1a1 продвинулся на запад, до Атлантики и Британских островов, и на север, в Скандинавию. Этот же род пришел на ближний север и восток - на земли современных Польши, Чехии, Словакии, России с общим праславянским предком, жившим 4500 лет назад. Этот же предок дал выжившее потомство, живущее в настоящее время по всей Европе, от Исландии до Греции и Кипра, и распространившееся до юга Аравийского полуострова и Оманского залива. Сейчас в европейских странах представители рода R1a1 составляют от 4 до 20% населения, носителями той же группы является половина высших каст Индии (16% всего населения).
http://www.rv.ru/content.php3?id=7982 (пояснения)
В итоге к нашему 21 веку распространение R1a явно выходит за пределы собственно славянского ареала, но - понятно – не претендуя на весь индоевропейский мир.

В принципе обоснованные выводы А.А.Клесова и других специалистов отчасти подтверждают версию русских летописей, что в первое послепотопное время (около 3264 г. до н.э. ) складывался языческий союз «Русь, чюдь и вси языци» . Это – вероятно - было еще ностратическое содружество северных народов, которое требует дальнейшего изучения Изучения и в духе идей Василия Степановича Передольского «Бытовые остатки насельников Ильменско-Волховского побережья и земель Велико-Новгородского державства каменного века» (1893) и «Новгородские древности. Записки для местных изысканий» (1898). http://traditio.ru/wiki/Русьчюдь_и_вси_языци

Если допустить существование «державства», то допустима и «дипломатия державства» того времени – 3 тыс. до н.э.
Десятки списков «Сказания о Словене и Руссе» (есть вариации названия) указывают на примерную глубину этнической памяти словено-русов в округе Валдайских гор и озера Ильмень. http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111130.htm
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111104.htm и др.

С.В. Алексеев – без учета ностратики и геногеографии - в статье «ФОЛЬКЛОРНЫЙ ПЕРВОИСТОЧНИК НОВГОРОДСКОЙ ТРАДИЦИИ XYII ВЕКА» ( Проблемы источниковедения и политической истории: Сб. ст. - М., 1995) не показал основательного знания историографии важной проблемы. Около сотни списков с вариациями названий им произвольно суммированы под одно название «Сказание о начале Руския земли и создании Новаграда и откуда влечашася род словенских князей». И – по традиции упорного омоложения источника – эти списки вошли в общерусское летописание со второй половины XYII века, отражают преимущественно новгородскую традицию, хотя в ряде эпизодов очевидно и влияние киевского "Синопсиса".
"Сказание" наряду с "Синопсисом" послужило источником для изложения ранней истории в "Подробной летописи Российского государства" - обширной компиляции начала XYIII века (Подробная летопись российского государства. Спб., 1798). Ее автор фактически по наитию датировал описываемые события и подверг текст некоторой смысловой редакции.
С.В. Алексеев  сравнил некоторые тексты сказания, отметив, что различия списков между собой минимальны, а большинство разночтений не несет смысловой нагрузки. Это еще раз подчеркивает необходимость академического издания и сопоставления всех текстов данного исторического источника.
Затем исследователь сопоставил «Сказание» с Иоакимовской летописью, приводимая Татищевым в "Истории Российской". Справедливо заметил, что  долгое время летопись вызывала сомнение в своей подлинности. Однако исследования XX столетия убедительно показали: что источник не только принадлежит средневековой традиции, но и для периода Киевская Руси использует достаточно раннюю и достоверную информацию (например, подробности крещения новгородцев). Летопись составлена во 2-ой половине XYII века - это явствует и из ее языка, и из самого содержания. Псевдо-Иоаким не был самим Татищевым (как подозревали многие еще в XYIII веке), но он мог быть его старшим современником.
«Сказание» и летопись – не наиболее ранние памятники русского летописания, а выражение поздней новгородской летописной традиции. Их сопоставление особенно продуктивно в том плане, что позволяет более четко представить устную традицию, которая легла в основу повествования о до-Рюриковой истории ильменских словен и в "Сказании", и в Иоакимовской летописи.
Начало оригинального повествования в обоих памятниках чрезвычайно сходно.
В "Сказании": "по мале времени правнуцы Афетовы Скиф и Зардан отлучишася от братии своея и от рода своего от западных стран и коснуся полунощных и вселишася во Ексинопонте" (Попов А. Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенных в Хронографы русской редакции. М., 1869).
В Иоакимовской летописи: "Сынове Иафетовы и внуки отделишася и един от князь Славен с братом Скифом. Имея многие войны на востоке, идушу к западу, многи земли о Черном море и Дунае себе покариша"( Татищев В.Н. История Российская. М., 1994. Т. 1. с. 108).
Исследователь допускает, что Псевдо-Иоаким, вернее всего, писал несколько позже автора "Сказания". Предполагается, в итоге вероятного знакомства и привлек некоторые данные этого памятника в свою летопись, отредактировав их в соответствии в собственными этногоническими (этногенетическими) и фиктивно-генеалогическими представлениями. Отсюда и некоторые разночтения.
Скиф в "Сказании" - очевидно, предок, в Иоакимовской летописи - брат Словена. Есть и иные детали. Но стоит отметить, что регионом исхода Словена все же признается Причерноморье. Версия Псевдо-Иоакима омолаживает период, вводя Бастарна как сына Словена. Однако и версия «Сказания» тоже содержит омолаживающие вкрапления.
Сказание о Словене и Русе и городе Словенске (из Хронографа 1679 года). Публикуется по Полному собранию русских летописей. Т. 31. Л., 1977).
«В лето от сотворения света 2244, во второе же лето по потопе, по благословению Ноя праотца разделися вся вселенная на три части трем сыном его, Симу, Хаму и Афету. Низвержеся от нерадения Хам от благословения отца своего Ноя, зане упився вином.
И потом истрезвися Ной от вина, и разуме, елико сотвори ему менший сын Хам, и рече: "Проклят буди Хам отрок и да будет раб братома своима".
И благослови Ное дву сынов своих, Сима и Афета, иже покрыта наготу отца своего, опак зряще, наготы же его не видеша. И благослови Сифа, сына Арфаксадова, да вселится в пределех Ханаановых. Афету же по благословению отца своего Ноя излиявшуся на западныя и на северный страны даже и до полунощия.
По мале же времени правнуцы Афетовы Скиф и Зардан (Иордан, Джордан) отлучишася от братий своих и от рода своего от западных стран, и коснушася полуденных стран, и вселишася во Ексинопонте, и живяху тамо многа лета, и от сих породишася сынове и внуцы и умножишася зело, и прозвашася по имени прадеда своего Скифа Скифия Великая. И бысть между ими распря и междоусобица и крамола многа и тесноты ради места.
Начальницы же тогда родители их княжаху единого отца сынове пяточислении кровницы, им же имена: 1) Словен, 2) Рус, 3) Болгар, 4) Коман, 5) Истер. От сих же племене во время последнее и каган сыроядец изскочи, о нем же греческая история последи изъяснит».

Болгар и Коман – позднеантичные и раннесредневековые народы, тяготевшие к кочевьям. Истер (Истр – Дунай) – обозначение подунайских народов, формировавшихся при активном участии этих кочевников. Связать их с первыми послепотопными годами (около 3264 г. до н.э.) невозможно. Это, вероятно, понимали и авторы разных редакций «Сказания».  И шло продолжение.

«Мы же на предлежащее возвратимся, Князем убо скифским Словену и Русу, мудростию и храбростию в роде своем всех превозшедшим, и начаша размышляти со ближними своими премудре, рекоша же сице:
"Или толико всего вселенныя, иже ныне под нами? Еда несть во жребии праотца нашего Афета еще части земли благи и ко вселению человечю угодны? Слышахом бо от предков своих, яко благословил праотец наш Ной прадеда нашего Афета частию земли всего западнаго и севернаго и полунощнаго ветров, и ныне убо, братие и друзи, послушайте совета нашего, оставим далече от нас вражду сию и несогласие, еже ныне тесноты ради творится в нас, и подвигнемся убо, и идем от земля сея и от рода нашего, и пойдем по вселенной света, сущей во жребии прадед наших, иде же нас приведет счастие  и благословение праотца нашего благословеннаго Афета и подаст нам землю доброплодну во обитание нам и родом нашим".
И люба бысть сия речь Словенова и Русова всем людем, и вей яко единемы усты реша: "Благ совет князей наших и добра речь и угодна премудрых держателей".

Пример ли это какого-то очень важного дипломатического решения ?!
Очевиден призыв князей – «оставим далече от нас вражду сию и несогласие, еже ныне тесноты ради творится в нас». Переселенность причерноморской Скифии явно требовала новой стратегии развития пращуров словено-русов, которые должны были стать первооткрывателями новых земель, покидая родные земли.
«И подвигнемся убо, и идем от земля сея и от рода нашего…». Другие сородичи-скифы в Причерноморье явно оставались.
По ранее известному жребию прадеды Словена и Руса имели право на поиск новых земель. «…И пойдем по вселенной света, сущей во жребии прадед наших, иде же нас приведет счастие  и благословение праотца нашего благословеннаго Афета и подаст нам землю доброплодну во обитание нам и родом нашим". Конечно, здесь усилена христианская оболочка событий. Но шумерские и подобные тексты допускают примерно такую стилистику при общении властителей и сородичей, принимающих сообща важнейшие решения. Геродот это показывал на примере царей и народа киммерийского при описании событий около 722 г. до н.э.
Мудрой дипломатией здесь было уйти из региона  «вражды сей и несогласия, еже ныне тесноты ради творятся в нас». Хорошо, что другие стороны «сей вражды» сородичам Словена и Руса уйти на поиск новых земель не помешали. В ведь « бысть между ими распря и междоусобица и крамола многа и тесноты ради места», когда умножились зело. На примере усобиц носителей трипольской и кочевых культур в прежнем материале о дипломатии Великой Скифии это показано.

Версия позднеантичных римских историков, что скифы достигли господства в Европе и Азии за 2800 лет до основания Рима – около 3553 г. до н.э. – позволяет сказанию быть в этом контексте относительно правдивым. Скифские властители (басилевсы, «князья») тогда могли быть. Понятно, что нет гарантий по конкретным именам – именно Словен и Рус.

Далее сравнительно общеизвестное:

«И в лето от сотворения света 3099 Словен и Рус с роды своими отлучишася от Ексинопонта, и идоша от роду своего и от братия своея, и хождаху по странам вселенныя, яко острокрилаты орли прелетаху сквозе пустыня многи, идуще себе на вселение места благопотребна. И во многих местех почиваху, мечтующе, но нигде же тогда обретше вселения по сердцу своему. 14 лет пустыя страны обхождаху, дондеже дошедше езера некоего велика, Моикса зовомаго, последи же от Словена Илмер проименовася во имя сестры их Илмеры. И тогда волхвование повеле им быти населником места оного.
И старейший, Словен, с родом своим и со всеми, иже под рукою его, седе на реце, зовомей тогда Мутная, последи ж Волхов проименовася во имя старейшаго сына Словенова, Волхова зовома. Начало Словенску граду, иже последи Новъград Великий проименовася. И поставиша град, и именоваша его по имени князя своего Словенеск Великий, той же ныне Новъград, от устия великаго езера Илмеря вниз по велицей реце, проименованием Волхов, полтора поприща.
И от того времени новопришельцы скифстии начаху именоватися словяне, и реку некую, во Илмер впадшую, прозваша во имя жены Словеновы Шелони. Во имя же меньшаго сына Словенова Волховца преименова оборотню протоку, иж течет из великие реки Волхова и паки обращается в него.
Больший же сын оного князя Словена Волхв бесоугодник и чародей и лют в людех тогда бысть, и бесовскими ухищреньми мечты творя многи, и преобразуяся во образ лютаго зверя коркодила, и залегаше в той реце Волхове путь водный, и не поклоняющих же ся ему овых пожираше, овых же испроверзая и утопляя. Сего же ради людие, тогда невегласи, сущим богом окаяннаго того нарицая и Грома его, или Перуна, рекоша, руским бо языком гром перун именуется.
Постави же он, окаянный чародей, нощных ради мечтаний и собирания бесовскаго градок мал на месте некоем, зовомо Перыня, иде же и кумир Перунов стояше. И баснословят о сем волхве невегласи, глаголюще, в боги сел окаяннаго претворяюще. Наше же християнское истинное слово с неложным испытанием многоиспытне извести о сем окаяннем чародеи и Волхове, яко зле разбиен бысть и удавлен от бесов в реце Волхове и мечтаньми бесовскими окаянное тело несено бысть вверх по оной реце Волхову и извержено на брег противу волховнаго его градка, иде же ныне зовется Перыня. И со многим плачем тут от неверных погребен бысть окаянный с великою тризною поганскою, и могилу ссыпаша над ним велми высоку, яко же обычай есть поганым.
И по трех убо днех окаяннаго того тризнища проседеся земля и пожре мерзкое тело коркодилово, и могила его просыпася с ним купно во дно адово, иже и доныне, яко ж поведают, знак ямы тоя не наполнися. Другий же сын Словенов малый Волховец живяше со отцем своим во граде своем великом Словенцы. И родися Волховцу сын Жилотуг, и протока проименовася во имя его Жилотуг, в ней же той утопе еще детеск.
Другий же брат Словенов Рус вселися на месте некоем разстояннем Словенска Великаго, яко стадий 50 у соленого студенца, и созда град между двема рекама, и нарече его во имя свое Руса, иж и доныне именуется Руса Старая. Реку же ту сущую едину прозва во имя жены своея Порусии, другую ж реку имянова во имя дщери своея Полиста. И инии градки многи Словен и Рус поставиша. И от того времени по имяном князей своих и градов их начахуся звати людие сии словяне и руси.
От создания мира до потопа лет 2242, а от потопа до разделения язык 530 лет, а от разделения язык до начала создания Словенска Великаго, иже ныне Великий Новъград, 327 лет. И всех лет от сотворения света до начала словенскаго 3099 лет.
Словен же и Рус живяху между собою в любви велице, и княжиша тамо, и завладеша многими странами тамошних краев. Такоже по них сынове их и внуцы княжаху по коленом своим и налезоша себе славы вечные и богатства многа мечем своим и луком. Обладаша же и северными странами, и по всему Поморию, даже и до предел Ледовитого моря, и окрест Желтовидных вод, и по великим рекам Печере и Выми, и за высокими и непроходимыми каменными горами во стране, рекома Скир, по велицей реце Обве, и до устия Беловодныя реки, ея же вода бела, яко млеко. Тамо бо берущи дорогою скорою звери, рекомаго дынка, сиречь соболь. Хождаху ж и на Египетъския страны воеваху, и многое храбрьство показующе во еллинских и варварских странах, велий страх от сих тогда належаше.

Если земли «жребия прадедов» Словена и Руса были найдены и заселены мирно, то далее «сынове их и внуцы княжаху по коленом своим и налезоша себе славы вечные и богатства многа мечем своим и луком». И здесь зачастую возникают сомнения. А хотя бы примерно могли скифские словено-русы достигать таких военно-политических результатов, неизбежно и с помощью дипломатии ?!

Завладеша многими странами тамошних краев.
Обладаша же и северными странами, и по всему Поморию, даже и до предел Ледовитого моря, и окрест Желтовидных вод, и по великим рекам Печере и Выми,
и за высокими и непроходимыми каменными горами во стране, рекома Скир (Сибирь ?), по велицей реце Обве (Ока ?), и до устия Беловодныя реки, ея же вода бела, яко млеко. Тамо бо берущи дорогою скорою звери, рекомаго дынка, сиречь соболь.
Хождаху ж и на Египетъския страны воеваху, и многое храбрьство показующе во еллинских и варварских странах, велий страх от сих тогда належаше…

Понятно, что легче всего спешно отнести все это к фантазиям авторов и редакторов многих списков «Сказания». Но – как помним – по оценке римских авторов, скифские мудрецы доказали свою большую цивилизационную древность по отношению к египтянам. Геродот указывал на поход фараона Сесостриса на Скифию, что относят примерно к 19 веку до н.э. «Египетские страны» - союзники раннего Египта, его северные соседи типа Шумера или Ассирии. 
Даже христианство относит появление скифства как мировоззрения (одной из первых ересей) к периоду около 27 века до н.э. По Епифанию  Кипрскому († 403 г.): «Ски;ство, отъ дней Ноевыхъ и въ посл;дующее время до построенія столпа и Вавилона, и посл; столпотворенія не большое число л;тъ, то есть при Фалек; и Рагав;; н;которые, уклонившись въ страну Европы, селились въ области ски;ской между тамошними племенами со временъ ;ираса (Быт. 10, 2), отъ котораго произошли ;ракіяне, и поздн;е».
http://tvorenia.russportal.ru/index.php?id=saeculum.v.e_06_0102
Иоанн Дамаскин в 8 веке во многом повторил оценки Епифания. При этом он подчеркивал, что именно Фалек и Рагав присоединились в скифской области к тамошним племенам: « Скифство: от дней Ноя и в последующее время до построения столпа вавилонского и после столпотворения в течение немногих лет, т.е. до Фалека и Рагава, которые, уклонившись в страну Европы, поселились в области скифской и присоединились к тамошним племенам со времен Фарры, от которого произошли фракийцы, и позднее».
(труд И.Домаскина входит в церковный канон http://www.agioskanon.ru/eresi/ ).
Как шло переселение в Скифию, так неизбежно частью наблюдались миграции и военные походы из этой державы. Южные источники упоминают во главе таких походов «северных царей». Иезекииль около 26 веков назад рассказал о таком царе более подробно, обозначив его как Гог и Магог, князь Роша. С конца античности Скифию по мере христианизации и стали именовать Росия.
Источники 3 – начала 2 тыс. до н.э. прямых свидетельств о походах потомков Словена и Руса «на Египетъския страны, и многое храбрьство показующе во еллинских и варварских странах» не дают. Но вот русские средневековые летописи упоминают такое событие.
«И был единый народ. И когда умножились люди на земле, замыслили они создать столп до неба, - было это в дни Иоктана (внук Фалека, сын Евера; отец всех арабов) и Фалека. И собрались на месте поля Сенаар строить столп до неба и около него город Вавилон; и строили столп тот 40 лет, и не свершили его. И сошел Господь Бог видеть город и столп, и сказал Господь: "Вот род един и народ един". И смешал Бог народы, и разделил на семьдесят и два народа, и рассеял по всей земле.
По смешении же народов Бог ветром великим разрушил столп; и находятся остатки его между Ассирией и Вавилоном, и имеют в высоту и в ширину 5433 локтя, и много лет сохраняются эти остатки. По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама - южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же семидесяти двух язык произошел и народ славянский, от племени Иафета - так называемые норики, которые и есть славяне». http://old-rus.narod.ru/02-main.html
По христианской хронологии, это время около 2650 – 2750 гг. до н.э. (по еврейской, около 2000 г.). И это созвучно раннехристианской версии о возникновении скифства как мировоззрения, хотя Рагава здесь явно заменяет Иоактан – хронологически такая позиция летописей уступает по точности раннехристианской версии. Но «нарци еже суть словене» (норики, которые и есть славяне), что позже поселились у Дуная, в 3 тыс. до н.э. внимания к себе требуют. Академик О.Н.Трубачев обосновывал развитие ранних славянских языков именно из округи Дуная.

Обратим внимание на касков – народ Южного Причерноморья той поры. Интерес к этому раннеантичному народу, контролировавшему большую округу, в российской истории должен быть оправдан по многим причинам. Даже названием «каски» (кашки) напоминают Кавказ и Каспий, казаков и касогов (северных кавказцев), да и раннеантичных касситов, которые веками правили в округе Вавилона. И проявляли себя каски четыре тысячи лет назад.
Касков нередко связывают с хаттами, до хеттов властвовавшими в округе Турции около 23 - 20 веков до нашей эры. По эпосу сколотов-скифов (в книге Геродота), одним из внуков Зевса на землях ранней Скифии был Арпоксай – родоначальник катиаров и траспиев. Имя Арпо-князя (ксай – солнечный) тяготеет к К-арпатам («истокам глубин»), в округе которых тысячи лет шло взаимодействие земледельцев и скотоводов. Это взаимодействие ярко отразилось, например, в трипольской и соседних культурах. Развитые этносы отсюда расходились в разные концы света, но чаще их манил благодатный и теплый юг, где не было студеных скифских зим.
С III тысячелетия в Северо-Восточной Месопотамии, от верховьев реки Диялы до озера Урмии, появились полукочевые племена кутиев (гутиев), этническое происхождение которых пока остается загадкой, а язык отличается от шумерского, семитских или индоевропейских языков. Возможно, он был родственным хурритскому. В конце XXIII в. кутии вторглись в Месопотамию и на целое столетие установили там свое господство. Лишь в конце XXII в. их власть была свергнута, а сами они отброшены к верховьям Диялы, где продолжали жить еще в I тысячелетии до н. э. Отчасти ищут продолжение кутиев в курдах. Подобные версии остаются предметом споров, так как есть версии и о связях курдов с хурритами.
Если вести касков примерно с 21 века до н.э., то они вполне попадают во времена молодых скифских царей Плина и Сколопита. Тогда эпический ассирийский царь Нин (Паний, Панин – в реальности имена царей Ассура в ту пору были несколько иные) прекратил 1500-летнее скифское господство в Азии. И это один из эпических доводов в пользу северного происхождения касков, которых – по словено-русским версиям, понятно – относят к воинственным протоказакам.
Индоевропейский Пан — бог лесов и рощ, спутник Диониса. Обращение «пан» у западных славян является следом очень древнего культа. По данным Павла Оросия  (начало V в. до н.э.) и других позднеантичных авторов, ассирийский царь Нин (Паний, Панин) в 2054 г. до н.э. прекратил 1500-летнее господство Скифии в Азии или – по Оросию - научил скифов воевать.
«За 1300 лет до основания Рима царь ассирийский Нин ..., поднявшись с юга от Красного моря, на крайнем севере опустошил и покорил Эвксинский Понт (Гостепреимный Путь: Черное море) и научил варваров-скифов, дотоле невоинственных и безвредных, не умевших проявлять свою жестокость, познать свои силы и пить уже не молоко животных, а кровь человеческую, наконец, научил побеждать поражениями (изматыванием врага: П.3.)...» (Вестник древней истории. 1949. №4. С.267).
Христианин Оросий так пытался обосновать право принимавших арианство-христианство скифов на разгром древних империй, включая Рим. Другие авторы подчеркивали, что Нин прекращал именно тотальное скифское господство. Но и сами дружины Пания могли происходит из северян, потомков войск гутиев Сарлага и иных северных царей, которые с 23 – 22 вв. до н.э. сражались еще с Аккадом.
Северных наемников, включая киммерийцев и скифов, затем немало было в Ассирии.
Если библейские Фалек и Рагав ушли в Скифию, присоединились к ее народам (об этом прямо говорилось еще до средних веков), то сын Рагава Серух со своим родом вынужден был выживать на землях древнего Аккада, в Уре Халдейском. Поколения Серуха составили Нахор (сын), Фарра (внук), Аврам (правнук). А родоначальники уже обитали в Скифии. После победы Нина семья Фарры, включая Аврама, пошла из Ура в землю Ханаан, которую признавали и скифской (хазары на еврейском в Х в. н.э. называли и русских «ханаанцами»). Остановились в Харране у верховий Евфрата и Тигра, в двух сотнях верст от озера Ван и истоков Аракса. Там Фарра в 205 лет умер, а в 75 лет Авраам пошел в Ханаан и позже в Египет – по сути - по древним «скифским» путям.
Русские летописи от потопа до Авраама определяют 1082 г., а от рождения Христа до Авраама суммируют 2130 лет. Христиане в первые века нашей эры между Христом и Авраамом указывали около 2016 лет. Есть шансы, что именно победа наемника Панина дала на время семитам-ибрим (гонимым, сторонним) необходимую свободу передвижения. Агентура же Фалека и Рагава ранее в Скифии больше вовлекала северные народы в хитросплетения древней политики, что и могло провоцировать походы всяких «касков» на юг. Позже подобное пыталось делать и окружение пророка Даниила.

Наряду с касками и гутиями северное давление на «Египетские страны» оказывали и хуррита. Михаил Израйлевич Зильберман справедливо отмечает, что ,например, заметный след в истории древнего Ближнего Востока оставили именно  хурриты (субир, шум.; субарейцы, акк.; наименование "хурри(ты)" - самоназвание и означает "восточные" (от хурритского «хурри» - «утро, восток»)), по языку принадлежащие к кавказско-иберийской группе кавказской языковой семьи
. http://zhurnal.lib.ru/z/zilxberman_m_i/hiksosb3.shtml
  Миграция хурритов (допускают, отчасти и с территории распространения майкопской культуры) в Переднюю Азию происходила несколькими волнами. Характерно, что хурриты – образцы разумной дипломатии. Нигде не уничтожали и не вытесняли местное население, но везде мирно сосуществовали: после их появления у абригенов не выявлено заметных принципиальных изменений в материальной культуре. Английский археолог Леонард Вулли так охарактеризовал хурритов: «Легко смешиваясь с другими народами, они были непревзойденными посредниками в передаче культурных идей». Но тогда – и мастерами древней дипломатии, тогда как полиэтничные скифы нередко решали свои проблемы военным путем.
Культура хурритов, из-за их регулярного многовекового общения с шумерами, аккадцами и ассирийцами, уже с начала III тыс. до н.э.  являла собой как бы ответвление месопотамской традиции. В частности, хурриты позаимствовали у "черноголовых" (так себя называли шумеры) таких богов как Ану, Эа (Энки), Нергал, Иштар, Адду, Нингаль (Никкаль), Ишхара, Дамкина (жена Энки и мать Мардука). В тоже время в шумерском и аккадском языках исследователями обнаружены многочисленные заимствования из хурритского языка.
Примечательно, что хурриты не просто перевели знаменитый эпос о Гильгамеше, но переработали и дополнили его. Хурритская версия излагает более пространно центральный эпизод поэмы: апогей подвигов Гильгамеша и Энкиду - одоление чудовища Хумбабы, хранителя кедровой рощи. Хурриты приняли аккадскую систему письменности в такой форме, которая заставляет допустить существование у них серьезной школы ( хурриты, селившиеся в Угарите, писали по хурритски как месопотамской клинописью, так и угаритским алфавитом).
Как и «черноголовые», хурриты обычно жили большесемейными общинами (гончаров, оружейников, торговцев и т.п.). У них тоже развивался культ почитания предков: один из месяцев (аттанашве) посвящался предкам - в этот месяц у хурритов совершались жертвоприношения отцовским богам. Допускают, что у них, как и у шумеров, существовал институт личных (и родовых) богов (обнаруженные небольшие статуэтки связываются с культом предков). Всё это сближало хурритов с "черноголовыми", беженцами из Месопотамии, облегчало их вынужденное сосуществование среди иных этнических групп и, возможно, приводило к ассимиляции.
Появление хурритов в Северной Палестине и Сирии относят к середине III тыс. до н.э., что, в частности, подтверждается исследованием группы погребений (ок.2300 г. до н.э.) Рас-Шамры (Угарита). Эта группа по особому типу гривн (torques) названа "носителями гривн" и связывается с индоевропейцами, (довод подкреплён наличием характерных курганов, дольменов и пр.  Это отзвуки и кургано-дольменных культур Северного Кавказа и Южной России. Гривны как важный индикатор отмечаются в археологии России вплоть до средневековья.

Около 22 века до н.э. выходили в Южное Причерноморье и первые хетты. Непосредственной прародиной хеттов предположительно определяют Балканы (исходной – Северное Причерноморье), которые они покинули в конце III тыс. до н. э.. Л. А. Гиндин полагает, что хетты были первым индоевропейским народом (Среднестоговская культура Северного Причерноморья), заселившим Болгарию и Грецию еще в IV тыс. до н. э., а затем вытесненным в Малую Азию второй волной индоевропейского нашествия на Балканы. Хетты в Азии испытали сильное влияние в лице местного автохтонного субстрата хаттов и, в меньшей степени, хурритов (Митанни).
http://ru.wikipedia.org/wiki/Хетт
Вероятные связи пращуров  хеттов с Северным Причерноморьем и Балканами официозная наука старается тщательно замалчивать. А в свете анатолийской версии об исходе индоевропейцев северо-причерноморские истоки хеттов (гетов) игнорируются вовсе. Но тогда надо бы признавать индоевропейцами и хаттов.
Исследователь Рассел Грей и его аспирант Квентин Аткинсон, эволюционные биологи, работающие на факультете психологии Оклендского университета, применив современные методы вычислительной математики и прикладной статистики к большому массиву лингвистических данных, получили данные в пользу анатолийской — одной из двух (наряду с курганной) конкурирующих гипотез, относящихся к древнейшей истории индоевропейцев.
С целью определения начал индоевропейства Грей и Аткинсон выполнили статистический анализ родственных слов в 87 живых и мертвых индоевропейских языках (из примерно 150 известных), пользуясь лексикостатистической базой данных (по спискам Сводеша её создала Айсидор Дайен) и дополнительной информацией.
Полученные распределения указали на возраст праиндоевропейского языка в интервале от 8 до 10 тысячелетий (точнее, от 7800 до 9800 лет с медианой распределения на 8700 лет; 6,7 тыс. до н.э.). По мнению российского лингвиста-индоевропеолога Вячеслава Всеволодовича Иванова, опиравшегося на гипотезу американских геологов Райана и Питмена, стимулирующим толчком к этногенезу индоевропейских народов в указанный период стало резкое повышение уровня Чёрного моря в результате таяния Лаурентидского ледового щита, отражённое в мировой мифологии как Всемирный потоп) 
Именно в это время от общего ствола отделились предки хеттов — народа, который создал в Малой Азии высокоразвитое государство (, на равных соперничавшее с Вавилоном и Египтом. Далее многие из лингвистических событий группируются около 5-7 тысячелетий, что может отчасти указывать на бурные события в истории народов, связанные с «Курганским вторжением». Это не противоречит и недавно полученным данным о появившейся в европейском «генном пуле» евразийцев в конце неолита примеси ближневосточных генов.
Сторонником анатолийской гипотезы является британский археолог Колин Ренфрю. Жёсткую критику анатолийской гипотезы высказывал его давний оппонент, редактор «Журнала индоевропейских исследований» Дж. П. Мэллори, точка зрения которого близка к «курганной гипотезе».
Некоторые лингвисты не согласны с отнесением хеттского (и других анатолийских языков) к индоевропейской семье. По их мнению, хеттский и праиндоевропейский языки соотносятся не как потомок и предок, а как две ветви, идущие от общего ствола. В этом случае обе теории, «анатолийская» и «курганная», оказываются вполне совместимыми друг с другом. Исследования в этом плане продолжаются.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Анатолийская_гипотеза

С образованием государств в округе Черного моря и Каспия обычно с связыавают возникновение международно-правовых отношений. Но при этом гипертрофируются классовые подходы, которые – понятно – нельзя игнорировать.
Рабовладельческие государства имели дело не только с окружавшими их отдельными племенами или непрочными племенными союзами, но и с другими государствами, отстаивавшими всей экономической и военной мощью интересы своих рабовладельцев. Прежний произвол, паривший в отношениях между рабовладельческим государством и его соседями, сменялся необходимостью принимать в расчёт интересы другого государства и его возможности. Начинает разграничиваться деятельность государств, имеющая непосредственное отношение к интересам других государств,— область внешней политики—и деятельность, охватывающая внутренние дела.
Всё более ясно проявляются взаимные противоречия хищнических интересов рабовладельческих государств, завязывается борьба между ними, происходят военные столкновения, становятся всё более изощрёнными попытки вмешаться во внутреннюю жизнь других государств (например, в вопросах престолонаследия) с тем, чтобы обеспечить интересы своих рабовладельцев. В этой связи растёт стремление государств оградить себя от таких попыток, отстоять своё право на управление всеми внутренними делами. В области внешних отношений складываются союзы отдельных государств, направленные против других государств. Появляются договорные отношения, основанные на признании тех или иных интересов договаривающихся государств или закрепляющие господство одних и подчинение других.
Уже в середине 3 тыс. до н. э. правители отдельных шумерских государств (там увеличивалось число северных наемников) переписывались между собой и обменивались дарами. В XXIII в. до н. э. был составлен (на эламском языке) первый из дошедших до нас международных договоров, заключённый между аккадским царём Нарамсином и мелкими правителями Элама. При III династии Ура правители Элама отправляли своих посланцев ко двору Ура, причём они получали по пути довольствие из шумеро-аккадского царского хозяйства. В старовавилонский период регулярно отправлялись посланцы и велась переписка между царями Ямхада, Мари, Ашшура, Вавилона и других государств Месопотамии. В некоторых случаях существовали и постоянные послы одного царя при дворе другого.
Уходившие от тотального северного (скифского) влияния ассирийцы делали ставку на тотальное развитие внешней торговли при защите своих торговцев государством. В связи с организацией ассирийцами сети торговых колоний, обычно на чужой государственной или племенной территории, обострялся ряд международно-правовых проблем .
При развитии институтов собственности - как общее правило, - житель одного государства не пользовался правовой защитой на территории другого. Даже член чужой общины в другой общине долгое время был неполноправным лицом (по-аккадски — убару). Это не очень смягчили даже законы Хаммурапи, частично заменившего обычное право отдельных общин. Но находясь в пределах другого государства, чужестранец не имел в нём никаких прав. Государство, к которому он принадлежал, считало, что его подданный в чужой стране должен сообразоваться с законами лишь своего государства. Но поскольку в большинстве случаев государство не могло фактически оказывать своим подданным правовой защиты на чужой территории, постольку иностранец обычно был совершенно бесправным. Это соответствовало низкому уровню международного обмена и в свою очередь затрудняло его развитие. Здесь иногда торжествовали отношения здравого смысла.
Дипломатическая переписка между государствами в большинстве случаев была личной перепиской между главами государств; а отношения между государствами принимали форму как бы личных отношений между парями (отчасти эта традиция дожила до нашего времени). В переписке между собой дружественные независимые цари называли друг друга «братьями», если положение их было равным. Наряду с этим существовали и зависимые цари, относившиеся к более крупным, как к «отцам» или «господам». О них говорилось, что они «идут за таким-то царём», для которого они были его «рабами». Было принято, чтобы равные между собой цари посылали друг другу время от времени ценные подарки — в особенности при вступлении получателя подарка на престол или при других важных для него событиях его царствования. Перед своими подданными парь нередко выдавал такие подарки за дань. Зависимые цари уплачивали настоящую, регулярную дань. Если дань не поступала, то это рассматривалось как мятеж, а если не присылались подарки, то это считалось способом выразить недружелюбное отношение к данному государству; поэтому обмен подарками играл важную роль в дипломатии того времени. 
Постепенно при дворах царей крупнейших государств накапливались целые дипломатические архивы. Так, известны архив египетских фараонов, найденный в Эль-Амарне, на месте столицы фараона Эхнатона, и архив хеттских царей, найденный в Хаттусе (Богазкёе). Документы в большинстве случаев были написаны клинописью по-аккадски. Хетты пользовались также своим, несийским языком, в особенности в переписке и договорах с государствами южной и западной части Малой Азии. В архивах хранилась не только переписка с независимыми державами, но и переписка с зависимыми государствами, входившими в область господства Египта и Хеттской державы, а также международные договоры.

Можно найти в этих архивах и следы контактов с северными народами и их властителями, что отчасти подтверждает память северян о походах на «Египетские страны». Память, отраженная десятками списков Сказания о Словене и Русе.

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2907300227
http://www.proza.ru/2009/07/30/227

 
Дипломатия царя Таная
 
Дипломатия царя Таная
Танай (у Иордана – Танаузис; лат. Tanausis) - эпический скифский царь, задолго до основания Рима (около 33 или 40 или даже 43 века назад) воевавший с фараонами Египта. Возможно, с ним связан образ мифического Тантала. Еще больше связей у него с крылатым ангелом смерти Танаитом. Лингвисты допускают восхождение корня "тан" к временам палеолита...
Танец жизни, как и пляска смерти, идут с незапамятных времен.
По данным Павла Оросия (V в. н.э.), около 1234 г. до н.э. произошло сражение скифов с египетским царем Весозом, желавшим "смешать войной юг и север". Другие античные авторы называли царя скифов того времени Танай (Танаис: так назывался и Дон). Путали Везосиса с Сесострисом XIX в до н.э.
В науке эту войну обычно относят к эпохе Рамсеса II. Оросий говорил так: "В 480 году до основания города (Рима) царь египетский Весоз, или желая смешать войной юг и север, разделенные почти целым небом и морем пояса, или присоединить их к своему царству, первым объявил войну скифам, отправив наперед послов объявить врагам условия подчинения.
На это скифы отвечают, что глупо богатейший царь предпринял войну против неимущих, ибо ему, наоборот, следует бояться, как бы не остаться, в виду неизвестного исхода войны, без всяких выгод и с явными убытками. Затем им не приходится ждать, пока к ним придут, а они пойдут сами навстречу добыче. Они не медлят, и за словом следует дело.
Прежде всего, они принуждают самого Весоза в испуге бежать в свое царство, на оставленное же войско нападают и забирают все военные припасы. Они опустошили бы также весь Египет, если бы не были задержаны и отражены болотами. Вернувшись тотчас назад, они бесконечной резней покорили всю Азию и сделали ее своей данницей...". (ВДИ. 1949. № 4. С.267).
Так позднеантичные римские авторы на основе известных им преимущественно устных источников отразили характерные черты египетско-скифской дипломатии. Цари Египта или просто желая воевать или присоединить скифов к своему царству, первыми объявляли войну скифам, отправив наперед послов объявить врагам условия подчинения. Вероятно, речь идет о передовых скифских отрядах, контролировавших Южное Причерноморье.
Дипломаты Скифии отвечали, что глупо богатейшим царям предпринимать войну против неимущих, ибо им, наоборот, следует бояться, как бы не остаться, в виду неизвестного исхода войны, без всяких выгод и с явными убытками. Поэтому скифам не приходится ждать, пока к ним придут, а они пойдут сами навстречу добыче. Они не медлят, и за словом следует дело.
Этот сюжет в духе сообщений русских источников, что князь Святослав свои походы предварял сообщением : «Иду на Вы…»
Прежде всего, скифы  принуждают египетских царей (здесь - самого Весоза) в испуге бежать в свое царство, на оставленное им войско нападают и забирают все военные припасы. Они опустошили бы также весь Египет, если бы не были задержаны и отражены болотами. Вернувшись тотчас назад, они бесконечной резней покорили всю Азию и сделали ее своей данницей…
Такая ситуация точно была в 612 – 584 гг. до н.э., когда скифский царь Мадий вывел войска из Приазовья и более чем на четверть века покорил ряд стран южнее Кавказа. Около 610 г. От него в Палестине откупился египетский царь Псамметих. Но  позднеантичные римские авторы подчеркивали, что речь идет о событиях задолго до основания Рима.

Примерно во времена хеттов Баал (Бел, отклик на северного Велеса-Волоса) и Танит стали финикийскими божествами, затем почитались в Риме. Город Таанак на путях из Египта через Ханаан в Сирию и северные страны известен и веками ранее до Рамсеса. Его правитель Иштя-рясур верно служил египтянам. Здесь найдены символы времен Авраама и Моисея, напоминающие древние символы и скандинавского эпоса, даже по чередованию магических числе: 8,2,3,5 ... Во времена Христа этот город уже не существовал.
Возможно, в п память о реальном Танае (?) недалеко от Абариса гигсосов у низовий Нила встал город Танис (рядом с будущей Александрией).
Таная упоминают несколько античных авторов, но иногда относили ко временам даже до ассирийского царя Нина (отсюда до Плина и Сколопита. Танай по ратной славе признавался равным Везосису (Сенусерту или Рамсесу)- "они вели войны с отдаленными народами, а не с соседями, и, довольствуясь победой, искали не власти себе, а славы своим народам" (1949. № 1. С.248).
Гето-аланский историк Иордан около 525 г. н.э. приводил такую версию о Танае: "И вот, когда готы жили (в Скифии), ринулся на них войною Весозис, царь египетский; у готов был тогда королем Танаузис. На реке Фазисе (Риони), откуда в изобилии происходят фазийские птицы для пиров владык во всем мире , Танаузис, готский король, встретился с Весозисом, царем египетским, и, жестоко его поражая, преследовал до Египта; если бы не воспрепятствовало течение непереходимой реки Нила и укрепления, которые Весозис приказал некогда воздвигнуть для себя по причине набегов эфиопов, то Танаузис прикончил бы его там же, в его стране (здесь больше связей с походом Сесостриса-Сенусерта почти 40 веков назад).
Когда же он, не имея никакой возможности нанести ему, засевшему там, вред, возвращался обратно, то покорил себе чуть ли не всю Азию, принудив покоренных платить дань Сорну (Соран - влиятельный царь Скифии около 400 г. н.э.), царю мидян, который тогда был дорогим ему другом. Многие победители из его войска, обозрев подчиненные провинции во всем их могучем плодородии, покинули боевые отряды своего племени и по собственному желанию поселились в разных областях Азии.
Помпей Трог говорит, что от их имени и рода произошли поколения парфян.
Потому-то и до сего дня их называют на скифском языке беглецами, т.е. парфянами. Они, соответственно своему происхождению, являются единственными стрелками среди племен почти всей Азии и отважнейшими воинами. Некоторые выводили такую этимологию из их имени (о котором мы сказали, что парфяне означает "беглецы"); те зовутся парфянами потому, что бежали от своих родичей. Готского же того короля Танаузиса после его смерти они стали почитать в числе богов своего племени".
Гето-готская версия события с именами типа Танауз (Буз, Идариз и т.п.) сближается с праславянской. Славу Скифии Танай подкрепил, но вот из отечественной истории его имя выпало. Средневековые еврейские ученые по античной традиции вели словено-русов от сыновей Ханаана.
1. ВДИ. 1947 - 1949; указ. 1950; 2. Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси. Смоленск, 1995, с.25-40. http://www.russika.ru/t.php?t=2087

Сведения о скифском царе Танае нередко пытаются подменить акцентировкой внимания на Танаузисе Иордана (6 век н.э.). Этим грешит и Википедия.
Танаузис (лат. Tanausis) – легендарный король готов, упоминаемый в «Гетике» Иордана[1].Согласно Иордану, начав войну в с египетским царём Везосисом (лат. Vezosis) на Фазисе (совр. Риони) дошёл до Нила, после чего завоевал Азию; от части войска Танаузиса, осевшего в Азии, будто бы произошли парфяне. После смерти стал почитаться в качестве одного из племенных богов.
Иордан в своём сочинении ссылается в качестве источника на Орозия, который, в свою очередь, использовал сочинение Юстина Epitoma Historiarum Philippicarum, представлявшее собой сокращённое изложение труда Помпея Трога Historiae Philippicae, не дошедшего до наших дней[2].
Вместе с тем Танаузис Иордана и его деяния являются существенной переработкой и расширением эпизода в произведении Юстина: у последнего в одном эпизоде упоминаются скифский царь Танай (лат. Tanaus) и египетский царь Везосис, Юстин говорит, что, в отличие от ассирийского царя Нина (лат. Ninus), они предпринимали дальние военные походы, но не воевали с соседями «не стремясь к установлению своего господства [над соседними землями], но ради славы своих народов»[3], т.е. у Юстина отсутствуют как указания на войну между Танаем и Везосисом, так и на покорение Танаем соседних территорий.
; Иордан. О происхождении и деяниях гетов (De origine aqtibusque Getarum), 47
; Иордан. О происхождении и деяниях гетов, комментарий 136. Спб. Алетейя. 1997
; Marcus Junianus Justinus. Epitoma Historiarum Philippicarum, I.1.1(лат.)
Цель в принципе понятна – сделать Таная героем готской истории и подальше оторвать от прошлого Скифии.http://ru.wikipedia.org/wiki/()

Авторы комментариев к Иордану указывают на вероятную его логику.
138 По-видимому, Иордан устанавливает, что скифы Орозия являются “готами”. Он читал у Орозия (Oros., VII, 37, 4—5, 9), что Радагайс (ум. в нач. V в.), вождь двенадцати тысяч готов, — “язычник и скиф” (“paganus et Scytha”), “язычник-варвар и поистине скиф” (“paganus barbarus et vere Scytha”), и сам повторил про Радагайса, что он — скиф (Rom., § 321).
139 Здесь важны слова Иордана, что “Данапр” — местное название, которое употребляют местные жители. О Днепре — Борисфене, Данапре, Варе — см. прим. 614, 678.
140 Иордан повторяет, быть может за Помпонием Мелой (Mela, I, 115), что Танаис (Дон) течет с Рифейских гор (с Урала).
141 Иордан придает этим словам оттенок характеристики страны; выражение Scythicus algor подобно другому, тоже характеризующему Скифию — “пустыни скифские” (“solitudines Scythicae”).
142 Река Танаис из века в век объявлялась рубежом между Азией и Европой. На одной из самых ранних средневековых карт, на так называемой карте Беата (VIII в.), около Танаиса и Мэотиды поставлена надпись: “Здесь конец Азии, здесь начало Европы” (“Hic finis Asiae, hic capud [caput] Europae”). В “Хорографии” Помпония Мелы (Mela, I, 8, 15; II, 1) указано, что границей между Европой и Азией служит река Танаис.              .
Из полиэтничных скифов (как ранних индоевропейцев) происходили и геты.[2]

Контекст Иордана, напомним, следующий.
«И вот, когда готы жили там (примерно в округе Меотиды — Азовского моря), ринулся на них войною Весозис, царь египетский; у готов был тогда королем Танаузис. На реке Фазисе, откуда в изобилии происходят фазийские птицы для пиров владык во всем мире , Танаузис, готский король, встретился с Весозисом, царем египетским, и, жестоко его поражая, преследовал до Египта; если бы не воспрепятствовало течение непереходимой реки Нила и укрепления, которые Весозис приказал некогда воздвигнуть для себя по причине набегов эфиопов, то Танаузис прикончил бы его там же, в его стране.
Когда же он, не имея никакой возможности нанести ему, засевшему там, вред, возвращался обратно, то покорил себе чуть ли не всю Азию, принудив покоренных платить дань. Сорну, царю мидян, который тогда был дорогим ему другом. Многие победители из его войска, обозрев подчиненные провинции во всем их могучем плодородии, покинули боевые отряды своего племени и по собственному желанию поселились в разных областях Азии.
Помпей Трог говорит, что от их имени и рода произошли поколения парфян. Потому-то и до сего дня их называют на скифском языке беглецами, то есть парфянами. Они, соответственно своему происхождению, являются единственными стрелками среди племен почти всей Азии и отважнейшими воинами. Некоторые выводили такую этимологию из их имени (о котором мы сказали, что парфяне означает „беглецы“); те зовутся парфянами потому, что бежали от своих родичей. Готского же того короля Танаузиса после его смерти они стали почитать в числе богов своего племени».
После кончины Таная, когда войско при его преемниках совершало походы в других странах, некое соседнее племя попыталось захватить готских женщин как добычу. Наученные мужьями, женщины сильно сопротивлялись и прогнали наступавших на них врагов с большим позором. Достигнув такой победы и полагаясь на еще большую свою отвагу, они, возбуждая друг друга, спешно вооружились и избрали двух храбрейших жен, Лампето и Марпезию, которых и поставили во главе государства". Далее приводились основные сюжеты из истории амазонок как скифских женщин.[3]
Иордан включает амазонок, с некоторыми чертами из многообразных мифов о них, в историю готов, последовательно проводя свою тенденцию — углубить древность готского племени. Переход к рассказу об амазонках сделан Иорданом весьма неловко: сообщив о том, что «царь египетский Весозис» воевал со «скифами» и что «скифы» были мужьями амазонок (Get., § 44), Иордан в то же время заявляет, что врагами Весозиса были «готы». Таким образом, получается, что амазонки были женами готов; древность же амазонок в глазах всех не подлежала сомнению. [4]
Образ древнего царя с именем, созвучным античному Танаису (Дону), все более учитывается в ранней отечественной истории.[5] [6] [7] [8]
1. ; Доватур А. И., Каллистов Д. П., Шишова И. А. Народы нашей страны в «Истории» Геродота и др.; ВДИ. 1947—1949; указ. 1950; латинский текст — http://www.forumromanum.org/literature/justin/texte2.html
2. ; Иордан Гетика http://www.krotov.info/acts/06/iordan/iordan04.html
3. ; http://www.krotov.info/acts/06/iordan/iordan04.html
4. ; http://www.krotov.info/acts/06/iordan/iordan06.html
5. ; Васильева Н. И. Русская Скифия: Великая скифия.
6. ; Н. И. Васильева. Русы Циркумпонтиды и скифо-сибирского мира (арийская проблема) - М.: Метагалактика, 2006.
7. ; Вернадский Г.В.Древняя Русь http://www.kulichki.com/~gumilev/VGV/vgv1.htm
8. ; работы П.М.Золина по поисковым системам Интернета
«http://traditio.ru/wiki/»
http://traditio.ru/wiki/

Чтобы уточнить периоды действий скифских царей Танаев (от Танаиса - Дона), стоит видеть некоторые различия образов египетских властителей Сесостриса и Везосиса. Авторы Википедии эти различия видят.
Сесострис, Сезострис (греч. ;;;;;;;;;) — наиболее популярное имя египетской политической истории у классических писателей, встречающееся также в формах Сезоосис, Сезонхосис, Сезотис, Сострис и др.
По сообщениям Геродота, Диодора Сицилийского и Страбона, Сесострису приписывали не только завоевание всей Азии, Европы до Фракии, Ассирии, Мидии, Эфиопии, Скифов, Персии, Бактрии и т. д., но также и различные законы (напр., учреждение каст, распределение поземельной собственности, регулирование общественной и даже домашней жизни), введение многих обычаев (напр., чтобы легче управлять изнеженным народом, он заставлял, будто бы, мужчин ткать, носить две одежды и т. п.), учреждение культа Сераписа.
Имя Сесостриса — несомненно собирательное. Иосиф Флавий видит в нем Сисака (Сусакима) Библии; Манефон и позднейшие фиванские жрецы отождествляли его с Рамсесом II. Последнее объясняется особенной популярностью этого царя, оставившего множество памятников, построек, надписей и изображений своих военных подвигов; кроме того, его еще при жизни называли уменьшительным именем Сетсу-Ра.

Патриотизм жрецов, в стремлении создать национального героя, равного Киру, Дарию и Александру Македонскому, перенес на него деяния других царей (Усертесенов, Тутмосов, Сети) и дополнил их продуктами измышлений (напр., поход на скифов, покорение Персии и Европы; здесь неизбежно возникает вопрос о степени измышлений и части в них правды: П.З.). Барельефы ассирийских царей у Нар-ель-Кельба в Финикии и хеттские скульптуры в Малой Азии также считались победными памятниками Сесостриса. Среди прообразов Сесостриса следует упомянуть и Сенусерта III, могущественного и наиболее воинственного фараоне XII династии.
Геродот. История Книга II. 102-111 При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).Источник — «http://ru.wikipedia.org/wiki/»  http://ru.wikipedia.org/wiki/

Описывая поход Сесостриса на Скифию, Геродот никаких скифских царей этого периода не упоминает ( Доватур А. И., Каллистов Д. П., Шишова И. А. Народы нашей страны в «Истории» Геродота). Для Геродота скифские правящие династии появились за «тысячу лет» до войн Скифии и Персии – т.е. в 16 веке до н.э. Уже после Геродота римские авторы нашли сведения, значительно углубляющие историю Скифии. Геродот во 2 книге после описания ряда ранних царей Египта сообщал следующее.

«102. …Перейду к их преемнику, имя которого было Сесострис. Сесострис, как говорили жрецы, первым отправился на военных кораблях из Аравийского залива и покорил народы на Красном море110. Он плыл все дальше, пока не достиг моря, непроходимого для судов из-за мелководья. Когда он возвратился в Египет, то, по словам жрецов, с большим войском двинулся по суше, покоряя все народы на своем пути. Если это был храбрый народ, мужественно сражавшийся за свою свободу, тогда царь ставил на их земле памятные столпы с надписями111, гласившими об имени царя, его родине и о том, что он, Сесострис, силой оружия покорил эти народы. Если же удавалось взять какие-нибудь города без труда и сопротивления, то он ставил те же столпы с надписями, как и у храбрых народов, и, кроме того, еще прибавлял изображение женских половых органов, желая показать этим, что они трусы.
103. Так Сесострис прошел по материку, пока не переправился из Азии в Европу и не покорил скифов и фракийцев112. До этих-то народов — не дальше — дошло, по-моему, египетское войско, так как в этих странах еще есть такие столпы, а дальше — уже нет. Отсюда Сесострис повернул назад к югу, и когда подошел к реке Фасису, то оставил там часть своего войска. Я не могу точно сказать, сам ли царь Сесострис поселил в этой стране часть своих воинов, или же некоторые из них, удрученные долгим блужданием, самовольно поселились на реке Фасисе.
104. Ведь колхи, по-видимому, египтяне: я это понял сам еще прежде, чем услышал от других. Заинтересовавшись этим, я стал расспрашивать [об этом родстве] как в Колхиде, так и в Египте. Колхи сохранили более ясные воспоминания о египтянах, чем египтяне о колхах. Впрочем, египтяне говорили мне, что, по их мнению, колхи ведут свое происхождение от воинов Сесострисова войска. Сам я пришел к такому же выводу, потому что они темнокожие, с курчавыми волосами.
Впрочем, это еще ничего не доказывает. Ведь есть и другие народы такого же вида. Гораздо более зато основательны следующие доводы. Только три народа на земле искони подвергают себя обрезанию: колхи, египтяне и эфиопы. Финикияне же и сирийцы, что в Палестине, сами признают, что заимствовали этот обычай у египтян. А сирийцы, живущие на реках Фермодонте113 и Парфении, и их соседи-макроны говорят, что лишь недавно переняли обрезание у египтян. Это ведь единственные народы, совершающие обрезание, и все они, очевидно, подражают этому обычаю египтян.
Что до самих египтян и эфиопов, то я не могу сказать, кто из них и у кого заимствовал этот обычай. Ведь он, очевидно, очень древний. А то что [финикияне и сирийцы] переняли этот обычай вследствие торговых сношений с Египтом, этому есть вот какое важное доказательство. Все финикияне, которые общаются с Элладой, уже больше не подражают египтянам и не обрезают своих детей.
105. Назову еще одну черту сходства колхов с египтянами. Только они одни да египтяне изготовляют полотно одинаковым способом. Так же и весь образ жизни, и язык у них похожи. У эллинов, правда, колхидское полотно называется сардонским, а привозимое из Египта — египетским.
106. Что до столпов, которые воздвигал египетский царь Сесострис в [покоренных] землях, то большей части их уже не существует. Но все же мне самому пришлось еще видеть в Сирии Палестинской несколько столпов с упомянутыми надписями и с женскими половыми органами. И в Ионии также есть два высеченных на скале рельефных изображения этого царя114: одно — на пути из Эфеса в Фокею, а другое — из Сард в Смирну. В том и другом месте это рельефное изображение мужчины-воина в 41/2 локтя высотой; в правой руке он держит копье, а в левой лук. Соответственно и остальное вооружение египетское и эфиопское.
На груди у него от одного плеча до другого вырезана надпись священными египетскими письменами, гласящая: “Я завоевал эту землю моими плечами”. Кто этот воин и откуда, он, правда, здесь не объясняет, но зато в другом месте называет себя. Впрочем, иные, видевшие эти рельефы, считают их изображениями Мемнона. Но тут они далеки от истины.
107. Когда этот египетский царь Сесострис на обратном пути, как рассказывают жрецы, с множеством пленников из покоренных стран прибыл в Дафны у Пелусия, то брат его, которому царь поручил управление Египтом, пригласил Сесостриса с сыновьями на пир, а дом снаружи обложил дровами. А, обложив дом дровами, он поджег его. Когда Сесострис заметил огонь, то тотчас же обратился за советом к супруге (она ведь сопровождала царя в походе). А та посоветовала взять двоих из шести сыновей и положить в виде моста над огнем, самим же перейти по их телам и спастись. Сесострис так и сделал, и двое его сыновей сгорели, остальным же вместе с отцом удалось спастись115.
108. Возвратившись в Египет, Сесострис отомстил своему брату и заставил множество приведенных с собою пленников работать вот на каких работах. Они должны были перетаскивать огромные камни, которые при этом царе были приготовлены для [строительства] святилища Гефеста, и рыть все каналы, существующие и поныне в Египте. И таким образом они, не помышляя о том, сделали эту страну неудобной для езды верхом и на повозках116. Ведь с этого времени по всему Египту, хотя он и представляет собой равнину, нельзя проехать ни верхом, ни на повозке. Причиной этому множество каналов, пересекающих страну в разных направлениях. А перерезал каналами свою страну этот царь вот ради чего. Все жители Египта, города которых лежали не на реке, а внутри страны, как только река отступала, страдали от недостатка воды и вынуждены были пить солоноватую воду, которую вычерпывали из колодцев. Поэтому-то Сесострис и перерезал Египет каналами117.
109. Этот царь, как передавали жрецы, также разделил землю между всеми жителями и дал каждому по квадратному участку равной величины. От этого царь стал получать доходы, повелев взимать ежегодно поземельную подать. Если река отрывала у кого-нибудь часть его участка, то владелец мог прийти и объявить царю о случившемся. А царь посылал людей удостовериться в этом и измерить, насколько уменьшился участок для того, чтобы владелец уплачивал подать соразмерно величине оставшегося надела118. Мне думается, что при этом-то и было изобретено землемерное искусство и затем перенесено в Элладу. Ведь “полос” и “гномон”, так же как и деление дня на 12 частей119, эллины заимствовали от вавилонян.
110. Этот-то египетский царь был единственным царем, который властвовал также и над Эфиопией. Он оставил также памятники — две каменные статуи высотой в 30 локтей120, изображавшие его самого и его супругу, и четыре статуи своих сыновей высотой в 20 локтей каждая. Они стоят перед храмом Гефеста. Еще много времени спустя, когда персидский царь Дарий пожелал поставить свою статую перед этими древними статуями, жрец Гефеста не позволил этого сделать, заявив, что Дарий не совершил столь великих подвигов, как Сесострис Египетский. Сесострис, по его словам, ведь не только покорил все те народы, что и Дарий, да к тому же еще скифов, которых Дарий не мог одолеть. Поэтому-то и не подобает ему стоять перед статуями Сесостриса, которого он не смог превзойти своими подвигами. И Дарий, как говорят, должен был согласиться с этим.
111. После кончины Сесостриса, рассказывали жрецы, царский престол унаследовал его сын Ферон. Этот царь не вел никакой войны и имел несчастье ослепнуть, и вот по какому случаю. В то время вода в реке поднялась очень высоко, локтей до 80, так что затопила поля. Затем поднялась буря и река разбушевалась. Царь же в своем преступном нечестии, говорят, схватил копье и метнул в реку, в самую пучину водоворота. Тотчас же его поразил глазной недуг, и царь ослеп. Десять лет был он лишен зрения, а на одиннадцатый год пришло к нему из города Буто прорицание оракула, что срок кары истек и царь прозреет, промыв глаза мочой женщины, которая имела сношение только со своим мужем и не знала других мужчин. Сначала царь попробовал мочу своей собственной жены, но не прозрел, а затем подряд стал пробовать мочу всех других женщин. Когда наконец царь [исцелился] и стал вновь зрячим, то собрал всех женщин, которых подвергал испытанию, кроме той, чьей мочой, омывшись, прозрел, в один город, теперь называемый Эрифраболос. Собрав их в этот город, царь сжег всех женщин вместе с самим городом. А ту женщину, от мочи которой он стал вновь зрячим, царь взял себе в жены. Исцелившись же от своего глазного недуга, он принес во все почитаемые храмы посвятительные дары, среди которых особенно достойны упоминания два каменных обелиска, оба из цельного камня, вышиной в 100 локтей и в 8 шириной.
http://ancientrome.ru/antlitr/herodot/herodot2.htm
110. Красное море — здесь Индийский океан, которого достиг египетский царь в походе в страну благовоний Пунт (сомалийское побережье).
111. Надписи принадлежат не Сесострису III, а Рамсесу II.
112. Геродот путает царя Сесостриса с царем Псамметихом I, который воевал со скифами и фракийцами в Палестине, но никогда не вторгался в Скифию.
113. На р. Фермодонте греки, по преданию, разбили амазонок и затем привезли их в скифские степи (совр. Дон).
114. Имеется в виду наскальный рельеф в Сипиле и Кара-Бель в области Смирны (сов. Измир) с изображением бога в виде воина. Он принадлежит, однако, не египтянам, а хеттам.
115. Хеттский рельеф в Сипиле изображал царя с супругой и сыновьями, попирающими распростертого на земле врага. Осведомитель Геродота сочинил, быть может, на этом основании рассказ, переданный Геродотом.
116. Это неверно: лошади и боевые колесницы впервые ввели вожди семитских (молодцы !!! П.З.) племен гиксосы, которые властвовали над частью Египта в 1670 — 1570 гг. до н.э.
117. Каналы служили в Египте для орошения полей, а не для снабжения питьевой водой.
118. Во времена Геродота в Египте существовал земельный кадастр. Налоги собирались с каждого участка соответственно его урожайности натурой, так как денег не было в обращении. После завоевания Египта персидские сатрапы (особенно Арианд) стали чеканить огромное количество серебряной монеты и, пользуясь высоким курсом серебра, скупали все продукты, добываемые в стране.
119. Гномон (солнечные часы) — вертикальный штифт, отбрасывающий тень на вогнутую поверхность (;;;;; — модель небесного свода). Гномон и полос, по преданию, были вывезены в Грецию из Вавилона Анаксимандром Милетским (около 547 г. до н.э.). Двенадцать делений дня — часы дневные.
120. Имеются в виду две 13-метровые статуи, лежащие у Мит-Рахине. Одна из них в 1954 г. перевезена в Каир.

Идут споры о реальности выхода Сесостриса в Скифию и на Кавказ в столь ранний период. Но если принять другие данные Помпея Трога, Юстина, Павла Оросия и иных позднеантичных авторов, то вероятность раннего похода Египта в сторону хотя бы Кавказа не исключена. Ведь скифы еще в начале цивилизационной истории доказали, что они древнее египтян. Они достигли господства в Европе и Азии примерно за 2800 лет до основания Рима. Н.И. Васильева. Краткая история Великой Скифии http://www.kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_489.htm Затем идут сведения о выходе в Южное Причерноморье дружин Плина и Сколопита, Сагила и Панасмагора.

И здесь интересно, как подается образ Везосиса.
Везосис (лат. Vezosis Aegyptius rex) – легендарный египетский царь, который, по данным позднеантичной римской историографии, безуспешно воевал со скифами.
В эпитоме Юстина сочинения Помпея Трога «Historiarum Philippicarum», относимой по языку к концу II или к началу III в. н. э., сказано:
I, 1 Азия платила им (скифам) дань в течение 1500 лет; конец уплате дани положил ассирийский царь Нин. ... 4 Ассирийский царь Нин первый изменил старинный, дедовский обычай народов небывалым стремлением к власти: он первый стал воевать с соседями и покорил неопытные еще в сопротивлении народы вплоть до пределов Либии. Правда, раньше его жили египетский царь Везосис и скифский — Танай, из которых первый доходил до Понта, а последний — до Египта. Но они вели войны с отдаленными народами, а не с соседями и, довольствуясь победой, искали не власти себе, а славы своим народам...[1]
Оригинальный текст (лат.)  [показать] Но по этой версии Танай живет ранее Нина, уже после которого появились в Южном Причерноморье дружины Плина и Сколопита. Этот образ Таная символизирует период выхода на юг пращуров хеттов и Касков, завоевательные походы гутиев (кутиев).
Вместе с тем – напомним, -  Павел Орозий в «Истории против язычников» эту историю уже отнес к 753 + 480 г. до н.э. (1233):
14. 1. За 480 лет до основания Города Весозис, царь Египта, стремясь либо объединить войной, либо соединить властью север и юг страны, разделенные почти как небо и земля, первый объявил скифам войну, отправив предварительно послов, чтобы те передали условия подчинения: 2. на них скифы ответили послам, что могущественнейший царь напрасно затеял против бедного народа войну, которую скорее он сам должен бояться из-за превратностей войны: успехи будут ничтожны, потери же очевидны; сверх того, они, не дожидаясь у себя, пока он к ним придет, собираются по своей воле пойти к нему навстречу в качестве добычи.
3. И немедленно принялись выполнять сказанное: сначала они заставили бежать в свое царство приведенного в ужас царя Весозиса, брошенное же им войско они перебили и захватили все оружие; они бы опустошили весь Египет, если бы не были сдержаны болотами. 4. Возвратившись оттуда, они тотчас обложили данью покоренную в результате бесконечных войн Азию; они, пребывающие там без мира на протяжении пятнадцати лет, в конце концов возвратились назад, движимые настоятельными требованиями своих жен, которые угрожали, что, если мужья не вернуться, то детей они себе будут искать от соседних народов.[2]
Иордан в «Происхождении и деяниях гетов» полагал, что скифы Орозия являются “готами”[3] и пересказал эту историю так, как отмечено выше.
1. ; Юстин Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiarum Philippicarum». Перевод: Деконский А. А.; Рижский М. И. М.: РОССПЭН, 2005 ; см. также Латинский текст
2. ; Павел Орозий. Истории против язычников. I-14
3. ; Иордан. Происхождении и деяниях гетов. Прим. 138
4. ; Иордан. Происхождении и деяниях гетов. Getica, 47
http://ru.wikipedia.org/wiki/

Понятно, что образ скифского царя Таная требует дальнейших уточнений. И вместе с тем в истории скифской дипломатии вполне объективно можно говорить.
По сведениям позднеантичных римских авторов, примерно во 2 тыс. до н.э. с царями Египта воевал скифский царь Танай. При нем скифы отвечали египетским  послам, сообщавшим о начале войны фараоном против Скифии:
«…Могущественнейший царь напрасно затеял против бедного народа войну, которую скорее он сам должен бояться из-за превратностей войны: успехи будут ничтожны, потери же очевидны. Сверх того, мы, не дожидаясь у себя, пока он к нам придет, собираемся по своей воле пойти к нему навстречу в качестве добычи».
Эта политика отчасти напоминает политику тавроскифа Святослава с его знаменитым обращением к врагам: «Идем на вы…»
http://www.hrono.ru/biograf/svyatosl.html


© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2908010185
http://www.proza.ru/2009/08/01/185

 
Дипломатия Плина и Сколопита
 

Дипломатия Плина и Сколопита

Бытие – священная книга иудеев и христиан. Если ей верить, Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каяна. и сказала: приобрела я человека от Господа. Каин (греческое Новый) – все же первый богочеловек. И еще родила Ева (Еба, Баба) брата его, Авеля. И был Авель пастырь овец; в Каин был земледелец. Производящее сельское хозяйство началось около 7 – 8 тысяч лет назад, в результате неолитической революции. И здесь версии библии и науки во многом совпадают.
Эпизод убийства Каином Авеля общеизвестен. Слишком земледелец превозносил свой труд над скотоводцем, а бог более любил животную пищу.
И пошел Каин от лица Господня; и поселился в земле Нод, на восток от Едема. Беда или радость в том, что оборотное семитское Нод является Доном. И эпизод тоже служит одним из символов распада ностратической семьи и распространения земледелия на север – это подтверждает и наука.
На земле Нод познал Каин жену свою (где он ее взял, если все женщины пока сводились к Еве ?).И она зачала, и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего:Енох (допускают выход на Инока – монах, житель скита-скифа).
Споров о первогороде планеты  – море. Сюда попадает и древний скифский город Хелон (Гелон), имеющий все звуки ононима кроме трудных для семитов «р-л». Но больше шансов быть среди первых на земле у городов трипольской культуры от Дуная до Днепра, хотя протогородских поселений и в соседних регионах хватает.
У Еноха родился Ирад (хорошо – не Ирод). Славянский Рад-Род – одно из древнейших индоевропейских божеств. Ирад «родил» Мехиаеля; Мехиаель - Мафусала; Мафусал - Ламеха. И взял себе Ламех две жены; имя одной: Ада (землями Плутоса-Ада в античности считалась Скифия) , и имя второй: Цилла.
Ада родила Иавала (Дьявола, Пана-черта индоевропейцев): он был отец живущих в шатрах со стадами. По сути, начатое убитым Авелем скотоводство выходило на новый уровень - отгонный. И явно с использованием коней, в подтверждение достижений геноэтнологии (рис. 3).
Имя второго сына Ады -  Иувал (тоже в итоге Дьювал): он был отец всех играющих на гуслях и свирели. Бесовские игры это все – говорили о любящих шумные музыкальные торжества северянах и летописи.
Цилла родила Тувал-каина, который был ковачем всех орудий из меди и железа. Это у индоевропейцев Гефест (Вулкан). Цилла тяготеет к индоевропейской Цирцее – волхве в царстве Ада. Сестра Тувалкаина была Ноема (это вероятный отклик на индоевропейскую богиню мести Немесиду).
После рассказа о родословии Каина в земле Нод (как здесь не заподозрить в потомках Каина будущего Кия?) рассказ неожиданно возвращается к главному сюжету.
И познал Адам еще жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф (Сев); потому что, говорила она. Бог положил мне другое семя вместо Авеля, которого убил Каин.
У Сифа также родился сын. и он нарек ему имя: Енос (Янус – индоевропейский бог времени). Имя немногим отличается от первенца Каина. Именно тогда «начали призывать имя Господа». То есть с Еноса Сифовича (Времени Посеянного Богом Бабе) утверждалась новая вера. Образно говоря. Это все же стезя матриархата, сохраняемая иудейством и почитанием «богородицы» на Руси.
Адам якобы прожил 930 лет. Науке и здравомыслящим людям такое трудно представить. Но вера сомнений не любит.
У Сифа Енох родился, когда отцу было 105 лет. Затем пошли иные сыны и дочери. И всего прожил Сиф 912 лет. Многочитсленные дети тоже неизбежно жили хотя бы по несколько сотен лет, плодя свое огромное потомство.
У Еноса первенец Сиф (в память о деде) родился, когда отцу было 87 лет. Отец затем прожил почти как дед. Тоже имел еще сынов и дочерей.
Аналогично можно напомнить о Каинане,  Малелеиле, Иареде («Яреде из Оредежи»), его сыне Енохе (тезке первенца Каина), долгожителе Мафусаиле (прожил 969 лет), его сыне Ламехе, в семье которого и появился Ной. У всех их были неизвестные сыновья и дочери, внуки, правнуки и праправнуки .За две тысячи лет до потопа – миллионы людей, как по ветви Каина, так и по роду Сифа.
Но в потопе суждено было спастись одному Ною.
Ною было 500 лет, когда у него родилась тройня – Сим, Хам и Иафет (Яфет). Братья тоже спаслись, от них ведут историю всех народов на планете. Ной после потопа прожил еще 350 лет. С точки зрения науки невозможно поверить. Но священные книги не обсуждают.
И вот не очень понятная глава 6 книги «Бытие».
Констатируется, что когда люди начали умножаться  на земле,  родились у них дочери. А к «божьим творениям» этих людей не относили. Что это за род многочисленных и красивых «дочерей человеческих» ?! Только женщины земель будущей Руси своей красотой повсеместно славились. Ведь из венедов (древних словено-русов) и Венера. Ее супруг Арес (Марс) был главным богом скифов. Венера родила Амура (Эрота) и Гармонию – бабушку Диониса (Вакха).
«Сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они  красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал.
И сказал Господь: не вечно Духу Моему быть пренсбрегаемым человеками; потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет (многие, включая светлорусого Давида и его сына Соломона, и половину этого затем с трудом достигали).
Библия утверждает - в то время были на земле исполины (титаны в эпосе индоевропейцев), особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, в они стали рождать им. Это сильные, издревле славные люди (Бытие.6,4).
И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время.
И раскаялся Господь, что создал человека на земле, в восскорбел в сердце Своем.
И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю; ибо Я раскаялся, что создал их.
Приильменье и Северо-Запад России при потопе пострадали одними из первых. Низменность все же – большей частью.
Неисповедимы пути Господни. Но все же и по христианским догматам - допотопные северные исполины были реальностью. Индоевропейский эпос подтверждает тоже – титаны все это. «Ученые против !». Какие именно ученые, да и ученые ли они в условиях информационного общества (доживающие век на запасах одряхлевших вчерашних знаний)?!
Или опять всех «неверных» потопом ?!
Тотальный терроризм выходит. Непедагогично и неэкономично все это. Трансакционно и оппортунистично, как доказывает современный институционализм.


Этот сюжет – просто одно из напоминаний, что южане могли уже несколько тысяч лет назад оказываться среди северян (как Фалек и Рагав в составе скифства по христианским догматам), так и северяне проявляли активность на юге – хотя бы те же Плин и Склопит, Сагил и Панасагор, амазонки…

Уже в 3 тыс. до н.э. усилилась подтверждаемая разными источниками активность северян по отношению к югу, что проявилось в действиях кутиев и хурритов, касков и хаттов, ряда других народов. По Сказанию о Словене и Руссе – как помним – потомки этих скифских князей
завладеша многими странами тамошних краев (округи Великой Скифии).
Обладаша же и северными странами, и по всему Поморию, даже и до предел Ледовитого моря, и окрест Желтовидных вод, и по великим рекам Печере и Выми.
И за высокими и непроходимыми каменными горами во стране, рекома Скир (Сибирь ?), по велицей реце Обве (Ока ?), и до устия Беловодныя реки, ея же вода бела, яко млеко. Тамо бо берущи дорогою скорою звери, рекомаго дынка, сиречь соболь.
Хождаху и на Египетъския страны воеваху, и многое храбрьство показующе во еллинских и варварских странах, велий страх от сих тогда належаше…

«Хождаху на Египетьские страны воеваху» достаточно заметно проявилось со времен Плина и Сколопита. Здесь не обойтись без повторения позднеантичных римских авторов.

Как помним, римские историки Помпей Трог и Юстин к 3 веку нашей эры (Павел Оросий несколько позже корректировал их версию) на основе известных им источников утверждали о периоде за 1300 лет до образования Рима следующее:

« В это время [– около 2053 г. до н.э. - ] двое скифских юношей из царского рода, Плин и Сколопит (Сколопетий - у Оросия: П.З.), изгнанные из отечества происками вельмож (партией оптиматов из родной страны – у Оросия: П.З.),  увлекли за собой множество молодежи, поселились на каппадокнйском берегу у реки Териодонта и заняли соседнюю Темискирскую равнину (по побережью Причерноморья – у Оросия: П.З.).
Там они в течение многих лет грабили соседей и потом были изменнически убиты вследствие заговора народов ( заговором соседей из засады – у Оросия: П.З.).  Жены их, видя, что к изгнанию прибавилось сиротство, сами взялись за оружие и стали защищать свои владения сначала оборонительными войнами, а потом и наступательными ( при этом убили и своих оставшихся мужчин – у Оросия: П.З.).
Они не хотели и думать о брачных связях с соседями, называя их рабством, а не браком. Представляя единственный в своем роде для всех веков пример, они решились править государством без мужчин и даже с презрением к ним;  для того, чтобы одни не казались счастливее других, они перебили и тех мужчин, которые оставались дома, и отомстили за избиению мужей избиением соседей.
Но затем, оружием снискав мир [принудив врагов оружием к мирным переговорам и контактам: П.З. ] , они вступают в половые отношения с соседями с целью предотвратить гибель своего рода. Если рождались дети мужского пола, они их избивали, а девочек воспитывали в одних с собой нравах, именно приучали не к безделиц или обработке шерсти, а к оружию, лошадям и охоте, причем выжигали правые груди девочек, чтобы не было помехи при стрельбе из лука; от этого они и получили название амазонок…» (ВДИ. 1949. № 1. С. 251).

Вероятно, в истоках амазонки как продолжательницы отчасти традиций матриархата явно происходят из глубин палеолита. Женщины-воительницы типа Ио-Исиды фигурируют среди богоматерей и матерей первых царей самых древних государств.
В эпосе амазонки известны задолго до Троянской войны, что гарантирует древность Плину и Сколопиту хотя бы от времен хеттов-хаттов. Среди первых хеттских царей-индоевропейцев, кстати, почти 40 веков назад известны Питхан и Анитта с именами, созвучными Плину и Сколопиту – и это еще один аргумент в пользу древности «скифских царевичей» (по Оросию).
Орития (затем жена бога северного ветра Борея, жившего на горах Рипах – ныне частью Валдайских), узнав о том, что против ее сестер начата война и что похитителем [ее сестры Ипполиты] был афинский царь [Тезей-Тесей], «обращается с увещаниями к спутницам и говорит,
что напрасно порабощен и Понтийский залив и Азия, если они будут открыты не столько для войн, сколько для грабежей греков».
И это обсуждение геополитической ситуации, требующей как дипломатии, так и военных решений.
Затем она обращается к скифскому царю Сагилу за помощью на том основании,
что сами они (амазонки) — скифского происхождения;
она выставляет на вид гибель мужчин (дружин Плина и Сколопита),
необходимость защищаться,
причины войны
и тот факт, что, благодаря их доблести скифские женщины считаются не хуже мужчин.
Увлеченный славой своего народа, Сагил посылает на помощь своего сына Панасагора с огромной конницей.
Перед битвой амазонки были покинуты своими вспомогательными войсками вследствие происшедшей ссоры и потерпел» поражение от афинян,  но нашли убежище в лагере союзников (скифов Скила-Панасагора: П.З.),  с помощью которых возвратились в свое царство, не потерпев вреда от других народов.
После Оритии овладела царством Пентесилея, о доблести  которой во  время Троянской  войны  среди  храбрейших  мужей, когда она пришла на помощь против греков, имеются веские свидетельства. После убиения Пентесилеи и истребления ее войска немногие, оставшиеся на родине, с трудом отбивая нападения соседей, влачили свое существование вплоть до времен Александра Великого» (ВДИ.1949. № 1. С.252).

Оросий об амазонках из родов Плина и Сколопита уточнял следующее.
Первоначально, у них были две царицы, Марпесия и Лампето (вероятные жены погибших: П.З.), которые разделили войско на две части и поочередно заботились о войне и оберегали родную страну.
И вот, покорив большую часть Европы и захватив несколько государств в Азии (повторив деяния ранних скифов: П.З.), они, основав сами город Эфес и другие города, главную часть своего войска, отягощенную громадной добычей, отозвали домой; прочие, оставленные для защиты власти в Азии, с царицею Марпесией, подверглись нападению врагов и были перебиты.
Место Марпесии заняла ее дочь Синопа, которая славу своей отменной доблести увеличила еще постоянной девственностью. Молва о ней взволновала все народы, внушила такое удивление и вселила такой страх, что даже Геркулес (Геракл у греков фигурировал как родоначальник народов Скифии: П.З.) , получив от своего владыки приказ отнять оружие у царицы, как бы обреченный на неминуемую гибель, собрал со всей Греции отборных и знаменитых юношей и заготовил девять военных кораблей, но тем не менее, не довольствуясь своими силами, предпочел неожиданно на них напасть и обойти ничего не ожидавших (амазонок-скифянок: П.З.)
Во главе царства тогда стояли две сестры, Антиопа и Оритийя (вероятность обыгрывания имен Ант и Орит-Орус: П.З.). Геркулес приплыл к ним по морю и захватил их врасплох безоружными и неподготовленными вследствие царившей в мирное время беззаботности.
Среди многих убитых и плененных две сестры Антиопы были удержаны – Меланиппа (Смалянка-Смуглянка: П.З.) Геркулесом и Гипполита (Всадница: П.З.) Тесеем. Тесей вступил в брак с Гипполитой, а Геракл возвратил Меланиппу сестре и получил оружие царицы в виде выкупа. После Оритийи (как помним, стала женой Борея: П.З.) царством владела Пентесилея, знаменитые подвиги которой среди героев Троянской войны мы знаем из истории…» (ВДИ. 1949. № 4. С. 267 – 268).

Мифы о Тесее и амазонках – мифы времен крито-микенской культуры, которые отчасти модернизировались греками и в период развитой античности. Глубина памяти в них связана с 3 – 2 тыс. до н.э. Имя Марпессы (созвучие Марфам-Марфушам: П.З.) сохранило античное бронзовое зеркало, находящееся в Парижской национальной библиотеке. Город в честь ее известен в округе Трои. Марпессой звали и дочь этолийского речного божества Эвена-Овена, которую связывали с культом Артемиды Оргитии (тоже божества плодородия с северными индоевропейскими корнями; там же. С.267; прим. 9 – 10).
Все эти раннеантичные имена (и их связи со Скифией) антироссийская наука упорно замалчивает или игнорирует.  Есть у нас в учебниках сведения такого рода  ?

« По данным позднеантичных римских историков Помпея Трога и Юстина, войска скифского царя Сагила и его сына Панасагора помогли амазонкам Причерноморья защитить независимость в борьбе с пращурами греков. Амазонка Орития, по данным мифов, стала женой бога северного ветра Борея, жившего на горах Рипах ( где были истоки Борисфена-Днепра , Танаиса-Дона, Ра-Волги и других крупнейших рек Скифии). Крылатые дети Борея и Орифии – Зет и Колоид – участвовали в походе аргонавтов, на обратном пути проходили протоку в горах Рипах».
Крылатые образы птиц севера известны со времен палеолита. Они развиты во многих неолитических культурах Русской равнины с Русской возвышенностью (горами Рипами), откуда текли великие реки Скифии. http://proza.ru/2009/07/14/122

Связи по линии амазонки - Орития – Борей – горы Рипы (типа маршрута Лаодики и Гиперохи на юг ) являются одним из эпических подтверждений вероятного участия энеолитического населения Русской равнины в жизни раннеантичных стран Южного Причерноморья и Восточного Средиземноморья.

Дипломатия Плина и Сколопита, их потомков была выражением дипломатии своего времени, когда любая война оказывалась продолжением дипломатии, только военными средствами. Если народы не могли договориться о границах мирным путем, они решали такие вопросы силой. И затем закрепляли хотя бы устными договорами с соответствующими ритуалами и клятвами.

По версии Оросия, покорив большую часть Европы (к западу от Танаиса-Дона) и захватив несколько государств в Азии (по сути, повторив деяния ранних скифов: П.З.), амазонки с вспомогательными отрядами, основав сами город Эфес и другие города, главную часть своего войска, отягощенную громадной добычей, отозвали домой; прочие, оставленные для защиты власти в Азии, с царицею Марпесией, подверглись нападению врагов и были перебиты. Но прекрасная Синопа (дочь Марпесии) возродила славу царства амазонок в Южном Причерноморье. И затем эти земли известны веками как земли касков . Мало кто здесь не вспомнит казаков и их жен.

В этот период времени на землях нынешней Турции южнее Касков начинает развиваться индоевропейская держава хеттов. Это уже не Плин и Склопит, амазонки, над реальностью которых можно и ухмыляться. Это «каменная реальность истории», добротно отраженная хотя бы знаменитой книгой О.Р. Герни «Хетты» ( Перевод с англ. Н.М. Лозинской и Н. А. Толстого. Послесловие В.Г. Ардзинба. Главная редакция восточной литературы издатесва 'Наука'. М.: 1987 (По следам исчезнувших культур Востока). http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000014/index.shtml
http://annablaze.narod.ru/hett.htm и др.

Правда, здесь тоже для неонорманизма и иже с ним видны некие неприятности. Непосредственной прародиной хеттов предположительно определяют Балканы (но исходной – Северное Причерноморье), которые они покинули в конце III тыс. до н. э.. Л. А. Гиндин полагает, что хетты были первым индоевропейским народом (Среднестоговская культура Северного Причерноморья), заселившим Болгарию и Грецию еще в IV тыс. до н. э., а затем вытесненным в Малую Азию второй волной индоевропейского нашествия на Балканы. Хетты в Азии испытали сильное влияние в лице местного автохтонного субстрата хаттов и, в меньшей степени, хурритов (Митанни), но эти этносы тоже замечены в северных связях . http://ru.wikipedia.org/wiki/Хетт

Сам О. Р. Герни считает, что «хеттский» язык не был местным языком в Малой Азии, а название Хатти дал стране народ, обитавший там ранее, который и называют хатами («хата» для южан – дом). Индоевропейский хеттский язык народа-завоевателя наложился на – вероятно - неиндоевропейский язык хаттов. Предположительно в то же самое время утверждались в округе и другие индоевропейские диалекты (лувийский, палайский, ликийский и «иероглифический хеттский»). И это была эпоха Плина и Склопита.

Согласно преданию, имевшему хождение около 1400 г. до н. э., Нарам-Суэн (Нарамсин), четвертый царь аккадской Династии (ок. 2200 г. до н. э.), сражался с коалицией из семнадцати царей, среди которых упоминается царь Хатти по имени Памба. Считается, что другим членом коалиции был царь Амурру по имени Хуварува; полагали, что его имя относится к «иероглифическому» языку. Это позволяет думать, что - по меньшей мере - одна группа индоевропейских пришельцев уже находилась в области Хатти, хотя и не владела ею.
Неясно, как интерпретировать имя Хуварува; да и Амурру не та область, где ученые привыкли обнаруживать первых индоевропейцев Анатолии. Но война Нарам-Суэна с коалицией враждебных царей — факт исторический, о котором сообщается в одной из его собственных надписей. Да, этот и другие эпизоды, связанные с аккадской династией, со временем стали легендами и постепенно искажались. Но суть не меняется. Есть обоснованные подозрения, что индоевропейцы уже в 3 тыс. до н.э. серьезно тревожили южных властителей. В частности, и Нарамсина около 42 веков назад. Вспомним и царя гутиев Сарлаага, которые примерно на столетие захватили власть в Месопотамии вскоре после Нарасина – а этот царь известен и как автор одного из первых мирных договоров на эламском языке с мелким правителем Элама.

По О. Р. Герни,  подлинная история хеттов начинается в Анатолии около 1900 г. до н. э. с прибытием на плато ассирийских торговцев, когда население Ашшура было уже знакомо с вавилонским клинописным письмом. Глиняные таблички, на которых эти ассирийские торговцы вели повседневную деловую переписку со своей столицей, были найдены в большом количестве во многих местах, но преимущественно в Кюльтепе (древнем Канише) около Кайсери. Среди многочисленных неассирийских имен, встречающихся в этих документах, некоторые можно считать хеттскими.

Из этих табличек сведений о местном населении и его истории маловато. Но в них уже сообщается о правителях и их дворцах, и ученые убеждаюмся, что страна была разделена , по меньшей мере, на десять небольших царств. Поначалу город Бурушхаттум (хеттский Пурусханда) занимал среди них главенствующее положение, поскольку его правитель выделялся среди остальных титулом «Великий правитель». Имена местных царей известны лишь в редких случаях, но обнаружены три таблички с именами некоего Питханы и его сына Анитты. Эти имена в связке отчасти созвучны скифам Плину и Сколопитту.
Оба имени известны и из позднего хеттского текста,  датируемого не ранее 1300 г. до н. э. В этом тексте Анитта (такова хеттская форма его имени), сын Питханы, царь Куосары, излагает — явно своими словами — историю своей и отца борьбы за власть с соперничавшими городами Неса, Цалпува, Пурусханда, Салативара и Хатти (Хаттуса). Эти города были успешно покорены, а последний из них (к тому же хорошо известный как столица хеттского царства) был полностью разрушен и предан проклятию.
Одержав победу, преодолев всякое сопротивление, царь Анитта перевел свою резиденцию в город Несу, который, вероятно, можно отождествить с Напишем (Кюльтепе). Там был найден кинжал, на котором было написано его имя. Таким образом, к концу своего царствования царь Анитта, по-видимому, управлял большей частью каппадокийского плоскогорья.

Еще раз земетим, что Питхан и Анитта именами в связке созвучны скифским князьям Плину и Сколопиту римских источников. Между временем этих хеттов и скифов примерно полтора-два века. Некоторое созвучие имен – вероятнее всего – случайно. Но его можно признавать и символичным. Это символы активности индоевропейцев в Южном Причерноморье.

Так называемая надпись Анитты представляет собой – вероятно - более позднюю копию надписи, составленной самим царем. И здесь есть серьезные трудности. Тип клинописи, которую позже употребляли хетты, совершенно не похож на клинопись, употреблявшуюся ассирийскими торговцами около 39 веков назад. Предполагается, что хетты заимствовали (и создали) свое письмо из источника, еще неизвестного науке, во времена, когда ассирийцы уже не жили больше среди них. Поэтому Анитта, который был современником ассирийцев, едва ли мог писать «хеттской клинописью», если этим письмом стали пользоваться в стране лишь после того, как его время прошло.
В настоящее время считают, что деяния Анитты стали уже века через два легендарными и позднее были переработаны в апокрифическую «царскую надпись». Утверждение, что Анитта получил в качестве дани от города Пурусханда среди прочего такие крупные предметы из железа, как скипетр и трон, выглядит, конечно, намного опережающими возможности античной металлургии.


Есть и еще некоторые любопытные моменты. Торговая деятельность ассирийцев в Каппадокии, процветавшая в течение более столетия, вдруг внезапно прекратилась. И это случилось, по-видимому, в царствование Анитты. Неизвестно, произошло ли это в результате завоеваиий Анитты или какого-либо бедствия, обрушившегося в то время на город Ашшур. Ничто не говорит о том, что отношение местных правителей к ассирийцам было хоть сколько-нибудь недружелюбным. В самом деле, легко себе представить, что местные властители приветствовали иностранных торговцев, доставлявших им блага более высокой цивилизации Месопотамии. И все же… Воинственный Анитта мог отомстить потомкам Нина (Пания) за Плина и Сколопита. Или под именами Питхана и Анитты скифские князья Плин и Склопит и скрыты. Тогда ассирийцев вытесняли именно они.

Ни один хеттский царь никогда не выставлял Анитту в качестве своего предка; поэтому некоторые ученые говорят, что разрушение Хаттусы и особая враждебность, которую Анитта выказал по отношению к этому городу, доказывают, что он принадлежал к линии, чуждой царям, сделавшим впоследствии Хаттусу своей столицей.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000014/st002.shtml

В дальнейшем , до царствования Суппилулиумы южнее Тавра вовсе не было хеттских государств; границы сирийских вассальных государств империи хеттов проходили севернее Кадета (Кадеша) на Оронте, и, наконец, хотя хеттские армии доходили до Дамаска, они никогда не вступали в саму Палестину. Южнее Хамы никогда не существовало ни одного позднехеттского государства, и ее территория не включала в себя ни одну из частей Палестины, так как была отделена от нее арамейским царством Дамаска.

Апологетам библии приходится решать сложные задачи. Само присутствие хеттов в Палестине до завоевания ее израильтянами представляет собой любопытную проблему. Накопленные сведения о народе хатти не только не проясняют ее, но делают еще более запутанной. Рассказы о покупке Авраамом пещеры Махпелы (Бытие XXIII) и о хеттских женах Исава (Бытие XXVI. 34; XXXVI. 1—3) критики, правда, приписывают автору-священнику, жившему в период после вавилонского пленения; таким образом, эти рассказы не представляют особой ценности как исторические источники; это же относится к различным спискам ханаанских племен, составленных, можно думать, немногим ранее. Но важнейшее место в Числах (XIII. 29) объяснить не так-то легко. В нем утверждается весьма определенно, что хетты занимали горную область страны, амореи — приморскую равнину и долину Иордана, а амалекиты жили на юге. Этот пассаж приписывается раннему автору Е, и, поскольку местожительство хеттов согласуется с рассказом о покупке у некоего хетта пещеры Махпелы близ Хеброна, можно допустить, что рассказ базируется на каком-то раннем источнике. Но в любом случае речь о периоде до 40 веков назад.

Яхве слишком увлекался раздачей иудеям чужих земель. Вот – к примеру -  отрывок из книги Иисуса Навина (I. 2—4), где Яхве говорит Иисусу: "Встаиь, перейди через Иордан сей ты и весь народ сей, землю, которую я даю им, сынам Израилевым... От пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата, даю землю Хеттеев; и до великого моря к западу солнца будут пределы ваши». А за что хеттеев лишать земли-то ?!
Да и наука считает, что это повеление Яхве лишено смысла, В то время для израильтян путь в область, лежавшую между Ливаном и Евфратом, не проходил через реку Иордан, и они никогда не занимали эту страну — их шатры располагались на равнинах Моаба. Они пересекли Иордан и заняли гористую страну Иудею — именно ту страну, которая приписывается хеттам в Числах (XIII. 29). Если опустить слова: «От пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрат», отрывок сразу становится осмысленным. Появление этих слов легко объяснить, как превратный домысел, сделанный более поздним автором, для которого имя «хетты» ассоциировалось с хеттами поздне-хеттских царств, расположенных в Сирии, поскольку хетты с иудейских гор исчезли задолго до этого.


Остается вопрос, кто же тогда были хетты палестинских гор? Остроумный ответ предложил Э. Форрер (Palestine Exploration Quarterly, 1936, с. 190-203; 1937, с. 100-115.). Когда страна Хатти страдала от чумы в начале царствования Мурсили II (1330 г. до н. э.) ( Чума вспыхнула в конце царствования Суппилулиумы; продолжалась уже двадцать лет.), царь пытался найти в архивах возможное объяснение причин божьего гнева и нашел две таблички, которые, казалось, давали ключ к разгадке. Первая табличка указывала на то, что люди пренебрегли каким-то из праздников, и не представляет тем самым для науки интереса. Вторая же табличка, которая касается города Курустаммы, описывает следующее:

Когда бог Грозы Хатти привел людей Курустаммы в Египет и бог Грозы Хатти связал их (Здесь, вероятно, имеется в виду народ Египта.) договором с народом Хатти, и они были приведены к присяге богом Грозы Хатти и тем самым народ Хатти и народ Египта были связаны клятвой, данной богу Грозы Хатти; и тогда народ Хатти переметнулся и тут же, сразу, нарушил клятву, данную богу, и мой отец послал пехоту и колесницы, и они вторглись в пограничную землю Амка (Долина Бекаа между Ливаном и Антиливаном) и снова он послал их, и снова они вторглись...

Это вторжение было успешным; было захвачено много пленных, но эпидемия чумы разразилась именно среди этих пленных, и это они внесли чуму в страну Хатти. Тогда, по мнению Мурсили, и возник очевидный повод для возмездия за оскорбление бога Грозы, нанесенное ему нарушением клятвы. 

Город Курустамма располагался в северном или в северо-восточном секторе хеттского царства. Это был пограничный город, стоявший вблизи Хатти на территории, выделенной Муваталли своему брату Хаттусили . В период царствования одного из последних хеттских царей Суппилулиумы (Суббилулиуме ;1380—1346 гг. до нашей эры) какие-то люди из этого малоизвестного северного города, как это ни кажется удивительным (если не помнить о спорах скифов и египтян о древности происхождения, о походе Сесостриса на Скифию почти 40 веков назад), вступили на «землю Египта», термин, который подразумевает всякую территорию, находившуюся под властью египтян.
Текст оставляет неясными обстоятельства, при которых это произошло, но ссылка на бога Грозы Хатти, как на подстрекателя этих действий, говорит скорее в пользу обдуманных действий со стороны властей, чем о появлении там беглецов, спасавшихся от хеттов-завоевателей, как это предположил Э. Форрер. Как бы то ни было, здесь есть пример того, как группа хеттов (т е. подданных царя Хатти) вошла на египетскую территорию; не исключена вероятность того, что они обосновались в малонаселенных горах Палестины. То, что они поступили именно так, конечно, всего лишь догадка. Там могли быть и другие переселенцы из районов хеттского владычества. Можно предположить, что они могли прийти из ближайших «хеттских» территорий Сирии, лишь недавно завоеванных Суппилулиумой, и называться не хеттами, а как-либо иначе. Эмиграция анатолийских хеттов в Палестине могла быть частым явлением.

Именно в этом регионе в 610 г. до н.э. фараон Псамметих откупился от войск скифского царя Мадия (выводил войска из Приазовья), которые завоевал многие окрестные страны и был готов захватить Египет. Поэтому индоевропейцы явно рассматривали эти земли как свои исторические базы для ведения тотальной политики. В частности, еще до времен Александра Македонского здесь недалеко возник город Россос (средневековый Росополь).

Текст таблички отражает традиционную дипломатию той поры.

Деяния оправдывается волей бога. Якобы именно бог Грозы Хатти привел людей Курустаммы в Египет.
И далее дипломатическая божественная формула.
Бог Грозы Хатти связал их (Здесь, вероятно, имеется в виду народ Египта.) договором с народом Хатти, и они были приведены к присяге богом Грозы Хатти и тем самым народ Хатти и народ Египта были связаны клятвой, данной богу Грозы Хатти.

Это формула примерно 17 – 13 вв. до н.э. Русско-византийские договоры 10 века, конечно, бога всуе не вспоминают. Но вот к присяге конфликтующие и договаривающиеся стороны приводят. Христиане клянутся Христом. Язычники – Волосом… Традиции традиционного общества были достаточно устойчивы. Это касалось и вероломства.

И тогда народ Хатти переметнулся и тут же, сразу, нарушил клятву, данную богу, и мой отец послал пехоту и колесницы, и они вторглись в пограничную землю Амка (Долина Бекаа между Ливаном и Антиливаном) и снова он послал их, и снова они вторглись...

Вероломству нет оправданий. Но и учитывать вероятность вероломства по отношению к себе любая страна должна. История этому постоянно учила и учит.

Связанные с севером хетты и хурриты имели свою письменность. Но дотошный Г.Ф.Турчанинов в основательной работе « ОТКРЫТИЕ И ДЕШИФРОВКА ДРЕВНЕЙШЕЙ ПИСЬМЕННОСТИ КАВКАЗА» убедительно доказывает вероятность создания «финикийской письменности» выходцами из округи древней Абхазии, которые унаследовали  ее от своих предков. http://www.apocalyptism.ru/Turchaninov-1.htm

Почти 40 веков назад ашуйский царь носил имя Пту. Памятью предков были столбы с надписями (подобное оставлял фараон Сесострис при походе на Скифию). В округе отмечались праздники бога Таны, которому приносили жертвы. Соседний Танаис (Дон; Танатос – крылатый ангел смерти) не против подобного почитания. Здешние жители умели строить корабли. Адзюба Бут похитил корабль царя Пту, а самого царя продал в рабство в Библе. Ашуйцы переправили немало своих письмен жрецу Библа – «превосходному избраннику Баала» (вероятная ипостась северного Ваала-Волоса). Пту – раба голодного, тощего и слабого – вернули на Северный Кавказ. Надо понимать, что «превосходный избранник Баала» оказался очень заинтересован в развитии сравнительно простой алфавитной системы письма. И дело пошло…

Пойдет ли дело к признанию вполне обоснованной версии видного российского лингвиста – сказать пока трудно. Противников этой версии будет предостаточно. В истоках алфавитного письма многие лингвисты устойчиво видят финикийскую письменность (с осторожным учетом библского письма), а всех финикийцев записывают только в семиты. Не заглядывая даже в свои святцы.


Племёна семитов (протоаккадцы, а позднее и амореи), мигрировавшие в VI-IV тыс. до н.э. с Аравийского полуострова и районов Красного моря в Ханаан и далее в Месопотамию, попутно оседали в Нильской долине и в районе Дельты. Строительством кораблей они особо не отличались. А построенные из ведра суда поступали в Египет из Ливана, где семитов еще не было.
По некоторым версиям - установлено, что древние египтяне, как народность, язык которой относился к семито-хамитской группе афразийских языков,- сформировались в этнос в процессе смешения различных племён Северо-Восточной Африки, среди которых числились и «некоторые племена, жившие впоследствии в Передней Азии» , т.е. семиты . По другим версиям, египтяне устойчиво продолжали традиции ностратического единства языков, а народ Египта вбирал выходцев из разных этносов Афро-Евразии (как помним, и скифов хотя бы времен Сенусерда).
Первую волну семитов, прокатившуюся по древним землям Египта и Ханаана и в конечном итоге достигшую Нижней Месопотамии, многие исследователи связывают с миграцией аккадских племён с Аравийского полуострова через перешеек Красного моря. Это примерно середина Ш тыс. до н.э. Название этого перешейка «Та-Нетер», («Место, земля (- «Та») богов», егип.) породило гипотезу о том, что этим путём пришли в Египет и Великие боги . Если скифы тогда доминировали в Европе и Азии, то именно этот момент привлек семитов на север.
Прибыли божества, по преданию, из страны Та-Ур («Древняя земля», но возможно, «Земля света»). Предположение о том, что древнейшие египетские боги пришли из библейских, архаичных земель "Шем", подтверждается и тем фактом , что наименования этих богов - семитического (аккадского либо протодравидийского (тождество между словами "Шем" и «Шумер» доказано, как полагает профессор Крамер)) происхождения. Но боги Шумера явно имели свои имена задолго до аккадцев.
Считается, имя "Птах" (за редким исключением, древнеегипетские имена и слова передаются на современных языках в чисто условной огласовке, с ударением на предпоследнем слоге) буквально не переводится (не имеет никакого смысла) , однако, в языках семитической группы оно означает: «Тот, кто делал вещи, вырезая и открывая» (как натуфийский Хусар, идентифицируемый с Птахом; возможно, у этих божествединый прототип).
Но «птаха» на русском – это птица. Есть имя Пту в ашуйских текстах, которые явно не семитские.
Имя "Ра" также буквально не переводится; поэтому, по ассоциации образа бога Ра с ярким небесным телом, светилом (солнцем), было принято, что термин "Ра" означает "яркий" (возможно, однокоренные и близкие по смыслу слова "Ра" и "Ур" ("свет, свечение, светило") происходят от общего натуфийского "предка"). Почти достоверно известно, что одно из прозвищ великого Ра - "Тем", в семитических языках имело сопутствующее значение "полный, чистый" (характеристики солнечного свечения). Заметим, что и бог Тот, упоминаемый во времена I династии, считался выходцем из «чужих» земель.
Вместе с тем Ра – античное название Волги. Корень продолжает радовать россиян, несет им радость, радугу и работу. Но, понятно, и раны, и рать.
Считается, что в архаичные времена ханаанеи заселяли северо-восточную окраину Египта. И однозначно всех хананеев записывают в семиты, хотя библия ведет иудеев именно на завоевания земель Ханаана (чего же своих-то бить ?!) . Берега озера Мензала, многие города Дельты Нила, окрестности библейских Раамсес и Пи-Том (Пифом), как полагает Г. Бругш, якобы были вообще первоначально заселены семитоязычным населением. Уже в период халколита (IV-III тыс. до н.э.) в Дельте Нила процветала культура Буто-Маади совершенно идентичная культуре Беер-Шевы того же периода.
http://www.hapiru.ru/Text3-1.html#N1

Попробуй докажи подобным авторам что-то обратное ?!
Ну, если учитывать все приведенные версии – хотя бы в IV тыс. до н.э. у Кавказа семитов еще не было ?! Точно ?! И слава богу…

Ашуйцы уже были. И когда семиты увлекались клинописью, ашуйцы тяготели к протоалфавитам. Как носители культуры Винча и некоторых иных подобных культур.

И не спасает ситуацию допущение.

В северной части Месопотамии начиная с первой половины III тысячелетия до н. э., а возможно, и ранее, жили восточно семитские скотоводческие племена. Язык их называется аккадским. Он имел несколько диалектов: в Южной Месопотамии был распространен вавилонский, а к северу, в средней части долины Тигра,— ассирийский диалект.

В течение нескольких веков семиты сосуществовали с шумерами, но затем стали продвигаться на юг и к концу III тысячелетия- до н. э. заняли всю Месопотамию. В результате этого аккадский язык постепенно вытеснил шумерский. К началу II тысячелетия до н. э. шумерский язык был уже мертвым языком. Однако как язык религии и литературы он продолжал существовать и изучаться в школах до I в. до н. э. Вытеснение шумерского языка вовсе не означало физического уничтожения его носителей. Шумеры слились с семитами, но сохранили свою религию и культуру, которые у них лишь с небольшими изменениями заимствовали аккадцы.

В конце III тысячелетия до н. э. с запада, из Сирийской степи, в Месопотамию начали проникать западносемитские скотоводческие племена. Аккадцы называли их амо-реями. По-аккадски Амурру означало «Сирия», а также и «запад» вообще. Среди этих кочевников было много племен, говоривших на различных, но близких друг к другу диалектах. В конце III — первой половине II тысячелетия амореям удалось осесть в Месопотамии и основать ряд царских династий.

Вместе с тем с древнейших времен в Северной Месопотамии, Северной Сирии и на Армянском нагорье жили хурритские племена. Шумеры и аккадцы называли страну и племена хурритов Субарту (отсюда происходит этническое название субареи). По языку и происхождению хурриты были близкими родственниками урартских племен, живших на Армянском нагорье в конце II—I тысячелетий до н. э. В отдельных районах Армянского нагорья хурриты обитали еще в VI—V вв. до н. э.

Не очень-то хурриты способствовали распространению амореев. А в дальнейшем именно силы Скифии были привлечены к окончательному разгрому Ассирии, которая сама по себе была полиэтничным государством. Северных наемников в ней хватало.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000014/st007.shtml


© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2907300233
http://www.proza.ru/2009/07/30/233


 
Арии Митанни
 
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111110.htm

В связи с появлением достаточно обоснованных новых версий (к примеру, Мирфатых Закиев. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТЮРКОВ - ШУМЕРСКИЙ ЯЗЫК
однозначные этнические трактовки древних этносов Месопотамии и округи остаются очень спорными. Поэтому и привязки гигсосов, властвовавших 37 веков назад в Египте, только к индоевропейцам или семитам, тюркам или иным этносам невозможны. Тем более, свою столицу у низовий Нила гигсосы назвали Аварис (Абарис) – под таким именем известен гиперборей-мудрец.
Не исключено, что значительная часть гиксосов влилась в новое государственное образование, созданное в Северной Месопотамии, - царство Миттани (предположительно, в конце ХVII в. до н.э.) и способствовала его быстрому росту и политическому усилению.     Митаннийские цари постоянно поддерживали силы, противостоящие диктату Хеттии и Египта. Однажды египетским воинам удалось даже схватить агентов митаннийского царя, несших на шейных шнурках глиняные таблички с клинописным текстом обращения к правителям окрестных народов. Позже такие секретные надписи делались на ремнях, обвитых вокруг палки – эти шифровки назывались «скиталами».  В середине XIV в. до н.э. египетские войска вытеснили миттанийцев из Сирии и с Евфрата, а хетты, во главе с царём Суппилулиумом I, разгромили ослабленное междоусобицей государство и лишили Миттани политической независимости. Но подробности ниже.

Если труды позднеантичных римских авторов Помпея Трога, Юстина и Павла Оросия допускали достижение скифами господства в Европе и Азии примерно с 3553 г. до н.э., то несколькими веками ранее Геродот относил появление первых царских родов за «тысячу лет» до войны Великой Скифии с полчищами Дария 1. Это выходят примерно 1514 – 1512 гг. до н.э. Хотя в эпосе «тысяча лет» нередко на несколько тысячелетий тянет.

Эпос — концентрированная многотысячелетняя память. Почти все боги славян — к примеру, дети  Сварога  (Сварожичи), “сварганившего” (сотворившего) всю Вселенную и ставшего ее владыкой. В других религиях он —  Пантократор, Саваоф, Яхве... Сыном Сварога признавался бог солнца  Дажьбог  (Тейшеба, Митра), а  словено-русы — если верить эпосу —  “дажьбоговы внуки”. Но надо знать и более ранние записи мифов наших пращуров, античных народов Скифии.
Геродот более 24 веков назад привел несколько версий происхождения скифов. Прежде всего, скифскую легенду о том, что основные народы Скифии произошли от  Таргитая  (Тархунта: Перуна?) — сына Зевса и дочери  Борисфена (Днепра; русалки). Сам  Таргитай имел трех сыновей —  Липоксая,  Арпоксая и  Колоксая (“ксай” – вероятнее всего, - князь, царь, “сиятельный”). Семья дала первых жителей “этой необитаемой тогда страны”. Слово  “ксай” тяготеет к связям с  праславянским “князь”.
В царствование трех братьев с неба, не без ведома дедушки Зевса, упали на Скифскую землю золотые предметы: плуг, ярмо, секира (топор), чаша (котел) и – иногда добавляют – наконечники стрел или копий. Они были так горячи, что старшие братья ими овладеть не смогли. Лишь перед  Колоксаем пламя погасло, и “он отнес золото к себе в дом”. Победил огонь — значит, праведен, как считалось в древности (отсюда и перо жар-птицы, купания в чанах с кипятком и т.п.). Старшие согласились отдать царство младшему. От Липоксая, которого ученые связывают и с округой гор Рип (Лип; чередования “р:л”), пошли скифы —  ав-хаты  ( святые “хатты”, пращуры хеттов ?). От  Арпа-князя —  кати-ары ( хеты-арии, геты ?) и  трас-пии (жители Трои ?).
От князя (“сиятельного”) Кола, ставшего царем — пара-латы (бары, бояре-“ладные”, властвующие ?). Всех этих скифов стали называть  сколотами — царскими (но у римлян “склавы” стали означать рабов). Рождение братьев и царствование Таргитая относили к 1514— 1512  гг. до н.э. Якобы Таргитай правил ровно за тысячу лет до вторжения в Скифию полчищ  Дария I. Почти в ту пору  Тархунт  (Перун) известен хеттам, а позже этрускам. Лип,  Арп, Кол, как позже диодоровские Пал и  Пап, — наши  “ксаи” (цари), пращуры-земляки. И их символы – подарки Зевса – подчеркивают развитый характер экономики Сколотии до четырех тысяч лет назад. Скифский царь Линх (Лис) признавался, по другой легенде, одним из родоначальников земледелия, противостоявшим самой Деметре.
Предложенные допущения (под знаком вопроса) – лишь варианты привязок наряду со многими другими.
Трактовке этого скифского “рассказа” посвящены горы публикаций. Доминируют индоиранские пояснения, в пользу индоиранских политики и экономики. Что же, близкий иранцам регион округи Каспия всегда играл важную роль в истории народов России. Но могут видеть в этих братьях и народах своих пращуров славяне и  балты, германцы и  финно-угры, тюрки и другие этносы России. Археология показывает, что относительно необитаемой округа верховий Днепра и Дона была десятки тысячелетий назад. Отступление ледника несло 10 – 12 тысяч лет назад и сюда жизнь, а вскоре на землях Нод (Дон) Каина (Кия) возникают древнейшие города, развиваются производящие формы хозяйства.
Сколоты у византийцев - вероятно, -  стали “склавинами” (сакалиб у арабов) — славянами. Кол (вероятный земляк Каина и Енога) мог  стать летописным Кием. Другие братья —  Щеком и  Хоривом. Появилась и сестра их  Лыбедь (с именем, созвучным Липоксаю).  Паралаты, вероятно, превращались в полян (“боляр” у Борисфена). О родстве наших пращуров-земляков с Зевсом наука и мы почти забыли. А ведь эти земляки имели достаточно высокий уровень развития экономики. Города в округе реки Рось около 5 тысяч лет назад достигали площади в сотни гектаров, имели более тысячи зданий (иногда двухэтажных) и тысячи жителей. Население сочетало скотоводство и земледелие. А уровень хозяйства в целом указывал на наличие государственности.

Скифы сами себя вели от Зевса, но древние греки считали их потомками Геракла. Со времен палеолита по степям севернее Черного моря шли пути кочевников из Азии на край Европы и обратно. На острове  Эрифия у западного края Европы (в округе  Гадир) якобы жил великан  Герион  (Горыныч), у которого Геракл угнал быков. Герой вскоре попал в необитаемую еще страну, что позже заняли скифы. Склоняли ко сну усталость, непогода, холод. Закутавшись в свиную шкуру, Геракл заснул, а его упряжные кони, отпущенные пастись, пропали.
Гераклу после пробуждения пришлось исходить всю страну в поисках коней (кое-где даже оставил след своей гигантской ступни на камнях). Наконец, прибыл в землю  Гилея (“Лесная”: одно из ранних названий Скифии). Там встретил полудеву-полузмею — Ехидну (или “русалку”). “Дева” согласилась, за страстную любовь, вернуть Гераклу коней. Герой вынужден  был жениться “гражданским браком”. От брака родилось трое сыновей:  Агафирс,  Гелон (имя по созвучию иногда связывают даже с Ильменем и  Шелонью) и Скиф. Ехидна одна владела страной и спросила, не отослать ли сыновей в Грецию, когда они подрастут.
Геракл же рекомендовал ей устроить дома состязание среди  сыновей по натягиванию богатырского лука и опоясыванию “толстокожим” богатырским поясом (с золотой чашей на застежке). Победил младший — Скиф, от которого и пошли все скифские цари. Гелон («солнечный», но отчасти “холод”, “голь” – бедняк, неимущий) вынужден был селиться севернее, Агафирс — западнее, в округе Карпат и у низовий Дуная. Агафирсы считались зажиточным народом, любящим золотые украшения (связывают с пращурами балтов, молдаван, румын, цыган и т.п.). Эта греческая легенда известна в записях тоже более 24 веков назад. Она также имеет множество трактовок.
Появление луков и стрел ученые нередко относят ко временам мезолита. По мифам, Геракла даже обучил стрельбе из лука скиф (или один из пращуров скифов)  Тевтар. Из лука отец Скифа и убил Орла, терзавшего Прометея. Золотая чаша у пояса появилась много позже. Но в целом легенда отражает более глубокий пласт истории, идущий почти от ледниковой поры. Или от времен начального скотоводства, быка  Рудры, экономики той поры.
“Тройку” внуков Зевса или  сыновей Геракла, известных задолго до нашей эры, средневековый эпос заменял “тройкой Кия” или наиболее популярных русских богатырей, “тройками” героев эпоса многих народов России. Но история не дает россиянам права забывать о первых составах “троек”, указанных письменными источниками в античное время. Внуки Зевса символизировали славу скифских земледельцев и скотоводов, а сыны Геракла — олицетворяют первых защитников Родины, ее и экономических богатств.

Хорс. Хорошая работа всегда требует поощрений. Коржа или коржика, например. Солнце “коршуном” нападает на лентяев, которые спешат укрыться в тени. Культовые знаки у низовий Дуная, по мнению ученых, почти 7 тысяч лет назад имели такой смысл (табличка Тэртэри): “Роби с Ут-Ра до Вече-Ра, обретешь Хорс (корж, “дар божий”) !”. А к низовьям Дуная тысячи лет выходили наши пращуры-земляки, начиная с нарцев и Лаодики.
Мало кто из россиян ныне помнит Хорса. А жаль. Это божество в 980 г. Владимир поставил в раду кумиров сразу за  Перуном, перед  Дажьбогом (богом солнца),  Стрибогом (богом ветров),  Симарглом (богом огня) и  Мокошью (супругой  Перуна; Пятницей). Хорс известен и у древних семитов.  Хорсобатом персы назвали один из главных ассирийских городов —  Дур-Шарру-кин, куда северяне шли тысячи лет назад.
Хорс — многоликое и древнее божество, которое могло иметь разные проявления у евразийских народов почти со времен палеолита. Греческое  “хорейс” — пляска — уводит к начальным культам этого божества. Индоиранское  “хорезм” — первая страна зороастризма. Греческое “хорд” — струна — протягивается хотя бы по нескольким тысячелетиям.  “Хорос” — культовый хор у греков — выводит к нынешним хорам и хорам (возвышениям в храмах, где стояли певцы). Слово созвучно  Хориву, одному из братьев легендарного Кия — символу начальной истории  словено-русов. Вспомнили?!
На горе  Хорив Моисею впервые явился Бог...  Херсонес Скалистый (Таврический) — так еще во времена Геродота греки называли Крымское побережье до Керченского пролива. Именем  Херса  (Хорса) обозначали и другие традиционные для жизни и деятельности северян места. Херсонес Фракийский — полуостров у Геллеспонта. Херсонес - местность в Карии. Имя  Херсий  (Херсис) носил и царь города  Саламина на Кипре. Он был сыном  Сирома и отцом  Онесила. Созвучные имена встречаются в новгородских берестяных грамотах.
По мере введения христианства  Перун явно заменялся Яхве (Саваофом,  Пантократором). Тогда вместо  Хорса неизбежно вставал Христос. Это и приводит к тому, что размышления о Хорсе и изучение его веками  табуизируются. Хорс почитался, как  Хрос, у скифов и фракийцев (лат. название божества  Херос:  Керос). Выявлены десятки святилищ этого языческого бога, близкого и Аполлону  (Аулариоху у фракийцев). Такой складывается “курс” Хорса, в чем-то близкого Герою (Гераклу, Георгию).
В начале эры его изображали богом-всадником, нередко поражающим змея. Христианство развило этот образ в символике Георгия Победоносца. Георг звучанием немного напоминает  Керо-са (Хорса), но во многом является его далеким потомком. Иногда река  Хесин — по античным данным — указывается как  Керсинус  (Херсинус), что тоже может быть следом древнего культа. Без Хорса (Херса) трудно в полной мере понять реальные глубины российской истории.  Хэр (Хор, Гор) — наш очень древний хозяин, что частью сохранил в памяти немецкий язык. Хорс властвовал на Горах, возвышенностях, где имелись легкие почвы для первобытных пашен и находились удобные пастбища, места для небольших “городов”. Хорс во многом был Хорош, как Лад – ладен. Правда, хорохорился и хорошился, но немало с его именем и полезного делалось. Так что помнить о нем стоит. Хорошая дипломатия несет людям радость и уверенность в завтрашнем дне.

Пал и  Нап. Это тоже символы многотысячелетнего прошлого россиян, правда, больше символы ратных успехов и ратного труда. Здесь и еще одно подтверждение версии генетиков о происхождении наших пращуров из Азии.
Более 20 веков назад  Диодор Сицилийский привел еще одну античную версию о происхождении скифов. Якобы их пращуры составили небольшой народ у реки Аракс (“роксо-ланов”, русской), у юга Каспия. Царь  “араксов”  был отличным воином и стратегом. Во главе с ним пращуры “приобрели себе страну в горах до Кавказа, в низменностях побережья Океана и  Меотийского озера...” Позже появилась у них полудева-полузмея, родившая от Зевса (не Геракла) Скифа. Скиф, “превзойдя славой всех своих предшественников, назвал народ по своему имени — скифами”. Славяноведы допускают — “скитами” (скитальцами), чему немало подтверждений в хождениях индоевропейцев.
Потомками Скифа  были два доблестных брата — Пал и Нап. Их родичи назывались палами  (спалеями; полянами —  русью летописей ?) и  напами  (напеями). Иногда Напа и Пала по созвучию связывают с именем ассирийского царя Набопаласара – небо-поле-царя; бога-огня-царя. Но образы отчасти напоминают Плина и Сколопита.
Потомки Скифа отличались мужеством и стратегическими талантами, завоевали обширную страну от  Танаиса до Фракии и даже до Нила. Затем дошли и до Восточного (Индийского) Океана. Все эти скифы имели много замечательных царей, героев.. Занимались дальними переселениями. А в одно из междуцарствий в Скифии появились амазонки, покорившие затем Европу и Азию. От скифов и амазонок пошел культ  Таврополы (Пастушки;  Ифигении). Часто народы Скифии проникали в округу Сирии  (ВДИ. 1947. № 4.  С.250-251), что подтверждает и Библия.
Около 16 веков назад Павел  Оросий указал, что конец 1500-летнему господству скифов в Азии впервые положил ассирийский царь Нин (Панин,  Паний), по имени которого ассирийская столица называлась Ниневия. Это произошло за 1300 лет до основания Рима, которое относили к 754 г. до н.э. (1949. № 4. С.267). Отсюда первые вторжения потомков Пала и  Напа в сторону Египта условно можно датировать 3554 г. до н.э., допотопным временем исполинов, “издревле славных людей”, дочери которых позволили Каину продолжить род (этих людей прежде всего уничтожал потопом Яхве). . Дату стоит помнить, как важный символ истории.
Более трех веков назад появились десятки списков русской легенды о скифских князьях  Словене и  Русе, имевших братьями  Болгора,  Комана  Истера и родичем — библейского  Мешеха. По христианской хронологии, князья около 2395 г. до н.э. вышли к озеру  Мойско (Ильменю) и основали города Словенск (будущий Новгород) и  Русу (ныне Старую). Этим русским городам скоро можно отметить символичную дату существования — по 4400 лет. Легенда о Словене и Русе является своеобразным продолжением легенды о Пале и  Напе. Известны болгарские и арабские варианты этой легенды  Х-ХП вв. н.э. Они требуют изучения и пропаганды. Скифский князь  Палак славился во II в. до н.э. А затем стали известны  поляне-русы, способствавшие развитию экономики Киева. И вновь градостроительство указывается как главное дело наших пращуров-земляков, что стоит признать существенной чертой экономики пра-росов.

Даже амазонки признавались создателями прекрасных городов. Хотя бы Эфеса и Синопы. На строительные работы в Египет 39 веков назад привел 200 тысяч северян (немалой частью скифов) фараон Сенусерт.

Наряду с хеттами интересы индоевропейцев активно выражало в Передней Азии и государство Митанни (Ханигальбат у аккадцев; у египтян - Нахарина, Нахрайна). Оно было создано хурритами и их союзниками на территории Северной Месопотамии и прилегающих областей. Созвучное имя носил один из хурритских союзов - маиттанне (матианы или матиены позднейших греческих источников). Эти хурриты происходили с Армянского нагорья (в нынешней Восточной Турции), а возможно, изначально из Закавказья, но уже с середины III тысячелетия до н.э. распространились и к востоку от р. Тигр, и в Северной Месопотамии, и в областях, расположенных к западу от Евфрата, в частности в Северной Сирии, куда они с древнейших времен проникали мирным путем.
Собственно маиттанне, по-видимому, обитали первоначально на холмистой низменности близ оз. Урмия в Иранском Азербайджане. Сюда же к XVIII - XVII вв. до н.э. проникли индоиранские племена, уже ранее хорошо освоившие коневодство, а в Передней Азии познакомившиеся с местным изобретением - легкой боевой колесницей и усовершенствовавшие ее. Они же выработали новую тактику массового применения боевых колесниц, перенятую у них впоследствии хурритами и касситами. Вероятно даже, что во главе маиттан стояла династия индоиранского происхождения. Но ко времени своего вторжения в Верхнюю Месопотамию маиттанне сохранили от индоиранского языка (в сильно искаженном виде) лишь царские имена, несколько имен второстепенных божеств и некоторые коневодческие термины. По мнению ряда ученых, правда, нет оснований говорить, как это иногда еще случается, об особой, "культуртрегерской" роли индоевропейцев в Передней Азии. До сих пор неизвестно, кто был основателем царства Митанни. Шуттарна I (конец XVII в. до н.э.?) - лишь первый митаннийский царь, пока засвидетельствованный источниками. Неизвестно и точное местонахождение митаннийской столицы, а также пределы митаннийского влияния на севере.

Вместе с тем, помимо хурритов, в Митанни был влиятелен народ индоарийского происхождения (об этом свидетельствует «Митаннийский арийский язык»). В хурритских текстах упоминаются индоарийские божества Митра, Варуна, Индра и др., а также целый ряд терминов, имеющих параллели в санскрите (числительные, названия цветов, военные термины и др.). 

Хурриты в армии Митанни владели навыками колесничного боя, так как успешно занимались коневодством. Колесницы известны и степным северянам. Наличие новых видов вооружения позволило на протяжении нескольких династий Митанни покорять соседние города-государства. До утраты независимости заключались династические браки с правящей элитой Древнего Египта. Жизнь городских общин Митанни восстановлена благодаря письменным документам из государственных и частных деловых архивов соседей. В частности, от Митанни зависела столица Ассирийского государства Ниневия. Принято считать, что государство Митанни до основания разрушил лишь царь Ассирии Салманасар I в XI веке до н. э. http://ru.wikipedia.org/wiki/Митанни

Цари Митанни (месопотамия)Период правления Правитель
- Кирта
с ок. 1550 до н.э. Шуттарна I - Параттарна
ок. 1500 до н.э. Парсататар
1510 - 1480 до н.э./1420 - 1400 до н.э. Сауштатар
1480 - 1460 до н.э./1400 - 1380 до н.э. Артатама I
1460 - 1440 до н.э./1380 - 1370 до н.э. Шуттаррна II
1440 - 1338 до н.э./1370 - 1365 до н.э. Арташшумара
1438 - 1400 до н.э./1365 - 1335 до н.э. Тушратта
Вассалы Хеттского царства
1335 - 1325 до н.э. Шуттарна III
1325 - 1290 до н.э. Шаттиваза
1290 - 1265 до н.э. Шаттуара I
1310 - 1290 до н.э./1265 - 1240 до н.э. Васашатта
1290 - 1280 до н.э./1240 - 1200 до н.э. Шаттуара II
1200 - 1190 до н.э. Аталь-Тешшуп
Уничтожено Ассирией

Митаннийский царь Параттарна, носивший титул "царь воинов хурри", установил митаннийскую гегемонию в Северной Сирии вплоть до долины р. Оронт.
   Царь Сауштатар (конец XVI в. до н.э.?) подчинил Ашшур и вывез оттуда ворота, окованные золотом. В Ашшуре он держал постоянного "посла", а фактически - наместника. Влияние Митанни распространилось вплоть до Палестины, где в XV - XIV вв. мы встречаем правителей с митаннийскими именами (возможно, родичей митаннийской династии). Но чаще всего в покоренных областях митаннийцы оставляли у власти местных правителей, лишь контролируя их через своих "посланцев". После ряда серьезных столкновений с Египтом из-за Сирии митаннийские цари вступают с Египтом в дружбу, скрепленную династическими браками (конец XV - начало XIV в.в.).
Система наместничества была хорошо известна позже и севернее Кавказа, на просторах Великой Скифии. Как и Хеттия, Митанни – продукт северян, индоевропейцев и связанных в истоках с Кавказом хурритов. Велика вероятность, что порядки в этих странах – в условиях традиционного общества – отчасти неизбежно напоминали порядки и на землях Великой Скифии.

Митаннийский арийский язык — язык части населения древнего царства Митанни, что по современным данным принято относить к арийским языкам (точное положение в данной ветви индоевропейских языков пока не установлено). Название «митаннийский арийский» используется во избежание путаницы, так как основным и официальным языком царства Митанни был хурритский язык.
В договоре между хеттским царём Суппилулиумасом и митаннийским царём Мативаца ок. 1380 г. до н. э. упоминаются божества Митра, Варуна, Индра и Насатья (Ашвины). В трактате Киккули об обучении лошадей упоминаются такие термины, как aika (санскр. eka, один), tera (санскр. tri, три), panza (pancha, пять), satta (sapta, семь), na (nava, девять), vartana (vartana, круг). Числительное aika (один) — особо важный указатель на то, что митаннийский арийский язык был ближе к индоарийским языкам, чем к другим языкам арийской ветви.
Ещё в одном тексте упоминаются слова babru (санскр. babhr;, коричневый), parita (palita, серый) и pinkara (pingala, красный). Митаннийские воины обозначались термином marya — аналогичный термин имелся и в санскрите.
Отдельные заимствования из митаннийско-арийского проникли в середине II тыс. до н. э. даже в аккадский язык: babrunnu ;масть лошади’ (ср. выше), mariannu ;колесничий’ (ср. др.-инд. m;rya ;молодой человек’; данная этимология оспаривается рядом исследователей), magannu ;дар’ (др.-инд. magh;), sus;nu ;тренер лошадей’ (др.-инд. a;v; sani).

(История Древнего Востока, т. 2. М. 1988. ; Mallory J.P. «Kuro-Araxes Culture», Encyclopedia of Indo-European Culture. Fitzroy Dearborn, 1997. ; Thieme P. The 'Aryan Gods' of the Mitanni Treaties // Journal of the American Oriental Society 80, 301—317 (1960) ; 

Хурри;тский язы;к — эргативный и агглютинативный язык, на котором с 3 тыс. до н.э. говорили хурриты. Был распространён в северной Месопотамии, на юге Армянского нагорья и сопредельных областях. Ближайшим родственником хурритского языка был урартский язык, с которым они образуют хуррито-урартскую семью, по мнению И. М. Дьяконова, поддержанному рядом учёных, находится в отдалённом родстве с современными северокавказскими (нахско-дагестанскими) языками. Дьяконов указывал на значительное структурное сходство грамматики хурритского языка с грамматикой этрусского языка, однако прямые морфологические совпадения между двумя указанными языками весьма малочисленны и могут быть либо случайными, либо говорить об очень дальнем родстве. Многие исследователи полагают, что хурритский язык оказал влияние на формирование армянского языка; последний, помимо большого количества слов, унаследовал также эргативную конструкцию. http://ru.wikipedia.org/wiki/Хурритский
Древнейшие памятники хурритского языка — личные имена и топонимы конца 3 тыс. до н. э. Первые тексты относятся к правлению царя Тишатала из Уркеша (начало 2-го тысячелетия до н. э.). Многочисленные эпосы, заклинания, пророчества и письма археологи обнаружили при раскопках городов Хаттуса, Мари, Туттуль, Вавилон, Угарит и др. Однако наиболее важным для понимания языка является длинное письмо (так называемое «письмо Митанни»), обнаруженное в г. Амарна (Египет). Хурритский царь Тушратта написал его фараону Аменофису III.

Нашествие в XII в. до н. э. «народов моря» (участников Троянской войны) почти прекратило существование хурритского народа — с этого времени полностью исчезают надписи на хурритском языке, как и ряд других письменных языков — хеттский, угаритский и др. С этого времени хурритский засвидетельствован только в личных именах и топонимах, которые встречаются в аккадских или урартских текстах. Сколько времени хурритский продолжал существовать как разговорный язык, неизвестно.
Важную роль в развитии дипломатических отношений в округе сыграл Небмаатра Менес Аменхотеп III Гехеммут — фараон Древнего Египта из Восемнадцатой династии в 1405—1367 до н. э. или 1390—1352 до н. э., правивший после смерти своего предшественника Тутмоса IV. Жена — царица Тия, его преемником был Эхнатон.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Аменофис_III
Им была развернута, как ранее Сенусертом, обширная строительная деятельность. Ее источниками были несметные богатства, поступавшие в Египет из покорённых и зависимых стран, а также из стран-партнёров Египта на Ближнем Востоке — Вавилона, Хатти, Митанни и Ассирии, с которой был заключён ставший очень важным впоследствии союз. Именно при этом фараоне были установлены многосторонние дипломатические отношения с мелкими государствами Сирии-Палестины, а также с правителями Вавилона, Хатти и сохранявшим ещё своё могущество царством Митанни.
Аменхотеп III продлил союз с митаннийцами, установленный при его отце Тутмосе IV, женившись на митаннийской принцессе Гилухеппе; вторая митаннийская принцесса, Тадухеппа, прибыла в Египет уже незадолго до кончины царя. Кроме того, женой Аменхотепа III стала дочь вавилонского царя. Свидетельством мирной внешнеполитической активности Египта стала дипломатическая переписка из царского архива в Эль-Амарне. Львиная доля обнаруженных на месте столицы Эхнатона клинописных табличек, написанных на аккадском языке, принадлежит именно ко времени правления отца фараона-еретика. Египет находился на вершине могущества, внешне даже более внушительного, чем при Тутмосе III.
В Фивах сооружается величественный храм в честь Амона-Ра; на западном берегу Нила возле столицы возникает царская резиденция — роскошный дворец, а несколько севернее его — заупокойный храм царя, перед пилонами которого были воздвигнуты две огромные статуи фараона, знаменитые «колоссы Мемнона» (Впоследствии, когда только два колосса и сохранились от дворца, древние греки считали их изображениями Мемнона, сына Эос, богиня зари, потому что при утреннем ветре в щелях обветшавших статуй возникали мелодические звуки. Щели были заделаны по приказу римского императора Септимия Севера). Возле развалин этого храма в прошлом веке была раскопана аллея из сфинксов, изваянных из розового асуанского гранита. Два из них стоят ныне на Университетской набережной в Санкт-Петербурге.

Во дворце Аменофиса был архив, содержащий дипломатическую переписку фараонов XVIII династии — Аменофиса III и его сына Аменофиса IV (середина второго тысячелетия, XV— XIV века до нашей эры). В настоящее время Телль-Амарнский архив находится в Британском музее в Лондоне и в Государственном музее в Берлине. Он содержит около 360 глиняных табличек, представляющих переписку названных фараонов с царями других государств и с подвластными сирийскими князьями. Существенным дополнением к Телль-Амарнскому архиву служит архив хеттского царя Суббилулиумы из Богаз-Кёй, столицы хеттского государства (недалеко от современной Анкары).

В частности, был активен в развитии дипломатических и особенно экономических отношений царь Митанни Тушратта. Свое послание Аменофису IV он заканчивал такими словами: «Итак, пусть брат мой пришлет мне золото, в таком большом количестве, которого нельзя было бы и исчислить... Ведь в стране моего брата много золота, столько же, сколько и земли. Боги да устроят так, чтобы его было еще больше в десять раз». Со своей стороны Тушратта готов оказать фараону какие угодно услуги и прислать всякие дары. «Если брат мой чего-либо пожелает для своего дома, я отдам в десять раз больше, чем он требует. Моя земля — его земля, мой дом — его дом».

Это должно было как-то льстить фараону, что его держава для окружающих является символом несметных богатств.

Важнейшим дипломатическим фактом этой поры стал Договор египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттушилем III (1278 г. до нашей эры; есть вариации). Войны в этом регионе вспыхивали почти постоянно по разным поводам. И могучие соседи должны были хотя бы на время показать пример надежного заключения мира.

Инициатива заключения мира и дружественного соглашения исходила от хеттского (индоевропейского) царя. После долгих предварительных переговоров Хаттушиль послал Рамсесу проект договора, начертанный на серебряной доске. В удостоверение подлинности документа на передней стороне доски имелось изображение царя, стоящего рядом с богом ветра и молнии Тешубом. На оборотной стороне изображена царица в сообществе солнечной богини Аринны.
Рамсес принял условия мира, предложенные ему хеттским царем, и в знак согласия отправил Хаттушилю другую серебряную доску с начертанным на ней текстом мирного договора. Оба экземпляра скреплены были государственными печатями и подписями.
Договор сохранился в трех редакциях (надписях) — двух египетских, в Карнаке и Рамессее, и одной хеттской, открытой в Богаз-Кёе. Сохранились как самый текст договора, так и описания предшествовавших его заключению переговоров.
Договор состоит из трех частей: 1) введения, 2) текста договорных статей и 3) заключения — обращения к богам, клятв и проклятий против нарушителя договора.

Во введении говорится, что испокон веков хетты и египтяне не были врагами. Отношения между ними испортились лишь в дни печального царствования брата Хаттушиля, сражавшегося с Рамсесом, великим царем Египта. Со дня подписания настоящего «прекрасного договора» между царями устанавливаются на вечные времена мир, дружба и братство. «После того, как я стал царем Хеттов, я с великим царем Египта Рамсесом и он со мной пребываем в мире и братстве. Это будет лучший мир и братство из существовавших когда-либо на земле». «Да будет прекрасный мир и братство между детьми детей великого царя Хеттов и Рамсеса, великого царя Египта. Египет и страна Хеттов да пребывают, подобно нам, в мире и братстве на все времена».

Между хеттами и Египтом заключался дружественный оборонительный и наступательный союз. «Если пойдет какой-либо враг против владений Рамсеса, то пусть Рамсес скажет великому царю Хеттов: иди со мной против него со всеми твоими силами». Договор предусматривал поддержку против врага не только внешнего, но, по-видимому, также и внутреннего. Союзники гарантировали друг другу помощь на случай восстаний и мятежей в подвластных им областях. Имелись в виду, главным образом, азиатские (сиро-палестинские) области, в которых не прекращались войны, восстания, разбойничьи налеты и грабежи.

«Если Рамсес разгневается на своих рабов (азиатских подданных), когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь Хеттов».
Особой статьей предусматривалась обоюдная выдача политических перебежчиков знатного и незнатного происхождения. «Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну Хеттов, то царь Хеттов не будет его задерживать в своей стране, но вернет в страну Рамсеса». Вместе с перебежчиками возвращаются в целости также и все их имущество и люди. «Если убежит из египетской земли один, два, три и т. д. человека в землю Хеттов, то они должны быть возвращены в землю Рамсеса». Как они сами, так и их имущество, жены, дети и слуги возвращаются в полной невредимости. «Да не казнят их, да не повредят их глаз, уст и ног».

В свидетели верности и точности выполнения договора призываются боги и богини обеих стран. «Все, начертанное на серебряной доске, тысяча богов и богинь страны Хеттов обязуются исполнять по отношению к тысяче богов и богинь Египта. Они свидетели моих слов». Затем следует длинный перечень египетских и хеттских богов и богинь: «боги и богини гор и рек страны Египта, неба и земли, моря, ветра и бури». За нарушение договора угрожают страшные кары. За честное его выполнение боги даруют здоровье и благоденствие. «Да сгинут дом, земля и рабы того, кто нарушит сии слова. Да будет здравие и жизнь тому, земле и рабам того, кто их сохранит».

Обмен дипломатическими письмами и посольствами продолжался и после заключения «прекрасного договора». Обменивались письмами не только цари, но и царицы. Египетская и хеттская царицы выражали друг другу радость по поводу «прекрасного мира» и «прекрасного братства», установившегося между двумя могущественными деспотиями.

После смерти египетской царицы политический союз между хеттами и Египтом был скреплен династическим браком — женитьбой Рамсеса на красавице дочери Хаттушиля. Новая супруга великого царя Египта была торжественно встречена на границе обоих царств. На устроенном в честь ее прибытия пиршестве было предложено угощение и египетским и хеттским воинам.

Для истории дипломатии договор Рамсеса с Хаттушилем имеет первостепенное значение. Во-первых, это древнейший из известных нам памятников международного права. Во-вторых, по своей форме он послужил образцом всех последующих договоров, как для царств Древнего Востока, так и для Греции и Рима. Форма международного договора в основном оставалась неизменной на протяжении всей истории древнего мира. Греция и Рим в этом отношении копировали древневосточную договорную практику. Наряду с этим в договоре Рамсеса — Хаттушиля нашла свое отражение характерная черта государственного строя Древнего Востока — полное отождествление государства с личностью носителя верховной власти. Все переговоры велись исключительно от имени царя. Отдельные статьи договора содержат обязательства ненападения и взаимной помощи. Достойно внимания, что эта помощь предусматривается даже в виде обусловленной сторонами обоюдной интервенции для подавления внутренних восстаний. Таким образом, египетско-хеттский договор, имеющий больше чем трехтысячелетнюю давность, являлся и прототипом позднейших международных соглашений.

Память о гигсосах-северянах все еще тревожила властителей Египта.
После изгнания гиксосов из Нильской долины, фараонам пришлось вести упорную борьбу с азиатской частью их бывшей «вековой империи» (как империи Аттилы в конце античности), в которой единая, централизованная, власть, очевидно, отсутствовала, но память о плодотворном военном союзе гиксосов и их союзников ещё долго сохранялась и неоднократно реализовывалась.
Судя по надписям из захоронений современников фараона-завоевателя Тутмоса I, его походы против презренных амеу Рутену (округу Оронта) носили характер мщения гиксосам и их потомкам: царь был одержим желанием "омыть своё сердце" в их крови и отплатить за причинённое Египту унижение . Войска Тутмоса I, захватывая большие военные трофеи и уводя многочисленных пленных, прошли через весь Ханаан и Сирию и достигли Митанни (Нахрайны) на Евфрате.
Успешно начатые походы были неожиданно прерваны со смертью фараона. Реальная власть в стране оказалась в руках его вдовы - Хатшепсут, которую вскоре провозгласили и фараоном (Хатшепсут Мааткара Хенеметамон). В течение двадцати лет царствования Хатшепсут военные компании не проводились (известны лишь два похода - в Сирию и Нубию). В этот период в Ханаане и Сирии египтянам продолжали подчиняться лишь несколько незначительных территорий (южнее города Ирджи).
Около 1502 г. до н.э., после смерти ненавистной мачехи, по приказу Тутмоса III многие изображения царицы были уничтожены, а ее имя исключено из официальных храмовых списков фараонов Египта. Соправитель Хатшепсут, Тутмос III, ранее даже не упоминавшийся официально, стал, наконец, фараоном на двадцать втором году своего формального царствования (женившись на дочери Хатшепсут, Тутмос III узаконил свои права). В следующем же году царь Тутмос III Великий, идя по стопам Тутмоса I, предпринимает свой первый поход в Азию против «гика амеу».
Тутмос Великий (1502-1448 гг. до н.э.) всю жизнь свою и всю силу своей власти посвятивший на подчинение и уничтожение народов Рутену (потомков гиксосов), совершил семнадцать походов в Азию. Об этих походах сообщают его надписи и выдержки из летописей, которые сохранились на стенах Карнакского храма в Фивах.
Первый поход Тутмоса III, описанный особенно ярко, был инициирован тем, что азиаты "от Ирджи (города к югу от Яффо) вплоть до северных окраин земли Нахарин (Митанни) впали в мятежное состояние" (около двадцати лет не платили дани). Однако на этот раз войскам фараона пришлось столкнуться уже не с разрозненным сопротивлением мелких дружин отдельных князей «амеу», а с большой коалицией, возглавленной царём города Кадеш-на-Оронте (северная Сирия).
"Он собрал вокруг себя властителей всех стран, бывших покорными Египту (при Тутмосе I) и всех от Нахарина до... сирийцев, их коней, их воинов, их людей... в (крепости) Мегиддо". Вот лишь часть перечня местностей (всего 119 наименований) Ханаана, Сирии и Митанни, правители которых были захвачены в плен в Мегиддо: Дамаск, Хацор, Киннерет, Кармель, Танаах, Акко, Яффо, Лод, Афека, Мигдаль, Мамре, Реховот, Бейт-Шеан, Барак. К этому союзу примкнули и хетты .
Весь Ближний Восток противостоял нашествию египтян. И тем не менее, войска коалиции потерпели под стенами Мегиддо сокрушительное поражение и укрылись в крепости, входившей ранее в империю гиксосов.
"Все властители всех северных стран заперты в этом городе, поэтому взятие Мегиддо подобно взятию тысячи городов",- вдохновлял своих воинов фараон. И только через семь месяцев осады измученный голодом Мегиддо сдался на милость победителя. Князья пали ниц перед фараоном, умоляя сохранить им жизнь. Тутмос III великодушно помиловал побеждённых, но отправил их по домам верхом на ослах с позором.
Взяв Мегиддо, Тутмос III "потом я пошёл на север, грабя города и уничтожая вражеские страны" . В Южном Ливане фараон выстроил крепость под названием: "Минхеперра (Тутмос III), изгнавший гика амеу" (т.е. по собственному же признанию фараона, он воевал с гиксосами). Видимо, после первого похода частью официального титула Тутмоса III стало наименование: "Изгнавший гиксосов" ("Гика-ха-сут"). Примечательно, что и по Манефону, фараон, изгнавший гиксосов из Египта,- Мисфрагмуфосис, т.е. Минхеперра (Тутмосис III).
Тутмос III сломив сопротивление потомков гиксосов, захватил, практически, всю Палестину и Сирию до районов Междуречья: "Сняты головы азиатов («амеу, аму» - хаабиру), от них никого не осталось, повергнуты дети князей их... (Амон) дал... поразить князей фениху (ханаанеев)... на высотах их (Кармель и Ливан)... Митанни (хурриты) трепещет от ужаса" (Из гимна Тутмосу III . Почти все раскопанные города гиксосов носят на себе следы разграбления и пожарищ .
"Неоспоримый факт,- констатировал Г. Бругш ,- что... в Ханаане составился великий союз народов единого происхождения, которых памятники называют общим именем": (народ) Рутену (народ Рутену - это, по Бругшу, «народ менту, ментиу», т.е. хаабиру из колен «Ашер», «Иссахар» и прочих родов «единого происхождения»).
Из перечня местностей явствует, что армиям Тутмоса III противостояли (помимо хеттов) все вновь объединившиеся потомки Союза гиксосских племён (ханаанеи, хурриты, хаабиру и шасу).  Хаабиру однозначно относят к северным семитам, но хананеями в средние века сами иудеи называли русских – индоевропейцев.
Регулярный грабёж завоёванных земель становится важной доходной статьёй хозяйства Египта. Обширные списки добычи Тутмоса III, высеченные на стенах египетских храмов, говорили не только о полном ограблении городов и сёл, но и о тысячах, десятках тысяч угнанных в египетское рабство людей. Считается , что людские потери сиро-палестинских городов-государств от египетских нашествий составили к концу ХV в. до н.э. значительную долю всего населения.
После смерти Тутмоса III Великого на 54 году царствования, азиаты снова взбунтовалась, но его сын Аменхотеп II усмирил их, дойдя до Евфрата. Первый поход фараона Аменхотепа II в Хар, Рутену, Сирию и Нахараин был победоносным. Египетские войска опустошили Эдом, захватили Угарит, где фараон "уничтожил всех своих противников", и вторглись в Митанни: "вожди Митанни явились к нему с данью на спине". Множество городов было ограблено дочиста. Помимо 101218 пленных, Аменхотеп II захватил несколько сот лошадей и колесниц. Семь царей азиатов были уведены в Фивы (один, для острастки, даже в страну Куш), принесены в жертву богу Амону и повешены, как и их предварительно отрубленные правые руки (признак того, что все они прошли обряд обрезания, т.е. это были хаабиру и, возможно, ханаанеи).
В Древнем Египте, как и во всём Древнем Мире, практиковались человеческие жертвоприношения. В частности, в пору сильнейшего, нестерпимого зноя египтяне сжигали живых людей в честь бога Сетха.
По истечении двух лет, на девятом году своего царствования , Аменхотеп II совершил свой второй поход в Азию. Результаты этого похода оказались гораздо скромнее - фараон привёл в Египет лишь немногим более двух тысяч пленных (по-видимому, потомки гиксосов вновь консолидировались).
В третий раз, когда Аменхотеп II вернулся в Азию (видимо, в 1439-1437 гг. до н.э.), главное и, очевидно, единственное, сражение между египтянами и азиатами разыгралось в местности, под названием - "y-r'-s-t" (день-два пути от египетской границы; по всей вероятности, в Эдоме). Мизерный объём военной добычи и тот факт, что по окончании боя египетские войска вернулись в Египет, а не продолжили продвигаться вглубь Азии, породил мнение о том, что в этой экспедиции фараон Аменхотеп II потерпел весьма ощутимое поражение. Сведения о его третьем походе изложены в надписи фараона весьма скудно. Известно также и то , что в последующий период своего царствования Аменхотеп II более не совершал походов в Азию; кроме того, нет и упоминаний о регулярной дани от азиатов.
Вывод о том, что Аменхотеп II потерял все азиатские владения, завоёванные Тутмосом III, может следовать и из того факта, что его преемник (но не сын) Тутмос IV (1424-1413 гг. до н.э.), человек, взошедший на престол благодаря "помощи бога Хормаху" (всеобщее недовольство по поводу отсутствия привычных богатых поступлений из Азии), и совершивший затем несколько походов в Азию, называл себя "победителем Сирии (Рутену)".
Столь знаменательная победа племён Ханаана и Сирии (Рутену) над египтянами, по-видимому, была воспета в Угаритской эпической "Поэме о Карату", которую первым перевёл и прокомментировал Шарль Виролло (C.Virolleaud. La Legende de Keret, roi des Sidonies.Paris, 1936). В поэме рассказывается об угрозе городу-государству Сидону, возникшей в результате вторжения в пустыню Негев трёхмиллионной армии Фарры (вот, оказывается, в чём причина военных успехов египтян - постоянное многократное превосходство в живой силе!).
Было сделано предположение, что Фарра - это Террах, отец Авраама. Ошибочность такого предположения очевидна: Фарра (Парро) ханаанейской поэмы,- он же и древнееврейский Паро (";;;;")- фараон. Этот термин: "Пер-ао" ("Фер-ао"), где "пер", егип.,- "дом", означает "Великий (высокий) дом", - один из титулов египетского царя.
В поэме повествуется, что царь Карату, ведомый самим богом Илу, должен отправиться навстречу неприятелю и присоединиться к силам, противостоящим армии фараона: "Собери народ и поведи его. Пусть велико будет воинство... И пусть все идут в поход... Подобно саранче, заполни степь; подобно кузнечикам - край пустыни... Иди день и другой... когда день наступит седьмой, ты достигнешь Эдом многочисленный (населённый "черноголовыми" и хурритами), Едом сильный (своими царствами), ты встретишь шапазитов (жителей города Шапаш, у которого собирались ополченцы)". И "люди Азии шли тысячами и мириадами, как поток". В эпосе упомянуты также и города Ашдод и Кадеш , т.е. поднялись все земли, на которых жили потомки гиксосов. В поэме также рассказано о разгроме и отступлении огромной армии фараона.
В одном из текстов об азиатских походах (первом либо третьем) Аменхотепа II, говорится о том, что битва произошла под городом Шапаш: "Его величество был в городе Шапаш в Эдоме (лично участвовал в сражении). Его величество дал (показал) здесь пример доблести... Он был (в бою) как гневноглазый лев".
Сообщается в поэме и о вооружении египетских воинов - "медных саблях и бронзовых кинжалах", которые описаны в специальных египетских терминах. В захоронении одного из вельмож Аменхотепа II ("Breasted Rekords".vol.2,sek.802) фараон изображён раздающим дары военачальникам - мечи и кинжалы, описанные в надписи в тех же выражениях и терминах, что и в поэме.
Таким образом, сокрушительное поражение азиатов под Мегиддо в 1467 г. до н.э. не привело к распаду традиционного антиегипетского союза потомков гиксосов.
Интерес представляет упоминание в тексте "Поэмы о Карату" двух Израильских колен: "Асир (Ашер) " и "Завулон". Поэма ощутимо передаёт как состояние всеобщей напряжённости, так и переживания воинов рода "Асир", постоянно упоминаемых в рефрене, которые, как и все, спешат присоединиться к основным силам: "Асир, два и два, ушли; Асир, три и три ушли; дома закрыли, вместе зашагали".
Если, как считается , "Поэма о Карату" отражает реальные исторические события, то можно констатировать, что колена хаабиру "Асир (Ашер)" и "Завулон", по крайней мере, уже к 1440 году до н.э. проживали оседло в Ханаане (помимо "Йакуб-эл", "Иосиф-эл" и "Леби-эл", значащихся в надписи Тутмоса III от ок.1480 г. до н.э., а также «Ефрем» (Иисус Навин) и «Бениамин», упоминавшихся в письмах Амарнского архива (в частности, в сообщении о поражении царя Пеллы).
Однако успешные карательные экспедиции Тутмоса IV сломили сопротивление переднеазиатских князей, не сумевших, в силу отсутствия централизованной власти, организовать регулярный и достойный отпор египтянам.
Правление Аменхотепа III (1413-1377 гг. до н.э.), сына Тутмоса1V, характеризуется выдающимися успехами в деле порабощения народов Африки. За годы своего царствования он совершал походы в золотоносные Эфиопию, Нубию и Судан, где "победил шесть народов" ; Азию же фараон миловал. В этот период государство Египет находилось на вершине своего могущества, а его двор поражал своим сказочным великолепием .
Однако в Азии, как жалуется фараону Амен-хотепу III в одном из своих ранних посланий Риб-Адди (по-видимому, назначенный правителем Библа ещё Тутмосом1V),- "С тех пор, как твой отец вернулся из Сидона, земли (территории) оказались во власти хаабиру" .

Риб-Адди (15) сказал своему [господину], царю стран, ца[рю велико]му, [царю б]итвы (16): Владычица Библа (17) дала [си]лу царю, моему господину: ceмь и семь раз я падаю к ногам моего господина, моего солнца. Знай, что с тех пор, как ко мне прибыл Аманаппа (18), все хабиру (19) обернулись против меня по приказанию Абд-Ашерты (20). И пусть услышит господин мой слова раба своего и [отправит] мне стражу для охраны царского города, по[ка не вы]йдут местные (?) войска (21). Если нет местных (?) войск, то предадутся все страны Хабиру. И (?) с тех пор, как взят город Бит-А[рха?] [по] приказанию Абд-Ашерты, так же стремятся они [сде]лать с Библом и Беритом (22), и пре[дадутся] все страны Хабиру. 2 города, что остались мне, и те они стремятся взять из руки царя Отправь, господин, стражу в [эти] два города свои, пока не выйдут местные (?) войска, а также дай чего-нибудь есть им — у меня ничего нет; как птица в силке килубу (23), так и я в Библе. Далее, [когда] не может [царь] взять меня из [руки] врага своего, [то] предадутся [все] страны [Абд]-Ашерте; [что] он [за] собака (?), что [хочет взять] страны царя себе?
15. Царек г. Библа (совр. Джебель) в Финикии. 16. Эпитет Саргона Аккадского из посвященного ему героического эпоса. 17. Богиня Баалат. 18. Аменхотеп или Аменопет, египетский чиновник. 19. Название кочевых племен, тождественных с евреями в широком смысле слова, т. е. израильтянами, иудеями и другими родственными им племенами. 20. Царек Амурру, отец вышеупомянутого Азиру. 21. Буквально: войска домов. 22. Финикийский город (совр. Бейрут). 23. Хананейский перевод слова «силок».
http://www.detskiysad.ru/raznlit/vostok64.html
Риб-Адди был наместником в Библе и писал на плохом вавилонском донесения через пять веков после того, как на ашуйском языке оставляли тексты на бронзовых табличках рабы с Кавказа.

В первой половине Х1V в. до н.э. Египет являлся признанным гегемоном на Ближнем Востоке, однако, к концу правления сына Аменхотепа III - Аменхотепа1V Эхнатона (1375-1358 гг. до н.э.) значительно усилилось царство хеттов, которое при Суппилулиуме I, современнике фараона Эхнатона, превратилось в грозного соперника Египта. Аменхотеп1V, занятый внутриегипетскими проблемами, не проводил активной внешней политики. Растянувшаяся на долгие годы внутренняя борьба в Египте не могла не отразиться на отношениях с его переднеазиатскими владениями. Покорные ранее, местные правители один за другим отпадают от Египта и не признают его власти.
Вооружённое давление хеттов с севера, сепаратистские устремления местных правителей, постоянные военные действия отрядов хабиру и полная пассивность египетских войск,- всё это привело к тому, что уже к концу царствования Аменхотепа1V Эхнатона страна утратила своё влияние в этом регионе. Слабые преемники Эхнатона, последние фараоны XVIII династии, были ещё не в состоянии упрочить внешнеполитические позиции Египта. Поэтому Сети I и Рамсес II были вынуждены начинать завоевание Палестины, Финикии и Сирии заново.
http://www.hapiru.ru/Text3-3.html

Упоминаемый в римских источниках скифский царь Везос иногда связывается по времени с периодом Рамсеса П. Когда фараон решил выйти на завоевания Скифии, скифы ударили первыми, правда, предупредив противника об этом. Египтяне были прижаты к болотам в низовьях Нила. Но эти болота мешали и успехам скифской конницы. Эпизод относят к разряду мифических, хотя реальные основы у него могли и быть.

Войны и дипломатические усилия за влияние на Переднюю Азию между северянами и южанами продолжались веками (а в целом – и тысячелетиями). Афганистан и Ирак – нынешние примеры этой политики.









Всемирная история. Энциклопедия. Том 1. (1956 год) (Сборник)
ДИПЛОМАТИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА
1. ДОКУМЕНТЫ ДРЕВНЕВОСТОЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ
Содержание главы

1. Документы древневосточной дипломатии.
Телль-Амарнская переписка (XV-XIV века до нашей эры).
Договор египетского фараона Рамзеса II с царем хеттов Хаттушилем III (1278 г. до нашей эры)
Международная политика Ассирии в период ее преобладания (VIII-VII века до нашей эры)
Дипломатия царя Ашурбанипала (668- 626 гг. до нашей эры).
Дипломат и дипломатия по учению Ману (I тысячелетие до нашей эры)
Телль-Амарнская переписка (XV — XIV века до нашей эры).

История Древнего Востока сохранила для нас некоторое количество документов — дипломатических писем, договоров и других международных актов, свидетельствующих об оживленных сношениях между царствами Древнего Востока.

Самым крупным государством Переднего Востока был Египет. Египетские границы при XVIII династии (середина второго тысячелетия до нашей эры) доходили до отрогов Тавра и реки Евфрата. В международной жизни Древнего Востока этого времени Египет играл первенствующую роль. Египтяне поддерживали оживленные торговые, культурные и политические связи со всем известным им миром — с государством хеттов в Передней Азии, с государствами севера и юга Месопотамии (государство Митанни, Вавилон, Ассирия), ссирийскими и палестинскими князьями, Критским царством и островами Эгейского моря. Дипломатической перепиской в Египте заведывала особая государственная канцелярия по иностранным делам.

Из многочисленных памятников древневосточной дипломатии наибольший интерес по объему и богатству содержания представляют Телль-Амарнская переписка и договор египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттушилем III, заключенный в 1278 г. до нашей эры. Амарна — местность на правом берегу Нила в Среднем Египте, бывшая резиденция египетского фараона Аменофиса (Аменхотепа) IV. В 1887—1888 гг. во дворце Аменофиса был открыт архив, содержащий дипломатическую переписку фараонов XVIII династии — Аменофиса III и его сына Аменофиса IV (середина второго тысячелетия, XV— XIV века до нашей эры). В настоящее время Телль-Амарнский архив находится в Британском музее в Лондоне и в Государственном музее в Берлине. Он содержит около 360 глиняных табличек, представляющих переписку названных фараонов с царями других государств и с подвластными сирийскими князьями. Существенным дополнением к Телль-Амарнскому архиву служит архив хеттского царя Суббилулиумы из Богаз-Кёй, столицы хеттского государства (недалеко от современной Анкары).

Большую часть материала Телль-Амарнского архива составляют письма сирийских и палестинских князей к фараону, от которого они зависели. Сирийские и палестинские княжества играли роль буферных государств между двумя крупнейшими державами древневосточного мира — государством хеттов, с одной стороны, и Египтом — с другой. Фараону было выгодно поддерживать постоянную вражду между князьями и таким образом укреплять свое влияние в Сирии. Главное содержание писем сиро-палестинских князей составляют: обмен взаимными приветствиями и любезностями, переговоры о заключении браков и просьбы к фараону о присылке военной помощи, золота и подарков. «Золота же в Египте, — постоянно повторяется в письмах, — так много, как песка». К приветствиям и просьбам присоединяются жалобы, доносы и клевета князей друг на друга.

Наряду с Египтом на сиро-палестинские области претендовали хетты. При царе Суббилулиуме (1380—1346 гг. до нашей эры) Хеттское царство достигло преобладающего влияния в Азии и успешно оспаривало у Египта права на азиатские владения, — синайские рудники, ливанские леса и торговые пути. Рост Хеттского царства заставлял фараонов искать союзников среди государств Месопотамии — Митанни и Вавилона, — враждебных хеттам. В Телль-Амарнском архиве сохранились дипломатические письма вавилонских и митаннийских царей к Аменофису III и Аменофису IV. Содержание этих писем довольно разнообразно, но речь всегда идет о самих царях, личность которых отождествляется со всем государством. Аменофис III желает иметь в своем гареме вавилонскую царевну и уведомляет об этом своего «брата», вавилонского царя Кадашман-Харбе. Вавилонский царь медлит с удовлетворением этой просьбы, ссылаясь на печальную участь своей сестры, одной из жен фараона. В ответном письме фараон жалуется на недобросовестность вавилонских послов, давших царю ложные сведения о положении его сестры. Кадашман-Харбе со своей стороны упрекает фараона в недостаточно вежливом обращении с его уполномоченными. Их даже не пригласили на юбилейный праздник. В конце концов Кадашман-Харбе соглашается отправить свою дочь в гарем фараона, но в благодарность за это желает получить себе в жены египетскую царевну, золото и подарки. Письмо начинается с обычных приветствий и изъявлений «братской» преданности.

«Царю египетскому, моему брату, Кадашман-Харбе, царь Кардуниаша [Вавилона], твой брат. Привет твоему дому, твоим женам, всей твоей стране, твоим колесницам, твоим коням, твоим вельможам, всем большой привет». Заканчивается послание настойчивым требованием присылки золота и подарков. «Что касается золота, — пишет царь, — шли мне золото, много золота, шли его до прибытия посольства. Пришли его теперь же, как можно скорей, в эту жатву, в месяц Таммуз».

Столь же настойчив в требовании золота и царь Митанни Тушратта. Свое послание Аменофису IV он заканчивает такими словами: «Итак, пусть брат мой пришлет мне золото, в таком большом количестве, которого нельзя было бы и исчислить... Ведь в стране моего брата много золота, столько же, сколько и земли. Боги да устроят так, чтобы его было еще больше в десять раз». Со своей стороны Тушратта готов оказать фараону какие угодно услуги и прислать всякие дары. «Если брат мой чего-либо пожелает для своего дома, я отдам в десять раз больше, чем он требует. Моя земля — его земля, мой дом — его дом».

Все эти документы составлены клинописью, на вавилонском языке — дипломатическом языке того времени.

Перейти к началу страницы
Перейти к содержанию книги
Смотреть карты

Обсудить в форуме

Во второй половине II тысячелетия до :-L э. из Северной Аравии в Сирийскую степь и далее в Северную Месопотамию двинулась обширная группа западносемитс-:чих племен арамеев. В конце XIII в. до н. э. ;ни создали з Западной Сирии и Юго-За-тасшой Месопотамии множество мелких княжеств. К началу I тысячелетия до н. э. они почти полностью ассимилировали хур-титское и аморейское население Сирии и дверной Месопотамии. Арамейский язык начал широко и прочно распространяться за этой территории.

После завоевания Вавилонии персами в М в. до н. э. арамейский язык стал официальным языком государственной канцелярии всей Персидской державы. Аккаде-н сохранялся лишь в крупных месопо-тамских городах, но и там он постепенно ытеснялся арамейским и к началу I в. до н. з. был окончательно забыт. Вавилоняне постепенно слились с халдеями и арамеями. Пестрота этнического состава Месопотамии была обусловлена также осуществлением политики насильственного переселения народов, которая проводилась в I тысячелетии до н. э. в Ассирийской и Нововавилонской державах, и сильной этнической циркуляцией, имевшей место в Персидской державе, куда входила и Месопотамия.

http://www.bibliotekar.ru/polk-17/12.htm
Михаил Зильберман (сверять с другими публикациями Интернета)
10.Ареал расселения "амеу" в     Постгиксосский период.(справка)

    После взятия города-крепости Шаррукен, последнего оплота гиксосов вблизи границ Египта, фараон Яхмес I, прекратив преследование, уплыл с армией вверх по Нилу на юг, в Нубию, дабы усмирить непокорные племена царства кушитов (2.с277). Преемник Яхмеса Аменхотеп (Аменофис) I продолжил борьбу с упорно сопротивляющимися жителями Северной Эфиопии.
    Начало широких завоевательных походов фараонов XVIII династии связано с именем царя Тутмоса I ("Джехутимесу" - греческая форма в условном египтологическом чтении). Как и его правящие предшественники, Тутмос I (1525-1512 гг. до н.э.) вновь отправляется в Эфиопию, чтобы "покарать мятежников в чужеземных странах и отразить вторжение из области пустыни". И лишь добившись успеха в южной экспедиции, египетские войска устремляются на север, в Переднюю Азию.
    Таким образом, в течение почти полувека египтяне силой оружия не навязывали своей воли изгнанным из страны племенам союза гиксосов, предоставив их (и их потомков) собственной судьбе.
    На то, как расселились в Ханаане бывшие гиксосы, косвенно указывает перечень пленных, захваченных Аменхотепом II в результате его походов в Нижний Рутену на седьмом и девятом годах царствования. В Египет было уведено: 3600 хабиру, 15200 шасу и 36300 хурритов. Телль-Амарнские таблички и другие документы того же периода из Танааха и Шхема, а также современные им административные тексты из Угарита (Рас-Шамры) демонстрируют широкую этнографическую пестроту племён Ханаана, вожди которых носили не только ханаанейские (аморейские), но аккадские (хаабиру) и хурритские (Рукманья, Таддуа), а также смешанные, семито-хурритские (Абди-Хиппа (Абд-Хеба)), правитель Иерусалима), имена.
    Неоднозначно сложилась участь различных племён гиксосов-хурритов. Значительная часть этих племён первоначально не вернулась в Нижний Рутену и Сирию, а расселилась в по всему Ханаану. По данным архива из Телль-Амарны известны (Hess S.R. Amarna Personal Names.1993. Eisenbrauns Winona Lake, Indiana): Шуваардата, правитель (царь) Кеилы; Биридия, правитель Мегиддо; Сурата и Сатаатна, цари (или правители) Акко; Йаасдата, царь Танааха; Биридаасва, царь Йеноама или Ашторет; Интарута, царь Ахшафа; Пухеба, правитель (царь) Гвала. Жили хурриты и в Южной Палестине (Ibid.p.120), и в Эдоме ("Поэма о Карату" (ок. Х1V в. до н.э.)), и на горе Сеир ("сии сыновья Сеира-хурреянина, живущие в земле той", Быт.36.20). Характерно, что в Амарнский период правящий слой общества в Ханаане назывался хурритским термином "марианна".
    В "Поэме о Карату" рассказано о том, что ханааней, царь города Дитану (предположительно, Сидона) возжелал взять в жёны деву-хурритянку (69.с98), первородную дочь царя Эдома Великого, хуррита Пе-Бели (имя аккадское - "Уста моего Бела"), о котором в Книге Бытия (36.32) упоминается, как о первом царе Эдома ("Царствовал в Эдоме Бел"). Однако Пе-Бели всячески стремится предотвратить этот брак, по-видимому, ориентируясь на заимствованный гиксосами в Египте древний обычай престолонаследия первородной дочерью фараона (тот же обычай просматривается и в повествовании о дочери царя Карату «Восьмой»).
    На землях Эдома племена хурритов долгое время мирно сосуществовали с "черноголовыми", были независимы и имели своих старейшин (Быт.36.29). Хурриты традиционно ассимилировались с "черноголовыми" (общность культуры и традиций). Так, все сыновья Исава и Махалафы-Васемы, дочери Измаила, также жившие в Эдоме, взяли себе в жёны хорреянок и сеирянок (99.с303).
    Однако позднее, как сообщает (Втор.2.12), хотя и «на Сеире жили прежде хурреи, но сыны Исавовы прогнали их».
    Юридические таблички из Танааха и Шхема (107.с49), составленные примерно через столетие после Амарнского периода, указывают на уход хурритов из Ханаана: на почти сто семитских имён в данных табличках, приходится лишь несколько хурритских.
    Основная масса хурритских племён, по-видимому, всё же вернулась в Нижний Рутену и Сирию, в Угаритский ном: установлено (2.с185), что к середине II тыс. до н.э. население Угарита становится двуязычным, - доминируют ханаанейский и хурритский языки. На эту же эпоху, как выявлено при раскопках, приходится (на ХV-X1V вв. до н.э.) и пора расцвета Угарита (Гиксос Абраам вышел из Египта "очень богат скотом, и серебром, и золотом". В Угарите была найдена глиняная табличка с упоминанием «Абрама Египтянина» (C. Virolleaud, Textes en Cuneiformes Alphabeteques Des Archives Sud, Sud-Oest et du Petit Palais - "Le Palais Royal D'Ugarit," vol.II,ed. Claude F.A.Schaeffer, Paris,1965,no.95, p.117)).
    Профессор М. Нотт (107.с480), анализируя административные тексты из Рас-Шамры (Амарнского периода), выявил, что хурритские имена доминируют в военной, дипломатической и официальной переписке правителя Угаритского нома; в то время, как семитские имена преобладают в дворцовых хозяйственных документах.
    Не исключено, что значительная часть хурритов-гиксосов влилась в новое государственное образование, созданное хурритскими племенам в Северной Месопотамии,- царство Миттани (предположительно, в конце ХVII в. до н.э.) и способствовала его быстрому росту и политическому усилению. В истории (54.с384) отсутствуют сведения о том, как возникло это государство («Миттани» от «мата», хур.- «страна»; сравн.: ингушское - «меттиг» - «место»). Достоверно известно лишь то, что в ХVIII в. до н.э. царство Миттани (Ханигальбат) ещё не существовало, но уже ко второй половине ХV1 в. до н.э. оно было одной из ведущих мировых держав. Основную часть населения Миттани составляли хурриты, но в государственном делопроизводстве, помимо хурритского, использовался и аккадский язык. В период расцвета могущества Миттани (на рубеже XV в. до н.э.) при царе Шаушшатаре (хуррито-шумерское имя), держава контролировала области от Северной Сирии до Ашшура и Аррапхе. Шаушшатару подчинялся и автономный Алалах (2.с187). В конце Амарнского периода зафиксировано возрастание митаннийского влияния в Ханаане: обнаружено огромное число цилиндрических печатей с рисунками митаннийского происхождения (107.с49), принадлежащих, как считается, крупным чиновникам и государственным служащим.
    Митаннийские цари постоянно поддерживали связь с силами непрекращающегося сопротивления фараонам в их собственном сиро-палестинском тылу, с вождями хаабиру. Однажды египетским воинам удалось даже схватить агентов митаннийского царя, несших на шейных шнурках глиняные таблички с клинописным текстом обращения к таким вождям (правителям).
    В середине XIV в. до н.э. египетские войска вытеснили миттанийцев из Сирии и с Евфрата, а хетты, во главе с царём Суппилулиумом I, разгромили ослабленное междоусобицей государство и лишили Миттани политической независимости.
    "Черноголовые", хаабиру, жили на всей территории азиатской части бывшей империи гиксосов. Так, кениты, часто соседствуя (Ветхий Завет) с племенем амалекитян, занимали отдельные территории от Синая и Негева до Финикии. Судя по сведениям из Танаха ("Амалек (внук Исава) на пути, когда вы шли из Египта (Исход Моисея)... побил (больных и отставших)", Втор.25. 17),- племя хаабиру "Амалек" («Шаддид» или «Эл-Шаддай») обитало на Синайском полуострове, в землях, прилегающих к Эдому (конец X1V вв. до н.э.) и на горе Сеир (1Пар.4.43); а также «от Хавилы до окрестностей Сура, что пред Египтом» (1Цар.15.7); и в районе «источника Мишпат, который есть Кадес» (Быт.14.7). Жили амалекитяне и в Палестине («на горе Амаликовой в земле Ефремовой» (Суд.12.15)).
    Примерно в XIV-XIII вв. до н.э. племена эдомитян (племя "Йакуб-эл"), моавитян и аммонитян (племя "Лот") создали сильные государства с мощными пограничными укреплениями.
    Как явствует из Ветхого Завета, двенадцать колен, образовавших Израильский союз, расположились на большей части земель Ханаана. Так, согласно Книге Иисуса Навина (1.12-15), в его время (в Амарнский период) роды "Реувен", "Гад" и "Манассия" уже расселились в Заиоранье. Значительными центрами оседания "черноголовых", хабиру, стали также восточные и южные районы Ливанских гор (Рутену) и Сирия, окрестности Угарита, Алалаха и Халеба (Халпа), (2.;54.), где они вновь оказались в качестве "пришельцев на чужой земле".
    В местах своего поселения хабиру, по древней Месопотамской традиции, образовывали собственные самоуправляющиеся общины (2.с245) и жили обособленно, имея своих старейшин. Согласно материалов архива из Угарита (Х1V в. до н.э.), такие общины, без ведома царя нома, иногда могли вести и внешние сношения. Общины хабиру (имея статус полноправных граждан Угарита) также платили коллективный налог (серебром или натурой) и отправляли государственные повинности: воинскую, гребцовую (на судах) и трудовую на счёт казны. Угаритское общество того времени состояло из царских служащих, свободных граждан, рабов царских служащих и (купленных) частных рабов. И во все эти категории входили "черноголовые" (2.с247).
    Для племен гиксосов, расселившихся на землях Ханаана после изгнания из Египта, значение ханаанейского языка, как языка межплеменного общения, вероятно, сохранилось. Ассимиляция же племён "черноголовых" ханаанейским окружением способствовала постепенному забвению родного, аккадского, языка. Так, известная надпись моавитянина Меши (стела царя Меши) сделана на ханаанейском языке, очень близком к североизраильскому диалекту иврита (Шифман).
    Отдельные отряды хабиру поступали на военную службу к местным царям в землях, по возможности удалённых от влияния египетской администрации (2.с 246). "Люди хабиру", которых сближала с хеттами глубокая неприязнь к общему врагу - Египту, проживая на землях хеттского царства и служа ему, всегда пользовались его покровительством.
    В ареала расселения гиксосов-хабиру и их потомков входило, вероятно, и некое царство "Самаль (Шемель)" (прибл. 1200 г. до н.э.). Это царство располагалось на правом берегу Евфрата и состояло из отдельных княжеств. В его надписях содержалось много ханаанейских форм, а главным богом был Хаддад.
    Известно также и маленькое североассирийское царство "Тшбак" ("Иашбук"), (его название совпадает с именем одного из сыновей Кетубы - «Ишбак»), которое упоминается в VIII в. до н.э. в ассирийских текстах (99.с269-271). По соседству с царством "Тшбак" располагалось и царство "Шуах" (имя другого сына Кетубы).
    Наименование "Медан" (также имя одного из шести сыновей-эпонимов Кетубы и Авраама: Зимран, Иокшан, Медан, Мадиан, Ишбак и Шуах), фонетически близко имени бога иеменитов - "Мадан". Этот североарабский род (племя) обитал у залива Аккаба на Синайском полуострове.
    Мадианитяне кочевали в Заиорданье вдоль границ Аравийской пустыни и на окраинах Моава и Эдома до пустынь Синайского полуострова. Мадианитяне составляли конфедерацию родов (племён), о чём свидетельствует наличие у них нескольких царей (Чис.31.8; Суд.8.5). В эпоху Судей мадианитяне воевали с родом "Манассия" (Суд.8). В борьбе с "сынами Израиля" мадианитяне выступали в союзе с моавитянами (Чис.22.4-7).
    Примечательно, что тесть Моисея Иофор Кенеянин - священник (жрец) Мадиамский, что указывает на единство вероисповедания кенитов и мадианитян в тот период (а, судя по «Книге Руфь», и всех прочих «черноголовых»).
    Позднее сыновья Мадиана переселились в Южную Аравию. Так, "Ефа" - роды, разводящие верблюдов, обитали восточнее залива Аккаба. Наименования "Авида" и "Елдага", четвёртый и пятый сыновья Мадиана, встречаются как имена собственные в савейских и минейских надписях. Поселение "Авида, Абида", возможно, упоминается как "Ибади" в надписях Саргона II.
    Сына Иокшана Шеву (Быт.10.26-28) арабы называют "Каефет" и считают его прародителем всех южных арабских племён, в том числе и савеев (Шева, Сева). Сыновья Деданы, второго сына Иокшана,- североарабские племена, живущие в пустыне Феме (Теме) и в Бузе. Имена сыновей Деданы "Летушим" и "Леумим" появляются как имена собственные в набатейских надписях.
    Сын Авраама Измаил умер, когда ему было 137 лет (сумма цифр числа равна одиннадцати, но не двенадцати, что указывает на негативное отношение автора описания к образу Измаила). Патриарх оставил после себя двенадцать сыновей (двенадцать родов исмаилитов). Их имена: Наваиоф, Кедар, Адбеел, Мивсам, Мишма, Дума, Масса, Хадад, Тема, Иетур, Нафиш и Кедма. Пустыня Фаран, в которой жил Измаил, находится на Северном Синае, но почти все его потомки обрели пристанище в Сирийской пустыне и на Аравийском полуострове.
    Территория, занимаемая родом "Наваиоф", находится к востоку от Мёртвого моря (99.с236,237).
    Род "Кедар" разместился восточнее территории, на которой обосновался род "Наваиоф", в Сирийской пустыне (В документах Ашшурбанипала (VII в. до н.э.) встречается название рода (племени)- "Кедар" и имя его царя - "Аммулафи").
    "Дума", возможно,- оазис и крепость в Сирийской пустыне, завоёванные Сеннахерибом. Наименование "Кедма" означает: "Люди с Востока".
    Роды "Иетур", "Нафиш" и агаряне (Эратосфен помещает агарян к востоку от Петри) воевали с заиорданскими израильскими родами "Реувен", "Гад" и "Манассия" (1Пар.5.19).
    Роды "Мивсам" и "Мишма" названы в (1Пар.4.25) "сынами Симеона", что может указывать на ассимиляцию измаилитов этих родов.
    Территория рода "Иетур" граничила с Едомом. В 104 г. до н.э. Аристобул III Хасмоней аннексировал часть земель этого рода, а иетурян обратил в иудаизм ("Отцы Церкви Святой руки").
    Аравийские роды (племена) "Адбеел", "Масса" и "Тема" известны по документам ассирийского царя Тиглатпаласара III (VIII в. до н.э.), как (соответственно) "Идибаилу", "Маса" и "Тема". Примечательно, что на род "Идибаилу" Тиглатпаласар возложил охрану египетской границы, а после завоевания Ассирией филистимлян, отдал этому роду 25 их городов в Палестине.
    "Тема" - оазис в Северной Аравии (совр. Тайма).
    Замечено (99.с279), что и некоторые из восьми сыновей Нахора и Милки мигрировали из Сирийской пустыни в Северную Аравию.
    Племена гиксосов-шасу также расселились по всей территории Ханаана. Документально подтверждено (А.Васильев. Шасу новоегипетских источников и ранняя история Израиля) их пребывание в Эдоме и на Сеире, в Иудее («страна Яхве») и Газе, в районах Северной Палестины и Южной Сирии (долина Бекаа, истоки Оронта).
    Множество мелких или мельчайших царств (или княжеств) Палестины, Финикии, Сирии, Северной Месопотамии и Малой Азии оказались в зависимости от нескольких великих держав, считавшихся более или менее равноправными: Египта, Митанни, касситской Вавилонии и (несколько позднее) Хеттского царства в Малой Азии. Степень этой зависимости была различной: от полного и униженного повиновения Египту, до союзнических, хотя и не равноправных, отношений с хеттами (27.с24).

К началу Главы 10   К оглавлению книги
Михаил Зильберман (сверять с другими публикациями Интернета)

11.Ха-ибри на землях Ханаана и Сирии     в Предамарнский период.

    После изгнания гиксосов из Нильской долины, Египту пришлось вести упорную борьбу с азиатской частью их бывшей империи, в которой единая, централизованная, власть, очевидно, отсутствовала, но память о плодотворном военном союзе племён гиксосов ещё долго сохранялась и неоднократно реализовывалась.
    Судя по надписям из захоронений современников фараона-завоевателя Тутмоса I, его походы против презренных амеу Рутену носили характер мщения гиксосам и их потомкам: царь был одержим желанием "омыть своё сердце" в их крови и отплатить за причинённое Египту унижение (48.с234). Войска Тутмоса I, захватывая большие военные трофеи и уводя многочисленных пленных, прошли через весь Ханаан и Сирию и достигли Митанни (Нахрайны) на Евфрате.
    Однако успешно начатые походы были неожиданно прерваны со смертью фараона. Как известно (94.), у Тутмоса I были дети: первородная дочь Хатшепсут - от первой, главной, жены Яхмес; и Тутмос II - от второй жены. Ещё при жизни преемника Тутмоса I, болезненного и недолговечного Тутмоса II, мужа Хатшепсут (у которой от него было две дочери), Тутмосом II был назначен в соправители его юный сын от младшей жены Исиды - Тутмос III (соправление с наследником престола практиковалось фараонами со времён ХII династии). Со смертью Тутмоса II, реальная власть в стране оказалась в руках его вдовы - Хатшепсут, которую вскоре провозгласили и фараоном (Хатшепсут Мааткара Хенеметамон). В течение двадцати лет царствования Хатшепсут военные компании не проводились (известны лишь два похода - в Сирию и Нубию). В этот период в Ханаане и Сирии египтянам продолжали подчиняться лишь несколько незначительных территорий (южнее города Ирджи).
    Около 1502 г. до н.э., после смерти ненавистной мачехи, по приказу Тутмоса III многие изображения царицы были уничтожены, а ее имя исключено из официальных храмовых списков фараонов Египта. Соправитель Хатшепсут, Тутмос III, ранее даже не упоминавшийся официально, стал, наконец, фараоном на двадцать втором году своего формального царствования (женившись на дочери Хатшепсут, Тутмос III узаконил свои права). В следующем же году царь Тутмос III Великий, идя по стопам Тутмоса I, предпринимает свой первый поход в Азию против «гика амеу».
    Тутмос Великий (1502-1448 гг. до н.э.), "(48.с314) всю жизнь свою и всю силу своей власти посвятивший на подчинение и уничтожение народов Рутену" (потомков гиксосов), совершил семнадцать походов в Азию. Об этих походах сообщают его надписи и выдержки из летописей, которые сохранились на стенах Карнакского храма в Фивах.
    Первый поход Тутмоса III, описанный особенно ярко, был инициирован тем, что азиаты "от Ирджи (города к югу от Яффо) вплоть до северных окраин земли Нахарин (Митанни) впали в мятежное состояние" (около двадцати лет не платили дани). Однако на этот раз войскам фараона пришлось столкнуться уже не с разрозненным сопротивлением мелких дружин отдельных князей «амеу», а с большой коалицией, возглавленной царём города Кадеш-на-Оронте (северная Сирия). "Он собрал вокруг себя властителей всех стран, бывших покорными Египту (при Тутмосе I) и всех от Нахарина до... сирийцев, их коней, их воинов, их людей... в (крепости) Мегиддо". Приведём часть перечня местностей (всего 119 наименований) Ханаана, Сирии и Митанни, правители которых были захвачены в плен в Мегиддо: Дамаск, Хацор, Киннерет, Кармель, Танаах, Акко, Яффо, Лод, Афека, Мигдаль, Мамре, Реховот, Бейт-Шеан, Барак. К этому союзу примкнули и хетты (48.с272). Весь Ближний Восток противостоял нашествию египтян. И тем не менее, войска коалиции потерпели под стенами Мегиддо сокрушительное поражение и укрылись в крепости, входившей ранее в империю гиксосов. "Все властители всех северных стран заперты в этом городе, поэтому взятие Мегиддо подобно взятию тысячи городов",- вдохновлял своих воинов фараон. И только через семь месяцев осады измученный голодом Мегиддо сдался на милость победителя. Князья пали ниц перед фараоном, умоляя сохранить им жизнь. Тутмос III великодушно помиловал побеждённых, но отправил их по домам верхом на ослах с позором.
    Взяв Мегиддо, Тутмос III "потом я пошёл на север, грабя города и уничтожая вражеские страны" (98.с10). В Южном Ливане фараон выстроил крепость под названием: "Минхеперра (Тутмос III), изгнавший гика амеу" (т.е. по собственному же признанию фараона, он воевал с гиксосами). Видимо, после первого похода частью официального титула Тутмоса III стало наименование: "Изгнавший гиксосов" ("Гика-ха-сут"). Примечательно, что и по Манефону, фараон, изгнавший гиксосов из Египта,- Мисфрагмуфосис, т.е. Минхеперра (Тутмосис III), (94.с 278).
    Тутмос III сломив сопротивление потомков гиксосов, захватил, практически, всю Палестину и Сирию до районов Междуречья: "Сняты головы азиатов («амеу, аму» - хаабиру), от них никого не осталось, повергнуты дети князей их... (Амон) дал... поразить князей фениху (ханаанеев)... на высотах их (Кармель и Ливан)... Митанни (хурриты) трепещет от ужаса" (Из гимна Тутмосу III (94.с 279)). Почти все раскопанные города гиксосов носят на себе следы разграбления и пожарищ (54.с168).
    "Неоспоримый факт,- констатирует Г. Бругш (48.с203),- что... в Ханаане составился великий союз народов единого происхождения, которых памятники называют общим именем": (народ) Рутену (народ Рутену - это, по Бругшу, «народ менту, ментиу», т.е. хаабиру из колен «Ашер», «Иссахар» и прочих родов «единого происхождения»).
    Из перечня местностей явствует, что армиям Тутмоса III противостояли (помимо хеттов) все вновь объединившиеся потомки Союза гиксосских племён (ханаанеи, хурриты, хаабиру и шасу).
    Регулярный грабёж завоёванных земель становится важной доходной статьёй народного хозяйства Египта. Обширные списки добычи Тутмоса III, высеченные на стенах египетских храмов, говорили не только о полном ограблении городов и сёл, но и о тысячах, десятках тысяч угнанных в египетское рабство людей. Считается (2.с243), что людские потери сиро-палестинских городов-государств от египетских нашествий составили к концу ХV в. до н.э. огромный процент населения.
    После смерти Тутмоса III Великого на 54 году царствования, азиаты снова взбунтовалась, но его сын Аменхотеп II усмирил их, дойдя до Евфрата. Первый поход фараона Аменхотепа II в Хар, Рутену, Сирию и Нахараин был победоносным. Египетские войска опустошили Эдом, захватили Угарит, где фараон "уничтожил всех своих противников", и вторглись в Митанни: "вожди Митанни явились к нему с данью на спине". Множество городов было ограблено дочиста. Помимо 101218 пленных, Аменхотеп II захватил несколько сот лошадей и колесниц. Семь царей азиатов были уведены в Фивы (один, для острастки, даже в страну Куш), принесены в жертву богу Амону и повешены, как и их предварительно отрубленные правые руки (признак того, что все они прошли обряд обрезания, т.е. это были хаабиру и, возможно, ханаанеи).
    Заметим, что в Древнем Египте, как и во всём Древнем Мире, практиковались человеческие жертвоприношения. В частности, в пору сильнейшего, нестерпимого зноя египтяне сжигали живых людей в честь бога Сетха.
    По истечении двух лет, на девятом году своего царствования (54.с184), Аменхотеп II совершил свой второй поход в Азию. Результаты этого похода оказались гораздо скромнее - фараон привёл в Египет лишь немногим более двух тысяч пленных (по-видимому, потомки гиксосов вновь консолидировались).
    В третий раз, когда Аменхотеп II вернулся в Азию (видимо, в 1439-1437 гг. до н.э.), главное и, очевидно, единственное, сражение между египтянами и азиатами разыгралось в местности, под названием - "y-r'-s-t" (день-два пути от египетской границы; по всей вероятности, в Эдоме, см. ниже). Мизерный объём военной добычи и тот факт, что по окончании боя египетские войска вернулись в Египет, а не продолжили продвигаться вглубь Азии, породил мнение о том, что в этой экспедиции фараон Аменхотеп II потерпел весьма ощутимое поражение. Сведения о его третьем походе изложены в надписи фараона весьма скудно. Известно также и то (48.), что в последующий период своего царствования Аменхотеп II более не совершал походов в Азию; кроме того, нет и упоминаний о регулярной дани от азиатов.
    Вывод о том, что Аменхотеп II потерял все азиатские владения, завоёванные Тутмосом III, может следовать и из того факта, что его преемник (но не сын) Тутмос IV (1424-1413 гг. до н.э.), человек, взошедший на престол благодаря "помощи бога Хормаху" (всеобщее недовольство по поводу отсутствия привычных богатых поступлений из Азии), и совершивший затем несколько походов в Азию, называл себя "победителем Сирии (Рутену)".
    Столь знаменательная победа племён Ханаана и Сирии (Рутену) над египтянами, по-видимому, была воспета в Угаритской эпической "Поэме о Карату", которую первым перевёл и прокомментировал Шарль Виролло (C.Virolleaud. La Legende de Keret, roi des Sidonies.Paris, 1936). В поэме рассказывается об угрозе городу-государству Сидону, возникшей в результате вторжения в пустыню Негев трёхмиллионной армии Фарры (вот, оказывается, в чём причина военных успехов египтян - постоянное многократное превосходство в живой силе!).
    Было сделано предположение, что Фарра - это Террах, отец Авраама. Ошибочность такого предположения очевидна: Фарра (Парро) ханаанейской поэмы,- он же и древнееврейский Паро (";;;;")- фараон. Этот термин: "Пер-ао" ("Фер-ао"), где "пер", егип.,- "дом", означает "Великий (высокий) дом", - один из титулов египетского царя.
    В поэме повествуется, что царь Карату, ведомый самим богом Илу, должен отправиться навстречу неприятелю и присоединиться к силам, противостоящим армии фараона: "Собери народ и поведи его. Пусть велико будет воинство... И пусть все идут в поход... Подобно саранче, заполни степь; подобно кузнечикам - край пустыни... Иди день и другой... когда день наступит седьмой, ты достигнешь Эдом многочисленный (населённый "черноголовыми" и хурритами), Едом сильный (своими царствами), ты встретишь шапазитов (жителей города Шапаш, у которого собирались ополченцы)". И "люди Азии шли тысячами и мириадами, как поток". В эпосе упомянуты также и города Ашдод и Кадеш (63.с371), т.е. поднялись все земли, на которых жили потомки гиксосов. В поэме также рассказано о разгроме и отступлении огромной армии фараона.
    В одном из текстов об азиатских походах (первом либо третьем) Аменхотепа II, говорится о том, что битва произошла под городом Шапаш: "Его величество был в городе Шапаш в Эдоме (лично участвовал в сражении). Его величество дал (показал) здесь пример доблести... Он был (в бою) как гневноглазый лев".
    Сообщается в поэме и о вооружении египетских воинов - "медных саблях и бронзовых кинжалах", которые описаны в специальных египетских терминах. В захоронении одного из вельмож Аменхотепа II ("Breasted Rekords".vol.2,sek.802) фараон изображён раздающим дары военачальникам - мечи и кинжалы, описанные в надписи в тех же выражениях и терминах, что и в поэме.
    Таким образом, сокрушительное поражение азиатов под Мегиддо в 1467 г. до н.э. не привело к распаду традиционного антиегипетского союза потомков гиксосов.
    Особый интерес представляет упоминание в тексте "Поэмы о Карату" двух Израильских колен: "Асир (Ашер) " и "Завулон" (63.с374). Поэма ощутимо передаёт как состояние всеобщей напряжённости, так и переживания воинов рода "Асир", постоянно упоминаемых в рефрене, которые, как и все, спешат присоединиться к основным силам: "Асир, два и два, ушли; Асир, три и три ушли; дома закрыли, вместе зашагали".
    Следовательно, если, как считается (63.), "Поэма о Карату" отражает реальные исторические события, то можно констатировать, что колена хаабиру "Асир (Ашер)" и "Завулон", по крайней мере, уже к 1440 году до н.э. проживали оседло в Ханаане (помимо "Йакуб-эл", "Иосиф-эл" и "Леби-эл", значащихся в надписи Тутмоса III от ок.1480 г. до н.э., а также «Ефрем» (Иисус Навин) и «Бениамин», упоминавшихся в письмах Амарнского архива (в частности, в сообщении о поражении царя Пеллы).
    Однако успешные карательные экспедиции Тутмоса IV сломили сопротивление переднеазиатских князей, не сумевших, в силу отсутствия централизованной власти, организовать регулярный и достойный отпор египтянам.
    Правление Аменхотепа III (1413-1377 гг. до н.э.), сына Тутмоса1V, характеризуется выдающимися успехами в деле порабощения народов Африки. За годы своего царствования он совершал походы в золотоносные Эфиопию, Нубию и Судан, где "победил шесть народов" (48.); Азию же фараон миловал. В этот период государство Египет находилось на вершине своего могущества, а его двор поражал своим сказочным великолепием (2.с281; 54.с208).
    Однако в Азии, как жалуется фараону Амен-хотепу III в одном из своих ранних посланий Риб-Адди (по-видимому, назначенный правителем Библа ещё Тутмосом1V),- "С тех пор, как твой отец вернулся из Сидона, земли (территории) оказались во власти хаабиру" (63.с248).
    В первой половине Х1V в. до н.э. Египет являлся признанным гегемоном на Ближнем Востоке, однако, к концу правления сына Аменхотепа III - Аменхотепа1V Эхнатона (1375-1358 гг. до н.э.) значительно усилилось царство хеттов, которое при Суппилулиуме I, современнике фараона Эхнатона, превратилось в грозного соперника Египта. Аменхотеп1V, занятый внутриегипетскими проблемами, не проводил активной внешней политики. Растянувшаяся на долгие годы внутренняя борьба в Египте не могла не отразиться на отношениях с его переднеазиатскими владениями. Покорные ранее, местные правители один за другим отпадают от Египта и не признают его власти.
    Вооружённое давление хеттов с севера, сепаратистские устремления местных правителей, постоянные военные действия отрядов хабиру и полная пассивность египетских войск,- всё это привело к тому, что уже к концу царствования Аменхотепа1V Эхнатона страна утратила своё влияние в этом регионе. Слабые преемники Эхнатона, последние фараоны XVIII династии, были ещё не в состоянии упрочить внешнеполитические позиции Египта. Поэтому Сети I и Рамсес II были вынуждены начинать завоевание Палестины, Финикии и Сирии заново.
http://www.hapiru.ru/Text3-3.html


Письма сирийских правителей фараону

"Хрестоматия по истории древнего мира" под ред. В. В. Струве
Том I. Древний Восток
"Учпедгиз", Москва, 1950 г.
OCR Detskiysad.Ru


Глиняные таблетки из Телль-Амарнского архива (см. вступление к «Переписке вавилонских и египетских царей»), XV в. до н. э. Язык — плохой вавилонский.
Мелкие царьки Сирии, Финикии и Палестины постоянно враждовали друг с другом, и каждый из них стремился заручиться содействием фараона. Некоторые города не имели царя и управлялись, повидимому, советом старейшин и народным собранием. Все эти мелкие государства признавали официально власть фараона, но фактически в это время мало считались с его приказаниями, так как все внимание Эхнатона было направлено на внутренние дела Египта.
Перевод сделан по изданию: J. A. Knudtzon, Die El-Amarna Tafeln. Leipzig, 1909—1912.

I

А царю Египта, нашему господину, так говорят жители Тунипа (1), твой раб (2): Да будешь ты благополучен, и я падаю к ногам нашего господина.
Господин мой, вот что сказал город Тунип, твой раб: Тунип, кто прежде грабил (?) [его], чтобы его не разграбил (?) Манахпериа (3) — аммативуш (4) (?). Боги и ......— наприллан (4) — царя Египта, нашего господина, живут в Тунипе, и пусть господин наш спросит стариков своих — аммати — (?), когда же это мы не принадлежали царю Египта, нашему господину.
А теперь 20 лет мы писали царю, нашему господину (5), и гонцы наши живут у царя, нашего господина; а теперь мы пожелали [обратно] сына А[к]и-Тешупа (5) у царя, нашего господина, — пусть отдаст же его господин наш.
И господин мой, царь Египта, отдал сына Аки-Тешупа; а зачем же царь, господин наш, с пути его возвращает?
А теперь Азиру (6), твой раб, слышит о них (т. е. жителях Тунипа) у твоего садовника, и в стране Хатти (?) (7) постигает их горе (?).
И если войска его (т. е. царя) и колесницы его задержатся, то и с нами Азиру сделает, как с городом Ни (8).
Если же мы жалуемся (?), то и царь Египта, господин наш, будет жаловаться (?) из-за этих дел, которые сделает нам Азиру, когда он отпустит руку к нашему господину (9).
И когда Азиру вошел в Сумур (10), то сделал им [жителям Сумура] Азиру, как хотел в доме царя, нашего господина, и из-за этих дел господин наш будет жаловаться (?).
А теперь Тунип, твой город, плачет, и слезы его текут, и никто не подаст нам руки [помощи]. Мы 20 лет пишем царю, нашему господину, и ни одно слово нашего господина не доходит до нас.

II

Царю великому, моему господину, моему богу, моему солнцу, так говорит Азиру, твой раб: семь и семь раз я падаю к ногам моего господина, моего бога, моего солнца.
Господин мой! Я твой раб, и прибыв перед лицо царя, моего господина, и скажу все слова свои перед царем, моим господином (11). Господин, не слушай лжецов, которые клевещут на меня пред царем, моим господином. Я же раб твой навеки. А что до Хани (12), [о ком] говорит царь, господин мой,— я находился в Тунипе и не знал, когда он прибыл. Как только я услышал, я отправился вслед за ним, но не застал его. И если Хани прибудет благополучно, пусть царь, господин мой, спросит его, как я принимал его. Мой брат и Баттиэль находились при нем и давали ему рогатого скота, ослов (?), птиц, хлеба и секеру.
Лошадей и ослов я дал ему на дорогу. А царь, господин мой, пусть выслушает мои слова: когда я прихожу к царю, моему господину, то Хани приходит ко мне и принимает меня, как мать, как отца. А теперь господин мой говорит — держался-де ты от Хани вдали (?). Твои боги и Шамаш воистину знают, не находился ли я в Тунипе.
Далее, что до постройки Сумура, [о которой] повелел царь, господин мой (13): цари Нухашше (14) враждуют со мной и берут мои города по повелению Хатиба, и я не мог его (т. е. Сумур) строить, а теперь в скором времени буду строить его.
И господин мой знает, что половину утвари, которую дал царь, господин мой, забирает Хатиб, и все золото и серебро, которое царь, господин мой, дал мне, забирает Хатиб, и царь, господин мой, воистину знает [это].
Далее, господин мой сказал вдруг (?): зачем-де ты принимаешь гонца царя хеттов, а моего гонца не принимаешь? А это страна моего господина, и царь, господин мой, поставил меня среди градоправителей. Пусть придет гонец царя, моего господина, и все, что я сказал царю, моему господину, я дам: живых душ, кораблей, масла, бука (?) и [другого] леса (?) я дам.

Ill

Риб-Адди (15) сказал своему [господину], царю стран, ца[рю велико]му, [царю б]итвы (16): Владычица Библа (17) дала [си]лу царю, моему господину: ceмь и семь раз я падаю к ногам моего господина, моего солнца. Знай, что с тех пор, как ко мне прибыл Аманаппа (18), все хабиру (19) обернулись против меня по приказанию Абд-Ашерты (20). И пусть услышит господин мой слова раба своего и [отправит] мне стражу для охраны царского города, по[ка не вы]йдут местные (?) войска (21). Если нет местных (?) войск, то предадутся все страны Хабиру. И (?) с тех пор, как взят город Бит-А[рха?] [по] приказанию Абд-Ашерты, так же стремятся они [сде]лать с Библом и Беритом (22), и пре[дадутся] все страны Хабиру. 2 города, что остались мне, и те они стремятся взять из руки царя Отправь, господин, стражу в [эти] два города свои, пока не выйдут местные (?) войска, а также дай чего-нибудь есть им — у меня ничего нет; как птица в силке килубу (23), так и я в Библе.
Далее, [когда] не может [царь] взять меня из [руки] врага своего, [то] предадутся [все] страны [Абд]-Ашерте; [что] он [за] собака (?), что [хочет взять] страны царя себе?

Перев И. М. Дьяконова.

1. Город в сев. Сирии, в бассейне р. Оронта близ Хамата.
2. Так стоит в тексте.
3. Вавилонская переделка тронного имени Тутмоса III Менхеперра («да пребывает образ Ра»)
4. Глоссы на хуррийском (митаннийском) языке. Первое слово означает, вероятно, «твой дед», второе — неизвестно, третье ознэчает«старик,дед».
5. Очевидно, предыдущий царь.
6. Царь Амурру, государства, расположенного между р. Оронтом и берегом Средиземного моря.
7. То-есть в стране хеттов. Вероятно, Азиру передает хеттам шпионские сведения о Тунипе.
8. Город в сев. Сирии, вероятно, на правом берегу Евфрата.
9. Смысл фразы не совсем ясен. Может быть: «когда он отступится от нашего господина».
10. Сумур или Симира — финикийский город на север от Библа.
11. Фараон (Эхнатон), получив сведения о предательстве Азиру, вызывает его в Египет. Азиру уклоняется от явки, но обещает явиться с докладом о своей деятельности впоследствии.
12. Посол фараона.
13. Повидимому, фараон приказал Азиру отстроить разрушенный им город.
14. Город в сев. Сирии. Местоположение неизвестно.
15. Царек г. Библа (совр. Джебель) в Финикии.
16. Эпитет Саргона Аккадского из посвященного ему героического эпоса.
17. Богиня Баалат.
18. Аменхотеп или Аменопет, египетский чиновник.
19. Название кочевых племен, тождественных с евреями в широком смысле слова, т. е. израильтянами, иудеями и другими родственными им племенами.
20. Царек Амурру, отец вышеупомянутого Азиру.
21. Буквально: войска домов.
22. Финикийский город (совр. Бейрут).
23. Хананейский перевод слова «силок».

http://www.detskiysad.ru/raznlit/vostok64.html

Законы индоевропейцев о международных отношениях

Чаще всего от древности представлены семитские законы, например, царя Хаммурапи. Но стоит знать и индоевропейские законы, существовавшие 35 – 38 веков назад. И можно их сравнивать с законодательством Древних Греции и Рима, затем средневековыми «Варварскими правдами», одной из последних среди которых была «Русская правда». Об этом мы уже неоднократно говорили.

Хеттские законы дошли до нас в одной древнехеттской копии ок. конца XVI - начала XV вв. до н.э. (конец Древнехеттского периода) и в нескольких более поздних (Новохеттских) копиях (около XIII в.). Язык законов близок к древнехеттским текстам. Законы представляют собой один из наиболее важных источников для реконструкции экономической и социальной структуры хеттского общества, а также его правовых установлений1. Текст законов непрерывен, деление на статьи принадлежит исследователям. Перевод и интерпретация многих статей и особенно терминологии хеттских текстов во многом остаются спорными и гипотетичными2 (см. дискуссии в указанной ниже литературе).
В основу нижеследующего перевода положен перевод В.В.Иванова (Хрестоматия по истории древнего Востока. 1/1. М., 1980), с существенной переработкой ряда статей. Обработка и комментарий Немировского А.А. Для удобства очевидные по смыслу или уверенно обосновываемые восстановления прямо включены в текст.
ЛИТЕРАТУРА: Friedrich J. Die Hethitischen Gesetze. Leiden, 1959; Imparati F, Le leggi ittite. Roma, 1964. Дьяконов И.М. Законы Вавилонии, Ассирии и Хеттского царства // Вестник древней истории. 4. 1952; История древнего Востока. 1/2. М.1988; Гиоргадзе Г.Г. Вопросы общественного строя хеттов. Тбилиси, 1991; История Востока. 1. М., 1997.

Обратим внимание на попытки регулирования именно международных отношений.
(первая таблица)
"ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК". ТАБЛИЦА ОТЦА МОЕГО СОЛНЦА.
§ 5. Если кто-нибудь убьет хеттского торговца8, то он должен дать 100 мин серебра, и отвечает своим домом. Если это случится в стране Лувия или в стране Пала, то он должен дать 100 мин серебра и возместить его добро. Если это случится в стране Хатти, то он должен также сам доставить труп торговца.
Позднейший вариант § 5. Если кто-нибудь убьет хеттского торговца из-за его имущества, то он должен дать ... мин серебра и возместить его имущество в тройном размере.
Если же имущества тот не имеет при себе и кто-нибудь убьет его во время ссоры, он должен дать 6 мин серебра. Если же у него не было на это умысла, то он должен дать 2 мины серебра.
В древнем варианте слово "хеттского" отсутствует. Не исключено, что это законодательное правило могло сложиться еще в эпоху существования староассирийских торговых колоний, когда речь могла идти о пришлых месопотамских купцах.


§ 6. Если какой-либо человек, мужчина или женщина, умрет насильственной смертью в чужом общинном поселении, то тот, на чьем участке он умрет, должен отрезать 100 гипессаров от своего поля, и наследник должен получить их.
Позднейший вариант § 6. Если человек умрет насильственной смертью на поле, принадлежащем другому человеку, и если умерший — свободный человек, то тот, на чьем поле умер человек, должен дать все поле, дом и 1 мину 20 сиклей серебра. Если же это умрет женщина, то он должен дать 3 мины серебра. Если же нет поля, принадлежащего другому человеку, то должно быть отмерено расстояние от места убийства в 3 данна в одву сторону и в 3 данна в другую сторону, и какое бы селение на этом расстоянии ни было найдено, наследник у тех обитателей селения должен взять возмещение. Если нет селения на этом расстоянии, то он лишается возмещения.

Чужое поселение могло оказаться и приграничным.


§ 19. А. Если какой- нибудь человек из страны Лувия украдет человека — мужчину или женщину — из города Хаттусаса10 и уведет его в страну Лувия11, его господин же найдет его, то он может забрать всю его чадь12.
Б. Если в городе Хаттусасе какой-нибудь человек страны Хатти украдет человека страны Лувия и уведет его в страну Лувия, то прежде обычно давали 12 человек, теперь же он должен дать 6 человек, и он отвечает своим домом.
§ 20. Если какой-нибудь человек страны Хатти украдет раба человека страны Хатти13 из страны Лувия и приведет его в страну Хатти, его хозяин же найдет его, то похититель должен дать ему 12 сиклей серебра, и он отвечает своим домом.
§ 21. Если кто-нибудь украдет раба, принадлежащего лувийцу, из страны Лувия и приведет его в страну Хатти, его хозяин же найдет его, то он должен взять себе только самого раба; возмещения же нет14.
§ 22. Если раб убежит и кто-нибудь приведет его назад, то если он поймает раба неподалеку, тот (хозяин раба) ему должен дать обувь; если он поймает раба по эту сторону реки15, тот должен дать ему 2 сикля серебра, если он поймает раба по ту сторону реки, тот должен дать ему 3 сикля серебра.
§ 23. Если раб убежит, и если он пойдет в страну Лувия, то тому, кто его назад приведет, хозяин должен дать 6 сиклей серебра. Если раб убежит, и если он пойдет во вражескую страну, то тот, кто его все же назад приведет, сам должен взять себе этого раба.
§ 25. Если человек осквернит сосуд или источник, то прежде давали 6 сиклей серебра; тот, кто осквернил, давал 3 сикля серебра, и для дворца обычно брали 3 сикля серебра. Теперь же царь отменил долю, полагавшуюся дворцу. Только тот, кто осквернит, должен дать теперь 3 сикля серебра, и он отвечает своим домом16.

10. В ст. 19 название столицы хеттской страны - Хаттусас обозначает в высоком стиле всю древнюю страну Хатти (ср.выражение "рука Москвы" и т.п.).
11. В более позднем варианте "Лувия" заменена на "Арцаву". То и другое подразумевает Запад и Юго-Запад Малой Азии.
12. Досл. "весь его дом (пир)", т.е. коллектив младших родичей и челяди вместе с их личным имуществом.
13. В более новом варианте - "раба страны Хатти". Первый вариант отражает времена, когда государство не имело своих "рабов" (члены государственного аппарата, конечно, имели их, но как частные лица), т.е. времена патриархального рабства, позднейший вариант стремится учесть массовое наличие таких "рабов".
14. Логика распределений наказаний в ст.19-21 такова: во-первых, преступление, соовершенное на территории Лувии, карается слабее, чем преступление, совершенное на территории Хатти; во-вторых, похищение свободного является, разумеется, более тяжкой виной, чем похищение "раба".
15. Видимо, Марассантия (Галис, совр. Кызыл-Ырмак), окружающая своим изгибом центральные (внутренние) районы страны Хатти.
16. Хетты исключительно ревностно охраняли ритуальную чистоту воды. За осквернение воды в царской чаше для питья волосом виновный мог быть казнен. Это характерно и для русских старообрядцев.

§ 48. Хиппарас41 несет луцци, и никто не должен заключать торговой сделки с хиппарасом. Никто не должен покупать его сына, его поля или его виноградника. Тот, кто вступит в сделку с хиппарасом, должен потерять уплаченную цену. Что бы хиппарас ни продал, он должен получить это назад42.
§ 49. Если хиппарас украдет, то возмещения нет. Если существует объединение "твикканц"43, к которому он принадлежит, то именно объединение "твикканц" и должно дать возмещение. Иногда же всех обвинят в воровстве, как если бы они все были обманщиками или все стали ворами. Тогда пострадавший пусть схватит одного из них, а тот схватит другого из них; их отдадут под суд44 царя.

41. Хиппарасы - особая категория военнопленных, из которых государство образовывало псевдообщинные коллективы - твикканцы (они связывались круговой порукой, но не располагали ни самоуправлением, ни общинной собственностью на землю, почему государство и должно запрещать им куплю-продажу земли от собственного лица).
42. Ср. совершенно аналогичные нормы в Законах Хаммурапи. Земля хиппарасов не подлежит продаже как государственная. Интересно, что государство запрещает продажу государственной земли, община не допускает продажи общинных "ивару", и только "совладение" государства и общины - "поля человека должности" - оказываются своего рода "ничейной землей", открытой для свободного оборота.
43. Буквально что-то вроде "(единая) плоть", т.е. "артель, корпорация".
44. Дословно, возможно "колесо", ср. ст.198. (отсюда – колесовать).

Электронный текст перепечатывается с сайта Истфака МГУ - http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/index.html


     Многие учёные не отрицают, что в период господства гиксосов в Египте хабири (хаабиру, апиру), "возможно, предки какой-то ветви древнееврейского народа, сыграли в стране (Древнем Египте) очень заметную роль", связывая это мнение с возвышением библейского Иосифа до ранга первого вельможи государства.
Оглавление.
1. Хурриты, «черноголовые» и проблема гиксосов.
2. «Пятая колонна» гиксосов в Египте эпохи Среднего царства.
3. География Малой Азии в терминах египтян.
4. Народ «аму, амеу» и этимология термина "гиксосы".
5. Гиксосское наследие Египта.
6. Гиксосы второй волны.
7. Пророчество Неферти.
8. "Сириец Ирсу" и Осарсиф.
9. Оценка дат некоторых событий.
10. Ареал расселения "амеу" в Постгиксосский период.
11. Ха-ибри на землях Ханаана и Сирии в Предамарнский период.
12. Административная система в Азии Амарнского периода.
13. Телль-Амарнский период в истории евреев.
14. Филистимляне.
15. Образование союза Израильских племён.
16. Евреи и арамеи.
Михаил Зильберман (сверять с другими публикациями Интернета)
 

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2907300235
http://www.proza.ru/2009/07/30/235

 Дипломатия гигсосов

Силу войск гигсосов, завоевавших примерно на столетие Египет 37 веков назад, во многом определяли боевые колесницы. Они как бы и являются индикаторами земель исхода и основного пути этого полиэтничного народа.
Допускают, что колесница впервые появилась на юге Европы, в Причерноморье и в Индии. Но чаще первые свидетельства представлены изображениями и моделями, а не археологическим комплексами натуральных колесниц и лошадей.
Древнейшие модели запряжек и Тель-Халафское изображение относят ко второй половине 4 тыс. до нашей эры. Колесо и средства управления животными из кузова – вероятно - изобрели еще шумеры. Но первоначально тягловой силой были ослы и онагры. Самым ранним вариантом "боевой колесницы" был транспортный возок-арсенал, который возили рабы или иные зависимые люди на поле боя за командиром и лучшими воинами. В момент рукопашной схватки, возницы держали повозку возле места боя и подавали своим "рыцарям" новое вооружение взамен сломаного (медь, камень и непрочное дерево легко ломались).
На Урском штандарте ( ок. 2500 г. до н. э.) добротно отражены эти колесницы шумеров.
Революционным для боевой колесницы шагом стало изобретение удил. Ранее ослы управлялись калькой с бычей упряжки. Удила позволили запрячь в колесницу лошадей (ослов гор, как их называли в Междуречье), которые как домание животные стойлового содержания (верховой езды ещё не было - следовательно невозможно табунное разведение) были известны скотоводам степи и лесостепи Евразии уже несколько сот лет.
Именно конная упряжка создала из колесницы грозное и всесокрушающее оружие, встяхнувшее всю Евразию.
Недавно найденные на Южном Урале захоронения с колесницами позволили чётко увязать истоки ближневосточных и дальневосточных запряжек начала 2 тыс. до н. э. Арии (преимущественно индоевропейцы и тюрки) хоронили своих воинов вместе с лошадьми прямо в колесницах. Древнейшая известная учёным колесница классического типа не из Междуречья – она обнаружена в районе Кривого Озера (Челябинская область), на археологическом объекте синташтинской культуры, и датируется 2000 г. до н. э.
Арии на "громовых запряжках" ворвались в долину Инда, шаньцы в 18 в.до н. э. захватили Китай (центральную часть нынешнего Китая), в Европе носители культуры терра-мар и иже с ними значительно потеснили автохтонов в горы и леса. Досталось и Египту , но – считают - не от степняков Евразии, а от ближневосточных кочевников (гиксосов), весьма быстро принявших на вооружение конные колесницы.
Сплав месопотамской колесницы и "арийской" лошади создали "классическую" колесницу. Вероятно, центров появления конной боевой колесницы было два: север Балкан (Баденская культура) и район северо-восточного Ирана. Арийский способ боя, с достаточно большей долей вероятности можно реконструировать как смесь транспортной и стрелковой функций, благо высокая скорость запряжек (в Иране на рубеже 3-го - 2-го тыс. изобрели колесо со спицами (по крайней мере, самое раннее изображение такого колеса именно оттуда) этому весьма способствало. Судя по археологическим данным "раннебалканский" вариант применения колесниц имел достаточно глубокие "шумерские" корни - боевые запряжки через Малую Азию в Южную Европу попали именно в варианте двуосников, да и позднее кельты - прямые наследники Баденской культуры, помимо одноосных "восточных" типов колесниц до самого позднего времени использовали двуосные "боевые телеги", причём в ударном варианте (Тит Ливий кн. 10).
Количество колесниц в составе армий сильно различалось. В Китае и Индии одна колесница приходилась на 100 солдат. В Ассирии — на 200. В Египте конца II тысячелетия — на 50. В сухопутной армии Карфагена —одна на 20 солдат. Есть указания, что у хеттов колесница приходилась даже на 10 человек, но это вызывает сомнения.
http://ru.wikipedia.org/wiki/

Вызывает сомнения и любая однозначная история гигсосов, от которых – к примеру  - Л. Н. Гумилёв начинал историю пассионарности.
Виктор Янович в книге «Наследие тысячелетий» ( Киев::Задруга, 2006) постарался суммировать современные данные http://www.lah.ru/text/yanovich/nt-titul.htm
В частности, зачем понадобилось фараону Сесострису забираться за тридевять земель и покорять кочующих скифов, с которых из-за этого трудно было что-либо взять, да еще оставлять на далекой чужбине часть своего войска? И он допускает, что скифов и египтян еще до вышеуказанных событий связывали некие непростые отношения, и их история развивалась по какому-то более сложному сценарию. Напоминает замечание римских историков, что "скифское племя всегда считалось древнейшим; впрочем, между скифами и египтянами долгое время происходил спор относительно древности племени".
Вместе с тем споры относит ко временам гигсосов, хотя Сесострисы-Сенусерты правили на век-два ранее.
В.Янович обращает внимание еще на одну версию. С глубокой древности известны многочисленные воинственные пастушьи племена саков. Известно, что индусы и персы называли скифов саками. Название гиксосы можно интерпретировать как гиг саки, то есть высшие саки. Таким образом, гиксосов можно считать прототипом "царских скифов". Употребив «гиг саки», он возвращается к традиционному «гиксосы».
Покорив Египет, гиксосы основали в Нижнем Египте свою столицу - Аварис, а их цари получили право именоваться фараонами. Наибольшего могущества они достигли при царе Хиане. Кое-чем гиксосы обогатили Египет. Они впервые ввели в Египте коневодство и колесный транспорт, упростили египетскую письменность, создав чисто алфавитное письмо. При них в Египте были введены рыночные отношения (до XVII в. до н.э. продукция между гражданами Египта распределялась). Впрочем, судя по библейским сведениям, это скорее заслуга Иосифа.
Господство инородцев всегда тягостно для покоренных. Освободительная война египтян против гиксосов началась в начале XVI в. до н.э. при Камосе и завершилась при фараоне Яхмосе I. В 1535 г. до н.э. был взят Аварис. Гиксосы отступили на восток в Палестину.
Часть гиксосов, известная по арабским преданиям как амалекиты-шасу, осела в Палестине и впоследствии была ассимилирована арабами, которые сохранили предание об их прошлом властвовании в Египте . В Библии они упоминаются как древнейший народ - амаликяне.
Другая часть гиксосов, не обретшая своей земли, по-видимому, какое-то время скиталась по Ближнему Востоку, занимаясь скотоводством и торговлей, вела свойственный этому занятию скитальческий образ жизни, за что и прозвалась скитами, а в греческой транскрипции - скифами. Вначале XV в. до н.э. скифы перешли в Северное Причерноморье.
Они унаследовали некоторые египетские обычаи: богатые захоронения, сопровождаемые всем необходимым для потусторонней жизни; обязательное поминание предков до седьмого колена; широкое царское нагрудное украшение (пектораль), как у фараонов. Из Египта или Малой Азии ими была вывезена южная порода быков, которая на севере утратила рога из-за холодов (стала комолой).
С ранними скифами можно связать Сабатиновскую археологическую культуру. Для этой культуры характерны, наряду со стационарными поселениями, также временные, типа скитов или выездных факторий, а также большое количество оружия. Если они занимались торговлей, то одновременно должны были быть и воинами, чтобы охранять свои товары.
Увлекаясь, Янович определил следующее:
«Расцвет Египта после изгнания гиксосов наступил в XIII в. до н.э. при фараоне Сесострисе. Он подчинил своей власти царства Ближнего Востока, но на том не остановился и предпринял поход в Скифию. С учетом вышеизложенного становится понятным смысл его похода. Фараон хотел обезопасить Египет от возможности повторного вторжения потомков гиксосов. Для этого было недостаточно одержать победу в сражении. Нужно было установить в Скифии свою власть. С этой целью он и оставил часть своего войска, надо полагать, не только в Колхиде, на выходе из Скифии, но и в ее центре, в Поднепровье. Таким образом, египтяне лишили власти скифов, и сами стали править их полиэтничной страной. http://www.lah.ru/text/yanovich/g12.htm».
Доказательств этому правлению египтян в Скифии 13 века до н.э. нет, особенно с учетом римских версий о скифском царе Танае.
Янович всю ямную культуру - по сути - отдает Украине – населению, «которое представляло собой ямную, и существовало в украинских степях в течение 400-500 лет, охватывая практически вторую половину III тыс. до н.э. и начало II тыс. до н.э."  Сюда попадают и саки, которым более привычно место восточнее Волги..
Выкручиваясь из однозначных украинских привязок, Янович отмечает: «На последних стадиях ямной культуры происходит "обогащение отдельных племен, патриархальных обществ, появление могучих вождей и так далее. Как результат - неравномерность развития отдельных ямных племенных объединений, военные стычки между ними. В наиболее выгодном положении, по нашему мнению, были племена, которые проживали на границе с населением других культурных традиций". В частности в "Прикубанье, где с участием позднемайкопских племен, известных еще под названием "новосвободенская" группа, возникла синкретическая культура скотоводов, которая вобрала в себя определенные достижения майкопцев и получила название новотитаревской… Которые в процессе миграции достигли не только Днепра, а и Днестра и Дуная… Появление новотитаревского населения можно констатировать на Нижнем Дону, Северском Донце и в Надазовье, где оно сосуществовало с местным ямным населением, а его представители могли занимать наивысшие места в социальной иерархии последнего, о чем свидетельствует разница в похоронных ритуалах и их оформлении" [45, 299]. В результате этих процессов ямная культурно-историческая общность превращается в катакомбную (рис. 29).
Вышеописанные процессы можно интерпретировать следующим образом. С увеличением количества саков, дани стало не хватать на всех. Произошло социальное разделение саков на правящих (прообраза царских скифов), которые продолжали взимать дань, и рядовых, которые должны были добывать пропитание собственным трудом (пастухов скотоводов), да еще платить дань вышестоящим сакам (носителям новотитаревской культуры). Со временем это перестало удовлетворять как подчиненных, так и правящих саков, и их взоры обратились на богатый Ближний Восток.
В конце XVIII в. до н.э. саки под руководством высших саков - царей пастухов или, как их называли египтяне, гиксосов (гиг саков), вторглись в Малую Азию. При этом Причерноморские и Приазовские степи вначале опустели, что хорошо видно на карте распространения памятников культур XVII-XV вв. до н.э. , а затем были заняты населением культур, находившихся в тени при правлении "царей пастухов". При этом изменилась структура общества, оно стало более демократическим. Исчезли богатые захоронения знати. Населенность территории Украины постепенно возрастает и достигает максимума в XIV-XIII вв. до н.э. [63, 41].
На пути саков в Малой Азии первыми оказались палайцы из закавказских областей. Вероятно, палайские мужчины, не жалея жизни, сражались со своими старыми врагами, но не смогли осилить профессиональных воинов и погибли.
В древности в таких случаях женщины, оставшиеся без мужей, становились достоянием победителей. Однако гордые палайки, привыкшие повелевать мужчинами, не могли покориться сакам и оказали им ожесточенное сопротивление. Саки же, решив, что "насильно мил не будешь", не стали воевать с женщинами, и пошли дальше на запад. А в Закавказье образовалось экзотическое племя амазонок.
По мнению Хеннинга, эллинское сказание об амазонках восходит еще к догомеровским временам. Считалось, что многие малоазийские города (Эфес, Смирна, Митилена, Синопа и др.) основаны амазонками (но, вероятнее, еще палайцами). Из греческих источников известно, что вначале амазонки жили в Закавказье. Чаще всего амазонок помещали на р. Фермодонт, на южном берегу Понта (на части территории, ранее занятой палайцами). Главным городом амазонок считалась Фермоскира близ Амисы и Амазии. Здесь их помещали Эсхил, Страбон, Диодор и Павсаний [45, 365]. В Иллиаде говорится о том, что пеласги были жителями Малой Азии и союзниками Трои [65]. По сообщению Гомера амазонки участвовали в Троянской войне на стороне троянцев».

То есть Плин и Сколопит, Сагил и Панасагор, связанные с ними амазонки – однозначно – украинские дивчины и парубки. Не верите – проверяйте.

Что наделали гиксосы ?! Разгромив палайцев, часть которых, потеряв своих мужчин, превратилась в амазонок, а другая часть бежала на остров Крит, гиксосы на этом не остановились. Они подчинили себе Ближневосточные народы, находившиеся под египетским влиянием, с некоторыми заключили союз и на рубеже XVII и XVIII вв. до н.э. захватили Нижний Египет. Гиксосы создали могучую племенную державу, вожди которой были известны в Египте под именем "малик шасу", что означает "цари пастухов".

Гиксосы основали свою столицу (Аварис) в Северо-восточной части Египта. Прочие египетские области были вынуждены признать верховенство гиксоских царей и их право именоваться фараонами. "Арабское предание рассказывает о некоем Шеддаде из племени Адитов, который вторгся в Египет, покорил страну и прошел победоносно по северному берегу Африки до Гибралтарского пролива. Он и его потомки основали царскую династию Амалекитов. По преданию они оставались в Нижнем Египте более 200 лет и жили в Аварисе", - сообщает В. Новомирова, ссылаясь на Г. Бругша [84, 126].
В. Новомирова, по-своему интерпретируя библейское предание и исходя из частичного совпадения времени пребывания в Египте гиксосов и евреев, которые тоже были пастухами, выдвинула версию о том, что под названием гиксосы следует понимать израильтян, один из которых, Иосиф, по библейским данным /Быт. 41:40-44/, стал правителем Египта [84]. Она весьма убедительно доказывает, что фараон 12 египетской династии Аменемхет III в 1846 г. до н.э. сделал Иосифа фактическим правителем Египта. А Иосиф с помощью экономических рычагов установил в Египте безраздельную централизованную власть, которой не имели предшествовавшие фараоны. Власть Иосифа над Египтом сохранялась, как минимум до смерти Аменемхета III в 1801 г. до н.э., либо до конца 12 династии в 1788 г. до н.э., либо, как максимум, до смерти самого Иосифа в 1766 г. до н.э.
Однако отождествлению евреев с гиксосами противоречат многие данные, в том числе и приведенная Новомировой цитата. Адити, как известно, были солнечными богами индоевропейцев, а амалекиты не были евреями. Кроме того, Новомировой приходится расширить временные рамки пребывания гиксосов в Египте от 1846 до 1446 гг. до н.э. вместо признанных наукой от примерно 1780-1700 до 1535 гг. до н.э., и отвергнуть ряд других противоречащих ее версии исторических свидетельств и артефактов.
Тем не менее, В. Новомирова отчасти права. Вероятно, администрация Иосифа состояла в основном из его соплеменников. Смена династии, очевидно, повлекла за собой отставку прежней администрации, а может быть и притеснение людей причастных к прежней власти (особенно инородцев), что породило их недовольство. Поэтому, когда на горизонте появились гиксосы, то богатые и некогда влиятельные люди стали их союзниками. Они облегчили гиксосам завоевание Египта и в благодарность получили от них свою долю во власти. Об этом говорит семитское имя одного из ранних гиксоских правителей Египта - Якобэле. Кроме того, раскопки столицы гиксосов Авариса показали, что в одном из его районов жили семиты. Там нашли богатый дворец приближенного фараона, а на его подворье небольшую пирамиду с захоронением, в котором не было останков покойника. Есть предположение, что это были дворец и захоронение Иосифа, останки которого согласно Библии евреи унесли при Исходе.
 
http://lah.ru/text/kobrinsky/arid.htm
http://www.lah.ru/text/yanovich/g14.htm

От однозначной трактовки гиксосов как только северных семитов все более отходит и официальная наука. Вот типичные ныне определения.

ГИКСОСЫ, племена азиатских кочевников, завоевавших Египет ок. 17 в. до н.э., в эпоху Среднего царства. Гиксосы были не слишком многочисленны, но их военная организация превосходила египетскую, а применение запряженных конями колесниц определило победу над Египтом, переживавшим период упадка центральной власти. Около 1570 до н.э. ненавидевшие гиксосов египтяне объединились (главой этого движения стал правитель Фив Секененра) и изгнали иноземных правителей, что привело к воцарению основателя XVIII династии Яхмоса I.
Гиксосы
, группа азиатских племён, вторгшихся около 1700 до н. э. из Передней Азии через Суэцкий перешеек в Египет и завоевавших его. Слово "Г." — египетское обозначение сначала чужеземных царей ("правители пастухов"), а затем всей этой группы племён. Подлинное этническое наименование Г. неизвестно; этнический состав Г. был весьма пёстрым, судя по наличию у них как семитических, так и хурритских имён. Г. поселились в Нижнем Египте, где основали свою столицу Аварис. Г. впервые ввели в Египте коневодство и колёсный транспорт. Они упростили египетскую письменность, создав чисто алфавитное письмо. В начале 16 в. началось освободительное движение египтян против Г., возглавленное правителем Фив — Секененрой, а затем Камосом. Борьбу завершил фараон Яхмос I (правил в 1584—59), захвативший Аварис. Остатки Г. отступили в Палестину, и о дальнейшей их судьбе никаких сведений нет. Лит.: Лапис И. А., Новые данные о гиксосском владычестве в Египте, "Вестник древней истории", 1958, № 3.

ГИКСО;СЫ, греч. форма егип. термина "хека-хасут", властители пустынных нагорий (в переносном смысле — властители чужих земель), название завоевателей, к-рые покорили Египет ок. 1700 до н. э. и правили там в качестве фараонов более 100 лет. Скудные свидетельства о владычестве Г. содержатся в ряде егип. памятников и в трудах егип. жреца Манефона (3 в. до н. э.), фрагменты из к-рых приводит *Иосиф Флавий (Против Апиона, I, 14 сл.).
Своей столицей Г. сделали расположенный в Дельте г. Хетварт (Аварис, евр. Цоан, греч. Танис). Полагают, что их победе над египтянами способствовало использование ими боевых коней, дотоле неизвестных в долине Нила. У Г. были опорные крепости в Сирии и Палестине (Хеврон, Шарухен). Этнич. состав завоевателей был, по-видимому, смешанным при господстве семито-хурритского элемента. Манефон, как свидетельствуют *Юлий Африканский и *Евсевий Кесарийский, считал их финикийцами, но при этом отождествлял с иудеями. На печатях нек-рые правители Г. имеют семитские имена (Иаковэль, Анатер). Изгнание Г. совершилось под руководством егип. царей Фиваиды, основателей XVIII династии.
Отождествление древних врагов Египта с израильтянами у Манефона, очевидно, было продиктовано полемическими религ. мотивами. Однако определ. связь между Г. и израильтянами могла существовать. Завоеватели пришли из Сирии и, хотя усвоили егип. культуру, должны были опираться на азиатских поселенцев Дельты. Подавляющее большинство библеистов считают, что именно этим объясняется карьера Иосифа. Переселение потомков Иакова в Дельту хронологически совпадает с началом царствования Г. Враждебное отношение к ним было перенесено и на израильтян, к-рые при царях XIX династии оказались в положении государств. рабов.
; *Авдиев В. И., Военная история Древнего Египта, М., 1948, т. 1; *Брэстед Дж., История Египта с древнейших времен до персидского завоевания, пер. с англ., М., 1915, т. 1; *Введенский Д. И., Патриарх Иосиф и Египет, Серг. Пос., 1914; История Древнего Востока, под ред. Г. М. Бонгард-Левина, М., 1988, ч. 2, с. 415—21; Лапис И. А., Новые данные о гиксосском владычестве в Египте, ВДИ, 1958, № 3; *Тураев Б. А., История Древнего Востока, Л., 1935, т. 1; BTS, № 53—54;*Vaux R. de, Histoire ancienne d’Isra;l, P., 1971, v. 1; Engberg R. M., The Hyksos Reconsidered, Chi., 1939; Mayani Z., Les Hyksos et le monde de la Bible, P., 1956.

Гиксы, Гиксосы ("цари пастухи"), союз азиатских племен (хеттов и др.) Сирии и Синайского полуострова, которые владели Египтом после XIV династии до половины XVI в. до Р. Хр. Г. поклонялись богу Утеху и преследованием национальной египетской веры вызвали восстание. Фараон Разекенен III изгнал их из Дельты, а Аахмес I окончательно удалил их из Египта.

Аварис
, в древности город на С.-В. Египта, основан гиксосами, завоевавшими в конце 18 в. до н. э. Египет. По всей вероятности, впоследствии на месте А. был построен город Танис.

Танис (греч. T;nis), Джанет (древнеегипетский), древний город в восточной Дельте, близ современного озера Мензала (АРЕ); в 17—13 вв. до н. э. назывался Аварис, в 13—12 вв. до н. э. — Пер-Рамсес (резиденция египетского фараона Рамсеса II). В 11 в. до н. э. происходивший из Т. основатель XXI династии Несубанебдед (греческий Смендес) сделал Т. столицей Египта, которой он оставался до воцарения XXIII династии. В средние века Т. пришёл в упадок в результате оседания почвы и затопления местности солёными водами озера Мензала. Ныне на месте Т. находится рыбацкий посёлок Сан-эль-Хагар. В результате раскопок французского египтолога П. Монте в 1929—51 обнаружены гробницы (почти неповрежденные) царей XXI—XXII династий.
Планировка Т. неизвестна. Главные ансамбли: храм Рамсеса II (13—12 вв. до н. э., известны 2 двора с 6 обелисками и 3-й двор со статуями царя); храм богини Анаит времени Рамсеса II.
Лит.: Montet P., Tanis. Douze ann;es de fouilles dans une capitale oubli;e du delta ;gyptien, P., 1942. http://slovari.yandex.ru/dict/bse/article/00077/56600.htm
Гиксо;сы — группа кочевых скотоводческих азиатских племён из Передней Азии, захвативших власть в Нижнем Египте в середине XVII в. до н. э. которые и затем, около 1650 г. до н. э., образовали свою династию правителей. Свое название они получили от египетского Hqa xAswt «правитель (чужеземных) стран», передаваемое по-гречески ‘;;;;;. Манефон (Иосиф Флавий «Против Апиона» I. 14, 82-83) переводит слово «гиксосы», как «цари-пастухи» или «пленники-пастухи», последнее подтверждается египетским HAq «добыча», «пленник». Время правления гиксосов в истории Древнего Египта принято называть Вторым переходным периодом.
Опровергая легенду Манефона о внезапном вторжении гиксосов в Египет, Д. Редфорд полагает, что в XVIII—XVII вв. до н. э., когда Египтом правили слабые XIII и XIV династии, разные азиатские племена постепенно переходили через Суэцкий перешеек и расселялись в дельте Нила (Redford D.F. Egypt, Canaan and Israel in ancient times. Princeton, 1992. P. 98-129). Став в дельте Нила преобладающим населением, гиксосы сделали своей столицей Аварис, где стали править их династии, по Манефону XV и, видимо, XVI. Наибольшего могущества гиксосы достигли при царях Хиане (Киане) и Апепи, которые смогли продвинуться далеко на юг, достигнув города Кус (Табличка Карнарвона I). Однако подчинить весь Верхний Египет гиксосы так не смогли. В Фивах в это время правила XVII династия, которая, собрав силы, начала борьбу с гиксосами. Начало борьбы по легенде (Папирус Саллье I — «Гиксосский царь Апопе и фараон Секненра») связано с царем Секненра, который, судя по найденной мумии, по-видимому, погиб в битве. Его сын, Камос, последний царь XVII династии, сражался успешнее. Он собрал войско, двинулся на север (Табличка Карнарвона I), перехватил по пути послание гиксосов к правителю Куша и сумел дойти почти до самого Авариса, но не захватил его (Стела II фараона Камоса). Окончательную победу над гиксосами одержал брат Камоса, первый фараон XVIII династии Яхмос I около 1550 г. до н. э., который изгнал их из Египта и преследовал до южной Палестины, где захватил город Шарухен (Жизнеописание начальника гребцов Яхмоса сына Эбаны).
Число гиксосских правителей, последовательность их правления и имена точно не известны (Список царей приведён в работе: von Beckerath J. Untersuchungen zur politischen Geschichte der Zweiten Zwischenzeit in ;gypten, Gl;ckstadt, 1965).
Манефон (Иосиф Флавий «Против Апиона» I. 14, 77-79) приводит имена 6-ти гиксосских царей XV династии: Салитис , Бнон , Апахнан , Апопис , Ианнас  , Ассис .
В Туринском папирусе № 1874 со списком царей (X. 14-20) перечислены 7 гиксосских царей, однако почти все их имена стерты. Там также сказано, что 6 иноземных царей правили более ста лет (X. 21). В списке упоминается царь Нехси (VII. 1), имя которого встречается на двух архитектурных фрагментах из Авариса (Bietak M. Zum K;nigreich des Nehesi // Studien zur alt;gyptischen Kultur. Bd. 11. Hamburg, 1984. S. 59-75). Согласно «Стеле 400 лет» именно этот царь ввёл в Нижнем Египте культ Сета, ставшим главным богом гиксосов. Другие гиксосские цари, имена которых найдены на разных предметах, на самом деле являлись небольшими местными правителями. Некоторые цари переняли египетскую царскую титулатуру, однако три имени имел только один Апопис. В Телль эль-Даба был найден дверной косяк с именем царя Сокархера и титулатурой Hqa xAswt. По мнению большинства исследователей, этнический состав гиксосов был неоднородным, однако многие гиксосы носили имена семитского происхождения (Хиан, Иоам, Якбаал).
Основные исторические документы с упоминанием о гиксосах
Полный список приводится в работе: Redford D.B. Textual Sources for the Hyksos Period // The Hyksos: New Historical and Archaeological Perspectives. Philadelphia, 1997. P. 1-44. Издание исторических документов гиксосского периода: Helck W. Historisch-biographische Texte der 2. Zwischenzeit und neue Texte der 18. Dynastie, Wiesbaden, 1975.
Тексты периода борьбы с гиксосами: Стела Бабаи из Эль-Каба ; Табличка Карнарвона I из Фив (Хрестоматия по истории Древнего Востока. М., 1963. С. 76-78; Хрестоматия по истории Древнего Востока. Часть I. М., 1980. С. 59-60; История Древнего Востока. Тексты и документы. М., 2002) ; Стела II фараона Камоса из Фив (Хрестоматия по истории Древнего Востока. Часть I. М., 1980. С. 60-63. История Древнего Востока. Тексты и документы. М., 2002. С. 55-57) ; Жизнеописание начальника гребцов Яхмоса сына Эбаны из Эль-Каба (Хрестоматия по истории Древнего Востока. Часть I. М., 1980. С. 63-65. История Древнего Востока. Тексты и документы. М., 2002. С. 58-60) ; Жизнеописание Яхмоса Пеннехеба из Эль-Каба ; «Стела Бури» ; Математический папирус Ринд ; Поздние тексты: Надпись царицы Хатшепсут в Спеос Артемидос ; Папирус Саллье I с историей о гиксосском царе Апопе и фараоне Секненра (Фараон Хуфу и чародеи. Сказки, повести, поучения древнего Египта. М., 1958. С. 91-95. Сказки Древнего Египта. М., 1998. С. 131—133) ; «Стела 400 лет» из Таниса.; Сведения Манефона в книге Иосифа Флавия «Против Апиона» I. 14 (Хрестоматия по истории Древнего Востока. Часть I. М., 1980. С. 58-59. История Древнего Востока. Тексты и документы. М., 2002. С. 53-54)
Памятники гиксосского периода. В Восточной Дельте, в местах Телль эль-Даба (Аварис), Телль эль-Ягудийя и Телль эль-Масхута, сохранились остатки крепости, поселений, храмов и кладбищ. Немногочисленная скульптура сохраняет стилистические традиции Среднего царства, но по качеству сильно уступает египетским образцам. Скарабеи, печати и другие мелкие изделия с именами гиксосских царей найдены в Нубии, Малой Азии, Месопотамии и на Крите.
Последствия гиксосского правления 
После гиксосского периода в Египте появилось новое военное оснащение: более сложный загнутый назад лук, разные виды мечей и кинжалов, новый тип щита, кольчуга, и металлический шлем. Самое важное новшество — двухколесная военная колесница, запряженная лошадьми, использование которой на поле битвы привело к изменению тактики ведения военных действий (Winlock H. E. The Rise and Fall of the Middle Kingdom in Thebes. New York, 1947. P. 150—170). В Египте возник культ западносемитских божеств: Баала, Анат и Астарты. С Баалом отождествлялся египетский Сет (Коростовцев М. А. Религия древнего Египта. СПб, 2000. С. 159—163). В древнеегипетском языке появилось много заимствованных слов семитского происхождения (Burchardt M. Die altkanaan;ischen Fremdworte und Eigennamen im ;gyptischen. Leipzig, 1909—1910)
«http://ru.wikipedia.org/wiki/»
Остаются версии просачивания гиксосов в Египет и возникновения их преимущественно на семитской основе. (КЕЭ, том 2, кол. 125).
ГИКСО;СЫ (искаженное египетское название hekau khoswe — `владыки чуждых стран`), народ, образовавшийся в результате смешения семитских и хурритских (см. хурриты) этнических элементов. В первой половине 2 тыс. до н. э. происходит постепенная (на протяжении нескольких столетий) инфильтрация гиксосов в Египет с севера. В период упадка и хаоса, ознаменовавших конец Среднего царства (примерно 1720 г. до н. э.), гиксосы, сделав своей столицей Аварис в восточной дельте Нила, фактически контролировали весь Нижний Египет. Власть гиксосов простиралась также на Ханаан и Сирию вплоть до реки Евфрат. Владычество гиксосов в Ханаане сопровождалось значительным экономическим расцветом, возникли крупные города с мощными оборонительными сооружениями, были введены в употребление боевые колесницы, новый тип мечей и боевых топориков. Приблизительно в 1570 г. до н. э. гиксосы были изгнаны из Египта и оттеснены в южный Ханаан, где их власть просуществовала еще несколько десятилетий.
Иосиф Флавий, ссылаясь на египетского историка Манефона (умер в 3 в. до н. э.), отождествляет гиксосов с семействами библейских патриархов и связывает пребывание гиксосов в Египте с библейским повествованием об Иосифе, а изгнание гиксосов из Египта — с библейским Исходом (Пр. Ап. 1:91, 92). Попытки некоторых ученых, следуя Флавию, отнести исход евреев из Египта к периоду изгнания оттуда гиксосов оказались несостоятельными.
http://www.eleven.co.il/article/11162
Ответом может служить уже приводимая версия В.Яновича
http://www.istorya.ru/book/skifia/21.php
По моему мнению, достаточно тщательно и относительно объективно рассмотрел проблему Михаил Зильберман http://www.hapiru.ru/about.html
1.Хурриты, «черноголовые» и проблема гиксосов.
Заметный след в истории древнего Ближнего Востока оставили племена хурритов (субир, шум.; субарейцы, акк.; наименование "хурри(ты)" - самоназвание и означает "восточные" (от хурритского «хурри» - «утро, восток»)), по языку принадлежащих к кавказско-иберийской группе кавказской языковой семьи (64.с11).
Миграция хурритов (с территории распространения майкопской культуры Северный Кавказ: П.З.) в Переднюю Азию происходила несколькими волнами. Характерно, что хурриты нигде не уничтожали и не вытесняли местное население, но повсеместно мирно сосуществовали: после их нашествия нигде не выявлено заметных принципиальных изменений в материальной культуре (2.с185). Английский археолог Леонард Вулли так охарактеризовал хурритов: «Легко смешиваясь с другими народами, они были непревзойденными посредниками в передаче культурных идей».
Установлено, что культура хурритов, вследствие их регулярного многовекового общения с шумерами, аккадцами и ассирийцами с начала III тыс. до н.э. (64. с11), являла собой ответвление месопотамской традиции. В частности, хурриты позаимствовали у "черноголовых" таких богов как Ану, Эа (Энки), Нергал, Иштар, Адду, Нингаль (Никкаль), Ишхара, Дамкина (жена Энки и мать Мардука). В тоже время в шумерском и аккадском языках исследователями обнаружены многочисленные заимствования из хурритского языка. Примечательно, что хурриты не просто перевели знаменитый эпос о Гильгамеше, но переработали и дополнили его. Хурритская версия излагает более пространно центральный эпизод поэмы: апогей подвигов Гильгамеша и Энкиду - одоление чудовища Хумбабы, хранителя кедровой рощи. Выявлено, что хурриты приняли аккадскую систему письменности в такой форме, которая заставляет допустить существование у них серьезной школы (Характерно, что хурриты, ассимилировавшись в Угарите, писали по хурритски как месопотамской клинописью, так и угаритским алфавитом).
    Как и «черноголовые», хурриты обычно жили большесемейными общинами (гончаров, оружейников, торговцев и т.п.). У них был тоже хорошо развит культ почитания предков: один из месяцев (аттанашве) посвящался предкам - в этот месяц у хурритов совершались жертвоприношения отцовским богам. Отсюда напрашивается предположение, что у них, как и у «черноголовых», существовал институт личных (и родовых) богов (обнаруженные небольшие статуэтки связываются с культом предков). Всё это сближало хурритов с "черноголовыми", беженцами из Месопотамии, облегчало их вынужденное сосуществование среди иных этнических групп и, возможно, приводило к ассимиляции.
    Появление хурритов в Северной Палестине и Сирии (4.с185) относят к середине III тыс. до н.э., что, в частности, подтверждается исследованием группы погребений (ок.2300 г. до н.э.) Рас-Шамры (Угарита). Эта группа по особому типу гривн (torques) названа "носителями гривн" и связывается с индоевропейцами, (довод подкреплён наличием характерных курганов, дольменов и пр. (104.с 166)).
    Около 1400 г. до н. э., в договоре, заключенном хеттским царем и правителем хурритского царства Митанни в Северной Месопотамии, упоминаются имена четырех божеств - Митры, Варуны, Индры и близнецов Насатья, которые встречаются в «Ригведе».
    Считается (107.с34), такие артефакты, как бронзовый пояс с приспособлениями для кинжала из Телль-Эль-Фара близ Наблуса, или ряд находок из Рас-Шамры, явно соотносятся с аналогами, обнаруженными на Кавказе
    В ХVIII в. до н.э. множество хурритов населяло город Алалах в ханаанейско-аморейской Сирии, районы Катны (63.с356) и Угарита, а также восточную часть Анатолии. Почитание хурритских богов Тешшуба и Хебат засвидетельствовано в городе Халебе (центр Северной Сирии).
    В Угарите, в частности, поклонялись таким божествам хурритов, как «отец богов» Куммарве (Кумарби), Тешшуб и Шавушка (106.с38). В качестве бога грозы и бури, Тешшуб идентифицировался с ханааней-скоаккадским Баал-Хаддадом. Так, в одном из мифов («Песнь об Улликуми») боги Тешшуб (подобно Баал-Цафону) и Шавушка (как Анат), стоя на горе Цафон, взирали на неодолимого Улликуми, ужасного каменного человека, по воле Кумарби готового их погубить. Боги были бессильны перед Улликуми. И лишь мудрый Эа (Энки), лишив его силы, спасает царя богов Тешшуба от неминуемой гибели.
    Вполне идентичен Угаритскому Рашапе и хурритский бог огня Иршапа, заимствованный в силу того, что он почитался как бог войны и покровитель оружия. Хебат (Хева(т))- госпожа небес, одна из главных богинь хурритов, супруга главы хурритского пантеона богов четвёртого поколения Тешшуба,- в Угарите отождествлялась с богиней росы Пидрай, дочерью Балу. Их (Тешшуба и Хебат) священными животными считались бык и корова (подобно Сину и Никкаль), дитя которых - телёнок (как у Баал-Хаддада и Анат или у Энлиля и Нинлиль).
    Позднее синкретическое божество «Тешшуб-Баал-Хаддад» было заимствовано хеттами: "Могучий бог бури, мой повелитель",- писал о нём царь Мурсилис. Существует мнение (99.с11,99), что библейская Ева (хотя бы в части имени) тождественна богине "Hebe" ("Хебе, Хева, Хаве, возможно, Хеба(т)"), супруге хеттского бога бури. У хеттов "Hebe" слыла богиней, скачущей обнажённой на льве (её скульптурное изображение верхом на льве обнаружено в Хаттусасе). К концу существования Хеттского царства Хеба(т) отождествлялась с богиней Солнца города Аринна («Аринна»). У древних греков "Hebe" стала Гебой, богиней юности. В хурритских текстах "Hebe" описана как Иштар.
    Заметим, что в результате длительных контактов хеттов с хурритами (с первой половины II тыс. до н.э) хеттская культура испытала сильнейшее воздействие хурритской. От хурритского влияния (64.с148) свободны лишь самые древние образцы хеттской литературы и мифологии (несийский период).
    Одной из важнейших богинь хурритского пантеона была сестра (жена) Тешшуба Шавушка (имя, однокоренное с "shauri", хур.- "оружие")- богиня любви, плодородия и распри, дева-воительница; её священное животное - лев. Тушратта, в частности, называл её «владычица небес». Со временем Шавушка, имеющая параллели с Хебат, также была отождествлена с Иштар Ниневийской, представлялась под именем Иштар-Шавушка и изображалась в распахнутой на бёдрах одежде. Как следствие диаспоры «черноголовых», культ аккадской богини Иштар ("повелительница войн") широко распространился у хурритов (и хеттов) с начала II тыс. до н.э., (49-1.с595). В текстах конца ХV в. до н.э. богиня-воительница Иштар-Шавушка уже упоминается, как "восседающая на лошади" (64.с146). Подобно Анат-Астарте, Шавушка (Савуска) иногда выступает и в мужской ипостаси.
В городе Нузи (дохурритское название - Гасур) и его окрестностях (хурритское царство Аррапхэ, образовавшееся в ХVIII-ХVII вв. до н.э.) супругой Тешшуба считалась некая хурритская богиня с наименованием «Нин(о), Нин(у)», тоже идентифицировавшаяся с Иштар Ниневийской (и Иштар-Шавушкой - богиней-воительницей).
Как известно (Кн.I), богиня Нинти («Госпожа, дающая жизнь»), созданная для излечения Энки (миф "Энки и Нинхурсаг"),- это ветхозаветная "Ева" ("Та, что даёт жизнь"). Если воспользоваться интерпретацией шумерского словосочетания "Нинти" в значении "Владычица стрел", то можно предположить, что наименование «Нин(у)» заимствовано («Нин-Ти», потерявшее часть «Ти») хурритами у шумеров (а у первых - хеттами). И тогда богиня «Нин(у)» - это и "Ева", "Hebe" ("Хева") и, возможно, Хеба(т), как супруга Тешшуба, давшая жизнь богам; и, в то же время, богиня-воительница ("Владычица стрел") Иштар-Шавушка. Примечательно, что в Телль-Амарнский период один из правителей Иерусалима носил (99.) имя "Абду-Hebe" ("Раб, слуга Хебы"). Известны также и личные женские теофорные имена: Келу-Хеба, Тату-Хева, Шувар-Хеба и т.п.. По-видимому, "Hebe" (Ева, (Х)ева, Хаве) - аккадское название шумерской богини Нинти.
В свою очередь вошла в список Угаритских божеств, например, весьма воинственная хурритская богиня Дадмишу. Вместе с лошадью хурриты привнесли в Угарит (и Египет как гиксосы) культ бога-целителя лошадей Харану, «чрезвычайно почитаемого в Мари и вообще на Евфрате» (106.с287). Харану был способен также и насылать болезни. Примечательно, что в легенде о Карату герой проклинает своего сына именем бога Харану. В текстах египетских проклятий из Луксора (XIX в. до н.э.) перечислены главы поселений Палестины (Хар) и Южной Сирии (Нижний Рутену), среди теофорных наименований которых упомянуто и имя Харану. Выявлено ханаанское селение с названием «Бейт-Харан» (107.с146).
Известный хурритский бог Гилель не только внедрился (50.с232) в ханаанейско-аморейский пантеон: Гилель - сын божества утренней зари Шахар(у), (в Псалме (138.9) Шахар(у)- крылатое божество; у ханаанеев он - сын богини Неба); но и был заимствован племенами "черноголовых": в ветхозаветной мифологии он отождествлён (99.с79) с Люцифером, сыном Зари (связывался Люцифер и с утренней звездой - Венерой). У древних евреев, как это было традиционно принято у хурритов, и кони, и колесницы посвящались богу Солнца (57.с50).
Заметим, что и в настоящее время среди евреев такие имена, как «Гилель» и «Гиль» достаточно популярны ("гиль", ивр.- "радость").
Библейское сказание, повествующее о том, что хурритский бог Гилель, подобно аккадскому Астару, хотел подчинить себе святую гору Цафон (занять престол ханаанского бога Баал-Цафона), но в конечном итоге противостояния был побеждён и повержен (Баал-Хаддадом),- вероятно, отражает демографическую ситуацию, сложившуюся в Угаритском номе накануне прихода туда племён "черноголовых". К концу III тыс. до н.э. численность общины хурритов в Угаритском номе была так велика, что культ их бога Гилеля (по-видимому, как и Балу того времени, ответственного за растительное плодородие, урожай; - в некоторых текстах Гилель назван «Владыкой серпа» (106.с288)), значительно потеснил в представлениях ханаанеев Угарита традиционное почитание архаичного бога-рапаита Балу (Баал-Цафона). С приходом на земли Угарита «черноголовых», - и, в частности, племени "Лот", и вхождением в религиозный быт жителей города их бога плодородия - Астара (Мельк-Астар), бог Гилель отождествился с ним (сходство еврейского и угаритского сказаний о притязаниях на место Балу); а значимость культа ханаанского бога Балу настолько упала, что, как говорится об этом в мифе "Балу и Муту", Балу "умер". И лишь возникновение культа нового синкретического бога «Баал-Хаддад» (см.Кн.II) возродило Балу; а его почитание среди хананеев обрёло новую силу (однако, для "черноголовых" Ханаана аккадское наименование громовержца - "Адду", как следует из документов Телль-Амарнского архива, не изменилось).
Демографические процессы, протекавшие на Ближнем Востоке с конца III и в первой половине II тыс. до н.э., в основном, инициированы миграцией племён амореев в Месопотамию и их последующей политикой, обусловившей вытеснение оттуда значительной части автохтонного шумеро-аккадского населения (см. Кн.I). Массы (вооружённые отряды) этих "черноголовых" беженцев, хабиру (са-газ), путём переговоров (в том числе и о покупке земли), а также силой оружия пытавшиеся обосноваться и закрепиться на новых землях, по-видимому, и были тем основным фактором, который определял политическую ситуацию в Передней Азии того времени.
Период с 2000 по 1750 гг. до н.э. в Ханаане (104.с170) обычно связывается с распространением в стране "новой, продвинувшейся сюда с северо-востока значительной семитоязычной группы... земледельцев и строителей городов... возродивших городскую культуру и придавших ей высокое и быстрое развитие". Этими «высококультурными» семитоязычными переселенцами могли быть в ту эпоху исключительно "черноголовые", покинувшие города и нивы Нижней Месопотамии. Беженцы-хабиру повсеместно стремились воссоздать традиционно привычные для них городские условия жизни. К. Кеньон (104.с171) подтверждает это предположение: эта "новая, семитоязычная группа" (у неё - ханаанеи) активизировала столь же резкое окончание переходного периода к развитому среднему бронзовому веку (ок. 2000 г. до н.э.), каким было и его начало, вызванное вторжением в Ханаан амореев. А. Мазар подчёркивает, что средний бронзовый век Ханаана ознаменован общими революционными изменениями во всех аспектах материальной культуры (очевидно, за счёт образцов, привнесённых носителями передовой культуры империи Третьей династии Ура): в системе поселений, градостроительстве, архитектуре, керамике, металлургии, погребальной практике. В частности, как принципы планировки, так и детали дворцов ханаанейских властителей свидетельствуют "о решающем воздействии архитектурных принципов Месопотамии" (104.с177). В погребальной практике (Мегиддо, Угарит) явно просматриваются месопотамские образцы: устраивались фамильные склепы, отмечены захоронения внутри посёлков под полами домов, погребения сопровождались богатым инвентарём. В различных местах Сирии и Палестины (Библ, Сихем, Телль-Таннек, Атшан, Рас-Шамра; середина-конец бронзового века) обнаружены цилиндрические печати с месопотамскими мотивами и сюжетами аккадских легенд (107.с24,81). В частности, в хранилище восстановленного ок. 2000 г. до н.э. храма Баалат-Гебал в Библе найдены печати с изображением стоящего на быке бога Хаддада в длинной одежде с молнией в руке, а также обнажённой богини Иштар (что свидетельствует (см. ниже, а также Кн.I) о пребывании в Библе того времени колен Израилевых «Иссахар» и «Ашер» из племени «Лот»).

Д. Грей (107.с25), как бы подытоживает всё выше изложенное своим выводом: «Таким образом, начиная с конца III тыс. до н.э. в Ханаане отмечается чёткое влияние месопотамской культуры».

Соотносятся (70-3.с63) с распространением этой «новой, продвинувшейся с северо-востока» семитоязычной группы племён, и вторжения (в начале II тыс. до н.э.) в некоторые ханаанские города (эти факты в последствии увязывались еврейской традицией (как завоевание Ханаана после Исхода) с деяниями Лабайи и Навина в Амарнский период). Так, славный Иерихон ок.2000 г. до н.э. подвергся разрушению, но вскоре (70-2.с681) был вновь отстроен, обнесён мощной городской стеной и характерным для гиксосского периода земляным валом, (бруствером) и воротами с двумя сторожевыми помещениями по обеим сторонам входа. В Шхеме (Сихем) ок.2000 г. до н. э. были возведены мощные оборонительные сооружения гиксосского типа (55.с26; 70-2.с277). Раскопки древнего Дана (Телль-Дан в долине Хула, близ истоков реки Иордан) показали, что в ХVIII в. до н.э. в городе был построен самый большой из известных в Израиле мощный крепостной вал с гласисом, характерным для строительного периода гиксосов (70.). Раскопки крепости в Бейт-Шеане, захваченном племенным союзом гиксосов в ХVIII в. до н.э. (63.с380), позволили обнаружить там большие, круглые глиняные гробы (Месопотамская традиция), (14.с283). В Эбле, разрушенной в конце ХХIII в. до н.э., отмечена та же тенденция: город возрождается вновь в начале ХХ в. до н.э. (4.с240). В Эбле и Кархемише (55.с23) обнаружены яркие образцы укреплений гиксосского типа (вероятно, изобретённые «черноголовыми»).
Примечательно, что в Алалахе ХVIII века до н.э. (по материалам архива (4.с 241)) зафиксировано проявление чисто месопотамского явления - рост ростовщичества. Этот факт свидетельствует о наличии в Алалахе, помимо автохтонного населения и хурритов, многочисленной общины "черноголовых".
Широкое распространение аккадского языка и письменности в рассматриваемый период (104.с181) привело к появлению аккадоязычных писцов в городах Сирии и Палестины. В Хацоре найдены четыре аккадские надписи: глиняная табличка с юридическим документом, жреческий текст для предсказаний, фрагмент месопотамского учебного текста (список мер и весов) и ханаанейское имя. В Гезере клинописная табличка содержала список имён, а в Хевроне - жертвоприношений. Эти скудные документы свидетельствуют об использовании в данный период в Ханаане аккадского языка как официального (104.).
Считается, что расселение этих "новых, семитоязычных групп" в регионе (на всей территории Ханаана) "способствовало (с начала II тыс. до н.э.) установлению известной стабильности... и созданию обширной культурной общности... от Угарита... и до пустынь Южной Палестины... вплоть до последней четверти II тыс. до н.э." (т.е. включая эпоху гиксосов и Амарнский период,- вплоть до поры образования союза Израильских племён). Во всех странах Передней Азии после 1750 г. до н.э. отмечено (53.с215) присутствие значительных военных отрядов хаабиру (эпоха второй волны "черноголовых" беженцев), усилившее в местах расселения последних позиции их предшественников - "черноголовых" беженцев первой волны, покинувших страну Сеннаар в конце III тыс. до н.э.
Синхронность поры кардинальных изменений во многих аспектах материальной культуры Ханаана с эпохой захвата его городов и временем присутствия на его землях "новых, семитоязычных групп"- племён хабири "первой волны", а также характер (и преемственность) строительства оборонительных сооружений и захоронений, может указывать на принадлежность шумеро-аккадских племён «черноголовых» к племенному союзу гиксосов.
Возможно, некоторые цилиндрические печати, обнаруженные в хранилище храма Библа, относились к гиксосской эпохе. По поводу изображений на них Дж. Грей пишет (107.с188): «На смешение египетского и месопотамского влияний указывают головные уборы и прически, изображённые на печатях вместе с традиционной коброй. Но тщательность воспроизведения причёсок может указывать на то, что мастер использовал именно месопотамский прототип».
Коневодство, занесённое хурритами на Ближний Восток, произвело переворот в военном деле. Использование коня в упряжи боевых колесниц в III тыс. до н.э. засвидетельствовано археологическими материалами лишь для территории Древней Индии ариев (49.).
В одном египетском тексте (80.с250) прямо говорится, что лошадь попала в Египет из страны, где живут боги Астарта и Рашапа. Наиболее раннее египетское изображение колесницы, относится ко второй половине XVII в. до н.э. (рисунок на фаянсовом кубке второй пол. XVII в. до н.э.; коллекция Итонского колледжа).
В документах эпохи Среднего Царства (80.с274), как египетских, так и ханаанейских, нет и намёка на использование колесниц или коней (шумеры применяли колесницы, запряжённые ослами). Ещё в ХV111 в. до н.э. на Ближнем Востоке верховая езда на коне считалась экзотикой, делом, сопряжённым с риском для жизни. Так, в письме к своему сыну царь Зимрилим из Мари настоятельно не советует юноше ездить верхом на лошади (62.с332). Ближневосточное название лошади "sus" (корень слова - "ss"),- ("сус"), ивр. и хан., а также древнеегипетское "ssm.t",- восходят к хурритскому "essi" ("есси, ешши").По сути, - ездок, ездить, ехать – по-русски.

Михаил Зильберман подчеркивает, что все египетские названия, связанные с лошадью, с боевой колесницей (writ) бричка и её частями, с упряжью, заимствованы из хурритского словаря. Долгое время колесничими ("марианна"- "колесничий",- чисто хуррито-урартский термин (4.с189); слово, возможно, происходит от санскритского "мария", что означает «мужчина, воин») были исключительно хурриты. Известен хурритский (Миттанийский) трактат о коневодстве, переведённый на хеттский язык (с индоиранскими числительными и терминами, связанными с тренингом лошадей).
Но хурриты – не семиты.  Да и сами хурриты в коневодстве немало заимствовали от индоевропейцев.
Тактика колесничего боя, практикуемая хурритами, была подобна индоиранским методам ведения сражения с применением боевых колесниц, запряжённых конями. Как следует из надписи царя хурритов Идри-Ми (4.с42), такие боевые колесницы применялись им в Алалахе уже в ХVIII в. до н.э..
Считается, что на гиксосской колеснице, запряженной двумя защищенными доспехами лошадьми, обычно стояли два воина. Один из них, возничий,- правил конями и держал в руке небольшой щит, оберегая себя и стоявшего рядом лучника от вражеских стрел и дротиков. Лучник же был облачён в шлем и чешуйчатые (пластинчатые) доспехи из бронзы. Его шею надёжно прикрывал прочный широкий ошейник. Лучник и возница имели мечи на случай ближнего боя.

По современному состоянию науки М.Зильберман прав, но тогда и надо учитывать индоевропейцев в составе хурритов и гигсосов.

Однако, судя по известному эпизоду сражения Рамсеса II с хеттами: «И было их (врагов) по трое на колесницу», а с ним (Рамсесом II) не осталось даже «ни марианна (возничего), ни щитоносца»,- экипаж хеттской колесницы состоял из трёх человек (54.с488). В сказании о Карату, осадившем (Постгиксосский период) Удум (Эдом) Великий, столицу царства хурритов, отец девы-хурритянки, царь, желая откупиться, предлагает: «Возьми серебро и золото, золота сколько хочешь; возьми трёх лошадей и колесницу». Карату же нужна жена, и он отвергает предложение: «Зачем мне... колесница с тремя ярмами, хорошо пригнанными». Следовательно, и в хурритскую колесницу (возможно, царскую) запрягались три лошади.
Считается, что военная сила азиатов-гиксосов основывалась именно на использовании лошади в военном деле, что и позволило гиксосам, применившим боевую двухколесную колесницу, этот "танк" древности (54.с169), в конечном итоге завоевать Египет: "Азиаты в Аварисе... царствовали, не ведая бога Ра" (Из надписи царицы Хатшепсут (94.с263)).
Наименование "гиксосы" в современном научном значении, введённое Манефоном в его "Египетской истории", относится (13.с299) "к народу или группе народов, активно участвовавших в непрерывном ряде миграций, завоеваний.., которые происходили в первой половине второго тыс. до н.э. в Нижнем Египте, Палестине и Сирии,"- писал А.Оппенхейм (в это определение как нельзя лучше вписываются "черноголовые" Месопотамии).
Высказано предположение (Helck W.; (95.с49)), что само гиксосское завоевание Египта было частью хурритской экспансии. Существует и мнение, что народ "гиксосы" образовался (70-2.с125) в результате ассимиляции хурритских и семитских этнических элементов.  Но есть и иные обоснованные версии.
А. Альт, ранее стоявший на точке зрения чисто арийско-хурритского происхождения гиксосов, в 1954 г. посвятил вопросу возможной миграции хурритов из ряда районов Передней Азии (но не Угарита) большую и интересную работу «Die Herkunft der Hyksosin neuer Sicht», «Berichte uber die Verhandlungen der sachsischen Akademie der Wissenschaften zu Leipzig», Phil.-hist. Klasse, т.101, в.6,1954. Проанализировав тексты Мари и Алалаха, датируемые периодом XVIII - нач. XVII вв. до н.э., учёный замечает, что если бы в это время произошло какое-либо передвижение хурритских племен в указанных районах, то это явление должно было бы так или иначе отразиться в документах или переписке. Однако ни малейшего свидетельства массового передвижения племен из этих районов не обнаружено..
Вместе с тем семитская линия еще достаточно влиятельна.
Б. Тураев (94.с262) задаётся вопросом: "Какое племя могло выставить 240 тыс. солдат для (охраны одной только) крепости (Аварис)?.. Речь может идти только или о крупном народе, или о союзе племён... Несомненно, среди гиксосов было много семитов, и они даже играли значительную роль".
Ю. Перепёлкин (История Древнего Востока. М.1988.т.1,2 с415): "Основу довольно пёстрого гиксосского объединения составляли семитские племена, близкие арабам и ханаанеям".
Африкан (94.с261): "ХV династия (в Египте была) пастухов (гиксосов). Они (фараоны этой династии) были финикийцы (ханаанеи), иноземные цари, взявшие Мемфис и основавшие город (крепость Аварис) в Сефроитском номе, опираясь на который владели египтянами".
А. Васильев (Древний Восток и античный мир. М.1998. с13-16): "Возможно, что основу гиксосской общности составляли кочевники-шасу, обитавшие на юге Палестины и которых Ветхий Завет называет амалекитянами".

Михаил Зильберман, отказываясь от однозначности, более акцентирует внимание на полиэтничности гигсосов. Сложный конгломерат племён" (63.), "разнородные орды пришельцев" (54.), "племенной союз обитателей Южной Сирии и Северной Аравии" (2.); или западные семиты-амореи и ханаанеи, к которым примкнули отдельные несемитские группы (54.); или семитские племена и хурриты (63.); или выходцы из Сирии и кочевники-шасу (48.),- вот набор мнений историков по поводу состава и этнической принадлежности гиксосов на сегодняшний день.
Были сделаны различные попытки связать гиксосов с амореями, касситами, хеттами, с хурритским царством Митанни (гиксосы были связаны (94.с165) с Митанни), армянами как индоевропейцами и т.д. В настоящее время большинство специалистов едины лишь во мнении о том, что гиксосы представляли собой большой и разнородный в этническом плане (детально не конкретизируя) союз азиатских племён (54.с556).
О состоянии проблемы гиксосов прекрасно высказалась В.Новомирова (81.) в своей книге "Гиксосы": "Науке неизвестно ни когда это случилось, ни кто такие гиксосы, как неизвестна причина, побудившая это кочевое племя пренебречь инстинктом самосохранения... напасть на могущественный Египет и... без труда овладеть им". "Сколько специалистов - столько и мнений",- с горечью восклицает она,- Древняя история - это область догадок". "Какие бы версии о гиксосах не создавались... в основе их, так или иначе, присутствует схема, предложенная Манефоном", хотя и "египтологи единогласно признают ошибочность многих приведённых Манефоном данных" (В частности, "Царские" списки Манефона "далеко не всегда подтверждаются памятниками" (94.с26). У древнеегипетского историографа "смешаны воедино цари ХV11, XV111 и, частично, Х1Х династий Египта" (48.с40). Соглашение, регламентирующее условия сдачи египтянам осаждённого ключевого города-крепости, было заключёно не с гиксосами Авариса (Яхмос1), а через сто лет у Меггидо (Тутмос III) с сирийско-ханаанейской коалицией (потомками гиксосов)). Можно предположить у далеко небеспристрастного Манефона и наличие погрешностей в изложении истории захвата Египта гиксосами или о "сирийце Ирсу".
Многие учёные не отрицают, что в период господства гиксосов в Египте хабири (хаабиру, апиру), "возможно, предки какой-то ветви древнееврейского народа, сыграли в стране (Египте) очень заметную роль" (1.с250), связывая это мнение с возвышением библейского Иосифа до ранга первого вельможи страны. Египетское имя Иосифа - "Цафнат-Паанеах"- "Бог говорит - пусть он живёт (здравствует)". В легендах (99.с397) народ нарёк имя Иосифу - "Abrech", напоминающее аккадское слово "abaraku",- высокий титул, означающий "благословенный Богом".
Эрнест Райт (Библейская археология. Филад.1960), исследовав ряд текстов и изображений, позволяющих лучше понять то положение, которое Иосиф мог занимать в Египте, считает, что он совмещал две должности: "правителя" или руководителя правительства, и "начальника зернохранилищ", призванного обеспечить создание запасов зерна, которым, в конечном итоге, и определялось богатство и стабильность страны.
О функциях чиновника подобного ранга подробно сообщает следующая Фиванская надпись (ХV в. до н.э.): «Ему будут докладывать о каждом просителе, обращающемся к владыке, после того, как он изложит свою просьбу письменно. Это он будет отправлять всех доверенных дворца, посланных к местных князьям и градоправителям... Это он будет назначать исполняющих должности сановников Верхнего и Нижнего Египта... Они будут докладывать ему обо всем случившемся у них каждые четыре месяца... Это он будет устанавливать общее количество войска, которое будет двигаться следом за владыкой при путешествии на север и на юг. Это он будет устанавливать недоимки, имеющиеся в Фивах и резиденции (Пер. Ю.Я. Перепелкина)».
Существует христианское предание (48.с217), сохранённое Синцеллом, по которому Иосиф (или кто-либо из рода «Иосиф-эл») управлял страной при владычестве фараона-гиксоса Апопи, будучи облечён званием наместника Египта. Некто Бар-Хебреу (еврей, учёный из Сирии (1226-1286гг.); Ed.Bruns,p14; Еd. Bedjan, p13) свидетельствует: "правил в Египте четвёртый царь из династии Пастухов, имя которому было Апапус (Апопи). И правил он 14 лет. И это был царь, видевший сны и сделавший Иосифа правителем, согласно написанному халдеями. Кажется, что царей этих звали Пастухами от (их кровного) братства с Иосифом".
Как выяснилось, мифический вещий сон фараона о том, как семь тощих коров съели семь тучных (будет голод), имел под собой историческую подоплеку.
О годах голода сообщают многие египетские памятники. Так, фараон Джосер (ок. 2700 г. до н.э.) пишет своему наместнику по поводу семилетнего голода: «Я весьма обеспокоен за тех, кто в моем дворце. Сердце мое в великом беспокойстве по поводу бедствия, так как в мое время Нил в продолжение семи лет не разливался. Оскудели полевые злаки, не хватает травы, не хватает пищи. Каждый грабит своего ближнего. Люди еле ходят. Дети плачут» (Цит. по ANET, 31 сл.)
В ходе исследования гробниц открыто захоронение губернатора города Эль-Кабе, некоего «Баба» (имя аккадское), члена царской гиксосской династии (99.с 400). На стенах этой гробницы была обнаружена следующая надпись от лица губернатора: «Я собрал пшеницу, будучи другом бога урожая. И когда наступил голод, продолжавшийся многие годы, я раздавал пшеницу жителям города во все годы голода» (Г.Бругш. Египет под фараонами. Спб,1880). Профессор Бругш, открывший надпись, в результате проведенных изысканий пришёл к выводу о прямой связи известий, содержащихся в тексте надписи сановника Бабы и событий, описанных в истории Иосифа.
Супругу Иосифа звали (вероятно, как следствие ассимиляции) «Асен-Нейт» (Асенефа),- "Принадлежащая (богине) Нейт" («Устрашающая», богиня-воительница; центр поклонения в городе Саисе, Дельта Нила). Примечательно, что наименование «Асенефа» содержит слово «асен», включающееся в имена фараонов XII династии (Усертасен), на время правления которых приходится Первая (мирная) волна гиксосов. Это может указывать на период пребывания в Египте семьи Иосифа. В частности, египтолог Чарльз Элинг высказал предположение о том, что прибытие Иосифа в Египет следует отнести к более раннему времени (между 2000-1700 гг. до н. э.), нежели гиксосское завоевание (Вторая волна гиксосов). По «длинной» хронологии определения Библейских дат Сыны Израиля вошли в Египет в 2014 г. до н.э. (Э. Райт).
Это близко времени появления в Южном Причерноморье дружин скифов Плина и Сколопита.
Иосиф Флавий, ссылаясь на Манефона, отождествляет гиксосов (царей-пастухов) с семействами библейских патриархов: "...так называемые пастухи, они же наши предки"(44.с130); или "великое множество наших предков пришло в Египет и покорило местное население... некоторое время спустя они покинули страну" (44.с143). Из памяти народной не изгладилось, что "И жил Израиль в земле Египетской, в земле Гешем (в египетских текстах земля Гешем не фигурирует), и владели они ею" (Быт.47.27); а находилось это "владение... в лучшей части земли (в Дельте Нила), в земле Раамсес (т.е. Аварис и прилежащие территории, ныне Вади-Тумилат)" (Быт.47.11). "Сыны же Израиля... укрепились (там) весьма и весьма... И наполнилась ими страна... И стал он там народом великим" (Исх.1.7). "И сказал (фараон) народу своему: вот народ сынов Израилевых многочисленнее и сильнее нас" (Явный намёк на некое поражение египтян от предков древних евреев).
Помимо сказаний Ветхого Завета об Исходе, существовали рассказы позднего времени, возникшие в Египте (Манефон, Лисимах и др. авторы), сближавшие евреев с гиксосами, "прокажёнными", и еретиками,- поклонниками бога Атона (учения Эхнатона). В версии Манефона о господстве гиксосов и их "исходе", как было подмечено уже жителями древней Александрии (45.с19), много черт сходства с библейским повествованием о пребывании евреев в Египте. При Птолемеях в Египте проживало очень много евреев (в Александрии из пяти районов города - три были еврейскими), часто остро конфликтующих с местными греками, и потому, как полагает ряд историков, Исход евреев из Египта был отождествлён с изгнанием из страны ненавистных поработителей-гиксосов и прокаженных.
По Михаилу Зильберману, безусловно, эпоха гиксосов нашла отражение в Танахе (Ветхом Завете), что знатоков скифской истории и скифства неизбежно заставляет вспомнить о царе Танае.. В памяти народной деяния той богатой превратностями поры пребывания предков евреев в Египте по прошествии веков несколько затуманились, переплелись, наложились на события времён Исхода Моисея и на пору "сирийца Ирсу"; но, тем не менее, поддаются опознанию и прочтению, хотя и до сих пор отождествление "колен" Израилевых с каким-либо из племён гиксосов, захвативших Египет, считается проблематичным..К началу Главы 1   К оглавлению книги

М.Зильберман даже говорит о «пятой колонне» гиксосов в Египте эпохи Среднего царства.
По версии, которую он поддерживает, племёна семитов (протоаккадцы, а позднее и амореи), мигрировавшие в VI-IV тыс. до н.э. с Аравийского полуострова и районов Красного моря в Ханаан и далее в Месопотамию, попутно оседали в Нильской долине и в районе Дельты.
Достоверно установлено, что древние египтяне, как народность, язык которой относился к семито-хамитской группе афразийских языков,- сформировались в этнос в процессе смешения различных племён Северо-Восточной Африки, среди которых числились и «некоторые племена, жившие впоследствии в Передней Азии» (54.), т.е. семиты (94.).
Первую волну семитов, прокатившуюся по древним землям Египта и Ханаана и в конечном итоге достигшую Нижней Месопотамии, многие исследователи (2.;95.;97) связывают с миграцией аккадских племён с Аравийского полуострова через перешеек Красного моря. Название этого перешейка «Та-Нетер», («Место, земля (- «Та») богов», егип.) породило гипотезу о том, что этим путём пришли в Египет и Великие боги (98.с40). Прибыли божества, по преданию, из страны Та-Ур («Древняя земля», но возможно, «Земля света»). Предположение о том, что древнейшие египетские боги пришли из библейских, архаичных земель "Шем", подтверждается и тем фактом (98.), что наименования этих богов - семитического (аккадского либо протодравидийского (тождество между словами "Шем" и «Шумер» доказано, как полагает профессор Крамер)) происхождения. Так, имя "Птах" (за редким исключением, древнеегипетские имена и слова передаются на современных языках в чисто условной огласовке, с ударением на предпоследнем слоге) буквально не переводится (не имеет никакого смысла (98.с40)), однако, в языках семитической группы оно означает: «Тот, кто делал вещи, вырезая и открывая» (как натуфийский Хусар, идентифицируемый с Птахом; возможно, у этих божеств единый прототип). Но стоит помнить о созвучных ашуйских именах, отраженных ранними надписями Библа.
Имя "Ра" также буквально не переводится; поэтому, по ассоциации образа бога Ра с ярким небесным телом, светилом (солнцем), было принято, что термин "Ра" означает "яркий" (возможно, однокоренные и близкие по смыслу слова "Ра" и "Ур" ("свет, свечение, светило") происходят от общего натуфийского "предка"). Почти достоверно известно, что одно из прозвищ великого Ра - "Тем", в семитических языках имело сопутствующее значение "полный, чистый" (характеристики солнечного свечения). Заметим, что и бог Тот, упоминаемый во времена I династии, считался выходцем из «чужих» земель.  Напоминания, что Ра – античное название Волги, что «тот» (свет) – у россиян – загробный мир, у М.Зильбермана нет.
В архаичные времена ханаанеи заселяли северо-восточную окраину Египта (48.с198). Берега озера Мензала, многие города Дельты Нила, окрестности библейских Раамсес и Пи-Том (Пифом), как полагает Г. Бругш, были вообще первоначально заселены семитоязычным населением. Уже в период халколита (IV-III тыс. до н.э.) в Дельте Нила процветала культура Буто-Маади совершенно идентичная культуре Беер-Шевы того же периода.
Если скифы доказали – по позднеантичной римской версии, - свою большую цивилизационную древность египтянам, какие-то северяне (по облику) неизбежно участвовали и в раннем развитии Египта. По христианской версии «скифства», поддерживали скифов Фалек и Рагав с родичами.
На раннее (задолго до гиксосского нашествия) присутствие семитоязычного населения в Египте, на их оседлую, полноценную жизнь в долине Нила, указывают и найденные в гробницах Древнего царства (2686-2181 гг. до н.э.) памятники и папирусные свитки (48.с190). В районе озера Мензала большое количество городов, селений и каналов некогда (ещё при V1 династии), несомненно, назывались семитическими именами. На восточной стороне озера, в пределах Сетроисского нома, лежал город-крепось Мигдал, хан. (Самут, егип.). На Канопийском рукаве восточной части Дельты находился город Карбан ("Курбан"- "жертва"), впервые упоминаемый в Большом папирусе Харриса (не исключено, что этот город построили гиксосы). Вблизи города Мендеса (или в самом городе) была "крепость Ацаба" ("Оцеб, Ацаб, Етсеб "- "идол", хан., ивр.; (Ис.48.5; Иер.22.28)). В одном из текстов эпохи Мернептаха упомянут город Пи-Байлос ("Балос" - "тутовое дерево", ивр.), вблизи которого некие воды назывались "Шакана" ("Шакан" - "поселяться, жить, поселение"). В западной части Атрибсского нома, внутри Дельты, находился город «Каhани», название которого фонетически близко ханаанейскому термину "коhен" (жрец), (48.с199). В районе Дельты даже отмечен город с наименованием "Баал-Цафон". Город «Асирот» (перед пустыней Фаран) упоминается при описании Исхода в Книге Чисел (13.1; 33.17), (возможно эти два города построены гиксосами).
О Танисе, предположительно существовавшем уже в эпоху V1 династии (картуш фараона Пепи (II), (48.с125); раскопки Монтэ), в египетских надписях упоминается как о городе с иноземным населением - "народами передней земли востока". Результаты раскопок Таниса показали (63.с230), что древние оборонительные стены этого города были возведены по правилам строительной техники, принятым в Ханаане. В рукописях упоминаются также и семитические названия озёр и протоков, лежащих вблизи Таниса (Цара): Нахал, Ша(а)на(у) и т.п..
Да, но население Ханаана было тоже полиэтничным, а хазары в средние века относили русских к «ханаанцам» (себя от ханаанцев отличали).
Знаменитый Танис (Це-Ан, егип., Цоан, "построенный семью годами позже Хеврона", (Чис.13.23))- главный город четырнадцатого, Танисского, нома (наименование (обозначение) города часто фигурировало в текстах и как название нома). Это название («Танис») впервые зафиксировано в папирусе «Путешествие Унамона» (относится XI в. до н. э. и его событиям). Город носил и другое имя: "Цар(у)" ("цар", ивр., но возможно, акк.,- "узкий; враг (угнетатель); осаждать"). Заметим, что приход в поселение Цоан (Цар) какого-либо аккадоязычного рода из племени "Авраам" ("народа передней земли востока") через "семь лет" после их обоснования в Хевроне (покупка, застройка и переименование Авраамом земель поселения Кириат-Арбе в Хеврон), весьма вероятен: "На поле Цоан" жили Иосиф и его народ (Пс.77.12, 43).
Цар – полностью соответствует северному «царь» (правитель), неоднократно подтвержденному эпосом.
В эпоху гиксосов в Танисе (Цоане) было принято не египетское, но гиксосское летоисчисление, что может указывать на состав населения города той поры.
К востоку от Танисского нома, на песчаных берегах Пелузийского рукава, лежал восьмой, Илиопольский, ном, обозначенный в древнеегипетских текстах, как "оконечность востока (Египта)", с главным городом Пи-Том (ветхозаветный Пифом). М.Зильберман допускает, что, видимо (98.с42), подневольные египетские евреи строили ветхозаветный город Пи-Том ("Пи-Тем"- Город (бога) Тема - т.е. Ра) во славу бога Ра. Но Пифия – у греков жрица-прорицательница. И здесь вполне могли селиться соответствующие полиэтничные жрецы – служители Ра.
Расположение Пи-Тома на местности часто описывается в текстах, как его нахождение "при входе (с) востока", из пустыни. Близ города Пи-Том протекал канал с семитическим названием "Хар(о)ма" ("прорыв; прокоп"). Город стоял у озера в центре местности "Сукка, Суккот" ("Сукка, ивр.,- "шалаш, палатка или, собирательно,- лагерь"), название которой, по мнению Г.Бругша (48.с129), тождественно наименованию «Сукхоф (Сокхот)», упоминаемому в Книге Исхода.  Стоит бы напомнить русское «сухо, сухой» - осушенное место, удобное для поселения. Понятно, есть любопытные аналоги и в других ностратических языках.
Начиная с 1966 г., исследованиями города Раамсес (городище Телль эд-Дабба в Дельте Нила (ок.100 км к северо-востоку от Каира)) занимался австрийский археолог Манфред Биетак. Рядом с первоначальным городским поселением учёный обнаружил одну небольшую усадьбу (10х12 м) эпохи XII-XIV династий, планировка которой соответствовала планировке жилых палестинских домов II тыс. до н.э. (20% найденной в усадьбе керамики - аналогии палестинской, эпохи Средней Бронзы). Находившийся неподалеку могильник содержал погребения выходцев из Ханаана - почти в половине мужских погребений найдено оружие распространенных в Ханаане типов (бронзовые наконечники копий, боевые топоры, кинжалы). И этим бронзовым орудиям легко находятся северные аналоги.
Примерно в 80 м от «усадьбы» обнаружена гробница, принадлежавшая какому-то высокопоставленному чиновнику азиатского происхождения. В гробнице сохранились обломки крупной, в полтора человеческих роста, известняковой статуи, изображавшей желтокожего азиата с типичной для жителей Ханаана (согласно представлений египтян того времени), грибовидной прической. Статуя, на обломке плеча которой стоял знак - «чужезе-мец», явно была разбита преднамеренно (Bietak1996,S.21), т.е. непосредственно после изгнания гиксосов.
Царский город «Раамсес» («Пи-Рамсес - Город Раамсеса» или «Пер-Рамсес - Дом Раамсеса»), получивший это свое имя при Рамсесе II, был основан гораздо раньше, в эпоху Среднего царства. Первоначальное наименование города - «Ровати» («Врата Двух Дорог»),- в древности мимо него проходил Пелузийский рукав Нила, что давало ему выход к Средиземному морю; а также через город шла и знаменитая «Дорога Гора», ведущая в Ханаан.
Отрыта стела (так называемая "Стела Четырехсот лет эры Сетха"), сооруженная при Рамсесе II в память о 400-летней годовщине не столько переименования Ровати в «Аварис» в связи с перенесением туда столицы (резиденции гиксосских фараонов) из Мемфиса, сколько учреждения ими культа бога Сетха, родового бога номархов Рамессидов, в качестве главного государственного божества.
Восторженное описание резиденции Раамсеса сохранилось в папирусах Анастаси II и Анастаси IV. В обоих папирусах говорится, что западная часть Пи-Рамсеса представляет собой - "поместье Амона", а южная - "поместье Сетха" (Анастаси II,1,4; Анастаси IV,6,4); восточная же часть города была отдана богине Астарте-Анат.
Если возведение стелы относить к 1320-1300 гг. до н.э., то перенос резиденции и акт переименования города реализованы в 1720-1700 гг. до н.э., вероятно, фараонами Апопи I либо Апопи II.
По сообщению Манефона, Аварис построен первым гиксосским царем Салитисом (первым фараоном XV династии, правление которого относят на 1680-1642 гг. до н.э. либо на 1630-1615 гг. до н.э. (по Franke)). Однако, согласно Папирусу Салье I (из числа «школьных», датируется первым годом правления Мернептаха) именно «царь Апопи (тронное имя "Ра-аа-аб-тауи",- по Манефону четвёртый царь гиксосов, т.е. тогда это - Апопи II, четвёртый фараон XIV династии)... построил (в Аварисе) ему (богу Сетху) храм». Следовательно, он и перенёс столицу, поскольку строительство храма (дома бога) - первоочередная необходимость для правителя.
Раскопки Австрийского Института (М. Биетак) на территории Телль эд-Даба, опровергли гипотезу Монтэ, декларирующую, что Танис - это Пи-Раамсес (или Пер-Раамсес - «Дом Рамсеса»), заложенный Рамсесом II на месте Авариса, столицы гиксосов.
Ветхий Завет (Быт.47.11) повествует о событиях тех «давно минувших лет»: «И поселил Иосиф отца своего и братьев своих, и дал им владение в земле Египетской, в лучшей части земли, в земле Раамсес». Таким образом, в Ровати и его окрестностях расселялось много разных родов хаабиру, прибывающих из Ханаана по основной магистрали - «Дороге Гора». Следы пребывания сиро-палестинцев в Ровати прослеживаются (М. Биетак,- «усадьба Иосифа»), начиная с XII династии. Перенос фараоном-гиксосом своей резиденции (как показывают прецеденты, предпринятый им в целях личной безопасности) в захудалый, провинциальный городок Ровати, его выбор,- может указывать на принадлежность этого царя (Апопи I или Салитиса) к одному из племён «черноголовых».
В конце ХХ века, в пустыне к западу от Нила (Вади эль-Хол), у древней дороги, пролегавшей между Фивами и Абидосом, найдены древнейшие семитские надписи, выполненные алфавитным письмом. Это граффити, высеченные на скалах, предварительно датируют 1900-1800 гг. до н.э. Предполагается, что их оставили выходцы из Сиро-Палестинского региона, перебравшиеся в Египет в эпоху Среднего царства (судя по типу письма, финикийцы).  Хотя подобное наскальное всегда условно датируется и при единичности вызывает подозрения. Ныне слишком много фальсификаций в борьбе за первенство по изобретению алфавитной письменности.
Возможно, в XV1 и XV вв. до н.э. (а, возможно, и ранее) на территории между Нилом и Красным морем (прибл. 30 параллель) обитали и бедуины (семиты-кочевники), (48.с308).  Но это уже не гиксосы.
Самое раннее упоминание «шасу»,- ещё одной группы племён семитов-кочевников, исходит из материалов погребального комплекса последнего фараона V династии Унаса: на блоке со сценой поражения азиата (в бою с египтянами) частично сохранилась надпись «sw» (Weippert,Op.cit.,p269). Вторым возможным упоминанием шасу являются «sw-sw» текстов проклятий (Е-57.Giveon R.Les bedouins Shosou des documents Egyptians, Leiden,Brill.1971).
Не забыты шасу и в эпоху Нового царства (Giveon,op.cit.,D.3). Ещё сын Яхмоса I фараон Аменхотеп I воевал (94.) с "амеу-кехак", возможно, с одним из племён шасу. В анналах Мемфисской стелы Амен-хотепа II (28.с45), в списке пленных (седьмой и девятый года правления фараона; кампании в Сирии и Северной Палестине), наряду с ханаанеями, хурритами, аперу (хаабиру) и нухашейцами названы и 15200 шасу. На рельефах фараона Сети I, где представлено классическое изображение шасу, последние упомянуты как население района между Силе и «Pз Kncn» (ibid.,D.11), обычно идентифицируемого с Газой (Кацату), и гор Хурру (в Эдоме). Кочевники-шасу из Эдома (48.с158) ещё при Сети1 (1304-1290 гг. до н.э.) считали своей собственностью часть Дельты от окрестностей Цоана (Таниса) на восток, и всю землю вплоть до "горного города Канаана" (лежащего в Вади-Араб, на юг от Мёртвого моря). Царь Сети I взял приступом крепость Канаан, выдворил шасу из Египта и принудил их перекочевать в пустыню Негев. Жили шасу и в Мадиаме (Питчу, егип.).
Г.Бругш полагает (48.с441), что все семитские кочевые племена, живущие в Аравии, в Эдоме и на юге Палестины, известны были в Египте под общим (египетским) названием - "шас(у)" ("сас(у), сос(у), шаз(у)"). Однако знатоки скифской истории будут при этом постоянно вспоминать саков – восточных скифов, близких по языку преимущественно тюркам.
В настоящее время для наименования «шасу» предложены две этимологии (А. Васильев. Шасу Новоегипетских источников и ранняя история Израиля): египетская - от глагола «шас»- «скитаться; и семитская - от «шаса» - «грабить» или «шосэ» - «грабитель».
Да и скиф (скит) – скиталец. Шаса вновь тяготеет к саки – восточные скифы, близкие тюркам.
Племена шасу - не амалекитяне, как иногда считается (Немировский,1996,11; Васильев,1998,13-16). Амалек, родоначальник амалекитян, - внук Исава, потомок Авраама, «черноголовых», объявившихся в Египте при XII династии, а присутствие семитов-шасу в приграничных районах Египта отмечено уже, по меньшей мере, при V династии (Возможно, шасу в Постгиксосский период рассеяния ассимилировались с какими-либо племенами хаабиру).
Иногда в египетских храмовых списках номов Танисский ном назывался "Та-Мацор" («Укреплённая (корень слова "мцр") земля» или «Место укрепления»). От этого ("мцр") наименования, полагает Генрих Бругш (48.с186), и произошло ветхозаветное обозначение Египта - "Мицраим" ("Укрепления").
Существует предположение о семитическом (аккадском) происхождении этого названия (воспринятого в Египте). «В аккадском языке «misru» означает «граница», «страна, граничная территория»; «mas-sartu» - «охрана границы», «сторожевой пост». Но и в индоевропейском это - межа, марка.
Это слово также связывают с корнем «;;;» ("мцр")- «охранять», ср. «;;;; (мельцар)» - «страж», или «massaru - mansaru - mussuru» - «защищать границу» (М.Носоновский. «Мицраим: семитское название Египта», Бостон). И тогда перевод "Мицраим" можно интерпретировать и как «Сторожевые (пропускные) посты» (укрепления) при входе на земли Танисского нома Египта (а его прототип «Та-Мацор» - «Место (Та) укреплённого (контрольнопропускного) поста»).
В легендах об Аврааме Египет (в эпоху первой волны гиксосов, когда хаибири униженно просили египтян пустить их "пожить" в Дельте Нила), судя по стихам Псалма (87.4): «Раав (";;;"), (Египте, как указано на параллельной странице официального перевода Танаха) и Бабель (Вавилонии), знающим меня", - обозначался "черноголовыми" как "Раав, Раhав", но не как "Мицраим" (вероятно, так в ту пору обозначался только Танисский ном, а не вся страна).
Помимо Левиафана, Великого Дракона и Бегемота в древнееврейской мифлогии фигурирует ещё одно чудовище,- змей "Раhав". "Ещё прежде Творения (99. с62) морской (бог, демон) царь "Раhав" восстал против (воли) Господа", повелевшего ему: "Открой рот... и проглоти (первозданные) земные воды!". Ослушник, заявивший: (отстань и) "оставь меня в покое", был сурово наказан Богом (побит и утоплен). Одно из названий Раhава - "Небесный царь Египта"; он "поддерживал египтян" в их конфликте с сынами Израиля, умоляя Бога не губить армию фараона в Красном море: "Пожалей египтян",- взывал он. Слова на иврите, фонетически близкие наименованию "Раhав" («;;; (раhав)» - "чванливый, надменный"; ";;;; (раава)" - "презрение"), характеризуют древнееврейское, добиблейское, отношение к этому враждебному Богу существу (а равно, и к Египту).
Ононим Рахав созвучен Рагаву, который вместе с Фалеком маркерует появление скифства и участие «нарцев еже суть словен» в строительстве Вавилонской башни.
В одном древнеиндийском мифе повествуется о том, что с тех пор, как бог Вишну отсёк демону Раhу бессмертную голову, последняя остаётся на небе и, питая ненависть к Солнцу, из-за разоблачений которого Раhу и лишился тела, вечно его преследует и время от времени хватает своей пастью, хотя и проглотить его без тела не в состоянии (затмение). Хвост Раhу порой появляется на небе в виде кометы (100.).
Образы Раhу, нападающего на Солнце, и Раhава, связанного с заглатыванием вод и противодействующего Всевышнему, в совокупности дополняют друг друга и (как единый образ) близки мифопоэтической роли египетского змея Апопа, регулярно заглатывающего в борьбе со Всевышним египтян, солнечным богом Ра, воды небесного Нила, по которому плывёт его барка. Можно предположить, что Раhу (Раhав) и Апоп имели единый натуфийский прообраз. Прототипом ветхозаветного Раhава (а равно и его имени), вероятно, послужил древнеиндийский дракон Раhу, этиологический миф о котором был усвоен "черноголовыми" в глубокой древности при контактах с протодравидийским населением Месопотами.
B Книге Иудифь (1.5,12-16) рассказано следующее: «В те дни царь Навуходоносор предпринял войну против царя Арфаксада (Артаксеркса) на великой равнине, которая в пределах Рагава... Навуходоносор... овладел городами его (Арфаксада), дошел до Екбатан... А Арфаксада схватил на горах Рагава и... в тот же день погубил его... Потом пошел назад со своими (войсками) в Ниневию».
Очевидно, что страна «Рагав, Раhав», о которой говорится в тексте,- дравидийский Элам («дошел до Екбатаны»), издревле враждебный Шумеру и Аккаду, «проглотивший» (взявший в плен) последнего царя «черноголовых» (династии Третьей империи Ура), разрушивший Ур. По-видимому, за тысячелетия забылось многое из того зла, которое причинил отцам Авраама Элам («Раhав»), но память о его враждебности к евреям, о сугубо негативной окраске наименования «Элам» сохранилась: в одном из пророчеств (Ис.22.6) говорится, что эламиты будут участвовать в штурме Иерусалима; этим именем («Раhав») названа в Танахе иерихонская блудница, предавшая свой народ («презренная»), и им же был заклеймён «чванливый» Египет. Господь Бог воздаст эламитам по делам их: Элам будет подвергаться нашествию со всех концов земли, а сами эламиты рассеяны среди многих народов (Иер.49.36).
Связи Рагава с сюжетами истории Скифии данные семитологи не знают.
http://www.proza.ru/2009/05/28/262
Общепринятое название страны - "Египет", перешло к грекам от финикийцев (94.с65), называвших город Мемфис - "Хикупта" («Хат-Ка-Пта», егип.- «Храм (дом) души Ка (бога) Пта(ха)»). Отметим и такие популярные древнеегипетские наименования страны как "Чёрная земля" ("Та-Кимет") и «Та-Мер(а) - «Земля наводнений».
Среднее царство Египта, воссозданное на развалинах Древнего в самом конце III тыс. до н.э. фиванскими правителями Х1 династии, было значительно упрочено восемью фараонами следующей Х11 династии, двухсотлетнее правление которых явилось временем бурного расцвета и быстрого упадка государственности (2.с258). М.Зильберман приведит перечень фараонов Х11 династии, куда попадают и праобразы ходившего на Скифию Сесостриса.
1. Аменемхет I (2000-1970 гг. до н.э.)
2. Сенусерт I (1970-1955 гг. до н.э.)
3. Аменемхет II (1955-1896 гг. до н.э.)
4. Сенусерт II (1896-1884 гг. до н.э.)
5. Сенусерт III (1884-1849 гг. до н.э.)
6. Аменемхет III (1849-1801 гг. до н.э.)
7. Аменемхет IV (1801-1792 гг. до н.э.)
8. Царица Нефрусебек (1792-1785 гг. до н.э.)
Как по богатству внутри страны, так и по внешнему могуществу Египет периода Х11 династии (94.с223) был в блестящем состоянии, пик которого пришёлся на время правления фараона Сенусерта III.
Многочисленные победоносные походы Сенусерта III в Нубию и Эфиопию (Куш) должны были обеспечить стране приток золота и чёрнокожих рабов. В Рутену (Северный Ханаан) фараон совершил лишь один поход (2.с268), судя по хвалебной надписи,- грандиозный, хотя об итогах компании источник говорит достаточно неясно (54.с130). Иногда этот поход и продлевают до Скифии и Кавказа.
Во времена Первого переходного периода, и даже при сильных царях Х11 династии, местным, номовым, правителям удавалось успешно отстаивать независимость своих позиций в государстве. Насколько велика была эта самостоятельность номархов указывает то, что они иногда вели летоисчисление по годам собственного правления. Номарх возглавлял культ местного верховного божества (в качестве главного жреца), а в своей титулатуре называл себя, подобно фараону, сыном этого божества. Номархи обладали собственными воинскими силами (армией), часто весьма значительными, и нередко враждовали: на фреске периода правления Сенусерта III запечатлён такой междоусобный (вооружённый) конфликт между номами (54.с132).
В эпоху Х11 династии отряды азиатов-воинов (63.с231) поступали (нанимались) на службу к номархам Нижнего Египта, образуя основу их военной силы. Один из папирусов Среднего царства упоминает некоего Беби (или Баба,- «черноголового») "командира азиатов" - военачальника, командовавшего контингентом наемников, прибывших из Ханаана (вероятно,- один из типичных отрядов хаабиру, сделавших войну своим ремеслом). Обнаружен скарабей конца Среднего царства, согласно надписи на котором его владелец, военачальник-египтянин Усерхет, командовал отрядом из 120 азиатов (Н.Stock). Вожди таких отрядов получали от номархов в управление даже целые области.
Ононим Беби (Бабай) явно нельзя признать однозначно семитским. Азиаты для Египтян – это все переселенцы с северо-востока, где дальними землями оказываются и земли нынешней России, ее соседей, включая Украину, республики Кавказа, Казахстан, Среднюю Азию…
Власть правителей номов сделалась наследственной, а фараон лишь формально назначал нового номарха, переставшего быть простым исполнителем воли центральной администрации, как это было при могущественных царях Древнего царства. В условиях, когда фараону Среднего царства приходилось делить власть в стране с номархами, неудивительно, что в течение всей эпохи правления царей Х11 династии, в Египте не угасала подспудная борьба за царский трон, сопровождающаяся дворцовыми интригами, заговорами и убийствами.
Царствование Аменемхета III ярко выделяется на фоне правления других фараонов Х11 династии. При Аменемхете III Египет вообще не участвовал в войнах в течение полувека. Этому фараону, единственному в династии, удалось централизовать руководство страной и лишить номархов возможности оказывать неповиновение царской власти. В истории Египта Аменемхет III запомнился как построенными им многочисленными сооружениями (например, замечательный храм всех богов "Лабиринт"), так и крупномасштабными ирригационными мероприятиями (например, на одном из озёр была построена плотина). Характерно, что в своей деятельности фараон опирался не на старую, номовую знать, а на простых служивых людей. О настроениях представителей служилой знати можно составить представление со слов начальника казны при Аменемхете III:
«Даёт он (фараон) пищу тем, кто в сопровождении его, питает он следующего по пути его; пища - это царь, избыток - это уста его».
В начальный период истории Среднего царства пленников-азиатов в Египте было совсем немного. В одном деловом документе времён Х11 династии говорится: "Я передал ей рабов из племени Аму (азиатов-семитов) четыре головы" (63.с224). В Бруклинском музее хранится папирус периода Среднего царства, в котором перечисляется несколько рабов с семитскими именами (Шифра, Пуа, Менахем). В папирусе конца Среднего царства приведён список, включающий 77 рабов, происхождение которых указано. Среди этих рабов названо 48 азиатских имен (W.С. Науеs. A papyrus of the late Middle Kingdom in the Brooklyn Museum, 1955.).
Очевидно, что первоначальное проникновение, просачивание, в Дельту Нила чужеземцев-апиру, беженцев из Месопотамии, просителей о крове и приюте, было мирным и осуществлялось на основе традиции и порядков, принятых египетской администрацией при выдаче разрешений на вход азиатов в страну.
И сказали они (хаибири) фараону: пожить в этой земле пришли мы... Позволь... поселиться в земле Гошен (Гешем)" (Быт.47.4).
Тот факт (48.с159), что египтяне всегда пропускали в свою страну азиатов-семитов и позволяли им временно или постоянно жить в ней (не столько из милосердия, сколько нуждаясь в рабочей силе и продуктах скотоводства), не подлежит сомнению. Так, при фараоне Хоремхебе (ок.1320 г. до н.э.) в Египет впустили некое семитское племя азиатов (94.с317), когда "в их стране был голод", и они "не знали, как прожить". При фараоне Мернептахе (ок.1240 г. до н.э.) аравийским кочевникам-шасу позволили войти в Египет (48.).
Только ли семитами были эти азиаты – вопрос спорный.
На знаменитой картине гробницы Хнумхотепа в Бени-Гассан изображено семитское племя (род или семья из 37 человек), которое во время правления Сенусерта II со всем своим имуществом перебирается в один из районов Египта (48 с158).
Правда, однозначно трактовать это как чистых семитов сложно.
http://artclassic.edu.ru/catalog.asp?cat_ob_no=14684&pg=2
гробницы Хнумхотепа и др.

"В шестой год (правления фараона) Усертасена II (Сенусерта II) дан был ответ по поводу амеу (азиатов)", прибывших на пограничный контрольно-пропускной пункт («Та-Мацор»). На картине изображены египетские чиновник и писец. Позади чиновника помещён глава чужеземцев "князь («хека хасут») земли (азиатов по имени) Абиша". Семиты с почтением приближаются к чиновнику и подводят ему в подарок козла и козу (из той породы, которая и теперь водится в скалистых горах Синайского полуострова).
Позади главы племени расположена группа бородатых мужчин (с аккуратной красивой («сирийской») причёской и короткими, подстриженными (не острыми) бородками). Пришельцы вооружены копьями, лукам (луки сложные,- констатировал Олбрайт,- составные, или клееные; такие луки из рога, дерева и жил были изобретены в Месопотамии при Саргоне Древнем (по иным сведениям - хурритами)) и ханаанскими «топорами», известными под названием "утиный клюв" (патолого-анатомы установили, что от удара такого топора погиб Секеннера III, первым восставший против владычества гиксосов).
Трактовка спорного в пользу своих версий – понятно – характерна не только семитологам.
На раскрашенных плоских рельефах египтян «выходцы из Передней Азии» (2.с146) обычно показаны как люди «высокие, со смуглой желтоватой кожей, выпуклым носом и обильной растительностью на лице, с неизменными характерными бородками» (явно не хурриты-индоевропейцы). Индоевропейцы не загорали и упорно брились ?!
На картине Бени-Гассана как некоторые мужчины, так и все женщины одеты в шерстяные "туники" из цветной ткани, которые закреплялись на левом плече (правое оставалось обнажённым). У нескольких мужчин одежда из белой ткани или только пёстротканные юбки с бахромой. "Туники" мужчин доходили до колен, а у женщин - почти до лодыжек. Мужчины изображены в сандалиях, а женщины - в низкой кожаной обуви из цельного куска (бедуинская обувь). На голове каждой из женщин ленточка (головная повязка), закрепляющая распущенные волосы.
На цветной фреске в гробнице одного из Фиванских вельмож (современника Тутанхамона) изображены князья из Верхнего Рутену, приносящие фараону дары (48.с334). Они краснокожи (со смуглой красноватой кожей), одеты в богатое, разноцветное платье, их чёрные волосы тщательно убраны в локоны (потомки гиксосов).
На картине Бени-Гассана мигранты с детьми, при них и ослы, навьюченные пожитками, среди которых меха для плавильных горнов (104.с163). Один из пришельцев в ожидании играет на струнном инструменте (лире, возможно).
Переселенцы, как отмечено в надписи, прибыли из Шуту, Центральное Заиорданье, везут с собой stibium (чёрный пигмент) и просятся в один из номов Среднего Египта (к северу от Эль-Амарны). Вероятно, эти азиаты, тщательно готовясь к переговорам и осмотру на контрольно-пропускном пункте, дабы не раздражать египтян своим видом, оделись в нарядные (праздничные) одежды бедуинов Синайского полуострова, знакомые египтянам, и, выяснив пристрастие, купили коз в подарок египетскому чиновнику.

Обратив внимание на северян той поры, выходивших на юг (кути, хетты, хурриты, каски и др.), семитологи неизбежно поймут – полиэтничные жители Шуту одеты по полиэтничной моде данного региона.
Изображённое племя (землячество, община: П.З.) - не скотоводы (если судить по породе поднесённых коз, да и просятся они не в район Дельты), но войны, металлурги и музыканты,- сочетание, очевидно (104.с163), не случайное, но связанное с определённой традицией, которую В.Олбрайт соотносит с отразившим её текстом Книги Бытия (4.19-21): «И взял себе Лемех две жены; имя одной: Ада, и имя второй: Цилла. Ада родила Иавала: он был отец живущих в шатрах со стадами. Имя брату его Иувал: он был отец всех играющих на гуслях (лире) и свирели. Цилла также родила Тувалкаина, который был ковачом всех орудий из меди и железа».
Да, но это потомство Каина из страны Нод (Дон).
Северные истоки этого потомства явно проигнорировапны.

Племена хаабири эпохи "первой волны" (2023-2003 гг. до н.э.) мигрировали из Месопотамии на северо-запад и расселились в районах Дамаска, Катны, Угарита, Алалаха, Кархемиша, Халеба и Эблы (вероятно, к этой поре и восходит традиция наименования племён древних евреев "палестинскими сирийцами", дошедшая до Геродота (2.104)). Оттуда, с севера, а также следуя из Месопотамии древними торговыми путями через Сирийско-Месопотамскую степь, «черноголовые» заселяли Ханаан и двигались по направлению к Египту. В частности, (как предполагается, см. Кн.I), племена "Лот" и "Авраам" уже находились в Заиорданье и районе Мёртвого моря в начале ХХ до н.э. (ок.2000 г. до н.э. вокруг Иерихона были возведены укрепления гиксосского типа).
Версия принимается.
Но тогда стоит вспомнить легендарного ассирийского царя Нина (Панина, Пания), который прекратил господство скифов хотя бы в Азии за 1300 лет  до основания Рима. И о скором появлении здесь скифских войск Плина и Сколопита.
Согласно апокрифической арамейской версии Книги Бытия, найденной среди свитков Мёртвого моря (70-4.с960), Лот сопровождал Авраама в Египет, где приобрёл положение и богатство. Вероятно, некоторые роды племён "Авраам" и "Лот" прибыли в Египет с "первой волной" гиксосов (ко времени захвата власти азиатами-гиксосами, "Авраам" уже находился в Египте (44.)). Заметим, что первенец Иосифа (род) «Манассия» (см. Кн. I) входил в племя «Авраам».
В ветхозаветной легенде об Иосифе повествуется, что заключённые в тюрьму царские сановники (виночерпий и хлебодар), в компании которых он сидел, подозревались в отравлении предыдущего фараона. При расследовании хлебодар был признан виновным и казнён, а виночерпия выпустили на свободу и восстановили в прежней должности (Быт.40.1-4).
В результате дворцовых интриг, как считается, погибли основатель XII династии Аменемхет I (в 1970 г. до н.э. (97.с39)), перенёсший столицу из Фив в Ит-Тауи, и Аменемхет II. На Аменемхета I было совершено ночное нападение в его собственной опочивальне, быть может, стоившее ему жизни. Фараон Аменемхет II, по Манефону, был убит придворными евнухами. Таким образом, библейская история об Иосифе может указывать на прибытие рода "Иосиф-эл" (либо иного колена) в Египет при одном из убиенных фараонов.
Примечательно, что в развалинах храма в Джерти (совр. Тод), построенного первым фараоном ХI династии Ментухотепом I (2098-2032 гг. до н.э.) и реставрированного в ХХ в. до н.э. было найдено (А.Кобринский. "Решение коренных вопросов современной библеистики") четыре медных ящика, где среди различных предметов находились амулеты и печати типично Месопотамского происхождения. Исследования показали, что эти вещи появились в Египте в царствование фараона Аменемхета II. Не все Месопотамское – однозначно семитское.
Обнаружены статуэтки с текстами проклятий, отнесённых Позенером (107.с 30) к 1800 г. до н.э., в которых, среди теофорных имён, обнаружено одно, содержащее наименование аккадского бога - «Хаддад», что указывает на проклятия в адрес « черноголового», чем-то сильно досадившему соседу-египтянину.
В Ветхом Завете сохранилось воспоминание и об одном кровнородственном древним евреям племени - "кенитах" ("кейни, кайниты, кенеяне"). В царствование Саула были известны "кенитский Негев" и "города кенитов" к югу от Иудеи (1Цар.27. 10; 30.29), позднее вошедшие в её пределы. Жили кениты и в Изреельской долине (во время войны Барака-Деборы с коалицией ханаанеев под командованием Сисары, последнего убивает, движимая чувством национальной солидарности, жена Хебера, главы одного из местных кенитских родов). Судя по тону сообщений Танаха, кениты были уважаемым племенем (Иофор Кенеянин - тесть Моисея (Суд.1.16)). По-видимому, кени(ты), упомянутые в форме "к-н-и" на египетском обелиске времён ХII династии, обнаруженном на Синае (70-4.с224), были одним из первых племён хаабиру, пришедших в Египет (";;" ("кен") акк., ивр.,- "истинный, правильный"). В этот же период кочевало на Синае и в южной части Ханаана племя мадианитян (перепродавших Иосифа в Египет), кровнородственное кенитам (Чис.10.29; Суд.4.11): «Ховав, сын Рагуила,- мадианитянин», а «Хебер Кенеянин отделился (тогда) от Кенеян, сынов Ховава». Имя второго сына Мадиана (отпрыска Авраама) в египетских текстах обозначено, как "Eperu, Apuriu" (99.с271).
На длительное пребывание «черноголовых» на Синае указывает и то, что его гора Умм Шомер ("Мать Шумера" (мать города Ура - столицы империи Третьей династии Ура)) названа (90.с236) по имени жены Сина, владыки Ура,- Нингаль (Никкаль, акк.). Именем богини назван и большой оазис на центральном плато Синая - город Накхаль (другое название города - "Эль-Паран" («паран», ивр.- "дан в придачу")).
Как показали новейшие данные археологии, многие могилы гиксосов очень напоминают захоронения, обнаруживаемые в южной части Палестины. Шло время – обычаи менялись
По сообщениям египетских источников, не только район Дельты, но и Хонт-Та-Шер (Гелиопольской ном), так наз. "Красная земля" ("Та-Шер"),- неорошаемая земля (пустыня) к востоку от Дельты Нила, между Мемфисом и Суэцким каналом, была заселена народом аперу (хаабиру), (48.с20). Ещё во времена Сети I и Рамсеса II племена аперу обитали в "Красной земле".
Судя по тому (Быт.46.31-34), как настоятельно Иосиф советует своим братьям в разговоре с фараоном акцентировать, что они - пастухи, и что у них большие стада: "мелкий и крупный скот свой, и всё, что у них, привели они... чтобы поселили в земле Гешем (в «земле Раамсес» Дельты Нила)"; пришельцам без стад (таким, как на картине Бени-Гассана) египетская администрация отводила для поселения иные места, например, "Красную землю".
Египтяне (согласно надписям) связывали хаабиру с умением разводить лошадей и верховой ездой (48.), навыки в которых, очевидно, были позаимствованы ими у угаритских хурритов. В одном из текстов эпохи Тутмоса III хаабиру упоминаются как конные войны на службе фараона (следовательно, не все гиксосы покинули Египет,- т.е. воинствующая дискриминация гиксосов (по Манефону), не всегда проявлялась). В тексте времени Рамсеса III говорится о 2083 хаабиру, посланцах в Гелиополисе, в следующих выражениях: "Всадники (конные войны),- сыны князей (вождей родов) и благородных марианна (колесничих) из аперу,- люди зависимые (служивые), которые живут на этом месте" (в "Красной земле"), (48.с434). При правлении Рамсеса 1V вновь упомянуты 800 хаабиру, живущих не западном берегу Красного моря (в местность Аини, вблизи нынешнего Суэца), как народ пришлый и чуждый Египту.
В надписях периода Тутмоса III (ок.1490 г. до н. э.) неоднократно говорится об облагаемом данью городе в стране Куш (побережье Нила; ок. 22,5 градусов северной широты) под интригующим названием «Ибрим» (48.с266).
Будучи на подъёме, Египет остро нуждался в рабочей силе, и (2.с265) "с середины эпохи Х11 династии (после 1900 г. до н.э.) приток чужеземцев в страну значительно возрос". Египетские документы, упоминая чужеземцев, говорят исключительно об азиатах-семитах (аму).
При Аменемхете III, заметно активизировавшем хозяйственную деятельность в стране, резко возросло число так называемых "царских людей" (тружеников, занятых на общественных работах в царском и государственном хозяйстве), (81. с155). "Царские люди" (по социальному статусу не рабы) не владели землёй и не являлись "вольнонаёмными" работниками. Они несли обязательную царскую трудовую повинность и всецело зависели от администрации фараона. Среди видов царских служб основное место занимали тяжелые строительные, землекопные, в том числе и ирригационные работы; изнуряющий труд в копях и каменоломнях. Царской повинностью являлись также работа гребцов, обслуживающих многочисленный гребной флот фараона, и полив вручную государственных садов и огородов.
Подобно египтянам - «царским людям», иноземцы также регистрировались в центральном ведомстве по учёту и распределению рабочей силы, и использовались для работ не только в государственном и царском, но также в храмовых и личных хозяйствах. К полевым работам чужеземцы (не рабы), как правило, не привлекались
Существует мнение (81.с49), что волна азиатов, обозначенных как гиксосы первой волны, количественно проявилась в Египте уже во времена правления фараона Сенусерта III. Возможно, число «царских» работников пополнялось именно за счёт притока в страну таких иноземцев - мигрантов-"черноголовых" первой волны, поскольку социальное явление "царские люди", практически, совпадает во времени с появлением первых гиксосов в Египте.
Это работает на версию, что он мог привести в Египет и часть скифов.
Согласно мифологии Танаха, в диаспоре, среди сынов Евера-Авраама, нашёлся человек (Иосиф), проявивший себя в Египте как прекрасный организатор, умный и дальновидный хозяйственник, ставший другом и незаменимым помощником, вещим советником фараона-устроителя Аменемхета III. Возможно, этот Иосиф был инициатором и непосредственным руководителем большинства работ фараона. Известен древний (длиной 322 км) канал (91.с241) под названием "Бахр Юсуф" ("Канал Иосифа"), расположенный в 129 км к югу от Каира.
Предполагается, что причисление к институту "царские люди" азиатов из Месопотамии, также учредил этот "черноголовый" вельможа (Иосиф), заинтересованный в привлечении своих соплеменников-хаабиру к трудовой занятости на государственных и царских работах; ибо это делало целесообразным пропуск хабиру в Египет, обеспечивало им стабильное существование и давало пришельцам определённый статус в египетском обществе.
Фараон воздал этому гениальному человеку при жизни и после смерти по заслугам: царь наделил его (Иосифа) неограниченными полномочиями (вручил царскую печать и золотую цепь со своей шеи) и окружил поистине царскими почестями; а после смерти (по сирийской легенде, (44.с97,прим.32))- поместил мумию этого азиата (небывалый случай) в царскую усыпальницу-пирамиду. Еврейская традиция подтверждает легенду: "И набальзамировали его, и положили в ковчег (в мраморный саркофаг по легенде) в Египте" (Быт.50.26). Согласно египетским источникам, сто десять лет жизни Иосифа (Быт.50.22) обычно считались нормальной продолжительностью счастливой, благополучной жизни египтянина.
Археологами в Файюме у Хавара были обнаружены две царские пирамиды (81.с159), принадлежащие Аменемхету III,- случай уникальный, ибо каждый фараон строил себе для погребения только одну усыпальницу (поскольку Аменемхет III выстроил себе пирамиду и в Дахшуре, следовательно, какую-то из пирамид Хавара фараон построил не для себя). Одна из пирамид Хавара (со стороной основания - 100 м и высотой - ок. 58 м) имела вход не с западной стороны, как обычно принято по похоронным канонам египтян, а с южной. В погребальной камере пирамиды, затопленной грунтовыми водами, обнаружено два рядом стоящих саркофага (пирамида разграблена в древности), что также не присуще египетской похоронной практике, но согласуется с обычаями древних евреев: умершая жена должна лежать рядом со своим мужем (например, как в Махпела).
Файюмский оазис, в котором предположительно погребён Иосиф, был превращен при правителях XII династии в главное зернохранилище страны.
Вблизи города Мендес (древний Джедет), под руинами храма эпохи Рамсеса II, была обнаружена большая платформа из необожженного кирпича, датируемая эпохой заката Древнего Царства (XXIII-XX в. до н.э.). Сорокаметровая в ширину платформа была частью какого-то очень крупного сооружения, неоднократно перестраивавшегося на рубеже III и II тысячелетий. Перед сооружением обнаружено захоронение 36 мужчин и женщин, умерших насильственной смертью между 2150 и 1950 гг. до н.э. Такая практика необычна для Древнего Египта, констатировал Дональд Редфорд, один из крупнейших современных египтологов (как и сооружение огромной платформы из необожженного кирпича, типичное при возведении храмов в Древней Месопотамии).
Итак, ко времени начала эпохи гиксосов второй волны (захвативших власть в стране) в Нижнем Египте существовала довольно значительная "пятая колонна": ханаанеи, хаабиру, кочевники-бедуины и шасу.
Этот вывод неплохой. Но нельзя игнорировать участие в этом процессе северян.
К началу Главы 2   К оглавлению книги

В своих победных надписях цари Древнего Египта торжественно сообщали о проведённых ими военных компаниях, - надписи делались на стелах, монументах и стенах храмов с целью символического поднесения божеству результатов похода. Триумфаторы добросовестно перечисляли покорённые ими земли и народы, захваченное имущество и пленных, с конкретным указанием этнической принадлежности последних (тексты фараонов Тутмоса III, Аменхотепа II, Сети I, Рамсеса II и др.).
Для описания географии Ближнего Востока египтяне, естественно, пользовались собственной терминологией.
Итак (48.), от земли Суккот Танисского нома Египта на северо-восток простиралась прибрежная страна Цахи (Цаха), часть которой в последствии была занята филистимлянами. В "земле Цахи" находились: крепость Канаан (Большой папирус Харриса), город-крепость Шаррукен (надпись из гробницы сановника Пенухеба) и город Гацату (Газа). Севернее Цахи лежала "задняя страна" «Хар» (Ахару, ассир.), в которую входила и часть Финикии. Далее к северу находилась земля Верхний Рутену (часть Финикии, горы Кармель и Ливан).
В Нижний Рутену, египтяне ориентировались по направлению течения Нила, вероятно, входили Нухаше, Угарит и Сирия, включая Дамаск. Из надписи Тутанхамона на стеле в Карнакском храме вытекает, что страна Нухаше, в которой росли кедры, находилась на севере Ливана. В перечне же данников Тутмоса III из земли Рутену упомянут царь Сирии (Карнакский текст). Г. Бругш утверждает (48. с203), что путём тщательного сличения различных текстов доказана географическая тождественность обозначений: Сирия и Рутену (видимо, Нижний Рутену).
Судя по одной из египетских надписи (48.с195), гласящей, что жилища народа (земли) Хар, "простирались, начиная от крепости Цар (Танис) даже до Аупа (местность на севере Палестины), египтяне часто обозначали термином "Хар" все ханаанейские земли от Египта до Рутену.
Одно из первых упоминаний египтянами наименований территорий Ханаана относится ко времени правления фараонов ХII династии. Главный герой «Рассказа Синухе(та)» (8.с38-50), опасаясь за свою жизнь, бежал из Египта в Ханаан после смерти царя Аменемхета I (тронное имя «Схетеп-иб-ра» (8.), которое у Бругша (48.с140)- «Сехотеп-аб-ра»), но вернулся обратно при Сенусерте I (тронное имя царя и в «Рассказе», и в работе (48.) совпадает).
Двигаясь на северо-восток, Синухе(т) добрался до границы Египта - до «Стены Правителя, возведённой, чтобы отразить кочевников... кочующих по пескам». Затем, через 6-8 часов ночной ходьбы «достиг я Петен. Остановился я на острове, на «Великом Чёрном озере»... Увидел я кочевников» (Если это - местность «Сукка», то Петен - Пи-Тем). Далее, минуя Библ, Синухе(т) прибыл в Кедем, а затем и в Верхний Рутену, где на долгие годы поселился среди кочевников. В своём покаянном письме Сенусерту I Синухе(т) советует пригласить на аудиенцию к фараону правителей-ханаанеев из Кедем, Хенткешу, Фениху (Финикии) и Верхнего Рутену.
В землях Верхнего и Нижнего Рутену, в эпоху правления фараонов XII династии, помимо ханаанеев, проживало много хаабиру, хурритов, амореев и хеттов. Большинство египетских текстов, говоря о гиксосах, обозначает их как выходцев из Рутену-Сирии (по Бругшу).
Египтологами обнаружены тексты проклятий (на сосудах, разбиваемых при совершении обряда проклинания врага) эпохи гиксосов (с 2000 по 1600 год до н. э.), в которых упоминаются имена ряда вождей и местных правителей из страны Хар и Рутену (107.с28). Выявлено, что эти теофорные имена, в части наименований и атрибутов богов, соответствовали аморейским именам оккупантов Месопотамии того же периода (т.е. уже ассимилированных); а по форме - именам еврейских патриархов. Следовательно, наименования многих вождей и правителей из страны Хар и Рутену эпохи гиксосов являлись именами «черноголовых», выходцев из Месопотамии.
Амурру, царство хаабиру ("черноголовых"), возникло (2.с245) в Рутену в самом начале Х1V в. до н.э. (в Предамарнский период).  К востоку от Дамаска лежала "земля между двумя реками"- Нахарин (Нахриана), (Верхняя Месопотамия), далее были земли Ассур и Сингар (Сеннаар, Вавилония). К началу Главы 3   К оглавлению книги


Наиболее объективным М.Зильберман оказывается в 4.главе «Народ «аму, амеу» и этимология термина "гиксосы". Он подчеркивает как полиэтничность египтян, так и гигсосов.

"Несомненно, древнейшее население Египта было уже смешанным. Как антропологические исследования гробниц, так и рисунки самих египтян древнейшей эпохи дали возможность Фл. Петри распознать не менее шести различных расовых типов. Краниолитические изыскания Оттеркинга над египетскими черепами также убеждают в том, что египетская раса сложилась из различных этнических элементов, что в её тип входят элементы бушменские, негроидные, ливийские (европеоидные: П.З.), хамито-семитские, но что всё это переработалось и дало один народ, в котором господствующим является хамито-семитский элемент, обнаруживающий на всём протяжении истории два морфологических типа: более тонкий и более грубый.
Цельный египетский народ сложился уже в глубочайшей древности, за пределами истории и доступной вычислению хронологии... Но можно предположить и вообще, что хамитское население Африки явилось сюда с Востока (из Азии)" (94. с64-65). Некоторые исследователи, и в частности Эд. Мейер (71.), полагали, что египтяне, вместе с ливийцами и нубийцами, составляли особую ветвь северо-африканской группы народов.
Множество раскрашенных рельефов представляют египтян династического периода (2.с146) людьми среднего роста, широкоплечими, стройными, с чёрными прямыми волосами (часто это парики). В соответствии с традицией, изображения египтян-мужчин всегда окрашены в кирпичный цвет, а женщин - в желтоватый.
Древние египтяне были великим народом-войном и созидателем, к национальному характеру которых относились такие черты, как консерватизм во всём: в государственной и религиозной системах, в обычаях и обрядах, в укладе внешней и внутренней жизни. Эти «энергичные люди» обладали упорством, «трезвым, практическим, а то и прозаическим складом ума». Они «были богато одарены художественным вкусом, который воплотился в их поэзии и настенных работах»,- писал Н. Дженкинс.
Не были лишены египтяне и определённых недостатков. Отрицательные черты характера обобщённого образа древнего египтянина беспощадно перечислены знаменитым египтологом Г. Бругшем (48.с82). "Выдающиеся недостатки, составляющие как бы наследственную принадлежность племени (египтян): зависть, ненависть, коварство... жадность к достатку и жестокость,- вот перечень племенных пороков, которые ясно представляет нам история Египта в продолжении многих столетий в многочисленных примерах". "Тщеславие и надменная гордость - ярко выраженные черты характера древних египтян". И поэтому много судившиеся, египтяне более всего ценили правосудие.
Многие из перечисленных черт были присущи и другим народам Древнего Ближнего Востока. Так, весьма показательны слова из утренней древнееврейской молитвы: "Господи... спаси меня от доносительства и лжесвидетельства". Современный Израиль занимает первое место по числу адвокатов на душу населения.
Приведённая характеристика обобщённого образа древнего египтянина хорошо объясняет то забвение, замалчивание, мрак, которые покрывают неприятные для национальной памяти древних египтян факты и события прошлого: Первый и Второй тёмные периоды истории, эпоха гиксосов, религиозные реформы. Имена и надписи ненавистных гиксосских царей, Эхнатона и Нефертити, некоторых других фараонов, всюду на воздвигнутых ими монументах и памятниках уничтожены (стёрты, сбиты и вычищены) полностью или частично с целью изгладить всякое воспоминание об этих людях и событиях, связанных с ними (либо уничтожены сами памятники).
Древним египтянам было присуще в высшей степени чувство национальной исключительности. Они выработали (48.;94.) градацию (ранжирование) племён и народов, основанную на их различии по цвету кожи и географическому положению. Главных племён насчитывалось четыре: сами египтяне ("ромтет"- (просто) "люди" (первого сорта))- красные и безбородые (но «красные» - это не негры и не семиты: П.З.); негры ("нехсу")- люди чёрные и безбородые; семиты ("аму")- смуглые и бородатые; ливийцы ("техену")- белые, бородатые и с локонами (африканские европеоиды: П.З.). Иногда сюда присоединялись и хетты - жёлтые, безбородые, с косами на затылке.
Об иных (не ромтет), в том числе и соседних, народах египтяне отзывались с большим презрением. Излюбленными были выражения: "ненавидимый богом Ра", "жалкий", "презренный" и т.п. ("презренный Нахарин" (из надписи Тутмоса III); "подлая страна Куш"; "презренные Рутену"; в "Рассказе Синухе(та)" Сирия названа "собакой"; шасу в горах Эдома "сидели (в страхе), как лисицы в норах").
Воинственные египтяне с древнейших времён грабили, убивали и обращали в рабство азиатов. Фараон Пиопи1 (V1 династия), в частности, увековечил память о своей победе над азиатами, жителями пустынь (шасу), в следующих строках: египетское войско "разорило землю пустынников... вырубило фиговые деревья и виноградники... сожгло все поселения, людей умертвило целые тысячи" (98.с10). Другой, Гераклеопольский, фараон написал: "Я разграбил их (азиатов) поселения, я захватил их стада". Семиты-кочевники, по возможности, воздавали им тем же, время от времени вторгаясь в Египет.
Египтяне ненавидели и презирали азиатов - людей третьего сорта, безбожников с их точки зрения («не ведающих бога Ра»). Прекрасно иллюстрирует подобное традиционное отношение египтян к аму "Поучение Гераклеопольского царя своему сыну Мерикара" (ХХ11 в. до н.э. (16.с 118)): "Подл азиат, плохо место, в котором он живёт,- бедно оно водой, трудно проходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте, ноги его бродят из нужды... Азиат для Египта больше, чем отвращение... Нападает он на одинокое селение". "Он сражается (с египтянами) со времён Гора (т.е. издревле), но не побеждает, и сам он не бывает побеждён. Не объявляет он (азиат-кочевник шасу или бедуин) дня битвы; подобно грабителю страшатся они вооружённых отрядов". Фараон Аменемхет I ок.1990 года до н.э. в своём поучении (63.с219) сообщал: "а азиатов я заставлял ходить за собой, как собак" (возможно, здесь речь идёт о хабиру-просителях, пропущенных на жительство в Египет).
Ещё во времена Среднего царства (источники от начала II тыс. до н.э.) и, по-видимому, много ранее, всех азиатов, оседло проживающих в районе дельты Нила и около озера Мензала (48.с73); кочевников-шасу (48.с192) и бедуинов; семитов пустыни Негев (эпоха Тутмоса III (48.с273)) и района озера Кинерет, а так же семитов, проживающих вблизи Дамаска и в гористой местности по берегам Оронта,- египтяне называли обобщающим термином "аму", считая их кровнородственными племенами (48.с285). В жреческой Фиванской поэме в честь Тутмоса III (Гранитная стела, музей Булака, эксп. №3) есть такие строки: "Я (бог Амон) пришёл, и ты поразил живущих в Азии. Ты пленил (аму) пастухов (обоих) Рутену". Перед битвой при Кадеше (1296 г. до н.э.) Рамсес II, в своей молитве богу Амону, именует вражеское войско (куда помимо хеттов и хурритов входило множество племён Рутену) пастухами (48.). Фараон Шешёнк I (945-924 гг. до н.э.), первым ограбивший Храм, называет побеждённые им народы: евреев Иудеи и идумеев Эдома (и те, и другие - потомки «черноголовых») "народом "аму" отдалённой земли" (48.с494).
Как известно (48.с73-74), египетское слово "аме" ("амеу" ("аму")- множ. число от "аме") означало пастуха (пастухов) мелкого рогатого скота и употреблялось в приложении к азиатам в несколько презрительном смысле (как позорная кличка). Азиаты-скотоводы (и в частности, ха-ибири) были хорошо осведомлены о таком отношении к ним египтян (Быт.46.34): "мерзость для египтян всякий пастух овец (т.е. аме)". Даже за одним столом с азиатом (которые в традиционном представлении египтян - все пастухи,- "амеу") египтянину противно было находиться (Быт.43.32): "ибо египтяне не могут есть с евреями; потому что это мерзость для египтян". Ещё в ХХ11 в. до н.э., задолго до появления "гиксосов первой волны", азиат для египтянина был "больше, чем отвращение" (Из Поучений Мерикара). Египтяне полагали, что "амеу", по воле Амона-Ра, слепы к сиянию истинной божественности; им (низшей расе) не дано познать ни велений Господа, ни Его величия: "Что для сердца твоего (Амон-Ра) азиаты? Амон да посрамит не ведающих бога" ((94.с359) "Кадешская" поэма о Рамсесе II египетского поэта Пентаура), а общение с "аму" - оскверняет. Очевидно, что у египтян слова "аму" ("амеу") и "азиаты" являлись синонимами.
Хурриты (уважаемые египтянами «марианна», с которыми при XVIII династии даже заключались династические браки), а так же «фенеху (ханаанеи)» в число «мерзких амеу» не включались. Это следует из гимна Тутмосу III (94.с279): "Сняты головы азиатов («амеу, аму» - хаабиру), от них никого не осталось, повергнуты дети князей их... (Амон) дал... поразить князей фенеху (ханаанеев)... на высотах их... Митанни (хурриты) трепещет от ужаса".
Согласно различным источникам, египтяне выделяли ханаанеев (этнос, кровнородственный древним египтянам, не семитам) среди прочих азиатов, отдавали им предпочтение, и смотрели на них, как на людей достойных.
Так, на службу в египетскую администрацию принимались из чужеземцев предпочтительно местные (рождённые в Египте) ханаанеи (48.с198). Даже рабы и рабыни из страны Хар высоко ценились знатными египтянами и покупались за высокую цену для частной жизни или для прислужи-вания в храмах.
В Угарите (район храмов Дагона и Баал-Цафона) обнаружена сидящая фигура одной из жён фараона Сенусерта II («Кху-мет-нофр-Нех», где «Кхумет» - «красивейшая», др.егип.), а в Кветне (к северо-востоку от Хомса) - сфинкс другой его жены - принцессы Ита. Как полагает профессор Шеффер (107.с26),- эти обе царицы были местными ханаанейскими принцессами. При XVIII династии также зафиксированы подобные браки.
В надписи, найденной в каменоломнях Масары (94.с268), и повествующей о том, как фараон Яхмос I деятельно занимался восстановлением пришедших в запустение храмов после изгнания гиксосов, причём, «при работах он пользовался быками, приведёнными из страны Фенеху (ANET, 234)» (очевидно, отбитыми им у гиксосов-финикийцев, поскольку Яхмосу I, после захвата им крепости Шаррукен отправившемуся в Нубию, азиаты дани ещё не платили),- термина "амеу" нет и в помине.
Итак, «аму, амеу» - это семиты-кочевники (бедуины, шасу и амореи), а также все племена хаабиру (в том числе и евреи). Но и выходцы с севера.
М.Зильберман отчасти справедливо предполагает, что поскольку до настоящего времени какое-либо конкретное племя или народ не идентифицирован с термином "гиксосы", как с обозначением определённого этноса, можно полагать, что слово "гиксосы"- не этноним, а прозвище, народная египетская этимология, данное союзу азиатских племён, захватившему и поработившему Египет; либо оно (это прозвище) связано с одной из наиболее многочисленных этнических групп союза. Принятое древнеегипетское наименование (прозвище) союза (либо одной из его групп) дошло до нас в виде греческой модифицированной фонетической формы - "hyk sos" ("гиксос").
Существует мнение (70-2.с125), что форма "hyksos" представляет собой искажённое древнеегипетское «hekau khosute, heka khаsut» (в условной русской транскрипции "хеку хасут" (2.с270)), которое означает «властители пустынных нагорий или властители чужеземных стран («чужеземный властитель» т.е. не этнический египтянин)», где "хек(у), гек(а)" или "хик, гик"- "властитель, князь, царь"; хотя и корни слов «sos» и «khosute» совершенно различны.
Да, но где тут же напоминание библейской формулы Гог и Магог, князь Роша.
Термин «хеку хасут» - принятое в Древнем Египте наименование ханаанских или сирийских вождей, которое применялось задолго до эпохи владычества гиксосов. Так, о «хеку хасут» сообщается в «Рассказе о Синухе»; предводитель племени азиатов на картине из гробницы в Бени-Хассан обозначен как «хеку хасут». Этот же термин встречается на скарабеях и других памятниках конца Среднего царства. В эпоху «Малых гиксосов», в частности, наименования фараонов иногда писались (на скарабеях) без картуша и содержали обозначение «heka khasut», например, «Heka khasut Anat-Her». Надпись о царе Хиане, (в заголовке) содержащая «HqA-xAswt», найдена на цилиндрических печатях (типично месопотамском предмете быта). В Туринском царском списке также упоминаются шесть правителей с титулами «хека хасут».
Согласно Флавию (и цитируемому им Манефону), "гиксосы"- это "цари-пастухи" или "цари пастухов"; и тогда слова «sos» и «khosute» даже по смыслу не совпадают. О том, что "цари пастухов" это - "hека амеу" (но не "heka sos"), однозначно сообщает папирус Салиер I, описывающий события, синхронные времени Фиванского царя Секен-не-Ра, первым выступившего против гиксосского владычества: "Случилось так, что земля Кимет (Египет) принадлежала врагам... Враги же сидели в городе (людей) аму (амеу) и (их) царём (hеку) был Апопи (ок.1600-1567 гг. до н.э.) в городе Ауарис". Заметим, что вассальный египетский правитель Секен-не-Ра в одном из документов также обозначен как «hек(у), гак».
Таким образом, (не по Манефону) царь гиксосов Апопи - "hик(у) амеу" ("царь пастухов" (мелкого рогатого скота)),- наименование в достаточной степени презрительное. Манефон же ввёл в обиход несколько иное название: "hик сос"- "царь сос". Лингвист с мировым именем Эмиль Бенвенист (81.с102) в своём "Словаре индоевропейских социальных терминов" показал, что слово "sus" (которое в греческом языке читается, как "sos") означает "свинья" (домашняя). И тогда, "с лёгкой руки" Манефона, писавшего по-гречески, закрепилось и сохранилось на века (в трудах Иосифа Флавия - потомка гиксосов, не ведавшего, что творит), наименование "hик сос", которое означает "царь свиней" - тяжкое, предельно сильное оскорбление в устах египтянина (брезгливо относящегося к свинье - нечистому животному, и всему, что с ней связано; см. Кн. IV).
Мировое имя не имеем. Поэтому сводить "sos" ("sus") к обозначению свиней однозначно не можем. По Ностратическому словарю Бомхарда
№ 187. (san-) «Воспринимать, чувствовать» (ИЕ, АА).
№ 195. (sa;-) «Исследовать, рассматривать, стараться выяснить, пытаться понять, обдумывать» (ИЕ, АА, Алт).
№ 185. (sag-) «Достигать, прибывать, получать, приобретать» (ИЕ, АА, Ур).
№ 170. (s(y)ir-) «Вить, вращать, стягивать, вязать; лента, верёвка, любой предмет, похожий на верёвку» (ИЕ, АА, Алт, Шум).
№ 199. (sig-) «Распухать, наполнять, переливаться через край, течь» (АА, Алт).
№ 421. (?as-) «Собирать, подбирать» (ИЕ, АА).
№ 220. (gas(y)-) «Трогать, ощущать, держать в руках» (ИЕ, АА).и т.п.
Огласовок на «о» почти не было, а (sag-) (sa;-)(?as-) дают для гигсосов вполне неплохие варианты, если гиг (гог) все же – глава, царь, вершина. То есть это «цари достижений» (приобретений, исследований и т.п.). Надо отметить, что к  этому смыслу гигсосы и тяготеют – инноваторы древности (колесницы, алфавитное письмо, новые формы организации и т.д.).

Манефон, с детских лет знавший прозвище ("амеу") азиатов-семитов, при написании своей "Эгиптики" в исторически верное наименование царей азиатских племён - "hеку амеу" ("цари пастухов (мелкого рогатого скота)") либо "хеку хасут" ("чужеземные властители"), привнёс (явно на националистической почве) традиционную египетскую ненависть к азиатам (да ещё и к захватчикам его страны), субъективно усилив (и заменив) презрительное древнеегипетское "амеу" греческим ярлыком (площадной бранью, ругательством) "sos" (заменил в термине обозначения азиатов-семитов «мелкий рогатый скот» на «свиньи»).
С другой стороны, как уже упоминалось, древнеегипетское название лошади не "sus", семит., но "ssm.t"; и если Манефон, вводя новое обозначение гиксосов, всё-таки воспользовался семито-хурритским термином (желая отразить и усилить эту сторону памяти о прошлом), то «hик sus» может означать и «царь лошадей», что тоже не лишено исторического содержания (подобно «hик амеу»), а древнего историографа тогда можно считать беспристрастным и объективным.
Вот некоторые биографические сведения об историках, столь неразрывно связанных с вопросом о гиксосах.
Египтянин Манефон (Мои-н-Тот (283-246 гг. до н.э.)), уроженец города Себен-нитоса в Нижнем Египте,- широко образованный жрец-историограф Гелиополиса, имел доступ к первоисточникам и обладал египетской традицией.
Иосиф Флавий (Йосеф бен Матитьягу hакоhен (ок. 37-100 г. н.э.)) - официальный римский историк, пользовавшийся покровительством царствующего дома Флавиев. Первоначально священнослужитель (коhен) Иерусалимского Храма, а затем и главнокомандующий повстанческими отрядами в Галилее во время Иудейской войны. Был взят в плен римлянами, но позднее освобожден от рабства как вольноотпущенник императора Веспасиана. До конца своих дней Иосиф оставался верен иудаизму. Его книги, написанные по-гречески, были рассчитаны на неевреев, которых Флавий стремился ознакомить с историей и религией своего древнего народа.
В целом гигсосы предстают полиэтничным народом, имеющим связи с северным коневодством и колесницами северного типа. Семиты в составе гигсосов, вероятнее всего, были. Но были в этом составе и северяне, близкие полиэтничным скифам и даже гипербореям. Если помнить созвучие Авариса Абарису – символу гиперборейской мудрости.
Дипломатических успехов у гигсосов (гиксосов) немало. Это и политика просачиваний в Египет, формирования там «агентуры влияния». Это и закрепление своих сил на северных рубежах Египта. Это и дипломатические усилия по обеспечению власти гигсосов в самом Египте.


© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2908010708 http://www.proza.ru/2009/08/01/708

 

Дипломатия Троянской войны
 


http://www.ukryoga.com/1/olvia_old.gif Места, связанные с Ахиллом

Дипломатия Троянской войны

Если посмотреть на карты, то неизбежно обращается внимание – Троя находится у причерноморских проливов на многотысячелетнем водном пути из Причерноморья в сторону Эгейского и Средиземного морей, да и обратно. Индоевропейцы и иные народы, способные к судостроению и судоходству, многократно проплывали здесь примерно со времен энеолита. Затем надо помнить скифские дружины Плина и Сколопита, касков и хеттов, ашуйцев и другие северные этносы, активно боровшиеся за благодатные земли Передней Азии.

Как помним, «народы моря» впервые достигли границ Египта в 1243 году до н. э. в царствование фараона Мернептаха. Среди них были и акайваша (ахейцы?), которых и относят к активным участникам Троянской войны. По позднеантичным римским данным, около, около 1234 г. до н.э. произошло сражение скифов с египетским царем Весозом, желавшим "смешать войной юг и север". Другие античные авторы называли царя скифов того времени Танай (Танаис: так назывался и Дон).

«Народы моря» (как затем по библии Гог и Магог, князь Рош) выступили в союзе с ливийцами (индоевропейцами Северной Африки), поддержав последних во время их нападения на Дельту в 1219 до н. э., но были отражены престарелым Мернептахом.
Около 1200 года до н. э. «народы моря» стерли с лица земли Угарит[9]. Около 1190 до н. э. именно они сокрушили и Новое царство хеттов, отсюда окончательно одна из сторон Карнакского договора исчезла. Египту развязали руки.
Троянскую войну ныне относят к периоду 1193 - 1183 гг. до н. э. Состав флота греков и их союзников под Троей отчасти отражает и состав коалиции «народов моря» той поры.
http://www.lib.ru/POEEAST/GOMER/gomer01.txt

Разбитые фараоном Рамсесом III в наземной и морской битве (состоявшейся в 1173 до н. э. по «краткой хронологии»), «народы моря» разделились на несколько групп , которые заселили малоосвоенные земли Средиземноморского побережья. Но часть «народов моря» внедрилась в население и густозаселенных регионов..

Наиболее известен из героев войн под Троей Ахилл.
Ахилл (Ахиллес - вариант смысла: "бог ахейцев") - общеизвестный герой индоевропейского эпоса ("Илиады" Гомера и сопутствующих произведений), царь Скифии. В античности и средние века считалось общеизвестным, что он был именно скифом, пращуром - по сути, - и словено-русов (как тавроскифов и т.п.), родом из города Мирмикион (Муравьево) на берегу Азовского моря (священной Меотиды древности). Его скифское происхождение доказывали светло-синие глаза и русые (белокурые) волосы, умение сражаться на коне и пешим, плащ-накидка с характерными застежками (фибулами). Традиции имя образования затем продолжали имена скифских царей - Скил, Скилур, Аскил, Аттила и т.п.
Историю селений ахейцев у низовий Дона вели со времен Троянской войны. Выход греков (ахейцев) в составе индоевропейцев с земель между Волгой и Днестром на юг 5 - 4 тыс. лет назад подробно доказывается рядом лингвистов и археологов.
С античных времен понятие "ахиллес" почти равнозначно понятию "ахиллесова пята" - уязвимому месту любого человека, внешне ничем и никем несокрушимого. Ахилл тренировался в беге и ратных поединках (турнирах) на Ахиллесовом ристалище у Крыма, встречался - если верить разным версиям эпоса, - в округе с разными красавицами , а затем продолжал на юге традиции индоевропейцев Северного Причерноморья. А., хотя и сын богини Фетиды, обречен на смерть и мучения духа, близкие мучениям шумерского Гильгамеша и подобных героев. Образы таких героев прослеживается на глубину, по меньшей мере, в несколько тысячелетий. Ахилл в эпическом плане - почти ровня Яхве, потомок мало известного ныне Аха (Эго, Эхо), "самомнения-самосомнения", эгоизма, "раздумий в самом себе" (субъективного идеализма).
"О, Ахиллес, владыка земли скифской!" - одним из первых произнес еще около VII в. до н.э. античный поэт Алкей. Затем следовали десятки подобных признаний других авторов. Лев Диакон более тысячи лет назад указывал: "Говорят, что скифы (тавроскифы-русы князя Святослава) почитают таинства эллинов, приносят по языческому обряду жертвы и совершают возлияние по умершим, научившись этому то ли у своих философов Анахарсиса и Замолксиса, то ли у соратников Ахилла..." (последнему и посвятил немало строф Гомер).
Литература: 1. Диакон Лев. История. / Отв.ред.акад. Г.Г. Литаврин. М., 1988. С.78. 237.;
2. ВДИ. 1947 - 1949; указатель 1950 г.;
3. Кандыба В.М., Золин П.М. Реальная история России. История и идеология русского народа. ТТ.1 - 2. СПб., 1997.   
http://www.russika.ru/termin.asp?ter=2561
Воспитывала Ахилла, как и Гефеста (Вулкана), нереида (русалка) Фетида . Эта могущественная женщина с помощью великана Бриарея, сторукого и пятидесятиголового, спасала Зевса от гнева Геры. Она давала советы Венере, как лучше растить Амура (Эрота). По основным мифам, Ахилл — сын Фетиды и Пелея (потомка Эака-Яка, одного из судей в царстве Плутоса-Ада). Воспитывал Ахилла и кентавр Хирон, образ которого связывают и с древнейшими всадниками Юга России.
По древнему обычаю, Ахилл привязывает Гектора за ноги к своей колеснице и тащит за собой. Колесницы появляются около 4 тыс. лет назад. Эта дикая и жестокая сцена часто изображалась на древних памятниках искусства. Сохранилась архаическая ваза, представляющая Ахиллеса в полном вооружении; его возница Автомедонт управляет колесницей, к которой привязано тело Гектора. Змея Аполлона (исцеления и устрашения) защищает лицо умершего от ушибов и грязи. Флаксмен представил Аполлона прикрывающим своей эгидой тело Гектора.
Приам видит со стен Трои, как окровавленное тело сына волочится в пыли и грязи; он оглашает воздух своими рыданиями и стонами. Андромаха слышит жалобные крики, оповещающие о несчастии; она спешит на крепостные стены и падает без чувств на руки своих служанок . Победитель Ахиллес, возвратясь в свой стан, вновь предается своему горю и велит приготовить роскошные похороны для своего друга Патрокла.
Сооружение кургана — привычный обряд индоевропейства.
В индоевропейских играх и состязаниях, устроенных в честь памяти героя, принимали участие все греки. Похороны Патрокла и надгробные игры и состязания изображены на многих примитивных памятниках, они по сути напоминают скифские курганные погребальные обряды и — много позже, — сопочные погребения средневековой Руси. Во время похорон тело поверженного Гектора лежит в пыли и окровавленное, как бы ожидая собак и хищных птиц, которые его уничтожат (арабы в Х веке н. э. описывали подобное у русов). Но престарелый Приам не хочет, чтобы его сын был лишен погребения. Он под покровительством богов идет в стан греков, прямо к палатке Ахиллеса, которому послал богатые дары. Он бросается перед ним на колени, обнимает его ноги, целует ему руки и просит его вспомнить об отце, который, верно, так же стар, как он, Приам.
Несколько античных барельефов изображают прибытие Приама к Ахиллесу; два из них находятся в Лувре, а один — в Капитолийском музее. Ахиллес, тронутый мольбами Приама, отдал ему тело и предоставил двенадцать дней, чтобы достойно похоронить храброго героя. Тело Гектора сожгли на костре и пепел его собрали в урну, которую Андромаха (жена Гектора) и сын Астианакт обливали слезами. Эти элементы погребальных обрядов с кремацией хорошо были известны средневековым славянам, как и стравы — погребальные стенания и пиры.
Диомед (Демид), подобно другим вождям, принимавшим участие в походе против Трои, не нашел покоя по возвращении на родину. Жена его изменила ему, и он, не желая служить посмешищем своей страны, отправляется в Италию. Это символ одной из волн перемещения индоевропейцев в Западное Средиземноморье. Но внутри этих волн шли «троянские распри».
Среди участников Троянской война заметен и фракиец Рес, выступавший на стороне Трои – более ранних индоевропейцев в регионе.
Царь Фракии Рес (владелец «резвых» коней) явился с многочисленным войском на помощь к Приаму, однако не в воинах была главная сила его помощи, а в его конях, так как оракул предсказал троянцам следующее:
«Если кони Реса напьются из реки Ксанфа, протекающей вблизи Трои, то греки никогда не возьмут их города».
Вот почему Рес и его войско были встречены троянцами громкими и радостными криками. Греки, узнав о прибытии фракийского царя, решили во что бы то ни стало овладеть его конями или, по крайней мере, помешать им напиться воды из реки Ксанфа. Греки не знали, где находятся эти кони.
Одиссей и Диомед решили ночью пробраться к троянцам и постараться узнать что-либо о конях. Между тем троянцы, опасаясь какого-нибудь нападения со стороны греков, обещали награду тому, у кого хватит храбрости пробраться в стан греков в качестве шпиона. Некий Долон предложил свои услуги, но попал в руки Одиссея и Диомеда. И все им рассказал.
Соратники Ахилла добрались до палатки Реса (понятно, «палатка» нередко будет учеными трактоваться как «юрта» и т. п.); царь и его воины, утомленные длинным путем, крепко спали. Диомед убил царя и его двенадцать приближенных, пока Одиссей отвязывал коней Реса и уводил их в греческий стан, не дав им, таким образом, напиться воды из реки Ксанфа. Похищение резвых коней изображено на многих гравированных камнях и античных вазах. Фракийские кони Реса — внуки коней ранних скифов времен среднестоговской культуры между Доном и Днепром.
Фракийцы по языку и культуре признаются близкими скифам, но вместе с тем этими народами возникало немало противоречий.
Предпринимая поход против Трои, греки высадились сначала на азиатском берегу, в Мисии (созвучие придунайской Мизии) , и, полагая, что это троянская земля, стали ее опустошать. Телеф, сын Геркулеса (родоначальника и скифов), царствовавший там, был мужем дочери Приама и поэтому считался союзником троянцев. Он выступил со своим войском против греков и ранил Патрокла, друга Ахиллеса, который, в свою очередь, ранил его.
В Лувре находится прекрасно сохранившаяся античная ваза с изображением Ахиллеса, нападающего на Телефа . Так как рана, нанесенная ему Ахиллесом, была очень опасна, то Телеф послал узнать у оракула, смертельна ли она. Оракул ответил, что рана может быть исцелена только тем, кто ее нанес. Но Ахиллес, видевший в Телефе врага своего народа, не захотел его вылечить. Хитроумный Одиссей и тут нашелся. Он взял ржавчину с копья Ахиллеса и приложил ее к ране Телефа. Рана зажила, а сын Геркулеса, увидав в этом как бы указание отца присоединиться к грекам, отправился в их стан.
Ныне Ахиллеса относят и к древним мудрецам
Замалеева Т. М., Овчинникова Е. А. "От плода уст своих...". Свободомыслие и философия в Древнем мире. - СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1995.; Золин П.М.Философия Великой Скифии. Н., 2004.
http://traditio.ru/wiki/

Важен для истории Скифии и образ Иалмена (Ялмена, Шалмена).

По Википедии, Иалмен (Ялмен) — персонаж древнегреческой мифологии. Сын Ареса и Астиохи [1] (либо Лика и +Перниды+ [2]). Брат Аскалафа. Аргонавт. [3] Жених Елены [4]. Привел под Трою 30 кораблей [2] (по Гомеру, Аскалаф и Иалмен вместе привели 30). Сидел в троянском коне [5]. Ахейцы на Понте — колонисты орхоменцев во главе с Иалменом [6]. (Смысл последней фразы улавливается читателями с трудом).
http://ru.wikipedia.org/wiki/
Поясним, что из города Орхомена под Трою прибыло 30 кораблей.
Вождь Аскалаф предводил и Иялмен, Ареевы чада;
Их родила Астиоха в отеческом Актора доме,
Дева невинная: некогда терем ее возвышенный
Мощный Арей посетил и таинственно с нею сопрягся.
(Гомер Илиада II, 512-516)
Арей - бог войны у скифов. Астиоха - имя типа Настюха (ононим, тяготеющий к праславянским). Актор - не хуже индоевропейского Виктора. Ас-калаф - ас «замка» (крепости, скалы), хотя – понятно – любым ононимам могут быть разные трактовки. Одним из «царей скифов» с 7 века до н.э. считался голубоглазый Ахилл. Округа Скифии хранила немало мест, связанных с его именем. И после войны якобы к низовьям Дона переселился орхоменец (грек) Иалмен с остатками своего флота и дружин. Переселенцы слились со скифами, стали очень грозными противниками южан. А ононим Ильмень (лиман и т.п.) обильно распространился в Приазовье, между Доном и Волгой, а затем повторен и севернее. И это еще одно из подтверждений вероятного сакрального происхождения ононима и на севере в округе эпических водораздельных гор Рип (http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111080.htm).
http://traditio.ru/wiki/

«Илион», «Троя» — два названия одного и того же  города в Малой Азии, возле берега пролива Дарданеллы. По первому из этих имен великая греческая поэма о Троянской войне называется «Илиада». До нее в народе существовали только короткие устные песни о подвигах героев вроде былин или баллад. Большую поэму из них сложил легендарный слепой певец Гомер (гомеры – киммерийцы), и сделал это очень искусно: выбрал только один эпизод из долгой войны и развернул его так, что в нем отразился весь героический век. Этот эпизод — «гнев Ахилла», величайшего из последнего поколения греческих героев.
Троянская война длилась десять лет. В поход на Трою собрались десятки греческих царей и вождей на сотнях кораблей с тысячами воинов: перечень их имен занимает в поэме несколько страниц. Главным вождем был сильнейший из царей — правитель города Аргос Агамемнон; с ним были брат его Менелай (из-за которого и началась война), могучий Аякс, пылкий Диомед, хитроумный Одиссей, старый мудрый Нестор и другие; но самым храбрым, сильным и ловким был юный Ахилл, сын морской богини Фетиды, которого сопровождал друг его Патрокл.
Троянцами правил седой царь Приам, во главе их войска стоял доблестный сын Приама Гектор, при нем брат его Парис (из-за которого и началась война) и много союзников со всей Азии. Сами боги участвовали в войне: троянцам помогал сребролукий Аполлон, а грекам — небесная царица Гера и мудрая воительница Афина. Верховный же бог, громовержец Зевс, следил за битвами с высокого Олимпа и вершил свою волю.
Любопытен повод к войне, что явно допускала дипломатия той поры (со ссылками и на богов). Справлялась свадьба героя Пелея и морской богини Фетиды — последний брак между богами и смертными. (Это тот самый брак, от которого родился Ахилл.) На пиру богиня раздора бросила золотое яблоко, предназначенное «прекраснейшей». Из-за яблока заспорили трое: Гера, Афина и богиня любви Афродита. Зевс приказал рассудить их спор троянскому царевичу Парису. Каждая из богинь обещала ему свои дары: Гера обещала сделать его царем над всем миром, Афина — героем и мудрецом, Афродита — мужем красивейшей из женщин. Парис отдал яблоко Афродите. После этого Гера с Афиной и стали вечными врагами Трои. Афродита же помогла Парису обольстить и увезти в Трою красивейшую из женщин — Елену, дочь Зевса, жену царя Менелая.
Когда-то к ней сватались лучшие богатыри со всей Греции и, чтобы не перессориться, сговорились так: пусть сама выберет, кого хочет, а если кто попробует отбить ее у избранника, все остальные пойдут на него войной. (Каждый надеялся, что избранником будет он.) Тогда Елена выбрала Менелая; теперь же ее отбил у Менелая Парис, и все бывшие ее женихи пошли на него войной. Только один, самый молодой, не сватался к Елене, не участвовал в общем уговоре и шел на войну только для того, чтобы блеснуть доблестью, явить силу и стяжать славу. Это был Ахилл. Так чтобы по-прежнему никто из богов не вмешивался в битву. Троянцы продолжают свой натиск, во главе их — Гектор и Сарпедон, сын Зевса, последний из сыновей Зевса на земле. Ахилл из своего шатра холодно наблюдает, как бегут греки, как подступают троянцы к самому их лагерю: вот-вот они подожгут греческие корабли. Гера с вышины тоже видит бегство греков и в отчаянии решается на обман, чтобы отвлечь суровое внимание Зевса. Она предстает перед ним в волшебном поясе Афродиты, возбуждающем любовь, Зевс вспыхивает страстью и соединяется с нею на вершине Иды; золотое облако окутывает их, а земля вокруг расцветает шафраном и гиацинтами. За любовью приходит сон, и, пока Зевс спит, греки собираются с духом и приостанавливают троянцев. Но сон недолог; Зевс пробуждается, Гера дрожит перед его гневом, а он говорит ей: «Умей терпеть: все будет по-твоему и греки победят троянцев, но не раньше, чем Ахилл усмирит гнев и выйдет в бой: так обещал я богине Фетиде». Это еще одно из дипломатических условий той поры, вложенное в уста бога.
Ахилл не был готов «сложить гнев», и на помощь грекам вместо него выходит друг его Патрокл: ему больно смотреть на товарищей в беде. Ахилл дает ему своих воинов, свои доспехи, которых привыкли бояться троянцы, свою колесницу, запряженную вещими конями, умеющими говорить и прорицать. «Отрази троянцев от лагеря, спаси корабли, — говорит Ахилл, — но не увлекайся преследованьем, не подвергай себя опасности! О, пусть бы погибли все и греки и троянцы, — мы бы с тобою одни вдвоем овладели бы Троей!» И впрямь, увидев доспехи Ахилла, троянцы дрогнули и поворотили вспять; и тогда-то Патрокл не удержался и бросился их преследовать. Навстречу ему выходит Сарпедон, сын Зевса, и Зевс, глядя с высоты, колеблется: «Не спасти ли сына?» — а недобрая Гера напоминает:
«Нет, пусть свершится судьба!» Сарпедон рушится, как горная сосна, вокруг его тела закипает бой, а Патрокл рвется дальше, к воротам Трои. «Прочь! — кричит ему Аполлон, — не суждено Трою взять ни тебе, ни даже Ахиллу». Тот не слышит; и тогда Аполлон, окутавшись тучей, ударяет его по плечам, Патрокл лишается сил, роняет щит, шлем и копье, Гектор наносит ему последний удар, и Патрокл, умирая, говорит: «Но и сам ты падешь от Ахилла!»
До Ахилла долетает весть: Патрокл погиб, в его, Ахилловых, доспехах красуется Гектор, друзья с трудом вынесли из битвы мертвое тело героя, торжествующие троянцы преследуют их по пятам. Ахилл хочет броситься в бой, но он безоружен; он выходит из шатра и кричит, и крик этот так страшен, что троянцы, содрогнувшись, отступают. Опускается ночь, и всю ночь Ахилл оплакивает друга и грозит троянцам страшным отмщеньем; а тем временем по просьбе матери его, Фетиды, хромой бог-кузнец Гефест в своей медной кузнице выковывает для Ахилла новое дивное оружие. Это панцирь, шлем, поножи и щит, а на щите изображен целый мир: солнце и звезды, земля и море, мирный город и воюющий город, в мирном городе суд и свадьба, пред воюющим городом засада и битва, а вокруг — сельщина, пахота, жатва, пастбище, виноградник, деревенский праздник и пляшущий хоровод, а посредине его — певец с лирою.
Щит Ахилла – это изображение жизненных ценностей индоевропейства, отчасти отражающих и эти ценности оседлого населения Скифии.
Наступает утро, Ахилл облачается в божественные доспехи и созывает греческое войско на сходку. Гнев его не угас, но теперь он обращен не на Агамемнона, а на тех, кто погубил его друга, — на троянцев и Гектора. Агамемнону он предлагает примирение, и тот с достоинством его принимает: «Зевс и Судьба ослепили меня, а сам я невинен». Брисеида возвращена Ахиллу, богатые дары внесены в его шатер, но Ахилл почти на них не смотрит: он рвется в бой, он хочет мстить.
Наступает четвертая битва. Зевс снимает запреты: пусть сами боги бьются, за кого хотят! Ратница Афина сходится в бою с неистовым Аресом, державная Гера — с лучницей Артемидой, морской Посейдон должен сойтись с Аполлоном, но тот останавливает его печальными словами: «Нам ли с тобой воевать из-за смертного рода людского? / Листьям недолгим в дубраве подобны сыны человечьи: / Ныне цветут они в силе, а завтра лежат бездыханны. / Распри с тобой не хочу я: пускай они сами враждуют!..»
Ахилл страшен. Он схватился с Энеем, но боги вырвали Энея из его рук: Энею не судьба пасть от Ахилла, он должен пережить и Ахилла, и Трою. Создать в округе Италии знаменитых энетов-венедов, от которых ведут и праславян.
Разъяренный неудачей, Ахилл губит троянцев без счета, трупы их загромождают реку, речной бог Скамандр нападает на него, захлестывая валами, но огненный бог Гефест усмиряет речного.
Уцелевшие троянцы толпами бегут спасаться в город; Гектор один, во вчерашних Ахилловых доспехах, прикрывает отступление. На него налетает Ахилл, и Гектор обращается в бегство, вольное и невольное: он боится за себя, но хочет отвлечь Ахилла от других. Три раза обегают они город, а боги смотрят на них с высот. Вновь Зевс колеблется: «Не спасти ли героя?» — но Афина ему напоминает: «Пусть свершится судьба».
Эпос отражает и дипломатию жребия. Зевс поднимает весы, на которых лежат два жребия — на этот раз Гекторов и Ахиллов. Чаша Ахилла взлетела ввысь, чаша Гектора наклонилась к подземному царству. И Зевс дает знак: Аполлону — покинуть Гектора, Афине — прийти на помощь Ахиллу. Афина удерживает Гектора, и он сходится с Ахиллом лицом к лицу. «Обещаю, Ахилл, — говорит Гектор, — если я тебя убью, то сниму с тебя доспехи, а тела не трону; обещай мне то же и ты». «Нет места обещаньям: за Патрокла я сам растерзаю тебя и напьюсь твоей крови!» — кричит Ахилл.
Копье Гектора ударяет в Гефестов щит, но тщетно; копье Ахилла ударяет в Гекторово горло, и герой падает со словами: «Бойся мести богов: и ты ведь падешь вслед за мною». «Знаю, но прежде — ты!» — отвечает Ахилл. Он привязывает тело убитого врага к своей колеснице и гонит коней вокруг Трои, глумясь над погибшим, а на городской стене плачет о Гекторе старый Приам, плачет вдовица Андромаха и все троянцы и троянки.
Патрокл отомщен. Ахилл устраивает другу пышное погребение, убивает над его телом двенадцать троянских пленников, справляет поминки. Казалось бы, гнев его должен утихнуть, но он не утихает. Трижды в день Ахилл гонит свою колесницу с привязанным телом Гектора вокруг Патроклова кургана; труп давно бы разбился о камни, но его незримо оберегал Аполлон. Наконец вмешивается Зевс — через морскую Фетиду он объявляет Ахиллу: «Не свирепствуй сердцем! ведь и тебе уже не долго осталось жить. Будь человечен: прими выкуп и отдай Гектора для погребения». И Ахилл говорит: «Повинуюсь».
Ночью к шатру Ахилла приходит дряхлый царь Приам; с ним — повозка, полная выкупных даров. Сами боги дали ему пройти через греческий лагерь незамеченным. Он припадает к коленям Ахилла;
«Вспомни, Ахилл, о твоем отце, о Пелее! Он так же стар; может быть, и его теснят враги; но ему легче, потому что он знает, что ты жив, и надеется, что ты вернешься. Я же одинок: из всех моих сыновей надеждою мне был только Гектор — и вот его уже нет. Ради отца пожалей меня, Ахилл: вот я целую твою руку, от которой пали мои дети». «Так говоря, он печаль об отце возбудил в нем и слезы — / Оба заплакали громко, в душе о своих вспоминая: / Старец, простершись у ног Ахилла, — о Гекторе храбром, / Сам же Ахилл — то о милом отце, то о друге Патрокле».
Равное горе сближает врагов: только теперь затихает долгий гнев в Ахилловом сердце. Он принимает дары, отдает Приаму тело Гектора и обещает не тревожить троянцев, пока они не предадут своего героя земле. Рано на заре возвращается Приам с телом сына в Трою, и начинается оплакивание: плачет над Гектором старая мать, плачет вдова Андромаха, плачет Елена, из-за которой началась когда-то война. Зажигается погребальный костер, останки собирают в урну, урну опускают в могилу, над могилой насыпают курган, по герою справляют поминальный пир. «Так воителя Гектора Трои сыны погребали» — этой строчкой заканчивается «Илиада».
Погребальные обряды как символы хотя бы кратковременного примирения тоже имеют и дипломатические оттенки.
«Илиада» Гомера завершилась.
Но до конца Троянской войны еще оставалось немало событий. Троянцы, потеряв Гектора, уже не осмеливались выходить за городские стены. Но на помощь им приходили и бились с Гектором другие, все более дальние народы: из Малой Азии, из сказочной земли амазонок, из дальней Эфиопии. Самым страшным был вождь эфиопов, черный исполин Мемнон, тоже сын богини; он сразился с Ахиллом, и Ахилл его ниспроверг. Затем бросился Ахилл на приступ Трои — тогда-то он и погиб от стрелы Париса, которую направил Аполлон (бог гипербореев). Греки, потеряв Ахилла, уже не надеялись взять Трою силой — они взяли ее хитростью, заставив троянцев ввезти в город деревянного коня, в котором сидели греческие витязи. Об этом потом расскажет в своей «Энеиде» римский поэт Вергилий. Троя была стерта с лица земли, а уцелевшие греческие герои пустились в обратный путь. Кстати, Иалмен был одним из тех, кто находился в «коне»
http://briefly.ru/gomer/iliada/

Хронологические указания, связанные с древнейшей историей скифов, встречаются у ряда античных авторов. Считается, что они не только оперируют подозрительно круглыми числами, но и противоречат друг другу, что делает их прямое сопоставление с археологическими данными неправомерным. У ряда других народов подобное нареканий не вызывает.

Первую схему предложил Геродот. Согласно ему, скифы — самый молодой народ [13]. От первого царя Таргитая до похода Дария прошла 1000 лет [14]. По его же данным, фараон Сесострис, якобы покоривший скифов [15], правил за два поколения до Троянской войны [16]. Посещение скифов Гераклом, от сына которого Скифа произошли скифские цари[17], Геродот излагает позже рассказа о Таргитае, а, по греческим представлениям, Геракл жил поколением ранее Троянской войны. Стало быть, появление скифов соответствует примерно XVI веку до н. э., а их война с египтянами и рождение Скифа, сына Геракла — XIII веку до н. э.Как указывает подробно изучавший этот вопрос А. И. Иванчик, концепция, удревнявшая и идеализировавшая скифов, а также приписывавшая им победу над египтянами, восходит к историку IV века до н. э. Эфору [18]. Аскольд И., Иванчик. Степные народы Евразии. Том 2-ой. Киммерийцы и скифы. ; Иванчик А И. Киммерийцы и скифы Степные народы евразии том 2 Культурно-исторические и хронологические проблемы археологии восточноевропейских степей Кавказа пред-и раннескифского времени на нем яз. ; Иванчик А И. Киммерийцы и скифы. ;Иванчик А И. Накануне Колонизации. Степные народы евразии том 3 ; Иванчик А И. Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н. э. в античной литературной традиции: фольклор, литература и история. (тяготеет при всех попытках объективности к омолаживанию, игнорируя ностратические и гаплогруппные истоки скифов).
Таким образом, в отличие от Геродота, скифы со времен Эфора оказывались не самым молодым, а самым древним народом. Диалог египтян и скифов о древности приводит Юстин [19].
У Диодора отцом Скифа именуется уже Зевс, а не Геракл, что относит его рождение в более древнюю эпоху, потомками Скифа именуются Пал и Нап, разделившие между собой царство и покорившие ряд племен[20]. После этого Диодор помещает рассказ об амазонках.
В труде Юстина, сократившего сочинение Помпея Трога, содержатся следующие хронологические указания. После победы скифов над египтянами [21] на протяжении 1500 лет Азия платила дань скифам [22]. Затем ассирийцы правили Азией 1300 лет [23], а мидяне — 350 лет [24]. Таким образом, так как конец владычества мидян связывался с правлением персидского царя Кира (середина VI века до н. э.), то победа скифов, по Помпею Трогу, относится примерно к 3700 году до н. э. (или к 3553 г.: П.З.).
Также Юстин приводит рассказ о юношах царского рода Плине и Сколопите, их гибели и происхождении амазонок [25]. Эти события помещаются примерно за два поколения до Троянской войны, а поход скифского царевича Панасагора против Афин[26] — за одно поколение.
Христианский историк Орозий, в целом используя сочинение Юстина, принять его даты не мог, ибо они противоречили библейской датировке потопа [27] (примечательно, что в «Хронике Евсевия» сведения о древнейшей истории скифов вовсе отсутствуют). Поэтому Орозий переставил последовательность войн. Победу ассирийского царя Нина над скифами он датирует за 1300 лет до основания Рима (2053 год до н. э.)[28], Весозис же воюет со скифами за 480 лет до основания Рима (1233 год до н. э.)[29]. Таким образом, у Орозия, как и у Геродота, эта война датируется незадолго перед Троянской, но итогом войны, как и у Юстина, названа победа скифов. Рассказ о Сколопите, Плине и амазонках у Орозия совпадает с Юстином[30].
Иордан, также рассказывая о победе готского короля Танаузиса над египетским фараоном Весозисом, помещает её незадолго до Троянской войны [31], упоминая также о происхождении амазонок, но имена Сколопита и Плина опускает[32]. http://ru.wikipedia.org/wiki/

Отчасти это все было известно уже В.Н. Татищеву «ИСТОРИЯ РОССИЙСКАЯ.ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ. СЛАВЯНЕ ОТ ЧЕГО, ГДЕ И КОГДА НАЗВАНЫ»
1. ; http://grani.ru/Society/Science/m.138086.html
http://www.newchrono.ru/frame1/Methods/html/192.htm новохронологи - времена готов

Полезен свод А.А.Немировского «Троя после Троянской войны» (Вестник Московского университета. Серия История. 1999, № 5.)
Он считает дискредитирующими вопрос многие версии ученых.
Троянская война сопоставляется с ахейско-хеттским конфликтом из-за Вилусы в начале XIII в., или ахейско-малоазиатско-хеттскими столкновениями в Западной Малой Азии при Тудхалиасе IV, или с нашествиями «народов моря»; землетрясение, раздушившее Трою VI, на том основании, что за землетрясения «отвечает» Посейдон, сравнивается то с посейдоновым опустошением Троады при Лаомедонте, то с посвященным Посейдону же троянским конем, и т.д.
Он допускает, если «потенциально-исторический» ряд в эпическом произведении совпадет с последовательностью событий, известных по достоверным, современным событиям источникам, это само по себе становится существенным доказательством репрезентативности названного ряда и позволяет использовать его в синтетических реконструкциях.
Согласно ряду сведений, при взятии Трои эллины пощадили в самом городе знатного троянца Антенора вместе с его родом и домом, чья неприкосновенность была специально отмечена при помощи леопардовой шкуры4) (причину дружбы Антенора с греками впоследствии домысливали по-разному). Но стоило бы помнить и о роли «сидения на шкуре» у скифов. http://annals.xlegio.ru/other/kovalevsk/07.htm http://www.darial-online.ru/2003_1/gagloiti.shtml
После ухода ахейцев Антенор остался в Трое и возобновил Троянское царство.5) Однако, кроме этого, в Троаде сложились еще два центра власти. Первый был связан с Энеем, укрепившимся на Иде. По одной версии, он отступил туда еще до падения Трои, по другой, более распространенной и более циклизующей (т.е., очевидно, [61] более поздней), — в самый момент падения.6) Первоначально центр активности Энея лежал на востоке, в области соседних с Троей фригийцев; он и сам, по некоторым сведениям, совершил сюда поход7) и, по распространенной версии, отослал своего сына Аскания царствовать над фригийцами Даскилитиды, включая фригийскую («дальнюю») Асканию, т.е. над областями позднейшей Малой Фригии.8) Наконец, сын Гектора с двойным именем Астианакс-Скамандрий (Il.VI, 402f.) укрепился в Арисбе и царствовал там.9) Согласно Абанту, Антенор изгнал Астианакса из его царства,10) а другие историки сообщают, что Астианакс-Скамандрий во главе прочих Гекторидов присоединился к Асканию во Фригии.11) Вскоре, однако, оба они вернулись в Троаду к Энею.
К сожалению, участие Энея и его соратников в формировании населения Южного Средиземноморья А.А.Немировским в данной работе не показано. Да и в тему статьи это явно не входило.
В самой Трое конец правлению потомков Аскания и Скамандрия (правили позже Энея), как явствует из сообщений Ксанфа, — Страбона, положила новая волна фригийцев, которые, «переправившись из Фракии, убили владыку Трои и соседней страны и поселились здесь» (Strabo. XII.8,3). Это событие могло иметь место только после Троянской войны: до того никто из троянских царей от рук фригийцев заведомо не погибал, и их жертва — «владыка Трои» оказывается, таким образом, именно последним наследником власти Энея над Троадой. Это и было концом догреческой Трои; отныне в Троаде доминировали [63] фригийцы (о том, что фригийцы стали гегемонами северо-западной Малой Азии и владыками Троады в какой-то момент после падения Трои Страбон сообщает и независимо — Strabo. X.3,22; XII.4,6).
Д.Б. Редфорд (Redford D.B. Op. cit. P. 248) полагает возможным связывать поздний сюжет с более ранним нашествием «народов моря» при Мернептахе, поскольку в нем участвовали ливийцы и t-r-s/tw-rw-s3 «турша» (в которых по созвучию также можно было бы видеть собственно «троянцев»). Однако такое соотнесение будет противоречить легендарной датировке рассматриваемого события временем после Троянской войны, когда греки и жители Малой Азии, согласно античной традиции, прошли всю Малую Азию и Восточное Средиземноморье (чего не было и не могло быть при Мернептахе, когда еще существовало Хеттское царство, но что в самом деле имело место при Рамсесе III; кстати, к его времени относит Троянскую войну и сам Д.Б. Редфорд). К тому же «турша», вернее всего, обозначало у египтян не «троянцев»/ илионцев, а отличных от них (прото)этрусков-тирсенов (Гиндин Л.А., Цымбурский В.Л. Указ. соч. С. 164-165). Более того, обсуждаемая нами «Троя» эпического предания, как мы помним, в действительности именовалась Илионом; название «Троя» было перенесено на нее много позже Троянской войны (и исключительно в эллинском эпосе и позднейшей литературе). Тем самым будь какой бы то ни было сюжет, связанный с «троянцами» (реально илионцами) эпоса, действительно историчен, при его отражении аутентичные источники конца II тыс. не могли бы использовать термины вида «Tr-». Иными словами, независимо от соотношения самих названий «Троя» и Tr-/*турша» любые египетские термины такого облика не могут иметь никакого отношения к эпической/археологической «Трое» (реальному Илиону) и ее обитателям, в том числе и Антеноридам. Соотнесение сообщения Мернептаха с традицией об Антеноридах лишается таким образом всякого основания
Соблазнителен параллелизм прямой последовательности «прибытие Антеноридов (и Елены) в Кирену — прибытие Менелая в Египет вслед за Еленой (и Антеноридами)» в греческой традиции аналогичной последовательности «нашествие теккер в 5-м году Рамсеса III — нашествие основной массы "народов моря", включая даниунов, в 8-м году» — в традиции египетской. http://annals.xlegio.ru/mal_az/troy/afterwar.htm
Троянская война еще раз показывает, что с древнейших времен даже в среде одних индоевропейцев переговоры могли очень быстро превращаться в войны, а войны – спешно завершаться переговорами и важными для противоборствующих сторон ритуалами. Например, погребением погибших. Войне в дипломатии противостояли символы мирной жизни, представленные картинами на щите Ахилла.
Наиболее дипломатические традиции той поры отражает Песнь 9. Посольство

        Так охраняли трояне свой стан: но ахеян волнует
         Ужас, свыше ниспосланный, бегства дрожащего спутник;
         Грусть нестерпимая самых отважнейших дух поражает.
         Словно два быстрые ветра волнуют понт многорыбный,
5      Шумный Борей и Зефир, кои, из Фракии дуя,
         Вдруг налетают, свирепые; вдруг почерневшие зыби
         Грозно холмятся и множество пороста хлещут из моря,-
         Так раздиралися души в груди благородных данаев.

        Царь Агамемнон, печалью глубокою в сердце пронзенный,
10    Окрест ходил, рассылая глашатаев звонкоголосых
         К сонму вождей приглашать, но по имени каждого мужа,
         Тихо, без клича, и сам между первых владыка трудился.
         Мужи совета сидели унылые. Царь Агамемнон
         Встал, проливающий слезы, как горный поток черноводный
15    С верху стремнистой скалы проливает мрачные воды.
         Он, глубоко стенающий, так говорил меж данаев:

         "Други, вожди и властители мудрые храбрых данаев,
         Зевс громовержец меня уловил в неизбежную гибель!
         Пагубный! прежде обетом и знаменьем сам предназначил
20    Мне возвратиться рушителем Трои высокотвердынной;
         Ныне же злое прельщение он совершил и велит мне
         В Аргос бесславным бежать, погубившему столько народа!
         Так, без сомнения, богу, всемощному Зевсу, угодно.
         Многих уже он градов разрушил высокие главы,
25    И еще сокрушит: беспредельно могущество Зевса.
         Други, внемлите и, что повелю я вам, все повинуйтесь:
         Должно бежать; возвратимся в драгое отечество наше;
         Нам не разрушить Трои, с широкими стогнами града!"

        Так говорил, - и молчанье глубокое все сохраняли;
30    Долго сидели безмолвны, унылые духом, данаи.
         Но меж них наконец взговорил Диомед благородный:

         "Сын Атреев! на речи твои неразумные первый
         Я возражу, как в собраньях позволено; царь, не сердися.
         Храбрость мою порицал ты недавно пред ратью ахейской;
35    Робким меня, невоинственным ты называл; но довольно
         Ведают то аргавяне - и юноша каждый и старец.
         Дар лишь единый тебе даровал хитроумный Кронион:
         Скипетром власти славиться дал он тебе перед всеми;
         Твердости ж не дал, в которой верховная власть человека!
40    О добродушный! ужели ты веришь, что мы, аргивяне,
         Так невоинственны, так малосильны, как ты называешь?
         Ежели сам ты столь пламенно жаждешь в дом возвратиться,
         Мчися! Дорога открыта, суда возле моря готовы,
         Коих толикое множество ты устремил из Микены.
45    Но останутся здесь другие герои ахеян,
         Трои пока не разрушим во прах! но когда и другие...
         Пусть их бегут с кораблями к любезным отечества землям!
         Я и Сфенел остаемся и будем сражаться, доколе
         Трои конца не найдем; и надеюся, с богом пришли мы!1"

50    Так произнес, - и воскликнули окрест ахейские мужи,
         Смелым дивяся речам Диомеда, смирителя коней.
         Но, между ними восстав, говорил благомысленный Нестор:
         "Сын Тидеев, ты, как в сражениях воин храбрейший,
         Так и в советах, из сверстников юных, советник отличный.
55    Речи твоей не осудит никто из присущих данаев,
         Слова противу не скажет; но речи к концу не довел ты.
         Молод еще ты и сыном моим, без сомнения, был бы
         Самым юнейшим; однако ж, Тидид, говорил ты разумно
         Между аргивских царей: говорил бо ты всo справедливо.
60    Ныне же я, пред тобою гордящийся старостью жизни,
         Слово скажу и окончу его, и никто из ахеян
         Речи моей не осудит, ни сам Агамемнон державный.
         Тот беззаконен, безроден, скиталец бездомный на свете,
         Кто междоусобную брань, человекам ужасную, любит!
65    Но покоримся теперь наступающей сумрачной ночи:
         Воинство пусть вечеряет; а стражи пусть совокупно
         Выйдут и станут кругом у изрытого рва за стеною.
         Дело сие возлагаю на юношей. После немедля
         Ты начни, Агамемнон: державнейший ты между нами,-
70    Пир для старейшин устрой: и прилично тебе и способно;
         Стан твой полон вина; аргивяне его от фракиян
         Каждый день в кораблях по широкому понту привозят;
         Всем к угощенью обилуешь, властвуешь многим народом.
         Собранным многим, того ты послушайся, кто между ними
75    Лучший совет присоветует: нужен теперь для ахеян
         Добрый, разумный совет: сопостаты почти пред судами
         Жгут огни неисчетные; кто веселится, их видя?
         Днешняя ночь иль погубит нам воинство, или избавит!"

        Так он вещал, - и, внимательно слушав, они покорились.
80    К страже, с оружьем в руках, устремились ахейские мужи:
         Несторов сын, Фразимед, народа пилосского пастырь;
         С ним Аскалаф и Иялмен, сыны мужегубца Арея,
         Критский герой Мерион, Деипир, Афарей нестрашимый
         И Крейона рождение, вождь Ликомед благородный.
85    Семь воевод предводили стражу; и по сту за каждым
         Юношей стройно текли, воздымая высокие копья.
         К месту пришед, между рвом и стеной посредине воссели;
         Там разложили огонь, и устроивал вечерю каждый.

        Царь Агамемнон старейшин ахейских собравшихся вводит
90    В царскую сень и пир предлагает им, сердцу приятный.
         К сладостным яствам предложенным руки герои простерли;
         И когда питием и пищею глад утолили,
         Старец меж оными первый слагать помышления начал,
         Нестор, который и прежде блистал превосходством советов;
95    Он, благомысленный, так говорил и советовал в сонме:
         "Славою светлый Атрид, повелитель мужей Агамемнон!
         Слово начну я с тебя и окончу тобою: могучий
         Многих народов ты царь, и тебе вручил Олимпиец
         Скиптр и законы, да суд и совет произносишь народу.
100  Более всех ты обязан и сказывать слово и слушать;
         Мысль исполнять и другого, если кто, сердцем внушенный,
         Доброе скажет, но что совершить от тебя то зависит.
         Ныне я вам поведаю, что мне является лучшим.
         Думы другой, превосходнее сей, никто не примыслит,
105  В сердце какую ношу я, с давней поры и доныне,
         С оного дня, как ты, о божественный, Брисову дочерь
         Силой из кущи исторг у пылавшего гневом Пелида,
         Нашим не вняв убеждениям. Сколько тебя, Агамемнон,
         Я отговаривал; но, увлекаяся духом высоким,
110  Мужа, храбрейшего в рати, которого чествуют боги,
         Ты обесчестил, награды лишив. Но хоть ныне, могучий,
         Вместе подумаем, как бы его умолить нам, смягчивши
         Лестными сердцу дарами и дружеской ласковой речью".

        Быстро ему отвечал повелитель мужей Агамемнон:
115  "Старец, не ложно мои погрешения ты обличаешь.
         Так, погрешил, не могу отрекаться я! Стоит народа
         Смертный единый, которого Зевс от сердца возлюбит:
         Так он сего, возлюбив, превознес, а данаев унизил.
         Но как уже погрешил, обуявшего сердца послушав,
120  Сам я загладить хочу и несметные выдать награды.
         Здесь, перед вами, дары знаменитые все я исчислю:
         Десять талантов золота, двадцать лаханей блестящих;
         Семь треножников новых, не бывших в огне, и двенадцать
         Коней могучих, победных, стяжавших награды ристаний.
125  Истинно жил бы не беден и в злате высоко ценимом
         Тот не нуждался бы муж, у которого было бы столько,
         Сколько наград для меня быстроногие вынесли кони!
         Семь непорочных жен, рукодельниц искусных, дарую,
         Лесбосских, коих тогда, как разрушил он Лесбос цветущий,
130  Сам я избрал, красотой побеждающих жен земнородных.
         Сих ему дам; и при них возвращу я и ту, что похитил,
         Брисову дочь; и притом величайшею клятвой клянуся:
         Нет, не всходил я на одр, никогда не сближался я с нею,
         Так, как мужам и женам свойственно меж человеков.
135  Всo то получит он ныне; еще же, когда аргивянам
         Трою Приама великую боги дадут ниспровергнуть,
         Пусть он и медью и златом корабль обильно наполнит,
         Сам наблюдая, как будем делить боевую добычу.
         Пусть из троянских жен изберет по желанию двадцать,
140  После Аргивской Елены красой превосходнейших в Трое.
         Если же в Аргос придем мы, в ахейский край благодатный,
         Зятем его назову я и честью сравняю с Орестом,
         С сыном одним у меня, возрастающим в полном довольстве.
         Три у меня расцветают в дому благосозданном дщери:
145  Хрисофемиса, Лаодика, юная Ифианасса.
         Пусть он, какую желает, любезную сердцу, без вена
         В отеческий дом отведет; а приданое сам я за нею
         Славное дам, какого никто не давал за невестой.
         Семь подарю я градов, процветающих, многонародных:
150  Град Кардамилу, Энопу и тучную травами Геру,
         Феры, любимые небом, Анфею с глубокой долиной,
         Гроздьем венчанный Педас и Эпею, град велелепный.
         Все же они у приморья, с Пилосом смежны песчаным:
         Их населяют богатые мужи овцами, волами,
155  Кои дарами его, как бога, чествовать будут
         И под скиптром ему заплатят богатые дани.
         Так я немедля исполню, как скоро вражду он оставит.
         Пусть примирится; Аид несмирим, Аид непреклонен;
         Но зато из богов, ненавистнее всех он и людям.
160 Пусть мне уступит, как следует: я и владычеством высшим,
         Я и годов старшинством перед ним справедливо горжуся".

        Рек, - и Атриду ответствовал Нестор, конник геренский:
         "Сын знаменитый Атрея, владыка мужей Агамемнон!
         Нет, дары не презренные хочешь ты дать Ахиллесу.
165  Благо, друзья! поспешим же нарочных послать, да скорее
         Шествуют мужи избранные к сени царя Ахиллеса.
         Или позвольте, я сам изберу их; они согласятся:
         Феникс, любимец богов, предводитель посольства да будет;
         После Аякс Теламонид и царь Одиссей благородный;
170  Но Эврибат и Годий да идут, как вестники, с ними.
         На руки дайте воды, сотворите святое молчанье,
         И помолимся Зевсу, да ныне помилует нас он!"

        Так говорил, - и для всех произнес он приятное слово.
         Вестники скоро царям возлияли на руки воду;
175  Юноши, чермным вином наполнив доверху чаши,
         Кубками всем подносили, от правой страны начиная.
         В жертву богам возлияв и испив до желания сердца,
         Вместе послы поспешили из сени Атрида владыки.
         Много им Нестор идущим наказывал, даже очами
180  Каждому старец мигал, но особенно сыну Лаэрта:
         Всo б испытали, дабы преклонить Ахиллеса героя.

        Мужи пошли по брегу немолчношумящего моря,
         Много моляся, да землю объемлющий земледержатель
         Им преклонить поможет высокую душу Пелида.
185  К сеням пришед и к судам мирмидонским, находят героя:
         Видят, что сердце свое услаждает он лирою звонкой,
         Пышной, изящно украшенной, с сребряной накольней сверху,
         Выбранной им из корыстей, как град Этионов разрушил:
         Лирой он дух услаждал, воспевая славу героев.
190  Менетиад перед ним лишь единый сидел и безмолвный
         Ждал Эакида, пока песнопения он не окончит2.
         Тою порою приближась, послы, Одиссей впереди их,
         Стали против Ахиллеса: герой изумленный воспрянул
         С лирой в руках и от места сидения к ним устремился.
195  Так и Менетиев сын, лишь увидел пришедших, поднялся.
         В встречу им руки простер и вещал Ахиллес быстроногий:
         "Здравствуйте! истинно други приходите! Верно, что нужда!
         Но и гневному вы из ахеян любезнее всех мне".

        Так произнес - и повел их дальше Пелид благородный;
200  Там посадил их на креслах, на пышных коврах пурпуровых,
         И, обратясь, говорил к находящемусь близко Патроклу:
         "Чашу поболее, друг Менетид, подай на трапезу;
         Цельного нам раствори и поставь перед каждого кубок:
         Мужи, любезные сердцу, собрались под сенью моею!"

205  Так говорил, - и Патрокл покорился любезному Другу.
         Сам же огромный он лот положил у огнищного света
         И хребты разложил в нем овцы и козы утучнелой,
         Бросил и окорок жирного борова, туком блестящий,
         Их Автомедон держал, рассекал Ахиллес благородный,
210  После искусно дробил на куски и вонзал их на вертел.
         Жаркий огонь между тем разводил Менетид боговидный.
         Чуть же огонь ослабел и багряное пламя поблекло,
         Угли разгребши, Пелид вертела над огнем простирает
         И священною солью кропит, на подпор подымая.
215  Так их обжарив кругом, на обеденный стол сотрясает.
         Тою порою Патрокл по столу, в красивых корзинах,
         Хлебы расставил; но яства гостям Ахиллес благородный
         Сам разделил и против Одиссея, подобного богу,
         Сел на другой стороне, а жертвовать жителям неба
220  Другу Патроклу велел; и в огонь он бросил начатки.
         К сладостным яствам предложенным руки герои простерли;
         И когда питием и пищею глад утолили,
         Фениксу знак Теламонид подал; Одиссей то постигнул,
         Кубок налил и приветствовал, за руку взявши, Пелида:
225  "Здравствуй, Пелид! в дружелюбных нам пиршествах нет недостатка,
         Сколько под царскою сенью владыки народов Атрида,
         Столько и здесь; изобильно всего к услаждению сердца
         В пире твоем; но теперь не о пиршествах радостных дело.
         Грозную гибель, питомец Крониона, близкую видя,
230  В трепете мы, в неизвестности, наши суда мы избавим,
         Или погубим, ежели ты не одеешься в крепость!
         Близко судов, под стеной уже нашею стан положили
         Гордые мужи трояне и их дальноземные други;
         В стане кругом зажигают огни и грозятся, что боле
235  Их не удержат, что прямо на наши суда они грянут.
         Им и Зевес, благовестные знаменья вправе являя,
         Молнией блещет! И Гектор, ужасною силой кичася,
         Буйно свирепствует, крепкий на Зевса3; в ничто он вменяет
         Смертных и самых богов, обладаемый бешенством страшным.
240  Молится, только б скорей появилась Денница святая,
         Хвалится завтра срубить с кораблей кормовые их гребни,
         Пламенем бурным пожечь корабли и самих нас, ахеян,
         Всех перед ними избить, удушаемых дымом пожарным.
         Страшно, герой, трепещу я, да гордых угроз Приамида
245  Боги ему не исполнят; а нам да не судит судьбина
         Гибнуть под Троей, далoко от Аргоса, милой отчизны!
         Храбрый, воздвигнись, когда ты желаешь, хоть поздно, ахеян,
         Столь утесненных, избавить от ярости толпищ троянских.
         После тебе самому то горестно будет, но поздно,
250  Зло допустивши, искать исправления. Лучше вовремя,
         Раньше помысли, да пагубный день отвратишь от ахеян.
         Друг! не тебе ли родитель, Пелей, заповедовал старец,
         В день, как из Фтии тебя посылал к Атрееву сыну:
         - Доблесть, мой сын, даровать и Афина и Гера богиня
255  Могут, когда соизволят; но ты лишь в персях горячих
         Гордую душу обуздывай; кротость любезная лучше.
         Распри злотворной, как можно, чуждайся, да паче и паче
         Между ахеян тебя почитают младые и старцы.-
         Так заповедовал старец; а ты забываешь. Смягчися,
260  Гнев отложи, сокрушительный сердцу! Тебе Агамемнон
         Выдаст дары многоценные, ежели гнев ты оставишь.
         Хочешь ли, слушай, и я пред тобой и друзьями исчислю,
         Сколько даров знаменитых тебе обещал Агамемнон:
         Десять талантов золота, двадцать лаханей блестящих,
265  Семь треножников новых, не бывших в огне, и двенадцать
         Коней могучих, победных, стяжавших награды ристаний.
         Истинно, жил бы не беден и в злате высоко ценимом
         Тот не нуждался бы муж, у которого было бы столько,
         Сколько Атриду наград быстроногие вынесли кони!
270  Семь непорочных жен, рукодельниц искусных, дарует,
         Лесбосских, коих тогда, как разрушил ты Лесбос цветущий,
         Сам он избрал, красотой побеждающих жен земнородных;
         Их он дарит; и при них возвращает и ту, что похитил,
         Брисову дочь; и притом величайшею клятвой клянется:
275  Нет, не всходил он на одр, никогда не сближался он с нею,
         Так, как мужам и женам свойственно меж человеков.
         Все то получишь ты ныне; еще же, когда аргивянам
         Трою Приама великую боги дадут ниспровергнуть,
         Целый корабль ты и медью и златом обильно наполни,
280  Сам наблюдая, как будем делить боевые корысти;
         Сам между женами пленными выбери двадцать троянок,
         После Аргивской Елены красой превосходнейших в Трое.
         Если ж воротимся в Аргос Ахейский, край благодатный,
         Зятем тебя назовет он и честью с Орестом сравняет,
285  С сыном одним у него, возрастающим в полном довольстве.
         Трех дочерей он невест в благосозданном доме имеет:
         Хрисофемису, Лаодику, юную Ифианассу.
         Ты, по желанью, из оных, любезную сердцу, без вена
         В отеческий дом отведи; а приданое сам он за нею
290  Славное выдаст, какого никто не давал за невестой.
         Семь подарит он градов процветающих, многонародных:
         Град Кардамилу, Энопу и тучную паствами Геру,
         Феры, любимые небом, Анфею с глубокой долиной,
         Гроздьем венчанный Педас и Эпею, град велелепный.
295  Все же они у примория, с Пилосом смежны песчаным;
         Их населяют богатые мужи овцами, волами,
         Кои дарами тебя, как бога, чествовать будут
         И под скиптром тебе заплатят богатые дани.
         Так он исполнит немедля, коль скоро вражду ты оставишь,
300  Если ж Атрид Агамемнон еще для тебя ненавистен,
         Он и подарки его, - пожалей о других ты ахейцах,
         В стане жестоко стесненных; тебя, как бессмертного бога,
         Рати почтут; между них ты покроешься дивною славой!
         Гектора ты поразишь! до тебя он приближится ныне,
305  Буйством своим обезумленный; он никого не считает
         Равным себе меж данаями, сколько ни есть их под Троей!"

        Рек, - и ему на ответ говорил Ахиллес быстроногий:
         "Сын благородный Лаэртов, герой Одиссей многоумный!
         Должен я думу свою тебе объявить откровенно,
310  Как я и мыслю и что я исполню, чтоб вы перестали
         Вашим жужжаньем скучать мне4, один за другим приступая:
         Тот ненавистен мне, как врата ненавистного ада,
         Кто на душе сокрывает одно, говорит же другое.
         Я же скажу вам прямо, что почитаю я лучшим:
315  Нет, ни могучий Атрид, ни другие, надеюсь, данаи
         Сердца по мне не смягчат: и какая тому благодарность,
         Кто беспрестанно, безустально бился на битвах с врагами!
         Равная доля у вас нерадивцу и рьяному в битве;
         Та ж и единая честь воздается и робким и храбрым;
320  Всo здесь равно, умирает бездельный иль сделавший много!
         Что мне наградою было за то, что понес я на сердце,
         Душу мою подвергая вседневно опасностям бранным?
         Словно как птица, бесперым птенцам промышляючи корму,
         Ищет и носит во рту и, что горько самой, забывает,-
325  Так я под Троею сколько ночей проводил бессонных,
         Сколько дней кровавых на сечах жестоких окончил,
         Ратуясь храбро с мужами и токмо за жен лишь Атридов!
         Я кораблями двенадцать градов разорил многолюдных;
         Пеший одиннадцать взял на троянской земле многоплодной;
330  В каждом из них и сокровищ бесценных, и славных корыстей
         Много добыл; и, сюда принося, властелину Атриду
         Все отдавал их; а он позади, при судах оставаясь,
         Их принимал, и удерживал много, выделивал мало;
         Несколько выдал из них, как награды, царям и героям:
335  Целы награды у всех; у меня ж одного из данаев
         Отнял и, властвуя милой женой, наслаждается ею
         Царь сладострастный! За что же воюют троян аргивяне?
         Рати зачем собирал и за что их привел на Приама
         Сам Агамемнон? не ради ль одной лепокудрой Елены?
340  Или супруг непорочных любят от всех земнородных
         Только Атрея сыны? Добродетельный муж и разумный
         Каждый свою бережет и любит, как я Брисеиду:
         Я Брисеиду любил, несмотря, что оружием добыл!
         Нет, как награду исторгнул из рук и меня обманул он,
345  Пусть не прельщает! Мне он известен, меня не уловит!
         Пусть он с тобой. Одиссей, и с другими царями ахеян
         Думает, как от судов отвратить пожирающий пламень.
         Истинно, многое он и один без меня уже сделал:
         Стену для вас взгромоздил, и окоп перед оною вывел
350  Страшно глубокий, широкий, и внутрь его колья уставил!
         Но бесполезно! Могущества Гектора, людоубийцы,
         Сим не удержит. Пока меж аргивцами я подвизался,
         Боя далеко от стен начинать не отважился Гектор:
         К Скейским вратам лишь и к дубу дохаживал; там он однажды
355  Встретился мне, но едва избежал моего нападенья.
         Больше с божественным Гектором я воевать не намерен.
         Завтра, Зевсу воздав и другим небожителям жертвы,
         Я нагружу корабли и немедля спущу их на волны.
         Завтра же, если желаешь и если тебя то заботит,
360  С ранней зарею узришь, как по рыбному понту помчатся
         Все мои корабли, под дружиною жарко гребущей.
         Если счастливое плаванье даст Посейдон мне могучий,
         В третий я день, без сомнения, Фтии достигну холмистой.
         Там довольно имею, что бросил, сюда я повлекшись;
365  Много везу и отселе: золота, меди багряной,
         Пленных, красноопоясанных жен и седое железо;
         Всo, что по жребию взял; но награду, что он даровал мне,
         Сам, надо мною ругаясь, и отнял Атрид Агамемнон,
         Властию гордый! Скажите ему вы, что я говорю вам,
370  Всo и пред всеми: пускай и другие, как я, негодуют,
         Если кого из ахеян еще обмануть уповает,
         Вечным бесстыдством покрытый! Но, что до меня, я надеюсь,
         Он, хоть и нагл, как пес, но в лицо мне смотреть не посмеет!
         С ним не хочу я никак сообщаться, ни словом, ни делом!
375  Раз он, коварный, меня обманул, оскорбил, и вторично
         Словом уже не уловит: довольно с него! но спокойный
         Пусть он исчезнет! лишил его разума Зевс промыслитель.
         Даром гнушаюсь его и в ничто самого я вменяю!
         Если бы в десять и в двадцать он крат предлагал мне сокровищ,
380  Сколько и ныне имеет и сколько еще их накопит,
         Даже хоть всo, что приносят в Орхомен иль Фивы египтян,
         Град, где богатства без сметы в обителях граждан хранятся,
         Град, в котором сто врат, а из оных из каждых по двести
         Ратных мужей в колесницах, на быстрых конях выезжают;
385  Или хоть столько давал бы мне, сколько песку здесь и праху,-
         Сердца и сим моего не преклонит Атрид Агамемнон,
         Прежде чем всей не изгладит терзающей душу обиды!
         Дщери супругой себе не возьму от Атреева сына;
         Если красою она со златой Афродитою спорит,
390  Если искусством работ светлоокой Афине подобна5,
         Дщери его не возьму! Да найдет из ахеян другого,
         Кто ему больше приличен и царственной властию выше.
         Ежели боги меня сохранят и в дом возвращусь я,
         Там - жену благородную сам сговорит мне родитель.
395  Много ахеянок есть и в Элладе, и в счастливой Фтии,
         Дщерей ахейских вельмож, и градов и земель властелинов:
         Сердцу любую из них назову я супругою милой.
         Там, о, как часто мое благородное сердце алкает,
         Брачный союз совершив, с непорочной супругою милой
400  В жизнь насладиться стяжаний, старцем Пелеем стяжанных.
         С жизнью, по мне, не сравнится ничто: ни богатства, какими
         Сей Илион, как вещают, обиловал, - град, процветавший
         В прежние мирные дни, до нашествия рати ахейской;
         Ни сокровища, сколько их каменный свод заключает
405  В храме Феба пророка в Пифосе, утесами грозном.
         Можно всo приобресть, и волов, и овец среброрунных,
         Можно стяжать и прекрасных коней, и златые треноги;
         Душу ж назад возвратить невозможно; души не стяжаешь,
         Вновь не уловишь ее, как однажды из уст улетела.
410  Матерь моя среброногая, мне возвестила Фетида:
         Жребий двоякий меня ведет к гробовому пределу:
         Если останусь я здесь, перед градом троянским сражаться,-
         Нет возвращения мне, но слава моя не погибнет.
         Если же в дом возвращуся я, в любезную землю родную,
415  Слава моя погибнет, но будет мой век долголетен,
         И меня не безвременно Смерть роковая постигнет.
         Я и другим воеводам ахенским советую то же:
         В домы отсюда отплыть; никогда вы конца не дождетесь
         Трои высокой: над нею перунов метатель Кронион
420  Руку свою распростер, и возвысилась дерзость народа.
         Вы возвратитесь теперь и всем благородным данаям
         Мой непреложно ответ, как посланников долг, возвестите.
         Пусть на совете другое примыслят, вернейшее, средство,
         Как им спасти и суда, и ахейскии народ, утесненный
425  Подле судов мореходных; а то, что замыслили ныне,
         Будет без пользы ахеянам: я непреклонен во гневе.
         Феникс останется здесь, у нас успокоится старец;
         Завтра же, если захочет, - неволей его не беру я,-
         Вместе со мной в кораблях отплывет он к любезной отчизне".

430  Так возразил, - и молчание долгое все сохраняли,
         Речью его пораженные: грозно ее говорил он.
         Между послов наконец провещал, заливаясь слезами,
         Феникс, конник седой; трепетал о судах он ахейских:
         "Если уже возвратиться, Пелид благородный, на сердце
435  Ты положил и от наших судов совершенно отрекся
         Огнь отразить пожирающий, - гнев запал тебе в душу,-
         Как, о возлюбленный сын, без тебя один я останусь?
         Вместе с тобою меня послал Эакид, твой родитель,
         В день, как из Фтии тебя отпускал в ополченье Атрида.
440  Юный, ты был неискусен в войне, человечеству тяжкой;
         В сонмах советных неопытен, где прославляются мужи.
         С тем он меня и послал, да тебя всему научу я:
         Был бы в речах ты вития и делатель дел знаменитый.
         Нет, мой возлюбленный сын, без тебя не могу, не желаю
445  Здесь оставаться, хотя бы сам бог обещал, всемогущий,
         Старость совлекши, вновь возвратить мне цветущую младость
         Годы, как бросил Элладу я, славную жен красотою,
         Злобы отца избегая, Аминтора, грозного старца.
         Гневался он на меня за пышноволосую деву:
450  Страстно он деву любил и жестоко бесславил супругу,
         Матерь мою; а она, обнимая мне ноги, молила
         С девою прежде почить, чтобы стал ненавистен ей старец.
         Я покорился и сделал. Отец мой, то скоро приметив,
         Начал меня проклинать, умоляя ужасных Эриний,
455  Ввек на колена свои да не примет он милого сына,
         Мной порожденного6: отчие клятвы исполнили боги,
         Зевс подземный и чуждая жалости Персефония.
         В гневе убить я отца изощренною медью решился;
         Боги мой гнев укротили, представивши сердцу, какая
460  Будет в народе молва и какой мне позор в человеках,
         Ежели отцеубийцей меня прозовут аргивяне!
         Но от оной поры для меня уже стало несносно,
         Близко отца раздраженного, в доме с тоскою скитаться.
         Други, родные мои, неотступно меня окружая,
465  Силились общей мольбой удержать в отеческом доме.
         Много и тучных овец, и тяжелых волов круторогих
         В доме зарезано; многие свиньи, блестящие туком,
         По двору были простерты на яркий огонь обжигаться;
         Много выпито было вина из кувшинов отцовских.
470  Девять ночей непрерывно они вкруг меня ночевали;
         Стражу держали, сменяяся; целые ночи не гаснул
         В доме огонь; один - под крыльцом на дворе крепкостенном,
         И другой - в сенях, пред дверями моей почивальни.
         Но когда мне десятая темная ночь наступила,
475  Я у себя в почивальне искусно створявшиесь двери
         Выломал, вышел и быстро чрез стену двора перепрянул,
         Тайно от всех и домовых жен, и мужей стерегущих.
         После далеко бежал чрез обширные степи Эллады
         И пришел я во Фтию, овец холмистую матерь,
480  Прямо к Пелею царю. И меня он, приняв благосклонно,
         Так полюбил, как любит родитель единого сына,
         Поздно рожденного старцу, наследника благ его многих
         Сделал богатым меня и народ многочисленный вверил.
         Там над долопами царствуя, жил я на фтийском пределе;
485  Там и тебя воспитал я такого, бессмертным подобный!
         Нежно тебя я любил: никогда с другим не хотел ты
         Выйти на пир пред гостей; ничего не вкушал ты и дома
         Прежде, поколе тебя не возьму я к себе на колена,
         Пищи, разрезав, не дам и вина к устам не приближу.
490  Сколько ты раз, Ахиллес, заливал мне одежду на персях,
         Брызжа из уст вино, во время неловкого детства.
         Много забот для тебя и много трудов перенес я,
         Думая так, что, как боги уже не судили мне сына,
         Сыном тебя, Ахиллес, подобный богам, нареку я;
495  Ты, помышлял я, избавишь меня от беды недостойной.
         Сын мой, смири же ты душу высокую! храбрый не должен
         Сердцем немилостив быть: умолимы и самые боги,
         Столько превысите нас и величьем, и славой, и силой.
         Но и богов - приношением жертвы, обетом смиренным,
500  Вин возлияньем и дымом курений смягчает и гневных
         Смертный молящий, когда он пред ними виновен и грешен.
         Так, Молитвы - смиренные дщери великого Зевса -
         Хромы, морщинисты, робко подъемлющи очи косые,
         Вслед за Обидой они, непрестанно заботные, ходят.
505  Но Обида могуча, ногами быстра; перед ними
         Мчится далеко вперед и, по всей их земле упреждая,
         Смертных язвит; а Молитвы спешат исцелять уязвленных.
         Кто принимает почтительно Зевсовых дщерей прибежных,
         Много тому помогают и скоро молящемусь внемлют;
510  Кто ж презирает богинь и, душою суров, отвергает,-
         К Зевсу прибегнув, они умоляют отца, да Обида
         Ходит за ним по следам и его, уязвляя, накажет.
         Друг, воздай же и ты, что следует, Зевсовым дщерям:
         Честь, на воздание коей всех добрых склоняются души.
515  Если б даров не давал, как теперь, так и после, толь многих,
         Сын Атрсев, но все бы упорствовал в гибельном гневе,-
         Я не просил бы тебя, чтобы, гнев справедливый отринув,
         Ты защитил аргивян, невзирая, что жаждут защиты.
         Много и ныне даров он дает и вперед обещает;
520  С кротким прошеньем к тебе присылает мужей знаменитых,
         В целом народе избранных, тебе самому здесь любезных
         Более всех из данаев. Не презри же их ты ни речи,
         Ни посещения. Ты не без права гневался прежде.
         Так мы слышим молвы и о древних славных героях:
525  Пылкая злоба и их обымала великие души;
         Но смягчаемы были дарами они и словами.
         Помню я дело одно, но времен стародавних, не новых:
         Как оно было, хочу я поведать меж вами, друзьями.
         Брань была меж куретов и братолюбивых этолян
530  Вкруг Калидона града, и яростно билися рати:
         Мужи этольцы стояли за град Калидон, им любезный,
         Мужи куреты пылали обитель их боем разрушить.
         Горе такое на них Артемида богиня воздвигла,
         В гневе своем, что Иней с плодоносного сада начатков
535  Ей не принес; а бессмертных других насладил гекатомбой;
         Жертвы лишь ей не принес, громовержца великого дщери:
         Он не радел, иль забыл, но душой согрешил безрассудно.
         Гневное божие чадо, стрельбой веселящаясь Феба
         Вепря подвигла на них, белоклыкого лютого зверя.
540  Страшный он вред наносил, на Инея сады набегая:
         Купы высоких дерев опрокинул одно на другое,
         Вместе с кореньями, вместе с блистательным яблоков цветом.
         Зверя убил наконец Инеид Мелеагр нестрашимый,
         Вызвав кругом из градов звероловцев с сердитыми псами
545  Многих: его одолеть не успели бы с малою силой -
         Этаков был! на костер печальный многих послал он.
         Феба о нем воспалила жестокую, шумную распрю,
         Бой о клыкастой главе и об коже щетинистой вепря
         Между сынами куретов и гордых сердцами этолян.
550  Долго, пока Мелеагр за этолян, могучий, сражался,
         Худо было куретам: уже не могли они сами
         В поле, вне стен, оставаться, хотя и сильнейшие были.
         Но когда Мелеагр предался гневу, который
         Сердце в груди напыщает у многих, мужей и разумных
555  (Он, на любезную матерь Алфею озлобенный сердцем,
         Праздный лежал у супруги своей, Клеопатры прекрасной,
         Дщери младой Эвенины жены, легконогой Марписсы,
         И могучего Ида, храбрейшего меж земнородных
         Оных времен: на царя самого, стрелоносного Феба,
560  Поднял он лук за супругу свою7, легконогую нимфу:
         С оного времени в доме отец и почтенная матерь
         Дочь Алкионою8 прозвали, в память того, что и матерь,
         Горькую долю неся Алкионы многопечальной,
         Плакала целые дни, как ее стреловержец похитил.
565  Он у супруги покоился, гнев душевредный питая,
         Матери клятвами страшно прогневанный: грустная матерь
         Часто богов заклинала - отметить за убитого брата;
         Часто руками она, исступленная, о землю била
         И, на коленях сидящая, грудь обливая слезами,
570  С воплем молила Аида и страшную Персефонию
         Смерть на сына послать; и носящаясь в мраках Эриннис,
         Фурия немилосердая, воплю вняла из Эреба),
         Скоро у врат калидонских и стук и треск раздалися
         Башен, громимых врагом. Мелеагра этольские старцы
575  Стали молить и послали избранных священников бога,
         Дар обещая великий, да выйдет герой и спасет их.
         Где плодоносней земля на веселых полях калидонских,
         Там позволяли ему, в пятьдесят десятин, наилучший
         Выбрать удел: половину земли виноградом покрытой
580  И половину нагой, для орания годной, отрезать.
         Много его умолял конеборец Иней престарелый;
         Сам до порога поднявшись его почивальни высокой,
         В створы дверей он стучал и просил убедительно сына.
         Много и сестры его, и почтенная матерь молили:
585  Пуще отказывал; много его и друзья убеждали,
         Чтимые им и любимые более всех в Калидоне;
         Но ничем у него не подвигнули сердца, доколе
         Терем его от ударов кругом не потрясся: на башни
         Сила куретов взошла и град зажигала великий.
590  И тогда-то уже Мелеагра жена молодая
         Стала, рыдая, молить и исчислила все пред героем,
         Что в завоеванном граде людей постигает несчастных:
         Граждан в жилищах их режут, пламень весь град пожирает,
         В плен и детей, и красноопоясанных жен увлекают.
595  Духом герой взволновался, о страшных деяниях слыша;
         Выйти решился и пышноблестящим покрылся доспехом.
         Так Мелеагр отразил погибельный день от этолян,
         Следуя сердцу: еще Мелеагру не отдано было
         Многих прекрасных даров; но несчастие так отразил он.
600  Ты ж не замысли подобного, сын мой любезный! и демон
         Сердце тебе да не склонит к сей думе! Погибельней будет
         В бурном пожаре суда избавлять; для даров знаменитых
         Выйди, герой! и тебя, как бога, почтут аргивяне.
         Если же ты без даров, а по нужде на брань ополчишься,
605  Чести подобной не снищешь, хоть будешь и брани решитель".

        Старцу немедля ответствовал царь Ахиллес быстроногий:
         "Феникс, отец мой, старец божественный! В чести подобной
         Нужды мне нет; я надеюсь быть чествован волею Зевса!
         Честь я сию сохраню перед войском, доколе дыханье
610  Будет в груди у меня и могучие движутся ноги.
         Молвлю тебе я другое, а ты положи то на сердце:
         Мне не волнуй ты души, предо мною крушася и плача,
         Сыну Атрея в угодность; тебе и не должно Атрида
         Столько любить, да тому, кем любим, ненавистен не будешь.
615  Ты оскорби человека, который меня оскорбляет!
         Царствуй, равно как и я, и честь разделяй ты со мною.
         Скажут они мой ответ; оставайся ты здесь, успокойся
         В куще, на мягком ложе; а завтра, с восходом денницы,
         Вместе помыслим, отплыть восвояси нам или остаться".

620  Рек - и Патроклу, в безмолвии, знаменье подал бровями
         Фениксу мягкое ложе постлать, да скорее другие
         Выйти из кущи помыслят. Тогда Теламонид великий,
         Богу подобный Аякс, подымался и так говорил им:
         "Сын благородный Лаэртов, герой Одиссей многоумный!
625  Время идти; я вижу, к желаемой цели беседы
         Сим нам путем не достигнуть. Ахейцам как можно скорее
         Должно ответ объявить, хоть он и не радостен будет;
         Нас ожидая, ахейцы сидят. Ахиллес мирмидонец
         Дикую в сердце вложил, за предел выходящую гордость!
630  Смертный, суровый! в ничто поставляет и дружбу он ближних,
         Дружбу, какою мы в стане его отличали пред всеми!
         Смертный, с душою бесчувственной! Брат за убитого брата,
         Даже за сына убитого пеню отец принимает;
         Самый убийца в народе живет, отплатившись богатством;
635  Пеню же взявший - и мстительный дух свой, и гордое сердце -
         Все наконец укрощает; но в сердце тебе бесконечный
         Мерзостный гнев положили бессмертные ради единой
       Девы! но семь их тебе, превосходнейших, мы предлагаем,
         Много даров и других! Облеки милосердием душу!
640  Собственный дом свой почти; у тебя под кровом пришельцы
         Мы от народа ахейского, люди, которые ищем
         Дружбы твоей и почтения, более всех из ахеян".

        И немедля ему отвечал Ахиллес быстроногий:
         "Сын Теламонов, Аякс благородный, властитель народа!
645  Всo ты, я чувствую сам, говорил от души мне, но, храбрый!
         Сердце мое раздымается гневом, лишь вспомню о том я,
         Как обесчестил меня перед целым народом ахейским
         Царь Агамемнон, как будто бы был я скиталец презренный!
         Вы возвратитесь назад и пославшему весть возвестите:
650  Я, объявите ему, не помыслю о битве кровавой
         Прежде, пока Приамид браноносный, божественный Гектор,
         К сеням уже и широким судам не придет мирмидонским,
         Рати ахеян разбив, и пока не зажжет кораблей их.
         Здесь же, у сени моей, пред моим кораблем чернобоким,
655  Гектор, как ни неистов, от брани уймется, надеюсь".

        Рек он, - и каждый, в молчании, кубок взяв двоедонный,
         Возлил богам и из сени исшел; Одиссей предитoк им.
         Тою порою Патрокл повелел и друзьям и рабыням
         Фениксу мягкое ложе как можно скорее готовить.
660  Жены, ему повинуясь, как он повелел, простирали
         Руны овец, покрывало и цвет нежнейший из лена.
         Там покоился Феникс, Денницы святой ожидая.
         Но Ахиллес почивал внутри крепкостворчатой кущи;
         И при нем возлегла полоненная им лесбиянка,
665  Форбаса дочь, Диомеда, румяноланитая дева.
         Сын же Менетиев спал напротив; и при нем возлежала
         Легкая станом Ифиса, ему Ахиллесом героем
         Данная в день, как разрушил он Скирос, град Эниея.

        Те же - едва показались у кущи Атрида владыки,
670  С кубками их золотыми ахеян сыны привечали,
         В встречу один за другим подымаясь и их вопрошая.
         Первый из них говорил повелитель мужей Агамемнон:
         "Молви, драгой Одиссей, о великая слава данаев,
         Хочет ли он от судов отразить пожирающий пламень
675  Или отрекся и гордую душу питает враждою?"

        И ему отвечал Одиссей, знаменитый страдалец:
         "Славою светлый Атрид, повелитель мужей Агамемнон!
         Нет, не хочет вражды утолить он; сильнейшею прежней
         Пышет грозой, презирает тебя и дары отвергает.
680  В бедствах тебе самому велит с аргивянами думать,
         Как защитить корабли и стесненные рати ахеян.
         Сам угрожает, что завтрашний день, лишь Денница возникнет
         На море все корабли обоюдовесельные спустит.
         Он и другим воеводам советовать тоже намерен -
685  В домы отплыть; никогда, говорит он, конца не обресть вам
         Трои высокой: над нею перунов метатель Кронион
         Руку свою распростер, - и возвысилась дерзость народа.
         Так он ответствовал; вот и сопутники то же вам скажут,
         Сын Теламона и вестники наши, разумные оба.
690  Феникс же там успокоился, старец; так повелел он,
         Чтоб за ним в кораблях, обратно к отчизне любезной
         Следовал завтра, но если он хочет, - неволить не будет".

        Так говорил, - и молчанье глубокое все сохраняли,
         Речью его пораженные: грозное он им поведал.
695  Долго безмолвными были унылые мужи ахейцы;
         Но меж них наконец взговорил Диомед благородный:
         "Царь знаменитый Атрид, повелитель мужей Агамемнон!
         Лучше, когда б не просил ты высокого сердцем Пелида,
         Столько даров обещая: горд и сам по себе он,
700  Ты же в Пелидово сердце вселяешь и большую гордость.
         Кончим о нем и его мы оставим; отсюда он едет
         Или не едет - начнет, без сомнения, ратовать снова,
         Ежели сердце велит и бог всемогущий воздвигнет.
         Слушайте, други, что я предложу вам, одобрите все вы:
705  Ныне предайтесь покою, но прежде сердца ободрите
         Пищей, вином: вино человеку и бодрость и крепость.
         Завтра ж, как скоро блеснет розоперстая в небе Денница,
         Быстро, Атрид, пред судами построй ты и конных и пеших,
         Дух ободри им и сам перед воинством первый сражайся".

710  Так произнес, - и воскликнули весело все скиптроносцы,
         Смелым дивяся речам Диомеда, смирителя коней.
         Все наконец, возлиявши богам, разошлися по кущам,
         Где предалися покою и сна насладились дарами.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. ...с богом пришли мы - пришли при благоприятных знаменьях, посланных
богами.   
2. Менетиад - Патрокл, сын Менетия; Эакид - Ахиллес, внук Эака; Патрокл
ждет, пока Ахиллес окончит свой куплет, чтобы подхватить песню.   
3. Крепкий на Зевса - полагающийся на помощь Зевса.   
4. ...перестали... скучать мне - не докучали.   
5. ...искусством работ... Афине подобна. - Афина считалась покровительницей
женских рукоделий и сама была искусной ткачихой.   
6. Ввек на колена свои да не примет он милого сына, мной порожденного... -
Отец молит богов, чтобы Феникс остался бездетным. По обычаю, дед принимал
новорожденного внука на колени, тем самым признавая его принадлежность к
роду.   
7. ...на... Феба поднял он лук за супругу свою... - Когда Марписса была
невестою Ила, в нее влюбился Аполлон и попытался ее похитить; Ид, защищая
невесту, вступил в борьбу с богом, но Зевс прекратил их распрю, предоставив
самой Марписсе сделать выбор между ними. Она предпочла смертного мужа.

8. Алкиона - чайка. Греки верили, что в случае гибели самца самка чайки не
ест, не пьет и все время жалобно стонет, пока не умрет.   
В рамках этих индоевропейских традиций затем принимал послов, к примеру, и Аттила, боготворивший скифский меч и традиции Приазовья.


© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2908030424 http://www.proza.ru/2009/08/03/424

 
Дипломатия народов моря
Вторжение мушков и киммерийцев в Анатолию

http://abuss.narod.ru/Biblio/maps1.htm
http://abuss.narod.ru/Biblio/Maps/map219.gif
http://abuss.narod.ru/Biblio/Maps/map62.gif

Дипломатия "народов моря"

Народы моря (n; ;;t.w n p; ym) в иероглифах
 
 
Иероглифы, обозначающие эти народы, содержат пять мелких волнистых линий, две птицы (сидящую и летящую), две секиры и некоторые иные знаки.
Википедия представляет этот могучий полиэтнос так.
«Народы моря» — группа средиземноморских народов, двинувшаяся в XIII веке до н. э. к границам Египта и государства хеттов, предположительно из региона Эгейского моря (Балканы и Малая Азия[1]). Этнографическими следами их миграций считают гарамантов[2], сикулов, филистимлян[3], фригийцев[4] и этрусков[5]. Троянскую войну также считают эпизодом переселений народов моря[6].
Родиной народов моря ещё в первой половине 20 века часть историков считала регион Микенской цивилизации[7], которая около XIII в. до н.э. гибла под ударами дорийцев. Эта цивилизация  перенесла страшный удар, после которого она уже не смогла оправиться[8]
Современные исследователи, напротив, связывают миграцию «народов моря» с окончанием Троянской войны, оказавшей разрушительной воздействие не только на цивилизацию западного побережья Анатолии, потерпевшую поражение, но и на экономику победивших ахейцев. Этим, по-видимому, объясняется наличие ахейцев и данайцев среди народов моря, большинство которых отождествляется с догреческим населением запада Малой Азии. Данная миграция произошла за одно-два столетия до вторжения дорийцев. При этом догреческое – не означает неиндоевропейское.

Напомним, что важнейшим дипломатическим фактом той поры был Договор египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттушилем III (1278 г. до нашей эры; есть вариации). Оба экземпляра договора скреплены государственными печатями и подписями.
Договор сохранился в трех редакциях (надписях) — двух египетских, в Карнаке и Рамессее, и одной хеттской, открытой в Богаз-Кёе. Сохранились как самый текст договора, так и описания предшествовавших его заключению переговоров.
Договор состоит из трех частей: 1) введения, 2) текста договорных статей и 3) заключения — обращения к богам, клятв и проклятий против нарушителя договора.

Со дня подписания «прекрасного договора» между царями устанавливались на вечные времена мир, дружба и братство. «После того, как я стал царем Хеттов, я с великим царем Египта Рамсесом и он со мной пребываем в мире и братстве. Это будет лучший мир и братство из существовавших когда-либо на земле». «Да будет прекрасный мир и братство между детьми детей великого царя Хеттов и Рамсеса, великого царя Египта. Египет и страна Хеттов да пребывают, подобно нам, в мире и братстве на все времена».

Между хеттами и Египтом заключался дружественный оборонительный и наступательный союз. «Если пойдет какой-либо враг против владений Рамсеса, то пусть Рамсес скажет великому царю Хеттов: иди со мной против него со всеми твоими силами». Договор предусматривал поддержку против врага не только внешнего, но, по-видимому, также и внутреннего. Союзники гарантировали друг другу помощь на случай восстаний и мятежей в подвластных им областях. Имелись в виду, главным образом, азиатские (сиро-палестинские) области, в которых не прекращались войны, восстания, разбойничьи налеты и грабежи.

«Если Рамсес разгневается на своих рабов (азиатских подданных), когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь Хеттов».
Особой статьей предусматривалась обоюдная выдача политических перебежчиков знатного и незнатного происхождения. «Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну Хеттов, то царь Хеттов не будет его задерживать в своей стране, но вернет в страну Рамсеса». Вместе с перебежчиками возвращаются в целости также и все их имущество и люди. «Если убежит из египетской земли один, два, три и т. д. человека в землю Хеттов, то они должны быть возвращены в землю Рамсеса». Как они сами, так и их имущество, жены, дети и слуги возвращаются в полной невредимости. «Да не казнят их, да не повредят их глаз, уст и ног».

В свидетели верности и точности выполнения договора призываются боги и богини обеих стран. «Все, начертанное на серебряной доске, тысяча богов и богинь страны Хеттов обязуются исполнять по отношению к тысяче богов и богинь Египта. Они свидетели моих слов». Затем следует длинный перечень египетских и хеттских богов и богинь: «боги и богини гор и рек страны Египта, неба и земли, моря, ветра и бури». За нарушение договора угрожают страшные кары. За честное его выполнение боги даруют здоровье и благоденствие. «Да сгинут дом, земля и рабы того, кто нарушит сии слова. Да будет здравие и жизнь тому, земле и рабам того, кто их сохранит».

Обмен дипломатическими письмами и посольствами продолжался и после заключения «прекрасного договора». Обменивались письмами не только цари, но и царицы. Египетская и хеттская царицы выражали друг другу радость по поводу «прекрасного мира» и «прекрасного братства», установившегося между двумя могущественными деспотиями.

После смерти египетской царицы политический союз между хеттами и Египтом был скреплен династическим браком — женитьбой Рамсеса на красавице дочери Хаттушиля. Новая супруга великого царя Египта была торжественно встречена на границе обоих царств. На устроенном в честь ее прибытия пиршестве было предложено угощение и египетским и хеттским воинам.

http://www.proza.ru/2009/07/30/235

Народы моря явно были против политики двух договорившихся сторон. Их дипломатия возвращала мир к диктату силы, установления новых порядков.
Эти народы впервые достигли границ Египта в 1243 году до н. э. в царствование фараона Мернептаха. В числе их были племена шерданов (по созвучиям условно «сердечных»), шакалаша («соколов» или «шакалов»), турша («туров» - символов величия типа Зевса-быка)и акайваша (ахейцы?). «Народы моря» выступили в союзе с ливийцами (индоевропейцами Северной Африки), поддержав последних во время их нападения на Дельту в 1219 до н. э., но были отражены престарелым Мернептахом у мыса Мигдол.
Около 1200 года до н. э. народы моря стерли с лица земли Угарит[9]. Около 1190 до н. э. именно они сокрушили и Новое царство хеттов, отсюда окончательно одна из сторон Карнакского договора исчезла. Египту развязали руки.

Разбитые фараоном Рамсесом III в наземной и морской битве (состоявшейся в 1173 до н. э. по «краткой хронологии»), «народы моря» разделились на несколько групп племен, которые заселили неосвоенные земли Средиземноморского побережья.

Племя PLST (пеласгов или филистимлян), известное и своим умением воевать на суше, осело на средиземноморском побережье в Ханаане, который стал называться (от названия племени) Палестиной, должно быть, с разрешения фараона. Они долгое время держали за собой торговлю железом и служили у фараонов наемниками, пока израильтяне не установили на время полный контроль над регионом. Часть пеласгов осталась в Эгейском регионе, где они были окончательно ассимилированы греками не позднее 5 в. до н. э. Последние поселения пеласгов существовали на о. Лемнос, хотя согласно древнегреческим источникам ранее они заселяли почти всю Грецию, проникали на Крит и в Малую Азию. В целом версий о пеласгах, вплоть до их связей с праславянством, остается много.

Племя TKR (чьекер или зекер, тевкры?) прибыло к горе Кармель и поселилось в городе Дер (были вскоре ассимилированы филистимлянами), а другая часть обосновалась на Кипре (см. Этеокипрский язык). Чекеров иногда подтягивают к Чехам, помня средневековую этногенетическую легенду о Чехе, Лехе и Мехе (Руссе).

Племя SKLS (шекелеш) отождествляется с сикулами, которые вместе с элимцами прибыли на Сицилию около 13 в. до н. э. О «троянском» происхождении указанных народов пишут Фукидид и Вергилий.

SRDN (шердены) краткое время формировали личную гвардию египетских фараонов. Они отождествляются с народом, который около 14-13 вв. до н. э. прибыл на Сардинию и основал там культуру строителей нурагов. В тот же период возникают аналогичные культуры на Корсике (строители торре) и на Балеарских островах (строители талайотов).

Племя TRS отождествляется либо с тирсенами, либо с троянцами (обе гипотезы не являются взаимоисключающими, в свете предания об Энее). Современные историки предполагают, что тирсены были умелыми мореплавателями и достигли Северной и Центральной Италии, где дали начало племени этрусков, до 510/509 г. до н. э. владевшего и Римом. Этруски оставили множество следов высокоразвитой культуры (так, в их городах была канализация, и именно этруски дали римлянам такой вид одежды, как тога), так, что, вероятно, они имели сильный фундамент для построения такой культуры.

Вместе с тем этническая принадлежность «народов моря» достоверно не установлена, остается предположительной. В состав народов моря египетские надписи включают:
PLST (пеласги=филистимляне?),
'KWS (ахейцы?),
RK (лукка=ликийцы?),
SRDN (шерданы (шарданы)=сарды?),
TKR (тевкры=троянцы?),
TRS (тирсены=этруски?),
SKLS (шекелеш=сикулы?),
DNWN (данайцы?), WSS (?).

Допускается, что основную массу «народов моря» составляло древнее доиндоевропейское население запада и юго-запада Малой Азии, а также их греческие союзники (ахейцы, в более поздних источниках они именуются данайцами).
Л. А. Гиндин и В. Л. Цымбурский, в книге «Гомер и история Восточного Средиземноморья», высказали мнение, что «народы моря», в основном, это выходцы с севера Балканского п-ова, родственные протофракийским племенам. А за протофракийцами неизбежно стоят их пращуры из Северного Причерноморья, Подонья.

Немецкий историк и лингвист Х. Рикс выдвинул гипотезу о тирренской группе близкородственных языков. Гипотеза интересна тем, что практически все включённые в неё народы (пеласги, этруски, этеокиприоты) в той или иной мере отождествляются с «народами моря», которые рассматриваются как доиндоевропейское население запада Малой Азии. Жители древней Сардинии (строители нурагов) письменных памятников не оставили, однако на сходство их культуры с этрусской указывал ряд историков, в частности, А. И. Немировский. RK («ликийцы») из состава народов моря могли быть не тождественны более поздним ликийцам, а быть доиндоевропейским населением указанного региона (подобно тому, как этруски представляли собой доиндоевропейских выходцев из Лидии). Однако это могли быть остатки ностратических общностей, тяготевших к индоевропейству.
(История древнего Востока. т. 2. М. 1988.; Кац Т. П. Нурагическая Сардиния и «морские народы» // АМА. Вып. 6. Саратов, 1986. С. 31-42.
The Sea Peoples and the Philistines on the Web
http://ru.wikipedia.org/wiki/

Уважаемые нами Михаил Зильберман и Виктор Янович, обобщая современную научную литературу, не могли не высказаться по столь интересной проблеме. Они и высказались.
Версия Зильбермана делает акцент на филистимлянах (пелиштимах – пеласгах ?).

Филистимляне.

Достоверно установлено (2.с254), что в конце II тыс. до н.э. волны "народов (Эгейского) моря" (египетская терминология) "огнём и мечом" сметая всё на своём пути, прокатились по земле Ханаана от царства хеттов и до Египта: «Ни одна страна не устояла перед их войсками... начиная от Хатти, Коди, Кархемиша, Алалаха, Арада. Они разбили стан внутри страны Амурру (Амур), люди которой пленены и которой как и не бывало»,- говорится в египетских надписях (2.с227; 94.с333). «Отборные войны их шли по суше, другие по морю» (из египетской надписи времён правления Рамсеса III (94.с333)). "Народы моря" сражались пешими, на колесницах (с большими колёсами в четыре спицы) и на кораблях (с одной центральной мачтой и парусом). Против Египта захватчики выступали в союзе с ливийцами, извечными врагами фараонов.
Внешне все верно, кроме сведения всего «моря» только к Эгейскому. А слово «мере» в данном случае у египтян подчеркивало, что основной силой участников движения этих народов были мореходы.
Зильберман знает - замечено, (Л.Гиндин, В.Цымбурский), что в Троянском цикле Гомера, и в частности, в «Одиссее» ряд сюжетов хорошо сопоставим с содержанием текстов сообщений фараона Мернептаха о деяниях «народов моря». Так, в «Одиссее» (Песнь XIV,ст.199-280) хорошо прослеживается тема высадки ахейских войск в Дельте Нила, которые отправились с Крита непосредственно после разрушения Трои («ниспровергнув Приамов великий Град»), а также описание сокрушительного разгрома ахейцев армией фараона. В заключение «лживого» рассказа Одиссея Гомер сообщает, что царь ахейцев отправился из Египта в Финикию.
Сходное сообщение приведено и Геродотом (II.118-119). Согласно историографу, Парис, похитивший Елену и греческие сокровища, попадает в Египет, откуда фараон выпускает в Трою только его одного. Но греки, прибывшие под стены Илиона, не поверили заверениям троянцев об этом. Когда же Троя пала, Менелай, удостоверившись в правдивости их слов, отделился от других ахейцев и немедленно отправился со своими кораблями за женой и сокровищами в Египет. У берегов Крита часть флота Менелая потерпела крушение («Одиссея».III,290).
Хотя фараон и вернул всё приплывшему в Мемфис Менелаю, война между ахейцами и египтянами всё же разгорелась. Царь Менелай, разбитый и преследуемый войсками фараона, бежал и укрылся в Ливии (союз с племенами ливийцев).
Ряд учёных (например, Р.Гордезиани.1978.с194 и сл.) так же связывает эту легенду с надписями Мернептаха, рассказывающими о первом вторжении в Египет «народов моря». В предании Страбона (Strab.XIV) о лидийском царе Моксе и его сподвижниках-ахейцах во главе с Амфилохом и прорицателем Калхантом рассказано, что они сразу после окончания Троянской войны завоевали Южную Анатолию (в том числе Памфилию и Киликию), а затем вторглись в Сирию и Финикию. Согласно Ксанфу Лидийскому (Athen.VIII.346E), Мокс, придя в город Аскалон, расправился с богиней Астартой (Анат). По неко-торым сведениям Мокс был сыном критянина.
Поскольку с «народами моря» Египет впервые столкнулся на восьмом году правления фараона Мернептаха, - ок. 1243 года до н.э. в принятой системе датировки, то и Троянская война, по окончании которой орды «народов моря» (акайваша, турша, шардона, шакалуша и лукка; причём, первых было не меньше, чем всех остальных) напали на Египет, а затем появились на землях Ханаана, завершилась в тот же период.
Оценить время падения Трои позволяет одно из сообщений Второй книги (II. 145) «Истории» Геродота. Историограф, рассуждая о давности некоторых событий, пишет, в частности, что от Геракла до «нашего времени» протекло около 900 лет, а от Пана «прошло до сегодняшнего дня (по-видимому,- времени написания Второй книги) ещё меньше лет, чем от Троянской войны, - только 800 лет» (т.е. от Троянской войны до «сегодняшнего дня» прошло немногим более восьмиста лет, но явно менее, чем 850 лет).
Дата рождения Геродота определена как ок. 484 г. до н.э. (из сочинения Памфилы, жившей при Нероне). Самое позднее событие, описанное Геродотом в его многотомной «Истории», датируется 430 г. до н.э. И тогда окончание Троянской войны по Геродоту ок. 1250 г. до н.э. (435+815).
При раскопках Трои выявлено двенадцать культурных слоёв, причём, Троя, описанная в "Илиаде", лежала предположительно в седьмом слое. К.Блеген, объявивший Трою VIIа жертвой ахейцев Агамемнона, время её сожжения датировал 1260-1240 гг. до н.э. (Blegen.1963, p174; 1967,p32). В начале 60-х годов ХХ века такой непререкаемый авторитет в микенской керамике, как А.Фурумарк, усмотрел в сосудах слоя Троя VIIа черты, характерные для периода IIIс; а это означало, что Троя VIIа погибла ок. 1230 г. до н.э. Однако, согласно Блегену, Троя VIIа не обнаруживает в своих слоях керамики из Греции по стилю более поздней, чем IIIв. В то же время многие учёные (Schachermeyr.1982,p91; Wood.1985,p230; Easton.1986,p190) признают «Приамову Трою» в могучей Трое VI, павшей в начале XIII в. до н.э.
Естественно, что сокрушительное поражение «акайваша» (ахейцев) и примкнувших к ним племён, вызвавшее широкий резонанс во всём Средиземноморье (после яркой победы над Приамом), не могло не сказаться на их дальнейшей политической судьбе: «акайваша» «после этого навсегда исчезают с горизонта властителей Египта... Со времени Мернептаха торговые связи с ахейским регионом полностью прекращаются» (Л.Гиндин, В.Цымбурский. Гомер и история Восточного Средиземноморья).
Весьма показательна реакция Хеттской державы на разгром Египтом ахейской коалиции (гипотеза; в литературе по ниже изложенному вопросу бытует иное мнение). Из «Письма о Тавакалавасе», в котором сквозит явное смирение царя хеттов перед царём ахейцев, следует, что ещё в первые десятилетия XIII в. до н.э. властители Хаттусаса безоговорочно признавали царей Аххиявы равными себе и другим великим царям Востока (братьями).
Отметим, что Аххиява предположительно отождествляется как с Микенской Грецией, так и упоминается в связи с районами, расположенными на западе и юго-западе Малой Азии (2.с226). Археологические данные как будто бы указывают на то, что в XIV-начале XIII в. до н. э. Греция, по крайней мере, материковая, была объединена под властью микенских царей. Возможно (О.Герни. «Хетты») Аххиява была островным царством на Крите: «Скорее всего, это было царство младшего «Миноса» на Крите (в поэме Гомера Минос, сын Зевса, был ахейцем, предком героя Идоменея»).
Однако, в годы правления царя хеттов Тудхалияса IV (1265-1235 гг. до н.э.) отношение к Аххияве, царству ахейцев, резко меняется: налицо (Л.Гиндин, В.Цымбурский) «пренебрежительное отбрасывание Аххиявы со счетов в делах всего Восточного Средиземноморья». Это вытекает из договора Тудхалияса IV со своим вассалом Шаушкамувасом, правителем Амурру (KUB XXIII,1; Sommer.1932. p320). В колонке IV, 1 и сл. текста договора Тудхалияса IV накладывает на вассала обязательства следовать его политике в отношении прочих великих держав. При этом Тудхалияса IV перечисляет царей государств, которые, по его мнению, ему равны. В этом перечне, вслед за царями Египта, Вавилонии и Ассирии, были вставлены (написаны) слова «и царь страны Аххиява», которые тут же были удалены (вытерты), но не до конца, что позволило их однозначно восстановить. Далее по тексту, при перечислении значимых, сильных стран и их правителей, Аххиява более не упоминается.
В частности, Шахермейр (1986.р286) по этому поводу замечает, что здесь не может быть и речи об ошибке писца: за таким исправлением должны стоять какие-то серьёзные политические перемены. Не исключено, что это исправление может указывать на то, что данный договор составлялся вскоре после того, как слух о разгроме ахейцев Мернептахом, подорвавшем былую военную мощь и авторитет Аххиявы, достиг царства хеттов.
И тогда вторжение первой волны «народов моря» в Египет произошло в годы правления Тудхалияса IV (1265-1235 гг. до н.э.).
Египетские источники называют целый ряд «народов моря», но достоверно отождествить всех их невозможно (2.с227). В числе их были ахейцы (условно читается «акайваша»), ликийцы с юго-запада Малой Азии («лукка»), сикулы («шикулаи»), пеласти («пуласти», «пуласати», «pw-r-s-tj»), этруски («турша», «тирсены»), шардана и др. Как известно, согласно греческой историко-мифологической традиции в Троянской войне участвовали племена ахейцев, тирсенов (этрусков), сардов, сикулов, ликийцев и др.
Обратим внимание на племя «лукка», в союзе с ахейцами совершившее нападение на Египет Мернептаха. Гомер упоминает ликийцев, как крупнейшую военную силу, союзнуюТрое. Поэт повествует, что один из предводителей ликийцев - Главк, неожиданно признаёт в противнике, ахейском герое Диомеде, друга своей семьи и прямо на поле битвы (под Троей) возобновляет с ним старинный союз («Илиада».II,VI.215 и сл.). Следовательно, не исключено, что именно Главк и Диомед со своими отрядами участвовали в войне с Мернептахом (в надписях Рамсеса III ликийцы не упоминаются).
Племена "народов моря", среди которых, было немало «акайваша» и «пуласти» (обобщающий термин «пелистим, пелиштим, фелистим», ивр., дал название народу - "филистимляне", и земле - "Палестина"), после своего поражения от фараонов Мернептаха и Рамсеса III, бежали из Египта и поселились в прибрежной полосе Ханаана. Филистимляне захватили и разрушили города Газу (характерно, что свою, филистимскую, Газу завоеватели называли "Миноа", возможно, в память о критском царе Миносе; (43.с50, пр. 93).), Аскалон (Ксанф Лидийский утверждал (99.с271), что город Аскалон был основан Аскалом, предком спартанцев), Ашдод, Экрон и Гат.
Существует мнение, что название «пуласти» восходит к наименованию части Эпирского побережья - «Palaiste, Palaistine» (Caes.Bel.civ.3,6; Lucan,v460). В этом же виде оно встречается и как общее название для Эпира. Его сопоставляют и с наименованием верхнего течения Стримона во фрако-иллирийском пограничье - «Palaistinos» (Kretschmer.1943, p152). Предполагается, что «пуласти» - выходцы из Эпира. Следует подчеркнуть, что у Гомера («Илиада».II.840 и сл.; XVII.288 и сл.) наименование «пеласги» связано с появлением в качестве защитников Трои ополчения города Ларисы, лежащего на юге Троады.
Судя по изображению на рельефе (восьмой год правления Рамсеса III), происходила миграция "народов моря" (племён пуласти, джакара (Тураев включает это племя в состав филистимлян (94.с333)), шакалша, данона и уашаша): вместе с войнами-мужчинами двигались на тяжёлых повозках их семьи и домашний скарб (по-видимому, из страны Амурру). Фараон Рамсес III встретил сухопутное войско "народов моря" на границе Египта и разбил его наголову. Флот захватчиков также потерпел поражение.
Известно, что на двенадцатом году царствования фараону Рамсесу III пришлось воевать с племенем "чекера" (возможно, оно же «джакара»), которое затем поселилось в городе Доре (95.с83), севернее "пуласти" ("чекера" занимались пиратством). Был у филистимлян и город (55.с124, Карта7) с названием "Хашавайху, Хакайваш(у)", что указывает также и на вхождение племени ахейцев ("акайваша") в состав народа филистимлян (помимо «чекера» и «пуласти»).
Напрашивается вывод, что ахейцы («акайваша»- наименование, встречающееся только в надписях Мернептаха), в сражениях с армией фараона Мернептаха выступавшие ядром воинства «народов моря», и являются племенем «Кафторим» (критян) Ветхого Завета, первым из «народов моря» обосновавшимся в Ханаане (ок. 1243 года до н.э.).
Племя с названием «пуласти, пуласати» известно со времён пятого года правления фараона Рамсеса III. Тогда же (ок.1200 г. до н.э.) оно, видимо, и влилось в число поселенцев-филистимлян (а затем ещё раз,- при переселении «народов моря» с семьями,- на восьмом году правления Рамсеса III).
Ветхий Завет (Втор.2.23) о появлении народа филистимлян (пелиштим) в Палестине сообщает следующее: "И Аввеев, живших в селениях до самой Газы, Кафторимы, исшедшие из остатков Кафтора, истребили и поселились на месте их". "От Мицраима (Египта) произошли... Пелиштим и Кафторим" (Быт.10.14). В Иез. (25.16) однозначно говорится: «Я простру руку Мою на Филистимлян, и истреблю Критян (";;;;;")». Очевидно что, в Танахе речь идёт о двух различных племенах "народов моря", захвативших плодородное побережье страны Хар и создавших союз самоуправляющихся городов.
Б.Тураев полагает, что у египтян, как и у древних евреев, "Каптар" это - Крит (94.с333); однако А.Мазар (104.с219) настаивает, что иконографические особенности изображений отдельных воинов позволяют связывать их с Кипром.
Как известно, после разрушительных извержений на Санторине, положивших начало финальному этапу крито-микенской культуры, очень многие критяне из "остатков Кафтора" перебрались на Кипр.
На монументальном фризе Рамсеса III "пелесет" представлены, как высокие, стройные войны в килтах (подобны юбкам шотландских горцев) с кистями и резного фасона рубчатых, "пернатых", шапках-шлемах, с кинжалами, длинными мечами, копьями и дротиками, большими круглыми щитами (55.с77; 104.с219).
«Народы моря» принесли с собой в Ханаан позднемикенскую материальную культуру (2.с254). Многочисленные образцы позднемикенской керамики (хорошо обожженная глина, специфические формы и роспись, особенно, спирали и птицы), обнаруженной в раннефилистимских слоях городов Ашдода (слой XIII), Екрона (слой VII), Телль Эйтуна, Акко, Бейт-Шеана и др., легко узнаваемы и адекватны керамике, широко представленной на Кипре. Начало изготовления такого типа керамики связывается с финальным этапом микенской культуры (фазой III C).
Нейтронный анализ показал, что керамика, найденная в Ашдоде и Экроне, была изготовлена на месте. Специфика филистимской керамики Ханаана расценивается как шаг вперёд в дальнейшем развитии позднемикенской керамики (63.с 557). Типичная филистимская двуцветная керамика развилась из местной разновидности сосудов типа Микены IIIC1В, которые характерны для первой фазы филистимского заселения. Новый стиль появился около середины XII в. до н.э. и сохранился с некоторыми незначительными изменениями до конца XI в. до н.э.. Хотя основное влияние было микенским, ханаанские традиции также прослеживаются в этой керамике, особенно в использовании двух цветов: красного и черного, что было неизвестно микенским мастерам; кроме того, в некоторых особенностях формы и декора усматривается и египетское влияние.
Микенские традиции сохранялись на новой родине и при изготовлении глиняных статуэток. Один тип таких изделий, названный "Ашдодским" по месту обнаружения, является схематическим изображением сидящей на стуле богини. По стилю "Ашдодская" статуэтка сходна с микенскими, также представляющими сидящих богинь (как уже упоминалось, в Средиземноморье в эпоху неолита Великая богиня-мать считалась главой пантеона богов). Ко второму типу относятся статуэтки, изображающие скорбящую женщину с руками, воздетыми к голове. Такие фигурки обычно прикреплялись к ободкам глиняных кратеров, использовавшихся как погребальная утварь. Оба типа глиняных статуэток свидетельствуют о стремлении филистимлян сохранить своё микенское религиозное наследие (божества и погребальная практика).
Во время раскопок в Ашдоде обнаружены также и две филистимские печати, содержащие краткие надписи (конические и пирамидальные с изображениями человека и животных). Они выполнены линейным письмом, напоминающим доселе не расшифрованное кипро-минойское письмо позднего бронзового века с Кипра. Хотя известно всего лишь несколько письменных знаков, они доказывают наличие изначально филистимской системы письма, вероятно, Эгейского происхождения.
Надписи на сосуде (ХII в. до н.э.) из Южной Филистии и печати, найденной близ Экрона (с надписью "Принадлежащее Абе"), выполнены алфавитным шрифтом этого периода и свидетельствуют о том, что ханаанейская алфавитная система использовалась в Филистии (104.с240) наряду с нерасшифрованной до сего времени линейной филистимской, известной по печатям из Ашдода ("линейное письмо В" расшифровано М. Вентрисом).
В отличие от своих новых соседей - ханаанеев и евреев, филистимляне знали технологию изготовления железа, которую они могли заимствовать у хеттов. Так, железные серп и плуг были найдены в Телль-Бейт-Мирсим, в слое, относящемся к филистимской эпохе (плуг и серп могли быть спрятаны - закопаны). В филистимских гробницах в Телль-Эль-Фаре обнаружены железные браслеты, кольца и кинжал (63.с392). В ту пору железо считалось драгоценным металлом и шло на изготовление украшений, а доспехи и оружие из железа (которое тогда ценилось дороже золота) имелись, например, у египетских фараонов, у хеттских правителей.
Широкое внедрение железа в греческое ремесленное производство произошло в период 1025-900 гг. до н.э. Из найденных двадцати с лишним мечей, датируемых этим периодом, бронзовый только один. Из более чем тридцати наконечников копий, бронзовых - лишь восемь. Из десяти кинжалов - только два бронзовых". Известно, что в гомеровские времена у ахейцев железного оружия не было (сам Гомер называл железо "многотрудным металлом").
Существует библейское предание, из которого следует, что филистимляне имели своеобразную монополию на изготовление украшений, орудий и оружия из железа. Железная руда встречается в нескольких местах в Заиорданье, но насколько эти месторождения разрабатывались в железном веке, на сегодняшний день неизвестно.
Ашдод - наиболее яркий пример сложения филистимского города, его дальнейшей судьбы. Он возник на руинах ханаанейского города позднего бронзового века и первоначально не был укреплен, хотя уже тогда - в XIII в. до н.э., отличался густотой застройки и правильной планировкой. Площадь города составляла 8 га. Именно изначальный филистимский слой (XIII) дал наибольшее число находок керамики упомянутого микенского типа, а также остатки местного ее производства, сочетавшегося с производством исконной ханаанейской керамики. В слоях XII-XI (XII-XI вв. до н.э.) город значительно разросся и был укреплен, причем основанием для мощной оборонительной стены послужили остатки фортификаций позднего бронзового века. К концу XI в. до н.э. площадь города достигла 40 га.
Екрон на начальной фазе филистимского города (первая половина XII в. до н. э.) занимал около 20 га, и здесь эта фаза (слой VII) характерна отсутствием укреплений и достаточной насыщенностью керамикой позднемикенского типа. Позднее в слоях VI-IV (середина XII-начало X в. до н.э.) появились фортификации, общественные здания, мастерские и бихромная керамика
В Аскалоне филистимский слой сохранился очень слабо. Отдельные города и открытые поселки пришельцев известны и в других районах Палестины,- как в прибрежной долине, так и на Центральном нагорье и в долинах рек. Подавляющее их большинство было основано на месте ханаанейских городов или египетских крепостей.
Коалиция филистимских городов-государств регулярно проводила Совет правителей (царей). Совместное военное командование коалиции руководило объединёнными вооружёнными силами филистимлян,- хорошо вооружёнными и обученными профессионалами.
Обладая заметным превосходством в организации и вооружении, филистимляне установили свою гегемонию почти над всей Палестиной. В ок.1050 г. до н.э., у Эбенезера (невдалеке от города Афека), в сражении с регулярными войсками филистимлян, ополчение Союза Израильских племён потерпело сокрушительное поражение.
Если в этот период Едом, Моав и Аммон уже были монархиями, а ханаанейские города (Хацор, Гезер, Мегиддо, Таанах и др.) сохраняли структуру городов-государств, в каждом из которых существовал свой царь, то племена (и колена) древних евреев, кроме отдельных временных военных вождей, не имели ни какой общей политической власти и управлялись старейшинами (2.с254) и, в какой-то степени, пророками (Дебора, Самуил). Начатки еврейской государственности в Ханаане стали слагаться лишь при последних вождях эпохи Судей.
Несомненно влияние, оказанное филистимлянами на израильский народ, его материальную и духовную культуру (92.с175). Так, в эпоху царя Давида в иврит вошло много филистимских слов, «латинских или греческих по форме, обозначающих, преимущественно, принадлежности войны и чужеземные изделия и встречающихся в древнейших текстах»; таких, как "peribolos" (круг городских укреплений, городской округ); "mekera", соответствующее слову "machaera" - "сабля"; "pellex", означающее "куртизанка".
Судя по Карнакскому изображению, на котором представлено усмирение фараоном Рамсесом II непокорного дофилистимского города Аскалон, этнический тип его жителей - чисто ханаанейский (48.с387).
После колонизации захваченных земель филистимлянам какое-то время удавалось сохранять ряд особенностей своей национальной материальной культуры, например, в керамике. Как обычно это и происходило на Древнем Востоке, пришельцы-филистимляне достаточно быстро усвоили обычаи и традиции автохтонного населения (видимо, своих женщин у войнов "пелесет" было недостаточно). Раскопки, проведённые в Ашдоде, показали, как много ханаанейских элементов вошло в исходно древнегреческий материальный образ жизни филистимлян. Со временем родной язык филистимлян, который представлял собой пеласгийский диалект, приближающийся как к эллинскому, так и к латинскому наречиям (92. с175), был вытеснен местным ханаанейским диалектом аввеев.
Сохранилось довольно много филистимских имен бибилейской эпохи и все они, практически, семитские. Так, в Библии упомянуты: Ахиш сын Маоха, Абимелех, Ахуззат, Голиаф, Саф, Рафах и Ишби-Беноб. В ассирийских анналах значатся (734-697 гг. до н.э.) имена: из Аскалона - цари Цидка и Шаррулудари, Митинти и его сын Рукуфти; из Газы - Ганун и царь Цилли-Бел; из Ашдода - Абимилки, Азури, Ахимти и Йаману; из Экрона - Икасамсу и царь Пади; из Азота - Ахимелек (98.с19).
Известно, что филистимляне поклонялись Дагону, ставшему их главным богом, примерно, за сто лет жизни в ханаанейском "море", а также Баалу и Астарте. В Экроне филистимляне почитали бога Балу (Баала) как князя Баал-Зебуба.
Примечательно, что обряд обрезания не был воспринят филистимлянами у ханаанеев ещё и в эпоху царя Давида.
Согласно Танаху, храм бога Дагона находился в Ашдоде (его и разрушил библейский Самсон).
При раскопках в Телль-Касиле был обнаружен единственный на сегодняшний день филистимский культовый центр. В трех последовательных слоях (ХII-Х) были обнаружены три храма.
Самый ранний слой (XII) представлял собой небольшое квадратное кирпичное строение (внешние размеры 6,4х6,6 м), состоявшее из одного зала с подиумом, вход в который располагался с восточной стороны. Напротив двери было устроено возвышение, где стояла статуя божества, а вдоль стен шли скамьи для приношений. В примыкавшем к храму дворе отмечено скопление золы и костей жертвенных животных.
В слое XI остатки этого храма были перекрыты каменной, несколько больших размеров, постройкой с входом в северо-восточном углу, также со скамьями у стен и с выделенной в противоположном от входа углу комнатой. С запада к храму примыкало небольшое дополнительное святилище. Такие внутренние святилища не характерны для ханаанейских храмов, но известны в Эгейе и на Кипре.
В следующий период (слой X) храм подвергся коренной перестройке: к нему было пристроено еще одно, входное, помещение с дверью с северной стороны. Уже из него, с востока, был проход в основной зал, перекрытия которого опирались на две деревянные колонны с каменными базами, вдоль стен располагались скамьи, в западной части была сооружена платформа, а за ней - сокровищница. Примыкавший к храму двор был огражден каменной стеной. Внутри него находился квадратный алтарь. Продолжало функционировать и созданное еще в пред шествующий период небольшое святилище за западной стеной храма, к нему был теперь пристроен отдельный двор.
Замечено, что не неоднозначность планировки храмов даже при сохранение единого священного участка (теменоса) на протяжении нескольких периодов развития города, не характерна для ханаанейского храмового строительства.
Множество ритуальных сосудов было найдено в этих храмах. Некоторые из них продолжали ханаанские художественные традиции, другие представляли собой оригинальные произведения искусства, третьи указывали на связи с Кипром.
Погребальные памятники филистимлян в Ацоре, Телль-эль-Фаре, Телль-Эйтуне и иных «Народов моря» в Телль-Зероре, Бейт-Шаане и др. свидетельствуют о большом многообразии соответствующих обрядов и сооружений даже в пределах единого некрополя. Так, на большом кладбище Ацора найдены обычные могилы, прямоугольные цисты и погребения в объемных кувшинах с отбитым горлом, совмещенных попарно и образующих гроб. Есть и признаки кремации.
Самостоятельность и некоторая культурная специфика филистимских городов сохранились ещё и в первой половине I тыс. до н.э.
По истечении нескольких веков филистимляне, став жителями Ближнего Востока, исчезли как этнос, растворившись среди численно преобладавшего автохтонного населения древнего Ханаана (безусловно не арабов).
Возникает вопрос: правомерно ли называть (например, (53.)) этнос, сложившийся в результате процесса ассимиляции древнегреческих племён "народов моря", захвативших земли Цахи и Хар (лучшие земли Палестины) и навсегда поселившихся там (филистимлян), и автохтонного населения этих земель (ханаанеев),- народом "палестинские арабы"?
Прошли тысячелетия, и этот вновь сформировавшийся этнос (филистимляне, ассимилировавшиеся с ханаанеями) безвозвратно поглотился еврейской и (или) арабской средой и окончательно утратил свой язык и свою культуру.
Многие современные палестинцы считают, что они являются потомками не сравнительно недавних переселенцев из Аравии, а происходят от филистимлян, либо от древних ханаанеев, исконных обитателей Святой Земли. Среди радикально настроенных палестинских мусульман эти теории не пользуются особой популярностью - такое родство с «язычниками» их не устраивает. Что касается исторических филистимлян, то надежных свидетельств их родства с современными палестинцами пока не найдено (Э. Райт. Библейская археология).

Здесь очевидно, что никакие сведения о связях с этим периодом народов Скифии М.Зильберману не нужны. Что голубоглазый и русый Ахилл – царь Скифии (сведения с 7 века до н.э.). Что часть ахейцев, включая Иалмена, после войны обосновалась у низовий Дона. Что скифы-мореходы  и были основным народом, распространявшим по миру сведения о Троянской войне. Да и случайно или не случайно Гомер – обозначение киммерийцев, которые до скифов проживали в Приазовье (ВДИ. 1947 – 1949; указатель 1950).
К началу Главы 14   К оглавлению книги

М.Зильберман акцентирует внимание на важном для него - 15.Образование союза Израильских племён.

Первые двадцать лет своего правления фараон Рамсес II вынужден был пос вятить ведению непрерывных войн в Нижнем Рутену и Сирии, главным образом, с хеттами (94.с 322).
На пятом году его царствования состоялся самый важный поход Рамсеса II - против хеттского царя Муваталлиса (первый сын Мурсилиса II, был убит; годы правления - ок. (1306-1282 гг. до н.э.)); и в 1286 году до н.э. произошло знаменитое сражение под Кадешем-на-Оронте. Как пишет Б.Тураев, "у Кадеша столкнулись силы всего культурного мира того времени". В этой битве воинское счастье было на стороне Рамсеса II и ему с большим трудом удалось избежать не только полного поражения, но и личной гибели.
После битвы у Кадеша восстало большинство подвластных Египту территорий Палестины, Финикии, Ливана и Сирии, и Рамсесу II пришлось неоднократно совершать походы в Азию и брать один город за другим, начиная с Аскалона (54.;94.).
Мирный договор между фараоном Рамсесом II и царём хеттов Хаттусилисом III (второй сын Мурсилиса II (1282-1260 гг. до н.э.)) был подписан на 21 году царствования фараона (т.е. ок.1270 г. до н.э.). Договор содержал положения о вечном мире, дружбе и братстве, о сотрудничестве, о взаимном отказе от агрессии, о взаимопомощи в случае военного нападения третьей стороны и внутренних беспорядков, о выдаче друг другу беглецов (27.с79). В соблюдении этого договора египтяне, хетты и их основные союзники хаабиру поклялись всеми своими богами. Хотя в договоре нигде не говорится об установлении границ между Египтом и царством хеттов, большая часть Финикии и Сирии осталась под властью хеттов; Палестина же целиком находилась в сфере влияния Египта (27.с85). Мир между Египтом и хеттами был упрочен основательно и надолго и скреплён династическим браком. При фараоне Мернептахе, ставшем в преклонном возрасте преемником Рамсеса II, дружественные отношения продолжали поддерживаться и укрепляться (когда у хеттов был голод, Египет снабжал их хлебом).
Первый по Танаху, однозначно антиханаанейский союз племён хаабиру (эпоха Судей), был обусловлен не стремлением к переделу границ и захвату чужих земель, что наблюдалось в Амарнский период, но необходимостью защититься и обрести независимость от ига ханаанейского царя Иавина, правителя могущественного города-государства Хацор (Асор).
Город находился в Телль-Эль-Кеда, в десяти милях к северу от Кинерета, на проходящей через Палестину дороге, ведущей из Египта в Сирию, Переднюю Азию и Месопотамию. Монархи Хацора владели значительной частью Северного Ханаана, были, в основном, независимы от Египта и не платили ему дани ещё в Амарнский период (письма из Амарнского архива).
После битвы у Кадеша Хацор, совершенно избавившись от опасений египетского влияния на его внешнюю политику, по-видимому, развил особо бурную деятельность по захвату сопредельных территорий, в том числе и населённых хаабиру. По всей вероятности, цари Хацора не только обложили непомерной данью поселения "черноголовых", расположенные на подвластных им землях, но и периодически (по египетскому образцу) совершали грабительские экспедиции, уводя людей хабиру в рабство. И Ветхий Завет повествует об этом: "Он (Иавин) жестоко угнетал сынов Израилевых двадцать лет" (Суд.4.3); "были пусты дороги... не стало обитателей в селениях у Израиля" (Суд.5.6,7). Особенно страдали колена "Неффалим" и "Завулон". Род "Иссахар", "несущий принудительные работы", судя по его библейской топографии, также был закабалён тем же царством Хацор (Быт.49.14,15).
По призыву пророчицы Деборы и военачальника Барака для борьбы с ханаанеями объединилось шесть родов хаибири: "Неффалим", "Завулон" и "Манассия" (племя "Авраам"); "Ефрем" и "Бениамин" (племя "Нинурта (Нергал)"); и род "Иссахар" из племени "Лот". Четыре колена по тем или иным причинам не принимали участия в этом союзе: "Реувен" и "Гад" (Заиорданье); "Асир" (они, вероятно, как и кениты, находились в дружественных отношениях с Хацором) и "Дан" (постоянно конфликтующий со всеми своими соседями). Три колена: "Иуда", "Леби" и "Симеон" вообще не упомянуты Деборой.
«Даже во времена царя Давида Страна Израиля никогда не представляла собой единого централизованного государства,- писал М.Даймонт (Евреи, Бог и История).- Это было непрочное объединение двух царств - Израиля на севере и Иудеи на юге. Царь Иудеи не мог править в Израиле без согласия израильтян. Это согласие было дано Давиду перед его помазанием на царство. Не так было с Соломоном. Чтобы обеспечить признание Израилем Соломона царем после своей смерти, Давид дважды возил его в Израиль для помазания в его присутствии (I Xрон. 29.22-23). Лишь тогда израильтяне признали его и своим царем».
Очевидно, что память о первоначальном составе союза Израильских племён проявилась и при разделе земель империи царя Давида после её распада, и в наименованиях её частей (по составу колен)- царства "Израиль" и "Иудея". "Что общего между нами (племенами Северного Израиля) и Давидом (иудеями)?" (1Цар. 12.16).
Согласно выводам современных исследователей (49-1.с358;92.с130), из текстологического анализа различных мест Ветхого Завета выявляется противопоставление двух связанных между собой групп "колен Израилевых": с одной стороны роды «Леви», «Иуда» и «Симеон» (племя «Йакуб-эл»); с другой - «Манассия» (племя «Авраам»), «Ефрем» и «Бениамин» (племя «Нинурта (Нергал)»); как и названий - «Иуда» и «Израиль».
Очевидно, что первоначально наименование «иудей» не акцентировало религиозную принадлежность (не левиты, каста жрецов),- в ту эпоху все еврейские колена в той или иной степени поклонялись единому Богу,- но носило окраску родоплеменной, а затем и государственной (в противопоставление Израилю) принадлежности.
Не исключено, что отголосок древнего конфликта между какими-то родами племён «Йакуб-эл» и "Авраам" на землях Ханаана нашёл отражение в описании (Быт.32) ночного противостояния Иакова некому божеству, связанному с водой (после чего Иаков, потерпевший ущерб, был переименован). Борьба происходила либо в водах потока Йабок, либо на его берегу. Возможный перевод названия потока - «Йа-бо-(к)» (Йаhу в нём) может указывать как на место действия (воды потока), так и на одну из противоборствующих сторон - Йаhу, Йакуб. О втором действующем лице можно судить по названию, которое «нарёк Иаков месту тому» - «Пенуэл». В Книге Еноха (11.43,44) повествуется об одном их падших ангелов, имя которого - «Пенемуэл». «Этот («ангел») показал сынам человеческим горькое и сладкое; и показал им все тайны их мудрости. Он научил людей письму чернилами и употреблению бумаги, и через это многие согрешили от века до века и до сего дня». Всё это, а также действо в воде, однозначно определяет второй персонаж единоборства как бога вод Энки (бога мудрости, научившего людей и богов не только письму), личного и родового бога племени "Авраам".
Если позволительно, не меняя корня слова, огласовать название «Пенемуэл» как «Панемеэл» («Пане(";;")-ме-эл, Пане-МЕ-Эл», где «пан», ивр.- «образ, вид»), то интерпретация его перевода может выглядеть как «Бог образов МЕ; Образ божественных МЕ; Вид бога МЕ», т.е.наименование «Пенемуэл» - один из синонимов великого Энки (Абба), владыки судьбы (сутей, сущностей МЕ).
В войне с Хацором племенам Союза хаибири противостояла мощная коалиция из нескольких ханаанейских царств Галилеи и Изреельской долины, имеющая на вооружении "900 железных колесниц" и "многолюдное войско".
Сражение, произошедшее под городом Танаах, на Южном краю равнины Изреэль, у вод Мегиддо (долина реки Кишон (Кин)), оставило неизгладимый след в памяти еврейского народа. Когда утром ополчение хаибири обрушилось на ханаанеев, раскисшая после сильной ночной грозы почва не позволила последним использовать в полной мере свои тяжёлые колесницы, дававшим им неоспоримое преимущество в силе. Судя по описанию, в разгар боя вновь пошёл сильный ливень (сражение происходило в начале зимы), река вздулась, вышла из берегов, затопила долину "и поток Кишон увлёк их (ханаанейские колесницы)... тогда ломались копыта конские от побега". Паника охватила ханаанейское войско, люди в ужасе бросали лошадей и колесницы и спасались бегством от разгула разбушевавшейся водной стихии.
В результате совместных действий природы и ополчения хаибири ханаанейская коалиция потерпела полное поражение, а её полководец Сисара бежал и был убит. Эта выдающаяся победа в сражении (исход которого для хаабиру оказался бы негативным, будь ханаанеи хоть чуточку менее самонадеянными), в котором Бог действительно был на стороне предков ветхозаветных евреев (по крайней мере, бог земных вод Энки (Абба), личный и родовой бог трёх колен племени «Авраам», участвовавших в бою), по всей вероятности, и пробудила у евреев то негативное, презрительное отношение к ханаанеям, которым так насыщен Ветхий Завет.
Оценить дату победы в долине Изреэль позволяет сообщение Ветхого Завета о том, что после этого события страна Ханаанская жила "в благодатном мире" сорок лет до времени "ига" филистимлян.
Очевидно, что здесь использована единица измерения времени, равная одному поколению (40 лет). Однако, как изложено выше, эту единицу времени («поколение») следует полагать равной 30 лет (в частности, каждое новое поколение от Арпахшада, сына Шема, до Нахора рожалось примерно через 30 лет).
Племена филистимлян, предположительно осели на землях Цахи и Хар после восьмого года царствования Мернептаха (1242-1241 гг. до н.э.). Обосновавшись, филистимляне приступили к захвату лучших земель Палестины и, как известно, установили свою гегемонию почти над всей её территорией (2.с254),- что позволяет отнести начало их "ига" к 1241-1240 гг. до н.э.. И тогда битва в долине Изреэль могла произойти в (1271-1270) гг. до н.э., дата которой должна согласовываться с тем условием, что такое крупномасштабное сражение могло состояться только после заключения мира между Египтом и хеттами (ок. 1270 г. до н.э.), ибо и те, и другие не поддерживали ни одной из воюющих сторон.
Помимо выше приведённого сообщения, Танах также повествует и о том, что по истечение двадцати лет порабощения евреев царём Иавином, как предполагается, после битвы у Кадеша в 1286 г. до н.э., древние евреи объединились и дали бой угнетателям. И тогда битва в долине Изреэль могла бы произойти в ок.1266 г. до н.э..
Однако если оценивать эти 20 лет, как время, равное половине поколения (т. е. принять для расчёта 15 лет), то сражение союза Израильских племён с коалицией царя Иавина произошло в 1271 году до н.э. Таким образом, в выбранной схеме датировки событий оба сообщения Ветхого Завета (с учётом сделанного предположения о причинах начала «ига») довольно хорошо коррелируются (практически, сходятся).
Итак, можно полагать, что образование союза Израильских племён произошло в эпоху правления фараона Рамсеса II, вскоре после заключения им мира с хеттами.
    Полученная оценка даты битвы под Танаахом объясняет забвение пророчицей Деборой колен "Иуда", "Леби" и "Симеон": они, согласно библейской традиции, до 1272 (1312-40) года до н.э. должны были ещё находиться в пустыне.
Показательно, что последние сообщения о племенах "черноголовых" Ханаана и Сирии, как о хабиру, связаны с архивом из Телль-эль-Амарны (2.с246) и мирным договором Рамсеса II с хеттами, и более нигде не встречаются. Хронологически следующее сообщение о племенах хабиру (хаабиру, хаибиру, хаибири) Ханаана - стела Мернептаха, где они упоминаются (впервые) уже как союз Израильских племён.
Знаменитая стела Мернептаха ("Стела Израиля") воздвигнута в "храме мертвых" города Фивы на пятом году правления фараона (найдена в 1896 г. Флиндерсом Петри). Во второй строке надписи, вырубленной в чёрном граните, сказано: "Ханаан разорён... Аскалон взят, Газер захвачен. Иеноам стал, как будто его и не было. Израиль опустошён, нет больше у него людей, его посевы уничтожены; Сирия сделана вдовой" (70-5.;2.;55.;94). Причём, при слове "Израиль" стоит детерминатив "народ", а не "территория, страна". Речь, следовательно, идет об этнической группе, а не о местности или государственном объединении (Hasel, M.G. Israel in the Merneptah Stela. Bulletin of the American Schools of Oriental Research 296, 1994, p. 45-61; Bimson, J.J. Merenptah's Israel and recent Theories of Israelite Origins. Journal for the Study of the Old Testament 49, 1991, p3-29).
Следующее (после стелы) не библейское упоминание наименования «Израиль» зафиксировано в 853 г. до н.э. в одном из текстов ассирийского царя Шалманезера III (Pritc- hard 1962, р278-279).
Таким образом, стела Мернептаха ("Стела Израиля") являет собой неоспоримое свидетельство образования союза Израильских племён много ранее 1245 года до н.э..
Б. Тураев, в частности, полагает (94.с332), "что часть хабири осела, вероятно, на Ефремовых горах, как племя "Израиль". "Вполне вероятно,- считает К.Кеньон (104.с184),- что... израильтяне были потомками хабири... пришедших из Сирии".
Очевидно, что блестящая победа, одержанная хаибири в долине Изреэль (Исраель), (";;;;;", здесь ";;;"- "равнял, выравнивал", и тогда "долина Изреэльская"- "долина, выровненная Богом"), не только упрочила союз шести родов хаибири, привела в него и другие кровнородственные колена, но и определила название этого союза (Изреэльский союз; люди (народ) Изреэля), которое увековечило столь знаменательное событие. Возможно, прототипом акта этого увековечивания послужило воспоминание об эпохе Саргона Древнего (Шаррукена), когда факт образования первого союза аккадских племён был запечатлён в названии столицы царства Аккад - "Агаде" - "Союз".
Примечательно, что акт переименования Иакова в Израиля еврейская традиция тоже связывает с событиями победоносной борьбы у речных вод ("И увидев (Бог), что не одолевает его (Иакова)" (Быт.32.23)) и с благосклонностью Бога.
Отмечено (49-1.с488), что имя "Израиль" (возможный перевод: Эл борется; Эл правит; Воин эла (91.с46)) известно в форме "Is-ra-il" из ханаанейских текстов архива Эблы (середина III тыс. до н.э.); а так-же в виде "Js-r-il" - из текстов до ХV в. до н.э., обнаруженных в Угарите.
Враждебность ханаанейско-аморейского окружения и междоусобицы племён "черноголовых", расселившихся по всему Ближнему Востоку, сделали сохранение и укрепление союза Израильских колен (хаабиру Палестины) насущной необходимостью. Так, в более позднем военном конфликте с мадианитянами (Суд.8), ефремляне даже заявили протест Гедеону (из рода "Манассия"), что их не позвали участвовать в этом сражении.
Главным достижением бениаминита царя Саула за время царствования (1020-1000 гг. до н.э.) считается (104.с242) "объединение ряда израильских группировок от Галаада до Иудеи, создание первого политического единства… перед лицом постоянной военной угрозы" со стороны филистимлян и ханаанеев; а точнее,- поддержание и упрочнение уже созданного Изреэльского союза близкородственных племён, позднее возглавленного и расширенного выдающимся полководцем и политиком, иудеем царём Давидом, восстановившим азиатскую часть империи гиксосов.
С образованием Израильского племенного союза наименование "израильтянин" стало обозначать не только принадлежность человека к одному из племён хаибири (хаабиру) Ханаана, но и к их военному союзу, объединению, а позднее, и к государству (2.с17,250,253).
После исхода из земли Сеннаар, как следствие широкого рассеяния племен "черноголовых" (особенно в Постгиксосский период) и их ассимиляции, для большинства потомков "черноголовых" самоназвание "хаибири, хабиру" утратило своё первоначальное значение этнической принадлежности, было забыто. Самоназвание того или иного рода (племени) стало связываться с наименованием территории расселения или именем предкаэпонима,- например, эдомитяне или сеиряне. Для евреев термин "ха-ибри, хаибири, хабири" сохранил окраску этнической принадлежности только благодаря Танаху, (в обиходе были распространены другие слова: "иудей", "израильтянин"), однако, и он приобрёл иное (хотя и близкое по смыслу) значение и звучание: ";;;"("хабер, хавер; хаберим")- "товарищ, товарищи". Примечательно, что большая часть упоминаний "евреев" в Ветхом Завете относится именно к патриархальному периоду и ко времени пребывания в Египте.
Число родов союза - двенадцать, принятое в Танахе, носит, как и во многих архаичных традициях, сакрально-мифологический характер. Союзы из двенадцати (шести) племён известны у народов Греции, Италии, Малой Азии и называются - "амфиктионий" (70-4.с420). Такие союзы обычно складывались вокруг общего культового центра (например, Иерусалимского храма или скинии) и обладали устойчивой числовой структурой.
Колена Израилевы, до эпохи образования единого, централизованного государства, являлись автономными образованиями, организованными согласно традиционного патриархально-племенного уклада. Во главе рода стоял наси (князь, вождь), (70-4.с421). При необходимости созывались межродовые (межплеменные) собрания вождей и старейшин (Иис.Н.22.30;24.1; 1Цар.8.4).
Объединение разрозненных Израильских племён, связанных лишь общими преданиями и необходимостью противостоять общим недругам, в единый народ, предпринял царь Давид, одна из величайших личностей истории народа хаибири. Давид превратил неустойчивый военный союз родов в могущественную державу древности (фараон Шешонк I (Шушаким), ливиец, даже отдал в жёны царю Соломону свою дочь,- беспрецедентный случай в истории Азии и Египта).
Заметим, что наименование «Давид», ивр., или «Дауд», араб., известное по документам Эблаитского архива в виде «Даудум», первоначально обозначало не личное имя, а воинское звание - главу военного отряда (Густав Гече. Библейские истории).
К началу Главы 15   К оглавлению книги
Отчасти идеи продолжены главой
16.Евреи и арамеи.
http://www.hapiru.ru/Text3-4.html

Интернет отражает споры по этому поводу.
(Boris) Мог бы согласиться с автором статьи, но есть одно "но". По-моему, нельзя отождествлять "народы моря" и "филистимлян". Если "народы моря" появились в Анатолии и на Ближнем Востоке в XII веке до н.э., то "филистимляне" вышли на историческую арену на несколько веков ранее. Об этом свидетельствуют и предания, и данные археологов. В том же Ветхом Завете первое упоминание филистимлян появляется уже в первой книге "Бытие", когда Исаак, сын Авраама, пришёл в город Герар к Авимелеху, царю филистимскому, и поселился там. Произошло это в XV веке до н.э. Кем были эти филистимляне? В том же Ветхом Завете в "Книге пророка Иезекииля" (XV, 16) филистимляне отождествляются с критянами. В XV веке критяне - филистимляне, то есть "скитальцы" - могли появиться на берегах Ближнего Востока как раз после Девкалионова бедствия, то есть после 1470 до н.э. Археологи, свидетельствующие о появлении в это же время на той же территории критских находок и усиление критского (минойского) влияния, лишний раз подтверждают это (см. например, А.Дж.Тойнби. Постижение истории. Минойское общество. Стр.63: «Сирийское общество унаследовало от минойцев алфавит, а также вкус к дальним морским путешествиям… Тот факт, что обнаруживается родство сирийского общества с минойским, представляется несколько удивительнным. Скорее следовало бы ожидать, что универсальным государством у истоков сирийского общества была не талассократия Миноса (правителя Крита - Б.П.), а Новое царство Египта и иудейский монотеизм был возрождением монотеизма Эхнатона. Однако свидетельства не подтверждают такой зависимости. Не существует также данных, которые подтверждали бы сыновнее родство сирийского общества обществу империи Хатти. Наконец, нет никаких свидетельств, которые указывали бы на родство сирийского общества с более ранней империей шумеров и аккадцев. Культура общества, для которого эта империя была универсальным государством, оставила глубокий след в истории стран и народов, входивших в неё. В течение семи веков после смерти Хаммурапи аккадский язык продолжал оставаться lingua franca торговли и дипломатии во всей Юго-Западной Азии. След этой культуры был одинаково глубоким и в Сирии, и в Ираке. В манерах и обычаях сирийского народа он прослеживался с XVI – до XIII века до н.э., если верить древнеегипетским источникам. Однако в ходе дальнейшего исторического развития этот след не воспроизводился. Когда тьма, охватившая историю Сирии после миграции 1200-1190 гг.. до н.э., стала рассеиваться, исчез и след старой культуры. Клинопись стала вытесняться алфавитом, и позже о ней не вспоминали. Минойское (критское – Б.П.) влияние оказалось сильнее».)
Поэтому утверждение некоторых нынешних историков о том, что филистимляне появились у границ Иудеи только в XII веке до н.э. не соответствует действительности.
(Ярослав)
Маленькая поправка:Египет не просто не смог "сломить" армию хеттов, вооружённую, кстати, железными мечами (а не бронзовыми), но вынужден был отдать Хеттам Сирию. Т.е., в противостоянии с Хеттами, Египет потерпел поражение. А держава Хеттов распространилась далеко на юг и восток за пределы Малой Азии.
Мне доводилось встречать и другую гипотезу гибели Хеттской империи. Держава Хеттов распалась (или ослабла) в результате каких-то внутренних причин. А "народы моря" нанесли удар уже по остаткам великой империи. Так это или не так, возможно, покажут будущие исследования...
(Farit)
1. Родство филистимлян с "народами моря" выводят из сходства этого слова с пеласгами, так как они составляли одну из существенных групп этой общности.
2. Битва при Кадеше закончилась вничью. Хетты сохранили за собой Сирию, но ничего нового не приобрели и впредь обязались ничего не приобретать. Рамзес гарантировал сохранение за собой Палестины, Финикии и т.п.
3. Не могла она настолько быстро ослабнуть :) По некоторым свидетельствам последний Хеттский царь Суппилиумас Второй буквально за пару лет до вторжения народов моря совершил успешный военный поход на Крит. Начало морской экспансии - это было бы круто, если учесть, что микены к тому времени всерьез ослабли.
(saveliev_cyril)
Всех интересующихся отсылаю к работам Дэвида Рола (David Rohl), как на английском, так и опубликованным в ЭКСМО в моем переводе, особенно "ВЛАСТИТЕЛИ АВАРИСА (легендарное происхождение западной цивилизации)", выйдет в августе-сентябре этого года. Просьба не рассматривать как рекламу, это серьезный научный труд, хотя и не вполне мейнстрим. Можно обращаться за дополнительной информацией (дискуссия в комментариях бесполезна из-за недостатка места).
04.05.2009 / 19:07:57
(Сыроежка)
Откуда взялась эта дата битвы при Кадеше?! Почему фигурирует столькот разных дат, которые отличаются между собой на полстолетия?
На мой взгляд битва при Кадеше состоялась в 1245 году и никак не в 1312 до нашей жры. Что эта за наука такая, когда имеет место такой разброс дат?! Не историки, а ШАРЛАТАНЫ! Я приведу более-менее точную хронологию. Захават Гераклом Трои - 1265 год. Битва при Кадеше - 1245 год. Троянская война - 1198-1188 годы.

Подобного в Интернете все больше со ссылками на достаточно обоснованные источники.

Виктор Янович подтягивает «Народы моря» к индоевропейским привязкам.

Гиксосы правили Египтом и землями, располагавшимися на восток от него вплоть до Ефрата, до середины XVI в. до н.э., до тех пор, пока жители Верхнего Египта, набравшись сил, не изгнали их. В 1535 г. до н.э. правитель Верхнего Египта Яхмос взял столицу гиксосов Аварис, а в 1530 г. до н.э. их последний оплот в южной Палестине - город Шарухен. Когда же гиксосы были изгнаны из Египта то, сотрудничавшие с ними израильтяне были превращены в рабов и пробыли в этом качестве 40 лет до исхода, который произошел в 1495г. до н.э.
Гиксосы после изгнания отступили дальше на восток, гиксосская держава погибла, ее территориями в Сирии-Палестине немедленно овладели египтяне, отныне вспоминавшие гиксосов не иначе, как "мерзких азиатов" и насильников. Вот как, по словам Г. Бургша, уничтожалась память о них в Египте: "С восшествием на престол царей 18 династии начинается уничтожение памятников, принадлежащих гиксосам, выбивание их имен и титулов до неузнаваемости и вписывание своих имен и титулов на чужих памятниках. Этого рода приемы, выдуманные именно египетскими фараонами, употреблялись с таким успехом, что действительно им удалось почти совершенно уничтожить следы пребывания гиксосов в земле египетской…" [84, 128].
Часть гиксосов, известная под именем амалекитов-шасу, позднее была ассимилирована арабами. Слово малик на Ближнем Востоке означает - князь, владыка, царь. Соответственно, слово амалик является его антонимом. Отсюда название амаллекиты шасу является антонимом названия малик шасу (цари пастухов), и, с учетом вышеизложенной истории, может быть переведено как - лишенные власти цари пастухов. Но при этом амалекиты всегда помнили, что некогда правили Египтом [41, ст. "Гиксосы"].
Другая часть гиксосов, по-видимому, некоторое время скиталась в Малой Азии, занимаясь скотоводством и торговлей, а затем – по версии В.Яновича и иных авторов, - вернулась в Северное Причерноморье. Потеряв подданных, они лишились титула гиксосы (высшие саки) и получили название скифы или скиты (скитальцы). Возможное время прихода скифов в Северное Причерноморье согласуется с их преданием (около 1500 г. до н.э.). Археологи отмечают появление в это время на территории Украины ряда новых культур: сабатиновской, ноа, становской (рис. 34) [45, 416], а затем комаровской, восточнотшинецкой и монтеору в Восточной Румынии.
Вместе с тем сакам лучше бы вернуться в округу Каспия и восточнее, где их постоянно и фиксируют источники.
Активные украфилы все старательно стягивают к территории Украины. Отсюда по времени появления, по ареалу распространения и по другим признакам, например, по зольным курганам, образование которых связано с описанным Геродотом странным скифским ритуалом сжигания огромных куч хвороста, сабатиновская культура может быть идентифицирована с ранним этапом скифской, а остальные: как возникшие под ее влиянием на основе местных. При приходе скифов им навстречу с востока выдвинулось население срубной культуры, вероятно, родственное скифам. В это же время фригийцы, которые, судя по орнаментам на сосудах, одежде и пантеону богов, были полянским племенем, уходят из Македонии в Малую Азию, вероятно, опасаясь потерять свободу, которую они имели до прихода скифов. Кстати, их название близко к немецкому freiheits, что значит - вольная, или freiheit - свобода.
Вместе с тем стоит помнить, что к началу II тыс. до н. э. начинается распространение индоевропейских племён на восток и запад. Андроновская культура, связываемая с индоиранцами, занимает обширные пространства Центральной Евразии (см. Синташта, Аркаим). Залогом успеха распространения индоевропейцев стало наличие у них таких новаторских технологий, как колесница и меч. Это составные части успеха гиксосов.
Влиянием европеоидных пришельцев с запада отмечены культуры бронзового века в Южной Сибири — в первую очередь, карасукская и тагарская. Находки идентичного оружия на территории в тысячи километров (т. н. сейминско-турбинский феномен) позволяет археологам предположить, что над туземными народами лесной полосы Евразии с XVI в. до н. э. господствовала некая подвижная дружинная элита . Эта элита вполне могла найти связи с причерноморцами, занимавшимися судостроением и мореплаванием. И объединенные силы вероятно попадали в состав народов моря.
В.Янович сторонник связывать походы Сесостриса на Скифию со временем Рамсеса П. По его данным, маркирующие время гигсосов культуры  просуществовали на территории Украины до конца XIII в. до н.э., то есть до покорения Скифии войсками Рамзеса II, и сменились белозерской (рис. 35) [46, 420], которую можно идентифицировать с ранним этапом киммерийской. Памятники киммерийской и скифской культур имеют некоторые общие черты. Это можно объяснить тем, что часть скифов оставалась в Восточной Европе и при киммерийцах. А также тем, что и те, и другие в свое время составляли воинское сословие в Египте, а затем натурализовались в Восточной Европе. Тут бы стоит заметить, что основной центр киммерийцев находился в Приазовье и Нижнем Подонье.
По В.Яновичу, в результате продвижения киммерийцев на запад, их взаимодействия и смешения с местным населением возникли культуры гальштатская, гава-галигарды, высоцкая и другие, которые стали предшественницами более поздних культур: латенской и, в конечном итоге, кельтской.
На Северном Кавказе потомками киммерийцев, по-видимому, были меланхлены (Геродот размещал их севернее Причерноморья), которых так назвали за обычай носить только черную одежду. Часть из них, возможно, после возвращения скифов переселилась в Северскую (Черниговскую) землю. Не случайно Тмутаракань на Северном Кавказе Черниговские князья считали своей вотчиной.
Распространенная на территории нахских народов кобанская культура, судя по форме и росписи посуды, родственна трипольской. Время возникновения кобанской культуры соответствует приходу на Северный Кавказ и в Северное Причерноморье египтян. Воины гарнизона, оставленного Рамзесом II на Северном Кавказе, женились на полянках (или их потомках - амазонках) и образовали нахский народ, в языке которого присутствуют как египетские, так и пеласгийские корни, а в материальной культуре как египетские бусы и скарабеи, так и подобная пеласгийской (трипольской) посуда. К тому же у вайнахов (чеченцев и ингушей), есть предание, что по женской линии они происходят от амазонок. Может быть, происхождением от амазонок и египетских воинов обусловлена их любовь к оружию и склонность решать свои проблемы с его помощью.
Р.С. Плиев [70, 32-34] отмечает присутствие у народов Северного Кавказа, в нахских языках (чеченском, ингушском, осетинском, балкаро-карачаевском), большого числа хуритских (пеласгийских) корней и заметного числа - египетских и добавляет: "Примечательно и то, что в захоронениях древних нахов обнаруживаются изготовленные в Египте бусы, изображения священного жука - скарабея".
В связи с этим заслуживает внимания мнение Плиева о том, что "необходимы всесторонние исследования многочисленных свидетельств родства древних культур народов Северного Кавказа (кобанской, в первую очередь) и регионов Северное Причерноморье - низовье Дуная, Закавказье - Малая Азия - Средиземноморье. Зона распространения кобанской культуры - территория современных Чечни, Ингушетии, Северной Осетии, восточной части Кабардино-Балкарии (до верховья реки Кубань и Пятигорья)".
Вместе с тем, говоря о топонимах Северной Осетии и Кабардино-Балкарии, В.И. Абаев [71, 289] отмечает: "Мы находим множество топонимических названий, чуждых и тому, и другому языку в их современном состоянии и принадлежащих какой-то более ранней общности". Плиев по этому поводу пишет: "Среди этих названий внимание ученых привлекли топонимы, имеющие в своем составе так называемый "индикатор" -ск, -шк. Его можно было бы найти, обратившись к топонимам Чечни и Ингушетии, в составе которых мощен пласт географических названий с топоформантом -шк" [70, 33]. Возможно, упомянутый "индикатор" в топонимах оставили после себя вытесненные из этих мест египтянами - скифы или их предки саки (щака).
Местное нескифское население при завоевании Скифии египтянами, по-видимому, покорилось последним. Таким образом, египтяне лишили власти скифов, и сами стали править их полиэтничной страной. При этом легкие на подъем кочевники бежали в Среднюю Азию. Об этом уже говорилось в главе 2, §6 нашего ретроспективного исследования. Значительная же часть скифов и близких им народов Северного Причерноморья отступила на Юго-запад. А через некоторое время их отступление обернулось небывалым по масштабам нашествием на страны Средиземноморья и Ближнего Востока, так называемых, "народов моря". Вот, что об этом пишет Л.Л. Зализняк:
"Убедительные археологические доказательства участия населения Северо-западного Причерноморья в "нашествии народов моря" на Грецию, Крит, Малую Азию, Сирию собрал В.И. Клочко [72]. Имеется в виду население сабатиновской культуры, которое в XIV-XII вв. до н.э. проживало в степях между Нижним Днепром и Дунаем". Их оружие "характерной формы найдено в археологических слоях, связанных с индоевропейским нашествием в Малой Азии (Троя), Сирии (Угарит), на Крите, Родосе, Кипре, в материковой Греции. С аналогичными круглыми щитами, копьями и короткими мечами изображены воины "народов моря" на рельефах из Луксора (Египет).
Это оружие не имеет аналогий среди оружия Ближнего Востока, но чрезвычайно типично Для Северного Причерноморья конца II тыс. до н.э. … Короткие обоюдоострые мечи красномаяцкого типа имеют очень древнюю историю в Северном Причерноморье. Их прототипы найдены в захоронениях Причерноморских скотоводов первой половины II тыс. до н.э. 72. В.І. Клочко. Народи моря та Північне Причорномор"я. // Археологія. - 1990. - N1.
В результате грандиозной миграции "народов моря" оружие северно-причерноморского типа очутилось на острове Сардиния. Здесь найдены бронзовые статуэтки воинов с круглыми щитами и короткими обоюдоострыми мечами, аналогичными открытым в захоронении близ с. Борисовка на Одесчине. Таким образом, имеем все основания утверждать, что в дорийском нашествии на Грецию, Малую Азию и другие регионы Средиземноморья приняли участие племена сабатиновской культуры Северного Причерноморья" [2, 125-127]. На рис. 36 показаны Северочерноморские формы для отливки оружия II тыс. до н.э., а на рис. 37 - египетские изображения "народов моря" [2, 126,127].
Таким образом, превентивная акция Рамзеса II по нейтрализации скифов привела к развязыванию серии новых войн. Нашествию "народов моря" подверглись Греция, Крит, Малая Азия, Сирия, Кипр и Палестина. С большим трудом Рамзесу III удалось остановить их на границах Египта. "Народы моря" расселились на средиземноморских островах вплоть до Сицилии и Корсики.
Подводя итог рассмотрению нашей древней истории, которая оказывается тесно связанной с историей Европы, Кавказа, Ближнего Востока и Азии, можно утверждать, что если на Земле и был "Золотой век", о котором говорят эллинские предания, то ранее рубежа III-IV тысячелетий до н.э. Более пяти тысяч лет назад трем исходным этносам Европы был дан шанс объединиться в единый мирный народ, приняв арийские законы. Они его не использовали. Только в Индии арийские порядки сохранялись в сравнительно чистом виде в течение тысячелетий, а потому только они были вправе называть себя ариями.
По ведическим представлениям, около 3100 г. до н.э. наступил наиболее тяжелый период в истории человечества, называемый Кали Югой. Начавшиеся с этого времени, вражда и войны не утихают до сих пор, катясь по миру как падающее домино. История учит, что одно зло порождает другое, но человечество не усваивает ее уроков. Исторические примеры показывают, как трудно удерживаться на тонкой грани справедливости, не превышая меру возмездия, а это приводит к эскалации вражды и насилия. Так было в древности и так продолжается сейчас, в чем можно убедиться на примере недавних событий в Югославии и нынешних - в Палестине и в Ираке.
Но коль скоро люди не могут удерживаться от крайностей, то спасительной для человечества была бы другая крайность, проповеданная Иисусом Христом взамен ставшей невыполнимой справедливости: "Вы слышали, что сказано "око за око, зуб за зуб". А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую". И еще: "Вы слышали, что сказано: "Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего". А Я говорю вам: Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" /Мтф. 5:39; 5:43-45/.
К сожалению, этим заветам в состоянии следовать только истинные христиане, коими не являются те, кто вершат судьбы мира. Впрочем, "кесарю кесарево, а Богу богово". Ибо, как сказано в Законах Ману: "Если бы царь не налагал неустанно наказание на заслуживающих его, более сильные изжарили бы слабых, как рыбу на вертеле" [40, 7:20].
1. БСЭ, т. 15, Москва, 1952, стр. 34. 2. Вернадский Г. В., Древняя Русь, Пер. с англ. Е. П. Беренштейна, Б. Л. Губмана. Под ред. Б. Николаева. - Тверь: ЛЕАН, 1996. - 448 с. 3. Даль В., Толковый словарь живого великорусского языка, в Москва, 1956. 4. Дрор Михаэль, Еврейско (иврит)-русский словарь, изд. Ам Овед Тель-Авив, 1998.  5. Кобринский А., Новая парадигма, Беер-Яков, 1995. - 311с. 6. Кобринский А., Феномен Сократа, Беер Яков, 1998. - 304 с.  http://lah.ru/text/kobrinsky/arid.htm
7. Михайлов Б. Д., Ритуал жертвоприношения в эпоху энеолита в бассейне реки молочная // Жертвоприношение, Москва, 2000, - 536 с  8. Ерофеева Н. Н., Архаический жертвенник как текст договора человеческого коллектива с богом об условиях землепользования, // Жертвоприношение, Москва, 2000. - 536 с. 9. Тантлевский И. Р., Книги Еноха, Москва-Иерусалим, 2000. - 376 с.  10. Шилов Ю. А., Прародина ариев, Киев, изд. СИНТО, 1995. - 744 с.  11. Шилов Ю. А., Человеческие жертвоприношения в мифоритуалах Северного Причерноморья IV - I тыс. до н. э. // Жертвоприношение, Москва, 2000. - 536 с.  12. Фасмер Макс, Этимологический словарь русского языка, Терра-Азбука, 1996. http://www.lah.ru/text/yanovich/g14.htm

Конечно, желающих породниться с народами моря ныне на планете предостаточно. Вправе помнить о связях с этими народами жители Сицилии и Сардинии, Этрурии и Палестины, округи азиатских Сард и Ликии, некоторых иных мест.

Связи части ахейцев с округой Приазовья, где Мирмикион (Муравьево) считался родиной самого Ахилла и указывались иные связанные с ним места, были известны античному миру с 7 – 5 вв. до н.э..
Интерес для связей с северянами представляют и данайцы.
Данайцы (;;;;;;, данаи), как трактует их Википедия  — в древнегреческой мифологии (в частности, у Гомера) древнее название греков [1] (наряду с аргивянами и ахейцами), с которым связаны такие мифические персонажи, как Данай, Даная и Данаиды. Прежде всего оно употребляется по отношению к жителям Арголиды, но может означать любого грека, особенно с Пелопоннеса.
Этот этноним упоминается в египетских надписях начиная с сер. 15 в. до н. э. [2]. В надписи Аменхотепа III из Ком-эль-Гетана упомянуты tnjw (данаи) и их города: mukanu (Микены), deqajis (Thegwais-Фивы, по другому чтению — Тегея [3]), misane (Мессена), nuplija (Навплион), kutira (Кифера), waleja/weleja (Элея, то есть Писа), amukla (Амиклы) [4]. В надписях 8 года Рамсеса III среди напавших на Египет «народов моря» упомянуты пелесет, текер, шакалуша, дануна (то есть данайцы) и вашаша (w;;w).
Еврипид в утраченной пьесе «Архелай» писал, что Данай, прибыв в Аргос и основав там "город Инаха" в, постановил, что пеласги отныне должны называться данайцами.[5]
По гипотезе Й.Йадина, имя данайцев сопоставляют с названием еврейского племени дан [6]. Животным племени дан назван «рогатый змей» [7], что имеет параллели в греческой мифологии.
В позднейшую эпоху знаменитым стало выражение Вергилия из «Энеиды» «Бойтесь данайцев, дары приносящих», «Quidquid id est, timeo Danaos et dona ferentes!» («Что бы то ни было, я боюсь данайцев, даже когда они приносят дары» —)
1. ; Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека II 1, 4
2. ; Гиндин Л. А., Цымбурский В. Л. Гомер и история Восточного Средиземноморья. М., 1996. С.159
3. ; Фивы, видимо, не были подчинены Микенам
4. ; Предметно-понятийный словарь греческого языка. Микенский период. Л., 1986. С.44; Latacz J. Troy and Homer. Oxford UP. 2004. P.131
5. ; Еврипид, фр.228 Наук = Страбон. География V 2, 4 (стр.221)
6. ; Вейнберг Й. Введение в Танах. Пророки. М.-Иерусалим, 2003. С.36
7. ; Быт. 49, 17, пер. И. Ш. Шифмана 
8. Источник — «http://ru.wikipedia.org/wiki/» DNWN и скифы  см. Интернет.
http://igor-ts.livejournal.com/14896.html

http://cccp.dasg.ru/archive/index.php?t-64.html
http://www.umnov-denisov.ru/Chapter17.htm
http://vedrussian.narod.ru/files/koshuny_01.pdf
Важна работа Л. А. Гиндина
«ПРОСТРАНСТВЕННО-ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНДОЕВРОПЕЙСКОЙ ПРОБЛЕМЫ И "КАРТА ПРЕДПОЛАГАЕМЫХ ПРАРОДИН ШЕСТИ НОСТРАТИЧЕСКИХ ЯЗЫКОВ" В.М. ИЛЛИЧ-СВИТЫЧА
(Вопросы языкознания. - М., 1992. - № 6. - С. 54-64)»
http://www.philology.ru/linguistics3/gindin-92.htm
Он указывает вторую эпоху праиндоевропейства с начала III тыс. до н.э.
Уход пралувийцев открыл дорогу одним или двумя веками позже для движения основной массы прагреков вместе с близко родственными на этом уровне племенами прамакедонцев и прафригийцев и пеонцев (= протоармян:) на юг Балканского п-ова - приблизительно территория Эпира и Древней Македонии, т.е. район современной северо-западной Греции и юг современной Югославии ([35, с. 19 и сл.; с. 157 - корректурное дополнение; 36, с. 51 и сл.]; там же специально по поводу генетической близости древнемакедонского и фригийского языков в рамках протогреческого праязыка, вероятно, вплоть до особой индоевропейской ветви"; о предполагаемом тождестве пеонцев, в том числе гомеровских, протоармянам см. [37; 38, с. 70 и сл.]).
Направление движения этой "аугментной" греко-арийско-армянско-фригийской ареальной праиндоевропейской общности, видимо, географически фиксируется повторением гидронима ';;;;; - главная река области пеонов (район Дардано-Македонии и приток Истра в Нижней Мезии - совр. Добруджа), происходящего из и.-е. *a-ksei-no- (авест. ax;aena "темный, черный", то же прилагательное в греческом названии Черного моря ;;;;;;;; ;;;;;; - эвфемизм из старого ;;;;;;; "черное"), причем главный приток Аксия носил название ;;;;;; (совр. Црна река "Черная река"), город при впадении Аксия в Истр - ;;;-;;;, болг. Черна вода (о пеонцах-протоармянах уже писал О.Н. Трубачев [21, с. 225-226]).
В свою очередь, на движение прагреков из Причерноморских степей, где названия трех самых больших рек: ;;;-;;; - Дон, ;;;-;;;;; - Днепр, ;;;-;;;;;; - Днестр образованы от и.-е. основы *don- (иран. [осет.] don "вода, река", ср. авест. danu- "река, поток", др.-инд. danu "сочащаяся жидкость", указывает, по мысли М. Сакеллариу [39, с. 172 и сл., с. 255 и сл.], распространение фактически по всей Греции, островам и Малой Азии элемента -;;;;; (в составе нескольких гидронимов) и гомеровский этноним ;;;;;; с многочисленными производными (к образованию этнонима ср. название скифского племени ;;;;;;;;;, жившего на берегу Меотийского озера [40, с. 367].
Если это справедливо, то одна из упомянутых рек - совр. Дон, согласно Сакеллариу, в своем среднем и нижнем течении может служить восточным рубежом распространения прагреков в данный период. Для нас здесь особенно важен гидроним ;;;;;;;;, засвидетельствованный в Фессалии и Трое, который хорошо толкуется в качестве древнего типа сложения как "река-вода" (к первому элементу ср. др.-прусск. аре "река", apus "источник" и проч.); ';;;;;;; также отмечен в Греции и Малой Азии (Лидия) [41, с. 7; 42 с. 30]. Какая-то часть прагреков стала одним из основных этнических компонентов строителей Трои VI (1800-1300 гг. до н.э.) [43, с. 174], пришедших, как мне представляется, в северо-западную Анатолию вслед за пралувийцами (около 2400 г.).
Движение этой ветви прагреков произошло, видимо, сразу после ухода пралувийцев и до начала движения основного массива прагреческого этноса на Балканский п-ов. Согласно авторитетной гипотезе К. Блегена, обе части прагреков появляются на восточной и западной стороне Эгейского моря одновременно, неся технику "сероминийских" сосудов и использование ездовой лошади. Эти две ветви на протяжении всего последующего периода не прекращают связей между собой. Исходные земли, откуда двинулись греки, Блеген явно склонен искать на Балканах (т.е. на юго-востоке Европы), полагая, что "дальнейшие исследования и раскопки на юге Балкан (in the lower Balkan) могут, однако, выявить новые свидетельства" [43, с. 145 и сл.]. Мелларт, в отличие от Блегена, до недавнего времени считал, что все греки вслед за лувийцами проследовали в северо-западную Анатолию и вытеснили лувийцев на Восток; последние, достигнув Бейджесултана (долина Меандра), уничтожают старую неиндоевропейскую цивилизацию и вводят новую культуру в Бейджесултане XII, внося "протосероминийскую" технику изготовления сосудов.
Столкнувшись с встречным движением хеттов около 1900 г., распространявшихся из Прикаспийских степей через Кавказ, лувийцы начали откатываться в обратном направлении и вступили в новое соприкосновение с греками, населяющими Трою, которые переняли способ изготовления "сероминийской" посуды, зародившейся в Анатолии и в конце Трои V - начале Трои VI появившейся в Троаде. В Элладу греки уже пришли сушей и морем из северо-западной Анатолии ([32] и другие работы; критику см. [6, с. 20 и сл.]). В настоящее время Мелларт [11, с. 145] кардинально пересмотрел изложенную гипотезу. Отрицая датировку проникновения хеттов в Анатолию столь поздним временем (см. выше), он относит этот процесс к середине IV тыс. до н.э. Разрушения начала II тыс. до н.э. в Центральной Анатолии Мелларт связывает с движением некоей второй волны лувийцев с северо-запада Анатолии. Что же касается греков, то, по всей видимости, справедливо высказывание Дж. Каски: "В настоящий момент гипотеза К. Блегена о том, что народ той же самой культуры достиг Трои и греческого материка приблизительно одновременно, - более приемлема, чем любая другая" ([44, с. 437]; ср. [31, с. 122 и сл.]).
3. Перемещение прагреков и близких к ним генетически и ареально племен открывает путь хеттам (если придерживаться традиционной датировки их прихода в Анатолию), которые по Причерноморским степям и Кавказу, через Дербентский проход Прикаспия продвигаются в центральные районы Анатолии. После чего по всему Северному Причерноморью распространяются, вероятно, уже разделившиеся арийцы. Границу их с северо-востока обозначают общеарийские и порознь - индоарийские и иранские заимствования в угро-финских языках, располагавшихся в Волго-Окском междуречье и Прикамье, по крайней мере с IV-III тыс. до н.э. (суммарный перечень индоевропейских, в подавляющем числе индоиранских, заимствований в финно-угорских языках помещен в словаре Б. Коллиндера [45]; ср. исчерпывающее изложение А.И. Йоки [46]; более раннюю литературу по этому вопросу см. [1; 47, с. 154]; на диалектную классификацию арийских заимствований в угро-финских языках опирался В.И. Абаев в своей инструктивной работе [48] по определению протоиндоиранского ареала в Юго-Восточной Европе).
Конкретное распределение праиндоевропейских этносов см. на карте 2.
Третья - историческая эпоха, с конца III - начала II тыс. по 1200 г. до н.э. (с начала среднебронзового до конца позднебронзового века).
Лувийцы и хетты занимают все Анатолийское плато. Греки захватывают целиком Элладу с островами (Крит, Кипр, Киклады, Родос, Лемнос, Имброс и т.д.) и осуществляют процесс колонизации Западной Анатолии как в минойский, так и в микенский периоды (1450 г. - последняя четверть XIII в. до н.э.), отразившись в хеттских клинописных источниках под названием Ahhijawa. В русло этой колонизации укладывается и Троянская война [49, 50]. Фригийцы, мисийцы, вифинцы покидают свой праиндоевропейский ареал на юге Балкан и заселяют места исторического обитания в северо-западной части Малой Азии с последней трети II тыс. до эпохи "переселения народов" (XII в. до н.э.) включительно; после крушения Хеттского царства фригийцы расселяются по всей его территории (Великая Фригия); праармяне - в Хайасе (засвидетельствованы с начала XIV в. до н.э.). В западной Анатолии конституируются лувийцы [Lu(w)ija], хетты (Hatti), ликийцы (Lukka), карийцы (Karki;a), Arzawa, A;;uwa (греч. ';;;; "Великая Лидия" - по Форреру), Троя (Tarui;;a), Илион (Wilu;a), К сожалению, географическая реконструкция, произведенная по хеттским источникам с учетом данных греческой традиции, весьма приблизительна. Отдельные отряды индоариев, говоривших на каком-то раннеиндоарийском диалекте, засвидетельствованном в виде некоторого числа имен собственных, имен богов и двух десятков апеллативов в хурритских и хеттских текстах XV-XIV вв. до н.э., появляются в Междуречье в хурритском государстве Митанни; основная масса индоариев с середины II тыс. до н.э. или несколько раньше - в Пенджабе [13]. Все Северное Причерноморье безраздельно занято племенами иранской принадлежности с небольшими вкраплениями племенных реликтов индоариев, согласно П. Кречмеру ([51-53]; против с серьезными аргументами [54]) и О.Н. Трубачеву ([55, 56] и другие его работы).
Конкретное распределение исторических индоевропейских этносов см. на карте 3 (ср. карту 4).
Остается вопрос, каким образом согласовать изложенные выше идеи с гипотезой Т.В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова о "ближневосточной прародине индоевропейцев" [57]. На наш взгляд, суть дела заключена в подходе к проблеме хронологии, проработке деталей миграций отдельных индоевропейских племен и, в известной мере, в различии теоретических предпосылок. Авторы упомянутого труда в ряде своих работ неоднократно датировали существование "первичной" прародины индоевропейцев "в пределах Восточной Анатолии, Южного Кавказа и Северной Месопотамии" с V по IV тыс. до н.э. включительно [57, с. 895; 58, с. 11; 59, с. 23 и сл.]. Именно здесь, по их мысли, индоевропейцы могли одновременно контактировать с семитскими и картвельскими языками. Соответственно, начало распада "индоевропейского праязыка", проявившееся в выделении "анатолийской общности", отнесено ими "к периоду не позднее IV тыс. и возможно значительно ранее" [57, с. 861]. Затем, "не позднее III тыс. произошло вычленение греко-армяно-арийской диалектной общности" [57, с. 863] и далее - относительно других индоевропейских диалектов - по убывающей хронологической шкале (пути миграций, согласно гипотезе Гамкрелидзе - Иванова, см. [57, с. 956-957] - карта-схема "перемещений древних индоевропейских диалектов").
Имеющееся противоречие можно в известной мере преодолеть, если углубить датировку обособленного существования гомогенного состояния одного из основных компонентов и.-е. праязыка на тысячу лет, т.е. до рубежа VII-VI тыс. до н.э. В этом плане характерно высказывание К. Ренфрю (подробно рассмотревшего в рамках собственной теории гипотезу Гамкрелидзе - Иванова [57, 58] и контраргументы И.М. Дьяконова [20, (I-II)]: "Таким образом, представляется вероятным, что первые индоевропейские языки пришли в Европу из Анатолии около 6000 до н.э. вместе с первыми одомашненными растениями и животными и что на них действительно говорили первые земледельцы Европы., Это, я предполагаю, является ключом к решению индоевропейской проблемы" [60, с. 288].
Предлагаемое уточнение вполне соответствует представлениям приверженцев "ностратической гипотезы" о датах распада ностратической макросемьи языков (см. выше). В этом случае допустимо предположить, что ранние протоиндоевропейцы компактным этносом мигрировали в какой-то из регионов балкано-эгео-западноанатолийского протоэтнического ареала, где они и составили этническое ядро в процессе консолидации протоиндоевропейской общности периода наибольшей близости и.-е. диалектов (конец V - рубеж IV-III тыс. до н.э.). Указанная общность возникла в результате многообразных дивергентно-конвергентных процессов и субстратно-суперстратных отношений, о чем уже говорилось (ср. [61, с. 45]), находящих наиболее правдоподобное объяснение в рамках теории "языковых союзов" и, соответственно, этнических. (В общем плане см. [62, с. 201]; применительно к индоевропейской проблеме [23, с. 8 и сл.].) Что же касается различия в теоретических предпосылках, то Т. В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Иванов придерживаются взгляда на прародину индоевропейцев как на компактное этноязыковое образование, целиком в рамках теории родословного древа. Я же в своих построениях, как и ряд современных языковедов - О.Н. Трубачев, X. Бирнбаум и др. и, особенно, археологов - Н.Я. Мерперт, Е.Н. Черных, К. Ренфрю и др. (литературу см. выше), исхожу из основополагающих идей Н.С. Трубецкого, считавшего, что "понятие языкового семейства отнюдь не предполагает общего происхождения ряда языков от одного и того же праязыка" и что "языковое семейство может быть продуктом чисто дивергентного, или чисто конвергентного развития, или, наконец, продуктом сочетания обоих типов развития в разных пропорциях" (разрядка моя. - Г.Л.) [63, с. 45, 47 - соответственно]; типологически близкие концепции см. [64, 65], ср. [66]; также в манере итальянской пространственной лингвистики [67-70].
В заключение необходимо указать на протоиндоевропейскую гипотезу П. Кречмера, в центре интересов которого на протяжении всей его долгой научной деятельности постоянно находились проблемы генезиса языков Восточного Средиземноморья. Согласно его теории, сформулированной впервые в 1925 г., собственно индоевропейскому состоянию языков предшествовала "протоиндоевропейская" стадия. Из "протоиндоевропейской" общности развились, с одной стороны, праиндоевропейский, давший исторически засвидетельствованные и.-е. языки, с другой - рето-тирренский, образовавший ретский, этрусский, тирренский и пеласгский ([71, с. 213 и сл.; ср. [72, с. 32]; достаточно подробное изложение взглядов Кречмера см. [6, с. 21 и сл.]; ср. [34, с. 52]). Именно концепция Кречмера послужила отправной точкой для указанной работы Форрера, где впервые была выдвинута "индо-хеттская" гипотеза, позднее развитая Э. Стертевантом, но уже в плане ортодоксального родословного древа ([73, 74]; критика "индо-хеттской" гипотезы с литературой и изложением взглядов pro и contra [69, с. 170 и сл.]). Теория Форрера носила совсем иной характер. По Форреру, хетто-лувийские языки, с одной стороны, и все прочие и.-е. языки - с другой, восходили к диалектной общности, сложившейся в результате смешения двух гетерогенных компонентов, один из которых находился в родственных отношениях с финно-угорскими языками, второй же - с частью кавказских. При этом прямых наследников обеих групп диалектов не засвидетельствовано.

В свете идей Л. А. Гиндина и близких ему авторов и целесообразно изучать участие народов Скифии той поры в дипломатических процессах, включая и воинственную дипломатию «народов моря».


© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2908020975
http://www.proza.ru/2009/08/02/975

 

Дипломатия времен киммерийских


Отмечены города, которые в античности оказывались одними из основных баз северян в регионе. Особое внимание Россосу (Росополю), существование которого нередко замалчивается.

Если судить по библейской книге «Бытие» (глава 10), Гомер ( обычное обозначение киммерийцев в источниках) является первым сыном Иафета, внуком самого Ноя. Сыновьями самого Гомера указаны Аскеназ (ашкузы – скифы в восточных источниках), Рифат (имя созвучно Рифам-Рипам, горам у истоков великих скифских рек) и Фогарма (в нем ищут своих первопращуров армяне, северные семиты и некоторые другие народы). Поэвление Гомера относится к первому послепотопному времени – век-два позже 3264 г. До н.э. 
«1 Вот родословие сынов Ноевых: Сима, Хама и Иафета. После потопа родились у них дети.
2 Сыны Иафета: Гомер, Магог, Мадай, Иаван, Фувал, Мешех и Фирас.
3 Сыны Гомера: Аскеназ, Рифат и Фогарма.
4 Сыны Иавана: Елиса, Фарсис, Киттим и Доданим.
5 От сих населились острова народов в землях их, каждый по языку своему, по племенам своим, в народах своих».
http://jesuschrist.ru/bible//10
Если исходить из позднеантичных римских датировок (скифы достигли господства в Европе и Азии за 2800 лет до основания Рима), то «Гомеров» (кумиров и т.п.) – но уже вне связи с библейской хронологией – надо относить к 5 – 4 тыс. до н.э.
Авторы генеалогических таблиц правителей, включая и Россию, считают необходимым указывать культуры, откуда могут вести родословия правящие роды России и соседей.
III. РОССИЯ. СССР. СНГ.
1) Украина и Белоруссия. Неолит.
ок. 5500 - 4000 до Р. Х. Буго-Днестровская культура .
ок. 4000 - 2300 Трипольская культура (Зап. Украина).
ок. 4000 - 2600 Днепро-Донецкая культура (Вост. Украина; с аналогами в России).
Бронзовый век.
ок. 2200 - 1300 Среднеднепровская культура (Зап. Украина).
ок. 1300 - 1100 Комаровская культура (Зап. Украина).
ок. 1200 - 400 до Р.Х. Чернолесско-Белогрудовская культура (Центр. Украина).
ок. 700 - 300 до Р. Х. Юхновская культура (Вост. Украина; с аналогами в России ).
Железный век.
ок. 500 до Р. Х. - 150 Р. Х. Милоградская культура (Белоруссия).
ок. 150 до Р. Х. - 150 Р. Х. Зарубинецкая культура (Зап. Украина).
ок. 150 - 420 Р. Х. Черняховская культура (Зап. Украина).
2) Причерноморье и Придонье.
Неолит. ок. 3000 - 2100 до Р.Х. ямная культура (Гомер и Скиф библии; скифские князья Словен и Рус).
Бронзовый век. ок. 2100 - 1700 до Р.Х. катакомбная культура (Плин и Сколопит, Сагил и Панасагор, амазонки юга).
ок. 1700 - 900 до Р.Х. срубная культура (Таргитай, Колоксая, Липоксай, Арпоксай; Танай).
Железный век. ок. 800 - 600 до Р.Х. киммерийская культура.
ок. 600 - 150 до Р.Х. скифская культура.
ок. 150 до Р.Х. - 300 Р.Х. сарматская культура.
3) Северный Кавказ.
Неолит.ок. 3200 - 2500 Нальчикская культура.
Бронзовый век.ок. 2500 - 1200 Майкопская культура. (айшуйцы; каски ?)
ок. 2000 - 1100 Северо-Кавказская культура.
ок. 1100 - 300 Кобанская культура (Черкесия).
ок. 1100 - 700 Каякентская культура (Дагестан).
4) Поволжье и Север.
Неолит.
ок. 4000 - 2700 Льяловская культура (Верх. Поволжье).
ок. 3200 - 2000 Левшинская культура (Прикамье).
ок. 3100 - 1400 культуры ямочно-гребенчатой керамики (Сев. Европа,
в Карелии до 1100 до Р.Х.).
ок. 2700 - 1800 Волосовская культура (Верх. Поволжье; Словен и Рус).
Бронзовый век.
ок. 2200 - 1700 Фатьяновская культура (Средн. Поволжье; потомки Словена и Руса).
ок. 1700 - 700 Абашевская культура (Средн. Поволжье; потомки Словена и Руса ).
ок. 1700 - 1200 Сейминская культура (Верх. Поволжье; потомки Словена и Руса).
ок. 1200 - 700 Алекановская культура (Верх. Поволжье).
ок. 700 до Р.Х. - 650 Р.Х. Дьяковская культура (Верх. Поволжье).
ок. 700 до Р. Х. - 500 Р. Х. Городецкая культура (бассейн Оки).
ок. 700 - 250 до Р. Х. Ананьинская культура (Прикамье).
Железный век.
ок. 250 до Р. Х. - 500 Р. Х. Пьяноборская культура (Прикамье).
5) Приуралье и Урал.
Неолит.
ок. 3500 - 2500 Уральская культура (Средн. Приуралье).
ок. 3200 - 1900 Ямная культура (Южн. Урал).
Бронзовый век.
ок. 2500 - 800 Горбуновская культура (Средн. Приуралье; гигсосы ?).
ок. 1900 - 600 Андроновская культура (Южн. Урал; гигсосы ?).
ок. 1600 - 800 Абашевская культура (Южн. Приуралье).
6) Сибирь.
Неолит.
ок. 3200 - 2600 Шигирская культура (Зап. Сибирь).
ок. 3000 - 1900 Афанасьевская культура (Алтай).
ок. 3000 - 2200 Китойская культура (Прибайкалье).
ок. 2600 - 500 Андреевская культура (Зап. Сибирь).
ок. 2500 - 1500 Нижнеленская культура (Вост. Сибирь).
ок. 2200 - 1100 Глазковская культура (Прибайкалье).
Бронзовый век.
ок. 1900 - 1100 Андроновская культура (Алтай; гигсосы ?).
ок. 1100 - 700 Карасукская культура (Южн. Сибирь).
Железный век.
ок. 700 - 200 Тагарская культура (Южн. Сибирь).
7) Дальний Восток.
Неолит.
ок. 2500 - 1800 Амурская культура.
ок. 1800 - 1300 культура Зайсановка.
ок. 1300 - 200 культура раковинных куч.
ок. 1200 до Р.Х. - 500 Р.Х. Уэленская культура.
Однако очевидно, что конкретных правителей здесь обычно не обозначается.
http://www.genealogia.ru/projects/lib/catalog/rulers/1.htm
Вместе с тем и призание значения указанных древних культур в отечественной истории – большой прогресс в мировоззрении генеалогистов. Чего греха таить, мнгогие их сотоварищи глубже времен Рюрика спускаться в прошлое Отечества до сих пор не решаются.
http://jesuschrist.ru/lexicon/NikiforEncyc/
Специалисты по генеалогии исходят из концепций «молодых» киммерийцев и скифов (без Гомера и Ашкеназа, Пала и Напа, Таргитая и т.п.). Вне Боспорского царства династии указывают так.

6.10.1. Киммерийцы.
Гомер библии (ок. 3000 до н.э.)
ок. 1300 - 800 до Р.Х. племенные союзы киммерийцев в Северном Причерноморье,
завоеванные скифами.
(нет Лигдамида-старшего, при котором около 722 г. Киммерийцы под давлением новой волны скифов и стали покидать Северное Причерноморье. При этом речь не о племенном союзже, а о народе киммерийском.
ок. 700 - 650 племенной союз Умман-Манда в Передней Азии.
Теушпа (ок. 690).
Тугдамми (Лигдамис)(ок. 670).
Сандаксатра (ок. 650).

6.10.2. Скифы (сколоты).
Нет
Царя Аракса (допотопный ? по Диодору Сицилийскому)
Агафирс, Гелон, Скиф (дети Геракла в пустынной стране; лучники и борцы)
Словен и Рус, скифские князья (2409 – 2395 гг. до н.э.)
Плин и Сколопит (позже 2054 г. до н.э.)
Сагил и Паснасагор (19 век до н.э.)
Таргитай (сын Зевса и русалки, дочери Борисфена)
Колоксай (родоначальник сколотов), Липоксай, Арпоксай (внуки Зевса, обладатели его золотых подарков – плуга, ярма, секиры и чаши; около 1514 – 1512 гг. до н.э.)
Танай (1234 г. До н.э.)
Указаны
ок. 800 - 70 до Р.Х. скифские племенные союзы в Северном Причерноморье,
объединенные под властью царя.
1) Скифское царство (Великая Скифия).
Колаксай, сын Таргитая (легендарный основатель, но не отмечен год).
Спаргапейт, сын.
Лик, сын.
Гнур, сын.
Ариант (ок. 610).
Аристагор, сын (ок. 595).
Савлий (ок. 589).
Иданфирс (ок. 516).
Ариапейт, сын (ок. 490 - 60).
Скил, сын (ок. 460 - 50)*
Октамасад, брат (ок. 450 - 30).
Атей (ок. 370 - 39)*
ок. 330 раздел на царства в Крыму, Приднепровье и в дельте Дуная (Добруджа).
ок. 150 до Р.Х. Приднепровское царство завоевано сарматами.

2) Скифское царство в Крыму (ок. 330 до Р.Х. - 275 Р.Х.).
Стол. Неаполь Скифский.
Скилур (ок. 150 - 108).
Палак, сын (ок. 108 - 80).
Фарзой (ок. 70 до Р.Х.).
Инисмей (ок. 50 до Р.Х.).
275 Р.Х. готское завоевание Крыма.

3) Скифское царство в Добрудже (ок. 330 - 70 до Р.Х.).
Канит (ок. 270).
Харасп.
Акроса.
Танос (ок. 100).
Зариакс.
Элий (ок. 70 до Р.Х.).
ок. 70 до Р.Х. сарматское завоевание.

6.10.3. Сарматы (савроматы).
ок. 250 до Р.Х. - 180 до Р.Х. племенной союз савроматов в Нижнем Поволжье.
Амага (царица ок. 220 до Р.Х.)
ок. 180 до Р.Х. - 370 Р.Х. сарматские племенные союзы в Придонье и Причерноморье
(сираки, аорсы, роксоланы, аланы, языги и др.).
1) Роксоланы.
Гатал (ок. 180 до Р.Х.).
Тасий (ок. 80 до Р.Х.)
ок. 370 гуннское завоевание.

2) Сираки.
Абеак (ок. 50 до Р.Х.)
http://www.genealogia.ru/projects/lib/catalog/rulers/1.htm

В данном случае не будем делать еще ряд уточнений, так как и за приведенное генеаологам большое спасибо. В школьных и вузовских учебниках история нашего Отечества остается вообще без всяких дорюриковских царей.

Наука допускает, что ядро киммерийцев и скифов по языку – индоиранскому, индоарийскому – было близким. И поэтому ранние киммерийцы в поздних источниках нередко могли фигурировать как скифы.

Киммери;йцы (лат. Cimmerii, др.-греч. ;;;;;;;;;) — народ, населявший северо-восточное Причерноморье примерно с ХIII века до н. э., т.е. после гибели «царя Скифии» Ахилла под Троей. Так как в Приазовье после Троянской войны попали с частью своего флота Иалмен и иные ахейцы, то вероятно их участие в формировании киммерийского полиэтноса. Вероятно, не случайно, что главный сказатель о временах Трои получил имя Гомер, есть шансы происхождения его из киммерийцев.

Допускают, что ранние киммерийцы жили в поселениях, расположенных вблизи воды, в больших полуземлянках площадью около 80 м;. (подобные и еще больших размеров известны Костенкам под Воронежем еще в палеолите). Покойников обычно хоронили в более древних, и реже — в специально насыпных курганах, что говорит о них как о носителях курганных традиций.  Одними из первых овладевали в Скифии железом, что  шло для изготовления мечей и кинжалов.

Википедия вынуждена признать.
Библия относит появление народа гомер (киммерийцев) к первому послепотопному времени — по хронологии Септуагинты, вскоре после 3264 г. до н. э. Возможно, были апологетами традиций общин ностратических языков.
В армянском языке — топонимы Кумайри (нынче Гюмри - город в Армении), Куммаха-Камах (город в исторической Западной Армении), Гамирк (армянское название Каппадокии) — ведут свое происхождение от названия «киммерийцы».
В грузинском языке — гмири («богатырь», «исполин», «герой») — ведут именно от названия народа «киммерийцы», при этом русское «кумир» оказывается родственным грузинскому «гмири». По одной из версий этноним «киммерийцы» производят от финикийского Kamar — тёмный. Имя киммерийцев сближают и с греческим словом ;;;;;;;;;, то есть зимние.
М. Фасмер свел этимологию слова кумир к значению «идол, божок», русск.-цслав. кумиръ, ст.-слав. к;мирь, др.-греч. ;;;;;;;, ;;;;;; (Супр., Euch. Sin.). Отметив, что в русский пришло из церковнославянского, но источник установить трудно. Младенов (262; Сб. Шишманову 87 и сл.; RES 1, 49) ищет его в семит. *kumr;, сир. kumr; ,"жрец", откуда, по его мнению, арм. k;urm, род. мн. k;rmac, а также ст.-слав. слово. В осет. gum;r тоже «великан», но связывают от библейского Gomer (Вс. Миллер у Горяева, ЭС 174). Есть созвучия с фин. kumartaa «кланяться, поклоняться» (против которой уже Мі. EW 147; Бернекер 1, 644). [Этимологию Миллера повторяет Абаев, Ист.-этимол. словарь, I, стр. 530. — Т.].
Существует мнение, что еще до нашей эры «гомеры-кумиры» становились объектами поклонения. Их связывали с языческими деревянными идолами, отсюда есть этимология из нов.-греч. др.-греч. ;;;;;;, «ствол дерева», от др.-греч. ;;;;;;; — то же (Грегуар у Якобсона, «Slavic Word», 2, стр. 612). Однозначной трактовки этимологии этнонима нет. С учетом знаменитого сказителя Гомера отличались глубокой эпической памятью, передаваемой устно.
Прокопий Кесарийский византийский историограф, называет Булгар (под именем гуннов) бывшими киммерийцами: «В древности великое множество гуннов, которых тогда называли киммерийцами, занимало те места, о которых я недавно упоминал, и один царь стоял во главе их всех. Как-то [22] над ними властвовал царь, у которого было двое сыновей, один по имени Утигур, другому было имя Кутригур. Кода их отец окончил дни своей жизни, оба они поделили между собою власть и своих подданных каждый назвал своим именем. Так и в мое еще время они наименовались одни утигурами, другие кутригурами. Они все жили и одном месте, имея одни и те же нравы и образ жизни, не имея общения с людьми, которые обитали по ту сторону «Болота» и его устья (Керченского пролива), так как они никогда не переправлялись через эти воды, да и не подозревали, что через них можно переправиться; они имели такой страх перед этим столь легким делом, что даже никогда не пытались его выполнить, совершенно не пробуя даже совершить этот переезд[6]. За сагинами осели многие племена гуннов. Простирающаяся отсюда страна называется Эвлисия; прибрежную ее часть, как и внутреннюю, занимают варвары вплоть до так называемого «Меотийского Болота» и до реки Танаиса (Дона), который впадает в «Болото». Само это «Болото» вливается в Эвксинский Понт. Народы, которые тут живут, в [21] древности назывались киммерийцами, теперь же зовутся утигурами[7]»
Понятно, что это одна из версий продолжения традиций киммерийцев причерноморскими нардами.

(Дьяконов И. М. История Мидии. — Л.: 1956; Пиотровский Б. Б. Археология Закавказья с древнейших времен до 1 тысячелетия до н. э. — Л.: 1949; Ельницкий Л. А. Знания древних о северных странах. — М.: 1961; Паркер В. О чём умалчивает Геродот. Заметки о передаче сведений о киммерийцах у греческих авторов помимо Геродота // Вестник древней истории. — 1998. — № 4. — С. 93—102; и др.)
 «http://ru.wikipedia.org/wiki/»

Еще Городцов В.А. в  статье «К вопросу о киммерийской культуре» ( // Труды секции археологии Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук. 1928. III.) допукскал, что киммерийцы являются первым историческим народом Восточной Европы. Но тогда надо не учитывать гипербореев, северные корни хеттов, хурритов, гигсосов.
Были полезны и разные версии языкового родства киммерийцев.
О. Шрадер, в своем труде об «Индоевропейцах» высказывает мысль, что предшест-
венники скифов в русском Черноморье были не индоевропейские, но, вероятнее
всего, урало-алтайские киммерийцы ; тогда как А. Рогозина относит кимме-
рийцев к арийскому корню, а Карамзин, Раулинсон и Миннз отождествляют их с
кимврами (по Карамзину — германцами, а по Раулинсону и Миннзу — кельтами).
М. И. Ростовцев вводит киммерийцев в родственные связи с алородийцами (яфетида-
ми), в особенности фракийцами и синтами, обитателями острова Лемноса, и более
отдаленными по родству фригийцами, хеттами, халдами и митани, но считает их со-
всем не родственными иранским племенам: скифов и савроматов2. В общем, однако,
вопрос о расе и племени народа до времен В.А.Городцова оставался нерешенным.
Нерешенным окончательно остается он и ныне.
Вавилоняне произносили это имя, как «гимери», ассирийцы — как «гимирраи», евреи — как «гомер». Ассирийцы и персы смешивали киммерийцев со скифами и саками (среднеазиатскими скифами), при чем ассирийцы склонны были называть киммерийцами всех кочевников вообще.
Время первого появления киммерийцев в северном Черноморье точно неизвестно.
Bomel считает время пребывания киммерийцев на северном Черноморье очень продолжительным3, а следовательно появление их относит к очень отдаленному времени. Ростовцев утверждал, что киммерийцы не только прошли, но и длительно останавливались на северном Черноморье. т.-е. время прихода их также относит к отда-
ленным временам. По Ф.Б.Бруну, северно-черноморские киммерийцы сделали первый поход в Малую Азию в 1076 г. до н. эры, а по И.И.Толстому и Н.П.Кондакову, киммерийцы задолго до нашествия скифов стали переселяться в М.Азию. М.И.Ростовцев отмечает влияние хеттов, древних обитателей М. Азию на киммерийский культ великого женского божества. Наконец, Миннз указывает на киммерийцев «Одиссеи», как на не-
сомненных древних обитателей Юга России.

http://www.alabin.ru/files/biblioteka/007.pdf
Интернет нередко обращает внимание на работу  С.В.Махортых «КИММЕРИЙЦЫ». И автор не очень отходит от оценок Городцова. «Киммерийцы являются древнейшими из числа известных по своему имени народов, обитавших в Восточной Европе. С ними связана эпоха, которая освещается не только немыми археологическими материалами, но и свидетельствами письменных источников, что имеет особое значение для исторической науки. Они оставлены нам ранними греческими писателями и подкреплены данными переднеазиатской клинописи».
http://crimeaveb.narod.ru/History/Kimmeriya.html

Если допускается существование киммерийцев с 13 (тем более 10) века до н.э., следует обращать внимание и на события той поры.

Напомним, по данным Павла Оросия (V в. н.э.), около 1234 г. до н.э. произошло сражение скифов с египетским царем Весозом, желавшим "смешать войной юг и север". Другие античные авторы называли царя скифов того времени Танай (Танаис: так назывался и Дон). Путали Везосиса с Сесострисом XIX в до н.э.
В науке эту войну обычно относят к эпохе Рамсеса II. Оросий говорил так: "В 480 году до основания города (Рима) царь египетский Весоз, или желая смешать войной юг и север, разделенные почти целым небом и морем пояса, или присоединить их к своему царству, первым объявил войну скифам, отправив наперед послов объявить врагам условия подчинения.
На это скифы отвечают, что глупо богатейший царь предпринял войну против неимущих, ибо ему, наоборот, следует бояться, как бы не остаться, в виду неизвестного исхода войны, без всяких выгод и с явными убытками. Затем им не приходится ждать, пока к ним придут, а они пойдут сами навстречу добыче. Они не медлят, и за словом следует дело.
Прежде всего, они принуждают самого Весоза в испуге бежать в свое царство, на оставленное же войско нападают и забирают все военные припасы. Они опустошили бы также весь Египет, если бы не были задержаны и отражены болотами. Вернувшись тотчас назад, они бесконечной резней покорили всю Азию и сделали ее своей данницей...". (ВДИ. 1949. № 4. С.267).
http://www.proza.ru/2009/08/01/185
Важнейшим дипломатическим фактом той поры был Договор египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттушилем III (1278 г. до нашей эры; есть вариации). Оба экземпляра договора скреплены государственными печатями и подписями.
http://www.proza.ru/2009/08/02/975

Танай от Приазовья и Подонья мог быть как скифом, так и киммерийцев.

Народы моря явно были против политики двух договорившихся сторон. Их дипломатия возвращала мир к диктату силы, установления новых порядков.
Эти народы впервые достигли границ Египта в 1243 году до н. э. в царствование фараона Мернептаха. В числе их были племена шерданов (по созвучиям условно «сердечных»), шакалаша («соколов» или «шакалов»), турша («туров» - символов величия типа Зевса-быка)и акайваша (ахейцы?). «Народы моря» выступили в союзе с ливийцами (индоевропейцами Северной Африки), поддержав последних во время их нападения на Дельту в 1219 до н. э., но были отражены престарелым Мернептахом у мыса Мигдол.
Около 1200 года до н. э. народы моря стерли с лица земли Угарит[9]. Около 1190 до н. э. именно они сокрушили и Новое царство хеттов, отсюда окончательно одна из сторон Карнакского договора исчезла. Египту развязали руки.

Разбитые фараоном Рамсесом III в наземной и морской битве (состоявшейся в 1173 до н. э. по «краткой хронологии»), «народы моря» разделились на несколько групп племен, которые заселили неосвоенные земли Средиземноморского побережья.
http://www.proza.ru/2009/08/02/975

«Народы моря» (как затем по библии Гог и Магог, князь Рош) выступили в союзе с ливийцами (индоевропейцами Северной Африки), поддержав последних во время их нападения на Дельту в 1219 до н. э., но были отражены престарелым Мернептахом.
Около 1200 года до н. э. «народы моря» стерли с лица земли Угарит[9]. Около 1190 до н. э. именно они сокрушили и Новое царство хеттов, отсюда окончательно одна из сторон Карнакского договора исчезла. Египту развязали руки.
Троянскую войну ныне относят к периоду 1193 - 1183 гг. до н. э. Состав флота греков и их союзников под Троей отчасти отражает и состав коалиции «народов моря» той поры.
http://www.lib.ru/POEEAST/GOMER/gomer01.txt
http://www.onixtour.com.ua/books/268957/part05.htm

Урарту со своими царями Руса, отчасти продолжавшее традиции хурритов и Митанни, неизбежно сохраняла и традиции соответствующей дипломатии http://www.proza.ru/2009/06/09/886
Выходцы из Великой Скифии оставались активными и в этом регионе, однако сведений о них пока суммировано и обнародовано маловато.
Г.В.Вернадский обратил внимание, что со стародавних времен китайцы развернули затяжную борьбу с евразийскими кочевниками, которых они называли «северными варварами». Эти варвары стали позднее известны в Китае как хьюнг-ну (гунны). В правление императора Сиуэна, принадлежащего династии Чу (827 — 782 гг. до н.э.), китайцы нанесли серию сокрушительных поражений кочевникам. В результате этого хьюнг-ну повернули на запад и там началась общая миграция кочевников к Каспийскому морю. Скифская миграция может рассматриваться как один эпизод этого общего движения кочевников на запад. Геродот говорит по поводу одного события, что именно массагеты оказывали давление на скифов95. В другом фрагменте своей работы, базирующемся на более раннем свидетельстве (поэме Ариста, шестой век до н.э.) он упоминает в данной связи скорее исседонов, нежели массагетов96. Сами исседоны испытывали давление аримаспов.
Хотя скифы отступали перед своими восточными соседями, их войска были достаточно сильны для атаки киммерийцев, в особенности в скоординированных действиях с ассирийцами. Выясняется, что под давлением скифского наступления киммерийцы разделились на две части. Одна группа осела в Крыму и в Северокавказском регионе, где они смешались с местными племенами, известными как синды. Другая группа киммерийцев отошла на запад и в конце концов была разбита скифами на реке Днестр. Согласно Ростовцеву, сцена скифско-киммерийской войны отображена на скифском колчане для стрел, найденном в кургане Солоха97. Два киммерийца изображены сражающимися пешими со скифским всадником. Один сражается боевым топором, другой — кинжалом. Киммерийцы имеют арийский тип лица, в то время как черты скифов более схожи с алтайским типом.
Расовое происхождение скифов принадлежит к дискутируемым вопросам. Противоположные мнения выражались по этому поводу разными учеными. Некоторые — например, Ньюман — считали скифов монголами; другие, подобно Меленхофу, Томашеку, Ростовцеву, развивали теорию иранского происхождения скифов; в то же время ряд русских исследователей — Григорьев, Забелин, Илаовайский — предполагают, что они должны были быть славянского происхождения98. Каждая из этих теорий должна иметь в себе по крайней мере зерно истины, поскольку представляется вероятным, что во многих случаях под именем «скифы» подразумевались племена различного этнического происхождения. Правящая скифская орда была, возможно, иранского происхождения; некоторые второстепенные орды могли состоять из угров и монголов; и таким же образом не исключено, что другие группы, известные под именем скифов — как, например, скифы-пахари — были протославянского происхождения. Имена скифских царей, цитированные Геродотом и некоторыми другими писателями очевидно иранского происхождения. Следует принять также во внимание, что персы называли скифов «саками». Более точно, саки представляли собою ветвь скифов, которая осталась в Туркестане даже после миграции других орд в черноморские степи. А туркестанские саки были без сомнения иранцами.
Если сведения о ранних скифах переплетаются с памятью о киммерийцах, то стоит обратить внимание на Пала и Напа.
Пал и Нап - античные версии о происхождении части скифов от "двух братьев" (в русском эпосе словено-русов - от скифских князей Словена и Руса). Это тоже символы многотысячелетнего прошлого россиян, правда, больше символы ратных успехов и ратного труда. Здесь еще одно подтверждение версии генетиков о происхождении пращуров россиян из Азии (см.: геноэтнология).
Диодор Сицилийский более XX веков назад сообщал, что пращуры скифов некогда составили небольшой народ у реки Аракс ("роксо-ланов", русской), у юга Каспия. Царь "араксов" был отменным воином и стратегом. Во главе с ним пращуры "приобрели себе страну в горах до Кавказа, в низменностях побережья Океана и Меотийского озера..." Позже появилась у них полудева-полузмея, родившая от Зевса (не Геракла) Скифа. Скиф, "превзойдя славой всех своих предшественников, назвал народ по своему имени - скифами". Славяноведы допускают - "скитами" (скитальцами), чему немало подтверждений в хождениях индоевропейцев.
Потомками Скифа были два доблестных брата - Пал и Нап. Их родичи назывались палами (спалеями; имеют связь с полянами - русью летописей) и напами (напеями). Иногда Напа и Пала связывают и с именем ассирийского царя Набопаласара - (условно) небо-поле-царя; бога-огня-царя.
Потомки Скифа отличались мужеством и стратегическими талантами, завоевали обширную страну от Танаиса до Фракии и даже до Нила. Затем дошли до Восточного (Индийского) Океана (аналоги в легенде о Словене и Русе). Это согласуется с римской версией о господстве скифов в Европе и Азии с 3553 г. до н.э. Все эти скифы имели много замечательных царей, героев. Занимались дальними переселениями. В одно из междуцарствий в Скифии появились амазонки, покорившие затем Европу и Азию. От скифов и амазонок пошел культ Таврополы (Пастушки; Ифигении). Часто народы Скифии проникали в округу Сирии (ВДИ. 1947. № 4. С.250-251), что подтверждает и Библия.
Около 16 веков назад Павел Оросий указал, что конец 1500-летнему господству скифов в Азии впервые положил ассирийский царь Нин (Панин, Паний), по имени которого ассирийская столица называлась Ниневия. Это произошло за 1300 лет до основания Рима, которое относили к 754 г. до н.э. (ВДИ. 1949. № 4. С.267). Отсюда первые вторжения потомков Пала и Напа в сторону Египта условно можно датировать 3554 г. до н.э., допотопным временем исполинов, "издревле славных людей", дочери которых позволили Каину продолжить род (этих людей прежде всего уничтожал потопом Яхве). Дату стоит помнить, как важный символ истории России.
Более трех веков назад появились десятки списков русской легенды о скифских князьях Словене и Русе, имевших братьями Болгора, Комана Истера и родичем - библейского Мешеха. По христианской хронологии, князья около 2395 г. до н.э. вышли к озеру Мойско (Ильменю) и основали города Словенск (будущий Новгород) и Русу (ныне Старую). Этим русским городам скоро можно отметить символичную дату существования - по 4400 лет. Легенда о Словене и Русе является своеобразным продолжением легенды о Пале и Напе. Известны болгарские и арабские варианты этой легенды Х-ХП вв. н.э. Они требуют изучения и осмысления. Скифский князь Палак славился во II в. до н.э. А затем стали известны поляне-русы, способствавшие развитию экономики Киева и всей Руси, где градостроительство было одной из ведущих отраслей.
Литература:
1. ВДИ. 1947 - 1949; указ. 1950;
2. Кандыба В.М., Золин П.М. Реальная история России. История и идеология русского народа. ТТ.1 - 2. СПб., 1997..
http://www.russika.ru/termin.asp?ter=1983
Символом активности выходцев из Скифии в Восточном Средиземноморье стал Скифополь.

Это округа нынешних Израиля и Палестины, Ливана... Тысячи лет проходившие из Скифии в сторону Египта дружины неизбежно создавали и поддерживали в Азии свои опорные пункты. Аврелий Августин, Киприан и другие авторы IV — V вв. н.э., на основании иудейских данных, при анализе библейской «Книги Судей» доказывали, что колено «Манассия не удержало имений Бетсы (Тебесеана), которые были заняты скифскими поселенцами» (ВДИ. 1949. № 4. С.250, 263). По Августину, Манассия не наследовал «Бетсана, который есть город скифов» (Скифополь). В нынешний канонический текст Библии это важнейшее для отечественной истории уточнение не попало. Выходит, около XIII в. до н.э. округа южнее Галилейского озера (с которым позже во многом связаны деяния Христа) была под контролем скифов, хотя сюда и послал Иисус Навин половину колена, рода Манассия (Иисус Навин. 21:25,26,27). Это и земли библейских «филистимлян».
В округе озера проходила граница с Ассирией, где скифы выполняли роль стражи. Озерко выше по Иордану они назвали Хула. Кроме Беф-Сана и зависящих от него мест родам Манассия формально принадлежали Танаак (возможно, в память о Танае; Фаа-нах), Дора, Мегид-дон и другие пункты. Нынешний канон вместо «скифов» говорит о «хананеях»: «Сыны Манассиины не могли выгнать жителей городов сих, и Хананеи остались жить в земле сей». Они имели железные колесницы, неохотно платили дань из-| раильтянам и создавали для них угрозы (17:1 — 18). Вероятно,  позже они поддержали филистимлян (пеласгов) в борьбе с царем ! Саулом и вернулись сюда после казни Саула около 1000 г. до н.э.
«В следующем слое, непосредственно над остатками города Бет-| Сана XI в. до н.э., лежали фундаменты греческого города Скифополя, в котором жили, возможно, скифы из Южной России или с Балкан...» (Церен Э.Библейские холмы. М., 1986, С.276). Скифополь играл заметную роль в истории более тысячи лет, пал лишь под натиском первых волн ислама. Этот город — факт древнего прошлого и России, что надо навсегда осознать. Экономический уровень Скифополя и городов округи три тысячи лет назад – это уровень инициативных выходцев из Скифии, славных уже тогда уровнем своего мастерства во многих сферах, начиная с военной.
Современный сайт Бет-Шеан (http://www.ttpb.ru/putevod/eilat/eilat_d.html) демонстративно избегает упоминаний о скифах. Скифополь (Бет-Шеан). Bethshean, Scythopolis (англ.). Находится в долине Харод (Harod) и западном берегу реки Иордан, по дороге из Тивериады в Иерихон и Иерусалим. Бет-Шеан стоял на оживленной торговой дороге и был обитаем в течении 6 тыс. лет. Первое поселение городского типа было основано около 3000 г. до Р.Х. Археологические раскопки теля (городища) Бет-Шеана вскрыли остатки 15 сменявших друг друга городов в восьмидесятиметровой толще грунта. В XV в. до Р.Х. Бет-Шеан был египетской крепостью. Затем город входил в удел колена Манассии, но хананеи, которые к тому времени владели городом, отбивали все попытки взять город. На стене этого города после битвы при горе Гильбоа (1004 г. до Р.Х.) филистимляне, к которым перешел тогда Бет-Шеан, повесили тело погибшего царя Саула. Евреям удалось взять эту крепость при царе Давиде (X в. до Р.Х.). Город также упомянут в Нав. 17:11, 16; Суд. 1:27. В III в. до Р.Х. город вновь появляется на исторической сцене под именем Скифополя. В новозаветное время Скифополь — главный город Декаполиса (Десятиградия). Из Скифополя (Бет-Шеана) происходил историк VI в. Кирилл Скифопольский. В VII в. город завоевали арабы, а затем он был разрушен землетрясением и пришел в полный упадок. Сейчас в городе можно посетить тель (холм), на котором находятся остатки древнего поселения и руины римско-византийского города, а также амфитеатр и монастырь Девы Марии. Раскопки на вершине холма представляют интерес лишь для археологов. У подножия холма раскинулся один из наиболее сохранившихся римско-византийских городов в Израиле.
Особый интерес вызывает почти целиком дошедший до нас театр, построенный около 200 г. по Р.Х. (он вмещал 7 тыс. зрителей), а также остатки улиц, развалины терм, храмов и домов. Рядом находится сохранившийся на высоту около 3 м римский амфитеатр (II в. по Р.Х.). Также в Скифополе можно посмотреть развалины монастыря VI в. (разрушен в середине VII в.) с мозаиками, среди которых есть интересное аллегорическое изображение 12 месяцев.
В городе создан Национальный парк Скифополис.
Он расмположен на месте археологических раскопок древнего Бейт-Шеана. Скифополис — один из городов Десятиградия (десять эллинистических городов, объединенных Помпеем в отдельную административную единицу). Из этих десяти городов, только Бейт-Шеан располагался на Западном берегу реки Иордан.
Комплекс включает себя древнегреческий амфитеатр, древнеримские термы, колоннады на улицах Кардо и Декуманус, где были расположены древние лавки, покрытые напольной мозаикой. По правую сторону Кардо (которую сегодня называют Паладиус) колонны увенчивают капители Ионического ордера, а по левую, со стороны бань — более богатые по убранству Коринфского ордера. Колонны амфитеатра также увенчивают капители Коринфского ордера.
Бейт-Шеан (ивр. ;;; ;;;;; араб. ;;;;; ;;; или ;;;;;) — город на севере современного Израиля. Город расположен в Иорданской долине примерно в 20 км к югу от озера Кинерет. В настоящее время население Бейт-Шеана составляет 25 тысяч.
http://ru.wikipedia.org/wiki/-
Неизбежно возникает вопрос, а не способствовали ли «народы моря» и Троянская война с активным участием северян существенному изменению развития Восточного Средиземноморья. И выясняется, что способствовали.

Уже цитированное издание «Правители мира: Хронологическо-генеалогические таблицы по всемирной истории в 4 тт» ( Автор-составитель В.В. Эрлихман. – М.: 2002) указывает, что с 12 века до н.э. собственно и возникает Израиль со своими правителями..
Имя в рус. традиции
Имя в оригинале В Ветхом Завете
Годы жизни Длительность правления Комментарии
1. Иисус Навин
Иехошуа Бин-Нун Нав.1 — Суд.2:8

8 лет вассал Кушан-Ришатаим
2. Гофониил, сын Кеназа
Отниэль бен Кназ Суд.3:9-11
40 лет мира воевал против Хусарсафема, царя Месопотамского (Кушан-Ришатаим, царь Арама).
18 лет вассал аммонитян и амаликитян

3. Аод, сын Геры
Эхуд бен Гера Суд.3:11-29
80 лет мира воевал против Еглона, царя Моавитского (Эглона, царя Моава)
4. Самегар, сын Анафов
Шамгар бен Анат Суд.3:31

20 лет вассал ханаанеев

5. Девора
Двора Суд.4 — 5
40 лет вместе с военачальником Вараком (Бараком) воевала против ханаанского царя Иавина Асорского (Явина, царя Хацора) и Сисары (Сисры), его военачальника
7 лет вассал Мидьяна

6. Гедеон
Гид’он Суд.6 — 8
40 лет воевал с мадианитянами, амаликитянами и «жителями востока»
Авимелех, сын Гедеона
Авимелех бен Гид’он Суд.9
3 года формально узурпировал царскую власть и не является Судьёй. Воевал с израильтянами, протестовавшими против его власти
7. Фола, сын Фуи
Тол’а бен Пуа Суд.10:1,2
23 года
8. Иаир из Галаада
Яир ха-Гиль’ади Суд.10:3-5
22 года
18 лет вассал филистимлян и аммонитян

9. Иеффай
Ифтах Суд.11 — 12:7
6 лет воевал с аммонитянами

10. Есевон
Ивцан Суд.12:8-10
7 лет
11. Елон Завулонянин
Эйлон ха-Звулуни Суд.12:11,12
10 лет
12. Авдон, сын Гиллела
Авдон бен Гилель Суд.12:13-15
8 лет
вассал филистимлян

13. Самсон
Шимшон Суд.13 — 16
40 лет воевал с филистимлянами

14. Илий
Эли ха-Кохен 1Цар.1:1 — 4:18

15. Самуил
Шмуэль 1Цар.1 — 28

Затем идет Израильско-Иудейское царство (ок. 1029—928 г. до н.э)
Древний Израиль (Ханаан). Столицы: Хеврон, с 1005 Иерусалим (Йерушалаим).
Имя в рус. традиции
Имя в оригинале В Ветхом Завете
Годы правления[1]
Комментарии
1.
погиб Саул, сын Киса
Шауль бен Киш 1Цар.9:1 — 31:13
1029—1005

ок. 1040—1012


погиб Иевосфей, сын Саула
Ишбаал бен Шауль 2Цар.2:8 — 4:12


ок. 1012—1010
претендент в Маханаиме

2. Давид, сын Иессея
Давид бен Ишай 1Цар.16:12 — 3Цар.2:11
1005—965
1047—1017
1012—972


погиб Авессалом, сын Давида
Авшалом бен Давид 2Цар.3 — 18


982—979
претендент в Хевроне


погиб Савей, сын Бихри
Шев'а бен Бихри 2Цар.20


977—976
претендент в Сихеме

3. Соломон, сын Давида
Шломо бен Давид 2Цар.5:14 — 3Цар.11:43
968—928
1017—978
972—932

ок. 928 год до н. э. — раздел на Иудейское и Израильское царства

Позже Иудейское царство (Йехуда) (928—587 г. до н.э)
(Южн. Израиль). Столица: Иерусалим.
Имя в рус. традиции
Имя в оригинале В Ветхом Завете
Годы правления[1]
Комментарии
1. Ровоам, сын Соломона
Рехов‘ам бен Шломо 3Цар.12 — 14
928—911
978—960
932—913

2. Авия, сын Ровоама
Авийам бен Рехав‘ам 3Цар.14:1 — 15:8
911—908
960—958
913—911
3. Аса, сын Авии
Аса бен Авийам 3Цар.15:8 — 15:24
908—867
958—917
911—870

4. Иосафат, сын Асы
Йегошафат бен Аса 3Цар.15:24 — 22:50
сопр. с 870—846
917—892
870—848

5. Иорам, сын Иосафата
Йегорам бен Йегошафат 3Цар.22:50 — 4Цар.8:24
сопр. с 851
895
853
846—843
892—888
848—841

6.
погиб Охозия, сын Иорама
Ахазия бен Йегорам 4Цар.8:24 — 8:24
843—842
888—887
841
7.
погибла Гофолия, дочь Амврияа
Аталия бат Омри 4Цар.8:26 — 11:20
842—836
887—881
841—835
жена Иорама и мать Охозии

8.
погиб Иоас, сын Охозии
Иегоаш бен Ахазия 4Цар.11:2 — 14:16
836—798
881—840
835—796

регент Иодай
Иегояда 4Цар.11:4 — 12:9
836—826
881—871
835—825
первосвященник
9.
погиб Амасия, сын Иоаса
Амация бен Иегоаш 4Цар.12:21 — 14:17
798—769
840—811
796—767

10. Озия/Азария, сын Амасии
Уззияу/Азария бен Амация 4Цар.14:21 — 15:7
сопр. с

791
785—733
811—758
767—740

11. Иоафам, сын Озии
Йотам бен Уззияу 4Цар.15:32 — 15:38
сопр. с

760
759—743
758—742
740—732

12. Ахаз, сын Иоафама
Ахаз бен Йотам 4Цар.15:38 — 16:20
сопр. с

735
743—727
742—727
732 — 716
722—612 вассал Ассирии

12. Езекия, сын Ахаза
Хизкияу бен Ахаз 4Цар.16:20 — 20:21
727—698
727—698
716—687/6

13. Манассия, сын Езекии
Менашше бен Хизкияу 4Цар.20:21 — 21:18


сопр. с 696/5
698—642
698—642
687/6 — 642/1

14.
погиб Аммон, сын Манассии
Аммон бен Менашше 4Цар.21:18 — 21:26
641—640
642—640
642/1—640/39

15.
погиб Иосия, сын Аммона
Иошияу бен Аммон 639—609
640—609
640/39—608

16.
погиб Иоахаз, сын Иосии
Йегоахаз бен Иошияу 609
609
608 правил три месяца
17.
погиб Иоаким, сын Иосии
Йегоаким бен Иошияу 608—598
609—598
608—597
брат Иоахаза

18. Иехония, сын Иоакима
Йегояхин бен Йегоаким 597
598
597 умер ок. 560

19. Седекия, сын Иосии
Цедкияу бен Иошияу 596—586
598—587
597—586
дядя Иехонии

27 августа, 586 г. до н. э. Разрушение Первого Храма

586—539 гг. до н. э. Вавилонское завоевание (Вавилонский плен)

539—331 гг. до н. э. Персидское завоевание

Одновременно Израильское царство (Исраэль) (928—722 гг. до н.э)
(Сев. Израиль.) Столица: Самария (Шомрон).
Имя в рус. традиции
Имя в оригинале В Ветхом Завете
Годы правления[1]
Комментарии
I династия
1. Иеровоам I сын Навата
Иеров‘ам бен Нават 3Цар.11:26 — 15:7
928—907
977—956
932—910

2.
погиб Надав, сын Иеровоама
Надав бен Иеров‘ам 907—906
956—955
910—909/8

II династия
3. Вааса
Бааша 906—883
955—932
909/8—886/5

4.
погиб Ила, сын Ваасы
Эла 883—882
932—931
886/5—885/4

III династия
5.
погиб Замврий
Зимри 882
931
885/4 правил 7 дней
IV династия

погиб Фамний
Тибни
931—927
884—881
претендент
6. Амврий
Омри
931—927
884—881
882—871
927—920
885/4—874/3

7.
погиб Ахав, сын Амврия
Ахав бен Омри 873—852
920—900
874/3—853

8.
погиб Охозия, сын Ахава
Ахазиа бен Ахав 853—851
900—899
853—852

9.
погиб Иорам, сын Ахава
Йегорам бен Ахав 851—842
899—887
852—842
брат Охозии

V династия
10. Ииуй
Йегу 842—814
887—859
842—814

11. Иоахаз, сын Ииуя
Йегоахаз бен Йегу 817—800
859—842
814—798

12. Иоас, сын Иоахаза
Йегоаш бен Йегоахаз 800—784
842—825
798—782

13. Иеровоам II, сын Иоаса
Иеров‘ам бен Йегоаш сопр. с

793
788—747
825—799 и 788—773
782—753
799—788 вассал Сирии

14.
погиб Захария, сын Иеровоама
Захариа бен Иеров‘ам 747
773—772
753—752
правил 6 месяцев
VI династия
15.
погиб Шаллум
Шаллум 747
772
752 правил один месяц
VII династия
16. Манаим I
Менахем бен Гади 747—737
772—761
752—741

17.
погиб Факия, сын Манаима
Пкахиа бен Менахем 737—735
761—759
741—740

VIII династия
18.
погиб Факей
Пеках в Гилеаде с

752
735—732
759—744 и 735—730
740—732
744—735 вассал Ассирии

Манаим II
Менахем II
744—735
вассал Ассирии, Тиглатпаласар III

IX династия
19.
погиб Осия, сын Илы
Хошеа бен Ила 732—724
730—721
732—722
вассал Ассирии

721 г. до н. э. Разрушение Самарии

722—612 гг. до н. э. Ассирийское завоевание

612—539 гг. до н. э. Вавилонское завоевание

539—331 гг. до н. э. Персидское завоевание

2. «Chronology». Jewish Encyclopedia.
3. «Правители мира: Хронологическо-генеалогические таблицы по всемирной истории в 4 тт». Автор-составитель В. В. Эрлихман. — М.: 2002.
Источник —
Но «народы моря» и Троянская война появлияли на смены ассирийских царей
8. Ашшур-нерари III, сын (1203 - 1198).
9. Эллиль-кудурри-уцур, сын 6 (1197 - 93).
10. Нинурта-апиль-экур (1192 - 80).
11. Ашшур-дан I, сын (1179)(1179 - 34).
12. Нинурта-тукульти-ашшур, сын (1179)(1134).
13. Мутаккиль-Нуску, брат (1134 - 33).
14. Ашшур-реш-иши, сын (1133 - 16).
15. Тиглатпаласар (Тукульти-апал-эшарра) I, сын (1115 - 1077).
16. Ашаред-апал-экур (Нинурта-апал-экур), сын (1076 - 75).
17. Ашшур-бел-кала I, брат (1074 - 57).
18. Эриба-Адад II, сын (1056 - 55)*
19. Энлиль-раби (узурпатор 1055)*
20. Ашшур-бел-кала II (1055 - 54)*
21. Шамши-Адад IV, сын 17 (1054 - 51).
22. Ашшур-нацир-апал I, сын (1050 - 32).
23. Салманасар II, сын (1031 - 20).
24. Ашшур-нерари IV, сын (1019 - 14).
25. Ашшур-раби II, сын 22 (1013 - 973).
26. Ашшур-реш-иши, сын (972 - 68).
27. Тиглатпаласар II, сын (967 - 35).
28. Ашшур-дан II, сын (934 - 12).
29. Адад-нерари II, сын (911 - 891).
30. Тукульти-Нинурта II, сын (890 - 84).
31. Ашшур-нацир-апал II, сын (883 - 59).
32. Салманасар III, сын (858 - 24).
33. Шамши-Адад V, сын (823 - 11).
34. Адад-нерари III, сын (810 - 783).
Шаммурамат (Семирамида), мать (рег. 811 - 06).
35. Салманасар III, сын (782 - 73).
36. Ашшур-дан III, брат (772 - 55).
37. Ашшур-нерари V, брат (754 - 45)*
38. Тиглатпаласар III, сын (744 - 27, в Вавилоне 729 - 27).
39. Салманасар V, сын (726 - 22, в Вавилоне 726 - 22).
40. Саргон (Шаррукин) II, брат (721 - 05, в Вавилоне 710 - 05).
41. Синаххериб (Син-аххе-эриба), сын (704 - 681, в Вавилоне 705 - 03, 689 - 81)*
42. Асархаддон (Ашшур-ах-иддина), сын (680 - 69).
43. Ашшурбанипал (Ашшур-бану-апли), сын (668 - 35/27).
Шамаш-шум-укин, брат (в Вавилоне 668 - 48).
44. Ашшур-этель-илани, сын (634/26 - 24)*
45. Син-шуму-лишир, сын 41 (624 - ок. 620).
46. Син-шар-ишкун, брат (ок. 620 - 12)*
612 Ассирия разгромлена Мидией и Вавилоном.
47. Ашшур-убаллит II (в Харране 611 - 09)*
609 вавилонское завоевание.
Ассирийские http://www.genealogia.ru/projects/lib/catalog/rulers/1.htm

Северяне, отчасти включая и киммерийцев, становились гарантами еврейских завоеваний.
5.7. Государства Ханаана (Палестины).
5.7.1. Гезер (ок. 1600 - 1200).
Милки-илу (ок. 1380).
Балу-сипти.
Йапаху (ок. 1250).
ок. 1200 еврейское завоевание.

5.7.2. Хеврон (ок. 1600 - 1040).
Сувардатта (ок. 1380).
Хохам (ок. 1220).
Ахис (ок. 1050).
ок. 1040 еврейское завоевание.

5.7.3. Иерихон (Йерихо)(ок. 1600 - 1200).
Ок. 1200 еврейское завоевание.

5.7.4. Иерусалим (Йерушалаим)(ок. 1700 - 1040).
Мелхиседек (Малку-цедек)(лег.).
Йакрам (ок. 1700).
Шашан (ок. 1500).
Абди-Хипа (ок. 1380).
Адони-Цедек (ок. 1220)*
Арауха (ок. 1040).
ок. 1040 еврейское завоевание.

5.7.5. Пятиградье филистимлян (ок. 1200 - 650).
Вожди филистимлян (пелиштим). Титул: серен.
1) Ашдод (Азот).
Ахимити (ок. 730 - 12).
Ианани (ок. 712 - 10).
ок. 710 ассирийское завоевание. http://www.genealogia.ru/projects/lib/catalog/rulers/1.htm
5.8. Еврейские государства.
5.8.1. Легендарные патриархи евреев (хабиру).
Авраам (Абрахам), сын Фарра (Тераха)(ок. 1700).
Исаак (Ицхак), сын.
Иаков (Йаакоб) или Израиль, сын.
Иуда (Йегуда), сын.
ок. 1600 - 1450 пребывание в Египте (египетский плен).
Моисей (Моше)(ок. 1450 - 10).
Иисус Навин (Йегошуа бин Нун)(ок. 1410 - 1400).

http://www.genealogia.ru/projects/lib/catalog/rulers/3.htm
Да и смены правителей Египта оказываются отчасти итогом этого влияния.
ХIХ династия (1320 - 1200).
1. (Менпехтира) Рамсес (Рамзес) I (1320 - 18).
2. (Менмера) Сети I, сын (1318 - 04).
3. (Усермера) Рамсес II, сын (1304 - 1236).
4. (Баэнра) Мернептах, сын (1236 - 22).
5. (Менмера) Аменемес (узурпатор 1222 - 16).
6. (Усерхеперура) Сети II, сын 4 (1216 - 09).
(Ситре-меретамон) Таусерт (Тевосрет), жена (сопр. 1216 - 1200).
7. (Ахенра Сетепенра) Мернептах (Рамсес Сиптах), сын 5 (1209 - 1200).
8. Ирсу (сирийский узурпатор ок. 1205 - 1200).
ХХ династия (1200 - 1085).
1. (Усеркаура) Сетнахт (1200 - 1198).
2. (Усермера Мари-Амон) Рамсес III, сын (1198 - 66)*
3. (Усермера Сетепенамон) Рамсес IV, сын (1166 - 60).
4. (Усермера Сехеперэнра) Рамсес V (1160 - 56).
5. (Небмера Мари-Амон) Рамсес VI (1156 - 48)
6. (Усермера Мари-Амон Сетепенра) Рамсес VII (1148 - 47).
7. (Усермера Ахенамон) Рамсес VIII (1147 - 40).
8. (Неферкара Сетепенра) Рамссе IХ, сын (1140 - 21).
9. (Хепермера Сетепенра) Рамсес Х, сын (1121 - 13).
10. (Менмера Сетепенптах) Рамсес ХI, сын (1113 - 1085).
11. Херихор (в Верхнем Египте ок. 1085 - 70, факт. с 1113).
ХХI династия (1085 - 945).
Столица Танис (Пер-Рамсес).
1. (Хеджехеперра Сетепенра) Смендес (Несубанебджед)(1085 - 54).
2. (Неферкара Хи-куаст) Аменемнес, сын (сопр. ок. 1060).
3. (Аахеперра Сетепенамон) Псусеннес I (Пасебахаенниут), брат (1054 - 24).
4. (Усермера Сетепенамон) Аменепопис, сын 2 (1024 - 990).
5. (Нутекхеперра Сетепенамон) Сиамон (ок. 990 - 70).
6. (Тетхеперура Сетепенамон) Псусеннес II (ок. 970 - 45).
ХХII династия (947 - 720).
Основана ливийцами.
Нижний Египет. Столица Бубастис (ныне Загазиг).
1. Шешонк (Шишак) I (ок. 947 - 25).
2. Осоркон I, сын (925 - 889).
3. Такелот I, сын (889 - 65).
4. Осоркон II, сын (ок. 860).
5. Шешонк II, сын? (ок. 850).
6. Такелот II (Иупут), брат? (825 - 21).
7. Шешонк III, сын (821 - 769).
8. Пимаи (Пами), сын (769 - 63).
9. Шешонк IV, сын (763 - 25).
10. Осоркон IV (750 - 20).
ХХIII династия (860 - 720).
Основана ливийцами.
Верхний Египет. Столица Фивы.
1. Харсиеси (860 - 38).
2. Педибастет (Петубастис)(838 - 15).
3. Такелот III (815 - 780).
4. Осоркон III (780 - 50).
5. Такелот IV (757 - 45).
6. Рудамон (750 - 40).
7. Иупут II, сын (740 - 20).
ХХIV династия (740 - 663).
Нижний Египет. Стол. Саис (Нетер).
1. Тефнахт (Технадис)(ливийский номарх Саиса)(726 - 18).
2. Бекенренеф (Бокхорис), сын (718 - 02).*
ХХV династия (740 - 663).
Основана кушитами (правителями Напаты).
Верхний Египет, в 702 - 671 весь Египет. Стол. Фивы.
1. Пианхи (Пии)(740 - 01).
2. Шабака (Себе), брат (701 - 695).
3. Шабатака (Себихос), сын 1 (695 - 89).*
4. Тахарка (Таракос), брат (689 - 63).
5. Танутамон (Тандамани), сын 3 (прет. 663 - 50).
671 - 663 ассирийская оккупация Нижнего Египта.
663 - 656 распад на 12 независимых номов.
ХХVI династия (663 - 525).
Столица Саис.
1. Псамметих (Псаматик) I (663 - 609, факт. с 656).
2. Нехо (Нику) I (сопр. ок. 660).
3. Псамметих II (593 - 88).
4. Априй (Уахепра)(588 - 66)*
5. Яхмос II (Амасис)(569 - 26).
6. Псамметих III, сын (526 - 25).*
525 персидское завоевание.
http://www.genealogia.ru/projects/lib/catalog/rulers/1.htm

Остаются индикаторами северного влияния Сирия и Палестина.

ок. 9500 - 8000 до Р. Х. Натуфийская культура (мезолит).
ок. 8000 - 2500 до Р. Х. культуры сиро-киликийского неолита
(Иерихон, Атчана, Брак и др.).
5.1. Мари (ок. 2750 - 1758).
Сев.-Вост. Сирия. Стол. Мари (н. Телль-Харири).
ок. 2750 - 2500 неизвестные правители.
1. Илум-пу (Илишир)(ок. 2500).
2. Лугаль-тарзи, сын.
3. Лампи-мари.
4. Икун-шамаш.
5. Иблуль-ил (ок. 2350).
6. Икуш-шамаган.
7. Шалим.
ок. 2300 - 2150 аккадское завоевание.
8. Апиль-кин (ок. 2100).
9. Иддин-илум.
10. Ишме-даган.
11. Иштуп-илум.
12. Илум-иштар (ок. 2000).
13. Нивар-мер.
14. Иси-даган.
15. Тура-даган.
16. Пузур-Иштар (ок. 1975).
1970 - 1890 завоевание Ура.
17. Ишби-эрра (ок. 1957).
ок. 1890 - 1758 аморейская династия.
18. Яггид-Лим (ок. 1890 - 50).
19. Яхдун-Лим (ок. 1850 - 10).
20. Ясмах-Адад, сын Шамши-Адада I ассир. (ок. 1810 - 1780).
21. Зимри-Лим, сын 19 (ок. 1780 - 58)*
1758 - 1685 вавилонское завоевание.
Ашшур-апла-иддина (ассир. наместник)(ок. 1685).
Нацир-Син.
Син-намир.
Ипки-Иштар.
Адад-Салулу.
Адаси (ок. 1500).
ок. 1500 - 860 хурритское завоевание.
ок. 860 - 610 ассирийское завоевание.
ок. 610 вавилонское завоевание.


5.3. Финикия.
5.3.1. Библ (Гебал)(ок. 2800 - 331 до Р. Х.).
Южный Ливан. Столица Библ (н. Джбейль).
ок. 2800 - 1810 неизвестные цари.
1. Абишему I (ок. 1810).
2. Япа-шему Аби I (ок. 1792).
3. Якин-лу.
4. Янтин-Амму, сын.
5. Абишему II.
6. Япа-шему Аби II.
7. Эглиа.
8. Риб-Адди (ок. 1400 - 1380).
9. Или-Рабих (ок. 1350).
ок. 1350 - 1130 неизвестные правители.
10. Закар-Баал (ок. 1130).
11. Ахирам (ок. 1000).
12. Ито-баал.
13. Аби-баал.
14. Ихи-Мильки.
15. Эли-баал.
16. Шипти-баал (ок. 740).
17. Ури-Мильки (ок. 700).
18. Мильки-Ашапа (ок. 660).
19. Иху-Мильки (ок. 640).
20. Ихар-баал (?).
21. Иху-Мильки (ок. 550).
558 - 332 персидское завоевание.
22. Эл-баал (ок. 360).
23. Ац-баал (ок. 340).
24. Адар-мелек (ок. 331).
25. Энил (?).
331 завоевание Александра Македонского.

4) Милет.
ок. 1500 - 1200 ахейское царство Милаванда (Милет).
Анакт (лег. царь ок. 1500 до Р.Х.).
Астерий, сын.
Милет, внук Миноса (лег. ок. 1450).
Атпас (ок. 1290).
ок. 1070 - 620 цари из рода Нелеидов.
Лаодам (ок. 640 - 20)*
Амфитр (тиран ок. 620 - 15)*
Эпимен (тиран ок. 615 - 10).
Фрасибул (тиран ок. 610 - 600).
Гистией (ок. 540 - 20)*
Аристагор (ок. 520 - 497)*
Пифагор (ок. 495 - 93).
493 город разрушен персами.
479 - 334 демократия.
334 город разрушен македонянами.

Почти за каждым из приведенных имен южных правителей с помощью Интернета можно выявлять те или иные контакты с северянами, нередко с дипломатическими аспектами. Но подробнее об этих аспектах в последующих главах.

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2908050633
http://www.proza.ru/2009/08/05/633
 
Дипломатия Гамиры и Скифии 7 в. до н. э

События 7 века до н.э. в истории Великой Скифии нельзя рассматривать без напоминания событий предшествующих веков и тысячелетий. Маятник больших миграций, побед и поражений разных народов тысячи лет уже раскачивался достаточно интенсивно.

3553 г. до н.э. Достижение народами Скифии (скифами), по версиям позднеантичных римских историков, господства в Европе и Азии.
3264 г. до н.э. Послепотопный Гомер как сын Иафета, внук Ноя. Позже Аскеназ (ашкуз – скиф) – сын Гомера. По православным летописям в первое послепотопное время существует держава «Русь, чюдь и вси языци» (монахи использовали средневековую ономастику для обозначения населения послепотопной державы.
Позже 3264 г. По православной хронологии появление « Второй (после варварства) ереси — скифство, отъ дней Ноевыхъ и въ последующее время до построенія столпа и Вавилона, и после столпотворенія не большое число летъ, то есть при Фалеке и Рагаве; некоторые, уклонившись въ страну Европы, селились въ области скифской между тамошними племенами со временъ Фираса (Быт. 10, 2), отъ котораго произошли фракіяне, и позднее. Третія ересь — еллинство, со временъ Серуха начавшееся идолопоклонствомъ» http://www.proza.ru/2009/05/28/262
Хронология легендарного периода
Событие Масоретская традиция Традиция Септуагинты
от Сотворения мира по Григорианскому календарю от Сотворения мира по Григорианскому календарю
Сотворение мира
0 ;3760 0
Сотворение человека (Адама)
0 ;3760 0
Всемирный потоп
1656 ;2104 2242
Рождение Евера
1723 ;2037 2639 (397 от Потопа)
Рождение Авраама
1948 ;1812 3314 (1072 от Потопа)
Вавилонская башня
1996 ;1764
Евер (Эвер)
1723 2637
Фалек (Пелег) 1757 2771
Рагав (Реу)
1787 2901
Серух (Серуг) 1819 3035
Рождество Христа Иудейская эра начинается 6/7 октября 3761 г. до н. э. Это летосчисление является частью еврейского календаря и в настоящее время официально используется в Государстве Израиль наряду с григорианским календарём.
Проповедник де-Виньоль, живший в XVIII веке, после 40 лет изучения библейских хронологий, в результате проведённых подсчётов насчитал около 200 различных вариантов эры «от сотворения мира», или «от Адама». Согласно таковым, период времени от сотворения мира до Рождества Христова насчитывал от 3483 до 6984 лет. Византийская эра (константинопольская) — (21 марта 5508, а впоследствии 1 сентября 5509 г. до н. э.).,


Около 2800 г. до н.э. По «Повести временных лет» : «И был единый народ. И когда умножились люди на земле, замыслили они создать столп до неба, - было это в дни Нектана и Фалека. И собрались на месте поля Сенаар строить столп до неба и около него город Вавилон; и строили столп тот 40 лет, и не свершили его. И сошел Господь Бог видеть город и столп, и сказал Господь: "Вот род един и народ един". И смешал Бог народы, и разделил на 70 и 2 народа, и рассеял по всей земле. По смешении же народов Бог ветром великим разрушил столп; и находятся остатки его между Ассирией и Вавилоном, и имеют в высоту и в ширину 5433 локтя, и много лет сохраняются эти остатки. По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама - южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошел и народ славянский, от племени Иафета - так называемые норики, которые и есть славяне. Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели». http://www.old-russian.chat.ru/01povest.htm
Ныне указывают, что самый высокий зиккурат (высотой 91 м) находился в Вавилоне. Он назывался Этеменанки, что означает «дом, где сходятся небеса с землею». Неизвестно, когда именно было осуществлено первоначальное строительство этой башни, но она уже существовала во время правления Хаммурапи (1792—1750 до н. э.).
ок. 2750 до н.э Начинает складываться государство Шумер (несемитский) с заметным участием северян в его развитии http://ru.wikipedia.org/wiki/

3 тыс. до н. э. Появление хурритов южнее Кавказа http://ru.wikipedia.org/wiki/ Города-государства на будущих землях хеттов. Активизация хаттов.  http://ru.wikipedia.org/wiki/


2395 г. до н.э. Скифские князья Славен и Рус устраивают небольшие города у Мойско (Ильменя)
2200 г. до н.э. Ранее этого года северные цари наносят сокрушительное поражение Нарамсину – царю Аккада (его правление датируют и 2290—2254 гг. до н.э. http://anc.narod.ru/countries/akkad/history/akkad_04.htm ) .  Судя по позднему эпическому произведению «Царь Куты (то есть кутиев – индоевропейцы, близкие тохарам)», Нарам-Суэну трижды посылал войска против вражеской коалиции 70 царей, но ни один воин не возвращается живым. Враги Нарам-Суэна при этом обозначены как «умманманда (войска Манды)», этот термин позже применялся для обозначения населения северо-восточных стран в зоне Урмийского озера. http://ru.wikipedia.org/wiki/

Около 2200 до н. э. Царь кутиев Эрридупизир разбил войска  аккадского царя Нарам-Суэна, сумел завладеть городом Сиппар и принять царский титул Аккада. Аккадцы некоторое время отбивали нашествия северян. Два преемника Эрридупизира потерпели серьезные поражения, царь — Сарлагаб — даже попал в плен к аккадскому царю Шаркалишарри. Но когда Шаркалишарри умер, кутии вновь стали одерживать одну победу за другой и вскоре сумели завладеть почти всем Междуречьем. Владычество кутиев над регионом длилось около 70 лет (за это время сменилось 20 царей).

Около 2109 до н. э. последний царь кутиев, Тириган (правил всего сорок дней), потерпел сокрушительное поражение от царя Урука — Утухенгаля . Войско кутиев разбежалось, а сам Тириган попал в плен и был казнен. С господством кутиев в Междуречье после этого было покончено, хотя из региона кутии не ушли.
http://ru.wikipedia.org/wiki/

2054 г. до н.э. Ассрийский царь Нин (Паний, Панин) прекращает господство скифов в Азии. Выходы в Южное Причерноморье с севера касков и ашуйцев (Северо-Западный Кавказ)

2000 г. до н.э. Примерно в это время в Южном Причерноморье появляются войска молодых скифских царей Плина и Сколопита (Питхана и Анитты в эпосе хеттов ?)
1900 г. до н.э. Условный период начала формирования амазонок из остаков скифских переселенцев в Азию. Скифские цари Сагил и Панасагор помогают амазонкам.
Около 1850 г. до н.э. Поход Сесостриса на Фракию, Скифию и Кавказ

18 – 17 вв. Просачивание в Египет гиксосов, достигших на столетие власти у низовий Нила (в ответ на поход Сесостриса)
18 – 12 вв. Хеттское царство индоевропейцев
17 – 12 вв.  Митанни хурритов и индоевропейцев
1284 г. до н.э. Битва Египта и Хеттии при Кадеше, где правителями были хурриты.

Около 1270 г. до н.э. Мирный договор между хеттами и египтянами.
Выставлен (камень)  на обозрение — в холле нью-йоркской штаб-квартиры ООН.
1234 г. до н.э. Война скифского царя Таная с египетским царем Везосисом
13 – 11 вв. Активность «Народов моря» с вероятным участием северян. Расселение по факториям, где позже появятся финикийцы и греки.
1190 г. до н.э. Одна из дат завершения Троянской войны. Ахилл –царь Скифии. Ахейцы с Иалменом поселились у низовий Дона.
11 – 9 вв. Ранние киммерийцы и Урарту.


Киммерийцы упоминаются в эпосе Гомера (около 8 в. до н.э.): "Там народ и город людей киммерийских, окутанных мглою и тучами", - говорится в «Одиссее»
XI, 12—19. Закатилось солнце, и покрылись тьмою все пути, а судно наше достигло пределов глубокого Океана 12. Там народ (;;;;;;) и город (;;;;;) людей {281/27} киммерийских 13, окутанные мглою и тучами; и никогда сияющее солнце не заглядывает к ним своими лучами — ни тогда, когда восходит на звездное небо, ни тогда, когда с неба склоняется назад к земле, но непроглядная ночь распростерта над жалкими смертными.
Уже в античности возникали разные пояснения этого сюжета
[К XI, 14 (стр. 479). Там же киммерийцев 34]. Аристарх пишет «кербереев». Киммерийцы — народ, живущий вокруг океана; некоторые же пишут ;;;;;;;;; [т. е. зимних], а иные «кербериев», как например, Кратес. Геродот же говорит 35, что киммерийцами были изгнаны скифы. Иные же говорят, что под киммерийцами разумеются живущие на западе и соседние с местностями близ Аида; или с мертвыми, от выражения ;’; ;;;; ;’;;;;; ;;;;;;; [лежать в гробницах]. Некоторые разумеют мертвых, от выражения ;’; ;’ ;;;; ;;;;;;; [лежать в земле]. Эти киммерийцы, или скифы-кочевники, придя из западных областей океана, разграбили храм Аполлона в Дельфах. Вследствие этого поэт поносит их, как живущих во мраке.] {285/31}
http://ossnet.info/latyshev/scythica1.html

Понятно, что отечественным снобам крайне не нравится «народ и город людей киммерийских у океана с продолжительной полярной ночью – царством Аида (Плутоса).
Но ранние города трипольской и иных культур (вплоть до округи Аркаима) оставляют народу киммерийскому шанс иметь такие города. А явление гипербореев Гиперохи и Лаодики с пятью горожанами на далеком юге тоже подтверждает существование древних северных городов, что – понятно – во многом отличались от средневековых и современных. http://www.proza.ru/2009/07/20/902

Трагик Эсхил (VI-Vвв. до н.э.) в коментариях к "Прометею" указывает, где именно находится та местность, в которой, по Гомеру, "непроглядная ночь распростерта над жалкими смертными": "Ты придешь на Киммерийский перешеек на самых узких вратах озера, то есть Меотийского (Азовского моря). Понт разумеет Киммерийский Боспор, который служит дополнением Меотийского озера".

Вернувшиеся в Приазовье скифы явно потеснили часть киммерийцев на Кавказ, где примерно на сто лет и обосновалос активное полиэтничное государство Гомер.

ИЗ КНИГИ ПРОРОКА ИСАЙИ
(Кон. VIII в.)
V, 25—30
И потому Яхве воспламенился гневом против своего народа, и простер руку свою на него, и поразил его. Горы сотряслись, и трупы их стали, как нечистоты на улицах; при всем том гнев его не утих, и рука его еще простерта. И поднимет он знамя народам дальним и позовет одного от края земли, и вот; он быстро и легко явится. Не будет в нем ни изнемогающего, ни утомленного; он не будет дремать и не будет спать; пояс не снимется с чресл его, и не разорвется ремень у сандалий его; стрелы его заострены, и все луки его натянуты; копыта коней его подобны кремню, и колесницы его, как вихрь; рев его подобен львиному; он ревет подобно алчущим львам; зарычит и схватит добычу, и унесет; и никто не спасет; и в тот день будет реветь против него подобно морскому шуму, и посмотрит он на землю, и вот тьма, скорбь, и свет померк на небе ее.
Некоторые исследователи считают, что под дальним народом, пришедшим с края земли, здесь подразумеваются киммерийцы (Смолин, ук. соч., стр. 14. См. также Тураев, ук. соч., II, стр. 76).
Проповеди пророка Исайи («Первоисайи») относятся к концу VIII и самому началу VII вв. и, таким образом, хронологически соответствуют времени появления киммерийцев в пределах Передней Азии. Но не исключена возможность, что Исайя имеет в виду ассирийцев, угрожавших в то время Иудее. Такого мнения придерживается акад. Н. М. Никольский.
ИЗ АССИРИЙСКОГО ПИСЬМА
(VII в. до н. э.)
Waterman, ор. cit., I, N 473
Жена царского начальника была приведена к нему; он ввел ее во дворец. Когда он услышал: «Царь умер, народ ассирийский в печали», начальник удалил свою жену из дворца... Они пришли... начальник города Ашшура... страна Гимирраи...
По предположению Уотермана, документ относится к 681 г. (году насильственной смерти царя Синахериба). В какой связи здесь упоминается страна Гимирраи, остается неясным ввиду дефектности текста (Waterman, ор. cit., III, 173).
ИЗ ВАВИЛОНСКОЙ ХРОНИКИ
(VII в. до н. э.)
СТОЛБЕЦ IV, СТРОКА 2
Е. Schrader, Sammlung von assyrischen und babylonischen Texten. Berl., 1889, стр. 282—283
Киммерийцы вторглись в Ассирию и были разбиты.
Упоминаемое здесь событие относится к 678 или 677 г. до н. э. (скорее к последнему). Дело в том, что и конце III столбца говорится о событиях второго года царствования Асархаддона (т. е. 679 г., ибо первым годом считался не 681 г., когда Асархаддон фактически вступил на престол, но лишь следующий, 680 г.). Самый конец третьего столбца сильно попорчен, а в пятой строке IV столбца говорится уже о пятом годе царствования Асархаддона (676 г. до н. э.). {269/15}
ИЗ НАДПИСИ АСАРХАДДОНА
(681—668 гг. до н. э.)
ПРИЗМЫ А И С
Е. Schrader, op. cit., стр. 128—129
... И Теушпу киммерийца, воителя Манда, обитающего далеко, поразил я на земле страны Хубушна вместе с его войсками оружием моим.
Имя Тоушпа сопоставляют с именем одного из предков Кира Теиспеса. Название Man-da (воитель Манда) позднее применялось в клинописных текстах специально к мидянам, но на первых порах оно обозначало, по-видимому, вообще все народы северо-востока (см. М. Straeck, Assurbanipal und die letzten assyriachen K;nige, Lpz., 1916. I, стр. CCCLXXI, а также Jeremias. op. cit., стр. 254—255).
Имя типа индоевропейских Криспа, Респа - последний известен как один из полководцев Скифии, водивших флот на владения Рима в 3 веке н.э.
Хубушна соответствует греческому ;;;;;;;; в Каппадокии, на юго-запад от города Камману (Olmstead. op. cit. стр. 363 и приложенная карта).
ИЗ АССИРИЙСКИХ OMINA, СОСТАВЛЕННЫХ
ДЛЯ АСАРХАДДОНА
(681—668 гг. до н. э.)
Knudtzon. Die assyrischen Gebete an den Sonnengott, Leipz., 1893, стр., 79 cл.
M. Jastrov, Die Religion Babyloniens und Assyriens, Giessen, 1912, В. II, Н. I, стр. 177 сл.
Будет ли в это именно время Каштарит со своими воинами, или с киммерийскими воинами, или с мидийскими воинами, или с маннейскими воинами, или с (какими-либо) врагами, сколько бы их ни было, иметь успех (в выполнении) своего плана? Будет ли ими каким-либо образом завоеван город Кишаса?
Царь Урарту или жители страны киммерийцев двинутся ли к битве, войне и бою, чтобы убивать, чтобы грабить и брать добычу, к земле Шуприя, к городу Буму или к городу Кумимури, или к другим укрепленным городам Шуприи, чтобы убивать, чтобы убить, чтобы грабить, что можно грабить, чтобы брать в добычу, что попадется, из укрепленных местностей Шуприи и уводить к себе много, или мало. Ты, великое божество, знаешь это. Повелено или определено это устами великого божества, о Шамаш, великий бог? Узнаем ли мы и услышим ли мы об этом?
Каштарит — вождь союза племен, объединивший против Ассирии киммерийцев маннеев, мидян и скифов, но разбитый в 672 г. до н. э. (Тураев. ук. соч., II, стр. 76). Позднее имя Каштарита (Хшатрита) принял самозванец Фравартиш, поднявший в Мидии восстание против Дария I (см. ниже примечания к отрывкам из Бехистунской надписи).
Кишаса — укрепленный город в области Парсуа (на запад от оз. Урмии) (Olmstead, ор. cit., карта).
Шуприя — область, расположенная по верхнему течению Тигра, близ Тушана (Waterman, ор. cit., III. стр. 61).
Шамаш, великий господь, как я спрашиваю тебя, так ты отвечай мне надежным согласием. Бартатуа, царь страны скифов, который послал теперь (вестника) Асархаддону, царю Ассирии (для заключения союза) (?). Так как Асархаддон, царь Ассирии, дает теперь царевну из дворцового гарема (Бартатуа, царю скифов), вступит ли Бартатуа, царь скифов, честно в союз (?), будет ли он вести честные, надежные речи по отношению к Асархаддону, царю Ассирии, будет ли соблюдать и верно исполнять то, что определено Асархаддоном, царем Ассирии. Твое великое {270/16} божество знает это. Истребованы ли и утверждены его речи соответственно требованию и речению твоего великого божества, о Шамаш, великий господь. Действительно ли увидят и услышат это?
Имя скифского царя, возможно, произносилось не Бартатуа, а Маштатуа (клинописный знак bar, как известно, читается также mas). Винклер считает последнее маловероятным и предпочитает читать Бартатуа, отождествляя при этом данное имя с ;;;;;;;;; Геродота I, 103 (ор. cit., стр. 488). Но считать этот вопрос решенным окончательно нельзя и вполне прав М. Straeck, (ор. cit., I, стр. CCCLXXV), когда он, употребляя общепринятое имя Бартатуа, ставит все-таки в скобках другой вариант — Маштатуа. Не мешает вспомнить при этом, что имя уратрийской богини Багбарту читается некоторыми исследователями Багмашту и сближается с Ахура-Маздой ахеменидских надписей. Акад. Струве считает эту гипотезу заслуживающей внимания (в рецензии на книгу Б. Б. Пиотровского «История и культура Урарту», ВДИ, 1946, 1 (15), стр. 139—140). Если это подтвердится, то окажется, что имя бога Мазда (pesp. Ma;ta), входит как составной элемент в имена самых различных стран и народов. Возможно, что и имя Масисты (;;;;;;;;), сына Дария I (Герод. VII, 82, 121; IX, 107—113) относится к этой же группе имен. Но, поскольку вопрос еще не решен, мы сохраняем традиционное чтение Бартатуа.
%
ИЗ АССИРИЙСКОГО ПИСЬМА
(VII в. до н. э.)
Waterman, ор. cit., II, N 1161
(Дошло до нас в крайне испорченном виде. Имена автора и адресата не сохранились.)
... Он говорит, заявляя: «Его царь придет, когда будет послание (?) от богов. Эти... в мире перед царем живы. Теперь все киммерийцы отравились вперед, с народом города Меинда они ведут переговоры. Ты знаешь правду, они поднялись...
Меинда, по мнению Уотермана, соответствует этническому названию Манда (ор. cit., III, стр. 311). Следовательно, возможно, что в данном тексте идет речь о союзе киммерийцев с мидянами, о которых упоминает предыдущий документ. Впрочем, дефектное состояние текста не дает возможности его точно датировать.
ПИСЬМО АШШУРБАНИПАЛА ЦАРЮ АСАРХАДДОНУ
(681—668 гг. до н. э.)
Waterman, ор. cit., II, N 1026
Царю, моему господину, твой слуга Ашшурбанипал. Да будет в благополучии царь, мой господин. Да будут милостивы Ашшур, Бел и Набу к царю, моему господину. Относительно Рахисхарри, о котором царь, мой господин, говорил, заявляя: «Пусть он предстанет перед тобой. Спроси его», я спросил его. Таким образом, он сказал, говоря, что царь послал его ко мне: «Обрати внимание на Иазие, лично обрати внимание (на него). Относительно этих киммерийцев поговори с ним». Когда я пришел к твоему... я видел его лично, и я крайне опасаюсь, я говорил с ним относительно надзирателя (?), говоря «враг разрушает... против него».
Автор этого письма — царевич Ашшурбанипал; позднее (в 668 г. до н. э.) вступил на ассирийский престол.
ПИСЬМО БЕЛУШЕЗИБА ЦАРЮ АСАРХАДДОНУ
(681—668 гг. до н. э.)
Waterman. ор. cit., II, N 1237
Царю стран, моему господину, твой слуга. Да будут Бел, Набу и Шамаш милостивы к царю, моему господину. Когда звезда засияет во {271/17} время восхода солнца подобно факелу, а на закате поблекнет, вражеская армия совершит жестокое нападение.
Когда южный ветер подымется внезапно и будет продолжать подыматься, превратится в сильный ветер и из сильного ветра вырастет в бурю, (настанет) день разрушения; властитель, в какой бы поход он ни отправился, обретет богатство.
Хотя царь послал своим войскам следующий приказ: «вступайте в глубь страны Манна», все войска да не вступят. Пусть конница и дакку совершат нападение на киммерийцев, которые сказали, заявляя: «Манна принадлежит вам, мы не вмешивались». Конечно, это — ложь. Они — отрасль отверженного. Они не признают ни клятвы именем бога, ни (человеческого) договора. Пусть колесницы и грузовые повозки займут позицию на одной стороне прохода; (тогда) с лошадьми и дакку пусть они вступят и примутся опустошать равнину Манна; и пусть они вернутся к проходу, и пусть они там бивуак... однажды и дважды да вступят они ... опустошили и киммерийцы ... они приходят ... войска, пусть выступят против городов страны Манна ... Белхабу из страны Манна ... они хотят. Они хотят перейти в руки царя, своего господина... на пятнадцатый день месяц появится вместе с солнцем. Это — против них. Удержишь ли ты стопы киммерийцев (далеко) от них? Если они приблизятся, разве я не узнаю об их выступлении и каком-либо движении? Я послал сообщение царю, моему господину. Пусть царь царей осведомится у человека, знакомого со страной, и путь царь пошлет к своим отрядам воинов вдобавок к (другим) бойцам. Крепость, находящуюся там около врага, должен ты снабдить для самого себя. Пусть во все войска вступят гудудану. Пусть они выступят, и пусть они захватят своих жителей степей, и пусть они разведают, отступит ли Индаруа перед ними. Пусть войска отправятся против их городов. Пусть они низвергнут их.
Царь богов, Мардук, милостиво обращается к царю, моему господину. Все, что царь, мой господин, говорит, он выполнит. Ты сидишь на своем троне, ты возьмешь в плен своих врагов, ты покоришь своих супостатов и страну своих врагов ты опустошишь. Бел сказал, говоря: «Подобно Мардукшапикзери Асархаддон, царь Ассирии на троне, и он (ныне) воссел на нем, и вся страна послушна под его управлением. Царь, мой господин, услышал. В радости да поступает царь соответственно своему желанию.
Уотерман относит данное письмо к самому концу царствования Асархаддона и связывает его с походом против маннеев Ашшурбанипала, совершенным в начале царствования (Waterman. op. cit., III, № 26).
Дакку — вспомогательные войска (может быть, в значении ударных отрядов (ibid.).
Гудудану — вспомогательные войска (дословно, быть может, означает «разбойники», «совершающие набеги», ibid.).
Мардукшапикзери (сокращенная форма от Мардукшапикзермати) — вавилонский царь, правивший за четыре столетия до Асархаддона (1094—1083 гг. до н. э.). Его царствование считалось позднее временам мира и процветания (ibid.).
В документе чувствуется чисто вавилонский колорит. Бросается в глаза упоминание Мардука и сравнение Асархаддона с одним из прежних вавилонских царей.
ИЗ АССИРИЙСКОГО ПИСЬМА
(VII в. до н. э.)
Waterman, op. cit., II, N 1391
(Дошло до нас в испорченном виде, без начала и конца.)
... Зло для амурру ... отчет о стране киммерийцев он сделал ... это не должно дойти до царя, моего господина. Когда Шанамма окажется {272/18} впереди (или) приблизится к Белу, сердце страны должно быть довольно. Шанамма — это Марс. Это — благоприятно для царя, моего господина. Когда Марс, достигая своей высшей точки, потускнеет за его сияние станет бледным, в этот год царь Элама должен быть твоим слугой.
Когда Марс станет при своем появлении маленьким и бледным (и) подобно вечерней звезде станет особенно тусклым, он окажет милость Аккаду. Силы моего войска устоят истребят врага. Войско врага не будет в состоянии устоять перед моим войском. Крупный рогатый скот Аккада будет пребывать в безопасности на полях. Сезам и финики будут хорошо произрастать. Боги будут являть свою милость Аккаду. Когда Марс появится в месяце ийаре, врагом будет неправедный воитель Манда (Manda). Воитель Манда — это киммерийцы.
Что касается затмения солнца, которое имело место в нисане, местность его страны — пустыня, место, которое не изменяется. Таким образом, планета Юпитер сохранила место своего пребывания. До пятнадцати дней оставались тучи. Это — благоприятно.
Остальная часть письма, поскольку она сохранилась, интереса не представляет. Уотерман относит этот текст ко времени Ашшурбанипала (ор. cit., III, стр. 358).
http://ossnet.info/latyshev/scythica1.html
ИЗ ЛЕТОПИСЕЙ АШШУРБАНИПАЛА
(668—626 гг. до н. э.)
ЦИЛИНДР РАССАМА; СТОЛБЕЦ II, 96—124
М. Straeck, op. cit., II, стр. 167
Гугу, царю Лидии, страны, расположенной у моря, далекой страны названия которой цари, мои отцы, не слышали, открыл Ашшур, мой создатель, имя мое во сне (сказав): «Ноги Ашшурбанипала, царя Ассирии, обними, и ты победишь врагов его именем». В тот же день, когда он увидел этот сон, послал он своего конного гонца, чтобы меня приветствовать, сообщил этот сон, который он увидел, через своего вестника и тот рассказал его мне. С этого дня, когда он обнял мои царские ноги, стал он побеждать киммерийцев, которые нападали на людей его страны, которые не боялись моих отцов и мои царские ноги не обнимали. Полагаясь на Ашшура и Иштар, богов, моих господ, взял он из числа киммерийских начальников, которых он победил, двух начальников, заковал их в цепи, железные оковы и железные кандалы и велел доставить мне вместе с богатым подарком.
Своего конного гонца, которого он постоянно посылал, чтобы меня приветствовать, перестал он затем посылать. Так как он перестал выполнять повеления Ашшура, моего создателя, положился на свое собственное военное могущество и на веление сердца своего и послал свои военные силы на помощь Питамилку, царю Египта, который сбросил с презрением ярмо моего господства...
И вот услышал я это и помолился Ашшуру и Иштар: «Да будет брошен его труп перед врагом и да унесут его кости». Как я молил Ашшура, так и исполнилось: перед его врагом был брошен его труп, и унесли его кости. Киммерийцы, которых он попрал моим именем, пришли и ниспровергли всю его страну. После него воссел его сын на его трон. О злом деле, которое боги, (помощью) которых я силен, совершили отцу, его родителю, после того, как я воздел руки, послал он мне (сообщение) через своего вестника и обнял мои царские ноги (приказав сказать): «Ты — царь, о котором знает бог. Моего отца ты проклял и злое ему уготовил. Меня, раба, который тебя боится, приветствуй, благословляя, и дай мне нести твое ярмо».
Гугу — лидийский царь Гигес (;;;;;), о котором говорит Геродот в I, 8—15, в частности сообщая о киммерийском нашествии, но относя последнее ко времени царствования Ардиса, сына Гигеса.
Питамилку — безусловно тождественен с Псамметихом I (668—610 гг. до н. э.).
Сын и преемник Гигеса, не названный здесь по имени, безусловно Ардис, упомянутый у Геродота (I, 15).
Киммерийские начальники обозначены термином hazan;ti, который часто употребляется в клинописных документах. В Тель-амарнской переписке этим термином обозначаются царьки маленьких государств Сирии, Палестины и Финикии. В ассирийских документах hazanu имеет значение «градоначальник», а иногда «начальник дворца», «надзиратель» (Waterman, op. cit., III, стр. 35). В нашем тексте, по-видимому, имеются в виду племенные вожди киммерийцев. {275/21}
ЦИЛИНДР B, СТОЛБЕЦ IV, 1—5
М. Straeck, op. cit., II, стр. 105
Также я покорил 75 крепких городов Шарати и Парихии, сыновей Гаги, начальника (hazanu) страны Сахи (sa-h_i), отвергавших иго моего господства, (и) захватил их добычу. Их (самих) схватил я живьем своими руками и доставил их в Ниневию, мою столицу.
Штрек вслед за Деличем и Иенсеном сопоставляет Гаги данного текста с библейским Гогом, в земле Магога (Иезек. XXXVIII и XXXIX), т. e. скифов. Сахи, возможно, соответствуют сакам Геродота и ахеменидских текстов. О противоположной точке зрения С. Шиффера, сопоставляющего библейского Гога с лидийским Гигесом, см. выше в примечаниях к тексту Быт. X.
http://ossnet.info/latyshev/scythica1.html

И.Н.Медведская в статье «Периодизация скифской архаики и Древний Восток» по письменным источникам указала эту архаику в 7 веке до н.э., а по археологическим – на несколько веков ранее. В статье «О скифском вторжении в Палестину» она более основательно представила события 7 века по письменным источникам. Но все свидетельства более раннего плана, связанные хотя бы с индоевропейцами проигнорировала.
Геродот девять раз упомнил киммерийцев, причем в восьми случаях они представлены изгоями, их отовсюду изгоняют скифы или лидийский царь Алиатт. Один раз Геродот, правда, сообщил, что киммерийцы дошли до Ионии и захватили Сарды, но тут же сделал существенную оговорку: «Нашествие киммерийцев ... не было длительным завоеванием, а скорее простым набегом для захвата добычи» (I.6, 15). Такое одностороннее толкование скифо-киммерийской истории было, по-видимому, результатом знакомства Геродота только со скифскими (или проскифскими) источниками, особенно героическими преданиями. Киммерийской версии событий ему никто уже сообщить не мог. Даже В. Паркер, показавший, что Геродот знал о киммерийцах гораздо больше, чем рассказал о них в своей «Истории», затруднился назвать причину умолчания Геродота.
Клинописные источники позволяют восстановить реальную картину. Киммерийцы появились в Азии в конце VIII в. до н.э., за сто лет до гибели Ассирии. Скифы известны в Иране не ранее 670-х годов. Они не только не преследуют киммерийцев, но, напротив, выступают совместно с ними. Киммерийцы и скифы, будучи союзниками мидян и маннеев, грабят, например, ассирийские отряды, посылаемые собирать дань; они же совместно совершают военные набеги на ассирийские провинции Бит-Хамбан и Парсумаш.[3]
В конце 670-х годов в Иране вспыхнуло антиассирийское восстание, возглавленное мидийскими вождями. В нем участвовали также маннеи и киммерийцы[4], о скифском участии в восстании сведений нет. Восстание было успешным: не позднее 640-х годов Мидия завоевывает Урарту, затем Персию и становится политическим лидером в регионе. Мидия в союзе с Вавилонией в 612 г. до н.э. разгромила Ассирию. Анализ военных операций Мидии и Вавилонии в 616—613 гг. до н.э. против Ассирии позволяет утверждать, что лидирующей силой в войне была Мидия. Если накануне восстания в 670-е годы скифы и не пытались завоевать Мидию, а предпочли быть ее союзником, то теперь, когда Мидия перешла к завоеванию Ассирии, они и не смогли бы это совершить. Невозможно совместить мидийскую экспансию и скифское господство.
Клинописные источники расходятся с данными Геродота и в оценке политического лидерства скифов. Начиная с VIII в. до н.э. в течение не менее 75 лет на территории от Ирана и Закавказья до Малой Азии в них упоминаются преимущественно киммерийцы. Скифы упоминаются в течение нескольких лет и только в Иране. Объяснять это только отрывочностью источников невозможно. Клинописные источники описывают современные им события и в целом не отражают значительной роли номадов в политической жизни древнего Востока за исключением одного случая, о котором речь пойдет ниже. Тем не менее среди многочисленных врагов Ассирии названы именно киммерийцы.[5]
Очевидно, результатом долгого и повсеместного знакомства носителей аккадского языка преимущественно с киммерийцами является сохранение в нем уже после ухода с исторической арены скифов и киммерийцев этнонима гимирайя. В вавилонских текстах VI—V вв. до н.э. этот этноним становится эквивалентом нового для данного региона этнонима саки, который фиксируется в древнеперсидских и эламских вариантах ахеменидских надписей.[6]
Скифы не названы среди врагов Палестины,[8] тогда как в пророчестве Иезекиила (38:6) о вторжении Гога Гомер упомянут вместе с Гогом как ее враг. Пророчество относится ко времени лидийско-мидийской войны начала VI в. до н.э., когда опасались вторжения малоазийцев в Переднюю Азию. Гог (или Гиг/Гигес) умер в 644 г. до н.э., и в этом пророчестве его имя служит общим обозначением лидийского царя, но и киммерийцы в VI в. до н.э. уже не фигурируют. Следовательно, сочетание Гог и Гомер в пророчестве Иезекиила — это память о реальной опасности для Палестины, существовавшей в VII в. до н.э. Именно это подтверждают клинописные источники.
Киммерийцы- как помним, -  впервые упоминаются в клинописных источниках в царствование Саргона II (719—705 гг. до н.э.). Тогда они действовали на ограниченной территории к югу от Закавказья, в пределах северных границ Урарту.[9] Начиная с 670-х годов они известны на пограничных с Ассирией землях одновременно на востоку (в Иране), севере (в Урарту), западе (в районе Киликии/Хилакку). Но нигде они так долго не присутствовали, как на западных границах Ассирии. Четыре десятилетия киммерийцы тревожили Ассирию и ее соседей в этом районе.
Союзниками киммерийцев в антиассирийских выступлениях здесь были мушки-фригийцы, правители Табала и Киликии. В 679/8 г. до н.э. киммерийцы потерпели поражение в Хубишне, области в Киликии: покорение района Киликии было частью завоеваний Асархаддона на западной границе Ассирийской державы.[10] Около 675 г. киммерийцы в союзе с фригийцами и бывшим владетелем Мелида (областью к востоку от Табала в Каппадокии, в районе совр. Малатьи) Мугаллу угрожали Мелиду, который, видимо, недавно перешел под контроль Ассирии.[11]
Около 670 г. до н.э. киммерийцы вместе с урартами угрожают ассирийскому владычеству в Шубрии, к западу от оз. Ван.[12] После этого киммерийцы перемещаются в Малую Азию. Лет на десять Ассирия получает передышку, хотя она и продолжает интересоваться киммерийцами. Их нападение на Лидию вызвало по крайней мере два посольства Гига к Ашшурбанапалу в 667 и в 666/5 гг. и признание Лидией вассальной зависимости от Ассирии в обмен на помощь.[13] В чем выразилась помощь Ассирии, остается неизвестным, но между 665 и 660 годами в ассирийских анналах сообщается о победе Гига над киммерийцами.[14] И при этом очевидны факты дипломатии Лидии и Ассирии против Гомера.
Получив отпор в Лидии, киммерийцы вновь угрожают Ассирии и, по-видимому, даже захватывают часть ее владений, что следует из письма астролога Аккуллану ассирийскому царю в 657 г. Это письмо описывает уникальную для Ассирии ситуацию, когда за киммерийцами признается великое могущество (kissutu), хотя и временное, по мнению астролога. Такое признание означает, что киммерийцы захватили территории, которые ассирийцы считали своими.[15] По мнению С. Парполы, приводимому А.И. Иванчиком, это могла быть часть Сирии или провинции Куэ.[16] Но не исключено, что это был уже подвергавшийся киммерийским набегам район Мелида в Каппадокии. Именно Каппадокию позднее армяне называли Garnirk.[17]
В любом случае, поскольку киммерийский царь обладает, согласно письму астролога, титулом sar kissati («царь вселенной»), неизбежен вывод, что ему принадлежала определенная часть ассирийских владений. По-видимому, эти владения Ассирия так и не вернула. Иногда о поражениях Ассирии можно узнать, когда в анналах сообщается о ее реванше. В данном случае сообщений об этом не имеется. Но вот признание врагами царя Гомера «царем вселенной» дорогого стоит
Правда, в двух самых последних редакциях анналов IT и Н, составленных соответственно в 640 и 639 годах, сообщается, что киммерийский царь Дугдамми, оказавшись в тяжелом положении, «назад... в свою страну вернулся» или «свое войско и свой лагерь он убрал в город Харцалс» (местонахождение города неизвестно).[18] В таком случае, по-видимому, именно с этой территории киммерийцы снова вторглись в Лидию и в 644 г, до н.э. взяли реванш — убили Гига и разорили Лидию.[19] В 641 г. до н.э. новое противостояние киммерийцев и Ассирии закончилось гибелью киммерийца Дугдамми-Лигдамида.[20] После его смерти нападения киммерийцев на ассирийские границы еще некоторое время продолжались, но успехов они не имели. Об исчезновении киммерийцев сообщает только античная традиция (Геродот, I.16).[21]
Очевидно, что в 70—40-е годы VII в, до н.э. киммерийцы активно действуют на западных рубежах Ассирийской державы, в состав которой среди прочих стран входили Сирия, Израиль, филистимское побережье, Финикия. Это традиционный регион активности северян хотя бы со времен хурритов и хеттов, не говоря уже о господстве скифов в Европе и Азии с 3553 г. до н.э.
Иудея сохраняла независимость. Поскольку угроза вторжения народов севера в сиро-палестинский район на протяжении этих десятилетий периодически обострялась, то и в 620-е годы она была еще вполне реальной. 620-е годы — это начало пророческой деятельности Иеремии, и именно с этим временем исследователи обычно связывают уже скифское вторжение в Палестину. В словах его ранних пророчеств «от севера появляется беда и великая погибель» или «я приведу... народ издалека» и т.п. (Иер. 1:13-14; 4:6, 29; 5:15-16; 6:1, 22-23) находят подтверждение рассказу Геродота. В это время Вавилон, воевавший с Ассирией за свою независимость, еще не представлял угрозы. Реально угрожал Палестине Египет. В пророчествах «север» не был буквальным указанием на стороны света и обозначал любое место, откуда в Палестину могла прийти беда.[22] Например, в дни, когда иудеи отвернулись от истинной веры, Господь сказал пророку «иди и провозгласи сии слова к северу, и скажи: возвратись отступница», и если это произойдет, то «в те дни придет дом Иудин к дому Израилеву, и пойдут вместе из земли северной (т.е. проклятой), в землю, которую я дал в наследие отцам вашим» (т.е. обетованную) (Иер. 3:12, 18). «Север» может указывать и на Египет: «слово Господа, которое было к пророку Иеремии о филистимлянах, прежде нежели фараон поразил Газу. Так говорит Господь: вот поднимаются воды с севера и сделаются наводняющим потоком» и далее следует описание нашествия египетского войска (Иер. 47:1-2). В 620-е годы уже вырисовывалась и новая опасность — мидийская. Мидия стала новой политической реальностью, достаточно агрессивной, чтобы привлечь к себе внимание пророков. Но, по-видимому, в данном случае опыт прошлого — длительная киммерийская опасность в регионе — использовался пророками достаточно долго: Гомер упоминается еще в VI в. до н.э. у Иезекииля. Опасность и могла быть зашифрована Иеремией в слове «север» в 620-е годы. Только это была опасность не скифская, а киммерийская и не вторжение, а лишь его угроза.
Все эти беды предрекаются Иеремией иудеям и израильтянам за отступничество от истиной веры, за идолопоклонство. Иудейско-Израильское царство, созданное Саулом, Давидом и Соломоном, распалось в 928 г. до н.э.[23] на два царства: южное — Иудейское и северное — Израильское. Тиглатпаласар III, Салманасар V и Саргон II завоевали Израильское царство, превратив его в две провинции — Самарию и Маггиду. Филистимское побережье вошло в провинцию Ашдод, однако Иудее удалось сохранить формальную независимость. С конца 630-х годов начался распад Ассирийской державы, и ее власть в Палестине ослабела. Правление иудейского царя Иосии (639—609 гг. до н.э.) было периодом надежд на возвышение Иудеи и даже на присоединение к ней ассирийских владений в Палестине.
Предполагается, что Иудея начала освобождаться от вассальной зависимости задолго до окончательного распада Ассирийской державы, уже в 640-е годы.[24] Религиозно-политическая борьба за возрождение царства при Иосии, по-видимому, началась уже в 628 г. до н.э., на 12-м году его правления. Она достигла своего апогея на 18-м (622/1 г. до н.э.) году и увенчалась реформой, которой суждено было стать поворотным пунктом в культурно-религиозной и политической истории Иудеи[25]. Суть реформы состояла во внедрении безусловного единобожия и полной централизации культа Яхве в Иерусалимском храме. Помимо чисто религиозного аспекта реформа должна была служить укреплению царской власти и авторитета Иерусалимского храма и помочь внешнеполитическим амбициям Иосии.
Суть происходящего заключалась в следующем. Древнееврейский пантеон был населен многими богами разного ранга и происхождения. В него в частности вошли местные ханаанейские божества Ваал, Ашера и Ашторет/Астарта.* Культ бога Яхве был особенно почитаем у «колена Иуды» и, когда представители этого племени, Давид и Соломон, создали государство, их племенной бог стал главенствовать в пантеоне, вбирая в себя черты и атрибуты других божеств. Но эта монотеистическая тенденция царей и Иерусалимского храма постоянно наталкивалась на упорное противодействие периферийного жречества и местной знати. Так что в конечном счете движение в ту или иную сторону зависело от силы царской власти.
В царствование Манассии (698—642 гг. до н.э.), деда Иосии, возродились ханаанейские и израильские местные культы, расцвело идолопоклонство, апофеозом которого стало установление статуи Ашеры в Иерусалимском храме (2 книга Царей. 21:7). Не трудно заметить, что это возрождение совпадает с активностью Гомера в регионе, где пыталась сохранять влияние Ассрия.
 Манассия был покорным вассалом Ассирии и первым царем Иудеи, который ввел в ней ассирийские, арамейские и финикийские культы. Это вызвало сопротивление, и к концу его царствования в Иудее сформировалась антиассирийская партия, стремившаяся к искоренению чуждых влияний и освобождению от ассирийской зависимости,[26] что и начало осуществляться в царствование Иосии.
Аргумент использования сил народов севера становился в регионе устрашающим.
Благоприятная внешняя ситуация позволила Иосии начать реформу, которая вылилась в беспрецедентную по масштабам борьбу с идолопоклонством: «И повелел царь... вынести из храма Господня все сосуды, сделанные для Ваала и Ашеры и для всего воинства небесного, и сжег их за Иерусалимом, в долине Кедров». «И отставил жрецов, которых поставили цари иудейские, чтобы совершать курение на высотах иудейских и окрестностях иерусалимских, и которые кадили Ваалу, солнцу, луне и созвездиям и всему воинству небесному». «И вынес Ашеру из дома Господня за Иерусалим, к потоку Кедрову и истер ее в прах, и разрушил домы блудилищные, которые были при храме Господнем, где ткали одежды для Ашеры» (2 книга Царей. 23). Поруганию подверглась и Ашторет (2 книга Царей. 23:13; Пар. 7:18). Эти действия Иосии распространились и на Израиль.
Исследователи расходятся в оценке действий Иосии в Израиле. Одни полагают, что его активность там ограничивалась только религиозной деятельностью, другие — что это было уже присоединение практически покинутых Ассирией территорий.[27] Согласно 2 книги Царей (23:15, 19), власть Иосии распространилась на территорию, более или менее совпадающую с территорией провинции Самария. Составленная позднее хроника утверждает, что борьба Иосии с идолами распространилась по всему Израилю вплоть до земли Неффалим/Галилея (2 Паралипоменон. 34:6, 7, 33). Считается, что это утверждение является поздним, тенденциозным расширением географического ареала реформ. Однако нет оснований исключать Галилею из сферы реформ Иосии и считать, что царь не делал попыток овладеть этой территорией, входившей в ассирийскую провинцию Маггиду.[28] В любом случае провинция Маггиду находилась севернее Самарии, но именно там возле г. Мегиддо в 609 г. до н.э. Иосия встретил войско фараона Нехо — и свою смерть.
Реформы, проведенные в одной провинции, могли быть осуществлены и в другой провинции — в филистимской земле Ашдод, где находились города Газа и Аскалон. Намек на насаждение и здесь иудаизма имеется в пророчествах Софонии, который, как и Иеремия, был сторонником Иосии. Его пророчества относятся ко второй половине правления царя. Софония говорит о недостаточности реформы, необходимости дальнейшего искоренения идолопоклонства. В день гнева Господня спасутся только те, кто исполняет его законы. В результате «Газа будет покинута и Аскалон опустеет», «и достанется этот край остаткам дома Иудина, и будут пасти там и в домах Аскалона будут вечером отдыхать» (Софония. 1. 2:3-7). Итак, в Аскалоне и во всем пятиградье будут жить только приверженцы истинной веры. Здесь, очевидно, выражена и конечная цель Иосии — включение этой страны в cвое царство. Действительно, комментаторы Софонии считают реальной экспансию Иосии в Филистию.[29] Кажется уместным привести параллель с событиями конца VIII в. до н.э. Когда другой иудейский царь Езекия (727—698 гг. до н.э.) восстал против Ассирии и начал борьбу с идолопоклонством, первое, что он сделал, — «поразил филистимлян до Газы» (2 книга Царей. 18:8). Но неизвестно, пользовались ли филистимляне поддержкой северян. Как выходцы из «народов моря» - вероятнее всего.
Преследование инаковерующих и разрушения храмов потрясли современников и не могли не остаться в памяти у потомков, тем более что борьба против Ашеры, Ашторет/Астарты и других богов закончилась для Иосии трагической смертью у Мегиддо. Пострадавшие не могли не воспринять его гибель как наказание за содеянное, как месть богини. Память об этом могла сохраниться в храмовых легендах, в частности и в Аскалоне, храмы которого возрождались всякий раз и продолжали действовать все последующие столетия. Геродот (I.105) сообщает, что расспрашивал о святилище Афродиты Урании в Аскалоне, и среди прочего он мог узнать о божественном наказании злодея. Не известно, было ли сообщено ему имя этого злодея (или, может быть, их было много), но примечательно, что Геродот ничего не знает о событиях собственно палестинской истории.[30]
Вместе с тем, как показал В. Паркер, Геродот не мог не знать, в частности, о разрушении киммерийцем Лигдамисом/Дугдамми храма Артемиды в Эфесе, однако «он не был заинтересован» в адекватном рассказе о киммерийском нашествии в Азию.[31] Геродот посчитал эти сведения ложными или неуместными в связи с очевидным для него могуществом скифов ; но ведь кто-то разрушил храм в Аскалоне — если не киммерийцы, то, конечно же, могущественные скифы.
Память об осквернении храмов в Палестине могли сохранить и передать потомкам также иудеи, бежавшие от преследования в Египет и продолжавшие поклоняться там богине неба еще при фараоне Априи в VI в. до н.э. (Иер. 44). Геродот был в Египте, и отголоски этих событий могли дойти до него, хотя имя Иосии или было забыто, или греческий историк, не знавший палестинской истории, не смог вписать его в исторический контекст. Эта варварская, с точки зрения эллина, акция — осквернение храма богини неба — и была приписана варварам-скифам, что увязывалось с представлениями Геродота о проникновении скифов в страны почти всей Передней Азии.
И последнее. Пожалуй, самым точным в сообщении Геродота о событиях VII в. до н.э. является указание имени египетского фараона Псамметиха и его пребывания именно в Сирии Палестинской. Во времена Геродота вся эта приморская область входила в обширную ахеменидскую сатрапию под общим названием Сирия. Указание на ее палестинскую часть свидетельствует о знании Геродотом истории царствования Псамметиха и всего этого периода в целом. При Псамметихе активизировалось проникновение Египта в филистимскую землю, которое закончилось недолгим завоеванием всей Палестины фараоном Нехо после гибели Иосии. Поэтому пребывание фараона за пределами собственно Египта в рассказе Геродота отражает исторический факт. Однако включение этого факта в рассказ о скифском вторжении в Палестину и встрече скифов с Псамметихом не могло соответствовать действительности: положение униженного просителя было невозможным для фараона. Египет играл в это время важную роль, и фараон был в состоянии справиться со скифами, если таковые встретились бы на его пути.
История пребывания киммерийцев и скифов в Азии в изложении Геродота требует сопоставления ее с массой других источников.
Паркер В. О чем умалчивает Геродот. Заметки о передаче сведений о киммерийцах у греческих авторов помимо Геродота // ВДИ. 1998. № 4; Против расширительного употребления этнонима гимирайа в клинописных источниках VII в до н.э. см. Медведская И.?. Заключение по дискуссии // РА. 1994. № 1.С. 129-130; Помимо Таблицы народов скифы еще однажды упомянуты в Библии, в пророчестве Иеремии (51:27) 594 г. до н.э. против Вавилона. Названные им царства скифов, Урарту, Манна находились уже в составе Мидийского царства, которое и представляло угрозу «от севера» (51:48), но не для Палестины, а для Вавилона уже после крушения Ассирии, когда отношения Вавилона и Мидии испортились (Медведская И.Н. Rez.: Zawadzki S. The Fall of Assyria and Median-Babylonian Relations in Light of the Nabopolassar Chronicle // Uniwersytet im. Adama Mickiewicia w Pozhianiu, Seria Historia NR 149. Poznan, Delft, 1988 // ВДИ. 1992. № 1. C. 230-231. Прим. 5);
Предположение о рейдах киммерийцев в это время в более южные земли, а именно в Манну, основано на единственном тексте, в котором этот топоним восстанавливается: Lanfranchi G.B., Parpola S. The Correspondence of Sargon II. Pt II // SAA. 1990. V. № 145; Иванчик А.И. Киммерийцы. Древневосточные цивилизации и степные кочевники в VIII—VII веках до н.э. М., 1996. С. 60-62. Свод текстов 7А (далее — сокращение С), с. 8, 9. В прим. 9-13 ссылки на литературу по вопросу см. в работе А.И. Иванчика.
Дьяконов И.М. Киммерийцы и скифы на древнем Востоке // РА. 1994. № 1. С. 109.;В начале VI в до н.э. засвидетельствован наем киммерийцев в воинские подразделения Тира; Diakanoff I.M. Naval Power and Trade of Tyre // Israel Exploration Journal. 1992. 42. P. 169, 181, 174. Not. 34; Иез. 27:11.;Mem. Imperialism and Religion; Assyria, Judah and Israel in the Light and Seventh Centuries B.C.E. // Society of Biblical Literature. Montana, 1974. 19, P. 71.
См.: статью: Вестник древней истории, №2, 2000 г.
(исправления, приведенные в № 4, 2002 г., внесены в текст без дополнительных комментариев). http://annals.xlegio.ru/blacksea/skif_pal.htm

http://ru.wikipedia.org/wiki/
http://a-pereswet.livejournal.com/73227.html
Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию*
http://liberea.gerodot.ru/a_hist/psy-voiny.htm
"Неисторические" Нахчи Джамбулат Сулейманов
Лигдамис http://traditio.ru/wiki/#column-one#column-one
Лигдамис (Тугдамми, Дугдамме) – царь ушедших из Приазовья киммерийцев, который в 7 веке до нашей эры играл заметную роль в политических событиях времен войн Урарту, Ассирии, Египта и ряда соседних стран. Один из реальных северных властителей, образ которых суммирован библейским князем Рошем. Активность северян на юге отражена хотя бы появлением в Малой Азии около 8 тыс. до н.э. аналогов прибалтийской свидерской культуры. По библии, Гомер (киммериец) был первым сыном Иафета, а сыном самого Гомера признается Аскеназ (Скиф). Созвучное имя Лигдамид (его признают вариантом ононима Лигдамис) имел в середине 6 века соратник афинского тирана Писистрата, который привлекал на службу себе и наемников из Фракии. Имя Лигдамис носил и правитель Гиликарнаса (ныне Бодрум: Турция) 5 века дон.э. , внук знаменитой Артемисии. Она направила свой небольшой флот на помощь Ксерксу, при этом несколько кораблей царицы были признаны гвардейскими. Позже Галикарнасом правил царский сын Писинделис, а затем внук - Лигдамис. Лигдамис казнил известного поэта той эпохи Панасиса, двоюродного брата Геродота. Во многом из-за Лигдамиса Геродот покинул Галикарнас, но затем вернулся, чтобы свергнуть жестокого правителя. Сохранилась надпись времён Лигдамиса, из которой следует, что при нём существовало городское самоуправление, и Салмакис, карийское поселение на акрополе, ещё не вошло полностью в состав Галикарнаса. Созвучные имена известны и в другие периоды истории.
Традиции северного наемничества
Традиции северного наемничества, известные Шумеру и Ассирии, ряду других азиатских стран, неизбежно продолжались и в античных греческих городах. Э.Д.Фролов Скифы в Афинах (по изображениям на аттических черно- и краснофигурных вазах). Например, следы присутствия скифов в Афинах отчетливо обнаруживаются почти со времен киммерийского царя Лигдамиса. Это отражают многочисленные афинские черно- и краснофигурные вазы той поры, одним из мотивов росписи которых является изображение скифского стрелка из лука. Одним из первых примером признается ваза Франсуа - чернофигурный кратер работы Эрготима и Клития (около 570 г. до н. э.), украшенный несколькими поясами изображений на темы сказаний об Ахилле (царе Скифии) и Тесее (противнике амазонок). На верхнем поясе, в сцене охоты на Калидонского вепря, наряду с другими воинами изображены три лучника в характерных "скифских" остроконечных шапках, с приписанными рядом именами Eurymachos, Kimmerios и Toxamis, из которых первое - чисто греческое, но два других - варварские, определенного, так сказать, скифо-киммерийского извода. На последующих вазад скифо-киммерицев изображают уже подробнее - в остроконечной шапке, в коротком полукафтане и длинных штанах, плотно облегающих тело и нередко расшитых каким-либо орнаментом, с колчаном на левом боку, с луком, а иногда и топориком (sagaris) в руках. По аналогии с фракийцами, допускается присутствие скифских наемников на службе древних афинских тиранов - Писистрата и его сыновей. Интересно творчество афинского вазописца, мастера росписи в основном на краснофигурных сосудах, который подписывал свои рисунки именем Скиф (между 520 и 505 гг. до н. э.). В имени (или прозвище) этого мастера есть скифская нота в жизни ранних Афин. Письменная традиция подтваерждает существовании в классических Афинах и государственных рабов-скифов, выполнявших функции полицейских. При Писистратах Мильтиад I (симпатизировавший скифам) из аристократического рода Филаидов основал собственное княжество на Херсонесе Фракийском. Племянник Мильтиада I по отцу, Мильтиад II, с помощью Писистратидов захватил власть на Херсонесе и содержал 500 наемников, часть которых могла быть фракийцами (Herod., VI, 34—39), да и скифами. После смерти Писистрата (528/7 г.) при его преемниках ситуация в Афинах в силу известных обстоятельств изменилась в худшую для них сторону. После свержения спартанцами Лигдамида и гибели Поликрата (523 г.), а также утраты фракийских владений в результате персидской экспансии сократилась сфера внешнего влияния афинских тиранов. http://aldanov.livejournal.com/76868.html И становятся все более известны скифы, выполняющие в Афинах полицейские функции, находящиеся на государственной службе. Они могли бы быть потомством наемников или самими наемниками. Поскольку служба эта почетной не была, скифов перестали изображать на вазах . Но они стали частью трагедий и комедий. Во времена Аристофана (425-410 гг) скифов было уже около 1000. Аристофан подчеркивает примитивные черты скифа-стражника, его грубость, тупость и низменные инстинкты. Но такова была служба. Северяне поддерживали порядок, по соответствующему приказанию осуществляли арест, вязали или забивали в колодки, а также доставляли в тюрьму людей, в чем-либо провинившихся перед государством. В качестве вооружения у них были луки и небольшие мечи.
По оценкам Э. Фролов: «И приобретение, и содержание этих служителей обходилось Афинскому государству недешево. Если вслед за А.Бёком принять, что минимальная цена такого раба должна была равняться 3 минам, то одноактное приобретение 300 скифских лучников должно было обойтись Афинскому государству в 15 талантов, а 1000 человек - в 50 талантов. К этому надо добавить какую-то сумму на их экипировку, допустим, по 50 драхм на человека; это составит 2,5 таланта на первоначальный корпус и 8,3 таланта - на последующий, доведенный до 1000 человек. Затем, если опять-таки согласиться с Бёком, что на содержание каждого такого лучника государство должно было тратить минимум 3 обола в день, то содержание 300 скифских лучников должно было обходиться казне в 9,1 таланта в год, а 1000 человек - в 30,4 таланта. Наконец, ежегодно требовалась какая-то сумма для возмещения естественных кадровых потерь; при приблизительной оценке этих потерь в 2,5% от всего состава, на дополнительное приобретение каждый год 15 человек (при общем количестве 300) требовалось еще 0,75 таланта, а на приобретение 25 человек (при общем количестве 1000) - 1,25 таланта. Иными словами, помимо основной затраченной суммы примерно в 17,5 или даже (с учетом последующего увеличения корпуса скифских стрелков) 58,3 таланта, Афинское государство должно было тратить на полицейскую службу скифов до 10 или даже 32 талантов в год, что составляло при ежегодных государственных доходах в 1000 талантов (накануне Пелопоннесской войны, Xen. Anab., VII, 1, 27) cоответственно до 1 или 3,2%, а при доходах в 2000 талантов (в 422 г., Aristoph. Vesp., 660) - до 0,5 или 1,6%, - затрата, которую Афинский полис мог позволить себе без особых затруднений, лишь пока он находился на вершине могущества и, за счет поступлений от союзников, располагал богатой казной».35 Понятно, что от таких затрат на наемников со временем пришлось отказаться. Но северяне как наемники приглашались в Египет и Македонию, выходцы из Скифии пришли к власти в Парфии, Бактрии и еще ряде стран. Затем они известны на службе Риму, а с конца 4 в.н.э. даже составляли гвардию Византии. http://aldanov.livejournal.com/76868.html
Лигдамис как "царь вселенной"
По оценке В. Паркера, поздние классические авторы располагали более верными в своей основе сведениями о киммерийцах, чем Геродот. Это доказывается примерами из Страбона. Предводителя киммерийцев он прямо называет Лигдамисом. Из синхронных ассирийских документов известно, что во главе киммерийцев в середине 7 в. н.э. стоял Дугдамме. Полное тождество двух форм определено известным чередованием д/л —в виду лувийского "dl" или просто списка различных примеров такого чередования в анатолийских языках. По Страбону, Лигдамис в конце концов был убит в Киликии. [с.95] Опять-таки из ассирийского текста мы узнаем, что Дугдамм потерпел какую-то неудачу в Юго-Восточной Анатолии и умер там. При этом о Дугдамме здесь говорится как о правителе саков (т.е. скифов) и гутиев (букв.: население горных районов к северо-востоку от Месопотамии, но в этот период слово, возможно, обозначало просто «варвары»). Здесь может быть отражение очень глубокой исторической памяти, так как гутии стали тревожить Аккад еще в 3 тыс. до н.э. Страбон отмечает, что треры (которых он связывает с киммерийцами8) в конце концов были разбиты скифами. Треры были одним из многочисленных фракийских племен. Случилось так, что редкая трехслоговая форма их названия (;;;;;;;) сохранилась в цитате из ионийского поэта VII в. до н.э. Каллина, приведенной византийским лексикографом. Треры вполне могли быть увлечены на юг натиском киммерийцев. В 714 г. до н.э. киммерийцы нанесли сокрушительное поражение войску Урарту. В битвах с киммерийцами пали цари Фригии и Лидии, а ассирийцы искали союза сними. Превосходство киммерийцев перед лучшими армиями Передней Азии было очевидно – вероятно, со времен Плина и Сколопита их тактике основывалась на создании массового легкого конного войска практически без обоза. Такое войско было очень подвижно, а при большой дальнобойности и пробивной силе киммерийских стрел постоянно держалось на безопасном расстоянии от противника. Допускают, что превосходство киммерийского войска образно отразила и Библия: "Не будет в нем (народе, дальнем от края земли) ни изнемогающего, ни утомленного; он не будет дремать и не будет спать; пояс не снимается с чресл его, и не разорвется ремень у сандалей его; стрелы его заострены и все луки его натянуты; копыта коней его подобны кремню, и колесницы его как вихрь". Киммерийцы в 679/678 г. до н.э. вторглись в Ассирию. Через три года вместе с урартами напали на Фригию. Поход был успешным. Урарты захватили много добычи и пленных, а Фригия была отдана на разграбление киммерийцам. Бесчинства киммерийцев привели к тому что Лидия и Табал обратились за помощью против них к Ассирии. В битве с ними лидийский царь Гиг был убит, а столица его царства город Сарды, была взята и разграблена победителями. Вслед за Лидией киммерийцы обрушились на греческие ионийские города. По сообщению Стефана Византийского киммерийцы около ста лет владели городом Антандром на берегу Эгейского моря в северо-западной Малой Азии, и этот город назывался тогда Киммеридой.
Лишь направленные Ашшурбанипалом скифские отряды под предводительством Мадия разбили киммерийцев, которых тогда возглавлял Лигдамис и его сын Сандакшатру. Победа скифов над киммерийцами привела к поселению киммерийцев в Каппадокии и у города Синопа на южном берегу Черного моря. В конце 7 в. до н.э. лидийский царь Аллиат нанес им окончательное поражение. Но более чем за век присутствия в Малой Азии киммерийцы неизбежно оставили здесь генетико-биологические линии: детей, внуков и правнуков, интегрированных в другие народы. Лигдамид мелькнул на политическом небосклоне 7 века сравнительно быстро, но оставил о себе долгую память. Даже в 4 веке в письме Лисимаха, царя Македонии, можно было прочесть: «После этого (приенские послы) согласились, что когда Лигдамис вторгся в Ио[нию со своей а]рмией, прочие (кроме приенцев, поселенцы оспариваемых земель) покинули страну; в частности, сам[осцы] переселились [на о]стров (Самос). Но этот Лигда[мис, [с.97] который вл]адел (землей) три (?) [года], вернул им те же самые наделы, в то время как приенцы [получи]ли (их)». В конце сохранившейся части письма мы читаем о самосских послах: «Они [согласил]ись, что после [вторжения] Лигдам[иса] и остававшиеся, и они сами [покинули страну, но что они отправились н]а остров»21. Вторжение Лигдамиса служило вехой в этом пограничном споре, и самосцы, и приенцы приводили Лисимаху ученые доказательства, касающиеся роли этого события в истории ионийцев. Здесь опять одно из свидетельств важности киммерийского вторжения для ионийцев, где одним из главных городов был Милет. Античный автор Каллимах торжественным языком повествовал, как разнузданный Лигдамис нанес оскорбление городу Артемиды и как богиня вскоре отомстила Лигдамису, которому не суждено было вернуться домой23.. Из других источников известно, что Лигдамис сжег храм Артемиды. Храм Артемиды в Эфесе (основанном амазонками, происходившими из скифов) был самым знаменитым святилищем богини. И его разрушение Лигдамисом может быть свидетельством его противодействия именно натиску скифов, изгнавших киммерийцев из Северного Причерноморья. Получив отпор в Лидии, киммерийцы угрожают Ассирии и захватывают часть ее владений, что следует из письма астролога Аккуллану ассирийскому царю в 657 г. За киммерийцами признается великое могущество (kissutu), пусть и временное. Киммерийцы могли взять под контроль часть Сирии или провинцию Куэ, да район Мелида в Каппадокии. Именно Каппадокию позднее армяне называли Gamirk' . Киммерийский царь обладал, согласно письму астролога, титулом Sar kiSSati ("царь вселенной"), что подтверждало принадлежность ему определенной части ассирийских владений. В начале нашей эры цари Боспорского царства тоже подчеркивали, что они «цари великие» и «цари царей», тем самым вспоминая очень ранние традиции киммерийских правителей Приазовья. Лишь в двух самых последних редакциях ассирийских анналов IT и Н, составленных соответственно в 640 и 639 годах, сообщается, что киммерийский царь Дугдамми, оказавшись в тяжелом положении, "назад... в свою страну вернулся" или "свое войско и свой лагерь он убрал в город Харцале" (местонахождение города неизвестно)18. Но именно с этой территории киммерийцы снова вторглись в Лидию и в 644 г. до н.э. взяли реванш – убили Гига и разорили Лидию19. В 641 г. до н.э. новое противостояние киммерийцев и Ассирии закончилось гибелью киммерийца Дугдамми20. После его смерти нападения киммерийцев на ассирийские границы еще некоторое время продолжались, но успехов они не имели. Об исчезновении киммерийцев сообщает только античная традиция (Геродот. I. 16)
Образ Лигдамиса важен при изучении внешней политики Киммерии и Скифии в 8 – 7 вв. до н.э.
Александров М.А. Наемники на службе у тиранов в архаическую эпоху (VIII-VI вв. до н.э.)//Античный полис. Проблемы социально-политической организации и идеологии античного общества. СПб., 1995 С.В.Махортых Киммерийцы //http://crimeaveb.narod.ru/History/Kimmeriya.html В. Паркер О ЧЕМ УМАЛЧИВАЕТ ГЕРОДОТ. ЗАМЕТКИ О ПЕРЕДАЧЕ СВЕДЕНИЙ О КИММЕРИЙЦАХ У ГРЕЧЕСКИХ АВТОРОВ ПОМИМО ГЕРОДОТА http://ancientrome.ru/publik/parker/parker01.htm И.Н. Медведская О СКИФСКОМ ВТОРЖЕНИИ В ПАЛЕСТИНУ http://kladina.narod.ru/medvedskaja/medvedskaja.htm
http://traditio.ru/wiki/

Вероятно, с гибелью Лигдамиса страна Гомер вскоре прекратила свое существование. Есть вероятность, что знавший историю «царь вселенной» хотел как бы возродить в этом регионе Хеттию или Митанни. Но обстановка существенно изменилась. И ведущую роль в представлении интересов северных народов стали играть скифы с характерной для них дипломатией.
Хотя и им грех было бы забывать Плина и Сколопита, Сагила и Панасагора, Таная и иных своих ранних героев. Не говоря уже о Таргитае, Арпоксае, Липоксае, Колоксае...

Стоит заметить, что примерно в этот период в Лидии начали чеканить (отливать ?) первые в мире круглые монеты. На землях Скифии тогда предпочитали в качестве денег бронзовые наконечники стрел (подробности в Интернете).

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2908070204
http://www.proza.ru/2009/08/07/204
 
Дипломатия Великой Скифии около 722 года

Медведская И. Н.
О скифском вторжении в Палестину
http://annals.xlegio.ru/blacksea/skif_pal.htm
старательно омолаживает скифов и киммерийцев.

Киммерийцы появились в Азии в конце VIII в. до н.э., за сто лет до гибели Ассирии.
Очевидно, и Библия сохранила память о лидерстве киммерийцев, назвав Гомера отцом Аскеназа (Быт. 10:3). Обычно эту формулу скифологи рассматривают как подтверждение более позднего появления скифов в Передней Азии. Между тем принципы генеалогического построения Таблицы народов не поняты до конца. Библейский автор, группируя народы по «племенам их, по языкам их, в землях их, в народах их» (Быт. 10:5), другими словами, по этнополитическому, лингвистическому и географическому признакам, эти принципы последовательно не проводит. Специалисты предлагали видеть в Таблице народов принцип различения по хозяйственному укладу жизни — городской, кочевой, островной (т.е. мореплаватели) и даже предлагали различать народы по политическим симпатиям и антипатиям Иудейского царства.[7] Хронологический принцип в этой связи исследователями не рассматривается, в формуле «отец — сын» хронологический смысл не заключен. Внутри каждой генеалогической линии, восходящей к одному из трех сыновей Ноя, очевидно, использовался критерий культурно-политического лидерства, существовавший во время составления памятника — не ранее VIII в. до н.э.

Википедия констатирует, что их упоминают Гомер [1] и Каллин [2]. В «Одиссее» Гомера киммерийцы предстают как легендарный народ, живущий на крайнем Западе у океана, куда никогда не проникают лучи Солнца. Филологи Аристарх и Кратет исправляли у Гомера написание киммерийцы на «керберии» [3] (см. Кербер). О «киммерийском граде» рассказывал Гекатей [4]. Эфор помещает их около озера Аверн в Италии [5].
Геродот называет киммерийцев доскифским населением Украины (степи между Дунаем и Доном) (Her.4:11), где проглядывает проукраинская редакция.
http://ru.wikipedia.org/wiki/

Около VIII века до н. э. киммерийцы были изгнаны из своей родины перешедшими через Дон с востока скифами и переселились во Фракию. Связи с фракийцами были обоюдосторонними, о чём свидетельствуют находки фракийских вещей в киммерийских могильниках, и наоборот. Во Фракии они соединились с трерами и в союзе с ними несколько десятков лет, в начале VII века до н. э., грабили Малую Азию. Они уничтожили Фригийское царство, угрожали существованию Лидийского: царь Лидии Гигес пал в битве с ними.

Геродот суммирует сведения о киммерийцах так.
11. Существует еще и третье сказание (ему я сам больше всего доверяю). Оно гласит так. Кочевые племена скифов обитали в Азии. Когда массагеты вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли в киммерийскую землю (страна, ныне населенная скифами, как говорят, издревле принадлежала киммерийцам)[10]. С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своем, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины. Приняв такое решение, киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной.
12. И теперь еще в Скифской земле существуют киммерийские укрепления и киммерийские переправы; есть также и область по имени Киммерия и так называемый Киммерийский Боспор. Спасаясь бегством от скифов в Азию, киммерийцы, как известно, заняли полуостров там, где ныне эллинский город Синопа[11]. Известно также, что скифы в погоне за киммерийцами сбились с пути и вторглись в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта, скифы же во время преследования держались слева от Кавказа, пока не вторглись в землю мидян. Так вот, они повернули в глубь страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары.
13. Впрочем, Аристей, сын Каистробия из Проконнеса, в своей эпической поэме сообщает, как он, одержимый Фебом, прибыл к исседонам. По его рассказам, за исседонами обитают аримаспы – одноглазые люди; за аримаспами – стерегущие золото грифы, а еще выше за ними – гипербореи на границе с морем. Все эти народы, кроме гипербореев, постоянно воюют с соседями (причем первыми начали войну аримаспы). Аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем исседоны вытеснили скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного моря[12], под напором скифов покинули свою родину. Таким образом, рассказ Аристея не сходен со сказаниями скифов об этих странах.
http://www.vehi.net/istoriya/grecia/gerodot/04.html
[10] 453. . Известие Геродота о вторжении скифов (ок. 700 г. до н.э.) восходит к аккадским источникам. Теснимые массагетами, из совр. Западного Туркестана скифы проникли на южное побережье Каспийского моря, перешли Аракс и вторглись в южнорусские степи.
 
[11] 454. . Упомянутая здесь группа киммерийцев, по видимому, раньше кочевала в Кубанской области, в то время как племена, кочевавшие в Южной России и в Крыму, проникли по западному побережью Черного моря до Геллеспонта и Боспора Фракийского.

[12] 455. . Здесь Черное море.

Важным индикатором истории северных народов остается Урарту.
В связи с тем, что население Урарту было этнически неоднородное[16][17], под происхождением урартов в последнее время в научной литературе понимают собственно происхождение правящего племени, племени носителя письменного урартского языка. По поводу собственно урартского элемента существует консенсус учёных о непосредственной связи урартского языка с хурритским[9][22][23], а также о вероятном распространении урартов по Армянскому нагорью из района Ревандуз в Западном Азербайджане, где располагался древний город Мусасир[7][16][30][31]. Вероятно, что древний урартский город Мусасир находился на территории первоначального расселения этого племени[7][31].
Образование Урарту (XIII — конец IX вв. до н. э.)
Северяне продолжали тревожить Ассирию по многовековой традиции. Вот стандартное (повторяющееся) введение к надписям Ададнерари I XIV в. до н. э. (среднеассирийский диалект аккадского. КАН, I, №№ 3-5 и многие другие. См. сводку ARAB, I, § 73.)
Ададнерари, светлый князь, герой, наместник богов, основатель городов, истребитель мощных воинств2) касситов (Вавилон),3) кутиев (Курдистан),4) лулумеев (округа Урмия)5) и шубарейцев (хурриты),6) побивший всех врагов вверху и внизу, поправший страны их от Лубду(юг Ассирии)7) и Рапику(граница с Вавилоном)8) до Элухата (крепость Митанни у истоков Тигра),9) держащий всех людей, расширивший границы и пределы, царь, к ногам коего Ану, Ашшур, Шамаш, Адад и Иштар склонили всех правителей и князей, славный первосвященник Энлиля, сын Арикденилу, наместника Энлиля, ишшакку (правителю от имени) бога Ашшура, покорившего страну Турукки и Нигимхи (хурритов и союзников) до пределов ее, всех правителей гор и холмов обширных пределов кутиев, покорившего страну Кутмухи (север Месопотами)12) и всех ее союзников, полчища ахламеев (северных арамеев), сутиев (ханаанеи и евреи), яуриев и их страны, расширившего границы и пределы, внук Эллильнерари, ишшакку Ашшура же, который побил войско касситов и рука которого победила всех ненавистников его, расширившего границы и пределы, потомок Ашшурубаллита, царя сильного, чье первосвященство славно в грозном Экуре (всей Вселенной) и чье благополучие царствования было утверждено до дальних мест, подобно горе, покорившего страну Мусру (обозначение самых дальних стран, включая Египет) рассеявшего всех многочисленных шубарейцев,18) расширившего границы и пределы. (Вестник древней истории. 1951. № 2. стр. 265-266.).
Lulum;. Лулумеи (в более старых текстах — лулубеи) жили в стране Замуа — в верховьях рек Адема и Малого Заба вплоть до озера Урмии. Из их числа часто вербовались рабы в городах Ассирии и Аррапхи (совр. Керкук). В урартском языке слово lulu означает «враг», «чужак». Лулумеи были, по всей вероятности, родственны касситам и эламитам.
;ubar; — жители страны Субарту, т. е. северной Месопотамии, и, возможно, также части Армянского нагорья. В среднеассирийских надписях под шубарейцами обычно понимаются хурриты — жители Митанни (Ханигальбата).
Далее в некоторых вариантах к Элухата прибавлялось «покоривший Таиду, Шуру, Кахат, Амасаку, Хурра, Шудухи, Кабула, Ушшукани и Ирриду, всю область гор Кашияэри до Элухата, крепость Суду, крепость Харран — вплоть до Гаргамиша на берегу Евфрата».
Область Кашияэри — совр. Тур-Абдин, горы на севере Месопотамии; Ушшукани — столица Митанни Вашшукканни, совр. Телль-Фехерия (?) недалеко от Рас аль-Айна; Хурра — область Хурри хеттских текстов (чтение «Харри» относят к недоразумениям); Гаргамиш — Каркемиш, совр. Джераблус. Остальные названия относятся к различным митаннийским городам долины Тигра и района современного Несбина (Нисибиса в греко-римскую эпоху).
Страна Мусру (Муцру, Музру) была расположена к северу от Ассирии по Большому Забу. Может быть, то же, что позднейший Мусасир. Позднее «Муцру» — название Египта. См. ниже, № 2, прим. 9.
18) Имеется в виду участие Ашшурубаллита, совместно со страной Алше (Алзи), в разгроме Митанни в правление хеттского царя Суппилулиумы.
http://annals.xlegio.ru/urartu/avi/001.htm
Уже в середине 13 века Ассирия воюет с Уруатри , что видно из надписи Салманасара I (Шульмануашареда; середина XIII в. до н. э. Среднеассирийский диалект аккадского. КАН, I, № 13).
...Когда Ашшур, мой владыка, чтобы его почитали, избрал меня законно и для правления черноголовыми1) дал мне скипетр, меч и посох и даровал мне законный венец владычества, — в то время, в начале моего первосвященства2) возмутились против меня Уруатри; воздел я руки к Ашшуру и великим богам, моим владыкам, устроил сбор3) моих войск. К хребтам (?) гор их могучих я поднялся. Химме, Уаткун, Баргун, Салуа, Халила, Луха,4) Нилипахри и Зингун5) — 8 стран и их ополчения я победил, 51 их поселение я разрушил, сжег, похитил их полон, их имущество; всех Уруатри6) я склонил к ногам Ашшура, моего владыки, в три дня;7) я отобрал8) их потомство, захватил (?) и забрал себе для службы и для работы; тяжкую подать гор я наложил на них навеки. Город Арину, укрепленное место, горный хребет (?), который прежде возмутился, презрел Ашшура, — этот город, с помощью Ашшура и великих богов, моих владык, я победил, разрушил, посеял над ним пепел (?), а прах его собрал и насыпал в воротах моего города Ашшура на будущие времена. В то время всю страну Мусру9) я склонил к ногам Ашшура, моего владыки.
(Следует описание завоевания Ханигальбата, т. е. Митанни).
После того кутии,10) которым нет счета, как звездам на небе, обученные истреблению, восстали против меня, стали мне неприятелями, повели вражду. Я вознес руки к Ашшуру и великим богам, моим владыкам — верным согласием справедливо ответили они мне. Я оставил лагерь войск моих и лишь треть избранных колесниц моих взял с собой и бросил на битву с ними. От границы страны Уруатри до Кутмуха11) в отпавшей стороне, краю далеких беру,12) я пролил жизнь их обширного войска, как воду, телами бойцов их я наполнил широкую степь. Полон его,13) скот его и богатство его я доставил в мой город Ашшур.
(Вестник древней истории. 1951. № 2. стр. 266-267).
Уруатри после этого не исчезла. В итоге государство Урарту с обилием связанных с ним источников отчасти становится и индикатором истории народов севернее Кавказа. Особенно киммерийцев.
Из текстов ассирийского царя Салманасара I (Шульману-ашареду I, годы правления 1280—1261 гг. до н. э.) видно, что «цари Урарту» в этот период находились в длительном военном противостоянии с Ассирией, причём организованные военные кампании ассирийцев регулярно приносили им успехи в войнах с урартами. Более сильные в тот период ассирийские войска, как правило, преследовали грабительские цели, главной целью набегов на Урарту являлся захват ценностей и угон скота[1].
Многие ассирийские тексты называют урартов словом «наири», которое, вероятно, являлось названием народа, населявшего Урарту. Перечисление нескольких «стран Уруатри» в сочетании с упоминанием многочисленных «царей Уруатри» и «царей Наири» свидетельствует, по мнению ряда исследователей, о том, что в этот период Урарту ещё не было единым государством, а представляло собой союз родственных племён. Но это может быть и свидетельством формирования Урарту именно из целого ряда северного народов и населения Армянского нагорья.
Ассирийские грабительские походы были способны превратить Южный Кавказ в пустыню, если бы регион не подпитывался переселенцами с севера. Постепенно создавалась база для мощного отпора агрессору. Первая попытка отпора во времена  царя Арамы признается неудачной. Под предводительством Салманасара III (Шульману-ашареду III) в 858—856 годах до н. э. ассирийцы разрушили первые столицы Урарту, города Сугунию и Арзашку ( точное местонахождение не установлено), и успешно продвинулся вглубь Урарту.
http://ru.wikipedia.org/wiki/:Urartu_860_840-ru.svg

Около 844 года до н.э. во главе Урарту встал Сардури I (сын Лутипри), который возвел новый урартский столичный город Тушпу на восточном берегу озера Ван и создал целую сеть оборонительных крепостей на подступах к столице. Со времени правления ассирийского царя Салманасара III ассирийские и урартские источники свидетельствуют о централизации власти в Урарту и возникновении продолжительной  урартской царской династии. Выбор места для столицы связывают с тем, что на месте Тушпы существовал древний культовый центр поклонения урартскому богу солнца, Шивини[13]. У западного подножья Ванской скалы сохранилась крепостная стена, сложенная из крупных привозных камней, достигающих 6 м в длину и 1 м в высоту. На этой стене сохранились надписи на ассирийском языке, свидетельствующие о постройке крепости царём Сардури, сыном Лутипри.

В конце IX века при царе Ишпуини, сыне Сардури I, (годы правления ок. 828—810 до н. э.) происходит дальнейшее усиление центральной власти Тушпы. Расширяются границы Урарту: с юга к Урарту присоединяется территория между озёрами Ван и Урмия, а также территория южнее озера Урмия; на севере, в Закавказье, осуществляются успешные военные походы по захвату плодородной долины реки Аракс, где неизбежно Урарту затрагивает интересы северных царей.

Едиными богами страны признаются Халди, Тейшеба и Шивини. Увеличивается число  клинописных табличек на урартском языке.
Со вступлением на престол сына Ишпуини — Менуа на территории Урарту проводятся массовые строительные работы, что без значительных людских сил были бы невозможны. В период правления Менуа (810—786 гг. до н. э.) были сооружены крепости, защищающие подступы к Вану, дворцы и храмы во многих урартских поселениях, а также канал, снабжающий водой город Тушпу, сохранившийся до наших дней. Период правления Менуа пересекается с периодом правления знаменитой ассирийской царицы Семирамиды.
Считается, что затишье в военных действиях с Ассирией ознаменовалось культурным влиянием Ассирии на Урарту. Хотя многие постройки вблизи озера Ван при жизни Менуа, включая канал к Тушпе, связывались с его именем, через некоторое время они стали связываться с именем Семирамиды, как построенные в её время. Армянский средневековый историк Моисей Хоренский приводит легенды о личном участии царицы в сооружении построек вблизи Вана во времена Менуа. Во времена правления Менуа также интенсивно велись ирригационные работы по всей стране, и продолжилась экспансия урартов на север в Закавказье и на юго-запад, где границы Урарту достигли среднего течения Евфрата.
http://ru.wikipedia.org/wiki/:Urartu_820_785-ru.svg

Руса I, который вступил в 735 году до н. э. на престол сразу после очередного поражения от ассирийцев, нашёл государство в плачевном состоянии.Но ему удалось решительными действиями сохранить государственность Урарту и долгое время не допустить дальнейших потерь урартских земель.
«С моими двумя конями и моим возничим, моими руками завоевал я царство Урарту» — выгравировал на стеле Руса I.

Руса I подавил большинство мятежей в разных регионах страны и долгое время мудро избегал конфронтации с Ассирией. Во время царствования в Ассирии Салманасара V между Урарту и Ассирией установилось перемирие. В период перимирия Руса I уделил много времени внутреннему строительству, особенно в районе северной части озера Урмия, где его усилиями возник крупный урартский центр — город Улху. Кроме этого, Руса I отстроил новую столицу Урарту — Русахинили на скале в нескольких километрах от Тушпы. И это время уже очень близко периоду вытеснения киммерийцев скифами из Причерноморья.
В 722 году до н. э. (нередко этим годом датируется и исход киммерийцев из Приазовья) к власти в Ассирии пришёл более решительный и воинственно настроенный Саргон II, младший сын Тиглатпаласара III. Саргон II сверг с престола своего старшего брата Салманасара V и решил вернуть Ассирии былое могущество. В 722—719 до н. э. годах Саргон II был занят военными действиями на западе — в Сирии и Палестине, а с 718 года до н. э. перенёс военные действия на север.

Действия Саргона II всегда были тщательно подготовлены, в его резиденции, Дур-Шаррукине, сохранились клинописные таблички с систематическими разведывательными донесениями из Урарту. Разведывательным данным придавалось такое значение, что ответственным за донесения из Урарту был назначен сын Саргона II, Синахериб, который впоследствии стал царём Ассирии. С 718 по 715 годы до н. э. Саргон II и Руса I не решались вступить в прямые сражения. Их борьба развернулась на территории страны Манна, лежавшей к востоку от озера Урмия. Несколько раз за этот период Саргон II захватывал страну маннейцев и сажал на престол угодного ему царя, а Руса I в ответ организовывал восстание маннейцев в пользу царя лояльного Урарту.

Наконец, в 714 году до н. э. Саргон II выступил с тщательно подготовленным походом против Урарту, сразу после получения донесения о неудачном военном походе Русы I против киммерийцев.
В связи с этим и возникает вопрос. Ударившие в тыл киммерийцам скифы не осуществляли ли политику Русы 1 ?!
Документы той поры оказываются как бы тайной дипломатической почтой и данными разведки ("Хрестоматия по истории древнего мира" под ред. В. В. Струве. Том I. Древний Восток. "Учпедгиз", Москва, 1950 г.).
Письменные донесения разведчиков царю Саргону. Глиняные таблетки конца VIII в. до н. э. из царского архива в Ниневии. Язык — ассирийский диалект аккадского.
Harper, Assyrian and Babylonian Letters; Waterman, Royal Correspondence of the Assyrian Empire (HABL).

ПИСЬМО ОТ АШШУРРИСУИ (1) (?) ЦАРЮ САРГОНУ II (2).
(Приветствие не сохранилось, кроме слов: мир царю, моему господину.)

5 наместников У[рарту] приш[ли] в Уаси (3): Ситину, начальник области [...] тени, Каккадану (4), который [в области, что] напротив страны уккийцев (5), Сакута, [начальник] области Каниун, Сиплия (6), [начальник] области Альши (7), Туту(??), [начальник] области Армиралиу (8) — вот их имена. Они пришли в Уаси из го[рода?] начальника (?)... Сейчас они подняли свои тамошние силы, войско их будет с[ильным (?)]. Царь выступил из Турушпы (9) и пошел в Каниун (10).
О том, что писал царь, господин мой: «Пошли лазутчиков» — я послал двумя частями. Одни прибыли и рассказали эти известия, а другие пока еще не выходили (из Урарту).

II
РАЗВЕДОВАТЕЛЬНОЕ ДОНЕСЕНИЕ ЦАРЕВИЧА СИНАХЕРИБА ЦАРЮ САРГОНУ II

Царю, моему господину, — твой раб Синахериб (11). Да будет мир царю, моему господину. Ассирия благополучна, храмы благополучны, все крепости царя благополучны; сердце царя, моего господина, да будет весьма довольно.
Уккийцы (12) писали мне:

«Царь урартский как пошел в страну Гамир (13), так войско его было полностью перебито. Сам он и наместники его с войсками их засели (14) [в ......]. Два областеначальника [......] пришел [......], захватил [......], пусть не приходит; [наместни]ки (?) страны его [......], которые установлены (?) [......]» [Тако]ва весть уккийцев.
Ашшуррисуа (15) писал мне: «Весть об урартском [царе]: То, что я писал прежде — это так. У них была большая резня. Теперь страна его успокоилась. Великие его ушли каждый в свою страну. Каккадану (16), его туртан (17), схвачен. Царь урартский сам находится в [области] Уазаун» (18). Такова весть Ашшуррисуи.
Набу-ли, наместник г. Хальсу (19), писал мне: «Я писал гарнизонам крепостей, что на границе, относительно вести об урартском царе. Как он пошел в страну Гамир, (так) войско его было полностью перебито. Перебито трое великих его с войсками их. Сам он бежал и вступил в свою страну. К лагерю его они еще не подошли». Такова весть Набу-ли.
Мусасирский [правитель] (20), его брат и его сын пошел приветствовать царя урартского. Гонец хубушкийского (21) [правителя] также пошел приветствовать его. Так сообщают мне все гарнизоны крепостей, что на границе.
Письмо, которое принес из Табала (22) Набу-ли, начальник дома Ахат-абиши (23), я отправил к царю, моему господину.

Эта переписка явно касается реального государства (Гамир), созданного выходцами из округи Азовского моря и Подонья.

III ПИСЬМО ОТ АШШУРРИСУИ САРГОНУ II

Царю, моему господину, — твой раб Ашшуррисуа. Да будет мир царю, моему господину.
Маннеи (24) среди поселений урартского [царя] в области морского побережья восстали, грабили [и] поднялись [в горы]. Абалукуну, наместник Мусасира (25), и Туннаун, Кар-Сипара (26), отправились к границе страны маннеев для [охранной] службы. Урартский [царь] — в Турушпе (27), приносит жертвы. Все наместники при нем.

IV ПИСЬМО НАМЕСТНИКА САРГОНУ II

Царю, моему господину, — твой раб Ашшуррисуа (28). Да будет мир царю, моему господину.
Относительно Нараче, военачальника, о котором я писал царю моему господину: «20 командиров, которые говорили против царя, схвачены». Теперь царь урартский вступил в Турушпу и осадил (или запер?) их. Остальные люди, которые грабили (?) вместе с ними, вместе с командирами, вместе с «бородачами» (29) всего 100 человек — убиты.
Урсине, второй туртан (30), брат Аблиукну, [был] схвачен в Турушпе. Аблиукну пришел в Турушпу к нему, к своему брату этому. Он спросил у них кинжал. Никто не приблизился. Он поднял [кинжал], и они отпустили их.
Относительно Исияу, о котором писал царь, господин мой, - никто [ничего] не знает. Дом свой он [покин]ул (?). Я неоднократно спрашивал, но никто не может сказать — жив он или умер. Гонец, которого я послал в Бит-ки[...(?)] — его нет, я его не видел. Он не раз спрашивал, но никто не мог ему сказать. Теперь я пишу — они должны спросить. Я разузнаю и напишу царю.

V ПИСЬМО АГЕНТА ЦАРЯ К ЦАРЮ САРГОНУ II

Царю, моему господину, — твой раб Габбу-ана-Ашшур (31).
Относительно приказания, которое дал мне царь, господин мой, относительно службы, так как урартский [царь] вошел якобы в дом (храм?) в г. Курбане (?) (32): Мои гонцы, которые должны были пойти, пойдут к Набу-ли, к Ашшурбелдану, к Ашшуррисуе (33). Мы не [забыли] за[писать ни од]ного имени. [Ка]ждый [де]лает свою работу, лишнего никого нет.
Мы неоднократно слыхали следующее: урартский [царь] не выходил из г. Турушпы (34), [а м]ы службу, о которой ц[арь д]ал нам приказание, н[есем], не небрежем [ею]. В 16 (?) день месяца ду'уза я прибыл в Курбан, в 20 день месяца аба написал письмо царю, моему господину.

VI ПИСЬМО НАМЕСТНИКУ ОБЛАСТИ ВЕРХНЕГО ЗАБА ОТ УРЗАНЫ, ПРАВИТЕЛЯ МУСАСИРА

Таблетка Урзаны — глашатаю дворца. Да будет тебе мир. О том, что ты писал: «Придет ли к тебе (?) царь урартский? Где он находится?» наместник Уаси и наместник округа уккийцев (35) приходили, совершили обряды (или: работу) в храме. Он говорит (36): «Царь придет, [сейчас] он находится в Уаси. Наместники задерживаются, они придут, будут совершать обряды в Мусасире» (37). О том, что ты писал: «Без разрешения царя никто не должен приступать к обрядам» — когда царь Ассирии приходил, разве я звал (?) его? Что он делал, этот делает, и на это нет отчета.

VII ПИСЬМО ОТ БЕЛИДДИНА, ЦАРЬКА АЛЛАБРИИ (?) САРГОНУ II

Царю, моему господину, — твой раб Белиддин.
Относительно вести о [царе] урартском: В Уаси прибыли гонец [царя] андийского (37) и гонец [царя] зикиртийского (38) и сообщили ему: «Царь Ассирии [идет] на нас». Как только он повидал гонцов, он отправился в Зикирту — сам он со своим войском — и хуб[уш]кийский царь (39) [тоже] на 5 переходов удалился (?) и повернул. Своим вельможам он сказал: «Собирайте ваши войска для разгрома царя Ассирии. Я строю [войска] в боевой порядок из-за этого наступления (?), поэтому [и ты] строй (их) в боевой порядок из-за наступления».

VIII ПИСЬМО АГЕНТА ЦАРЯ ОТ УПАХХИР-БЕЛА ЦАРЮ САРГОНУ II

Царю, моему господину,— твой раб Упаххир-Бел (40). Да будет мир царю, моему господину. Страна царя благополучна, крепость благополучна, сердце царя, моего господина, да будет довольно.
Я посылал лазутчиков за вестью о [царе] урартском. Они вернулись и сообщили следующее: «Наместник, который напротив нас (41), — а с ним заместитель наместника — несет [охранную] службу напротив [области] визиря. От города к городу вплоть до Турушпы (42) тамошние собираются в строй. Прибыл гонец от Аргишти (43) [и сказал]: «Относительно работы, о которой я известил тебя — [эту] работу не делай. Корми своих лошадей, пока я не пришлю к тебе гонца».
О балках, которые задержали в Эзиате (44): я посылал итуайцев (45) с начальником поселения.. На походе я послал их на разведку (?) и заместитель их начальника поселений и с ним 9 человек были ранены, двое из них умерло. 3 наших людей они ранили. Таково известие о них.

IX ПИСЬМО АШШУРРИСУА К УПОЛНОМОЧЕННОМУ ЦАРЯ

Заместителю (46), моему господину, — твой раб Ашшуррисуа (47). Да будет мир царю, моему господину.
Почему, господин мой, я отвергнут? Я жалуюсь (?), как пёс! До сих пор я послал господину моему три письма, — почему господин мой не смилостивится, не велит прислать мне ответа на письмо? Пусть господин мой вернет меня на мою должность. Я бегал, как сын, у твоего отца, и у тебя ...... я бегал, руки были полны [хлопот]. То, что я написал, господин мой, пусть сделают! Вот теперь, я написал, господин мой пусть прикажет быстро прислать ответ на письмо!

Перев. И. М. Дьяконова.

ПИСЬМО ОТ АШШУРРИСУИ ЦАРЮ САРГОНУ II
Царю, моему господину, твой слуга Ашшуррисуа. Да будет мир царю, моему господину. В благополучии страна царя, в благополучии укрепленный город. Да будет в благополучии царь, мой господин.
Страна Гуриания [и] страна Нагну (48) [находятся] между страной Урарту и страной Гамир (49). Последняя платит дань народу Урарту. Когда народ Урарту двинулся против страны Гамира [и] когда было нанесено поражение народу Урарту, воины в таком количестве как оттуда ... 8 000 людей ... (Далее текст сильно фрагментирован.)

Перев. Д. Г. Редера.

1. Агент ассирийского царя.
2. Ассирийский царь (722—705 гг. до н. э.).
3. Город на южной границе Урарту.
4. Военачальник урартийского царя Аргишти II, поднявший восстание против последнего.
5. Племя обитавшее на юге от озера Ван.
6. Области Урарту.
7. Область в бассейне р. Арсаниса (вост. Евфрата, ныне Мурад).
8. Область в южной части Урарту.
9. То-есть Тушпы (ныне Ван), столицы Урарту. Царь, упоминаемый здесь, — Аргитти II (714—680 гг. до н. э.).
10. См. выше прим. 6.
11. Позднее (в 705 г. до н. э.) сменил на ассирийском престоле Саргона II.
12. См. выше прим. 5.
13. То-есть страну киммерийцев (ср. библ. Гомер), обитавших в это время в восточной Каппадокии.
14. Буквально: вошли в качестве гарнизонов.
15. См. выше прим. 1.
16. См. выше прим. 4.
17. Великие — наименование вельмож; туртан — главный военачальник.
18. Округ города Уаси (см. выше прим. 3).
19. Хальсу означает укрепленный город. Здесь — как наименование определенного географического пункта.
20. См. «Письмо Салгона II богу Ашшуру», прим. 26.
21. На южной границе Урарту.
22. См. прим. 1. «Переговоры с городом Вавилоном».
23. Ахат-абиша — дочь Саргона II, отданная замуж за Амбариса, царя Табала. Амбарис восстал в 713 г. до н. э., но был побежден Саргоном и уведен в плен.
24. О маннеях см. «Письмо Саргона II богу Aшшypy», прим. 2
25. См. прим. 26 к «Письму Саргона II богу Ашшуру».
26. Местоположение неизвестно.
27 См. выше прим. 9.
28. См. выше прим. 1.
29. Вероятно, ветераны, в отличие от новобранцев.
30. См. выше прим. 17.
31. Агент ассирийского царя.
32. Город Курбан в начале VIII в. до н. э. принадлежал Ассирии и был резиденцией ассирийского наместника. Смысл фразы неясен.
33. См. выше прим. 1.
34. См. выше прим. 9.
35. См. выше прим. 5.
36. Вероятно, ошибка: вместо «они говорят». Очевидно, ассирийский царь запрашивал через глашатая дворца, бывшего наместника соседней с Мусасиром области Урзану, прибудет ли урартский царь в Мусасир, и давал понять, что без разрешения ассирийского царя представители других держав не должны прибывать в Мусасирский храм.
37. См. прим. 26 к «Письму Саргона II богу Ашшуру».
38. См. там же. Письмо датируется 714 г. до н. э.
39. См. выше прим. 21.
40. Агент ассирийского царя.
41. То-есть области, пограничной с крепостью Упаххир-Бела.
42. См. выше прим. 9
43. Царь Урарту Аргишти II (714—680 гг. до н. э.).
44. Может быть, соответствует греч. Амдзете (в зап. Армении).
45. Кочевники, нанимавшиеся на полицейскую службу.
46. Уполномоченный ассирийского царя.
47. См. выше прим. 1.
48. В восточной Каппадокии.
49. То-есть страна киммерийцев (в Каппадокии).
http://www.detskiysad.ru/raznlit/vostok57.html


То есть допускается, что влияние страны Гамир в какой-то период дошло до Каппадокии.

Если признать, что скифы вытеснили киммерийцев из Приазовья около 722 г. до н.э. , то киммерийцы создали свое государство у северных рубежей Урарту вскоре после этого вытеснения. Судьбы киммерийцев и скифов в последующем веке мы еще коснемся. Но в данном случае ясно, что конкретных дипломатических сюжетов, связанных с народами Великой Скифии, становится со временем все больше. И эти сюжеты подкрепляются письменными источниками, соответствующими по времени этим конкретным сюжетам.

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2908060468
http://www.proza.ru/2009/08/06/468

 Дипломатия скифов Арианта и Мадия
 

http://abuss.narod.ru/Biblio/Maps/map215.gif

http://abuss.narod.ru/Biblio/Maps/map126.jpg

http://abuss.narod.ru/Biblio/Maps/map253.gif

http://abuss.narod.ru/Biblio/Maps/map75.gif

Дипломатия скифов 7 - 6 вв. до н.э.

Конечно, официальная историография всякие свидетельства о многотысячелетней древности скифов не любит. Даже сравнительно емкие по информации исследования не убеждают: Аскольд И., Иванчик. Степные народы Евразии. Том 2-ой. Киммерийцы и скифы. ; Иванчик А И. Киммерийцы и скифы Степные народы евразии том 2 Культурно-исторические и хронологические проблемы археологии восточноевропейских степей Кавказа пред-и раннескифского времени на нем яз. ; Иванчик А И. Киммерийцы и скифы. ;Иванчик А И. Накануне Колонизации. Степные народы евразии том 3 ; Иванчик А И. Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н. э. в античной литературной традиции: фольклор, литература и история. Они тоже тяготеют при всех попытках объективности к омолаживанию, игнорируя ностратические и гаплогруппные истоки скифов. Да и почти не замечая усилия Марии Гимбутас и ее последователей. Хотя археологических свидетельств этой древности все больше.

И. А. Ладынин в статье “P;lin;rqeiA;gupto” (Еще раз о египетской царской титулатуре
Александра Великого: 2008) пытается рассмотреть проблему более объективно
http://www.centant.pu.ru/centrum/publik/kafsbor/2008/19.pdf

И.Н. Медведская в статье «О скифском вторжении в Палестину» доказывает, что в  рассказе Геродота о скифском вторжении в Палестину можно обнаружить (только) отголоски трех событий VII в. до н.э.: существование некой угрозы «с севера» для жителей Сирии и Палестины, осквернение палестинских храмов и экспансия Египта в Палестину. Эти события, сведения о которых дошли до Геродота разными путями, были им истолкованы в соответствии с его концепцией пребывания киммерийцев и скифов на древнем Востоке. Суть ее — в лидерстве скифов. По Геродоту, скифы, завоевав Мидию и распространив свое владычество по всей Азии, пошли на Египет. На пути туда, в Сирии Палестинской скифов встретил фараон Псамметих, уговоривший их не идти дальше. На обратном пути скифы разграбили святилище Афродиты Урании (Геродот, I.105). И общий вывод такой. «Рассмотренный с позиций одновременных событиям источников рассказ Геродота о скифском вторжении в Палестину позволяет предположить, что в нем соединены воспоминания о трех не связанных между собой эпизодах истории VII в до н.э. Причем одного из них — вторжения евразийских номадов — в действительности не было, существовала лишь многолетняя опасность киммерийского вторжения. Не было и покорения скифами Мидии. История же киммерийцев осталась, в сущности, неизвестной Геродоту (или не рассказанной им полностью)». http://annals.xlegio.ru/blacksea/skif_pal.htm
Здесь И.Н. Медведской и аналогичным авторам необходимо решить, а попадают ли в состав евразийских номадов (кочевников) киммерийцы. Да и все ли скифы были номадами, если помнить о земледелии сколотов ?! Чем же в сущности Геродоту осталась неизвестной история киммерийцев, о которой он кратко рассказал так ?:
«11. Существует еще и третье сказание (о появлении скифов в Причерноморье: П.З.; ему я сам больше всего доверяю). Оно гласит так. Кочевые племена скифов обитали в Азии. Когда массагеты вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли в киммерийскую землю (страна, ныне населенная скифами, как говорят, издревле принадлежала киммерийцам)[10].
С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своем, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины.
Приняв такое решение, киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной.
12. И теперь еще в Скифской земле существуют киммерийские укрепления и киммерийские переправы; есть также и область по имени Киммерия и так называемый Киммерийский Боспор. Спасаясь бегством от скифов в Азию, киммерийцы, как известно, заняли полуостров там, где ныне эллинский город Синопа[11]. Известно также, что скифы в погоне за киммерийцами сбились с пути и вторглись в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта, скифы же во время преследования держались слева от Кавказа, пока не вторглись в землю мидян. Так вот, они повернули в глубь страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары.
13. Впрочем, Аристей, сын Каистробия из Проконнеса, в своей эпической поэме сообщает, как он, одержимый Фебом, прибыл к исседонам. По его рассказам, за исседонами обитают аримаспы – одноглазые люди; за аримаспами – стерегущие золото грифы, а еще выше за ними – гипербореи на границе с морем. Все эти народы, кроме гипербореев, постоянно воюют с соседями (причем первыми начали войну аримаспы). Аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем исседоны вытеснили скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного (Черного ?) моря, под напором скифов покинули свою родину. Таким образом, рассказ Аристея не сходен со сказаниями скифов об этих странах.
http://www.vehi.net/istoriya/grecia/gerodot/04.html
И.Н. Медведская знает, что Геродот девять раз упоминает киммерийцев, пусть в восьми случаях они и представлены изгоями - их изгоняют скифы или лидийский царь Алиатт. Правда, один раз Геродот сообщает, что киммерийцы дошли до Ионии и захватили Сарды, но тут же делает оговорку: «Нашествие киммерийцев ... не было длительным завоеванием, а скорее простым набегом для захвата добычи» (I.6, 15). Такое одностороннее толкование скифо-киммерийской истории было, по-видимому, результатом знакомства Геродота только со скифскими героическими преданиями. Киммерийской версии событий ему никто уже сообщить не мог. В. Паркер, показавший, что Геродот знал о киммерийцах гораздо больше, чем рассказал о них в своей «Истории», затруднился назвать причину умолчания Геродота. Можно предположить, что Геродот умолчал о киммерийцах потому, что сведения о них оказывались неуместными в свете его представлений о могущественных скифах.
Как это оценивать – вопрос спорный. Но все же у Геродота определенное отражение киммерийской истории явно есть.
Разведчик Ашшуррисуа информировал о событиях в округе Гамирры (киммерийцев на Кавказе) и Сина-хериба (705 — 680), сына Саргона II. Царь в 689 г. вновь разрушил Вавилон. Библия называет царя Сеннахиримом, полководцами которого были Тартан, Рабсарис и Рабсак. Рабсак владел арамейским и иудейским языками. При иудейском царе Езекии ассирийские войска во главе с наемниками входили в Иерусалим, о чем сообщает библейская книга «4 -я Царств». Рабсак на иудейском доказывал евреям, что любые цари и боги не могут противостоять Ассирии.
Иосиф Флавий (Древн. X, 1, 1)  восполняет библейский рассказ: "ассириец взял деньги, но и не подумал сдержать данное обещание, а отправившись сам войной на египтян и эфиопов, оставил своего военачальника  с двумя другими полководцами во главе огромного войска под Иерусалимом для разрушения этого города". Тартан, Рабсарис и Рабсак - нарицательные, а не собственные имена ассирийских военачальников и придворных.
Тартан (ср. Ис XX:1), ассир. turtanu, - высший полководец или военачальник; Рабсарис, с еврейского: глава евнухов (ср. 4 Цар XXV:19 сн. Быт XXXVII:36; XXXIX:1, 7); из еврейского же языка объясняется и Раб-шаке: начальник виночерлиев (Быт XL:2, 21). Место остановки ассирийских полководцев - у водопровода верхнего пруда (ст. 17, Ис XXXVI:2), - по обычному мнению, лежавшего на запад от Иерусалима в долине Гинномовой и отождествляемого теперь с прудом Биркет-Мамилла (в отличие от "нижнего пруда", Ис XXII:9, отожествляемого с нынешним Бирхет-Султан к юго-западу от Иерусалима, ср. Stade, Geschichte I, 591-593 Anmerk); здесь же, вероятно, надо искать поле белильника или валяльщика (кобес).
"Иерусалим был окружен селениями ремесленников. Так, на юге, от него было селение горшечников. На востоке и западе - селения валяльщиков. Были, конечно, и другие, о которых не было случая упоминать в св. книгах. Валяльщики не только выделывали грубые шерстяные материи, но занимались и мытьем сделанных прежде. Их поселения, по необходимости, помещались близ ручьев или значительных стоков воды" (проф. Гуляев, с 354-355). Об этой блокаде Иерусалима частью ассирийской армии Сеннахирим в своей надписи выражается, что он "запер Езекию в Иерусалиме, как птицу в клетке". Гордые успехами своего повелителя, военачальники Сеннахирима требуют для переговоров самого царя иудейского, но Езекия, считая это ниже своего достоинства (по И. Флавию, из трусости), выслал к ним для этой цели трех высших своих чиновников (о значении должностей - правителя дворца, писца и докладчика см. прим. с 3 Цар IV, и сл. ), о Елиахиме и Севне см. Ис XXII:15 сл.
Признается, что речь Рабсака - образец древнего дипломатического ораторства, построена она весьма искусно. Произнесена была на еврейском языке (йегудит - по-иудейски, ст. 26, - применительно к Иудейскому царству), а не на обычном в то время дипломатическом языке арамейском - нарочно - с целью произвести соответствующее впечатление на возможно большую массу народа (в большинстве не понимавшего арамейской речи, ст. 26-27). Раввины и блаж. Феодорит (вопр. 52) полагали, что Рабсак был евреем или предавшимся ассирийцам, или взятым ими в плен и затем возвысившимся до положения сановника. Указание Рабсака на слабость Египта и бесполезность союза с ним или даже вред его (ст. 21) даже по букве напоминает пророческое сравнение (Иез XXIX:6 и д. ), а по мысли вполне совпадает с одной из речей пророка Исаии (XXX:1-7). Весьма искусна и ссылка на отмену высот жертвенников Иеговы Езекией (ст. 22): выражая действительный факт (ст. 4), Рабсак этой ссылкой хотел набросить тень на искренность религиозности Езекии, его преданности Иегове (2 Пар XXXII:7), поколебать его авторитет в глазах народа, которому высоты те были всегда дороги.
В ст. 23-24 указывается на полную несоизмеримость сил ассирийских и иудейских, особенно конницы; последняя со времен Соломона (3 Цар IV:27 сл. ) была у евреев (Ис II:7), но, сравнительно с ассирийской конницей и колесницами, являлась ничтожной. Упоминание Рабсака, ст. 25, о том, что он - орудие в руках Иеговы, хотя и напоминает речь пророка Исаии (X:5 сл. ), но нельзя предположить, будто бы ассирийский полководец (если он не был евреем) был знаком с этим пророчеством или что он приписывал ассирийские победы помощи Иеговы (ср. ст. 35).
Желая расположить жителей Иерусалима к сдаче и полной покорности Сеннахириму, Рабсак, с одной стороны, указывает народу грозящую или уже наступившую крайность голода (ст. 27 сн. VI:25 сл. ), с другой - рисует картину благополучия в случае сдачи Иерусалима, хотя вместе намекает, что ассирийский царь, по обычаю, переселит часть жителей Иудейского царства в другую страну (ст. 31-32); заканчивается речь кощунственным апофеозом силы и могущества Ассирии, пред которой блекнет слава, в ничтожество обращается могущество богов всех народов: в доказательство этого ссылается на неоспоримые факты падения разных городов и царств (33-35). Об Емафе, Ивве (Авве) и Сепвкушенногоарваиме см. примеч. к XVII:24. Арпад (ст. 34) (LXX: ';;;;;, Vulg. : Arphad, слав. : Арфад в клинообразных надписях Arpadda) упоминается в Библии всегда в соединении с Емафом (4 Цар XIX:13; Ис X:9; XXXVI:19; XXXVII:13; Иер XСIX:23) и потому, вероятно, лежал в северной Сирии, близ Шафа, и ему, может быть, соответствует теперешний телл-Ерфад, к северу от Дамаска, близ Кархемыша, в 7 часах от Алеппо (Onomast. 133. Палест. Сборн. вып. 37, ст. 169). Ена (евр. Гена, LXX: ;;;, слав. : ана), и в 4 Цар XIX:13; Ис XXXVII:13 упомянутая в соединении с Иввою, вероятно, подобно последней, лежала в Месопотамии, на Евфрате, может быть тождественна с нынешней Ана (Onomast. 91).
Заключавшееся в последних словах Рабсака издевательство над Иеговой (35; ср. блаж. Феодорит, вопр. 52), совершенно противоречивое с высказанным им ранее (ст. 25), особенно удручающе подействовало на народ и на посланников Езекии, довершив тягостное впечатление всей речи. Гробовое молчание было ответом Рабсаку, ожидавшему, быть может, непосредственного действия на ум и волю слушателей. Народ молчал - просто под тяжелым впечатлением слышанного им, а послы царя, к тому же, имели нарочитое царское приказание не давать никакого ответа Рабсаку (Езекия, может быть, решение оставлял себе, и боялся открытием переговоров со стороны его послов увеличить требовательность ассириян). В разодранной одежде - в знак глубокого национального траура (сн. VI:30) предстали пред Езекиею и передали ему речь Рабсака.  http://slavdict.narod.ru/lop/txt2ki18.htm
Конечно, в рамках гипертрофии значения определенных сил в истории удобнее считать Рабсака евреем-предателем, продавшимся ассирийцам, и вести ононим от Раб-шаке - начальник виночерпиев. Но трудно было бы иудею добиться доверия у иноверца Сина-хериба. А вот Рабсак – как «раб из саков» (восточных скифов; потомков гиг-сосов,саков) вполне привлекает внимание. Тем более известен подобный блестящий скиф-дипломат, речь которого перед Александром Македонским (в Средней Азии или у низовий Волги) – вероятнее всего – даже попала в македонские архивы. Тартан – он и у саков «тархан», откуда и поздняя Тмутаракань (Тамарха). А Рабсарису шанс быть «царем рабов» (работников, трудяг, наемников с севера). Понятно, что это – версия, но не хуже вышеобозначенной популярной.
В одну из ночей иудейским агентам, верно, удалось отравить всю воду для ассирийского войска:
«И случилось в ту ночь: пошел Ангел Господен, и поразил в стане Ассирийском 185 тысяч. И встали поутру, и вот все тела мертвые. И отправился, и возвратился Сеннахирим, царь ассирийский, и жил в Ниневии. И когда он поклонялся в доме Нисроха, бога своего, то Адрамелех (у славян в VI в. н.э. известен Ардагаст: П.3.) и Шарецер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Араратскую (Урарту). И воцарился Асардан, сын его, вместо него» (4.Цар.19:35-37). Так бежавшие на север царевичи Адрамил и Шарецер указали на свои вероятные родственные связи, возможно, достигавшие земель и севернее Кавказа. Да и, по сути, привели к власти своего брата.
Пробиблейские версии трактуют события так: "Владыка, вняв прошению, ночью, во мгновение ока предал смерти сто восемьдесят пять тысяч ассириян" (блаж. Феодорит, вопр. 62). Что за поражение массы войска заставили Сеннахирима поспешно удалиться в Ассирию? Геродот (II, 141) рассказывает, что на войско ассириян во время египетского похода напало несчетное число мышей, которые перегрызли тетивы у луков и ремни у щитов и через то лишили ассирийское войско возможности продолжать войну. И. Флавий (Древн. X, 1, 5) почитает поражение чумой; это мнение и теперь преобладает в исторической, истолковательной и медицинской науке (см. у еп. Платона, с. 254, прим. 4, у И. Попова. Библейские данные о различных болезнях, с. 114). Но, по библейскому представлению, сверхъестественность поражения - вне сомнения; оно произведено было Ангелом-губителем (евр. гамашхит), который некогда поражал первенцев Египта (Исх XII:12, 18, 29), а также произвел массовое поражение Израиля после народной переписи Давида (2 Цар XXIV:15 сл. ).
Сеннахирим возвратился в Ниневию (столица Ассирии на восточном берегу Тигра, теперь селения Куюнджик и неби Юнус, Onomast. 749), где, по сказанию кн. Товита, излил свою злобу на пленных израильтян (Тов I:15, 18, ср. у проф. И. М. Дроздова, цит. соч., с. 111). По ассирийским памятникам, Сеннахирим после Палестинского похода жил еще 20 лет; умер насильственной смертью: при поклонении богу Нисроху (см. о Нисрохе у Пальмова, цит. соч., с. 472-476) в храме этого бога он был убит собственными сыновьями (имена их, видимо, тождественны с именами богов ассирийских; об Адрамелехе ср. XVII:31), бежавшими затем от народной ярости в землю Араратскую (Ис XXXVII:38 по LXX Армения (Onomast. 111, 129, ср. "Толков. Библия", т. I, с. 37-38). http://slavdict.narod.ru/lop/txt2ki19.htm
Так это или не так, но среди отравленных явно могли оказаться «евреи-оборотни» (если верить некоторым трактовкам) Тартан, Рабсарис и Рабсак. Последний с точки зрения истории дипломатии более интересен. И его усилия явно не прошли даром.
В царствование Манассии (698—642 гг. до н.э.), деда Иосии, в Иудеи возродились ханаанейские и израильские местные культы, расцвело идолопоклонство, апофеозом которого стало установление статуи Ашеры в Иерусалимском храме (2 книга Царей. 21:7). Манассия был покорным вассалом Ассирии и первым царем Иудеи, который ввел в ней ассирийские, арамейские и финикийские культы. Ранние христианские источники сообщали, что во времена Манассии и усиливается скифское присутствие в регионе, появляется город Скифополь.
http://www.portal-credo.ru/site/index.php?act=lib&id=2228

По И.Н. Медведской, это вызвало сопротивление, и к концу его царствования в Иудее сформировалась антиассирийская партия, стремившаяся к искоренению чуждых влияний и освобождению от ассирийской зависимости,[26] что и начало осуществляться в царствование Иосии. Благоприятная внешняя ситуация позволила ему начать реформу, которая вылилась в беспрецедентную по масштабам борьбу с идолопоклонством:
«И повелел царь... вынести из храма Господня все сосуды, сделанные для Ваала и Ашеры и для всего воинства небесного, и сжег их за Иерусалимом, в долине Кедров». «И отставил жрецов, которых поставили цари иудейские, чтобы совершать курение на высотах иудейских и окрестностях иерусалимских, и которые кадили Ваалу, солнцу, луне и созвездиям и всему воинству небесному». «И вынес Ашеру из дома Господня за Иерусалим, к потоку Кедрову и истер ее в прах, и разрушил домы блудилищные, которые были при храме Господнем, где ткали одежды для Ашеры» (2 книга Царей. 23). Поруганию подверглась и Ашторет (2 книга Царей. 23:13; Пар. 7:18).
Эти действия Иосии распространились и на Израиль. Исследователи расходятся в оценке действий Иосии в Израиле. Одни полагают, что его активность там ограничивалась только религиозной деятельностью, другие — что это было уже присоединение практически покинутых Ассирией территорий.[27] Согласно 2 книги Царей (23:15, 19), власть Иосии распространилась на территорию, более или менее совпадающую с территорией провинции Самария. Составленная позднее хроника утверждает, что борьба Иосии с идолами распространилась по всему Израилю вплоть до земли Неффалим/Галилея (2 Паралипоменон. 34:6, 7, 33). Считается, что это утверждение является поздним, тенденциозным расширением географического ареала реформ. Однако нет оснований исключать Галилею из сферы реформ Иосии и считать, что царь не делал попыток овладеть этой территорией, входившей в ассирийскую провинцию Маггиду.[28] В любом случае провинция Маггиду находилась севернее Самарии, но именно там возле г. Мегиддо в 609 г. до н.э. Иосия встретил войско фараона Нехо — и свою смерть.
Асардан (Казардан русского эпоса; Ас-арх-ад-дон: 680 — 669) вел более сложную политическую игру, лавируя между Киммерией (исходная территория киммерийцев превращалась в Скифию) и Урарту, где правил Руса II (685 — 645). Киммерийцы в 675 г. вместе с царем Фригии потеснили Ассирию.
В ту пору сложился союз скифов, киммерийцев, мидян и маниев — основных сил северян у юга Каспия — во главе с царем Кашкаритом, властвовавшим в городе Каркаши (в округе нынешнего Ирана). Союз, возможно, поддерживал царь мидян Мамитирас, один из многочисленных в истории «ирасов». Натиск Кашкарита позволял Мидии обособляться от Ассирии. Асархаддон убил царя скифов Ишпакая (Ишбак — один из шести сьшовей Хеттуры и Авраама), но вынужден был отдать свою дочь за его сына — Бартатуа (Партатуя, Прототея). Так один из скифских правящих родов получал возможность наследовать власть в Ассирии. И северяне своих шансов влиять на политику южных стран обычно не упускали.
Ишпакай поддерживал страну Мани (Манну), воевавшую тогда с Ассирией. Киммерийцы в 673 г. вместе с урартами защищают Шабрию (у озера Ван), но ассирийцы захватывают ее. Уже в 672 г. Асархаддон выдает Русе II беглецов, подчеркивает дружбу с Урарту, однако и запрашивает оракула своего бога Шамаша (Ра, Аполлона и т.п.) о тайных помыслах Русы. Скифы, помогая Урарту, Мидии и Вавилону, вели дело к краху Ассирии, хотя киммерийцы и другие скифы ей верно служили. И многие северяне с земель будущей России овладевали южными видами письма, достижениями южных культур, частью переносили их на север. Шло и активное взаимодействие экономик, о чем подробно рассказывают археологи.
В анналах Асархаддона, составленных, по-видимому, в начале царствования (во всяком случае, до 676 г. до н. э., как показывает датировка одной из призм) и существовавших только в одной редакции, сообщается о разгроме войск Ишпакая-скифа (mi;-pa-ka-a-a uru A;(As)-gu-za-a-a)58. Эти события относят к 679-678 гг. до н. э. и хронологически связывают с сообщением вавилонских хроник о разгроме во второй год Асархаддона войска киммерийцев59, возглавлявшихся тогда Теушпой. Сообщение о разгроме Теушпы стоит в анналах непосредственно перед рассказом о поражении Ишпакая, значит, они произошли примерно одновременно. Между столкновением со скифами Ишпакая и последующим запросом к оракулу прошло никак не более 10 лет, так что Ишпакай в момент составления запроса мог еще возглавлять войско скифов. Более того, начало его имени, возможно, сохранилось в этом запросе. В строках Re. 2-3, судя по воспроизведению у Киудсона60, читается следующий текст: mIs/.../ lu-; ;u-; lu-; DUMU (maru)- ;u lu-; l;ER;Nme; (;;b;) I;-gu-za-a-a, т. е. <Ис..., будь то он сам, будь то его сын, будь то войско скифов... [нападет ли]". Имя главного врага не сохранилось, но его первым знаком является is, а поскольку речь идет о скифах, то логично восстанавливать имя вождя как Ispaka(ja) 61.
Считают, что имя Ispakaja имеет достаточно прозрачную "собачью" этимологию и должно было звучать Spaka или Spaka (протетический i добавляется, чтобы избежать запрещенного в аккадском двусогласного начала). Ближайшие аналогии имени скифского вождя можно найти в одной ольвийской надписи, где упоминается имя ;;;;;;62, и у Геродота (I, 110), сообщившего, что кормилицу Кира звали ;;;;;, и добавившего, что мидийцы называют собаку ;;;;;. Подобные имена были широко распространены в иранском мире, как и у других индоевропейских народов, что объясняется очерченным кругом представлений. Э. А. Грантовский63, убедительно обосновав и "собачью" этимологию имени, в качестве альтернативы предлагает толковать имя Ишпакая как отражение скифского Aspaka - "конник". Однако изложенный выше материал склоняет скорее к первому толкованию, хотя оба они равно приемлемы фонетически. Таким образом, вероятно, один из царей скифов, воевавших с ассирийцами, носил имя, которое однозначно истолковывалось из иранского (скифского или мидийского) языка как "пес".
Можно предположить в данной связи, что в запросе к оракулу Шамаша zibu - перевод имени Ишпакай. Если это верно, то очень близкую параллель дает один пример из русского фольклора. В известной былине об Илье Муромце и царе Калине за последним закреплен эпитет "собака", сохраняющийся и в самых почтительных по отношению к нему репликах, и даже в речи самого царя. Как показал Р. Якобсон, эта странная особенность объясняется тем, что былинное "собака Калин" является калькой монгольского No jai kalyn и отражает имя и прозвище знаменитого хана Ногая. Имя Ногая, как и Ишпакая, означает просто "собака" и, будучи переведено на язык носителей фольклорной традиции, превращается в постоянное наименование царя.
Это пример современных «ди-версий» в скифскую историю. Собаки все они…
Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию Либерея "Нового Геродота" http://liberea.gerodot.ru/a_hist/psy-voiny.htm
Правда, А.И.Иванчик все же старается быть и объективным (в сносках, 23). «Этноним Saka восходит не к названию собаки (Vindekens A. J. Les noms des Saces et des Scythes // Beitrage zur Namenforschungen. B. I. Heidelberg, 1949. P. 99), а оленя (Абаев В. И. Осетинский язык и фольклор. Т. 1. М.; Л., 1949. С. 179) или же к корню sak- "быть сильным, ловким" (Bailey H. W. Languages of the Saka // Hand-buch der Orientalist*. B. IV. Abschn. 1. Leiden; K61n, 1958. S. 133).
Название каспийских саков Dah;, ;;;;, ;;;; происходит не от корня со значением "волк" (Kretschmer P. Einleitung in die Geschichte der Griechischen Sprache. G;ttingen, 1896. S. 213 ff, 338; Eliade M. Op. cit. P. 16), а от иранского dahyu - "область, поселение" и должно быть сопоставлено с хотано-сакским daha - "человек, мужчина" (Bailey H. W. Op. cit. S. 133). Этимология встречающегося в древнеперсидских надписях наименования Saka haumavarga неясна. Предлагалось толкование второго элемента слова haumavarga из vehrku - "волк" (Bartholomae Ch. Beitrage zur altiranischen Grammatik. V // Bezzenbergers Beitrage. 1888. B. 13. S. 77 ff.; Wikander S. Der Arische. S. 64), относительно чего можно заметить, что в скифском (сакском) языке происходил переход к в g в слове varka (Абаев В. И. Осетинский язык и фольклор. С. 187).
Если эта этимология ("волки сомы") верна, то мы имеем еще одно свидетельство о воинах-волках у скифов (о связи культа сомы/хаомы с мужскими союзами см. Widengren G. Hochgottglaube. S. 394 ff; Wikander S. Der Arische. S. 59 ff). По фонетическим соображениям вряд ли приемлема этимология от гипотетического *;varka, соответствующего хотано-сакскому aurgg;,org ; - "почитание, культ" (Duchesne-Guillemin J. Miettes iraniennes // Hommages a G. Dumezil. Collection Latomus. V. XLV. Bruxelles, I960. P. 97-98; cp. Bailey H. W. Dictionary of Khotan Saka. Cambridge, 1979. P. 47). Возможно также, что здесь следует видеть слово, соответствующее санскритскому varga - "группа, класс людей или предметов, сообщество и т. д." (ср. лат. vulgus: Monie Williams M A A Sanskrit-English Dictionary. Oxford, 1872. P. 890; указано С. В. Кулландой)».

Сыновья Асархаддона возглавили противоборствующие государства: Ашшурбанипал (669 — 633) — Ассирию, Шамашшумукин — Вавилон. Оказывались в противоборствующих лагерях и поддерживавшие их страны, этносы. Киммерийцы Ассирии в 668 г. усиливают давление на Фригию и Лидию, имевших особые отношения со Скифией. Да и в самой Скифии могли бороться разные царства.
И.Н. Медведская допускает, Геродот не знал, что киммерийцы были в Мидии. Знал или не знал – просто в его произведении этих сведений нет. По Геродоту, «киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта» (IV.12; «понт» - это иногда и общее обозначение моря, не обязательно Черного). Скифы, преследуя киммерийцев, заблудились и вторглись в пределы Индийского царства, когда Киаксар уже одолел ассирийцев и начал осаду Нина. Однако разгром мидийцев произошел не в Ассирии, а у Кавказских гор, затем скифы распространили свое владычество, длившееся 28 лет, по всей Азии (I. 103, 104, 106).
И.Н. Медведская считает, что клинописные источники позволяют восстановить иную картину. Киммерийцы появились в Азии в конце VIII в. до н.э., за сто лет до гибели Ассирии. Это не противоречит сути данных Геродота: «Спасаясь бегством от скифов в Азию, киммерийцы, как известно, заняли полуостров там, где ныне эллинский город Синопа. Известно также, что скифы в погоне за киммерийцами сбились с пути и вторглись в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта, скифы же во время преследования держались слева от Кавказа, пока не вторглись в землю мидян. Так вот, они повернули в глубь страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары».
И.Н. Медведская констатирует, что скифы известны в Иране не ранее 670-х годов. Они не только не преследуют киммерийцев, но, напротив, выступают совместно с ними. Киммерийцы и скифы, будучи союзниками мидян и маннеев, грабят, например, ассирийские отряды, посылаемые собирать дань; они же совместно совершают военные набеги на ассирийские провинции Бит-Хамбан и Парсумаш.[3] В конце 670-х годов в Иране вспыхнуло антиассирийское восстание, возглавленное мидийскими вождями. В нем участвовали также маннеи и киммерийцы[4], о скифском участии в восстании сведений нет. Восстание было успешным: не позднее 640-х годов Мидия завоевывает Урарту, затем Персию и становится политическим лидером в регионе.
Мидия в союзе с Вавилонией в 612 г. до н.э. разгромила Ассирию. Анализ военных операций Мидии и Вавилонии в 616—613 гг. до н.э. против Ассирии позволяет утверждать, что лидирующей силой в войне была Мидия. Если накануне восстания в 670-е годы скифы и не пытались завоевать Мидию, а предпочли быть ее союзником, то теперь, когда Мидия перешла к завоеванию Ассирии, они и не смогли бы это совершить. Невозможно совместить мидийскую экспансию и скифское господство. Существенным аргументом против скифского господства над мидянами служит молчание вавилонских хроник о скифах, особенно Хроники Гэдда, которая описывает события 616—609 гг. до н.э.
Если какие-то хроники о чем-то молчат (а Геродот на основе комплекса источников это упоминает), стоит ли трактовать такое молчание как отсутствие событий ?! О чем только не помалкивают всякие хроники, да и достоверны ли они ?!
И.Н. Медведская это понимает: «В действительности же мог иметь место военный инцидент на северных границах Мидии и даже локальный успех скифов, который позднее в их героических сказаниях преобразовался в гораздо более крупное по масштабам событие. Причем необязательно, чтобы эти события происходили именно в царствование Киаксара — в эпосе возможны временные смещения».
По Медведской, клинописные источники расходятся с данными Геродота и в оценке политического лидерства скифов. Начиная с VIII в. до н.э. в течение не менее 75 лет на территории от Ирана и Закавказья до Малой Азии в них упоминаются преимущественно киммерийцы. Скифы упоминаются в течение нескольких лет и только в Иране. Объяснять это только отрывочностью источников невозможно. Клинописные источники описывают современные им события и в целом не отражают значительной роли номадов в политической жизни древнего Востока за исключением одного случая, о котором речь пойдет ниже. Тем не менее среди многочисленных врагов Ассирии названы именно киммерийцы».[5]
Вновь стоит решить, попадают ли и киммерийцы в число номадов – кочевых всадников. Да и появление скифов в Иране около 670-х годов не указывает на их политическую активность ?! Выясняется, что Великая Скифия имела разноустремленные политические силы. И были скифы, которые не только не преследовали киммерийцев, но, напротив, выступали совместно с ними. Киммерийцы и скифы, как союзники мидян и маннеев, нападали на ассирийские отряды, посылаемые собирать дань; они же совместно совершали военные набеги на ассирийские провинции Бит-Хамбан и Парсумаш.[3]
О походе на Манну надписи Асархаддона говорят чрезвычайно бегло, скороговоркой, верный признак отсутствия настоящего успеха: «Я рассеял людей страны Маннеев, неусмиренных кутуиев, пробил оружием войска Ишпакая, скифа, союзника не спасшего их». Запросы к оракулу бога Шамаша показывают, что инициатива в этой войне принадлежала маннеям. Ассирийский царь запрашивает бога удасться ли маинеям захватить в свои руки ассирийские крепости Шарруикби, Дур-Эллиль и другие, названия которых в надписи не сохранились. Некоторые крепости, включая Шарруикби, маннеям не без помощи северян в действительности удалось захватить и ассирийцы смогли их вернуть себе лишь через много лет. Из запросов к оракулу видно, что к лету 674 гг. до н. э.Манна непосредственно граничила с Хубушкией, что предполагает занятие маннеями западного побережья Урмии и даже верховьев Большого Заба. А скифы союзники маинеев вторгались через перевалы Хуушкии на собственно ассирийскую территорию и создали угрозу захвата городов Харраниа (возможно то же, что и Харруна или Харрана в западной части Внутренней Замуа) и Анису (поселение в области Хабху).
В начале весны 673 гг. до н. э. «владыка поселения» Кар-Кашши («Колония касситов») Каштарити привлёк на свою сторону правителя Мадай Мамитиаршу и правителя Сапарды Дусанни и поднял восстание против Ассирии. Как видно восстание возглавили три равноправных вождя, но фактически, судя по тону запросов ассирийского царя к оракулу, беспорным было главенство Каштарити. Весьма вероятно, что он формально был избран военным вождем мидийского племенного союза. В надписях Асархаддона война с Каштарити, по всей вероятности отражена в виде следующей весьма неопределённой декларации: «Я растоптал страну Барнаку, коварного врага, обитателей страны Тилашурри, имя которых зовется в устах людей Мехрану «город Питану».
Известно, что Тилашурри находилась рядом с «Крепостью вавилонян» (Сильхази). Так как в 1-ом тысячелетии нередко смешивали понятия «касситов» и «вавилонян», то вполне вероятно, что «Крепость вавилонян» это тоже самое, что «Колония касситов» (Кар-кашши), а Кар-кашши была вероятно центром провинции Бит-Кари, т.е. район нынешнего Хамадана. Неопределённо-хвастливый тон сообщения не дает основания видеть здесь действительно ассирийскую победу. Как обстояло дело в действительности, показывают запросы к оракулу. Восставшие заключили союз со Скифским царством (вероятно с царем Ишпакаем) и с Манной (вероятно с царем Ахсери), что позволило повстанцам действовать сразу на нескольких фронтах. Восстание быстро распространялось и вскоре вышло за пределы первоначальных трёх провинций. Уже в самом начале месяца айяру (апрель — май) 673 гг. до н. э. Каштарити вторгся в соседнюю провинцию Кишессу и осадил её главную крепость того же названия, и уже тут в качестве его союзников выступили скифы, мидяне (т.е. люди Мамитиаршу) и маннеи. Дусанни сапардский тоже в это время осадил крепость, название которой, к сожалению, в надписи не сохранилось, причём он ожидает помощь от Каштарити. В запросе от 4 айяру (апрель — май), ассирийский царь выражает обеспокоенность о судьбе крепости Карибту и ещё одной крепости название которой сохранилось не полностью (может быть это Сибар или Сибур в районе современного Зенджана), осажденных повстанцами Каштарити. Запрос оракулу от 6 айяру (апрель — май) говорит, что нападению подверглась и крепость Ушиши.
В начале марта 672 гг. до н. э. ассирийцы попытались завязать с Каштарити мирные переговоры, но он был уверен в своей победе и отказался от них. Одновременно, пытаясь поссорить между собой союзников, ассирийцы ведут переговоры с каждым из них в отдельности. Скифский вождь Ишпакай, видимо, был убит в ходе этой войны где-то в конце 673 гг. до н. э.. Новый царь скифов Партатуа (Претотий) пошёл на переговоры с ассирийцами, женился на дочери Асархаддона и отпал от восставших. В результате измены Партатуа успех восстания не был полным. Ассирийцам удалось удержать в своих руках провинцию Кишессу, Хархар, и Бит-Хамбан, но на территории Бит-Кари, Мадай и Сапарда восстание имело полный успех и тут образовалось независимое Мидийское царство. Здесь важный факт истории скифской дипломатии, искавшей свои интересы в сложной международной обстановке тех лет.
На 10-ом году своего царствования (671 гг. до н. э.) Асархаддон – по путям гигсосов или царя Таная - повторил попытку завоевать Египет. Он осадил г. Тир, союзника египетского фараона Тахарки и двинулся через пустыню к Дельте. Египетско-кушитское войско потерпело ряд поражений и ассирийцы, через 15 дней после вступления в Египет, взяли Мемфис. Сомнительно, чтобы Асархаддон не привлек к походу часть скифов.
В плен к ассирийцам попали жена, наложницы, сыновья и дочери Тахарки, и, в том числе, его старший сын и престолонаследник Ушанхура. Сам Тахарка, видимо, бежал на юг Египта. Асахаддон не стал его преследовать, ограничившись, видимо, завоеванием одой лишь Дельты, хотя часть верхнеегипетских князей всё же принесла дань. Двадцать городов Египта (Буто, Саис, Атрибис, Бубастис, Бусирис, Себенит, Фарбаитос, Пер-Сопд, Мендес, Танис, Нато и др.) получили ассирийские наименования и там были поставлены правителями местные царьки из ливийских династий, среди которых следует назвать Нехо, правителя Саиса и Мемфиса.
Помимо местных правителей Асархаддон назначил ассирийских наместников, а также определил размеры ежегодной дани - 180 кг золота и 9 т серебра. Из Египта было вывезено в Ниневию 55 царских статуй. Хотя Асархаддон и пинял титул «Царь Нижнего и Верхнего Египта и (даже) Куша», однако он не короновался в Египте как фараон. Ассирийцы так и не смогли взять островной Тир, но царь Тира Баал после разгрома его союзника - Египта счёл более разумным покорится Асархаддону и не продолжать сопротивление. Тир лишён был всех своих материковых владений и уплатил огромную дань.
Внешнеполитические достижения Скифии базировались на существенной ресурсной базе.
Минула почти тысяча лет со времен наследников Зевса – Таргитая и его сыновей. Округу между Волгой и Доном до Кавказа во времена Асархаддона (образно: «царя-аса от Дона») контролировал, вероятно, царский род Ишпакая-Партатуа. Между Доном и Днепром властвовал Спаргапиф — основатель рода будущих победителей Дария I. А от Днепра до Дуная и Скифией в целом правил царь Ари-ант.
Чтобы узнать численность скифов, он под страхом смерти потребовал от каждого по бронзовому наконечнику стрелы. Из наконечников сделали бронзовую чашу с толщиной стенок в «шесть пальцев», вмещавшую 600 амфор жидкости (несколько кубометров, тонн). Это событие условно относят к 650 г. По подсчетам ученых, Скифию тогда населяли 6 —13 млн. человек, способных держать в руках оружие — мужчин и женщин. Огромный сосуд, как памятник Арианту и его державе, поместили у горького источника с привлекательным для славян названием «Эк(о) сам пей!» Это название было известно уже 25 веков назад «отцу истории» Геродоту. Акция Арианта могла быть попыткой сплотить народы Скифии во имя какой-то единой политики, что проявила бы страну, как ведущую державу античного мира — еще до крупных успехов Персии и Греции. Такая политика во многом удалась.
От времен Плина и Сколопита, Таная и Ахилла интересы индоевропейцев-скифов выражала и округа Лидии, тесно взаимодействовавшая с Фригией (Мешехом и Фирасом Библии). Примерно с 1187 г., с эпохи Троянской войны, меонами (будущими лидийцами) правили потомки Геракла и рабыни Иардана, мидянина. Греки от Геракла вели родословие и скифских царей. Династия лидийских Гераклидов включала десятки правителей: Манес, Атис, Лид, Алкей, Бел, Нин, Агрон... Кандавл, сын Мирса, завершал эту линию к 682 г. Его лучшим телохранителем был Гигес (скиф ?), сын Даскила, получивший от царя возможность увидеть его красавицу-жену обнаженной. Красавица увлекла Гигеса и склонила его к убийству мужа. Бывший телохранитель — после Мидаса, сына Гордия (царя Фригии), вторым из варваров принес дары в священные для греков Дельфы. До времен Геродота большинство серебряных вещей в Дельфах было связано с Гигесом. Особенно выделялись золотые и серебряные сосуды рядом с царским троном Мидаса. 6 золотых кратеров-сосудов весили 30 талантов (до 900 кг), что указывает на увлеченность гигантизмом во времена Арианта. Традиции времен мегалитов давали о себе знать, так проявлялись и технические возможности экономики той поры.
Через полвека после гибели Гигеса в 644 г. от рук киммерийцев пророк Иезекииль скажет в своей книге: «Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала» (или «Гог в земле Магог, князь Роша, Мешеха и Фувала»). Гогом и Магогом через несколько веков иудейские авторы будут называть народы Скифии, что позже по мере христианизации и станет Россией («рашен»), так как греки вместо Роша в своих текстах писали «Рос» (не знали «ш», заменяли на «с »). Этому слову находили десятки других созвучий и объяснений.
После воцарения Гигес выступил походом против Милета и Смирны, завоевал город Колофон, бывший опорным пунктом северных переселенцев. Около 648 г. выходцы из той округи основали город Борисфениды (Березань) в низовьях Днепра и Буга. Вероятно, они и спровоцировали натиск Киммерии на Лидию. Все это — имена и события древней российской истории. И этот момент античного прошлого россиянам стоит запомнить особо, так как он проявлялся и в экономике той поры, когда именно в округе Лидии начинали чеканить первые монеты. Киммерийцы и скифы явно этому способствовали, а примерно через век монеты стали чеканить и в городах округи Азовского моря. Свои монеты выпускали Пантикапей (Керчь), Феодосия, Танаис (низовья Дона)…
После гибели Гигеса к власти пришел его сын Ардис, вновь воевавший с Милетом. Он правил 49 лет, киммерийцы захватывали Сарды и при нем. Милет нередко противостоял в одиночку сыну и внуку Ардиса — Садиатту и Алиатту, а последний был прадедом Кира Великого по линии матери. И этим своим единоборством Милет лишь укреплял свою опору в северной державе, где милетяне уже создавали города.
Совместные походы скифов и киммерийцев на юг могли возглавлять Ариант, Спаргапиф или его сын Лик, Партатуа и близкие им по авторитету северяне. Их передвижения в сторону Египта по путям Таная нередко выводили и к округе Иерусалима.
Условно отмечается попытка захвата ими города около 630 г., когда вместо очередного Манассии там воцарил его внук Иосия, укреплявший иудаизм. Иосия уничтожал жертвенники, статуи, дубравы язычества, что были святынями еще и для Соломона. Тогда усиливались войны Египта и Ассирии, на стороне которой были заметны скифские наемники. Земли Иудеи и Израиля оказывались традиционными полями противоборств.
Заметное участие Киммерии и Скифии во всемирной истории VII в. до н.э., во взаимодействиях Ассирии, Урарту, Мидии, Лидии, Вавилона и еще ряда государств — реальное достояние мировой исторической науки, где мифы уже уступают строгим и неопровержимым системам доказательств. Уточняются даты и варианты имен, детали событий, но не их суть. При Ашшурбанапале (сыне Асархаддона) Ассирия, достигшая зенита своей мощи и могущества, была вынуждена комплектовать армию из скифских и киммерийских наемников. Постоянные сражения истощили страну, почти полностью уничтожив крестьянство, костяк его армии. После смерти Ашшурбанапала эти войска, перейдя восточные границы, покатились по всему царству.
http://legends.by.ru/wars/3.htm
В 7  веке рождаются видные скифские мыслители Токсарис и Анахарсис, первый из которых по возрасту мог быть старше и «первофилософа» Фалеса, а второй почти до наших дней включался в число первых десяти философов античного мира, был хорошо известен Сократу и Платону, Аристотелю и другим мудрецам. Эти скифы, особенно Анахарсис, выполняли и дипломатические функции. Они славили свою северную родину более 26 веков назад, во времена полумифических римских царей, в родословных которых есть и восточноевропейские корни. Они внимательно изучали другие страны и народы. Археологических следов международных связей той поры достаточно много во многих музеях, особенно южных регионов России.
Если верить Геродоту, около 612 г. до н.э. в Мидию у юга Каспия «вторглись огромные полчища скифов» во главе с царем Мадием, сыном Прототея (женатого на ассирийской царевне). Мадьяры (венгры) считают Мадия одним из финно-угров, но мог происходить царь и из индоевропейцев, будущих Модестов и прочих людей с созвучными именами. Скифы вытеснили киммерийцев из Европы и преследовали их в Азии, а «теперь вторглись в Мидийскую землю».
Путь от Азовского моря через Кавказ или вокруг Кавказа до Мидии занял два-три месяца. У низовий Куры или южнее «произошла битва мидян со скифами. Мидяне потерпели поражение, и их могущество было сломлено. Скифы же распространили свое владычество по всей Азии». Египетский царь Псамметих I (665 — 609) в округе Палестины дарами и просьбами склонил завоевателей не вторгаться в Египет. «28 лет владычествовали скифы в Азии и своей наглостью и бесчинством привели все там в полное расстройство. Ведь, помимо того, что они собирали с каждого народа установленную дань, скифы еще разъезжали по стране и грабили все, что попадалось».
Здесь есть некоторое лукавство. Так скифы явно мстили южанам за долговременные притеснения, сборы дани южными царями с северных народов. Скифы в 610 г. громят последнюю державшуюся ассирийскую крепость Харран, куда полторы тысячи лет назад уводил родных Авраам из халдейского Ура. Они помогли мидянам сокрушить последнего урартского царя Русу III (605 — 585) и, возможно, Русу 1У. Скифскими стрелами в 590 г. покрыта вся Тушпа, столица Урарту у озера Ван. 585 год принес крах Тейшебани — урартскому Санкт-Петербургу. Бога Тейшебу связывают со славянским Даждьбогом. Скифские наемники активно проявляли себя и в Вавилоне, где в 605 — 562 гг. правил Наву-ходоно-сор II, зять Киак-сара, которому служили некоторые скифские дружины (множество скифов Киак однажды пригласил на пир, напоил и убил).
Правда, скифские наконечники стрел нередко выполняли и роль денег. Поэтому нельзя однозначно трактовать их находки как результаты битв.
Вероятно, «вавилонские скифы» (периода скифского господства над всей Азией) помогли Вавилону разгромить египтян в 605 г. в Сирии при Кархемише, затем захватить и Палестину. Войска Навуходоносора в 601 г. подошли к границам Египта, позже грабили Аравию. Уже в 597 г. захватили Иерусалим и пленили более 3 тыс. иудеев. А в 587 г. вновь захватили восставший город и вывели в Вавилон (на земли нынешнего Ирака) свыше 9 тыс. пленных.
Среди них был и будущий библейский пророк Иезекииль, который оформил представления иудеев о могуществе северных воинов образом Гога в земле Магог, «князя Роша» (Роса у греков: не знали «ш» и меняли на «с »), со Скифией. Византийцы по мере христианизации и называли Скифию Росией. Этот сюжет для устойчивого запоминания надо повторять и повторять, чтобы противостоять диктату норманистских и прочих схожих теорий, лишающих россиян славных страниц реальной истории своих пращуров-земляков.
Если верить Иезекиилю и подобным авторам, войска «князя Роша» включали «многие народы», потомков Гомера (киммерийцев) и Фогармы (будущих армян или хазар), персов, эфиопов, ливийцев (африканцев из древних индоевропейцев). Там были многие тысячи «коней и всадников, (много) всех в полном вооружении.... в бронях и со щитами, всех вооруженных мечами». Иудеи надеялись, что со временем бог пошлет «огонь на землю Магог и на жителей островов, живущих беспечно». А полчища Гога, пришедшие «от краев севера», падут на горах Израиля. Семь лет луками, булавами, копьями, щитами и другим оружием дружин Гога жители городов Израиля мог ли бы топить свои очаги—древки шли вместо дров. Чем не сюжет экономики ?! Семь месяцев Израилю бы требовалось на похороны всех северных воинов, на очистку от них земли. Так иудеи надеялись, что «ограбят грабителей своих и оберут обирателей своих» (лозунг в виде «Грабь награбленное!» использовали большевики). Допускалось поедание «мяса мужей сильных» вперемежку с баранами, ягнятами, козлами и тельцами. Так складывался библейский образ «скифской (русской) угрозы» (ст-рашен). Он видоизменяется и умело используется врагами Скифии (России) тысячи лет. Каннибализм же «запуганных» очевиден – смешивать «мясо мужей сильных» с мясом скота…
Среди скифских наемников, бравших Иерусалим, возможно были Самгар-Нево, Нергал-Шарецер (известен и начальник магов-волхвов с таким именем), другие близкие вавилонскому царю лица. В эти годы в Афинах – как помним - проявляют себя скифские философы Токсарис и Анахарсис (Ана-Хорс), встречавшиеся с самим Солоном (638 — 559). Выходцы из Скифии заметны и в других странах.
Начальником евнухов (ими стала часть скифов в результате ограблений храмов Иштар) при Навуходоносоре оказался Асфеназ (Аскеназ, скиф, сын библейского Гомера). По воле царя он отобрал красивых и сметливых иудейских мальчиков для обучения и «годных служить в чертогах царских». Так Даниил, Ананий, Мисаил и Азарий получили от евнуха северные имена Валтасар, Седрах, Мисах, Авденаго. Даниил (Валтасар; Валта-Валда – древнее северное имя «могучих мужей», отсюда и «валтузить» – бить), позже известный как пророк, достиг высоких постов в Персии и провоцировал ее натиск — под флагом распространения веры в Яхве — на Скифию. Хотя кроме библейских есть и иные версии этого натиска: персы мстили северянам за древние походы на юг, персидские цари хотели породниться с царскими родами скифов, получать богатые дары от северян и т.п. Скифо-вавилонское Валтасар созвучно средневековым Вальдемару, Валдаю и подобным ононимам-именам (в частности, Валданис — название Кубани начала средних веков).
Когда Мадий пошел на юг, царем Скифии остался Спаргапиф или его сын Лик. Затем царствовал Гнур («Хряк», сын Лика), отец Анахарсиса и достигшего власти Савлия. Анахарсис встречался с царем Лидии Крезом (560 — 546), писал ему письма. Скифский философ погиб у низовий Днепра, когда проводил тайное почитание Матери Богов (Кибелы, Купалы), а официально Скифия чтила Гестию (Табити), Зевса (Папая), Ареса (Марса) и подобных богов. Анахарсиса убил из лука его брат, царь Савлий (имя встречается в новгородских берестяных грамотах). Сын Савлия и племянник Анахарсиса — царь Антир (Ид-ант-ирс) разгромил на просторах Скифии полчища Дария I. Многое о скифах той поры рассказывают «отец истории» Геродот, другие древние авторы.
Возможно, в честь прадеда был назван Спаргапис, сын царицы массаготов (массегетов) Томирис, отвечавшей за границы Скифии у Аракса. Масса-гетам и пришлось первыми показать укреплявшейся Персии силу державы «князя Роша». По ряду версий лингвистов, индоиранцы, близкие индоевропейцам, впервые уходили на юг вдоль Каспия в XXIII в. до н.э. Затем волны перемещений повторялись. Но скифский след в истории Персии почти не учитывается, хотя экономических и других взаимосвязей между мощнейшими державами древности было много. Сотни талантов (талант – мера денег, весом до двух пудов) золота, сотни мальчиков и девочек почти ежегодно шли от северян южным царям.
Северные силы, способствовавшие созданию Мидии (в память о мифической Медеи), привели и к формированию около 550 г. Персии (Парса, Фарса; рис. 30). Лидеры Персии нередко искали поддержку у народов, живших в округе Каспия и Приазовья. Первой реальной династией персидских царей стали Ахемениды (558 — 330), начинавшие род от легендарного Ахемена. Династия прекратилась при Дарии III, погибшем во время войны с Александром Македонским. Царский род персов более чем на век уступал по древности царскому роду скифов Ари-анта. Персия явно уступала Скифии по силе и влиянию в мире, но пропаганда родичей Даниила с веками, по сути, формировала антискифскую историю — замалчивая и искажая античное прошлое державы «князя Роша», пращуров-земляков нынешних россиян.
Скифы, бежавшие от Киаксара, попали под защиту царя Лидии Алиатта. Несколько лет с переменным успехом из-за этих скифов шла война, прекращенная солнечным затмением 28 мая 585/4 года. Затем был заключен мир, сын Киаксара Астиаг женился на Ариенис (Арине) — дочери Алиатта. Договоры скрепили клятвами и кровью. Этого Астиага, деда своего по матери, и низложил Кир II великий (558 — 529), реальный основатель персидской династии. Он же победил и Креза, а в 539 г. захватил Вавилонию.
С чего начинал Кир ?!
Астиаг выдал свою дочь за перса Камбиса, спокойного нравом, среди персов знатного, но по знатности «гораздо ниже среднего мидянина». Царская дочь Мандана (часть имени перешла в русское ругательство) и родила Кира, но воспитывали его пастух Митридат(имя типа Митрофан и подобных) и рабыня Спако («собака»; славянизм) в долинах «по направлению к Евксинскому Понту» (Черному морю), на путях из Скифии к Мидии. Здесь явно были богатые пастбища, контролируемые и северянами. Это вскоре и определило судьбу Кира.
Будущий царь мужал в конфликтах с родом знатного мидянина, «руса»-барина, Артембара, сына которого во время игры велел избить плетью. Затем Киру удалось противопоставить мидян и персов, а среди последних выделялись земледельцы — пасаргаты, марафии, панфиалеи, дерусиеи, германии... Так Мидию сменила Персия, вынужденная тоже определять свою политику по отношению к могущественной державе «князя Роша», наследников Арианта и Мадия. После победы в 546 г. над Лидией, имевшей особые отношения со Скифией, «Кир стал владыкой Азии», как таким владыкой за полвека до него был приазовец Мадий. Единым божеством Персии утверждался Митра (солнце), якобы ежегодно рождавшийся в самый короткий день. Культ позже был принят армией и частью знати Рима, в форме «рождества Христова» ныне известен христианству. А «митры» теперь носят священники.

Научно признается, что активность киммерийцев и скифов отразилась в ряде книг Библии.
ИЗ КНИГИ ПРОРОКА ИЕРЕМИИ (VII—VI е. до н. э.) LI, 1—2, 27—28
Так говорит Яхве: вот, я воздвигну на Вавилон и на живущих в средоточии противников моих губительный ветер. И пошлю на Вавилон веятелей, и развеют его и опустошат его землю; ибо в день бедствия они нападут на него со всех сторон ...
Поднимите знамя на земле, трубите трубою среди народов, вооружите против него племена; скликайте на него царства Арарата, Минни и Ашкеназа, поставьте против него полководца и нагоните коней, как саранчу щетинистую.
Вооружите против него царей Мидии, военачальников ее, и всех градоправителей ее, и всю подвластную ей землю.

Хотя это пророчество Иеремии относится к более позднему времени (после разрушения Иерусалима Навуходоносором в 586 г.), но, как убедительно доказал Иеремиас (ор. cit., стр. 260), оно является воспроизведением более древнего оракула, появившегося еще до падения Ниневии. Здесь перечисляются как раз те народы, которые в VII в. угрожали Ассирии: урартийцы (Арарат), маннеи (Минни) и скифы (Ашкеназ). Иеремия использовал популярные поэтические описания одного из своих предшественников, применив их к новой обстановке и поставив на место Ниневии Вавилон. Это было тем более легко, что Мидия в царствование Набонида была врагом Вавилона, и Астиаг, накануне своей гибели, угрожал самому существованию Нововавилонского царства. Но упоминание урартийцев и маннеев является уже явным архаизмом. После падения Ниневии (612 г.) они уже никакой самостоятельной роли не играют и их области превращаются в простые провинции Мидийского царства.

V, 15—17 Вот, я приведу на вас — дом Израилев, народ издалека, говорит господь, народ сильный, народ древний, народ, которого языка ты не знаешь и не будешь понимать, что он говорит.
Колчан его, как открытый гроб; все они люди храбрые. {273/19}
И съедят они жатву твою и хлеб твой, съедят сыновей твоих и дочерей твоих, съедят овец твоих и волов твоих, съедят виноград твой и смоквы твои; разрушат мечом укрепленные города твои, на которые ты надеешься.
I, 11—16 И было слово Яхве ко мне такое: что видишь ты, Иеремия? А я сказал: вижу трость из миндального дерева.
Тогда Яхве сказал мне: ты хорошо видишь, ибо я бдительно смотрю, чтобы исполнялись слова мои.
Потом в другой раз было слово Яхве ко мне: что ты видишь? И я сказал: вижу кипящий котел, обращенный к северу.
Тогда Яхве сказал мне: от севера закипит бедствие на всех жителей сей земли.
Ибо вот я призову все племена северных царств, говорит Яхве, и придут они, и поставят каждый свой престол у ворот Иерусалима, и кругом всех стен его, и у всех городов иудейских, на которых я произношу свои приговоры за все злодеяния их, за то, что оставили меня, курили фимиам чужим богам и поклонялись изделиям рук своих.
IV, 5—8
Возвестите в Иудее и возгласите в Иерусалиме, проповедуйте и трубите трубою по земле; взывайте громким голосом и говорите: «Соберитесь и пойдем в укрепленные города. Поднимите знамя в Сионе, бегите, не останавливайтесь, ибо я приведу с севера бедствие и великую гибель.
Лев восходит из своей чащи, и губитель народов поднимается и выступает из своего места, чтобы обратить твою страну в пустыню; города твои будут разрушены и останутся безлюдны.
И так опояшьте себя вретищем, плачьте и рыдайте, ибо пламя гнева божия еще не отошло от нас.

Хотя в этих пророчествах враги, угрожающие Палестине, не названы точно, но, по общепринятому мнению, здесь имеются в виду скифы, которые как раз в то время, когда Иеремия писал вышеприведенные строки (в царствование иудейского царя Иосии — современника Ашшурбанипала и последних царей Ассирии), начали свое движение на юг и опустошили ряд стран Передней Азии, в том числе и Палестину, где они ограбили храм Астарты (у Геродота названа Афродитой) в филистимском городе Аскалоне и получили подарки от самого египетского фараона Псамметиха I (Герод. I, 105).

ИЗ КНИГИ ПРОРОКА ЦЕФАНИИ (VII—VI в. до н. э.)
I, 7, 14—18 Умолкни пред лицом господа бога, ибо близок день господень: уже приготовил господь жертвенное заклание, назначил, кого позвать.
Близок великий день господа, близок, и очень поспешает, уже слышен голос дня господня, горько возопиет тогда и самый храбрый.
День гнева — день сей, день скорби и тесноты, день опустошения и разорения, день тьмы и мрака, день облака и мглы.
День трубы и бранного крика против укрепленных городов и высоких башен.
И я стесню людей, и они будут ходить, как слепые, потому что они согрешили против господа, и разметена будет кровь их, как прах, и плоть их — как помет. {274/20}
Ни серебро их, ни золото не сможет спасти их в день гнева господа, и огнем ревности его пожрана будет вся эта земля, ибо истребление, и притом внезапное, совершит он над всеми жителями земли.
Этот текст, напоминающий отчасти вышеприведенный текст Иеремии, также имеет в виду, как предполагают, скифское нашествие.
http://ossnet.info/latyshev/scythica1.html

ИЗ КНИГИ ПРОРОКА ИЕЗЕКИИЛЯ (VI в. до н. э.)
XXXVIII, 1—8И было ко мне слово Яхве такое:
Сын человеческий! Обрати лицо свое к Гогу, в земле Магога, князю Роша, Мешеха и Тубала, и изреки на него пророчество. И скажи: так говорит бог Яхве: вот, я на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Тубала (локилизуются в округе касказского Гомера: П.З.).
И заставлю тебя блуждать, и вложу удила в челюсти твои, и выведу тебя и все войско твое, коней и всадников, всех в одежде с багряными оторочками, полчища великое, в латах и со щитами, всех, вооруженных мечами: персов, кушитов и пунтийцев с ними, всех со щитами в шлемах. Гомера со всеми отрядами его, племя Тогармы с северных пределов, и все отряды его, многочисленные народы с тобою.
Приготовься и выстройся ты и все сборище твое, собравшееся к тебе, и будь для них передовой стражею. После многих дней ты будешь вызван; в последние годы ты придешь в землю, свободную от меча, к народу, собранному из многих племен, на горы Израилевы, постоянно бывшие в запустении, коих жители выведены будут из народов, и все станут жить безопасно.
XXXIX, 1—6
И еще, сын человеческий, изреки пророчество на Гога, и скажи: так говорит бог Яхве: вот я на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Тубала. И заставлю тебя блуждать, завлеку тебя, и выведу тебя из северных пределов, и приведу тебя на горы Израилевы.
И выбью лук твой из левой руки твоей, и выброшу стрелы твои из правой руки твоей.
На горах Израилевых падешь ты и все отряды твои, и народы, которые с тобою; отдам тебя на съедение хищным птицам всякого рода и полевым зверям.
На открытом поле падешь; ибо я определил это, говорит Яхве вездесущий.
И пошлю огонь на землю Магога и на живущих в безопасности по островам, и узнают, что я — Яхве.

Хотя Иезекииль жил и проповедывал в VI в., но нарисованная здесь картина, как указывает Иеремиас (ор. cit., стр. 258), относится к более ранним временам. Здесь описывается то же движение скифов на Палестину, о котором говорит Иеремия. Упоминание Мешеха и Тубала вполне понятно, поскольку скифы проходили через Малую Азию. Киммерийцы (гомер) как враги скифов известны нам также из ассирийских текстов и Геродота. Странным оказывается упоминание персов, кушитов и пунтийцев (Пут). Иеремиас (ор. cit., стр. 258) считает данное место интерполяцией, сделанной под влиянием «Таблицы народов»». Однако Иеремиас не учел того, что персы в «Таблице народов» отсутствуют, а у Иезекииля упоминаются в другом месте (XXVII, 10) как наемные воины Тира, притом опять наряду с Путом. По-видимому, Иезекииль упоминал персов и пунтийцев каждый раз, когда хотел указать на крайний восток и юг, наряду с крайним севером (гомер) и крайним западом (лидийцы в XXVII, 10), что являлось вполне логичным. Загадочным географическим термином является Рош. Делич отождествляет его с Раши (Эламский округ), но географически это не подходит к описанию Иезекииля. По мнению Иеремиаса (ор. cit., стр. 258), здесь мы имеем дело с глоссой (евр. ro; означает главу, начало) и переводит не «князь Роша», но «великий князь». Конечно, разрешить этот вопрос очень трудно, но, во всяком случае, следует упомянуть, что этническое название, напоминающее Рош, имеется в западном Закавказье — область Руишиани, властителя которой зовут Рашуни (Мещанинов, ор. cit., стр. 31 и 38). Да и полиэтничные войска известны в регионе хотя бы со времен шумеров и хеттов.

ИЗ КНИГИ ПРОРОКА ОБАДИИ (VI в. до н. э.) I, 20
И переселенное сонмище сынов Израилевых наследует землю Хананейскую до Сарепты, и переселенные из Иерусалима, находящиеся в Сефараде, наследуют города южные.

Считается, что упомянутый здесь Сефарад соответствует Сапарде, названию одного из скифских племен (Тураев, ор. cit., II, стр. 78).

http://ossnet.info/latyshev/scythica1.html

Уже в первое тысячелетие нашей эры Великая Скифия – по мере христианизации ее народов – получила от византийцев и других соседей наименование Росия , именно в память о библейском Роше (Росе).
Этот сюжет норманистскому официозу, пока доминирующему в современной России, крайне не нравится. Но что поделать ?! Реальную историю под всякие политические заказы переписывать невозможно.

Просто Скифию 7 – 6 вв. до н.э., ее дипломатию надо знать и тщательнее изучать. Могучее было государство у царя Арианта…
Вспомним речь Рабсака или политику Партатуа, переговоры царя Мадия с египетским царем Псамметихом (610 г.), дипломатическую активность скифа Анахарсиса, роль скифов в событиях 585 г. и т.п.

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2908090596
http://www.proza.ru/2009/08/09/596

 
Токсарис дипломат и разведчик?!

Конечно, скиф-врач в Афинах, быстро ответят "знатоки".
"Агент влияния", - добавят знатоки международных отношений.
А бог его знает. Это уже позиция большинства остальных.
И стоит ли этот античный деятель памяти россиян ?!
Подробно уже говорилось,что стоит. http://www.proza.ru/2009/04/10/943
Но вот аспекте истории дипломатии Скифии...

 
Вариант облика Анахарсиса (справа, французский революционер, выступавший под псевдонимом Анахарсис; слева немецкая реконструкция в 19 веке облика античного философа-скифа). С тем же успехом подобный облик мог быть придан и античному Токсарису.

Реальный словарь классических древностей
ТОКСАРИС, Tox;ris, ;;;;;;;, образованный скиф, который при Солоне вместе с Анахарсисом пришел в Афины, где жил и умер и был всеми уважаем, между прочим, и как хороший врач. Лукиан Самосатский посвятил ему особое сочинение. От себя прямо скажем, не менее двух. http://slovari.yandex.ru/dict/lubker/article/3/lub-6851.htm
Есть поиски аргументов, чтобы отдать Токсариса только истории Осетии.
http://www.irkutsk-sity.ru/topic69-30.html

Самого Лукиана подают с разных точек зрения. Лукиан (греч. ;;;;;;;;; ;;;;;;;;;;, лат. Lucian) — греческий писатель-сатирик, известный как «Лукиан из Самосаты» (около 120—180 гг. н. э.). Родился в Самосате (Сирия). Отец его был мелкий ремесленник. Лукиан получил общее и риторическое образование, имел адвокатскую практику в Антиохии, много путешествовал (посетил Грецию, Италию, Галлию), изучал право в Афинах; под конец жизни получил почетную должность прокуратора в Египте. Но в этом регионе со времен хотя бы Плина и Сколопита хватало выходцев из Скифии.
Обращается к изучению философии, но сначала не становится сторонником какой-либо философской школы и одинаково высмеивает в своих произведениях философов различных направлений. Одно время он увлекался кинической философией, позднее отдает предпочтение философии Эпикура. Лукиан осмеивает в своей острой сатире как отживающее язычество, так и устанавливающееся христианство.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Лукиан
К сожалению, тексты всей книги Лукиана из Интернета исчезли. Но и оставшееся достаточно ценно. http://ossnet.info/latyshev/scythica5.html. Здесь речь идет преимущественно о Приазовье и Северном Кавказе.

Здесь Лукиан Самосатский трактуется так.
Знаменитый сатирик, родился около 125 г. н. э. в Самосатах, главном городе Сирийской области Коммагены на Евфрате, много путешествовал, долго жил в Афинах и умер в глубокой старости в Египте. Наибольший расцвет его таланта приходится на время Антонинов.
Под его именем сохранилось 82 сочинения, но между ними есть немало подложных или сомнительных. Касаясь “скифской” темы, Лукиан подчеркивает ее морализующее значение. Однако его “Токсарис” наполнен именами и бытовыми подробностями такого свойства, что они, несмотря на их полную изоляцию от остальной традиции, в частности от Геродота, не могут быть признаны выдумкой Лукиана, а должны быть рассматриваемы как литературная обработка скифских и фракийских преданий, почерпнутых из неизвестных нам большей частью источников.
Таков прежде всего образ самого Токсариса, не менее колоритный и не менее “мифологичный”, чем геродотовский образ Анахарсиса; таковы же и сообщаемые Лукианом предания о скифском обычае родовой (кровной) мести за сородича, испрашивающего ее на шкуре принесенного им в жертву быка.[См. Б. Богаевский, Лукиан, его жизнь и произведения, I, М., 1915; Ростовцев, Скифия и Боспор, стр. 106 сл.].
Текст: Luciani Samosatensis opera ex rec. С. Jacobitz, Lips., Teubn., 3 тома; Lucianus. Rec. I. Sommerbrodt, Berol., Weidm., 1886 сл. [Следующее, незаконченное, издание: Lucianus ed. Nils Nilen, Lips., 1907].

В свое время мне удалось поместить в Интернете энциклопедическую справку об этом скифском философе-враче, которая ныне живет своей жизнью, цитируется разными сайтами.

Токсар (Токсарис, "доктор" и т.п.; условно ок. 650 - 575 гг. до н.э.) - выдающийся скифский (киммерийский ?) мудрец и врач, значительную часть жизни посвятивший лечению жителей Афин (где была велика скифская община). Т. символизировал мудрость времен исхода киммерийцев из округи Приазовья под давлением скифов. Имя в разной степени созвучно Тоанту (эпическому царю скифов, сыну бога Диониса), Тогарме (сыну библейского Гомера и брату Аскеназа-скифа) и Таксакису (одному из скифских героев войны против Дария I около 512 г. до н.э.). Варианты смысла разные. Условно Ток-сара можно считать "царем толка" (или "тока": разговора).
Упоминаний о нем в античности немного. Наиболее полно он представлен Лукианом Самосатским (около 120 - 190 гг. н.э.).
Специалистами отмечено, что "его "Токсарис" наполнен именами и бытовыми подробностями такого свойства, что они, несмотря на их полную изоляцию от остальной традиции, в частности - от Геродота, не могут быть признаны выдумкой Л., а "должны быть рассматриваемы как литературная обработка скифских и фракийских преданий, почерпнутых из неизвестных нам большей частью источников". Лукиан сам в какой-то степени оказывался как бы и продолжателем школы одного из первых скифских мудрецов. Вот краткое изложение его сведений: "Анахарсис не первым прибыл из Скифии в Афины, руководимый желанием познакомиться с эллинской образованностью.
Раньше его прибыл Токсарис, муж мудрый, отличавшийся любовью к прекрасному и стремлением к благороднейшим знаниям, но происходивший не из царского рода и не из "колпаконосцев" (жрецов-волхвов: П.З.), а из толпы простых скифов, каковы у них так называемые "восьминогие", т.е. владельцы пары быков и одной повозки. Этот Т. даже не возвратился в Скифию, а умер в Афинах и немного спустя даже был признан героем; афиняне приносят ему жертвы как иноземному Врачу (не Аполлону или Асклепия-Эскулапу: П.З.)... ...Не одним скифам свойственно превращать людей в бессмертных и посылать к Замолксису, но что и афинянам можно обоготворять скифов в Элладе...".
Боготворение скифов в Элладе не было связано только с врачевателями. Так в Афинах признавали богами приазовских царей, обеспечивавших афинян добротным хлебом по божеским ценам. Допускают, что культ Т. мог попасть в Элладу вместе с культом северного Асклепия (врачевателя), когда Т. проявлял себя внушениями, "заговорами болезней". Мудрец был еще жив во времена юного Анахарсиса, впервые попавшего в Афины. Собственные варварские одежды и язык смущали юношу, но его "как добрый гений" остановил человек, одетый по-эллински, с выбритой бородой, без пояса и без оружия. Т. узнал отпрыска царского рода и заговорил по-скифски, Анахарсис даже прослезился от радости. Юноша сказал, что о мудреце на родине еще слышно - "некто Токсарис из любви к Элладе покинул в Скифии жену и маленьких детей, уехал в Афины и живет там, уважаемый лучшими людьми". Анахарсис признал себя его учеником и просил: "...Ради Меча (святыни скифов: П.З.) и Замолксиса, наших отеческих богов, возьми меня, Токсарис, будь моим руководителем и покажи все лучшее в Афинах...".
Звук "кс" в имени мудреца передавался через привычный грекам "икс: х", что допускает вероятность скифских имен Тохар или Токар. Сочинение "Токсарис или дружба" затрагивает вопросы, волновавшие, если верить Гомеру, и Ахилла. Прежде всего, - уважение к обыкновенным смертным людям, лучшим из которых, по словам Т., скифы не только приносили жертвы как богам, но даже чтили "их праздниками и торжественными собраниями".
Культ умерших "хороших людей", пращуров и героев, тысячи лет был характерной чертой жизни Скифии, затем он в разных форма перешел и России. Скифы почитали за подвиги и мужество даже иноземцев типа Ореста и Пилада, которые похитили у скифской общины в Крыму или Приазовье статую Артемиды (Девы). Т. заметил: "Быть может, не худо было бы, если бы и покойники были к нам благосклонны. Но мы полагаем, что и для живых полезнее будет, если мы будем помнить о лучших людях, и потому чтим умерших: мы думаем, что, в таком случае, многие захотят у нас сравняться с ними".
Токсар объяснял грекам: "…Когда мы клянемся Ветром и Мечом, то клянемся именно потому, что Ветер есть виновник жизни, а Меч причиняет смерть". До сих пор в русских диалектах фраза "надуло ветром" означает - случайно забеременеть. Культ "жизненного дыхания" при христианстве частью уходит в культ "духа святого", но частью сливается с образом сказочного Соловья-разбойника. Вариаций здесь много.
Величайшим благом скифов Т. считал "благородный образ мысли и верность друзьям", что ставилось выше любых материальных ценностей. Мнесипп соглашался - "скифы были не только искусными стрелками и превосходили других в военном деле, но... отличаются наибольшим умением говорить убедительно", фактически привлекать "благородным образом мысли".
Эпические Орест и Пилад, побывавшие в Крыму (части Скифии), считались, по словам Т., у скифов самыми лучшими в мире друзьями и как бы установили прочим людям законы о том, как следует делить с друзьями всякую судьбу и пользоваться почетом со стороны лучших из скифов. Наши предки записали на медной доске все, что они совершили вместе или один ради другого, поставили ее в храме Ореста и установили закон, чтобы эта доска была первым предметом изучения для детей и чтобы они выучивали на память написанное на ней. Таким образом, каждый из них скорее мог бы забыть Имя своего отца, чем не знать деяний Ореста и Пилада. Кроме того, в ограде храма можно видеть нарисованные древними картины, изображающие то же самое, что написано на доске (Орест плывет к Таврии, попадает в плен и освобождается от оков, убивает Тоанта и многих скифов, похищает Деву и т.п.
Такое оформление языческих храмов затем переходило к христианским. Надписей на пластинах из металла, что было распространено в античном Риме и в других местах, выявляется на юге бывшей Скифии все больше. Письмена зачастую выполнены на греческом, но ведь половина букв средневековой азбуки словено-русов из греческих и происходит. Почитание Ореста и Пилада продолжалось в России, как и во многих странах Европы, вплоть до нынешнего XX1 века. Только большевистские культы свели это почитание почти на нет. И если сюжеты, связанны с Орестом, были в храмах Скифии "первым предметом изучения для детей" и они выучивались на память, то не стоит античные сюжеты, связанные со Скифией, забывать в школах и вузах современной России. Познавательную и воспитательную ценность эти сюжеты сохраняют.
Для друзей Т. использовал скифское слово "кораки". Допустимо, ныне это диалектные "кореша", южные "кунаки" и т.п. Т. произносил и северное слово "зирин" (сирин) - прокричавшего его, враги не убивали, принимали за посла, пришедшего оговаривать выкуп. Диалектно "зырить" - смотреть, оглядывать, прикидывать. Версии пояснений разные, но не исключаются и связи с праславянством.
Т., приводя позитивные примеры дружбы скифов, нередко касался округи Дона и Азовского моря, где славилось Боспорское царство. Тем подчеркивалась зависимость этой округи от политического давления Скифии. Токсарис ради благ цивилизации покинул в Скифии жену и маленьких детей "из любви к Элладе". Его явно прельстил не уровень тамошней мудрости, а высокий для тех времен уровень жизни. Он добился уважения "лучших людей" в Афинах ценой тотального предательства своей родни, хотя неплохо рассуждал о дружбе. Поэтому в самой Скифии оправданий найти не мог, да был и эллинами почти забыт - ценность семьи и детей у многих народов брала свое.
Токсарис - сверстник или даже старший собрат по мудрствованию Фалеса (ок.625-547 гг. до н.э.), признаваемого родоначальником античной и всей европейской философии и науки. Он может быть даже на поколение и старше его, если встречал Анахарсиса в Афинах около 594 г. до н.э. и "был еще жив", т.е. к концу своей жизни. Слава Токсариса, как целителя, затмила его славу мудреца-философа. "Муж мудрый, отличавшийся любовью к прекрасному и стремлением к благороднейшим знаниям", из истории отечественной и мировой философии выпал.
Фалес видел основу всего в воде, Т. - в воздухе (Ветре). Для Фалеса мир одушевлен и полон богами, для Т. - славен и ценен деяниями людей, их дружбой, более всего боготворимой скифами.
Мировоззренческие позиции Т. имеют зачатки прагматизма, его жизнь эти зачатки лишь подтверждала. Условно период жизни скифского мудреца можно датировать 650-580 гг. до н.э. И он оказывается в числе античных первофилософов округи Греции и ее "колоний".
http://www.irkutsk-sity.ru/topic69.html
Полезно: Анахарсис – экономист…
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111094.htm

Лукиан впервые представил Токсариса в работе «“СКИФ ИЛИ ГОСТЬ” (;;;;;; ; ;;;;;;;;)

«1. Анахарсис не первый прибыл из Скифии в Афины, руководимый желанием познакомиться с эллинской образованностью: раньше его прибыл Токсарис , муж мудрый, отличавшийся любовью к прекрасному и стремлением к благороднейшим знаниям, но происходивший не из царского рода и не из “колпаконосцев” , а из толпы простых скифов, каковы у них так называемые “восьминогие”, т. е. владельцы пары быков и одной повозки.
Этот Токсарис даже не возвратился в Скифию, а умер в Афинах и немного спустя даже был признан героем; афиняне приносят ему жертвы как иноземному Врачу : это имя получил он, будучи признан героем. Быть может, не лишним будет объяснить причину этого наименования, а также включения в число героев и признания его за одного из Асклепиадов , чтобы вы узнали, что не одним скифам свойственно превращать людей в бессмертных и посылать к Замолксису, но что и афинянам можно обоготворять скифов в Элладе...

3. Вспомнил я о нем вот почему. Токсарис был еще жив, когда Анахарсис, только что высадившись, шел в Афины из Пирея; как иностранец и варвар, он испытывал еще сильное смущение, ничего не зная, пугаясь малейшего шума и не зная, что с собой делать; он понимал, что все видевшие его смеются над его убранством, не находил никого, кто бы знал его язык, и вообще уже раскаивался в своем путешествии и решил, только взглянув на Афины, немедленно отправиться назад, сесть на корабль и ехать обратно в Боспор, откуда для него уже не далек был путь домой в Скифию (это важный сюжет, так как – вероятнее всего – указывается Боспор Киммерийский, а не Фракийский – через Фракийский попадали не только в Скифию; этим путем прибыл из Скифии и Токсарис: П.З.).
.
При таком настроении Анахарсиса встречается с ним, поистине как добрый гений, Токсарис уже в Керамике . Сначала его внимание привлекла одежда его родины, а затем ему уже не трудно было узнать и самого Анахарсиса, происходившего из знатнейшего рода, одного из первых в Скифии.
Анахарсису откуда можно было бы признать в нем земляка, когда он был одет по-эллински, с выбритой бородой, без пояса и без оружия, уже владея языком и вообще казался одним из туземных жителей Аттики? Так преобразило его время.
Но Токсарис, обратившись к нему по-скифски, спросил: “Не ты ли Анахарсис, сын Давкета?”  Анахарсис прослезился от радости, что встретил человека, говорящего на его языке и притом знавшего, кто он был в Скифии, и спросил:
“А ты, друг, откуда знаешь нас?”
— “Да ведь и сам я, отвечал Токсарис, происхожу оттуда, из вашей земли, а имя мое — Токсарис, но я не настолько знатного рода, чтобы мог быть тебе известен”.
— “Неужели ты, сказал Анахарсис, тот самый Токсарис, о котором я слышал, что некто Токсарис из любви к Элладе покинул в Скифии жену и маленьких детей, уехал в Афины и живет там, уважаемый лучшими людьми?”
 — “Да, сказал Токсарис, я тот самый, если обо мне еще говорят у вас”.
“Итак, сказал Анахарсис, знай, что я сделался твоим учеником и соревнователем овладевшей тобою страсти — видеть Элладу... Но ради Меча и Замолксиса, наших отеческих богов, возьми меня, Токсарис, будь моим руководителем и покажи все лучшее в Афинах...”

Дальнейших подробностей данный перевод источника не сообщает. Но ясно, что Токсарис уже свободно владел эллинским языком и не отличался от старожилов Аттики. Но свою родину не забывал. Вместе с тем и в Скифии Токсариса помнили – правда, в не очень хорошем контексте: «из любви к Элладе покинул в Скифии жену и маленьких детей, уехал в Афины и живет там, уважаемый лучшими людьми». Уважаем лучшими людьми в Афинах – хорошо, а вот оставил в Скифии жену и маленьких детей – не очень. Правда, ныне подобный творческий эгоизм в условиях развивающейся глобализации – дело обычное.
Главное - Токсарис шел на контакты с земляками, был готов оказывать им в Афинах необходимую помощь.

Приведенные сюжеты близки периоду реальной жизни Токсариса.

Работа Лукиана “АНАХАРСИС ИЛИ О ГИМНАСИЯХ” (;;;;;;;;; ; ;;;; ;;;;;;;;;) принципиально важна для истории российского образования. Здесь Анахарсис , не одобряя увлечения борьбой и поединками в гимнасиях, беседует с самим Солоном. Солон констатировал - у вас, должно быть, есть много предметов обучения и занятий, которые показались бы странными нам, эллинам, если бы кто-нибудь из нас присутствовал при них, как ты теперь присутствуешь при наших занятиях.

6. Солон. Совершенно естественно, Анахарсис, что такого же рода занятия [т. е. гимнастические] кажутся тебе чуждыми и далеко не похожими на скифские обычаи, все равно как и у вас, должно быть, есть много предметов обучения и занятий, которые показались бы странными нам, эллинам, если бы кто-нибудь из нас присутствовал при них, как ты теперь присутствуешь при наших занятиях.

11. Анах. ... А у нас, скифов, если кто ударит кого-либо из равных или, напав, повалит на землю или разорвет платье, то старейшины налагают за это большие наказания, даже если обида будет нанесена при немногих свидетелях, а не при таком множестве зрителей, какое, по твоим словам, бывает на Истме и в Олимпии.

14. Анах. ... Однако, Солон, я прибыл к вам из Скифии, проехав такое пространство суши и переправившись через обширный и бурный Эвксинский Понт, именно с той целью, чтобы изучить эллинские законы и познакомиться с вашими обычаями...

16. Анах. ... Кроме того, я не могу, уже выносить знойных и пламенных лучей солнца, падающих на обнаженную голову; свой колпак и решил снять еще дома, чтобы не казаться одному среди вас иностранцем по внешнему виду”.

18. Анах. ... Откуда бы мне, блуждающему кочевнику, жившему на повозке и переезжавшему из одной земли в другую, а в городе никогда не жившему и даже доныне его не видавшему, рассуждать о государственном устройстве и учить оседлых жителей, уже столько времени благоустроенно живущих в этом древнейшем городе?..

34. Сол. ... Вам простительно жить постоянно с оружием: жизнь в открытых местах легко допускает злоумышления, а врагов у вас очень много, и неизвестно, когда кто-нибудь, напав, стащит спящего с повозки и убьет; затем недоверие друг к другу людей, живущих по своему произволу, а не по законам, также делает постоянно необходимым оружие, чтобы близок был защитник в случае насилия...

Наиболее популярна работа Лукиана “ТОКСАРИС ИЛИ ДРУЖБА” (;;;;;;; ; ;;;;;; Перевод П. И. Прозорова), где отражено немало подробностей скифской жизни. Собеседником Токсариса обозначен Мнесипп. Здесь суммируются сведения, которые по времени зачастую далеки от реального Токсариса – к примеру, он не мог знать царей Приазовского Боспора, которые жили с 5 века до н.э. Но о почитании Ореста и Пилада в Крыму сведения иметь мог.

«1. Мнесипп. Что говоришь ты, Токсарис? Вы, скифы, приносите жертвы Оресту и Пиладу и считаете их богами?

Токсарис. Приносим, Мнесипп, приносим, но вовсе не считаем их богами, а просто хорошими людьми.

Мн. Значит, у вас есть обычай и хорошим людям после их смерти приносить жертвы, как богам?

Токс. Не только это, но мы даже чтим их праздниками и торжественными собраниями.

Мн. Чего же вы ищете от них? Ведь, конечно, вы приносите им жертвы не ради снискания их благосклонности, раз они мертвы?

Токс. Быть может, не худо было бы, если бы и покойники были к нам благосклонны. Но мы полагаем, что и для живых полезнее будет, если мы будем помнить о лучших людях, и потому чтим умерших: мы думаем, что в таком случае многие захотят у нас сравняться с ними.

2. Мн. Этот взгляд совершенно правилен. Но за что же именно вы приравняли к богам Ореста и Пилада, тем более, что для вас они пришельцы и, что всего важнее, даже враги? Ведь когда тогдашние скифы после крушения корабля схватили их и отвели для принесения в жертву Артемиде, они, напав на тюремщиков и одолев стражу, убили царя, захватили жрицу и, похитив даже самую статую Артемиды, отплыли назад, насмеявшись над скифской общиной ; если вы за это почитаете их, то, пожалуй, многих заставите подражать им.
Обратитесь теперь сами к древнему времени и рассудите, хорошо ли будет для вас, если в Скифию придет много Орестов и Пиладов? Мне кажется, что таким образом вы сами очень скоро можете сделаться нечестивцами и безбожниками, если и остальные боги таким же способом удалятся из вашей страны. Затем, вероятно, вместо всех богов вы обоготворите людей, являющихся с тем, чтобы их вывезти, и святотатцев будете чтить жертвами, как богов. (3) Если же вы не за это чтите Ореста и Пилада, то скажи же, Токсарис, какое другое добро сделали они вам, за которое вы, прежде не считавшие их богами, теперь, напротив, принесением жертв признали богами и приводите жертвенных животных к тем, которые тогда сами чуть не были принесены в жертву? Ведь это может показаться смешным и противным древним обычаям.

Токс. Даже и те деяния этих мужей, которые ты привел, Мнесипп, заслуживают похвалы. В самом деле, они вдвоем решились на такое смелое предприятие и, удалившись на такое расстояние от своей страны, приплыли в Понт, который тогда был еще не известен эллинам, кроме тех, которые на корабле Арго совершили поход в Колхиду ; они не были поражены страшными рассказами о нем, не испугались его прозвания — он назывался “негостеприимным”, вероятно, потому, что кругом его жили дикие племена — и, будучи захвачены, оказались столь мужественными и не удовольствовались только своим спасением, но сначала отмстили царю за оскорбление и захватили Артемиду, а затем уже поплыли назад. Разве все это не заслуживает удивления и божеских почестей у всех, кто только прославляет доблесть? Однако мы не эти подвиги Ореста и Пилада имеем в виду, почитая их как героев.

4. Мн. Так скажи же, пожалуйста, какой другой славный и божественный подвиг совершили они? Что касается плавания и путешествия, то я мог бы указать тебе многих торговых людей, имеющих больше права на божеские почести, чем они, и, главным образом, финикиян, которые ездят не только в Понт или до Меотиды и Боспора (вновь подчеркивается основной регион, с которым более связан Токсарис: П.З.), но плавают по всем местам эллинского и варварского моря. Ведь они ежегодно поздней осенью возвращаются домой, обрыскав, так сказать, все берега и все побережья. Считай же их богами на том же основании, несмотря на то, что большая часть их — торгаши и при случае, продавцы соленой рыбы.

5. Токс. Выслушай же, чудак, и посмотри, насколько мы, варвары, умнее судим о хороших людях: у вас в Аргосе и в Микенах нельзя увидеть даже славной гробницы Ореста и Пилада, а у нас построен даже храм им обоим вместе, как это и следовало, потому что они были товарищи; у НАС приносятся им жертвы и воздаются все прочие почести.
А то обстоятельство, что они были чужеземцы, а не скифы, нисколько не мешает им считаться славными; ведь мы не исследуем, откуда происходят доблестные люди, и не завидуем, если они сделали добро, не будучи нашими друзьями; воздавая хвалу их деянием, мы считаем их своими по делам.

А всего более поразило нас и считается достохвальным в этих мужах именно то, что, по нашему мнению, они были самыми лучшими в мире друзьями и как бы установили прочим людям законы о том, как следует делить с друзьями всякую судьбу и пользоваться почетом со стороны лучших из скифов. (6) Наши предки записали на медной доске все, что они совершили вместе или один ради другого, поставили ее в храме Ореста и установили закон, чтобы эта доска была первым предметом изучения для их детей и чтобы они выучивали на память написанное на ней. Таким образом, каждый из них скорее мог бы забыть имя своего отца, чем не знать деяний Ореста и Пилада.
Кроме того, в ограде храма можно видеть нарисованные древними картины, изображающие то же самое, что написано на доске: как Орест плывет со своим другом; как затем, когда его корабль разбился о скалы, он схвачен и приготовлен к жертвоприношению, и как Ифигения приступает уже к священнодействию; напротив, на другой стене, нарисовано, как Орест, освободившись уже от оков, убивает Тоанта и многих других скифов и, наконец, как они отплывают с Ифигенией и богиней; скифы тщетно хватаются за находящийся уже в движении корабль, цепляются за руль и пытаются взобраться на палубу, но после напрасных усилий одни из них израненные, другие из боязни ран вплавь направляются к земле.
Здесь-то именно лучше всего можно видеть, какую великую любовь обнаружили они друг к другу при столкновении со скифами: живописец изобразил, что ни тот, ни другой не обращает внимания на врагов, нападающих на него самого, а отражает устремляющихся на друга, старается подставить себя под стрелы впереди его и пренебрегает опасностью умереть, лишь бы спасти друга и собственным телом принять предназначаемые другу удары. (7)...
Итак, знай, что скифы не признают ничего выше дружбы, что скиф ничем так не гордится, как участием в трудах и опасностях друга, а равно и нет у нас большего позора, как показаться изменником в дружбе. Поэтому-то мы и чтим Ореста и Пилада, оказавшихся лучшими в том, что у скифов считается благом и отличившихся дружбой, т. е. тем, что мы ставим выше всего; за это мы дали им название Кораков , что в переводе на ваш язык приблизительно значит “божества — покровители дружбы”.

8. Мн. Следовательно, Токсарис, скифы были не только искусными стрелками и превосходили других в военном деле,
но, кроме того, отличаются наибольшим умением говорить убедительно: по крайней мере, и мне до сих пор думавшему иначе, самому теперь кажется, что вы вполне справедливо воздаете Оресту и Пиладу божеские почести.
Не знал я также, друг мой, что ты прекрасный художник: ты очень живо изобразил нам находящиеся в храме Ореста картины, борьбу и раны, полученные одним ради другого. Я только никогда не думал, что у скифов так высоко ценится дружба, потому что на основании как остальных слухов о них, так и того, что они поедают своих умерших родителей , я предполагал, что они, как люди негостеприимные и дикие, постоянно пребывают во вражде, гневе и распрях, а дружбы у них не бывает даже между самыми близкими людьми.

9. Токс. Я не стану спорить теперь с тобой о том, превосходим ли мы эллинов справедливостью и почтением к родителям; но что скифские друзья гораздо вернее эллинских и что дружба имеет больше почета у нас, чем у вас,— это легко доказать... Насколько мы уступаем вам в рассуждениях о дружбе, настолько превосходим в требуемых ею обязанностях. (10) Поэтому, если тебе угодно, сделаем теперь таким образом: древних друзей, каких нам или вам можно было бы указать в старые времена, оставим в покое, так как в этом отношении вы, пожалуй, одержите верх, выставив много достойных доверия свидетелей в лице поэтов, ... а выберем наудачу по нескольку человек из наших современников, расскажем их деяния, я — скифские, а ты — эллинские, и кто из нас одержит в этом верх и укажет лучших друзей, тот и сам будет победителем и свою страну провозгласит победительницей по окончании прекраснейшего и почетнейшего состязания; я, кажется, гораздо охотнее согласился бы потерпеть поражение на поединке и дать на отсечение правую руку (что служит у скифов наказанием) , чем быть признанным относительно дружбы ниже другого, а тем более эллина, будучи сам скифом.

11—34. Собеседники решают, чтобы каждый рассказал по пяти подвигов дружбы. Первым рассказывает Мнесипп подвиги эллинов.

35. Токсарис... Итак я начну сейчас же, нисколько не заботясь подобно тебе об изяществе выражений: это не в обычае скифов, особенно когда дела говорят громче речей...

36. Я расскажу тебе о многих убийствах, войнах и случаях смерти за друзей, чтобы ты знал, как ничтожны ваши подвиги в сравнении со скифскими... У нас ведутся постоянные войны, мы или сами нападаем на других, или выдерживаем нападения, или вступаем в схватки из-за пастбищ и добычи; а тут-то именно и нужны хорошие друзья. Поэтому мы и заключаем самую крепкую дружбу, считая ее единственным непобедимым и несокрушимым оружием.

37. Сначала я хочу рассказать тебе, каким образом мы приобретаем себе друзей: не на пирушках, как вы, и не потому, что известное лицо является нашим ровесником или соседом; но, увидев какого-нибудь человека хорошего и способного на великие подвиги, мы все устремляемся к нему и то, что вы делаете при браках, мы делаем при приобретении друзей: усердно сватаемся за него и во всем действуем вместе, чтобы не ошибиться в дружбе или не показаться неспособным к ней.
И когда какой-нибудь избранник сделается уже другом, тогда заключается договор с великой клятвой о том, что они и жить будут вместе и в случае надобности умрут один за другого. И мы действительно так и поступаем; с того времени, как мы, надрезав пальцы, накаплем крови в чашу и, омочив в ней концы мечей, отведаем этой крови, взявшись вместе за чашу, ничто уже не может разлучить нас . В союзы дозволяется вступать, самое большее, трем лицам, потому что, кто имеет много друзей, тот кажется нам похожим на публичных блудниц, и мы думаем, что дружба такого человека, разделенная между многими, уже не может быть столь прочной.

38. Я начну с недавних подвигов Дандамиса. Именно Дандамис, когда друг его Амизок  в схватке с савроматами был уведен в плен... впрочем, сначала я поклянусь тебе нашей клятвой, так как я условился об этом вначале. Итак клянусь Ветром и Мечом , что не скажу тебе, Мнесипп, ничего ложного о скифских друзьях.

Мн. В твоей клятве я не очень нуждался; впрочем, ты хорошо сделал, что не поклялся ни одним из богов.

Токс. Что ты говоришь? Разве Ветер и Меч, по-твоему, не боги? стало быть ты не знаешь, что для людей нет ничего выше жизни и смерти? Поэтому, когда мы клянемся Ветром и Мечом, то клянемся именно потому, что Ветер есть виновник жизни , а Меч причиняет смерть.

Мн. Если таковы причины клятвы, то у вас наберется, пожалуй, немало и других таких богов, как Меч, например, стрела, копье, цикута, петля и т. п.; ведь этот бог — смерть — многообразен и представляет бесчисленное множество путей, ведущих к нему.

Токс. Видишь, к каким судейским уловкам при твоем искусстве спорить прибегаешь ты, перебивая и искажая мои слова; а ведь я хранил молчание во время твоей речи.

Мн. Я больше не сделаю этого, Токсарис: ты вполне основательно упрекнул меня; поэтому продолжай спокойно говорить, как будто бы меня и не было при твоих речах,— так я буду молчать.

39. Токс. Шел четвертый день дружбы Дандамиса и Амизока с тех пор, как они выпили крови один другого.
Вдруг напали на нашу землю савроматы в числе десяти тысяч всадников, а пеших, говорят, явилось втрое больше этого. А так как их нападение было непредвидено, то они всех обращают в бегство, многих храбрецов убивают, других уводят живыми, кроме тех, кому удалось спастись вплавь на другую сторону реки, где у нас была половина войска и часть телег; так стояли мы тогда, не знаю, вследствие какого плана наших вождей, на обоих берегах Танаиса (вновь ориентир родины Токсариса). И вот сейчас же стали они угонять добычу, хватать пленных, грабить палатки, захватывать телеги, большая часть которых попала в их руки вместе с людьми, стали на наших глазах позорить наших наложниц и жен, а мы горевали при виде этих бедствий.

И вот здесь элемент дипломатии внутри самой Скифии.

40. Когда повели Амизока, также попавшего в плен, то он, будучи крепко связан, стал громко звать по имени своего друга, напоминая ему о крови и чаше.
Услышав это, Дандамис немедленно на глазах всех переплывает к неприятелям; савроматы с поднятыми дротиками бросились, чтобы пронзить его; но он закричал: «зирин» (жирин ?!), а кто произнесет это слово, того они не убивают, но принимают как пришедшего для выкупа.
И вот, будучи приведен к их начальнику, он стал просить выдачи друга, а тот требовал выкупа и сказал, что не отпустит Амизока, если не получит за него большого выкупа.
Дандамис ответил ему: «все, что у меня было, разграблено вами; но если я, обобранный до нага, могу уплатить что-либо, то я готов вам подчиниться; приказывай, что хочешь; а если желаешь, возьми меня вместо него и делай со мной, что тебе угодно».
Савромат ответил ему: «нет нужды удерживать всего тебя, тем более, что ты пришел со словом «зирин»; поэтому уплати нам часть того, что у тебя есть, и уводи с собой друга».
Дандамис спросил, что же он хочет получить, а тот потребовал его глаза.
Дандамис тотчас же позволил выколоть их; когда они были выколоты, и савроматы таким образом получили уже выкуп, тогда он взял Амизока и пошел назад, опираясь на него; переплыв вместе реку, они беспрепятственно возвратились к нам.

Выколотые глаза как плата за свободу друга – геройский поступок. Но мало толку савроматам и выколотых глаз противника.

41. Это происшествие ободрило всех скифов, и они перестали считать себя побежденными, видя, что неприятели не отняли величайшего из наших благ, что у нас оставался еще благородный образ мыслей и верность друзьям.
В то же время оно сильно напугало савроматов при мысли о том, с какими людьми придется им сражаться в правильном бою, хотя они тогда и одолели при неожиданном нападении; поэтому с наступлением ночи они, покинув большую часть скота и предав огню телеги, быстро отступили.
Однако Амизок не захотел долее оставаться зрячим при слепоте Дандамиса и ослепил самого себя; они оба живут спокойно и со всякими почестями получают пропитание от скифской общины...

Если это так, то это важный бытовой сюжет скифской жизни. Забота общины об инвалидах.

43. Выслушай теперь и о другом не менее достойном лице, Белитте, родственнике этого Амизока. Когда он увидел, что лев стащил с коня его друга Баста (они вместе охотились), уже обхватил его, вцепился в горло и терзает когтями, то он, также соскочив с коня, напал сзади на зверя  и старался отвлечь его от друга, раздражая его против себя, оттаскивая, просовывая пальцы между его зубами и пытаясь, насколько это было возможно, спасти Баста от укусов; наконец, лев, оставив последнего уже полумертвым, бросился на Белитта, насел и умертвил его; но он, умирая успел, по крайней мере, так сильно ударить льва мечом в грудь, что они умерли все вместе. Мы похоронили их и насыпали два кургана один к другому, один над друзьями, а другой, напротив первого, над львом.

Сказание тоже более нравоучительное, чем реальное. Курган над львом. Хотя…

Для внутрискифской дипломатии очень важен и такой сюжет.

44. В-третьих, я расскажу тебе, Мнесипп, о дружбе Макента, Лонхата и Арсакома.
Этот Арсаком влюбился в Мазею, дочь боспорского царя Левканора , будучи отправлен к нему послом по поводу дани, которую постоянно платили нам боспорцы , а тогда просрочили почти на три месяца.
Увидев за обедом Мазею, высокую и красивую девушку, он полюбил ее и начал грустить. Поручение относительно дани было уже исполнено, царь дал ему ответ и уже устроил для него прощальный пир; а в Боспоре есть обычай, чтобы женихи за обедом сватались за девушек и объявляли, кто они такие и почему просят быть принятыми в брачное свойство.
Так и на этом обеде случилось много женихов, царей и царевичей: был Тиграпат, властитель лазов (Кавказское Причерноморье), Адирмах, правитель земли махлиев (при Геродоте махлии указывались в Ливии; затем символы отдаленного народа: П.З.), и многие другие. Каждый из женихов должен объявить, что он приехал свататься, и потом обедать, спокойно возлежа среди остальных; по окончании же обеда он должен потребовать чашу, сделать возлияние на стол и свататься за девушку, осыпая себя при этом похвалами, насколько каждый может похвастать или благородством происхождения, или богатством, или могуществом.

То есть были послы скифов к царям Боспора. Арсак именем напоминает Арсака – основателя династии Арсакидов в 3 веке до н.э. Поручение относительно дани было  исполнено, когда посол получал от царя ответ и для посла устраивался прощальный пир (затем подобное наблюдалось во время переговоров при дворе Аттилы, который свято чтил приазовские традиции скифов).

Только два царя Боспора имели имена, близкие Левканору  Левкон I (388(±1) - 348(±1)сын Сатира I и Левкон II (240 - 220) брат Спартока IV . Последний по времени близок Арсаку - основателю Аршакидов.
Годы правления Правитель Родственные связи
1 2 3
438/7 - 433/2 до н.э. Спарток I   
433/2- 393/2 Селевк I сын Спартока I
393/2 - 388/-1 Сатир I брат Селсвка I
388(±1) - 348(±1) Левкон I сын Сатира I
348(±1) - 343(±1) Спарток II сын Левкона I
343(±1) - 310(±1) Перисад I, обожествлен брат Спартока II
310(±1) - 310/9 Сатир II сын Перисада I
310/9-309/10 Притан сын Перисада I
309/10-304/3 Евмел сын Перисада I
304/3 - 284/3 Спарток III сын Евмела
284/3 - ок. 245 Перисад II сын Спартока III?
ок. 245 - 240 Спарток IV сын Перисада II
. 240 - 220 Левкон II брат Спартока IV
220 - 200 Гигиенонт?, архонт, 2-й муж Алкатеи жена Алкатея
ок. 200- 180 Спарток V сын Левкона II
ок. 180 - 150 Перисад III зять (?) Спартока IV
ок. 150 - 125 Перисад IV Филометор сын (?) Перисада III
ок. 125 - 109 Перисад V   
109- 107 Савмак   
109/7 - 63 Митридат VI Понтийский (на Боспоре - I)   
109 - 107 Диофант - наместник Митридата   
107 - 89 2-й наместник Неоптолем   
89 - 80 Восстание на Боспоре   
80-70 Махар, наместник сын Митридата VI
70- 66 Махар, василевс (убит)   
66/5 - 63 Митридат VI, лично (император)   
63 -47 Фарнак I сын Митридата VI
47 Митридат II Пергамский сын Митридата?
47- 17/22 Асандр I 1-й муж Динамии
17/22 - 14 Динамия I дочь Фарнака I
16- 15 Скрибоний (Митридатид?) 2-й муж Динамии
14-8 Полемон I Евсевоус 3-й муж Динамии
с 8 до н.э. Динамия I единолично, василисса   
7/8 н.э.? или с Аспургом?   
8/10- 37(±1) Аспург, Тиберий-Юлий Рескупорид I сын Асандра I
37 (±1) -39 Митридат и Котис сыновья Аспурга
39-41 Полемон II, не правил внук Полемона 1
39/40 - 44/5/9 Митридат III сын Аспурга
44/5/9 - 67/8 Котис I сын Аспурга
67/8-91/2 Т.-Ю. Рескупорид II сын Котиса I и Эвпики
93/4 - 123/4 Т.-Ю. Савромат I сын Рескупорида II
123/4 - 133(±1) Котис II сын Савромата I
133(±1) - 153/4 Т.-Ю. Реметалк I   
153/4- 170/1 Т.-Ю. Евпатор I   
170/1 - 173/4 Левканор и Эвбийот?   
173/4-210/1 Т.-Ю. Савромат II сын Реметалка 1
211 (±1) - 228/9 Т.-Ю. Рескупорид III сын Савромата II
227 (-1) -233/4 Котис III сын Рескупорида III
229/30 - 232 (±1) Савромат III   
233/4 - 234/9 Рескупорид IV   
234/5— 239(-1) Т.-Ю. Ининфимей   
239/40 - 276(±1) Т.-Ю. Рескупорид V   
253/4 - 254/5 Фарсанз   
275/6 Савромат IV   
275/6 - 278/9 Т.-Ю. Тейран (Тиран) жена Элия
278 - 285 Хедосбий   
286(-1) - 309(±1) Фофорс   
309(±1) ~319(±1) Радамсад   
318/9-336/7 Рескупорид VI   
кон. IV в. - до 402 Т.-Ю. Дуптун   
520/522 хан Грод, архонт   
http://crimeaveb.narod.ru/History/Gosudary.html


45. Итак, когда многие сделали по этому обычаю возлияние, попросили руки девицы и перечислили свои царства и богатства, тогда Арсаком после всех потребовал чашу, но не сделал возлияния,— потому что у нас не в обычае выливать вино, а напротив это считается кощунством,— выпил ее залпом и сказал:
“Царь, отдай мне в замужество свою дочь Мазею, потому что я далеко превосхожу этих и богатством и владениями”.
Левканор, зная, что Арсаком беден и происходит из простых скифов, удивился и спросил его:
“А сколько у тебя, Арсаком, стад или телег? Ведь в этом заключается ваше богатство”.
“У меня нет ни телег, ни стад, отвечал Арсаком, но есть два верных и добрых друга, каких нет ни у кого из скифов”.
Тут подняли его на смех за эти слова и с презрением решили, что он пьян.
Адирмах, получивший предпочтение перед прочими соискателями, на другое утро должен был отвезти свою невесту в страну меотов к махлиям .

46. Между тем Арсаком, возвратившись домой, рассказал своим друзьям, как он был опозорен царем и осмеян на пиру за то, что показался бедняком.
“А ведь я, сказал он, объяснил ему, каким великим богатством  обладаю, именно вами, Лонхат и Макент, и вашей дружбой, которая гораздо лучше и прочнее могущества боспорцев. Но когда я доказал ему это, он издевался и смеялся над нами, а невесту отдал увезти Адирмаху махлию, потому что у него, как говорили, есть десять золотых чаш, восемьдесят четырехместных колесниц, множество овец и быков. Таким образом, он предпочел хорошим людям стада животных, бесполезные кубки и тяжелые колесницы. Я вдвойне опечален, друзья мои,— и потому, что люблю Мазею, и потому, что обида, нанесенная среди стольких людей, глубоко поразила меня; я думаю, что и вы обижены одинаково со мной, потому что на долю каждого из вас приходится третья часть обиды, если только мы со времени нашего союза живем как один человек и делим как горести, так и радости”.
— “Этого мало, возразил Лонхат: каждый из нас оскорблен всецело, если тебе нанесена такая обида”.

47. “Итак, сказал Макент, как же нам поступить в настоящем случае?” “Разделим между собой дело мести, ответил Лонхат: я обещаю Арсакому принести голову Левканора, а ты должен возвратить ему невесту”.
— “Пусть будет так, сказал тот: А между тем ты, Арсаком, ввиду того, что после этого нам, вероятно, понадобится войско и придется воевать, останься здесь, собирай и заготовляй оружие, коней и военную силу в возможно большем количестве. Тебе очень легко будет набрать много войска, так как ты и сам муж доблестный, да и у нас не мало родственников, а в особенности, если ты сядешь на воловью шкуру”.
Так решили они, и Лонхат сейчас же, как был, отправился к Боспору, а Макент — к махлиям, оба верхом; Арсаком же, оставшись дома, стал подговаривать сверстников, вооружать войско, составляемое из родственников, а наконец, сел и на шкуру.

48. Обычай садиться на шкуру заключается у нас в следующем: если кто-нибудь, потерпев от другого обиду, захочет отмстить за нее, но увидит, что он сам по себе недостаточно силен для этого, то он приносит в жертву быка, разрезывает на куски его мясо и варит их, а сам, разостлав на земле шкуру, садится на нее, заложив руки назад, подобно тем, кто связан по локтям.
Это считается у нас самой сильной мольбой.
Родственники сидящего и вообще все желающие подходят, берут каждый по части лежащего тут бычьего мяса и, став правой ногой на шкуру, обещают, сообразно со своими средствами, один — доставить бесплатно пять всадников на своих харчах, другой — десять, третий — еще больше, иной — тяжеловооруженных или пеших, сколько может, а самый бедный — только самого себя.
Таким образом, иногда у шкуры собирается большая толпа, и такое войско держится очень крепко и для врагов непобедимо, как связанное клятвой, ибо вступление на шкуру равносильно клятве . Так поступил и Арсаком; у него собралось около пяти тысяч всадников, а тяжеловооруженных и пеших вместе двадцать тысяч.

49. Между тем Лонхат, никому не известный, прибыл в Боспор, явился к царю, занятому каким-то государственным делом, и объявил, что пришел от скифской общины, а кроме того имеет и личное важное дело. Получив от царя разрешение говорить, он сказал:
“Скифы просят о том, что всякому известно и ежедневно повторяется, именно, чтобы ваши пастухи не переходили на равнину, а пасли стада в пределах каменистой местности; относительно разбойников, которых вы обвиняете в том, что они делают набеги на вашу страну, скифы отвечают, что они не высылаются по общему решению, но каждый из них занимается грабежом на свой страх ради прибыли; если кто-нибудь из них попадется, то ты сам властен наказать его. Вот, что поручили мне скифы».

Если это типичные случаи, то диалог отражает периодически возникавшие дипломатические реалии в отношениях Скифия – Боспор.

50. А от себя я сообщу тебе, что против вас готовится сильное нападение со стороны Арсакома, сына Марианта, который недавно был у тебя в качестве посла и теперь, как кажется, негодует на тебя за то, что не получил от тебя руки дочери, которой просил вот уже седьмой день, как он сидит на шкуре и у него собралось не мало войска”.
“Я и сам слышал, ответил Левканор, что собирается войско при помощи шкуры, но не знал, что оно составляется против нас и что ведет его Арсаком”.
— “Да, продолжал Лонхат, оно готовится против тебя, но Арсаком мне враг и досадует на меня за то, что наши старейшины предпочитают меня ему и что я во всех отношениях кажусь лучше его. Итак, если ты обещаешь мне другую свою дочь, Баркетиду,— ведь я ничем не окажусь недостойным вас,— то я вскоре принесу тебе его голову”.
— “Обещаю”, сказал царь, чрезвычайно испугавшийся, потому что узнал причину арсакомова гнева, да и вообще всегда побаивался скифов.
“Поклянись же, сказал тогда Лонхат, что ты исполнишь условие и не откажешься от него?
Когда тот после этого поднял руку к небу и хотел дать клятву, Лонхат возразил:
“Не здесь, чтобы кто-нибудь из зрителей не догадался, в чем мы даем клятву; войдем в этот храм Ареса , запрем двери и произнесем клятву так, чтобы никто не услышал нас; ведь если Арсаком узнает что-нибудь об этом, то он, чего доброго, убьет меня раньше войны, уже имея вокруг себя не малый отряд”.
— “Войдем, сказал царь,— а вы станьте как можно дальше и пусть никто не входит в храм, кого я не позову”.
Когда они вошли туда, а телохранители отошли в сторону, тогда Лонхат, обнажив меч, а другой рукой зажав рот царю, чтобы он не мог крикнуть, ударил его в грудь, а затем, отрубив его голову и держа ее под плащом, пошел из храма, как бы продолжая разговор с царем и крича ему, что скоро возвратится, как будто бы тот за чем-то послал. его.
Придя таким образом к тому месту, где оставил на привязи коня, он вскочил на него и ускакал в Скифию. Погони за ним не было, потому что боспорцы долгое время не знали о случившемся, а когда узнали, то подняли спор из-за престола.

Здесь допускаются случаи храмовых переговоров один на один. Вероятно, они не были частыми, но случаи бывали.

51. Таким образом Лонхат исполнил данное Арсакому обещание, принеся ему голову Левканора.
А Макент, услышав на пути о случившемся в Боспоре, прибыл к махлиям (по контексту здесь - соседи аланов: П.З.)и, первый сообщив им известие об убиении царя, сказал:
“Адирмах, государство призывает тебя, как царского зятя, занять престол;
итак, ты отправляйся вперед и возьми в руки власть, явившись среди их неурядиц,
а девица пусть следует за тобой на колеснице; таким образом, ты легче привлечешь на свою сторону большинство боспорцев, когда они увидят дочь Левканора.
Я родом алан и прихожусь ей родственником с материнской стороны, потому что Левканор взял замуж Мастиру из нашего рода.
И вот теперь я прибыл к тебе от братьев Мастиры, живущих в Алании, с советом как можно скорее отправиться в Боспор и не допустить, чтобы власть перешла к незаконнорожденному брату Левканора Эвбиоту,
который к скифам постоянно питает сочувствие, а к аланам — вражду”.
Так говорил Макент, по одежде и по языку похожий на алана, потому что и то и другое у аланов одинаково со скифами, только аланы не носят таких длинных волос, как скифы . Но Макент и в этом уподобился им, подстригши волосы настолько, насколько они у алана должны быть короче, чем у скифа; поэтому то и поверили, что он родственник Мастиры и Мазеи.

Здесь отражен один из вариантов дипломатических отношений между народами в округе Боспорского царства. Аланы заявляли о себе примерно с 1 века до н.э., хотя вероятны и более древние корни этого этноса.

52. “И теперь, Адирмах, продолжал он, я готов или ехать вместе с тобой на Боспор, если тебе угодно, или остаться здесь, если это нужно, и сопровождать молодую девушку”
.— “Я именно это и предпочел бы, ответил Адирмах, чтобы ты, как родственник, вез Мазею; ведь если ты вместе с нами отправишься на Боспор, то нас будет только одним всадником больше, а если бы ты повез мою жену, то заменил бы мне многих”.
Так они и сделали: Адирмах уехал, поручив Макенту везти девственную еще Мазею; Макент днем вез ее на колеснице, но с наступлением ночи посадил на коня (он устроил так, что за ними следовал еще один всадник), вскочил на него и сам и продолжал путь уже не вдоль Меотиды (Азовского моря), но повернул внутрь страны, оставив Митрейские горы  (гора Митридат Пантикапея-Керчи ?) вправо, дал в это время девице отдохнуть и на третий день прискакал из страны махлиев в Скифию, Конь его по окончании скачки постоял немного и издох.

События явно развиваются севернее Кавказа.

53. Вручив Мазею Арсакому, Макент сказал: “Прими и от меня обещанное!”
Когда же тот, пораженный этим неожиданным зрелищем, стал изливать свою благодарность, Макент ответил:
“Перестань отделять меня от себя: благодарить меня за то, что я сделал, было бы все равно, как если бы моя левая рука стала благодарить правую за то, что она лечила ее раненую и нежно заботилась о ней во время ее страданий. Поэтому смешно было бы и с нашей стороны, если бы мы, издавна соединившись и слившись, насколько возможно было, в одно существо, стали бы еще считать великим делом, что часть нашего существа оказала какую-нибудь услугу всему телу; ведь она, как часть целого, получившего услугу, действовала ради самой себя”.
Так ответил Макент Арсакому на выражение его благодарности.

54. Адирмах, услышав об обмане, не явился уже на Боспор, потому что там уже царствовал Эвбиот, призванный от савроматов, у которых он жил,— а возвратился в свою страну, собрал большое войско и через горы вторгнулся в Скифию (по контексту - Правобережье Дона: П.З.).
http://www.iriston.com/nogbon/news.php?newsid=341

Немного спустя напал и Эвбиот, ведя с собой поголовное ополчение эллинов и приглашенных на помощь аланов и савроматов в количестве двадцати тысяч.
Когда Эвбиот и Адирмах соединили свои войска, то всего оказалось девяносто тысяч, в том числе одна треть конных стрелков.
А мы (я тоже участвовал в этом походе, обещав тогда на шкуре сотню своекоштных всадников), собравшись в числе немногим меньше тридцати тысяч вместе со всадниками, под предводительством Арсакома выжидали нападения.
Заметив их приближение, мы двинулись им навстречу, выслав вперед конницу.
После долгого и упорного сражения наши стали подаваться, фаланга начала расстраиваться и, наконец, все скифское войско было разрезано на две части, из которых одна обратила тыл, но так, что поражение не было явным и ее бегство казалось отступлением; да и аланы не осмелились далеко преследовать; другую часть, меньшую, аланы и махлии окружили и стали избивать, бросая отовсюду тучи стрел и дротиков, так что наш окруженный отряд оказался в очень бедственном положении и многие стали уже бросать оружие.

55. В этом отряде оказались и Лонхат и Макент; они сражались в первых рядах и оба были уже ранены: Лонхат — копьем в бок, а Макент — секирой в голову и дротиком в плечо.
Заметив это, Арсаком, находившийся в другом нашем отряде, счел постыдным уйти, покинув друзей; он пришпорил коня, вскрикнул и понесся с поднятым мечом сквозь неприятелей, так что махлии даже не выдержали стремительного порыва, но расступались и дали ему дорогу.
Добравшись до друзей и призвав всех остальных, он бросился на Адирмаха и, ударив мечом около шеи, разрубил его до пояса.
Когда он пал, разбежалось все махлийское войско, немного спустя — аланское (здесь союзники махлиев:П.З.) , а за ними побежали и эллины (римлян еще не было: П.З.), так что мы вновь одержали победу и прошли бы большое пространство, избивая их, если бы ночь не прекратила дела.
На следующий день пришли от неприятелей послы с мольбой о заключении с нами дружбы, причем боспорцы обещали платить двойную дань, махлии — дать заложников, а аланы взялись за это нападение подчинить нам синдианов, издавна враждовавших с нами.
Мы согласились на эти условия, потому что прежде всех так решили Арсаком и Лонхат, и таким образом был заключен мир, причем они распоряжались всем делом.

Вот, Мнесипп, на какие подвиги решаются скифы ради своих друзей!

§§ 56—60, содержат рассказ Токсариса о благородном поступке его друга Сисинна в Амастрии. Затем Токсарис продолжает.

61. Я расскажу тебе еще пятый подвиг, совершенный Абавхом, и этим кончу. Этот Абавх однажды пришел в город борисфенитов (низовья Днепра: П.З.) с женой, которую очень любил, и двумя детьми, из которых один был мальчик, еще грудной, другая — семилетняя девочка. Вместе с ними путешествовал друг его Гиндан, страдавший от раны, полученной во время пути от напавших на них разбойников: во время борьбы с ними он был поражен в бедро, так что не мог даже стоять от боли.
Ночью во время их сна — а им случилось остановиться в верхнем этаже — вспыхнул сильный пожар; все выходы были отрезаны, и пламя охватило дом со всех сторон. Проснувшийся в это время Абавх оставил своих плачущих детей, оттолкнул уцепившуюся за него жену, приказав ей спасаться самой, и, схватив друга, спустился вниз и успел прорваться в таком месте, где еще не все было уничтожено огнем; жена его с ребенком на руках бросилась за ним, приказав девочке идти за собой, но, наполовину обгорев, выронила из рук ребенка и едва перескочила через пламя, а вместе с ней и девочка, также насилу спасшаяся от смерти.
Когда впоследствии кто-то упрекнул Абавха за то, что он бросил жену и детей, а вынес Гиндана, он ответил: “детей мне легко снова приобрести, да и неизвестно еще, будут ли они хороши, а другого такого друга, как Гиндан, который много раз доказывал мне свою любовь, я не нашел бы в течение долгого времени”.

В § 62 Мнесипп, выслушав рассказ Токсариса, предлагает ему свою дружбу.

63. Токс. Хорошо. Так и сделаем.

Мн. Но, Токсарис, нам не надо ни крови, ни меча для закрепления нашей дружбы: настоящее слово и одинаковость стремлений гораздо надежнее той чаши, которую вы пьете, ибо подобные связи, по моему мнению, основываются не на принуждении, а на доброй воле.

Токс. Я одобряю это. Итак, будем друзьями и кунаками, ты для меня здесь в Элладе, а я для тебя, если ты когда-нибудь приедешь в Скифию.

Мн. Будь уверен, что я не задумаюсь заехать еще дальше, если буду надеяться встретить таких друзей, каким ты, Токсарис, показался нам из твоих слов.
http://ossnet.info/latyshev/scythica5.html
http://ossnet.info/latyshev/scythica5.html

Если сюжеты, связанные с округой Меотиды (Приазовья) и Танаиса (Дона) прописаны достаточно подробно, то эпизоды вдали от Меотиды (в том числе и Приазовского Тавра-Крыма) – бегло и более нравоучительно.

Токсарис здесь выступает как знаток и дипломатической истории Скифии. Хотя по времени реального существования около 600 г. до н.э. никаких боспорских царей он явно не знал. Но знал реалии округи Боспора Лукиан Самосатский. И в образной форме познакомил с этими дипломатическими сюжетами – внутренней жизни Великой Скифии - позднеантичных читателей.

А в итоге – и нас с вами.

© Copyright: Петр Золин, 2009
Свидетельство о публикации №2907300248
http://www.proza.ru/2009/07/30/248

 
Дипломатия скифа Анахарсиса

http://ru.wikipedia.org/wiki/Анахарсис

Мне довелось говорить об этом выдающемся скифском мыслителе неоднократно, поэтому заранее извиняюсь за неизбежные повторы.

Анахарсис (жил в 7 – 6 вв. до н.э.; возможно: 613 – 539 гг.) – выходец и царского рода скифов, одна из ярчайших личностей Великой Скифии, которую вполне законно включают в свою античную историю народы Украины (мыслитель родился и погиб у Борисфена-Днепра) и России (особенно индоиранцы – осетины; тюркские этносы и т.д.), Белоруссии (Березина отчасти сохраняет античное название Днепра) и Казахстана… Его дипломатические достижения во славу Скифии многообразны. Его остроумные высказывания со временем использовали и другие дипломаты, различные мыслители античности и средневековья.

Если ученый родился в 603 – (613 – 623) гг. до Рождества Христова, то ему явно исполнилось 2610 (– 2630) лет, а в 2013 году будет на десятилетие больше. Такие юбилеи античным героям отмечать не принято, но выдающийся скифский мыслитель вполне заслуживает, чтобы его Год Рождения (в любом случае – будет обозначен примерно, символично — с вариациями в десяток лет) потомками-земляками праздновался хотя бы раз в десятилетие. Возможно, потомки умнее будут. И больше не станут игнорировать связи по линии Великая Скифия – Великая Русь – Россия от Дуная до Сибири (понятно, вместе с соседями). А то – и далее…

Выше приведено изображение Анахарсиса, сделанное в Германии лишь в 1801 году. Понятно, что это – плод воображения художника. Реальные скифы чаще выглядели все же несколько иначе (например, на сайте Академии Тринитаризма). И все же некоторые античные изображения скифов напоминают данный портрет. Возможно, германские художники знали о какой-то восточноевропейской традиции изображений скифского мыслителя. Профиль с тонким чувственным носом…

( Анахарсис (German Artist (19th century). Anacharsis: Illustration from Galerie der alten Griechen und Rцmer (1801, Augsburg). Академия Тринитаризма: Геноэтногенез Евразии; Скифы времен Македонского; Александр Мегас и Скифия Великая

1971 г. при раскопках кургана Толстая Могила близ г. Орджоникидзе Днепропетровской области украинский археолог Б.Н.Мозолевский нашел среди многих других предметов эллино-скифской торевтики совершенно уникальное по красоте и художественному совершенству нагрудное украшение (пектораль), которое сразу и намного лет вперед привлекло к себе пристальное внимание скифологов всего мира. Помимо России и Украины, статьи и книги с художественным и содержательным анализом изображений на пекторали публикуются в США, Франции, Германии и в других странах. Предложено несколько вариантов объяснения сцен, представленных на пекторали. Частично они пересекаются между собой. В целом все согласны, что пектораль построена по трехчастному принципу и состоит из трех регистров: верхнего, среднего и нижнего. Здесь фрагментами ярко отражена и экономическая жизнь Великой Скифии, чему образные характеристики давал Анахарсис.

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111094.htm


В центре два сидящих на пятках скифа что-то деляют с «золотым руном» — с овечьей шкурой. За ними по дуге расходятся сцены, которые можно на первый взгляд назвать бытовыми. До сих пор не были известны реальные изображения скифских женщин. Они показаны за дойкой животных. Одна из них (слева) держит в руке типично греческий сосуд — амфору. Д.А.Мачинский указал в центральной паре скифских шаманов-энареев, утративших чисто мужские достоинства (буквально — не мужчин). Д.С.Раевский считает эту пару персонажами не дошедшего до нас мифа, а всю сцену символом благополучия, которое напрямую зависело от плодородия и умножения скота.

Все фигуры календаря пекторали по своим контурам похожи на 16 особых земель, которые в свое время входили в состав Великой Скифии (У1 век до нашей эры). Это так называемые легендарные «благие земли», лежавшие от Алтая до Греции. В центре главная земля — Скифия (ныне это территория Поднепровья — Подонья). На пекторале она изображена в виде бараньей шкуры-егиды, которую держат два скифских царя — братья Пал и Нап, потомки легендарного Скифа. Видимо, это символ двоевластия. Как приглядывайся или не приглядывайся, отдать скифов времен Македонского какому-то одному антропологическому типу не получается.

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111094.htm
Это как бы Пал. А это для некоторых ученых – Нап.

Сравнив античные изображения с «фантазией» германского художника 1801 г., можно отметить, что художник – к примеру – постриг Анахарсиса как бы «под горшок», по русской средневековой традиции.

В 1970 г. известный московский скифолог проф. Д.С.Раевский, автор ряда книг по скифской мифологии, предложил совершенно новое прочтение сюжета на знаменитом сосуде из Куль-Обы (округа Керчи). Он внимательно исследовал разные варианты скифской генеалогической легенды, фрагментами сохранившейся в греческих и латинских текстах. Из этих вариантов сложился следующий стержневой сюжет легенды о происхождении скифов. В мифологии каждого народа есть свой первопредок, как правило, царь. У скифов таким первопредком был царь Таргитай, рожденный от брака Неба и Земли (обычная для всех индоевропейских народов мифологема). У него было три сына (тоже весьма популярная ситуация, перешедшая в волшебные сказки): Колаксай, Липоксай и Арпоксай.
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111094.htm


Опуская многие детали и варианты, о которых можно прочесть в книгах и статьях Д.С.Раевского, обратимся к главному. Почувствовав приближение старости и задумавшись о наследнике, Таргитай поставил перед сыновьями условие: на царство взойдет тот, кто сможет натянуть его лук и подпоясаться царским панцирным поясом. Старший сын стал натягивать лук, но лук вырвался из рук и ударил его по челюсти; среднему сыну непокорный лук повредил голень и только младший сын справился с задачей и стал царем.
Таргитай объявляет о своем условии
Колаксай натягивает лук
 
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111094.htm

Результат попытки Колаксая
ушибленная челюсть
Результат попытки Липоксая
ушибленная нога

Приглядываясь к изображениям, нетрудно обнаружить здесь преобладание европеоидов. Скифы – по многим античным свидетельством — белокожи, краснолицы от степных ветров, голубоглазы, с мягкими, светлыми (русыми, иногда как агафирсы рыжими) волосами. Пили во времена Героодота неразбавленное вино и кумыс, хотя и иных свидетельств о многообразии скифов масса.

Если четче прорисовать их профили, то европеоидность будет еще более очевидной.
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111094.htm


В античное время были популярны и нашивные пластины с изображением скифа (IV век до н.э.; встречены в ряде мест) Если вспомнить изображение на монете царя Атея, то некоторое сходство ликов просматривается. В итоге германское изображение Анахарсиса в 1801 г. за некоторый визуальный символ античного скифского философа принять можно.

Связь Анахарсиса и народов Руси (как наследницы Великой Скифии) признавалась образованными византийскими авторами. Например, Львом Диаконом в 10 веке в его девятой книги «Истории»:

«Говорят, что скифы (тавроскифа Святослава:П.З.) почитают таинства эллинов, приносят по языческому [28] обряду жертвы и совершают возлияния по умершим, научившись этому то ли у своих философов Анахарсиса [29] и Замолксиса [30], то ли у соратников Ахилла. Ведь Арриан пишет в своем «Описании морского берега» [31], что сын Пелея Ахилл был скифом и происходил из городка под названием Мирмикион [32], лежащего у Меотидского озера. Изгнанный скифами за свой дикий, жестокий и наглый нрав, он впоследствии поселился в Фессалии [33]. Явными доказательствами [скифского происхождения Ахилла] служат покрой его накидки, скрепленной застежкой [34], привычка сражаться пешим [35], белокурые волосы, светло-синие глаза, сумасбродная раздражительность и жестокость [36], над которыми издевался Агамемнон, порицая его следующими словами: Распря единая, брань и убийство тебе лишь приятны [37]. Тавроскифы и теперь еще имеют обыкновение разрешать споры убийством и кровопролитием [38]. О том, что этот народ безрассуден, храбр, воинствен и могуч, [что] он совершает нападения на все соседние племена, утверждают многие; говорит об этом и божественный Иезекииль такими словами: «Вот я навожу на тебя Гога и Магога, князя Рос» [39]. Но довольно о жертвоприношениях тавров. 7. На другой день [40] на рассвете Сфендослав созвал совет знати, который на их языке носит название «комент» [41]».

( ; полезно изучить комментарии к тексту М.Я.Сюзюмова и С.А.Иванова).

Почитание Анахарсиса и других героев отечественной античной истории средневековой Русью – тема тщательных и благодатных исследований. Например, школ Ярослава Николаевича Щапова или Геннадия Григорьевича Литаврина.

Светлана Анатольевна Еремеева (http://vvvasilyev.narod.ru/hist-isk/Simon.htm ) обратила внимание, что после Симона Ушакова Оружейную палату возглавил мастер Фёдор Зубов Евтихеев, родившийся в 1610/1615 гг. в Соликамске, а в 1652-1662 записанный устюжским иконописцем (в Великий Устюг он прибыл в 1635 г.). Когда мастера разыскивают и доставляют в Москву (устюжские иконописцы вообще не знали равных), ему назначается жалование — как царскому изографу — 12 рублей в год (затем жалование перевалило и за сотню).

В 1689 году происходит спор между архимандритом московского Новоспасского монастыря Игнатием и архимандритом Суздальского Спасо-Ефимьева монастыря Тихоном. Они спорят о том, у кого же в данный момент должна работать знаменитая артель костромских мастеров-монументалистов во главе в Гурием Никитиным… И тогда часть костромской артели возглавляет Фёдор Зубов — может, по царскому приказу, может, по доброте душевной (он хорошо относился к Гурию Никитину), а может потому, что очень хотел сделать эту работу.

В результате возникает одна из самых странных росписей церковных папертей — по сторонам лестницы, ведущей ко входу, христиан встречают эллинские мудрецы Платон, Аристотель, Плутарх, Солон, Птолемей, Анахарсис, Иродион, Орфей и Омир (Гомер). Правда, античные философы и поэты выступают здесь как превозвестники учения о Христе. Одежда их иногда русская, иногда — фантастическая, лица выполнены в живописной манере. Фёдор Зубов оказывается энциклопедически образованным художником. Здесь же, на стенах паперти, он создаёт ряд картин на темы русской истории, развивая идею преемственности московской власти от византийских императоров.

Так что германскому Анахарсису 1801 г. предшествует русский Анахарсис примерно к 1690 г. И это изображение в Спасо-Преображенском соборе Новоспасского монастыря в Москве тоже необходимо учитывать (стоит его привести в Интернете).

Образованные россияне об Анахарсисе, конечно, всегда знали. Н.М.Карамзин (История государства Российского. Том 1
http://lib.ru/LITRA/KARAMZIN/karamz01.txt

) в первой главе «О НАРОДАХ, ИЗДРЕВЛЕ ОБИТАВШИХ В РОССИИ. О СЛАВЯНАХ ВООБЩЕ» указал на необходимость в началах отечественной истории указывать:

Древние сведения греков о России. Путешествие Аргонавтов. Тавры и киммериане. Гипербореи. Поселенцы греческие. Ольвия, Пантикапея, Фанагория, Танаис, Херсон. Скифы и другие народы. Темный слух о землях полунощных. Описание Скифии. Реки, известные грекам. Нравы Скифов: их падение. Митридат, геты, сарматы, алане, готфы, венеды, гунны, анты, угры и болгары. Славяне: их подвиги. Авары, турки, огоры. Расселение славян. Падение аваров. Болгария. Дальнейшая судьба народов славянских.

И констатировал: «Несмотря на долговременное сообщение с образованными греками, скифы еще гордились дикими нравами своих предков, и славный единоземец их, Философ Анахарсис, ученик Солонов, напрасно хотев дать им законы афинские, был жертвою сего несчастного опыта».

Анахарсиса чтила и Западная Европа. Даже некоторые революционеры его имя использовали как привлекательный псевдоним с глубоким смыслом.

В частности, Клоотс (Cloots) Анахарсис (настоящее имя Жан Батист) (24.6.1755, замок Гнаденталь, близ Клеве,-24.3.1794, Париж). Это деятель периода Великой французской революции; философ-просветитель, публицист. Вместе с тем и прусский барон, а среди пруссов была популярна версия об их происхождении из восточных борусков от округи гор Рип. Анахарсис Прусский в 1776 приехал в Париж, сблизился с энциклопедистами; развивал идеи многобожия ( пантеизма). С 1789 года стал членом Якобинского клуба. Затем в период революции принял французское гражданство, избран в Конвент (1792). Главным для этого Анахарсиса было создание «всемирной республики», что отчасти реализуется современным масонством. Для осуществления этой идеи он требовал (с декабря 1791) объявления войны европейским державам, а позже, когда война началась,- продолжения её до создания «всемирного союза республик». Здесь уже просматривались идеи Керенского и Троцколго. Опасная для революции во Франции авантюристическая космополитическая программа Анахарсиса побудила М. Робеспьера и других. якобинцев выступить против него. Клоотс в 1793 ратовал за насильственную дехристианизацию. В декабре 1793 исключен из Якобинского клуба, а затем устранён из Конвента. Преданный суду революционного трибунала, был казнён вместе с эбертистами – крайне левым течением среди якобинцев.

Все популярнее Анахарсис в современной России. Его имя носит издательский центр в Москве, это имя принимают сайты Интернета и активные участники этих сайтов. Вот только школьникам и студентам в учебниках отечественной истории об этом имени упорно не напоминают. Программы и стандарты не требуют… Кто задает такие антироссийские – по сути – программы и стандарты ?!

Из наиболее полных сводов сведений об Анахарсисе можно отметить работы: И. В. Куклиной Анахарсис//ВДИ. 1971. № 3.; Kindstrand J.F. Anacharsis: The legend and the apophthegmata. Stockholm, 1981. Русский Интернет почти забит цитированием небольшого реферата студента Северо-Кавказского Государственного Технологического Университета Василия Барашева (Научный руководитель Щупец Е.С) на тему «Анахарсис – один из семи мудрецов античного мира» (Владикавказ 2001) со ссылками на работы М.В. Агбунова «Путешествие в загадочную Скифию» (М. Наука, 1989);. Б.М. Граков «Скифы» (М. Изд-во МГУ, 1971); А.П. Смирнова «Скифы» (М., Наука, 1966).

Анахарсис представлял дипломатическую активность значительной части населения планеты той поры.

С. П. Капица в своей известной «Общей теории роста человечества» обозначил тенденцию роста населения планеты так( http://www.demoscope.ru/weekly/013/biblio03.php
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111094.htm

Рост населения мира от возникновения человека до предвидимого будущего

Население Скифии от Дуная до Сибири во 2 – 1 тыс. до н.э. достигало 8 – 10% общепланетного, что примерно соответствовало и доле Скифии в тогдашнем мировом хозяйстве. Отчасти на этом базировались политические и ратные успехи скифов (Академия Тринитаризма. Великая Скифия от Тевтара до Арианта).

Анахарсис больше известен как философ и этнограф, отчасти врач (как и другие образованные скифы его времени). Вместе с тем его вполне можно отнести и к творцам отечественной (скифской) экономической мысли времен Древней Греции. Да и конечно же – к творцам скифской дипломатии, активной, остроумной, знающей немало языков.

Великая Скифия в 7 – 6 веках до нашей эры, когда жил Анахарсис, реально была самой могущественной державой античного мира. В ответ на провокации южных стран и блокировку торговых путей северян в сторону Египта и Индии около 612 г. до н.э. на юг от Кавказа бросил свои войска приазовский царь Мадия. Более четверти века скифы контролировали территории от Черного моря и Каспия почти до Египта и Индии. И это военное могущество проистекало из реального экономического могущества Великой Скифии, население которой около 650 г. до н.э. при царе Арианте оценивается в 6 – 13 млн. человек.

Скифия имела огромные лесостепные города типа Гелона (отмечен Геродотом), но старалась не привлекать к ним внимание. Скифские стрелы с тупыми концами принимались внутри страны и в ряде соседних стран в качестве монет, а уже с 6 века в городах Северного Причерноморья чеканили и привычные ныне круглые монеты. Скифские басилевсы (цари), из рода которых происходил Анахарсис, были достаточно богаты, о чем свидетельствуют драгоценности из скифских курганов.

Посольство Анахарсиса в Грецию и соседние страны одни авторы рассматривают как этнографическую экспедицию, а другие – как масштабную разведку. Влиятельный и умный царский скиф должен был формировать и поддерживать привлекательный имидж Великой Скифии, налаживать связи с ее потенциальными союзниками на политической арене античного мира. И эта политика имела вполне экономический смысл. Корабли со скифскими товарами (зерном, кожами, соленой рыбой, оружием и т.д.) часто прибывали в Афины, Милет и другие известные города. А суда с заморскими винами, драгоценностями и т.п. спешили к портам Приазовья и Северного Причерноморья.

Рис. Импорт вина в Скифию около 25 веков назад. Белые амфоры отмечают города – центры импорта. Черные амфоры – наиболее активные регионы античного винопотребления импорта.
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111042.htm

Как и все «первофилософы», тем более – дипломаты, Анахарсис не оставил больших трудов. Но вольно или невольно своими высказываниями выражал и яркие дипломатические и экономические мысли. Образно говоря, стал и своеобразным предтечей модного ныне маржинализма (теории и практики предельной полезности).

Он утверждал, что виноградная лоза приносит три кисти: первую– удовольствия, вторую – опьянения, третью – отвращения. И с таким афористичным выражением маржинализма ныне, вероятно, согласятся многие экономисты, да и дипломаты.

Эту же мысль повторял им и в другой форме. К примеру, в высказываниях о вине: «Первые три чаши на пиру — это чаша наслаждения, чаша опьянения и чаша омерзения».

Прадедом Анахарсиса в середине VII в. был царь Спаргапиф, возможно, родич царя Арианта, властвовавшего тогда над всей Скифией. Дед Лик имел имя, созвучное реке Лик (допускают, совр. Маныч). Позже могло перейти в Лих (лихой, лихач), в женские варианты, типа Лика, но в связи с «ликами святых» мужской вариант явно табуизирован. У Лиха есть шанс быть и эпическим Лехом эпоса славян, где иногда действуют Чех, Лех и Мех... Отцом философа был Гнур (созвучие типа «гнуть»; украинское Гнур до сих пор – Хряк, Боров), а братом Савлий (от него иногда ведут имя Павел) — это имя есть и в новгородских берестяных грамотах. Сын Савлия Антир (Иданфирс) отличился в войне с Дарием I около 512 г. до н.э., когда Антир уже правил всей Скифией. Эти факты были хорошо известны «отцу истории» Геродоту. И они позволяют относить смерть скифского философа к 550—535 гг. до н.э.

Версий трактовки сколотского имени Анахарсис много, условно греки так могли заместить по созвучию праславянское «знахарь» (имя типа «пахарь»; пахари-оратаи у Днепра уже были известны). Ана-Харс – чаще переводят, – как «небесный глас». Геродот иногда скатывался к унижению скифов, но имя скифского мыслителя в античном мире уже во времена «отца истории» являлось достаточно популярным:

«...Мы не встречаем (у скифов: П.З.) ни одного знаменитого человека, кроме скифа Анахарсиса. Среди всех известных нам народов только скифы обладают одним, но зато самым важным для человеческой жизни искусством. Оно состоит в том, что ни одному врагу, напавшему на их страну, они не дают спастись...» К сожалению, известное Геродоту не стало аксиомой для деятелей типа Наполеона или Гитлера, нынешних «властителей мира».

Геродот не касался философских позиций Анахарсиса, вероятно, тоже считая их общеизвестными. По рассказам пелопоннесцев, скифский царь отправил юношу в Элладу «в ученье к эллинам». По возвращении на родину Анахарсис сказал царю, что все эллины, кроме лакедемонян (жителей Спарты), стараются все узнать и стать мудрыми. Однако, только с лакедемонянами можно вести разумную беседу. Геродот рассказ привел, но считал его вздорной выдумкой самих эллинов. За правду же принимался такой сюжет:

«Скифы, как и другие народы, также упорно избегают чужеземных обычаев, притом они сторонятся не только обычаев прочих народов, но особенно эллинских. Это ясно показала судьба Анахарсиса и потом Скила (скифы убили этого своего царя за чрезмерное увлечение Вакхом и разгульным образом жизни с обильными излишествами – собственным дворцом в чужом городе, садом со скульптурами у дворца и т.д.: П.З.). Анахарсис повидал много стран и выказал там свою великую мудрость. На обратном пути в скифские пределы ему пришлось, плывя через Геллеспонт, пристать к Кизику. Кизикенцы в это время как раз торжественно справляли праздник Матери Богов (Кит белы или Реи, античной Богородицы: П.З.)».

Экономика ритуалов – важная часть экономики любых стран и народов. Дипломатия ритуалов – важная часть международной дипломатии.

«Анахарсис дал богине такой обет: если он возвратится домой здравым и невредимым, то принесет ей жертву по обряду, какой он видел у кизикенцев, и учредит в ее честь всенощное празднество. Вернувшись в Скифию, Аиахарсис тайно отправился в так называемую Гилею (эта местность лежит у Ахиллесова ристалища и вся покрыта густым лесом разной породы деревьев). Так вот, Анахарсис отправился туда и совершил полностью обряд празднества, как ему пришлось видеть в Кизике. При этом Анахарсис навесил на себя маленькие изображения богини и бил в тимпаны (медные тарелки вместо бубнов). Какой-то скиф подглядел за совершением этих обрядов и донес царю Савлию. Царь сам прибыл на место и, как только увидел, что Анахарсис справляет этот праздник, убил его стрелой из лука. И поныне еще скифы на вопрос об Анахарсисе отвечают, что не знают его, и это потому, что он побывал в Элладе и перенял чужеземные обычаи».

Имя Анахарсиса в самой Скифии в связи с этим, вероятно, периодически табуизировалось.

Мировозренческие позиции скифского мудреца, который иногда включался в число первых «семи философов», проявлены во многих античных произведениях. Еще до нашей эры ходили списки с его работ и писем: «К афинянам», «К Медоку», «К Аннону» (философам), «К царскому сыну», «Крезу» (царю Лидии, с кем имел связи и Фалес)...

По сравнению с Токсарисом Анахарсис, судя по сумме источников, больше проявлял лаконичность и афористичность. Геродот, вероятно, знал письма скифа, в частности, «К афинянам»:

«Вы смеетесь над моим языком за то, что он не отчетливо выговаривает греческие буквы. Анахарсис неправильно говорит среди афинян, а афиняне — среди скифов. Не языком отличаются люди от людей и приобретают славу, а мыслями, как и эллины, отличаются от эллинов. Спартиаты (лаке-демоняне: П.З.) не чисто говорят по-аттически, но деяниями своими славны и похвальны. Скифы не порицают речи, которая выясняет должное, и не хвалят той, которая не достигает цели—Речь не бывает дурна, когда мысли хороший прекрасные дела следуют за речами. Скифы считают речь дурной, когда бывают дурны помыслы...»

Конечно, и в дипломатии – важны не слова, а реальные мысли (помыслы) и дела. Это уже позиции современного институционализма.

Анахарсис оказывался одним из предтечей киников (циников) и близких им стоиков, но не доходил до цинизма. Довольствие данным природой и малым, отсутствие зависти — важнейшие черты его мировоззрения и образа жизни. В письме к Медоку, имевшему близкое праславянам имя, Анахарсис частью подтверждал мнение скифа Токсариса, что скифы объективно оценивают достижения инородцев и иноверцев, радуются и чужому благополучию:

«Зависть и страх суть великие доказательства низкой души: за завистью следует печаль от благополучия друзей и сограждан, а за страхом — надежды на пустые слова. Скифы одобряют таких людей, но радуются чужому благополучию и стремятся к тому, чего и им возможно достигнуть; а ненависть, зависть и всякие пагубные страсти они постоянно всеми силами изгоняют, как врагов».

Институциональные подходы ко всей жизни (с ее рисками и провоцированием зависти к чужим богатствам) здесь тоже очевидны.

Довольствие малым как экономический принцип хорошо выражает письмо Анахарсиса к Аннону (такое имя носил и отец Амилки (Гамилькара), карфагенского полководца VI—V вв. до н.э.): «Мне одеянием служит скифский плащ, обувью — кожа моих ног, ложем — вся земля, обедом и завтраком — молоко, сыр и жареное мясо, питьем — вода...» Богач — раб обилия вещей и своего образа жизни, что позже подчеркивали киники и стоики.

Умеренность в потреблении и «активизация энергосбережения» (плащ, «кожа ног», земля как ложе) – ныне явные заботы экономических теории и практики.

Ярко и образно выразил Анахарсис свое «непотребительское» мировоззрение «с позиции силы» в письме к царскому сыну: «У тебя флейты и кошельки, а у меня — стрелы и лук. Поэтому, естественно, что ты — раб, а я свободен, и у тебя много врагов, а у меня — ни одного. Если же ты хочешь, отбросив серебро, носить лук и колчан и жить со скифами, то и у тебя будет то же самое».

Простые одежда и пища, легкое оружие — и — результат, — отсутствие врагов и завистников. Анахарсис здесь недостаточно пояснял, что богатство становится страшным врагом бедности и существует лишь за счет многотысячелетнего ограбления множества бедняков. Не флейты и кошельки, а мечи и колесницы, военные корабли и армады всадников обеспечивают жизнь и интересы царских детей.

В письме Крезу он рассказал про случай у Дуная (Истра), очевидцем чего был сам. Дунай протекал «по скифской земле», на нем «купцы посадили свою барку на мель и, не успев ничем помочь горю, с плачем удалились». Разбойники быстро подъехали на пустой лодке, загрузили ее доверху. Барка всплыла, а лодка разбойников «скоро пошла ко дну вследствие похищения чужого имущества».

Мораль ясна: «Это всегда может случиться с богатым (включая грабителей: П.З.). Скифы же стали вне всего этого: мы все владеем всей землей; то, что она дает добровольно, мы берем, а что скрывает, оставляем; защищая стада от диких зверей, мы берем взаимен молоко и сыр; оружие имеем мы не против других, а для собственной защиты в случае надобности; но доселе это не понадобилось: ибо мы являемся для наступающих и борцами и призами за победу (взять, кроме людей, больше нечего: П.З.), но такой приз немногие любят...»

Так постулизировалась необходимость в громадной державе общей собственности на землю и природные ресурсы, на значительные капиталы (грузы). Это принципиально важная экономическая мысль, развиваемая и современным институционализмом – правда, ныне больше в пользу апологетики частной собственности. Хотя для просторов и особенностей России постулат Анахарсиса все еще актуален. Включая и потребность в оружии как гарантии защиты огромного природного богатства державы.

Письма Анахарсиса иногда считаются подложными, связанными с возрождением кинизма в Ш — I в. до н.э. Но суть этих писем подтверждена цитированием скифского философа в десятках других античных произведений, включая работы Платона и Аристотеля. Среди отличий Анахарсиса от будущих киников было то, что он не считал себя «космополитом» и находил возможность подчеркивать достижения своей родины Скифии и ее народов.

Сам Анахарсис признавался изобретателем плуга, «рогатого» якоря и гончарного круга (есть и другие версии). Здесь уже скиф оказывает не просто мыслителем-экономистом (теоретиком), но и активным практиком — инноватором, изобретателем важных для экономики орудий труда.

Порицаемый одним греком за свое скифское происхождение, Анахарсис огрызнулся: «Мне позор — отечество, а ты — своему отечеству» (отчасти это можно отнести и к уровню развития экономики). Соглашался с другим скифским мыслителем Токсарисом, считая, что лучше иметь одного друга, стоящего много, чем многих не стоящих ничего. Хорошим и дурным у людей считал одно — «Язык», его требовалось всегда сдерживать (в частности, и в экономике «Не спеши сказать «гоп!», пока не перепрыгнешь…»). Свободным и лаконичным говором сформировал представление о «скифском образе речи».

Скифское наполнение Афин допускало, что и род самого Солона (ок. 640—559 гг. до н.э.) мог иметь какие-то связи со Скифией. Именно когда Солон пришел в Афинах к власти в 594 г. до н.э., тогда, якобы, — по ряду версий — оказался там и молодой Анахарсис. И сразу двинулся к дому архонта, проявив особую дипломатичность:

«Придя к дому Солона, он приказал одному из слуг доложить Солону; что к нему пришел Анахарсис, желая посмотреть на него и, если можно, сделаться его гостем. Слуга, доложив, получил от Солона приказание передать Анахарсису, что отношений гостеприимства завязываются каждым на своей родине. Тогда Анахарсис, подхватив, сказал, что сам он (т.е. Солон) теперь на родине, и поэтому ему следует заключать связи гостеприимства; изумившись этой сообразительности, Солон принял его и сделал величайшим другом». Нормальные отношения, да и с экономическим подтекстом. Кстати, в Афинах стража рынка нередко состояла из скифов, которые встречались и среди торговцев.

Солон тоже попадал в рейтинг «семи мудрецов», где иногда находилось место и Анахарсису. Диоген Лаэрций указал Анахарсиса среди всех античных философов восьмым, но уже в наше время А.Ф. Лосев не без иронии заметил, что у предшествующих «семи мудрецов нет ни какой философии». Какая-то философия, безусловно, есть, но трудов от тех мудрецов сохранилось очень мало.

Лаэрций допускал, что Анахарсис встречался с философом Мисоном, стоявшим по «рейтингу» за скифом. Пифия (прорицательница) на вопрос скифа, есть ли кто его мудрее; изрекла, что это именно Мисон — сын Стримона — «лучше, нежели ты, снаряженный пронзительной мыслью». Понятно стремление скифа быстрее проверить мудреца, да и на его родине — в деревушке Хен (Этея или Лакония), примерно в здешней округе вел беседы с эллинами мудрец и по данным Геродота.

Посреди лета Анахарсис застал Мисона у поля, когда философ-пахарь уже не косил сено, а прилаживал рукоять к плугу

— А ведь время нынче, Мисон, не пахотное!

--- Тем более надобно готовиться к пахоте, — прозвучал вполне житейский ответ.

«Готовь сани летом...», — продолжит почти любой россиянин. Мудрецы времен Анахарсиса и символизировали тот рубеж философии, когда привычная народная мудрость давала силы могучим мыслителям античности, выходившим к впечатляющим экономическим системам. Эти мыслители не устраняли народную мудрость — скифские пословицы были популярны уже в античности, а дополняли и развивали ее, не чурались остроты слова и мысли своих простых сородичей.

Еще один факт дипломатии Анахарсиса.

Диодор Сицилийский в I в. до н.э. считал, что именно Анахарсис возглавлял посольство философов к царю Крезу (ныне округа Турции). К нему и царю прислушивались товарищи-философы Биант, Солон и Питтак. Имена имеют скифские аналоги. Царь отмечал мудрецов на пирах и собраниях величайшими почестями. Анахарсис был избран для беседы с Крезом первым.

— Какое же из живых существ храбрейшее? — Крез ожидал возвеличивания людей, а среди них — власть имущих.

— Самое дикое, — ответил скиф, — ибо только оно мужественно умирает за свою свободу.

Крез провоцировал мудреца на иной ответ:

— А какое из существо справедливейшее?

— Самое дикое, — повторил скиф. — Только оно живет по природе, а не по законам: природа есть создание божие, а законы — установления человека. Справедливее пользоваться тем, что открыто богом, а не человеком.

— Так не зверь ли самое мудрейшее существо?!

— Мудрейшее, — согласился Анахарсис. — Предпочтение истины природной истине закона проверяет все живое на мудрость.

Крез посчитал такие ответы результатом северного «звероподобного воспитания». Но высказывания Анахарсиса фактически были одним из выражений принципов стоической философии с элементами диктата природного над разумом человека, противостоящего и богу. Это и важная дипломатическая позиция.

Формула — «природа есть создание божие, а законы — установления человека» — может быть связана с рассказом Геродота об увлечении Анахарсиса культом Матери Богов, о проведении таинств в честь этой «Богоматери» в лесу у реки, на природе. Формула заострялась по мере перехода к почитанию Христа, но при таком переходе память о «всяких скифских философах» уже не требовалась. Матерь Богов уступала место Богородице, давшей миру Христа: Природу созданием божьим, по сути, считал и греческий «первофилософ» Фалес.

Диоген Лаэрций в начале III в. н.э. кратко суммировал разные данные об Анахарсисе.

«Анахарсис, скиф, сын Гнура и брат Кадуида, скифского царя, по матери же эллин и оттого владевший двумя языками. Он сочинил стихи в 800 строк об обычаях скифских и эллинских в простоте жизни и в войне (не сохранились, хотя могли напоминать Гомера: П.З.); а в свободоречии своем он был таков, что это от него пошла поговорка «говорить, как скиф».

Сосикрат говорит, что в Афины он прибыл в 48-ю олимпиаду, в архонтство Евкрата. Гермипп говорит, что он явился к дому Солона и велел одному из рабов передать, что к хозяину пришел Анахарсис, чтобы его видеть и стать, если можно, его другом и гостем. Услышав такое, Солон велел рабу передать, что друзей обычно заводят у себя на родине. Но Анахарсис тотчас нашелся и сказал, что Солон как раз у себя на родине, так почему бы ему не завести друга? И пораженный его находчивостью, Солон впустил его и стал ему лучшим другом.

По прошествии времени Анахарсис воротился в Скифию; но там по великой его любви ко всему греческому он был заподозрен в намерении отступить от отеческих обычаев и погиб на охоте от стрелы своего брата, произнесши такие слова: «Разум оберег меня в Элладе, зависть погубила меня на родине». Некоторые же утверждают, что погиб он при совершении греческих обрядов 100.

Вот наши о нем стихи:

После скитаний далеких Анахарсис в Скифию прибыл,

Чтоб уроженцев учить жизни на эллинский лад.

Но, не успев досказать до конца напрасное слово,

Пал он, пернатой стрелой к миру бессмертных причтен 101.

Это он сказал, что лоза приносит три грозди: гроздь наслаждения, гроздь опьянения и гроздь омерзения.

Удивительно, говорил он, как это в Элладе участвуют в состязаниях люди искусные, а судят их неискусные. На вопрос, как не стать пьяницей, он сказал:

«Иметь перед глазами пьяницу во всем безобразии». Удивительно, говорил он, как это эллины издают законы против дерзости, а борцов награждают за то, что они бьют друг друга. Узнав, что корабельные доски толщиной в четыре пальца, он сказал, что корабельщики плывут на четыре пальца от смерти. Масло он называл зельем безумия, потому что, намаслившись, борцы нападают друг на друга как безумные. Как можно, говорил он, запрещать ложь, а в лавках лгать всем в глаза? Удивительно, говорил он, и то, как эллины при начале пира пьют из малых чаш, а с полными желудками – из больших.

На статуе его написано: «Обуздывай язык, чрево, уд».

На вопрос, есть ли у скифов флейты, он ответил: «Нет даже винограда» 102. На вопрос, какие корабли безопаснее, он ответил: «Вытащенные на берег». Самое же удивительное, по его словам, что он видел у эллинов, – это что дым они оставляют в горах, а дрова тащат в город 103. На вопрос, кого больше, живых или мертвых, он переспросил: «А кем считать плывущих?»

Афинянин попрекал его, что он скиф; он ответил: «Мне позор моя родина, а ты позор твоей родине». На вопрос, что в человеке хорошо и дурно сразу, он ответил: «Язык». Он говорил, что лучше иметь одного друга стоящего, чем много нестоящих. Рынок, говорил он, – это место, нарочно назначенное, чтобы обманывать и обкрадывать друг друга. Мальчику, который оскорблял его за вином, он сказал: «Если ты, мальчик, смолоду не можешь вынести вина, то в старости придется тебе носить воду».

Изобрел он, как уверяют некоторые, якорь и гончарное колесо.

Письмо его такое:

Анахарсис – Крезу. «Царь лидян! Я приехал в эллинскую землю, чтобы научиться здешним нравам и обычаям; золота мне не нужно, довольно мне воротиться в Скифию, став лучше, чем я был. И вот я еду в Сарды, ибо знакомство с тобою значит для меня весьма многое» (
http://www.i-u.ru/biblio/archive/lasratskiy_0/00.aspx
).

Эти и другие подробности лишь усиливали в античности популярность скифского мудреца, которым могут гордиться нынешние Украина и Россия.

Еще Платон отмечал, что Анахарсис сделал много полезных изобретений и стремился научить соотечественников эллинским обычаям. Почитание мудрого скифа дошло и до средневековья. Феодорит (390—457 гг.), ученик Златоуста и представитель его шкоды, указывал владеющего письмом Анахарсиса в числе «семи мудрецов, живших после пророков». Возможно, это и подталкивало некоторых отечественных художников на изображение Анахарсиса в русских храмах.

«...Скиф Анахарсис был философом. Его до такой степени жгла любовь к философии, что он стал весьма известным и у всех прославленным. Он не только бодрствуя боролся с душевными страстями, но и во время сна показывал признаки воздержанности…».

Имя Анахарсиса можно встретить в трудах авторов позднего средневековья и нового времени. Жаль, что оно остается почти табуизированным для общественного сознания современной России, не включено в историю отечественной философии, хотя в округе Днепра мудрец родился и в родных местах за «инновации» погиб.

Столь величественной фигурой мог бы гордиться любой народ.

По сведениям Лукиана, Солон во время беседы с Анахарсисом заметил: «...Вам простительно жить постоянно с оружием: жизнь в открытых местах легко допускает злоумышления, а врагов у вас очень много...». Скифскому мудрецу явно в это не хотелось верить, он нередко говорил о том, что у скифов нет или почти нет врагов. К сожалению, история приносила и приносит немало опровергающих примеров. И мудрость нынешних философов и экономистов может состоять и в том, чтобы вникать и в слова Солона, Здесь уместно общеизвестное: «Нет пророка в своем отечестве». Верное лишь частью — например, замечанием Солона, друга Анахарсиса.

Ныне абсолютно ясно, что выдающийся скифский философ-энциклопедист Анахарсис (ок. 610—545 гг. до н.э.;: НВ2, с. 35—36; НВЗ, с. 27—30) является яркой фигурой всего мирового античного прошлого (Доватур и др. Народы.., с. 440; указ.). Россиянам все еще трудно представить, что у нас почти 26 веков назад был такой удивительный мудрец-любомудр, пращур-земляк. Он происходил из округи Борисфена (Днепра), текущего почти с гор Рип. Это символ мудрости славянских народов — русских, белорусов и украинцев. По эпосу, Словен и Рус — основавшие в III тыс. до н. э. города у Ильменя — скифские князья. В какой-то мере скиф Анахарсис — и их потомок, но уже не эпический.

Анахарсис, напомним, признавался изобретателем якоря современного типа, плуга, высокопроизводительного гончарного круга и других полезных предметов. Правда, западные ученые не всегда помнят, что был он именно скифом, а не греком (Греки. М.: Росмэн, 1995, с. 34). Скифию задолго до нашей эры прославили десятки выдающихся людей.

Для истории и отечественного образования важно знать, что Анахарсис в числе других знатных скифов умел читать и писать хотя бы на греческом. Он считался автором – как помним — 800 стихов о ратных подвигах скифов. Десяток его писем в I в. до н. э. приводили киники (циники: ВДИ. 1947. № 4, с. 171— 173). В письме «К афинянам», среди которых было немало выходцев из Скифии, наш мыслитель еще раз выступил против унижения людей по языку и происхождению. Это цитированное выше письмо нынешние школьники могут выучить наизусть. Скифия и Спарта стали развивать более тесные отношения, пытаясь противостоять натиску Персии. Уже с V в. у Азовского моря стала править династия Спартокидов. В средние века там возникло Тмутараканское княжество, имевшее тесные связи с Новгородом со времен Святослава и Бравлина.

Общественная собственность на землю и природные блага в Скифии, что славил Анахарсис, отмечалась и многими другими античными свидетельствами. А большие участки земли можно было получить в личное пользование за победу на состязаниях во время крупных культовых праздников. Например, посвященных главным символам сколотов — плугу, ярму, секире и чаше. Тогда победитель, испивший внушительную чару доброго вина, получал во владение земли столько, сколько объезжал за день на коне. Об этом свидетельствовал Геродот. Правда, не пояснял, сохранялась ли данная земля за победителем на следующий год. Традиция испытания хмельной чашей отражена и во многих русских былинах.

Философ Марк Туллий Цицерон (106—43 гг. до н. э.) отмечал, что «скиф Анахарсис мог считать деньги ни за что, а наши философы не могут сделать это» (ВДИ. 1949. № 1. С. 191, 187). Идеи натурального хозяйства и коллективизма тысячи лет почитались в Скифии, они частично позволяют выживать России и ныне. Страбон (умер около 23 г.) о скифах и близких им фракийцах замечал: «Гомер называет справедливейшими и дивными мужами тех, которые совсем не занимаются торговыми делами или составлением капитала, но всем владеют сообща, кроме мечей и чаш для питья, и даже жен и детей считают общими согласно с учением Платона» (ВДИ. 1947. № 4. С. 195).

Рыночная осторожность и коллективная забота о женщинах и детях – вероятно не пройденный этап, а назревающие перспективы всемирного развития. Матери-одиночки и заброшенные дети – беды почти всех стран планеты.

Скифский образ жизни византийцы к концу VI в. отмечали у славян, а затем арабы около IX в. у словено-русов (см.: Ответы державы «князя Роша». Академия Тринитаризма). Он частью отражен русскими летописями. И по мере христианизации северяне вновь стали активнее заниматься торговыми делами и составлением капиталов, представляемых кладами драгоценностей (типа Перещепинского) и разных монет. Хотя торговлей, вспомним Анахарсиса, скифы-купцы увлекались у низовий Дуная и в VI в. до н. э. Правда, не всегда удачно. Оживленной была античная торговля и в Приазовье.

Система воспитания в Скифии тысячи лет нацеливала людей на большую гармонию с природой, на боготворение и умелое использование сил и даров природы. Анахарсис считал, что истина природы выше истины законов и воли властителей — и в том основной признак мудрости. Анахарсис и Токсарис старше китайского философа Конфуция, по реальному влиянию на европейскую культуру они и стоят выше, но известны несравненно меньше.

Лукиан Самосатский во II в. н. э. на основе скифо-македонских архивов и устной памяти сочинил и произведение «Анахарсис или о гимнасиях». Там отражен возможный диалог Анахарсиса с афинянином Солоном по темам образования и воспитания почти 26 веков назад.

Солон тогда допускал, что гимнастика и спорт в чистом виде чужды скифским обычаям, для ортодоксальных скифов оказываются странными. И говорил: «Все равно как и у вас, должно быть, есть много предметов обучения и занятий, которые показались бы странными нам...».

Анахарсис не возражал. Но дал такое пояснение: «....А у нас, скифов, если кто ударит кого-либо из равных или, напав, повалит на землю и разорвет платье, то старейшины налагают за это большое наказание, даже если обида будет нанесена при немногих свидетелях, а не при таком множестве зрителей, какое бывает на Истме и в Олимнии».

Выходит, наряду с царским в Скифии все же оперативную роль – на местах, в номах (на пагусах-погостах) – играл суд старейшин. Скиф ставил задачу лучше изучить эллинские законы и обычаи, не рассуждать о государственном устройстве и не учить правильной жизни афинян. Солон соглашался и высказывал свои представления о жизни скифов, что выше частью процитировано: «Вам простительно жить постоянно с оружием: жизнь в открытых местах легко допускает злоумышления, а врагов у вас очень много, и неизвестно, когда кто-нибудь из них стащит спящего с повозки и убьет. Затем недоверие друг к другу людей, живущих по своему произволу, а не по законам, также делает постоянно необходимым оружие, чтобы близок был защитник в случае насилия...». Ратное обучение, владение оружием — тоже важная школа и для экономики.

Мыслители — по сути — сходились во мнении, что формирование физического совершенства скифам не помешает и стоит гимнасии в Скифии развивать (ВДИ. 1948. № 1. С. 304). Традицию «недоверия людей друг к другу, живущих по своему произволу» на Руси, в средние века отмечали арабские, византийские и другие авторы. Отдельные группы населения России и ныне считают «законы для всех» необязательными для себя.

Как помним, даже философы-богословы IV—VI вв. н.э. (которых в рамках патерналистики видят в истоках русской философии авторитетные историки этой философии) пройти мимо высокого уровня скифского мышления не могли. Епифаний (314—402), или Эпифаний, дохристианскую философию определял как развитие 20 сект, из которых ведущие «суть следующие:

Варварство, скифство, эллинство, иудейство.

Скифство, от дней Ноя и последующих до построения башни и Вавилона и в следующее за построением башни время (немного лет), т.е. до Фалека и Рагаба, которые, направившись в Европейскую часть света, присоединились к Скифской стране и ее народам...» (Интернет). http://proza.ru/2009/05/28/262


Констатация этого факта, но в связи с «нарцами еже суть словенами», вошла в русские летописи, где Рагаба чаще заменяет Нектан (Иоктан), другой сын Евера. Но хотя бы созвучие имен Фалеса и Фалека неизбежно настораживает. Археология приносит все больше данных (погребения, символические предметы и т.п.), показывающие появление иудейских общин на рубежах Скифии задолго до нашей эры (например, в Фанагории, Тамань). Восточные иудеи с гордостью носили имя «аскеназ» (скиф). Этот пласт истории ныне изучается все более тщательно. Но богословы все же никогда не путали настоящих скифов и иудеев. Василий Великий (330—371) видел проблемы христианизации в связи с многовековой скифской ментальностью так:

«Господь будет судить... (иначе) иудея и иначе скифа. Ибо первый почиет в законе и прославляется в боге и одобряет лучшее... Скифы же кочевники, воспитанные в диких и бесчеловечных нравах, прирученные к взаимным грабежам и насилиям, невоздержанные в гневе и легко раздражительные — к. взаимной ярости, привыкшие всякий спор решать оружием и наученные оканчивать битвы кровью. (Но) своими доблестными деяниями, если они проявят взаимное человеколюбие и честность, представляют для нас (еще) более тяжкое наказание».

Любопытно, но примерно так же описывали христианские авторы русов (дружины Руси), атаковавшие Царьград через пять-шесть веков после Василия Великого.

Василий сужал понятие «скифы» до диких кочевников, чего уже не делали многие авторы той поры. И он видел опасность христианству и христианской элите разных страна во «взаимном человеколюбии и честности» народов Скифии, единство которых сокрушило уже Рим и диктовало волю Византии. Хотя это единство оказывалось не всеобщим и обычно — шатким. Стратегия использования распрей и «дикой карты» в судьбе Скифии, к сожалению, проявляется до сих пор. Геополитика нередко имеет многотысячелетние традиции, как и выражающие ее философия и экономика.

Известный специалист по античности М.Л.Гаспаров в книге «Занимательная Греция»(
http://www.infoliolib.info/philol/gasparov/zgrec/index.html
) обратил внимание еще на ряд фактов из жизни и высказываний Анахарсиса.

Когда смеялись, что он, варвар, вздумал учить мудрости греков; он сказал: «Привозным скифским хлебом вы довольны; чем же хуже скифская мудрость?» Говоря на современном языке — Если мы вам приносим экономические блага, чем хуже вашей наша мысль ?!

Смеялись: «У вас нет даже домов, одни кибитки; как же можешь ты судить о порядке в доме, а тем более — в государстве?» Анахарсис отвечал: «Разве дом — это стены? Дом — это люди; а где они живут лучше, можно и поспорить» (и вновь перед нами актуальные институциональные подходы с критикой предвзятых сравнений уровня экономического развития стран и народов).

Скифы живут лучше, говорил Анахарсис, потому что у них все общее, ничего нет лишнего, каждый довольствуется малым, никто никому не завидует. «А у вас, греков, — продолжал он, — даже боги начали с того, что поделили весь мир: одному небо, другому море, третьему подземное царство. Но землю даже они не стали делить: ее поделили вы сами и вечно из-за нее ссоритесь». Беды частной собственности на землю экономика многих стран неоднократно демонстрировала и демонстрирует.

Его спрашивали: «Правду ли говорят, что вы, скифы, умеете ходить по морозу голыми?» Анахарсис отвечал: «Ты ведь ходишь по морозу с открытым лицом? Ну вот, а у меня все тело — как лицо» (умение выживать в суровых условиях – традиционное преимущество северян).

В греческой жизни Анахарсис больше всего отмечал риски мореходства и чрезмерного пьянства (хотя и скифы в том бывали грешны). Узнав, что корабельные доски делаются толщиной в четыре пальца, он сказал: «Корабельщики плывут на четыре пальца от смерти». На вопрос, кого на свете больше, живых или мертвых, он переспросил: «А кем считать плывущих?» На вопрос, какие корабли безопаснее — длинные военные или широкие торговые, он ответил: «Вытащенные на сушу».

На вопрос, как не стать пьяницей, он сказал: «Почаще смотреть на пьяниц».

Анахарсиса спросили, что ему показалось в Греции самым удивительным. «Многое, — ответил он. — То, что греки осуждают драки, а сами рукоплещут борцам на состязаниях; осуждают обман, а сами устраивают рынки нарочно, чтобы обманывать друг друга; и что в народных собраниях у них вносят предложения люди умные, а обсуждают и утверждают люди глупые».

Чудовищные рыночные обманы и глупые обсуждения законов в представительных органах — это не реалии современной жизни ?!

Солон слишком гордился своими законами, в ответ на это Анахарсис говорил: «А по-моему, всякий закон похож на паутину: слабый в нем запутается, а сильный его прорвет; или на канат, натянутый поперек дороги: маленький под него пролезет, а большой его перешагнет».

Это констатирует и современный институционализм. Да и близко к экономическим реалиям общеизвестное русское: «Закон, что дышло – куды повернул, туды и вышло…»

Конечно, и дипломатический смысл высказываний Анахарсиса может быть – с учетом комментариев — отражен внушительными монографиями, на что у автора данной статьи просто нет времени.

Например, поддерживаю версию Даурбека Макеева на сайте «Осетия и осетины» (http://www.osetins.com/rus/ ) в пользу связей идей Анахарсиса и китайского даосизма.

В частности, уже диалог между Анахарсисом и Солоном по своему содержанию напоминает другой непримиримый спор, происходящий в Китае. Это спор между двумя основными религиозно -философскими школами: конфуцианством и даосизмом. Указывая на принципиальное расхождение двух учений в этом воп