Воскресенье

    Я проснулась от вкусного запаха .  Дома  пахло пирогами.  Воскресенье. В школу идти не надо. Можно валяться в постели сколько хочешь. Тем более мы с бабой Шурой одни. Папа уехал в рейс, он ездит на МАЗе по всей стране, шофёром работает. Мама в Новосибирск уехала сессию сдавать. Мы с ней вместе учимся. Только мама заочно в техникуме учится.  А я - в школе, уже в третьем классе
-Доброе утро, баб! С чем пирожки? -  я заглянула в кухню.
Гора горячих пирожков дымилась на блюде, а бабушка раскатывала тесто.
-Да твои любимые, с капустой, уж готовы. С вареньем ишшо стряпаю.
-А можно я буду пирожки лепить?
-А чего ж нельзя, лепи, помогай. Только волосы убери, Алёнка,- кивнула бабушка.
   Когда мои криво-косо слепленные пирожки баба Шура вынула из духовки, по дому пошёл запах выпечки и малинового варенья. Даже Ленин с календаря, казалось, с аппетитом смотрел на пирожки.
- Баб, а расскажи про старинные годы. Как тогда жили, когда ты маленькой была, а? - спросила я, когда мы вдвоём пили чай с пирожками на кухне.
    Бабушка задумчиво посмотрела на меня : "Дык што тебе рассказать то? Не знаю. Жись как жись. Прошла только шибко быстро."
  Она помолчала немного, будто погружаясь в воспоминания : " При царе то хорошо мы жили. Семья у нас большая была. Тятя, мамонька, я и три брата- Ваня, Саня, потом младшенький народился- Лёнька. Я в школу пошла   учиться, мама мне отрез с ярмарки привезла на платье. Красивое вышло платье, длинное, с белым воротником кружевным. Это в каком же годе было? Поди-ка в четырнадцатом . Церковь у нас в деревне стояла. Ох и красивая! Купола блестели так, што за шесть километров видать. И колокольня была. Колокол-то правда один был, но звонкой! И школа была церковно-приходская . Батюшка нас, деток крестьянских собирал, грамоте учил. В школе мне шибко уж нравилось. Год я в школу ходила.  А потом горе у нас случилось.  Мама померла при родах,  меня папка и забрал из школы. Водиться надо было с малым братиком, с Лёнькой. Папка то со старшими работал с утра до ночи. Хозяйство у нас большое было. Лошади, коровы. Маслобойка у нас одних во всёй деревне была. Да на заимке жил у нас работник с семьёй. А тут революция грянула. После энтой революции то и стали комитеты бедноты в деревнях командовать. А хто в нашей деревне был бедный? Пьяницы да лодыри. А нас объявили кулаками, експлуататорами  рабочей силы. Помню, пришли комитетчики  к нам на двор. Папки то дома не было,он зимой уходил на охоту на неделю, а то и на две. Старшие братья- Лександр с Иваном извозом занимались- товар на своих подводах подряжались возить с Минусинска в Кызыл. А бабушка с дедом, им уж восьмой десяток шёл каждому, да мы, дети малые, на хозяйстве оставались. Комитетчики лошадей, коров увели со двора. Пшеницу с мукой погрузили на наши же телеги да всё скопом и увезли. Грабёж, как есть грабёж! А по ихнему, значит, не грабёж, а раскулачиванье. Дед не выдержал, стал кричать на них : "Ироды проклятые ! Сирот грабите! Бог вас накажет!"  А один из комитетчиков, молодой такой, деда за грудки схватил и сказал, дескать, накажет нас бог - нет, не знаю, а вот тебя мы за эти слова накажем!  И тут же,среди зимы, посадили деда с бабой на подводу  и отправили в ссылку на Колывань. Я всё бежала за санями с Лёней на руках.Ох, горе, горе! Уж вот вся жись почитай прошла, а до сих  помню, как мы с Ванькой стоим и плачем посреди  дороги на морозе, а подвода уж скрылась за поворотом. Нас комитетчики с дому выгнали, пошли мы к родне. Папка домой с охоты вернулся, а нас уж выгнали. Дедушка по дороге в ссылку умер, а за бабонькой нашей мы потом со старшими братьями ездили на своих лошадях, кратче,ой, мучений стоко прошли, но привезли её всё же домой."  Бабушка замолчала, и где то в глубокой морщине её щеки блеснула влага.
 - Баб, а у тебя фотографии из твоей школы остались?
Бабушка подошла к полке и сняла с неё старый тяжёлый альбом.
- На, Алёнка, глянь-ка. Кажись, была там одна фотокарточка ишшо из школы.
Я начала листать старый альбом. На пожелтевших фотографиях чинно сидели какие-то незнакомые мужчины в офицерской форме, улыбались дамы в шляпах, смеялись босоногие крестьянские дети...
А вот и школьная фотография. Человек пятнадцать мальчишек и девчонок сидят на фоне стены одноэтажного старинного здания.
-Баба, а ты-то где?
-Дак ты ищи лучше. Что , не узнаёшь?
Я вдоль и поперёк просмотрела всех девочек.  Нигде нет похожих на бабу Шуру.
- Вот я,- бабушка ткнула пальцем на красивую девочку в первом ряду в платье с белым кружевным воротником.
Я несколько раз переводила взгляд с красивой девочки на бабушкино изборождённое глубокими морщинами лицо и не могла поверить, что это один и тот же человек.
-Неужели  ты была такая красивая, баба?- наконец изумлённо выдохнула я.
-Ну не знаю,- смущённо улыбнулась бабушка,- была ли красивой. Но молодой была!


Рецензии
ИСТОРИЯ..... Это всегда интересно, ведь в истории ОДНОЙ СЕМЬИ- отражается история НАРОДА!!!!
УДАЧИ в творчестве и до новых встреч! СПАСИБО за Ваш талант в написании миниатюры.

Наталья Рахматуллаева   19.10.2015 08:50     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, Наталья,абсолютно согласна с Вами

Елена Мельницына   19.10.2015 20:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.