Мои четыре жизни

Наивно представление о жизни, как о прямолинейном продвижении от рождения к смерти. Как пишут в автобиографиях: родился, закончил, отслужил, поступил, перевели, вышел на пенсию, острая стенокардия, крематорий имени Джавахарлала Неру.

На самом деле, игривая судьба непрерывно выкидывает коленца, аж дух захватывает. Если где и случается прямая линия, то уж очень кривая. Более того, если посмотреть в ретроспекте – были не одна жизнь, а несколько. Поэтому и говорят «до» и «после» какого-то события поменявшего жизнь. Например, после того, как купил этот итальянский костюм с искоркой – жизнь поменялась. В трамвае езжу без билета!
*******************
Конечно, мои родители очень хотели для меня прямолинейку, чтоб не как у них с революциями, коллективизациями, врагами народа и шарахающейся незыблемостью. И почти четыре года всё шло как хотелось - по прямой: родился в Москве, ходил в детский сад, коклюш, ветрянка..., но тут случилась война и эвакуация, превратившая меня в завшивевшего деревенского огольца к моменту поступления в школу. 70 лет спустя немцы виновато компенсировали мне эти годы.

Так началась моя жизнь №1, простого советского труженика.

Дальше, опять же, казалось бы, все пошло по желаемой прямой аж до окончания школы. Пионер, пионерские лагеря, три привода в милицию, ДОСААФ, комсомолец, активист, ученик карикатуриста в журнале «Крокодил», перворазрядник по вольной борьбе, одухотворенный строитель будущего.

По окончании школы, если по прямой, – должен был быть ВГИК, кафедра мультипликации, но... здесь моя верная Судьба фыркнула (только сейчас понял, как мне повезло!) и вместо погонного раскрашивания акрилом целлулоида, сделала из меня инженера по машинам для строительства дорог. И, если вы не знаете как это бесконечно интересно – мне вас жалко, ибо мимо вас прошла наиболее привлекательная сторона цивилизации.

Пять лет ВУЗа с поездками на картошку, многотиражкой и стенгазетами... И потом служба... Еще чуть и первые признаки стенокардии и цероза печени грозили проявиться в предвкушении далекой, но такой желаемой пенсии. Но!... моя Судьба следила, чтоб я, не дай бог! – не успокоился и не стал как все.

Я женился на американке!

Современному россиянину, располневшему на немецком пиве и макдональдских гамбургерах, невозможно представить, что за редкость была американка в Москве в 50-е годы разгара Холодной войны! Надо написать отдельно о мизерном островке свободных людей в империи ГУЛАГа, через который почти все они прошли. Но, так велела моя Судьба, и из всех нормальных вариантов вдрючила меня в самый невероятный.

Женитьба на американке – самый веселый из вывертов моей Судьбы. На моем досье в КГБ появился гриф «Неблагополучно в семье», я стал нежелаемый, невыездной и непродвигаемый, хотя все меня хотели –  изобретателя и безусловного красавца, выдвинутого на Государственную премию и призера трех инженерных конкурсов.

Но моя игривая Судьба отнюдь не успокоилась, сделав следующий крутой вираж, и я вдруг обнаружил себя начальником отдела в конторе АН СССР! Меня наняли тайно, вопреки моему досье!

37 лет моей жизни №1 похожи на букет, составленный сумасшедшим, столько туда напихано. Боюсь впасть в растекашество мыслию по древу, но тут и подъем целины, и строительство Сталинградской ГЭС, и метания по всему необъятному СССР с ночевками на вокзалах, и сомнения в правом деле, и чемпионаты, и первые публикации в газетах! И изобретения, и патентование за границей – в то время, представьте себе! Тут и скандал в Совмине СССР, и своя программа на телевидении, и столкновение с ОБХСС, и масса другой неповторимой колоритности, скрывшейся в вонючем тумане истории. Да еще и личная жизнь!...

Но – сомнения. Сомнения, сомнения, сомнения. И их разрешил никто иной, как Михаил Свердлов - брат первого советского святого, Якова. Престарелый большевик после пары инсультов уже ничего не боялся, и на своих закрытых лекциях резал правду-матку. Моя Судьба этим и воспользовалась.

Очередной загогулиной она вывела меня прямиком к началу Жизни №2 – политического изгнанника, изменника родины, беспачпортного бродяги в человечестве, как тогда нас красиво называли.
*******************
Но саму Жизнь №2, пожалуй, даже трудно назвать жизнью – настолько она была насекомо-короткой в масштабе человеческой. Всего-то каких-нибудь пять-шесть лет, но зато каких! Развлечение не для слабонервных. Был период, когда я вообще перестал существовать! Полгода. Без паспорта, гражданства, уплаты налогов и надежды на квартиру.

Постоянное уньканье и вытаскивание самого себя за прическу из болота. Одна только необходимость говорить на английском, понимать непонимаемое, плыть против течения, и учиться, учиться и учиться. Вождь сам был эмигрантом и прекрасно знал о чем говорил.

Жизнь №2 напоминает рисунок ребенка, впервые взявшего карандаш в руки. Непостижимые зигзаги, круги и некрасивые пятна. Здесь и первая попытка понять кто ты такой и кому можешь пригодиться, и почему должны тебе платить не деревянными рублями, а зелененькими бумажками. Бесконечные интервью и письма с отказами, разговоры с профсоюзами и с полубогами - президентами корпораций.

№2 включала карикатуры в лучших американских журналах, восторженные статьи в газетах о ценном человеческом материале, выметаемом из-за кордона, участие в художественных выставках, первую машину и первую работу слесаря-ремонтника. И, очередным толчком Судьбы под зад – первая работа американского инженера в немыслимой для меня области.

Жизнь №2 неожиданно открыла – ты, ничтожество, привлекателен даже в перенасыщенном американском рынке труда. Ага! Я теперь знаю, за что меня любят зажравшиеся буржуи, почему облизываются! И вторую инженерную работу нахожу сам – щекочу по самому их чувствительному месту: Америка обожает изобретателей!

Жизнь №2 кончается незаметно, переходя в №3 – американского инженера. Никого не интересует где ты учился, почему инопланетный акцент, только – что ты можешь, знаешь и умеешь. И можешь ли работать на результат, а не зарплату.
********************
Ну, я вам скажу, Жизнь №3, американского инженера-изобретателя, на предыдущие не похожа ну никак. С одной стороны, интересно, как в хорошем кино – все время ждешь, что будет дальше. Быстро приходит понимание жизни как хаоса случайностей. И эти случайности, оказывается, нужно подготавливать, иначе они будут такими – от них не спрячешься! И надо все время учиться (спасибо вождю). И держать нос по ветру и чистым.

№3 настолько колоритна, не знаешь с чего начать. Здесь и первое увольнение после семи прямолинейных лет какого-то зажравшегося римского процветания. И непрерывные учебы, и медленное осознание, как устарели любимые теоретики коммунизма.

Одно можно сказать определенно: жизни американского и российского инженеров – это две большие разницы. Причем, американская – больше.

В жизни №3 пришлось не просто унькать, но унькать по большому счету. Это даже трудно объяснить неунькающему индивиду. Неунькарику. Если еще такие сохранились.

Из чистого хвастовства, без всяких задних мыслей, привожу примеры: от машин для прессовки соли для коров до деталей Минитмена, добычи серы со дна моря, глубокого бурения, печатания компьютерных плат, очистки нефтехранилищ, заправки автомашин природным газом, работ на дне океанов и прочее, и в таком роде – без всякой подготовки, на раз.

Как это ни выглядит напряжно, но всё было необычайно интересно, даже вооружение португальского флота скорострельными пушками.

И, конечно, масса разнообразных людей самых немыслимых национальностей и происхождений от филлипинцев и индусов до бразильцев, французов и китайцев. Уже не говоря, о разных там, немцах и шведах.
*******************
Но! Надо сказать правду. От Жизни №3 чертовски устаешь, особенно когда наступает кризис жанра: сколько ни тужишься, но ничего гениального больше из тебя не выходит. Только мусор. Судьба дает откровенный намек – «а пошел бы ты!» И прыгаешь в Жизнь №4 – пенсионера.

В США этот момент настолько пугающий, многие просто не решаются. Мой доход за один день упал в восемь (8) раз! Я думал – всё! Даже в крематорий прийдется идти пешком со своими дровами.

После привычного уньканья и отрыва подошв, шелестение огородных помидоров и пенье рыбок звучат угрожающе – чего-то упустил, куда-то не успел, чего-то не сделал. Нервно. Нужно срочно искать занятие, чтобы остаток энергии не ударил в голову вместе с ночным горшком.

Американские пенсионеры активничают подростками – они везде, от бальных танцев до уборки мусора на фривэях. Добровольствуют. И еще ловят рыбу. Поют в хорах. Разъезжают по стране на мотоциклах. Становятся такими политически активными – кто бы их остановил!...
*******************   
Теперь даже я сам понимаю, почему лезут пятнышки памяти старческой гречихой на руках, толкаются локтями, смеются, просятся, подмигивают, даже иногда щиплются канадскими гусями.

Буду их выпускать в свойственном мне четком хаотическом порядке...

...как и сама жизнь   


Рецензии
Славно, славно... дана ли пятая жизнь Игорю?
Поставила ли Судьба пятёрку?

Владимир Каев   18.10.2019 22:07     Заявить о нарушении
Вы даёте ему эту жизнь. Игорь давно умер. Мы много переписывались через дичную почту.

Галя -Галина   21.10.2019 17:13   Заявить о нарушении
Читая ушедших, словно переписываешься через личную почту - он пишет тебе... ты отвечаешь... он не слышит.
А может и слышит, но молчит...

Владимир Каев   21.10.2019 21:47   Заявить о нарушении
Конечно слышит...

Пётр Билык   06.04.2020 09:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.