Слово о полку Игореве... Cон Святослава. Абзац 21

Рис.1. Обложка книги «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Ольгова» (вступительная статья Д.С.Лихачева, иллюстрации В.А.Фаворского). Л.: Худож. лит., Ленинград. отд., 1976.
Рис.2. Карта "Русь в XII в. (1113-1194)".


М.А.Рушева

"Слово о полку Игореве..." : сон Святослава, абзац 21



В древнерусском литературном произведении XII в. «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Ольгова» имеется немало отрывков текста, вызывающих значительные разночтения в толкованиях смысла слов и самого текста. Ниже текст цитируется по переводу «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Ольгова» //Слово о полку Игореве (ред. И.П.Еремина, вступительная статья Д.С.Лихачева, иллюстрации В.А.Фаворского. Л.: Худож. лит., Ленинград. отд., 1976), где древнерусский текст дан по изданию 1800 г. с редакторскими правками орфографии касаемо устаревших букв и пунктуации, с примечаниями и разбивкой текста на абзацы. Некоторые разночтения с изданием 1800 г. указаны в примечаниях. Автором настоящей статьи произведена нумерация абзацев (1 – 43), разночтения перенесены в скобки. Темой настоящей статьи является новое толкование смысла некоторых слов и текста абзаца 21, в котором присутствует несколько предложений(1-3).


21 : 1-3. А Святославь мутен сон виде в Киеве на горах. "Си ночь, с вечера, одевахуть мя – рече – черною паполомою на кроваты тисове; черпахуть ми синее вино, с трудомь смешено; сыпахуть ми тощими тулы поганых толковин великый женчюгь на лоно и неговахуть мя. Уже доскы без кнеса в моем тереме златоверсем; всю нощь с вечера босуви врани възграяху у Плеснеска на болони, беша дебрь Кисаню и не сошлю к синему морю".


В рассматриваемом тексте первое предложение является простым, два последних  – сложными, состоящими из отдельных простых предложений. Ниже приводится  нумерация римскими цифрами всех простых предложений, что удобно для толкования текста и изложения выводов. Всего выделено девять простых предложений:


I) А Святославь мутен сон виде в Киеве на горах.
II) "Си ночь, с вечера, одевахуть (одевахьте) мя – рече – черною паполомою на кроваты тисове…
III) черпахуть ми синее вино, с трудомь смешено…
IV) сыпахуть ми тощими тулы поганых толковин великый женчюгь на лоно…
V) и неговахуть (негуют) мя.
VI) Уже доскы без кнеса в моем тереме златоверсем…
VII) всю нощь с вечера босуви врани възграяху у Плеснеска на болони…
VIII) беша дебрь Кисаню…
IX) и не сошлю к синему морю".


***

В простом предложении I абзаца 21: «А Святославь мутен сон виде в Киеве на горах», – определение сна «мутен» представляется связанным со словом муты «смуты, ссоры», от глагола мутить в смысле «*быть причиною раздора, несогласия, ссор, беспорядка или народного ропота» (Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка (ред. проф. И.А.Бодуэна де Куртенэ). М.: Терра – Книжный клуб, 1998). Далее текст абзаца содержит краткий рассказ Святослава о событиях «мутного сна», в результате осмысления которых киевский князь пришел к определенному решению.


***

В простом предложении II сложного предложения 2 абзаца 21: «Си ночь, с вечера, одевахуть мя – рече – черною паполомою на кроваты тисове…», – скупыми чертами обрисовано начало обряда пострижения в мантию (черная паполома) киевского князя, возлежащего  на тисовой кровати (тисовые кровати и тисовые гробы являлись предметом роскоши). Известно, что пострижение Святослава Всеволодовича перед кончиной состоялось в середине 1194 года (А. Нечволодов. Сказания о Русской земле. М.: ООО «Изд-во  В. Шевчук», 2005), но автор «Слова о полку Игореве…», вложил в уста киевского князя опасение своей преждевременной смерти во времена похода Ольговичей на половцев, то есть еще в 1185 г. Обряд пострижения в мантию предполагал совершенное отчуждение от мира. Положение князя на «кроваты тисове» свидетельствует о его немощности и/или беспомощности (предположение о боязни насильственного пострига как одного из известных методов устранения властителей вполне возможно).


***

Простое предложение III сложного предложения 2 абзаца 21: «черпахуть ми синее вино, с трудомь смешено…» представляет трудности в определении смысла выражений «синее вино» и «с трудомъ смешано». В словаре В.И. Даля (Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка (ред. проф. И.А.Бодуэна де Куртенэ). М.: Терра – Книжный клуб, 1998) в статье «Трудашка» приводится слово трудница, означающее «растение [Sanguisorba оfficinalis], см. [катать:] катышки», русское название -- кровохлебка лекарственная семейства розовоцветных. Сухие корневища кровохлебки использовали для приготовления настоек и подкраски вин (красящими свойствами обладают, по разным сведениям, и соцветия кровохлебки).


Возможно, название растения "труд, трудница" связано с понятиями "трудник монастырский, трудник в монастыре", приведенными В.И.Далем (1998) в той же статье "Трудашка". "Синее вино с трудомъ" могло использоваться для монастырских нужд (то есть, образно говоря, растение трудилось, аки трудник в монастыре). Согласно мнению В.И. Абаева (1985), синим вином в старом Киеве могли называть «хлебное вино». Быть может, речь, действительно, шла о сизоватом "вине" из злаков, окрашенном трудницей в красный цвет. 


Другое название растения «кровохлебка» как раз и указывает  на применение растения в качестве краски для хлёбова. Понятие о красном хлёбове, заменяющем кровь, восходит к древнеегипетскому сказанию об истреблении людей из «Книги Коровы», где львице Хатхор-Сохмет, кровавой убийце и защитнице Ра, однажды подставили семь тысяч кувшинов с ячменным пивом, окрашенным красным камнем ди-ди, и львице так понравилось красное пиво, что она перестала истреблять людей и получила имя «Владычицы опьянения» (И.В.Рак. Мифы Древнего Египта. СПб: Петро – Риф, 1993).


***

В простом предложении  IV сложного предложения 2 абзаца 21: «сыпахуть ми тощими тулы поганых толковин великый женчюгь на лоно…», – присутствует слово «тулы», трижды упомянутое в «Слове о полку Игореве…». В рассматриваемом абзаце слово присутствует с окончанием -ы, в двух прочих – с окончанием -и (в абзаце 4: «тули отворены», в абзаце 38: «тугою им тули затче?»).


В.И.Даль (1998) привел слово туло (тулово, туловище) в значении «ср. тело, торс, туша, стяг; тело без голов, со всеми черевами их». В ином значении слово туло (тул) – «колчан, закрываемая от непогоды трубка, в коей хранятся стрелы… (см. тульник, туловый)». Слова тул, туло, согласно Максу Фасмеру (1996), означают «колчан, влагалище для стрел». Тул, как правило, обтягивался поверх твердого каркаса кожей. Форма тула могла быть в сечении круглой или полукруглой, но с XII в., по данным М.В.Семеновой (1997, 2009) получили распространение и плоские тулы.
 

В словарных статьях В.И.Даля для: «тощий (тщий)», «тщее», «1.тщий», «2.тщий», – приводится много значений слов, что дает возможность выбора вариантов. Вполне  вероятно, что «тощими тулами» у лучников могли называться вышеупомянутые плоские тулы или же пустые тулы, без стрел. Автор настоящей статьи считает, однако, что суть тула как «кожаного мешочка» позволяет перевести сочетание «тощими тулы» в общем контексте фразы не прямым образом, а в переносном смысле – как «пустыми языками»,  «тщемудрыми языками», «тонкими или змеиными языками». Слова тули и тулы в тексте "Слова о полку Игореве..." могут иметь отчасти различные значения (если это разница не есть результат переписки изначального текста): тули, то есть, кожаные мешочки для стрел, уподоблены языкам (тулы), инструменту "обработки" в беседах, разговорах, рассказах (см. англ. tell и told "говорить, сказать и говорил, сказал"; англ. talk «разговор, беседа; разг. язык, диалект, жаргон»).

 
Погаными, судя по тексту «Слова о полку Игореве…», автором обозначены иноверцы вообще – «погании с всех стран», и половчане, в частности, включая половецкого хана, «господине, Кончака, поганого кощея» (слово «язычники» в тексте отсутствует). Слово толковины («толкованья») связано с глаголом толковать, означающим по В.И.Далю: «объяснять, изъяснять, давать чему-то толк, смысл, значенье; выводить догадки и заключенья свои; толмить, толмачить». Толковины –  это не только толкования, но и некие религиозные направления, секты (толки). Выражение «поганых толковин», осмысливается в тексте «Слова о полку Игореве…» как «нехристианских толковин».


Слово жемчуг  в «Слове о полку Игореве…» упоминается дважды в разных видах: «Един же изрони жемчюжну душу из храбра тела…», – и в рассматриваемом абзаце, где диалектизмом «женчугь» подчеркнуто отличие (sic!) авторской речи от речи Святослава (то есть: Святослав - не автор "Слова..."). Понятие «великий женчугь» связано, по-видимому, с новозаветным «Царствием Небесным», уподобленным в «Притче о скрытом сокровище» драгоценной жемчужине, но жемчуг входил в атрибутику вероучений разных народов мира. В русской сказке о трех царствах –  золотом, серебряном, медном, имелся вариант с четвертым царством – жемчужным (А.Н.Афанасьев, 1958, № 130), и хозяином жемчужного царства во времена царя Гороха являлся Ворон Воронович, основной персонаж дошаманского мифологического пласта.      


Итак, выражение: «сыпахуть ми тощими тулы поганых толковин великый женчюгь на лоно…», – свидетельствует о присутствии у «кроваты тисове» представителей иноверцев, толковавших о таинствах путешествия души в мир жемчужного царства на иной лад, нежели это было принято в христианстве.


 ***


В простом предложении V из сложного предложения 2 абзаца 21: "и неговахуть (негуют) мя", – в древнерусском тексте, отредактированном И.П. Ереминым (1976), глагол «негують» (через ять), присутствовавший в первом издании «Слова о полку Игореве…»  1800 г. под редакцией А.И.Мусина-Пушкина, заменен в связи с унификацией глагольных временных форм на «неговахуть»(см. А. А. Потебня, 1877 - 1878), что нашло свое отражение также в переводе Марко Грчича (1988) на хорватский язык: «Te me njegovahu». В первом издании 1800 г. выражение «негують мя» переведено как «меня нежили». В словаре В.И.Даля (1998), впервые изданном в 1861 г. – 1868 г., присутствует глагол неговать (через ять) «нежить, баловать; содержать в неге, беречь, холить, лелеять».


С точки зрения автора настоящей статьи, в архаичных выражениях «и негують мя» и  «и неговахуть мя» речь может идти об облачении ног князя Святослава в мягкую обувь типа тапок или кожаных чулок. В словаре В. И. Даля (1998) словом неговои или неговаи («от нога (!) или самоедск.?»), названа «летняя обувь остяков и русских, в Тобольском крае, из олененины, вроде чулков; ровдуги» (ровдуга – это ирха, замша из бараньей, козьей, оленьей, лосиной шкуры). Близкие слова там же, в словаре В.И.Даля (1998): ноговица, ногавицы, ногавка.   


Низкая обувь мягкой конструкции, сшитая из тонкой кожи с продольным швом по оси подошвы, была обнаружена при раскопках в Великом Новгороде, Старой Руссе, Твери, на Рюриковом городище и в других городищах (Д.О. Осипов. Вестник Новгородского Государственного университета № 63, 2011). Находки датированы второй половиной XI в. – первой половиной XIV в. В статье Д.О. Осипова отмечается, что эта обувь (по А.В. Курбатову – «домашние или комнатные туфли») связана с монашескими усадьбами и предполагается её сходство с упоминаемыми в рукописях калигами, в которые обувались принимающие монашеский сан в чине пострига (в этой обуви не предназначенной для активного передвижения, а для "содержания в неге", и хоронили). Позднее, в XV в. – XVI в., обувь с продольным швом по стопе уже не предназначалась для ношения и делалась на «живую нитку» для покойников. В качестве ритуальной (покойницкой) для мирян эта обувь, судя по археологическим данным, стала употребима с XVII в.


Слово «калига» впервые употреблено в «Житье и хожденьи Даниила Русьскыя земли игумена» (начало XII в) в качестве обуви паломников; Данила, как предполагается,  был монахом на Киевской и Черниговской землях (отсюда на Руси для паломников-псалмопевцов бытовало выражение «калики перехожие»).  Калги в словаре В.И.Даля – «мн. арх. голые лыжи, не неподбитые камысами», калиги или калигвы – обувь всякого рода, включая «лоскут кожи, затянутый по подъему ремнем… юж. обувь на покойников, обычно из холста».


Итак, в данной заметке высказано предположение, что глаголы «негують» и «неговахуть», присутствующие в разных редакциях текста «Слова о полку Игореве…», связаны с облачением ног в мягкую обувь – неговаи (неговои), сходные, по всей видимости, с монашескими калигами. 
 

***


Простое предложение VI из сложного предложения 3 абзаца 21: «Уже доскы без кнеса в моем тереме златоверсем…», – обращает внимание на характер русских жилых строений, что, как правило, и подчеркивается исследователями «Слова о полку Игореве…» (имеются и иные версии). Согласно словарю В.И.Даля (1998), кнесом или князем назывался «верхний стык стропил и скатов, гребень, конек». Что касается значения князь (конязь), то в статье «1. Конь» для слова конязь указывается значение «вершник [ср. князь]». В статье «Князь» указывается происхождение от «конъ? конь? норманск. Konung? Как от Vikng витязь, от Pfenning пенязь?» и значение «начальник, властелин; владетель области, княжества», там же даются иные толкования: князь как «жених и новобрачный, в день брака» и князек как «животное необычайной шерсти или пера» и «высший разбор пушного товара, одинец, самый отборный». Помимо птиц и коней в навершиях крыш вырезали в дереве или камне и иных животных.
 

Макс Фасмер (1996) рассматривал древнерусское слово кнес как «потолочное стропило», см. князек», а князек («князек на крыше») как «брус конька». Вместе с тем Макс Фасмер указывает на присутствие лтш. kneze (первое "e" под диакритиком долготы) «петушиный гребень». По сути дела, синонимом кнеса в словаре В.И.Даля является охлупень «конек крыши, род опрокинутого желоба, иногда с резным коньком напереди, шелом»; охлупное – «окончательная пирушка, попойка плотников на счет хозяина по срубке избы»; охлупить избу – «покрыть совсем, подвести под охлупень, ошеломить» (хлуп – «кончик крестца у птицы, хвостец»). В устройстве кровли (по М.В.Красовскому) могли участвовать один брус, называемый кнесом или охлупнем, или, иногда, два бруса: князевая слега (кнес) и охлупень с навершиями.


Разборка жилого сооружения начинается в обратном порядке, с кнеса и/или охлупня, и фраза: «Уже доскы без кнеса в моем тереме златоверсем…» может метафорически означать не только лишение княгиней супруга, а княжеством – его главы в результате пострижения и/или смерти, но и уход с политической сцены «отца Святославличей», великого князя Древней Руси с его «золотым словом», коим автор «Слова о полку Игореве…» величает Святослава Всеволодовича Киевского.


***


Достаточно сложным является истолкование текста простого предложения VII из сложного предложения 3 абзаца 21 в его новом смысле: "всю нощь с вечера босуви врани възграяху у Плеснеска на болони…". Плесненск (Плесенск) в конце XII в. был крупным торговым центром в  галицких землях, а галицкие и волынские войска участвовали в походах русских княжеств на половцев, в частности в сражении 1183 г. на р. Орели. Галицкое княжество еще в правление Ярослава Осмосмысла характеризовалось стилем правления западного образца, при котором власть правителя существенно ограничена его вассалами (боярством). Ссоры галицкого боярства с князем Ярославом Осмосмыслом начались еще в 1171 г., боярские мятежи в Галиции дестабилизировали обстановку в княжестве и на дунайском торговом пути.


[События, произошедшие после изречения Святославом Киевского "золотого слова" подтверждают опасения князя относительно нестабильной обстановки в Плесненске: в 1187 г. скончался галицкий князь Ярослав Осмомысл, державший в руках «ключ дунайской торговли», его завет отдать княжение своему внебрачному сыну Олегу вызвал бунт галицких бояр. С их поддержкой галицкий стол занял законный сын Владимир, но после ссоры с боярами он был смещен, и бояре призвали на княжение Романа Мстиславовича Волынского. Владимир затеял было вернуть престол с помощью венгерского короля, но тот отдал Галич своему сыну Андрашу, что вызвало восстание галичан и попытки сына киевского князя Глеба Святославовича Каневского и безудельного галицкого князя Ростислава Ивановича завладеть княжеством. В 1189 г. Владимир вернул себе Галич с помощью поляков и Фридриха I Барбароссы. После смерти Владимира в 1199 г. образовалось Галицко-Волынское княжество, и его возглавил Роман Мстиславович].


Известную трудность представляет осмысление эпитета «босуви» (существовала поправка на «бусови», произведенная  филологом и историком В.В. Макушевым в рецензии на издание «Слова о полку…» (ЖМНП, № 2, 1867, 465). Cледует отметить, что на исторических гласных гербах Галича и Галиции были изображения чёрных или серых птиц семейства врановых. Представляется, эта связь  проявилась в тексте «Слова о полку Игореве…», где вранами Святославом Всеволодовичем названы, по всей видимости, галичане – галицкое боярство.


Наиболее обычной является трактовка слова «босуви (бусови)», связанная с дымчатым оттенком серого цвета. В переводах некоторых исследователей также употреблялось: бо суи «суетные», Н.А.Мещерский связал бусови с собственным именем Бус. В качестве параллелей к бусовъ, босовъ В.В. Нимчук привёл закарпат. босовитис’а «сердитись, насуплюватись» и сербохорв. busovan, busnovit «сердитый», nabusit «рiзкий, грубий… сердитий». В систематике галки относились ранее к роду ворон (Corvus monedula). В Древнем Риме галок называли monedula (от moneta “монета, деньги» и edo «есть», либо от monile «ожерелье, драгоценности» и edula «пожирательница»). Бусовый ободок (состоящий из мелких бусин), окружавший изображения врановых, имелся на древних монетах Галиции. 


У серых ворон, в отличие от черных, имеется особенность собираться стаями в местах своих массовых ночёвок, откуда раздаётся ночное граянье, на что указывал в своё время Н.В. Шарлемань. Следует отметить, что галки также имеют обыкновение объединяться на ночлег. Таким образом, ночное граянье может указывать на определённый цвет птичьего оперенья врановых (серых ворон, галок). В связи с этим, можно принять босуви в качестве оттенка серого (вариант перевода "сердитые" не исключён).


Для слова болонь нами выбрано из соответствующей словарной статьи В.И.Даля значенье «предместье», что указывает в рассматриваемом отрывке текста на предместье города Плесненска. Итак, в рассказе киевского князя Святослава Всеволодовича о своем тревожном сне, включенном в "Слово о полку Игореве...", сообщалось о галицких боярах, что всю ночь с вечера как серое вороньё вели свои игры в предместье Плесненска (вероятно, речь шла о заговорах с уграми). 


***


Исследователями "Слова о полку Игореве..." не единожды отмечались трудности в определении смысла простого предложения VIII из сложного предложения 3 абзаца 21: "беша дебрь Кисаню…". В данной статье автор дает новое истолкование выражению «дебрь Кисаню», опираясь на материал по истории, античной географии и других исследований.

 
В плане античной географии, следует отметить, что Хесин (Херсинус) – это древнее название р. Западная Двина (вместе с  р. Даугава) на карте Птолемея II в. н.э. Название Хесин, очевидно, имеет связь с германским (?) племенем оссиев или оссеев, обитавших по данным Птолемея на левом берегу реки (возможна связь с названием земли Гессен – от лат. Нassia, а также божеством Jesse, известным в польских церковных записях XV в., кетских мифах и по работам Б.А.Рыбакова о божествах Северной Руси).


Дебрь, по В. И. Далю, означает «стар. логовина, долина, раздол, ложбина, лог, овраг, буерак… // Ныне лесистая, густо заросшая долина, чернолесье по раздолу». Исходя из вышеизложенного, «дебрь Кисаню» может сопоставляться с долиной р. Хесин, служившей в XII в. частью европейских торговых путей ("из варяг в греки") и бывшей судоходной от низовья, населенного балтскими племенами, вассалами полоцкого князя, до Полоцка (Полоцкое княжество, первым выделившееся из древнерусского государства, сложилось на местах заселений кривичей). В 1184 -1185 г.г. ливы, обитавшие в устье Хесина, приняли католичество, но в самом конце XII в. после  жалоб епископата на отступничество, отказ от выплаты десятины и возвращение ливов к прежним верованиям, произошло вторжение крестоносцев (в начавшейся войне полоцкий князь взял сторону ливов).

 
А.В.Лонгинов в книге «Историческое исследование сказания о походе северского князя Игоря Святославовича на половцев в 1185 году» (Одесса, 1892) писал, что беша (через ять), «как справедливо полагал Ф.Миклошич, а за ним кн.Вяземский, – дееприч. от глагола бесити (остервенять). Следует отметить, что в данном случае возможна и глагольная форма аориста, отвечавшая в древнерусской грамматике 3-ему л. мн. числа (проф.П.Я.Черных. Историческая грамматика русского языка. М.: Гос. уч.-пед. изд-во Мин. просв. РСФСР,1962). Итак, «дебрь Кисаню» – это долина древней реки Хесин, связанная с важным для Киевской Руси торговым путём, и выражение «беша дебрь Кисаню»  указывает в оценке киевского князя Святослава Всеволодовича на бурный характер политических событий в долине р.Хесин, предвещающий возможную утрату на этой территории русского влияния.

   
***


Последнее простое IX предложение  сложного предложения 2 абзаца 21 ("и не сошлю к синему морю") содержит эпитет моря «синее», который, как представляется, указывает на Азовское море, имевшее в истории много названий.  У древних греков  и римлян оно имело название Меотийского, а у турок и арабов  звалось Тёмно-синим  (Бахр эль Ассак, Бахр эль-Азов). Этимология названия Азовского моря и топонимов Азов имеет немалое число вариантов, но, видимо, наиболее предпочтительна связь с перс. lazard «голубой», араб. azul «синева», фр. l'azur «лазурь» и сходными понятиями во многих европейских языках (корень слова  прослеживается также в названиях синих и зеленовато-лазоревых минералов  различного состава – азурит (ляпис-лазурь), лазурит,  лазулит, причём  медный минерал азурит встречается вместе с малахитом и местами сращивается с ним; старинные уральские мифонемы девка-Азовка, Синюшка и Голубая змейка числятся возможными эпиклезами известного персонажа бажовских сказов Хозяйки Медной горы).


Таинственное выражение в финальной части абзаца: «и не сошлю к синему морю» (от съсълати по Срезневскому), – итожило «мутен сон» киевского князя Святослава Всеволодовича, в котором проявились его опасения относительно будущего. Святослав, исходя из реальной политической обстановки поздней весны 1185 г., довел до сведения  рюриковичей свое решение: он не намерен посылать войска к "синему морю" на помощь князю Игорю в связи с обострением ситуации в Галицком княжестве и в долине реки Хесин, то есть: на двух важнейших торговых путях.


Рецензии
В переводах "Илиады" Гомера, от Гомера мало что осталось. Может быть это похожий случай, и все современные толкования далеки от того, что хотел сказать автор?
С уважением

Петр Елагин   07.10.2021 09:10     Заявить о нарушении
Благодарю за рецензию. Основной смысл "Слова...", конечно, останется: история, некоторым образом, дописала эпилог...
«Слово…» имеет, в отличие от весьма давней «Илиады», относительно малый период изучения (всего 200 лет), к настоящему времени известно весьма солидное число переводов текста и толкований отдельных его частей, созданы словари и справочно-энциклопедические издания по «Слову…, но «тёмные места» всё- таки остались.
До выяснения этих «тёмных мест» и решения ряда спорных положений по тексту (без оттенков волюнтаризма и конъюнктуры) любой перевод не может претендовать на окончательную позицию. Прояснение отдельных мест текста необходимо для решения вопроса, что «хотел сказать автор?», но, кроме этого, следует отметить, сама фигура Автора «Слова…», несмотря на множество предложенных имён, остаётся всё же неясной…

Мара Рушева   07.10.2021 20:25   Заявить о нарушении
Все Вами сказанное правда, но также очевидно, что язык, на котором написано "Слово..." мёртвый, такой же как латынь, древнегреческий или иврит. Нам его не реанимировать при всем желании. То, что было банальностью и само собой разумеющимся для автора "Слова...", при современном прочтении может поставить в тупик любого исследователя. Живой язык состоит из нюансов, полутонов, всего того, что накладывает культурный контекст, в котором этот язык существует. Мы порой с трудом понимаем речь наших внуков, а тут тысячелетие минуло.

Петр Елагин   08.10.2021 10:03   Заявить о нарушении
К реанимационным трудностям можно добавить тот факт, что в рассматриваемом случае попытки восстановить изначальный смысл текста относятся к копии копий.

Мара Рушева   08.10.2021 11:51   Заявить о нарушении
В Израиле уверены, что говорят на языке Моисея. Вся затея с ивритом, как государственным языком чистой воды идеология.

Петр Елагин   08.10.2021 12:56   Заявить о нарушении
Трудно судить, поскольку не интересовалась этим вопросом, но возрождение иврита связано с конкретными особенностями исторических перипетий (возрождением государственности, значительная германско-славянская доля основы идиша и др.). Пользуясь всякими словарями, не прохожу при случае мимо «Библейской энциклопедии» Арх. Никифора (1891, издание 1990 г.), также «Древнегреческо-русского словаря И.Х.Дворецкого, латинско-русского и древнерусских словарей… Возрождать в полной степени древние языки вроде древнерусского, древнегреческого, староанглийского и пр. исторической необходимости не просматривается. Достаточно иметь хорошие словари и грамматические учебники (для желающих читать старинные тексты). Впрочем, это уже вне темы рецензируемого текста.

Мара Рушева   08.10.2021 16:19   Заявить о нарушении
Я лишь хотел сказать, что любой язык существует до тех пор пока живы носители языка. Только находясь в процессе постоянного обновления, впитывая в себя жизненные силы народа, его творческую энергию, язык живет и развивается. Невозможно реанимировать древний язык, это противоречит законам природы.

Петр Елагин   08.10.2021 19:03   Заявить о нарушении
Думалось об этом при знакомстве с очень интересной кетской мифологией. Четыре из шести языков енисейской языковой семьи вымерло до XX века, пятый вымер в XX веке, а кетский - он шестой и еще имеет носителей, но их пугающе мало.

Мара Рушева   08.10.2021 21:18   Заявить о нарушении
Этносы рождаются и умирают - это нормально, вместе с ними умирают языки. Бывают правда старожилы - персы, к примеру. Средиземноморье меняло языки - греческий, латынь, арабский. А Иран сумел сохранить язык и культуру.

Петр Елагин   09.10.2021 19:57   Заявить о нарушении
Не думается так: нет зороастрийской Персии. И культура уже иная, и новоперсидский язык полон тюркизмов, и иных не-персидских языков там достаточно.

Мара Рушева   09.10.2021 23:19   Заявить о нарушении
И все же персы не арабы, правда? А Сирии, Египте, Турции ничего не осталось от греческой,римской, византийской культуры.Иран же хоть принял Ислам, но в форме враждебной сунитам.
Кстати, вы не задумывались, на каком языке Христос разговаривал с Пилатом? Очевидно, они говорили на греческом.

Петр Елагин   10.10.2021 07:57   Заявить о нарушении
Это книжная ситуация в стране Булгаковщине. Герои Михаила Афанасьевича говорили на русском языке,других мнений тут быть не может (смайл).

Мара Рушева   10.10.2021 14:26   Заявить о нарушении
Булгаковщина - слышна негативная коннотация.

Хованский хованщина
Базаров базаровщина
Корнилов корниловщина
Колчак колчаковщина

Впрочем, Вы читали мою "Изюминку в пироге русского языка", сейчас заглянул и увидел Вашу рецензию.
С уважением

Петр Елагин   10.10.2021 18:23   Заявить о нарушении
Читала, незабываемо... и с тех пор обнаружила, что адыгское ЩЫ - это "ТРИ": если без огласовок - TR, с огласовками м.б. и ТЮРЯ.

Мара Рушева   10.10.2021 18:37   Заявить о нарушении
И после этого Вы утверждаете, что лингвистика не ваш конёк. Каких же высот Вы достигли в дисциплине, которая этим коньком является?

Петр Елагин   10.10.2021 18:47   Заявить о нарушении
Меня всегда волновала этимология в ЩИ и расшифровка древнейшей гнёздовской надписи на корчаге с весьма наглядной версией Д.А.Авдусина - ГОРОУХЩА. Однозначного решения по этим вопросам пока нет… Ваше внимание к букве Щ в эссе "Изюминка в пироге русского языка" принесло занятные результаты, прочла не без интереса… В –щина, ведь, не всегда негативный оттенок.

Мара Рушева   10.10.2021 19:48   Заявить о нарушении
Я нашел только одно слово на -щина без явного неготива - "годовщина"и без явного географического подтекста

Петр Елагин   10.10.2021 22:04   Заявить о нарушении
Помнится, где-то ещё было у вас... Там, "где резной палисад"?.. - Или в другом географическом позитиве?..

Мара Рушева   11.10.2021 10:11   Заявить о нарушении
Был я на Псковщине,
Был на Орловщине,
Был на Тамбовщине,
На Ярославщине,
Был я на Брянщине,
Был на Смоленщине,
Но, где бы ни был я,
Тянет всё к Женщине!

Это не у меня, это Александр Посохов

Петр Елагин   11.10.2021 12:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.