Елку нынче я покупать не буду

Елку нынче я покупать не буду, я ее нарисую на стене зала. Мне этого хочется, вот и все объяснение.  Я живу одинокой жизнью, одно из преимуществ которой  – это  вселенская безответственность. Я словно в  космосе и никому не интересно,  о чем я думаю. И чего я хочу,  тоже никому не интересно.  Луна за окном  роднее и ближе, чем  люди в трамвае.

У меня очень трезвый взгляд на вещи. Я не говорю, что я одинока и поэтому несчастна. Я говорю, что я одинока и поэтому хочу рисовать  елку.

Я умею рисовать граффити. Граффити – это свобода.  Свобода запаяна  в баллончик аэрозоли.  Я  освобожу ее нажатием пальца на распылитель. И буду вдыхать. А Деда  Мороза я рисовать не буду. Для него на стене места нет.

Я подхожу к телефону, снимаю трубку и думаю.  Составляю фразу. Она простая, но требует уважения.

-  Я хочу пригласить Деда Мороза для ребенка.

Дожидаюсь соединения  и  произношу  заготовленную фразу  с выражением.
Меня спрашивают про адрес и возраст ребенка.
Возраст ребенка? Я стала  вспоминать, когда у меня была ложная беременность?  Она была  пять лет назад. Значит, сейчас моему ребенку могло бы быть четыре года. Я им так и говорю  - четыре года. Хорошо, сказали в трубке, ждите, приедет. Если хотите можно сразу  с подарками?  Я отказываюсь. Меня не уговаривают, а вешают трубку.

Обоев в квартире у меня нет, я люблю краску нежного  абрикосового оттенка. Единственное, что я себе позволила  – это античную итальянскую  фреску. Она  объединяет окна, делая проем радостным и  воздушным.
 
Итак, елка будет находиться на стене, напротив оконных проемов. Что мне нужно для графитти?  Резиновые медицинские перчатки, чтобы не испачкать руки. Совет –  берите резиновые перчатки черного цвета. Они тонки, неощутимы на руке и не мешают управлять баллончиком.

Время за работой бежит быстро. Я работаю с широкой струей краски, у меня твердая рука. К тому же  работаю я  без скетчей, складывая рисунок в голове. Делаю окантовку и рассматриваю результаты. Осталось перевернуть баллончик и дождаться,  пока из кэпа не перестанет выходить последняя  краска. Кэп должен остаться чистым.

И тут звонок в дверь, разбитый на двенадцать  зуммеров. Канун Нового Года, время волшебства.

Распахиваю  дверь и глаза.

На пороге Дед Мороз. У него красная шуба с белой опушкой по краям. Остальное в его образе – гламурная   куча мала.  Вот вам его портрет. На голове Деда Мороза  змеятся  каштановые дреды. К уху пристегнута серебряная сережка. Щетина само собой трехдневная. Из-под распахнутой шубы виднеется сливочный френч. Ноги обтянуты  джинсами с заниженной талией и рваными прорехами. Ботинки были явно дорогие и явно новые. Вокруг Деда Мороза клубился модный аромат лишайника, розы и белой кожи, несущий обновление мыслей и чувств.
 
- Ребенку четыре года,  – сказал  Дед  Мороз, заглянув в айпэд. Давайте сюда вашу крошку, у меня только три минуты. Подарок приготовили?

- Ой, вы знаете, - сказала я, - а ребенок еще на прогулке. Скоро придет. Что вам налить? Чай? Кофе? Коньяк?

- Ровно через три минуты я убываю, - сказал Дед  Мороз, посмотрев на часы, - график вплоть до секунды.
 
- А чем вы дреды крепите? – спросила я. Ну не молчать же эти три минуты? Какой-то слишком деловой Дед  Мороз попался. Не повезло.

-  Простое плетение,  - сказал Дед  Мороз, - ни воска, ни меда. Крючком.

- Хотите посмотреть на елку?

- Меня мутит от елок, - признался Дед  Мороз, - от сосен, кедра и пихты. А также туи и кипариса.

- А кипарисы тоже наряжают? – удивилась я.

- Наряжают даже целлофановую юкку, - сказал Дед  Мороз, - в офисах ничего другого не растет. Осталось две минуты.

- Вы женаты?

- Нет.

- А почему вы не удивились моему вопросу? – спросила я.

- Привык, - сказал Дед  Мороз, - сегодня я слышал его три раза. К вечеру услышу сто раз. 

-  Могу я с вами сфотографироваться?

- Осталась одна минута,  – строго сказал Дед  Мороз, - за ложный вызов придется заплатить два тарифа.

- Выпьем шампанского, - решительно сказала я. Бутылку я открыла заранее и держала в ведерке со льдом. На подносике стояли бокалы для шампанского «flute» с зауженным верхом.

- У меня еще девяносто шесть вызовов, - сказала Дед  Мороз.

- Это только  шампанское, - сказала я и подала ему наполненный бокал, - я даже губы не красила, чтобы не убить вкус вина. Я ждала вас.

- Вы или ваш ребенок? – уточняет  Дел  Мороз.

- У меня нет ребенка, - сказала я, - четыре года назад у меня была ложная беременность и все оттого, что мне очень хотелось ребенка. Но  в одиночку у  меня ничего не получилось. Мне нужен мужчина.

- Мне пора, - сказал Дед  Мороз, - я ничем не могу вам помочь.

- Вы плохо знаете женщин, - я выпила шампанское и у  меня закружилась голова, - я  захотела нарисовать елку и  нарисовала. Я захотела Деда  Мороза и  вы приехали. Кстати, а почему вы так нелепо одеты?

-  Реквизита не хватает, - сказал Дед  Мороз и выпил шампанское, - много заявок. Где ваша елка?

- В зале, - сказала я, борясь с головокружением.

Елка была хороша. Она была 3D, густого насыщенного  цвета, прорисованная  контрастным маркером – шваброй  и отшлифованная от вершинки до комля. На красках я никогда не экономлю, поэтому у елки не было ни одного потека. Ровно горели нарисованные золотом новогодние шары. Елка парила в воздухе и была похожа на космический корабль, прилетевший с моей дорогой Луны.

- Ого,  - одобрительно  сказал Дел  Мороз и впервые посмотрел на меня без отчуждения, - вы художница.

- Малярша, - сказала я, - мне чужой славы не надо.

- Я могу остаться на ночь, - сказал Дед  Мороз, - если вас это устроит? Уйду утром не прощаясь.

- Уходите сейчас, - сказала я, - вас ждут. Где расписаться?

- Вот здесь,  – Дед  Мороз протянул квитанцию, - у вас есть пожелания?

- Есть, - я подала ему пустую бутылку из-под шампанского, - киньте в мусоропровод по дороге.

- Это все? – Дел  Мороз взял бутылку.

- Да, - кивнула я  и закрыла за ним дверь.

Потом я накинула на плечи  свою любимую спецовку.  Зашпаклевала, загрунтовала и закрасила елку. Полет закончен, буду  приземляться. Я села в кресло командира звездолета  и включила автопилот.

И тут зазвонил телефон.

- Это Дед Мороз, - сказала трубка, - бутылку я выбросил.

- Спасибо.

- А можно я вернусь? Я переоделся и выгляжу обычным мужчиной. Меня зовут Сергей Сергеевич.

- Возвращаетесь,  - сказала я, - только елку я уже стерла.
 
- Я купил  вам другую.  Настоящую, с  колючками и запахом, - сказал Сергей Сергеевич, - теперь у вас все будет настоящее.
 
- Что значит все? – уточнила я, - шампанское, например,  было настоящим.

- Я оценил,  - сказал Сергей Сергеевич, - скоро буду.

- Жду! - сказала я и положила трубку.

Подошла к окну и посмотрела на небо. Луна сегодня была маленькой – премаленькой.  Луна уступила  свое место возле меня Сергею Сергеевичу. Она всегда была ко мне очень внимательна.


Рецензии
Дорогая Вера, я благодарю вас за чудный новогодний подарок! Это действительно чудо)). Примите пожелание творческого и личного благоденствия!

Лена Пономарь   18.01.2019 07:42     Заявить о нарушении
На это произведение написано 109 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.