Небесная воля. 2

начало здесь:http://www.proza.ru/2014/01/27/2011

 Он проснулся и, чувствуя, как от балкона тянет холодом, долго не хотел открывать глаза. Но осознав, что это обычная лень пытается проникнуть в его тело,Тан-Кхи улыбнулся и быстро встал. С удовольствием принял горячий душ, затем усилием воли заставил себя - позавтракать. Он знал, что вскоре это станет привычкой, но пока безвкусный хлеб с трудом втискивался в горло. Запивая его холодным молоком и размышляя о том, во что сегодня могут одеться люди, он подошёл к зеркалу. Перебрав несколько вариантов одежды, приложил руку к сердцу – фиксируя выбор - и вышел на улицу.

Резкий ветер рванул тяжелые полы пальто. Запах влажного, грязного снега, дыма и скрип песка под ногами заставили его снова собрать всю волю, чтоб не замечать неприятностей утра. Неприветливые люди торопливо шли по своим делам. Неуверенно переставляя ноги в неуклюжей обуви, Тан-Кхи осторожно дошёл до угла дома. Молодая мама катила на санках обвязанное шалью дитя. Дитя таращило глазки, обливаясь потом под кучей одежды. Мамаша тащила тяжёлые санки и проклинала своего мужа, который где-то задержался. Всю дорогу она придумывала слова, что скажет ему вечером. Слова были злые и обидные. Женщина излучала гнев и раздражение. Тан быстро отвернулся от неё, ласково прикоснувшись к сонному ребенку.
- Выздоравливай, малыш! - тихо прошептал он, чувствуя милую улыбку Матушки за плывущим облачком.

У магазина двое полусонных мужчин озирались по сторонам. Их легкие курточки явно не грели озябшие тела. Но, пританцовывая на ветру, они упорно продолжали ждать чего-то или кого-то. Слева от дверей магазина сидел бездомный, худой пёс. Он был голоден. То и дело поглядывая на людей кроткими глазами, пёс терпеливо ждал еды. Ждал, видимо, давно. Но всем было не до него. Дверь магазина открывалась, закрывалась, равнодушно впуская и выпуская жестокосердных людей.

Наконец из неё вылетел кудрявый парень без шапки. Что- то дрогнуло в душе Тан-Кхи при виде его нескладной, сутулящей фигуры, обросших щетиной щёк.
- Эй, вы, други - подруги! Дайте ещё три рубля! - на одно мгновение он задержал свой взгляд на бездомной собаке. Жалость заставила его подойти к ней и погладить по свалявшей шерсти.
- Эх, пёсик... мы ведь, в сущности... оба с тобой, - он замолчал и резко вывернув карманы брюк, паясничая и кривляясь, повернулся к мужикам. Те тоже начали поспешно выворачивать карманы.

Пёс наклонял голову - то вправо, то влево, словно стараясь помочь им. Через минуту, зажав в кулаке мятую трёшку, кудри и давно не бритые щёки снова исчезли за дверью. Мужики опять затанцевали на ветру. Мамаша с ребёнком пересекла улицу и, хлопнув стеклянной дверью, исчезла в тепле районной поликлиники. Пошёл снег. На улице заметно похолодало. Отчаявшийся пёс встал и медленно побрёл в сторону призрачного леса.

Тан мгновенно догнал живую, измученную душу. Его рука сжала кусок невидимой еды и волевым усилием бросила псу. Тот проглотил его. Тан повторил свой жест. Вскоре голодные глаза бедняги подернулись сытой поволокой. Повиливая хвостом и облизывая пасть, пёс благодарно смотрел на доброго человека.
- Как мало собакам нужно для счастья - невесело подумал Тан-Кхи - Что, полегчало? Ну, теперь беги по своим делам! - он сочувственно смотрел как пёс затрусил вдоль дороги. Вскоре за ним от магазина в ту же сторону быстро затрусила счастливая компания мужиков, пару минут тому назад мучительно изнывающая от ожидания. 

Громко разговаривая и увлечённо жестикулируя, счастливцы опять не замечали пса, который, часто оглядываясь на странного человека (руки которого могли испускать такие вкуснейшие ароматы!), бежал впереди них. Они не замечали молодую женщину, что  стремительно выбежала из магазина и остановилась, глядя вслед удаляющимся. Её серые глаза горели гневом. Всё в ней горело этим неистовым гневом. Маленькая девочка, выбежав следом за женщиной, прижалась к ней:
- Папа!Папочка! - девочка тихо плакала.

Тан-Кхи поспешно отвернулся от гневной истории, что внезапно разыгралась перед ним, от заплаканных глаз девочки и, надев на плотную кожу рук кожаные - ненужные, нелепые! - перчатки, осторожно перешел улицу.
- Мне не помочь тебе, малышка. Это дело твоих родителей. Только их дело - беззвучно шептали его губы.

Возле светофора постоянно наклоняясь к земле, ходили взад-вперед две странных девчушки.  Одна из них, двигаясь ему на встречу и подняв голову, заискивающе поздоровалась с ним. Немного удивившись её вежливости, он с надеждой спросил у неё:
- Что вы ищите здесь?
- А мы, дяденька, сто рублей в сугроб уронили,- тупо моргая, глаза девчушки скользнули в сторону от его взгляда. От её ресничек отлетели  искры лжи. Он скорбно посмотрел на неё и, молча, прошёл мимо. Но не удержался и, чуть повернувшись в сторону девочек, приложил руку к сердцу. Мгновенно поймав вибрации их сердец, услышал презрительные голоса:
- Жмот! Хоть бы десятку  дал.
- Надо к поликлинике идти. Там мамашки добрые - быстро денег надают.
- Ага! Как бы ни так! Мы с Люськой вчера там и двух рублей не сшибли. Пошли лучше к общаге. Вчера стипёха была- может, повезёт!

Вечерело. Машин на дороге становилось больше. Тан-Кхи бродил по городу, иногда пересекая улицы, скверики, шоссе, иногда заходил в закусочные. Он искал светлое, чистое сердце человека, чтоб воскреснуть в нём, чтоб полюбив его, полюбить всех людей и остаться с ними навсегда. Его Матушка, всякий раз провожая его, надеялась на такую встречу.
- Люди полюбят тебя, если ты с радостью распахнёшь своё сердце,- говорила Матушка.
- Да не мечите бисер... - всякий раз молчаливо думал Тан, вспоминая в такие минуты смерть Отца.

Тан не мог лгать себе самому. Как любить человека, видя его порочность? Поэтому он всегда страдал в этой чужой стране, где даже малые дети противно лгали ради собственной выгоды, забывая о Совести, Любви, Долге.
- Как легко ради достойного человека пойти на ЖЕРТВУ. Какой восторг видеть его радость. Он готов ради Матушки каждый год спускаться к этим грешникам, - думалось Тану - но жертвовать всем ради духовных уродов? В чем тайна Матушкиной любви к  ним? И Отцовская жертва - зачем?

- Хлев. Животное царство. Порочные людишки! - в грешном мире Мо Тан явственно осознавал цену своей чистейшей души. Кто из грешников стоил того, чтобы он отдал  её?
- Но ведь это Махазаель называет людей мерзкими животными... зверьками... он ненавидит их. А я? Я только презираю их. В чём моё различие с ним? - тут мысли Тана всегда начинали путаться.

Страдая, все праздничные дни, наблюдал он за большой и маленькой человеческой ложью. И, видя будущие последствия этой лжи, брезгливо вздрагивал безгрешным сердцем. Ну не понимал, просто НЕ ПОНИМАЛ он человеческой глупости!

Хотя дней было не много - от Рождества до Голодного Крещенского Сочельника,  и дальше - до дня Богоявления, Тан-Кхи успевал понять многое из того как жили, одевались, что ели в эти дни люди - не понимал он только этой глупости.

Зачем им надо быть сытыми, как тому псу, чтобы быть счастливыми? Разве ПИТАНИЕ  главнее ВОСПИТАНИЯ? Приставка «ВОС» давала слову новый окрас - духовный окрас. Дарила возможность слияния (видимых  и невидимых на Земле) составляющих человека частей с Вечным Кругом БЫТИЯ.

В Первый Сочельник(голодный) кроме кутьи из риса, меда и изюма люди ели сочиво (постная каша), овощные блины, медовые оладьи. Пекли сочни с ягодами. Так они пытались не отяготить тело тяжелой, сытной пищей. Душа в таком теле становилась легкой и свободной от порочных желаний. Зная, что в полночь этого светлого однодневного поста вода на Земле взволнуется и Христос начнёт своё святое купание верующие люди старались  чистотой тела и души не замутить чистоту праздничных вод.

Они ставили в этот вечер на стол чашу с водой, чтобы увидеть Крещение Господне. Смотрели в полночь - всколыхнётся ли вода в чаше? Если вода колыхнулась, то люди бежали смотреть "разверстые небеса". При этом они считали: «Увидишь сполохи - проси хоть царствия небесного. Все исполнится. В эту ночь, перед утреней молитвой - небо открывается. О чем открытому небу помолишься, то и сбудется».

Тан знал, что Матушка всей душой помогала верующим людям увидеть эти сполохи. Но не все люди были верующие, хотя чаши ставили многие. Это стало модной шуткой. Тан с неприязнью смотрел на это нелепое шутовство. Матушка только тихо вздыхала.

На первые Водокрещи верующие люди ходят за водой на реку. Они кропят ею дом, хлев и скотину, делают запасы. Согласно поверьям, такая вода обладает удивительной целебной силой и может поднять на ноги даже безнадежно больного.

Издавна существовал обычай - в полночь купаться в проруби, чтобы очистить тело от всего нездорового и дурного. Поскольку Господь крестился речной водой, то во льду рубят проруби (иордани), и батюшки служат над ними молебен, а потом освящают воду.

Всякая просьба о здоровье, переданная через эту святую воду, мгновенно известна Матушке, словно просьба любимого сына Тана. Быстро будет таять сила этой воды! К концу года вода потеряет её окончательно. И Матушка, наклоняясь к ней и чувствуя её волнение, услышит только невнятный шёпот - помоги! Но куда послать помощь - будет уже не разобрать. Для Матушки последние дни каждого года - самые трудные дни...

Если в эту ночь иордани полны водой и тяжелый туман клубится над ней - то по народным приметам весенний разлив рек будет очень большой. А хороший паводок - это хороший урожай! Люди давно заметили - кто первым на Крещение возьмет воду из колодца или проруби, тот весь год ни разу не заболеет. А если человек, взявший у церкви крещеную воду, упадет или же разольет воду, то долго он на этом свете не проживет.

Накануне Крещения каждая хозяйка должна мелом или карандашом начертить крестики над дверями и окнами, чтобы уберечь свой дом от Сатаны. В этот день нельзя никого хвалить или ругать. Нельзя плакать иначе все время придётся слезы лить. Да и покойников в этот день лучше не поминать, чтобы не накликать новых. Нельзя выносить из дома огонь.

Снег, собранный в Крещенский вечер, исцеляет недуги - онемение в ногах, судороги и головокружение. Хорош он и для умывания, поэтому воду из него стараются долго хранить. Если собранный в этот вечер снег бросить в колодец, вода в нем весь год не пересохнет и не испортится.

В эту ночь люди часто видят вещие сны. Если кто-то крещен в этот день - быть ему счастливейшим человеком. Таким же удачным считается заключение в этот день помолвки. Поэтому с Крещения до Масленой идут свадебные недели. Весь вечер вокруг домов ходят ряженые и носят горящие головни. Медвежьей лапой во всякое окошко стучат, подношений просят. Смех, веселье не смолкают ни на минуту!

Вечер голодного Сочельника (первые Водокрещи) - последний для святочных гаданий. После полночи уже нельзя гадать. Нельзя класть красную ленту и гребень под подушку, спрашивая - "Кто придет меня причесать? И уж по тому, как Он будет волосы причесывать - нельзя судить о будущей семейной жизни.

Если на Крещение разыграется метель - то и на Пасхальной неделе будет метель. После Крещения цыган шубу продает - говорят в народе, - а морозов жди на Афанасия пучеглазого (31 января) и на Федора-тирана (2 марта).
- Дуй, вьюга, не дуй! Трещи, мороз, не трещи, а минули Водокрещи - дни к Пасхе пошли.

Тан знал, что через сутки 19 января в полночь (на вторые Водокрещи) - снова изменятся свойства воды. Ибо должна измениться сущность Тана. Его Душа, погруженная в воду (вобрав все Чистые Души Людей и став Коллективной) соединится со Святым Духом Отца, который сойдёт с Небес в виде голубя. Всякий верующий человек в это мгновение - омыт и очищен светозарным потоком божественной энергии! На всех, на каждого через это ЕДИНСТВО сходит Духовная Сила Отца, позволяя начать Новую духовную жизнь.

Воду в это святое мгновение называют - Богоявленской водой. Богоявленская вода также как и Крещенская вода хранит свою силу весь год. Она увеличивает духовные силы человека в любой момент прикосновения к ней. Иногда люди по неведению шепчут над этой водой свои просьбы о здоровье, но Матушка не слышит информацию, идущую от Богоявленской воды. Ибо задача этой воды иная. Только через воду взятую в полночь 18 января Матушка может помогать людям сохранить здоровье, укрепляя их тела, очищая от немощи телесной. Второе преображение воды (в полночь 19 января) дарит верующим Духовную крепость - возможность обновления Духом.

Об этом втором преображении воды говорит появление белоснежного голубя - символа божественного Духа, который сходит на достойного человека, погруженного в СВЯТУЮ ВОДУ (или прикасающегося к ней). Именно выпускание голубей 19 января перед храмами - заканчивает праздник КРЕЩЕНИЯ ГОСПОДНЯ, вернее последний цикл этого праздника - день Богоявления.

                ***               
Все праздничные дни Тан с горечью осознавал, как мучительно тянулось время в стране Мо. Но вот, наконец, приблизились Первые Водокрещи - голодный Крещенский Сочельник. Он одиноко брёл в мокром тумане улицы по скользкой мостовой. Люди бежали мимо, сердито задевая его пакетами, сумками, санками. Сердито гудели машины. На черные деревья и заборы падал сумрачный снег. Не таящие, черные следы бежали за прохожими по пешеходным дорожкам, словно их грешные мысли и дела.

Сегодня ровно в полночь он должен будет явить себя в Чистом Сердце. Но в чьём? Опять Матушка грустно улыбнётся, сопереживая его неудачи. Их неудачи. Вся вода на Земле чистая, словно в первый день ТВОРЕНИЯ, не всколыхнётся при погружении в неё Души Тана. Ибо не будет Полновесия Святости в этом погружении.  Чистоты людских сердец не будет хватать в нём! Душевной чистоты Тана мало чтобы сделать всплеск вод мощным, видимым.

И вновь Махазаэль (в который раз?) расхохочется вслед ему на границе ТЬМЫ и СВЕТА.
                ***
Почти совсем стемнело. Обойдя домик с горевшей неоном надписью - «Спасательная станция» - Тан-Кхи вышел на берег реки. Налетевший свежий ветер принес запах далекого леса и угольного дыма. В деревне топили бани. Липкая влажность воздуха цепко перехватила горло, вызвав мучительный кашель. То там, то здесь на льду реки до самого горизонта горбились фигурки рыбаков. Ровное ледяное поле - малиновое от лучей заходящего Солнца - равнодушно и тоскливо бежало за горизонт. 

У ног Тана-Кхи внезапно закаркали две старые вороны. Злобно поглядывая на шумную толпу ребятишек, что носились вдоль берега, вороны предупредили Тана о надвигающейся опасности. Это заставило Тана-Кхи торопливо оглянутся.

Громко смеялась маленькая девочка лет шести. Тан-Кхи узнал в ней заплаканную дочку гневной женщины, сегодня утром выбежавшую из магазина вслед за мужем. По крутой тропинке навстречу ей спешили Линга и Валя. Трепещущий красный шарфик Вали сразу привлекли к себе внимание Тана. Внезапное волнение окатило душной волной его душу... Сияние распахнутых глаз девушки было невероятным!
- Неужели? - мелькнула удивлённая мысль в его голове.

Краем глаза он заметил, что по ступенькам железной лестницы от переезда к берегу спускается кудрявый мужчина, которого он тоже встречал сегодня. Сильно шатаясь, мужчина постоянно падал и ругался. Маленькая девочка, чей звонкий голосок привлёк внимание Тана-Кхи, остановилась. Вслушалась и, резко бросив свои санки, побежала в сторону мужчины с криком:
- Папка! Папочка!
Тот замахал ей руками и громко закричал в ответ:
- Я здесь! Здесь! Дочура-а-а!

Лёд под его ногами громко треснул. Трещина, разрастаясь, побежала к дочери. Дети   бросились врассыпную. Двое санок, связанные паровозиком, начали медленно погружаться в черную воду. Храбрая девочка свернула к разлому, пытаясь спасти свои санки.

Взволнованные дети закричали:
- Анька! Беги! Дурра! Утонешь!
Но растерявшаяся девочка только громко плакала и, вдруг,споткнувшись, мгновенно соскользнула в ледяную воду.

Тан видел, как на тропинке, ахнув, взмахнули руками словно крыльями.
Первой на лёд бесшумно спрыгнула с обрыва Линга, за ней Валя, торопливо срывая шарфик и громко крича:
- Доченька! Не вставай! Лежи на спине! Раскинь руки и ноги и не шевелись! Замри! Я спасу тебя! Я сейчас!

Лёд глухо трещал и колыхался под ногами. Множество трещин зазмеились вокруг. Сёстры оказались в опасности. Но упав на лёд, спасительницы быстро поползли к  ребёнку. Тан-Кхи схватил шест, которым рыбаки убирали лед в лунках, крикнул мальчишкам, чтобы они бежали на берег и полетел к полынье.

Стайка мальчишек, посовещавшись, разделилась - двое старших побежали по льду к темным фигурам рыбаков, а остальные, постоянно оглядываясь, понеслись к берегу. Но услышав истошные детские крики, навстречу от лунок уже бежали догадливые рыболовы.

Оценив ситуацию и мгновенно протрезвев, отец Ани взлетел по скользкой лестнице и, выскочив на шоссе, затормозил грузовую машину.
- Трос, давай трос!
Высокий парень выпрыгнул из кабины. Ещё мгновение и тонкий  трос упал к ногам мужчины. Ещё одно и тот  кубарем покатился с насыпи, поднимая клубы снежной пыли. Резко завизжав тормозами, остановилось ещё несколько машин и автобус. Пассажиры, волнуясь, смотрел им вслед, не зная что делать в этой ситуации.
- Вызовите скорую!- громко закричал отец Ани, выбегая на чистый лёд.

Подобравшись к дочке, Валентина торопливо бросила малышке один конец шарфика, лёд прогнулся, спасительницу окатило водой.
- Я боюсь! - пронзительно закричала мокрая девочка - Мамочка!
Дети на берегу тоже закричали от страха. Тан-Кхи смело подполз к самому краю полыньи и встал над ней. Он бросил жердь женщине.
- Хватайтесь крепче!
- Тяните! Я не могу отпустить дочь.

Почти не напрягаясь Тан-Кхи вытащил отяжелевшие, мокрые тела на лёд. Но испуганная девочка внезапно вскочила на ноги. От её резкого движения лёд закачался, треснул и обрушился множеством осколков. Спасатели и ребёнок рухнули в ледяную воду.

На секунду потемнело в глазах. Холод воды оглушил. Тан-Кхи почувствовал, что замерзает. Его волосы стали покрываться корочкой льда. Тяжёлая одежда панцирем облепила тело. Вода попала в лёгкие. Внезапно перехватило дыхание. Неприятная слабость сковала каждую клеточку тела.

И тут Тан-Кхи впервые ясно осознал, что на половину он  просто человек! Каменея под ледяной коркой нелепой одежды, он понял, что жить, опираясь только на эту половину, сложно и тяжело.
- Совсем не весело быть человеком. Слабым человеком. Мне страшно? - пронеслось в потухающем сознании.

- Держись, мой сын, - голос Матушки пробился сквозь шум рассыпающихся льдин.
Резко открыв глаза, он постарался усилием воли растопить лед на своей одежде, но мёртвая, ледяная ткань не подчинилась ему. Пальцы рук свела судорога.
- Ничтожество... мерзкий зверёк, - другой, гнусавый голос проник в его тело свинцовой тяжестью, - непросветлённая материя сопротивляется даже приказам Света, а твоим... жалким полу-попыткам... смешно... смешно - колючий смех осыпался вокруг обледеневшего тела Тан-Кхи безжалостными иголками льда.

Страх полоснул его душу! Напрягая все силы и волю - нечеловеческим, запредельным усилием - он вытолкнул девочку (и намертво вцепившуюся в неё Валю) на край льдины. Громко и пронзительно вскрикнула Линга, отчаянно пытаясь пробиться к нему сквозь кипящее месиво. Она верила в его помощь, его силу. Тану стало стыдно за свою слабость и беспомощность.

Среди месива из воды и льда показался отец Ани. Кинув дочери трос и дождавшись когда девочка схватится за него, он потащил обледеневшее тельце подальше от полыньи на твердый лед. Его действия были уверенны и точны. Навстречу ему бежали люди и санитары с носилками. Передав дочь он осторожно подполз к сёстрам.
- Держитесь! Я рядом! Всё хорошо! - но льдина коварно перевернулась и придавила смельчака и сестёр.

Очнувшись от минутной слабости Тан-Кхи рванулся к захлебывающейся Линге. Почувствовав опору она открыла глаза и, заголосив, невесомо ухватилась за шею Тана. Подброшенный неведомой силой Тан-Кхи встал во весь рост, бережно поднял перепуганную Лингу и Валю,намертво  впаянную в неё, на руки и, что-то крича, полетел с нею и сестрой к машинам скорой помощи и милиции по качающим льдинам.

Черная пропасть под ногами  Тана вдруг стала невероятно близкой. Она окатила его холодом. Стало жутко и впервые Тан явственно ощутил ужас перед смертью. Голова кудрявого мужчины внезапно вынырнула перед ним и стала на глазах покрываться инеем. Тан понимал, что это не иней. Это белизна душевных переживаний и теперь она не растает до конца жизни.
- Что увидел этот человек, заглянув в глаза смерти? Какую сердечную боль ощутил? Вечную боль...

Берега дрогнули и всё - льдины, люди, небо - перевернулось. Последнее, что увидел Тан-Кхи - это закушенные до крови губы Валентины, которая крепко держала Лингу, постоянно запахивая её в свой полушубок и невероятно высокий человек, возникший как привидение - он резким рывком поднял Лингу, Валентину и её мужа из черной бездны. Розовый дух, распускавший вокруг него крепкие ароматы, был (до невероятности!) знаком Тану. Почему? Тан-Кхи потерял сознание...

                ***               
В тёплой комнатке спасательной станции шумело много народу. Заплаканная сторожиха гладила трясущимися руками голову спасительницы. Она пыталась напоить бледную Валентину горячим молоком с мёдом. Груды мокрой, дымящейся одежды естественным образом сохли возле гудящей, раскаленной печки, где невидимые под горой чьих-то полушубков и шалей, Линга и Тан-Кхи давали правдивые показания худенькому участковому милиционеру, чьи бестолковые вопросы в конце концов вызвали нервный смех Валентины.

У окна сгорбившись сидел муж Вали. Его кудрявые волосы были абсолютно седыми.  Валин брат сурово укрывал его плечи новым полушубком. Тан ощутил радость. Она вырывалась из его сердца, заливая комнату, заснеженные берега и рвалась к небу.
- Матушка! Ты чувствуешь мою радость? Я счастлив!

За темно-синими морозными окнами мелькали красные, возбужденные лица детей, родителей, рыбаков. Они заглядывали в комнатку через стекло, махали руками и  улыбались. Впервые Тан чувствовал нежность к этим добрым людям, он буквально купался в волнах любви и безграничной признательности человеческих сердец. Он знал, что их радость была также велика как и его. Волны безграничной  любви и радости заливали всё вокруг и он буквально тонул в море сострадания и доброты незнакомых  по сути, но уже не чужих  сердец! И впервые люди были дороги Тану.

Он смотрел на сестёр и ясно ощущал, что лучистые глаза Линги восстанавливали его силы быстрее горячего молока и мёда заботливой сторожихи.  Понимая, что рождественская часть его миссии внезапно кончилась прямо сейчас, Тан испытывал воистину неземное блаженство, которое настойчиво увеличивал стойкий дух розовых ароматов, по-прежнему сопровождающий загадочного великана - старшего брата Вали, что ни на минуту не отходил от сестёр и смущенного непривычным вниманием отца Ани.

Сердце Линги - вот чьё сердце Тан искал столько лет! Именно ради него Тан-Кхи и появился здесь. Ему оставалось только дождаться заветной полночи, чтоб завершить свою миссию.

                продолжение здесь http://www.proza.ru/2014/06/20/1377
05.02.2014 года.

               


Рецензии
Спасибо большое, Галина!
Я думала, что уже прочла у вас. Но нет...
Очередной шедевр покорил мудростью, мощью Тан-Кхи, его добротой. Миссия его выполнима.

Ольга Боровикова 2   05.04.2018 20:15     Заявить о нарушении
Рада, что вы снова у меня в гостях, милая! Солнечной вам Пасхи!

Галина Кадетова 2   06.04.2018 11:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.