Осел -теолог

Осел,- известный благочестия пример,
Не утруждаясь изученьем высших веры сфер
Задумал написать доклад
И оным посрамить он был бы рад
Иных мужей порой весьма ученых
Но благочестием отнюдь не облеченных.
На чтениях библейских тот доклад прочесть
И тем снискать себе большую честь.
Очки огромные на морду нацепив,
он Библию открыл
И взор в неё вперив.
Так смотрит час, другой, и третий так проходит.
Но мысль к ослу на разум не приходит.
Возьмет её, оближет и обгложет.
Нюхнет, чихнет, потом на стол положит,
А мысль нейдет.
Заглянет в справочник, загрузит "байбл квот",
А мысль все одно к нему нейдет.
На Библию и сверху посмотрев, и снизу переплета оглядев,
Мысль ясную, что чисты небеса, уразумел от морды до хвоста.
-"Что Библия квадратна и проста,
И что страниц в ней точно больше ста,
Теологический не нужен мысли выпад
Ведь Библия есть паралелепипед,
И мысль сокрытая в Писании одна,
Что теология - опасна и вредна.
И всяк кто в оную серьезно углубится,
Конечно в благочестьи повредится.
Ведь теологии великие примеры,
Являли сплошь лжецы и лицемеры.

О мысль великая, не мысль, а чудо клад.
Осел немедленно уселся за доклад.
И проповедь большую сочинил, не пожалев бумаги и чернил.

На кафедру забравшись завещал,
и тезис свой сурово защищал,
"Что Библия квадратна и проста,
И что страниц в ней точно больше ста,
Известно всякому конечно, что она
Прямоугольна, исключительно ровна
В углах пряма, а в гранях параллельна
И пахнет несомненно карамелью.
И всяк кто Библии страницы открывает,
Гармонию ея безбожно нарушает."
Тому теологи, всех рангов и мастей,
Ослу противнее чем целый ад чертей.

Успех настиг осла, большой успех.
Который постигал увы, не всех, но только тех
Кто был преизощренный благослов
Куда красноречивее ослов.
Уж много раз читает наш осел доклад на чтеньях
И защищает оный в самых жарких преньях
Да сотнею обрезанных цитат,
Среди ослов распространен его доклад.
Вот издан многотысячный тираж,
Осел тем временем входящий в дикий раж,
Все пишет, пишет новые доклады,
В них излагает он известные тирады
"Что Библия квадратна и проста
и что страниц в ней точно больше ста..."

В церквях иных известен богослов,
Что чтёт книженции одних таких ослов.
А мы же басню завершаем так,
Осел благочестив, а всеж дурак,
Читатель, книги ты читай с умом,
Не чти ослов, и сам не будь ослом.


Рецензии
Ох, не зря церковь веками запрещала мирянам читать Библию! И уж тем более -- ее толковать.
Что написано человеком (а Библия написана людьми) -- то не должно становиться священным... Иначе в текстах можно будет усмотреть -- и усматривают! -- кучу несоответствий, ошибок и проблем перевода.
А ослам что с этим делать? ведь еще ни один осел не признал, что он -- осел!

Но басня длинновата, впрочем, хотя я ее прочел не единожды -- сократить не получается!))

Сергей Греков   13.12.2014 22:28     Заявить о нарушении