Памяти Gabo. Спасибо, маэстро

17 апреля 2014 г. нас покинул Габриэль Гарсия Маркес. Просил передать, что спешит на встречу с полковником Аурелиано Буэндиа.

Прославленный колумбийский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе.  Просто Габо - для близких и друзей. 
Среди наиболее известных произведений Маркеса "Сто лет одиночества", "Осень патриарха", "Полковнику никто не пишет", “Хроника объявленной смерти", “Любовь во время холеры”(в России роман выходил под названием «Любовь во время чумы") ...

ОТСТУПЛЕНИЕ:
Автор  этого  очерка собрал материалы коллег и  друзей Гарсии Маркеса в оригинале и решил поделиться ими с российским читателем прозыру, переведя на русский некоторые комментарии  и отзывы и добавив кое-что от себя. Может быть многое из того, что здесь повествуется уже известно российскому читателю. В таком случае прошу не судить строго.

Родился Габо в колумбийском прибрежном селении Аракатака, в воскресенье 6 марта 1927 года. В тот день шёл проливной дождь. Впоследствии это место получило вымышленное название Макондо в его романе "Сто лет одиночества". Того мифического  Макондо, где так удачно уживаются фантазия, реальность, мифы, сны и желания.

По католическому календарю Габриэлю должно было быть присвоено имя Олегарио(Olеgario), но внезапный форс-мажор изменил традиции:

- Мальчик! Это мальчик! Он задыхается, на помощь! - в панике кричала акушерка, пока бедное дитя действительно задыхалось.

Освободив горло от сжимаюшей пуповины, женщины в спешке окрестили мальчика по имени отца- Gabriel, дав ему второе имя Jose - покровителя Аракатаки. Никто в этой ситуации не вспомнил о святцах. Габо же, всю жизнь страдал клаустрофобией из-за этого инцидента. Не переносил, например, находиться в лифте или в самолете.

Мальчик был первым ребенком в семье Габриэля Элихио и Луисы Сантьяги. Потом появились на свет еще 7 братьев и 4 сестры. До 8 лет Габо воспитывался с мамиными дедушкой и бабушкой, от которых и впитал те невероятные истории, с которыми он впоследствии поделился с читателями в своих многочисленных произведениях. Дед был полковником в отставке: звали его Николас Рикардо Маркес Мехиа, он прототип главного персонажа “Ста лет...” полковника Буэндиа. Бабушку звали Транкилина Игуран Кортес.

Окруженный женщинами с их сугубо набожным миром и колдовскими историями, а также слушая невероятные приключения-воспоминания о войнах, рассказываемые дедом, единственным мужчиной, вместе с ним в том доме, малыш рос, словно в каком-то волшебном потустороннем мире. Предания домочадцев, их фольклор и народный язык стали впоследствии основным источником творчества будущего нобелевского лауреата.
Позже он вспоминал: "В момент смерти деда я уже был писателем, оставалось только научиться писать". В том доме на полке в гостиной лежал, непонятно откуда взявшийся, энциклопедический словарь, в который любил заглядывать маленький Габито, когда научился читать. Видимо, этот словарь был предназначен для связи с внешним миром...

Как-то, уже в зрелом возрасте, друг и коллега Гарсии Маркеса, писатель Плинио Апулейо Мендоса спросил у него:

- Это бабушка тебе открыла, что станешь писателем?

- Нет, Кафка, невозмутимо ответил Маркес, - он изложил то, о чем мне рассказывала бабушка. Когда я впервые, в 17 лет, прочитал “Превращение”(“Метаморфозу”) и обнаружил, что однажды утром, проснувшись после беспокойного сна, Грегор Замза, внезапно увидел, что превратился в огромное страшное насекомое...я сказал себе:

- Вот уж не думал, что такое возможно. Если это так, то буду писать.

Габриэлю понадобилось десять лет для того, чтобы превратить реальность в магию. Сначала, наряду с репортажами начинающего журналиста, появились рассказы. По его словам, первая литературная любовь. Потом рецензии на фильмы. Кино будет его несвершившейся мечтой, но он воплотил её в сыне Родриго (премия Каннского фестиваля). Настоящей любовью его жизни, разделенной многочисленными читателями, стали его романы. Их автор создал новый стиль повествования- магический реализм, расширив возможности литературы. Журналист влюбленный в свою профессию, но не любящий, когда вопросы задавали ему, крупный писатель, предпочитающий похвалам и почестям тишину и уединение, крайне стеснительный в жизни, но ошарашивающий читателя простотой изложения и, одновременно, глубиной мысли.

Его литературная  деятельность берет начало в 1947 году рассказом “Третье смирение” (La tercera resignaciоn). В 1967 году Габриелю Гарсиа Маркесу приходит слава, выходит роман "Сто лет одиночества", в 1982-м, в 55 лет, ему присуждается Нобелевская премия по литературе. 35 лет от новичка до классика! Продано 40 млн экземпляров изданных на 30-ти языках!

Но вначале было непросто. До 1965 года приходилось перебиваться. Журналистика, киносценарии, реклама, писательская деятельность позволяли лишь с трудом сводить концы с концами. Наступает ключевой 1965-й. Перед этим четыре года литературной “засухи”. В голове, не приобретший еще форму эмбрион будущего монстра под условным названием “La casa” (“дом”). Весной, в один прекрасный день Габриэль сажает в свой белый OPEL жену, детей и едет на отдых в Акапулько (дело было в Мексике, куда он тогда уже перехал из Колумбии). По дороге, проезжая какое-то меленькое селение, он чувствует мощный сигнал в форме первой фразы “Ста лет...” :
Muchos anos despues, frente al pelotоn de fusilamiento, el coronel Aureliano Buendia habia que recordar aquella tarde remota en que su padre le llevo a conocer el hielo. ( "Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой, чтобы узнать что такое лёд”). Фразу эту нашептали ему Кафка, Фолкнер, Рульфо, Вульф, Хемингуэй,Гомер и ... бабуля с дедулей, то бишь, Транкилина и Николас.
 
Разворачивает свой Opel (Несколько позже премьер Примаков, наверное, подумал о Маркесе, когда  развернул самолет, летящий в Штаты и тоже вошел в историю) и несется домой в Мехико. Вручает жене последние накопления: 5000 долларов, чтобы та обеспечила тыл и запирается в комнате, называемой им “La Cueva de la Mafia” ("пещера Мафии"), и под медленную музыку Битлов и Дебюсси, в компании с любимыми книгами, строчит на своей старенькой “Olivetti” то, что станет в скором будущем шедевром мировой литературы. Работает несколько месяцев подряд, не покладая рук, надо успеть излить этот приступ вдохновления.

Осенью заначка переданная жене, истекает. Габриель продает Opel, закладывает все что есть в доме, даже фен жены, чтобы купить спокойствие и время на дописание этого гигантского труда. (Позже он поведает другу Плинио, что если бы у него было в тот момент больше денег, роман стал бы страниц на двести длиннее).

Наступает зима 1965-1966. И вот, в один из дней он выходит из своей “пещеры”, падает в изнеможении на супружескую кровать и ...горько плачет. Жена знает, полковник Аурелиано Буэндиа только что умер, автор убил своего главного героя. Для него это не кто иной, как его дед Николас, участник 32-х войн, отец 17-ти детей от стольких же женщин.

Вначале ни одно колумбийское издательство не хотело публиковать рукопись, новый непривычный стиль отталкивал. Габриэль в отчаянии посылает её в Буэнос Айрес, другу и издателю Франсиско Порруа - владельцу компании Sudamericana с пометкой: “Прочти, и если не понравится, выкинь на помойку” . Тот, прочитав несколько страниц понимает, что у него в руках Клондайк и Аляска вместе взятые и даёт команду на немедленную публикацию.

Успех от вышедшей книги ошеломляющий. Все издательства, и не только в Колумбии, хотят заполучить авторские права. На дворе 5 июня 1967 года. Габриэль Гарсиа Маркес в одночасье становится классиком и миллионером. Ему 39 лет. 
Мир открывает для себя новую моду - латиноамериканскую литературу, досель незаслуженно припакованную на задворках мировой культуры. Все начинают восторженно говорить не только о Маркесе, но и таких авторах, как Кортасар, Борхес, Варгас- Йоса, Карлос Фуэнтес, Октавио Пас и т.д.

А через 15 лет ему присудят Нобеля. Он получит эту высшую премию от шведского короля, одетый, нарушая правила протокола, в белый костюм “ликилики”- тот же, что носил его дед Николас, когда служил в колумбийской армии. Деда он потерял в 10 лет, но воспоминания о нём пронёс через всю жизнь.

За этим успехом Маркеса последуют “Осень патриарха(1975)”, “Хроника объявленной смерти”(1981), ещё через четыре года выходит история жизни его родителей “Любовь во время холеры”, затем “Генерал в своём лабиринте”(1989), “О любви и прочих бесах”(1994) и другие.

Продолжение следует в http://www.proza.ru/2014/04/21/2126


Рецензии
Вас очень легко и интересно читать. Спасибо за новые знания!
С уважением,

Владимир Георгиевич Костенко   12.06.2014 15:34     Заявить о нарушении
Благодарю,Владимир
Приятно слышать такое от соратника по перу и (наверное)сверстника.
Делюсь с удовольствием.

Томас Памиес   12.06.2014 16:22   Заявить о нарушении
Продолжайте делиться! Мне тоже показалось, что мы сверстники. Мне 60.

Владимир Георгиевич Костенко   12.06.2014 16:27   Заявить о нарушении
мне чуть больше + 8 , но в нашем возрасте это не разница!

Томас Памиес   12.06.2014 16:58   Заявить о нарушении
Варгас Йоса - это не Варгас Льоса, "Город и псы", "Тетушка Хулио и писака"? Я к нему пришел, прочитав Маркеса. Не знаю, почему, но я его люблю больше Маркеса и могу читать бесконечно - справа налево, слева направо. Маркеса так читать никогда не получалось. Разве что - "Полковнику никто не пишет". А эссе ваше замечательное.

Александр Никишин   24.09.2014 19:50   Заявить о нарушении
Спасибо, Саша за теплые слова моему эссе!
Варгас Йоса и Льоса тот же. Разная транскрипция оттого, что фонетически два LL на испанском звучит как Й, но некоторым переводикам ближе и сподручнее писать как ЛЬ, хотя первое ближе к истине. Мне тоже нравится этот писатель. Особенно его забавная «Капитан Панталеон и Рота добрых услуг» (Pantaleon y las visitadoras)

Томас Памиес   24.09.2014 20:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.