Детали

«2 января 1994 года в 7 часов вечера я возвращалась домой от мамы», - написала Аня и, не поворачивая головы, спросила дежурного: 

 - Адрес мамы указывать?

 - Мама — участник или свидетель происшествия? -  спросил тот, не отрываясь от клавиатуры, по которой стучал двумя пальцами.

 - Слава богу, нет, - ответила резко и посмотрела в его сторону.

 - Вы сказали, что происшествие произошло в подъезде вашего дома, так?

 - Да. Но я от неё тогда шла.
 
 - Не надо. Укажите адрес, где это случилось. Пишите  подробно, но только по делу. Я потом  поправлю, если что не так, - вздохнул пожилой капитан, доброжелательно взглянув на Аню.
 
 - Как «не так»?...  То есть, вы можете моё заявление не принять?

 - Вы сначала напишите. Подробно, но без лишних деталей. Пишите!
 
«Какие же детали тут лишние?» - подумала Аня и в её глазах всплыла картинка того злополучного дня во всех подробностях.
 
День  был праздничный, погода ему под стать - с лёгким снежком и без ветра. Народ на улице весёлый и нарядный. Невысокая ёлка во дворе была украшена  мелкими редкими огоньками, но сугробы чистого снега, выпавшего, как по заказу, в новогоднюю ночь,  делали двор сказочным и светлым.
 
В подъезде тоже горела тусклая лампочка, а над  правилами пользования лифтом висела мишура, закрывая весь текст.  Аня улыбнулась своим мыслям: поеду, не изучив правила.
Заходя в лифт, она услышала, как следом за ней кто-то вошёл в подъезд.  Слышны были детские голоса... Придержав ногой дверь, она увидела  однако не детей, а молодого человека приятной наружности, немногим старше её сына.
 
«...Молодой человек, вошедший за мной в лифт третьего подъезда по адресу: проспект Мира, дом 15, был одет в тёмно-синюю куртку и норковую шапку. На вид  ему можно было дать лет 20-25. Среднего роста и телосложения. Особых примет...», -  на этом месте в ручке кончилась паста.
 
 - Ручка не пишет. Можно другую попросить?

 - Попросить можно, только надо ж её и найти, - пробубнил дежурный и выждал паузу. Допечатав слово, он медленно встал, потянулся, крякнув. Потом подошёл к другому столу и взял из металлической пивной банки ручку.
 
 - А если паста другого цвета? - спросила Аня. — Придётся переписывать?

 - Пишите пока. Может и придётся, - успокоил её капитан.

Никаких особых примет у того молодого человека не было.
«С новым годом!» - поприветствовала его Аня. -  «С новым годом!» - повторил он, отводя глаза. Про себя Аня тогда отметила, что раньше она его в своём подъезде не встречала. Юноша встал спиной к двери: как раз напротив Ани.
 
"Четвёртый", — назвала она свой этаж, и он нажал кнопку.
Именно в этот момент она почувствовала необъяснимую тревогу.  Ещё раз взглянула на попутчика - трезвый. А молодой человек стал ОЧЕНЬ  М Е Д Л Е Н Н О  снимать перчатку с левой руки. Аня тогда отметила, что как в рекламе перчаток. Но что-то ей уже в нём не нравилось. Если бы это было в фильме, то сцену снятия перчатки следовало бы  повторить несколько раз....  Молодой человек  нажал  ещё одну кнопку.  Аня подумала, что он вспомнил про свой этаж. Но лифт внезапно остановился.
 
И тут Анина тревога стала расти  и бить в висок красным огоньком сигнала подводной лодки часто-часто.
Она взглянула на попутчика и увидела застывшие глаза, которые смотрели чуть выше её головы,  некрасивую жалкую улыбку и услышала: "Дай титьки потрогать!"


«... не  имеет.  Потом он остановил лифт и  правой рукой в перчатке нанёс мне удар в левую скулу, отчего у меня образовался большой синяк под глазом».

 - Вот. Написала. - сообщила Аня, встав со стула, и, подойдя к дежурному.

 - Давайте почитаем, - встал тот со своего места, опять потянувшись, и, крякнув, взял листок и стал медленно читать вслух. 
Аня слушала его, и слова казались чужими, казёнными.
 
 - Просто так - взял и ударил?

 - Не совсем.

 - Он вас пытался изнасиловать? - спросил без интонации.
 
 - Нет.

 - Выхватывал сумочку?
 
 - У меня не было ничего в руках. Мама недалеко живёт.

 - Вы ему что-то сказали?
 
 - Да.
 
 - Так это надо написать. Вы его оскорбили?
 
 - Я сказала: «Вы в своём уме?»

 - А вопрос-то вы почему такой задали?  Вас что-то удивило в нём?
 
 - Он сказал гадость.
 
 - Это вам придётся написать.... И после этого он ударил?
 
 - Я ещё хотела нажать кнопку своего этажа.
 
 - Ясно. Вот и укажите эти детали.Кстати, в конце должны написать, что просите привлечь нападавшего к уголовной ответственности. Он ведь на вас напал?

 - Нет. Он просто ударил в глаз.

 - Вы с ним были раньше знакомы?
 
 - Нет.

 - Вы обращались к врачу? Засвидетельствовали побои?

 - Это не побои, а только один удар.
 
 - Один удар, - повторил капитан и повернул лист как-то устало и брезгливо.


Аня тоже почувствовала усталость. Зачем она сюда пришла? Ну, врезал один чокнутый разок. Сама же сыну сказала: «Его пожалеть надо»,  а вот пошла и написала.
Его теперь ещё и посадить могут. А он точно больной. Зачем  только Ленку послушала. И ведь рассказывала ей по телефону громко и весело, скорее чтобы успокоить сына: «...Представляешь, Лен, я хоть и напугалась, а в голове вопросы. Во-первых,  как он мог разглядеть, что титьки есть в наличии? Под  мутоновой огромной шубой?  Во-вторых,  почему не попросить у кого-нибудь помоложе?  Это  у меня в голове, а на физиономии-то — недоумение, переходящее в возмущение. Глаза округляются, я тянусь к кнопке своего этажа и произношу очень умную фразу: "Вы в своём уме?!»   Потом я ещё про материнство вспомнила:«Я вам в матери..." Он не дослушал, правда, речь  оскорблённой училки. И... перебил.  Слово "перебил" здесь абсолютно точно, Ленок, подходит. Кулаком правой руки, той, что в перчатке, он как даст в  левую скулу. Боевик начинается, держись!  Удар оказывается неожиданным - в морду ни разу не получала. Да..., всё когда-то бывает впервые...  Затылком  ударяюсь о стену, руками  хватаюсь за скулу, и даже через перчатки чувствую, как  шишкарь растёт. Слушай, не перебивай! Сползаю, значит, по стенке и упираюсь головой  прямо ему в грудь. Легко перехожу на «ты», повторяя одну фразу: "Что ты наделал?! Что ты наделал?!" Как попугай, честное слово. А у самой в голове другой вопрос:«Что делать с группой?» Ты же знаешь, занятия уже на второй неделе. Кто заменит?  У каждой своя набрана. Это всё в гудящей голове, упирающейся в живот озабоченного придурка.  О чём думал он, кроме титек, я так и не узнала. В этот момент он меня как толкнёт! Я ещё раз головой о стену - и даже про группу забыла. А руки от лица не убираю. Берегу оставшуюся красоту. А сама всё твержу: «Что ты наделал?» Слышу: лифт поехал вниз.  Двери открылись, он спокойно вышел, а я  здоровым глазом  вижу чьи-то ноги в сапожках перед   кабиной.  На первый этаж приехали. А сама всё одно талдычу:«Что ты наделал?!» Заклинило, короче.  В лифт, само собой, никто не заходит. Народ наверное думает, разборки мамашки с сыном, и ждут, когда я выйду за ним. А мне вдруг так сильно захотелось  быстрее домой….  Нет, Лен, я не плакала. И обиды не было. Синяк и сейчас ещё будь здоров! Я только за группу переживала. Сыночка вот  малость напугала. Он когда дверь - то мне открыл,  спрашивает: «Что это?  Где?»  Я добавляю : «Когда? Зимняя серия игр.  Сейчас. В лифте. Больной какой-то». Сашка сразу к лифту  рванул, но я его остановила: «Да, убежал он. Его пожалеть надо». Сашка кулаком как в стену даст. А группу , представляешь, Наталья согласилась вести. Во вторую смену, после своей. Вчера и переговорила. Знаешь, Ленка, я теперь с незнакомцами в лифте не катаюсь. И тебе не советую.  Ха-ха... дурочка ты... Вот ты и давай!... А зачем заявление-то? А если бы девочка маленькая?...  Ладно, схожу, напишу. Здесь рядом. Зачем в лицо-то надо было бить?  А что такого я сказала? «В своём уме»? ... Откуда ж мне знать, что для придурков это оскорбление?! Какую мать приплела? А... Точно... Эдип... и его мать, мать, мать! …  Возьми, возьми, в свой практикум в качестве примера!  Даже имя  можешь оставить... Ха-ха! Да не для славы, а пользы дела... ДЕЛА, дурочка, ДЕЛА!  Только адрес поменяй, а то визитами замучают».

 - Знаете что?... Я, наверное, не буду писать заявление. Я своё получила, выводы сделала, вас предупредила, что есть такой больной... А дальше жизнь сама разрулит.

Аня взяла заявление из рук дежурного, порвала, скомкала для уверенности и бросила в корзину.

 - Как знаете, - вздохнул он, крякнул, но не потянулся.

 - Извините, что заняла ваше время.

 - Нам не впервой. Информацию вашу  примем к сведению. Неужели  из-за его слов передумали?

 - Нет, из-за деталей, - улыбнулась Аня и пошла к двери.


Рецензии
Детали побуждают человека к действию. Детали могут и остановить принятие решения. Каждый в итоге делает выбор сам под тяжестью обид или освобождающей от обид эмпатии. Выбор непростой. Ваша героиня сохранила достоинство, прежде всего в собственных глазах.
Спасибо.
С уважением, Александр.


Александр Козловцев   08.12.2017 22:14     Заявить о нарушении
Спасибо, Вам, Александр!
Мне кажется, Вы поняли мою героиню лучше, чем я.
С уважением,
ЛВ

Людмила Вятская   09.12.2017 06:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.