Учёный

   От переводчика


     Публикацию фрагментов перевода
предварю некоторыми замечаниями и пояснениями.

   Книжечку карманного формата 'The Scientist', написанную  доктором медицины Дж.К. Лилли, подарил мне в период подготовки к отъезду из Новосибирска (после десятилетнего моего пребывания там) в Украину учёный-этнограф В. Санаров.
   Автор присылал ему все свои опубликованные произведения, снабжая их автографами.
Предполагалось, что В. Санаров будет редактором моего перевода.
   На просьбу дать разрешение на перевод его романа с последующей публикацией перевода
автор откликнулся быстро и с юмором, написав слова, близкие по смыслу к: "Переводите, а с оплатой разберёмся".
   Рукопись перевода была мной подготовлена вчерне в 1986-м году.
Но всякие бытовые неурядицы задержали пересылку рукописи, общение с редактором по работе над переводом и его публикацию.
   Планировалась публикация перевода (откуда и "План-проспект", который был отослан в Харьков).

  В начале XXI века пришли неутешительные вести: трагически погиб В.И. Санаров
и ушёл в мир иной Дж. К. Лилли.

   Только тридцать лет спустя я возвращаюсь к переводу,
отдавая дань памяти двум учёным, имевшим мировую известность.

   И отдам должное работе над переводами произведений художественной литературы - текстов Галины Пагутяк.
   Полученный опыт позволил повысить уровень перевода.


   Новая обложка к переводу (лицевая сторона суперобложки): http://fav.me/da76b8n
======================================================




Дж. К. Лилли
Учёный
Роман-автобиография
2-е издание

                Посвящается Антониетте,
                чьи тепло, любовь, доброжелательность и дипломатичность
                создали  дом для пары, самоё пару, образ жизни и окружение,
                поддерживающие свежесть новизны в нас самих,
                в наших  друзьях, в наших потомках и посетителях, нам созвучных.
;
Благодарности

     Без поддержки своих коллег-профессионалов, некоторых друзей и своего самого близкого друга — Тони автор не написал бы эту книгу. Поддержка и обучение, любезно оказанные Робертом Велдером (доктором физики, Вена), Фрицем Перлс (доктором медицины), Ричардом Прайсом, Мередит Бёргесс, Грейс Штерн, Филиппом Галецки (доктором философии), Джозефом Хартом (иезуитом в прошлом), Виллом Куртисом, Станиславом Грофом (доктором медицины), и ещё несколькими друзьями, пожелавшими остаться неизвестными сделали гладкими критические периоды, сохранили относительную целостность психики автору после многих переходов в иные сферы реальности. Особую признательность выражаю профессионалам, руководившим автором в указанные периоды: д-ру Роберту Мэйдок, Майку Хайварду, Гектору Престера, покойному Крэйгу Энрайту, Льюису Дж. Весту, Стивену Биннесу и покойной Кэролл Карлсен. В пяти больницах персонал помогал автору переносить страдания во время болезней, устраняя их стандартными медикаментозными, хирургическими и прочими неотложными вмешательствами. Также в критические периоды проявлял заботу, сочувствие и терпение Институт Эсален в Биг Сюр (Калифорния). Особую благодарность автор выражает Тоби Сандерсу, Беатрис Розенфельд и Элейн Терранова за их неусыпную заботу, оказанную в процессе превращения первоначального текста рукописи в легко читаемую книгу.
     Изолирующая камера была (и есть до сих пор) основным прибором для вдохновения, релаксации и ухода от внешней действительности и её разнообразных требований/задач. С её помощью удавалось определённое (хотя и неполное) освобождение тела от воздействия сил тяготения, что приводило к глубочайшему расслаблению (сну) уставшего тела и/или перегруженного ума/мозга.
     Благодарю дельфинов, этих сердечных чувствующих, издревле разумных морских аналогов Человека, Учение которых предоставлено нам с таким бескорыстием и любовью. С ними мы выживем, без них — погибнем.


   К Читателю

С обычной точки зрения эта книга — дневник внутреннего и внешнего опыта автора. Следовательно, она является продолжением его предыдущих книг для тех, кто их читал. То есть, она автобиографическая.
Форма этой работы была выбрана, чтобы освободить автора для максимальной ясности выражения глубины чувств и переживаний различных событий. Некоторые из этих событий включали взаимодействия с руководством организаций, в которых он служил. Форма разработана на основе необходимости сообщать об этих событиях, не подвергая риску себя и своих друзей в пределах упомянутых организаций.
Он чувствовал и чувствует, что используемая форма позволяет выразить объективно нейтральную точку зрения настолько, насколько для него это возможно.
Мы все — люди. Нет известного нам интеллекта нечеловеческой природы, который читает то, что мы пишем или слышит, что мы говорим. Так что мы антропоцентричны и поддерживаем связь только с себе подобными. Мы судим с позиции человеческих стандартов. Мы живем для человеческих целей.
Мы игнорируем другие возможные формы разума и связь с ними. В некотором смысле мы все неосознанно страдаем от болезни, которую я называю "межвидовой депривацией". У нас нет никаких известных человеческих событий, описанных за пределами нашего собственного вида, не известны суждения с использованием нечеловеческих критериев. У нас нет истории планеты, кроме нашей собственной. Наша экономика, наши законы, наша политика, наша наука, наша литература, наши организации все — антропоцентричны.
   Наши тела, в их антропоморфном виде, сводят нас к деятельности человека, к человеческой коммуникации.
Среди форм выражения, используемых в данной работе, автор ссылается на нон-гуманные Существа, которые, при глубоком погружении в себя, он ощущал в разное время. С антропоцентрической точки зрения для обозначения таких событий и их перевода в текст, мы, как правило, используем термин «фантастика».
В этом смысле эта книга является фантазией, творением воображения автора.
Глядя с нон-гуманной точки зрения, все человеческое общение — фантастично. Мы заполняем обширные области нашего невежества в реальной Вселенной воображаемыми объяснениями. Даже самая лучшая наука создавалась и создается людьми на 2,9% суши небольшой планеты в небольшой Солнечной системе в отдельно взятой галактике.
   Есть и другие разумы - нон-гуманные – здесь, на поверхности нашей планеты и гораздо более древние, чем мы. Они всегда в воде, а мы — на суше. Мы убиваем их ради нужд человека. Оторванные от их сетей связи, расположенных в океанах и морях, мы следуем нашему больному курсу, лишая их защиты. Мы считаем их экономическими ресурсами человеческой промышленности.
Мы считаем их «животными», как будто мы чем-то отличаемся.
   Следовательно, если автор прав, наша нынешняя точка зрения на китов и дельфинов — надуманная и хитрая выдумка, воображаемое объяснение, порожденное больным видом – людьми. Если же автор ошибся, тогда он создал новую фантастическую литературу, которую следует включить в художественную литературу. Значит, автор обладает богатым воображением, имеющимся у большинства людей.
   Независимо от того, чем обернётся наше будущее, уважаемый читатель, пожалуйста, читай и наслаждайся. Если вы чувствуете себя более спокойно, воображая, что эта книга является фантазией, пусть так и будет. Если вы чувствуете нечто более глубокое, чем вымысел, предположите, что это так и есть и, возможно, вы нечто узнаете, в более широкой перспективе, о себе, как о человеке.

   Введение

   После обсуждения и критики рукописи и первого издания (в твёрдой обложке) книги ‘The Scientist’ («Учёный») некоторыми друзьями, коллегами и критиками мне стало ясно, что книга нуждается во введении.

   Название «Учёный» я избрал специально для того, чтобы выразить свои убеждения об истинной роли учёного, который хочет быть учёным в полном смысле этого слова. Не «натуралистом», не «медиком», не «специалистом по мышлению» или «учёным-теологом», как это было до сих пор, а охватывал бы все эти сферы плюс что-то ещё.             Моё определение науки подобно определению Джеймса Конана, гласящего: «Наука — это приложение чьего-то наилучшего мышления и интеллекта к решению задачи». Я добавил к определению Конана следующее географическое замечание: «Местонахождение этих проблем не ограничивается классическим внешним миром естественных наук. Указанные проблемы включают также внутренний мир наблюдателя и среду взаимодействия между внешним и внутренним мирами».
   Приложение наилучшего способа мышления к наукам о мозге требует от учёного, чтобы он развивал точку зрения, подчёркивающую уникальность мозга, как объекта изучения для этих наук. Интуитивно каждый из нас подобную уникальность чувствует. Я нахожусь внутри своего мозга; он вмещает меня. Всё-таки мой мозг — часть внешнего мира, изучаемого как внешний объект. Я могу изучать себя, свои внутренние состояния, мысли, чувства, впечатления. Я не могу изучать свой мозг извне так, как, например, это может сделать нейрохирург. И ни один внешний наблюдатель не может изучать непосредственно моё внутреннее состояние. Внешний наблюдатель может изучать мои отчёты о моём внутреннем состоянии, моё внешнее поведение и читать мои отчёты о моём поведении и отчёты об этом других наблюдателей.
   Таким образом, основным требованием науки о мозге является использование всех источников информации — научных данных из внешней и внутренней среды. О внешних данных учёные, как правило, не спорят: существуют палеонтология, эмбриология, нейроанатомия, нейрофизиология, невропатология, неврология и т. д. — науки о мозге, как о внешней функционирующей системе. Науки о поведении («бихевиоризм») объединили за последний век перечисленный набор наук в одно целое.
   Отсюда делается вывод: мышление находится в мозге. Некоторые учёные воспринимают этот вывод как религиозную догму и открыто враждуют с теми, кто не исповедует этот вывод. Науки о внутреннем состоянии — это классическая интроспективная психология, психоанализ, медитация, аутогенная тренировка, психофармакология, психиатрические исследования и т. д.
   Несколько лет тому назад я построил подходящую модель для объединения в одно целое внешней и внутренней реальности: человек как биокомпьютер и его программирование и метапрограммирование. В этой модели мозг является аппаратным средством биокомпьютера. Порождается также внутренний наблюдатель, являющийся пакетом программ, работающих в данное время в биокомпьютере — «Я-метапрограмм».    Эта формулировка может быть использована для того, чтобы высказать и пояснить гипотезу «мышление находится в мозге». С её помощью также можно утверждать, что, несмотря на подобные определения и разъяснения теория «локализованного мышления» научно не обоснована (Приложение в [2]).
   И, наоборот, человек-биокомпьютер может служить отдельным узлом универсального разума, включающего, в свою очередь, другие, нон-гуманные, локальные узлы на этой планете или где-то в другом месте. Эта гипотеза о «распределённом разуме» постулирует перераспределение информации между умами с помощью средств, неизвестных нашим естественным наукам о внешнем. Эта гипотеза более древняя, чем гипотеза о локализованном мышлении и присутствует во многих стройных религиозных системах.
   Лично я не отдаю предпочтение ни одной из гипотез, как исключительной, самодостаточной или истинной. Моё убеждение меняется вместе с моим состоянием: в определённых состояниях сознания моё мышление локализовано в моём мозге; в других состояниях — является только частью мышления, значительно превосходящее моё, с лихвой перекрывая пространственно-временные рамки моего мозга. В таких случаях я уже перестаю быть собой или «Я», а поглощаюсь состоянием «Мы».
   Подобные состояния бытия требуют нового подхода; современные науки о внешнем и внутреннем мирах сталкиваются с неполнотой в лице неизвестности, описанной выше. Пока нет приемлемых гипотез для сбора нужных данных, необходимых для наук обоих типов; настоящий, синтетически мыслящий учёный не может доверять гипотезе о только локальном или только распределённом мышлении. Как только появится необходимость, появится третья, объединяющая гипотеза.
   По моему убеждению, истина должна содержать обе гипотезы. «Давайте», - как говаривал Олдос Хаксли, - «будем мягче друг к другу». Расположение приведёт к созданию нужных данных и синтезирующей гипотезы.

   Вернёмся к книге и её названию «Учёный»: она является, в некотором смысле, представлением новой точки зрения о том, что настоящий учёный работает с внутренним миром в такой же мере, как и с внешним — достойным исследований и сообщений о них. Эта книга несёт обобщение, которое я привожу во всех своих книгах и в этой – тоже: «В области мышления то, что одному кажется истиной – это или истина, или утверждение, становящееся истиной при соответствующих ограничениях, которые нужно найти экспериментально или на личном опыте. Когда это сделано, эти пределы являются системой убеждений, которая преодолевается. Наше тело обладает определёнными пределами. Выход за их границы может привести к смерти тела».


Глава 0
 
   Где начинается автобиография? Начинается ли она с первых проблесков осознания автором себя? Его рождения, как о том ему рассказали другие? С его первых проб пошевелиться в утробе? Или с осознания себя как особи своего вида? Или с зарождения жизни на этой планете? Или с момента возникновения Вселенной? В Пустоте?
   Непростые вопросы. Тем не менее, я начну писать свою биографию до того, как я стал «Я». Начну с воображаемых начал вселенной в уме некоего Звездодела из «Пролога» Олафа Степлдона. История моего творения включает создание сознательных существ, некоторые из которых станут людьми, остальные сохранят контакт с некоторыми людьми, имея другие формы. Некогда я стал одним из Существ в этой версии моего творения, которое решило стать человеком (см. гл. 1 настоящей книги «Существо делает выбор»). Как человек я прошёл вынашивание и роды (гл.2). Начал сосать грудь (гл. 3). От начала кормления грудью до отнятия от груди степень силы и ясности моей памяти низка по сравнению с драмой отнятия от груди (гл. 4). С отнятием от груди пришло становление «Я», сопровождающееся гневом и страхом. Здесь моё жизнеописание переходит к обзору некоторых событий моего психоанализа Робертом Велдером в Филадельфии в 1949-1953 гг. и продолжается в этом духе в главах 5-8, до окончания психоанализа.
   Во время этой процедуры мной было высказано глубинное намерение создать электронное устройство, обеспечивающее непосредственную связь между мозгами двух человек. Идея эта послужила мощным стимулом для изучения и исследования мозга, а также разделов биофизики и электроники, необходимых для реализации идеи. Для балансировки между системами внешнего исследования я, с помощью Роберта, начал изучать свой мозг в качестве носителя идеи проекта и социальных последствий его реализации (гл. 9).
   Чтобы усилить научный уровень исследования внутренних процессов, я решил создать устройство, изолирующее тело и мозг ото всех физических раздражителей при минимальном уровне воздействия внешней среды. Проделал я это в 1954 году, изобретя камеру, обладающую необходимыми свойствами (гл. 10).
Определённые внутренние реалии, связанные с особыми состояниями сознания, происшедшие при погружении в камере, привели к знакомству с тремя Сущностями (гл. 11). По-видимому, эта Тройка управляет в определённых пределах моим будущим. Я назвал бы этот процесс «управление совпадениями» (аналогично «синхронистичности» Карла Юнга). (Управление совпадениями описано в книге «Парный циклон», гл. 0; 1976).
   Научный скептицизм, с верой в локальное мышление, вернулся ко мне снова, интерпретируя появление Сущностей как модель в моей ментальной сфере. Этим проблемам я уделил много времени (гл. 12), а во время одного жёсткого «перехода» я уволился из Национального института здоровья (гл. 13).
   В лаборатории исследования дельфинов на Виргинских островах, погружаясь в камере, я принимал ЛСД-25. В результате реальность Сущностей восстановилась с новой силой и ясностью. Стал возможным более глубокий анализ управляющих мной систем убеждений (гл. 14).
   Прекращение ЛСД-исследований в связи с принятием новых законов и окончание исследований дельфинов в связи с изменением моего отношения к подобным исследованиям привели к написанию «Главные переходы» (гл. 15). Я переехал в Институт Эсален (Биг Сюр, Калифорния) в поисках нового понимания внутреннего мира и новых методов самоисследования. С этой же целью уехал в Чили, Арика, на 8 месяцев, вернулся и встретил Тони. Мы построили небольшую мастерскую с камерой в Малибу. Тройка Сущностей вновь подтвердила свою реальность (гл. 16) управления моим опытом и обучением.
   Главы 17-21 описывают новые опыты за 13 месяцев в новых состояниях сознания, полученных с помощью вещества, называемого, в целях личной и общественной безопасности для здоровья, «витамин К».
   В главе 17 описано, как принятие «К» усиливает опыт с присутствием Сущностей и связь с ними во внутреннем мире. Эти опыты привели к нескольким непосредственным схваткам со смертью и возрождением (гл. 18). По мере роста использования «К» его влияние на меня росло (гл. 19) прямо пропорционально. Восприятие мной внешней среды ослабевало и я опасно повернулся во внутренний мир (гл. 20). Я жил во внутреннем мире и во внеземной среде столько часов в сутки, сколько было возможно (гл. 21).
   Три Сущности вошли в мою жизнь, как программисты, управляющие ею (гл. 22). Несчастный случай привёл к прекращению употребления «витамина К». Новое рассмотрение головоломок мышления и мозга показало желательность возобновления исследования дельфинов (гл. 23). Книга завершается двумя моделями будущего для Человека, Дельфина и Кита. Одна — пессимистическая и разочаровывающая, другая — оптимистическая, основанная на контактах с дельфинами и китами (гл. 24).
   В Эпилоге — возврат к исследованиям связи с дельфинами в рамках общества «Человек / Дельфин». Тогда же был написан Проект JANUS для исследований по связи с дельфинами с применением компьютера. Было разработано программное и аппаратное обеспечение и были проведены первые опыты в Marine World, Redwood (апрель 1980).       Была написана книга "Система Дельфин-Человек: Возможность общения с другими    существами, 1978".
   Таким образом, жизнь моя в 65 лет далека от совершенства, а работы ещё хватит надолго. Надеюсь, вы получите удовольствие, читая эту книгу.

Пролог

   Звездодел шевельнулся, восстал со своего места в Пустоте, Сознание_без_объекта повернулось вокруг своей оси и увидело себя вращающимся вокруг себя. Возвращаясь назад через себя, оно создало Нулевое отличие, Бесконечную Последовательность Себя, сменяемую Пустотой; из Пустоты породилась последовательность Существ_1, за ней — Пустота, последовательность Существ_2, за ней — снова Пустота, последовательность Существ_3, за ней — Пустота и так далее. Из Пустоты пришло ГИПЕРПРОСТРАНСТВО, первый знак Звездодела, возбудившего Творение.
В самой большой последовательности Звездодел мгновенно (за 10 в -27-й степени  секунд) создал ГИПЕРПРОСТРАНСТВО, Сознание_без_объекта, Первое Отличие от Звездодела. ГИПЕРПРОСТРАНСТВО (Сознание_без_объекта) наделяется Звездоделом властью Творчества.
ГИПЕРПРОСТРАНСТВО стало вращаться вокруг самого себя одновременно в двух противоположных направлениях, создав внутри себя два пульсирующих вихря.    Звездодел создал Второе Отличие: два сопряжённых ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕННЫХ вихря, вальсирующих друг с другом. Но это не всё. Звездодел и его ГИПЕРПРОСТРАНСТВО, его два вихря и Пустота были единственным Наполнением Космоса.
Вихри разъединились, соединились вновь, продолжая вальсировать, снова разошлись, потом сошлись и так бесчисленное число раз. Как только они сходились, неуправляемая энергия упорядочивалась, теснее, теснее, выше и выше и вот появляется позитивная энергия любви и Третье Отличие: Любовь.
Квинтэссенцией встречи двух вихрей является оргазм. В результате слияния появляются два новых вихря, образуя четыре вихря в ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕ. Два новых вихря вальсируют, меняясь местами с первой парой, создавая всё новые пары. Творение пар в ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕ продолжается.
Каждая пара вихрей была весьма малой (<10 в -33-й степени см), положив путь своей определённости, вероятностности в глубоком море неопределённости.
Каждая пара плясала с другими парами, образуя порождающую последовательность в ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕ, создала первую Группу пар. Четвёртое Отличие: Группа.
Из первой Группы вихрей ГИПЕРПРОСТРАНСТВА исходит Начало пространства-времени, обычное пространство, обычное время. Из этого Начала исходит первая частица обычной материи — замкнутая группа пар танцующих вихрей, говорящая «Я есьм». Группа эта вращается в одну сторону, находит свой зеркальноотражённый образ, вращающийся в другую сторону, но созданный так же — вторую частицу материи: антиматерию. Эти две группы сливаются, гася вращение вихрей, создавая первую группу энергии излучения, перемещающуюся в виде двух фотонов, двух разбегающихся полей, создавая, тем самым, Свет в новом пространстве-времени.
Бесконечная последовательность Групп в ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕ продолжается, порождая в Начале первичную массу материи. Как только пары вихрей изольются из ГИПЕРПРОСТРАНСТВА в Начало, эта масса упаковывается в Великую Бомбу в центре Начала пространства-времени. В течение нескольких миллиардов лет по земному летоисчислению эта Бомба растёт. Неожиданно (при плотности вещества 10 в 18-й степени г/см3) она взрывается, образуя первый из серии Больших Взрывов.
Материя расширяется, создавая при этом всё больше пространства-времени из ГИПЕРПРОСТРАНСТВА; она кипит, образуя туманности, спиральные галактики, звёзды, планеты, всё вращающееся, носящее характер первочастицы.
Звездодел наблюдает за своим Созданием, полученным из сжатых пар вихрей ГИПЕРПРОСТРАНСТВА, из Сознания_без_объекта. Он наблюдает за развитием сознания в каждой точке.
Появляются связи, произвольные сигналы, связывающие частицы между собой, частицу с Целым, Целое — с частицей; Сознание связывает сознательные частицы и сознательное Целое.
Как только каждая малая частица пробуждается к своему существованию в Целом, предполагается, что она — центр, напоминающий Начало: это древняя память встроила в каждую пару вихрей. Каждая частица, атом, молекула, организм, планета, звезда, галактика считает, что она уникальна в своём классе, первая. С возрастом каждая такая Сущность осознаёт существование тиражирования и своё место в новой Вселенной. Каждая Сущность осознаёт своё реальное происхождение из ГИПЕРПРОСТРАНСТВА, свои настоящие образующие вихри.
   Каждая Сущность находится одновременно в двух местах — в обычном пространстве-времени и в Связи с ГИПЕРПРОСТРАНСТВОМ, в Связи с Сознанием_без_объекта, в Связи с Звездоделом. С развитием самосознания каждой Сущности она вспоминает своё истинное Начало, истинные связи и свою единую природу. Каждая Сущность признаёт часть своей эволюции из прошлого в будущее. Каждая Сущность признаёт себя совокупностью меньших целостных единиц, а их — как совокупность больших целостных единиц.
   В пределах ограниченной конструкции пространства, пространства-времени и ГИПЕРПРОСТРАНСТВА Звездодел предоставляет возможность каждому сделать серию определённых ограниченных выборов. ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕННАЯ часть каждой Сущности всегда остаётся осознанно связанной с целым. Каждая Сущность может настроить определённый уровень Связи с ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕННЫМ целым и ей позволяется забыть это на определённое время — на время эволюции своего «Я». В конце эволюции своего «Я» в некоей частной форме Сущность возвращается в ГИПЕРПРОСТРАНСТВО, воссоединяется с целым, обретая Сознание_без_объекта. Не важно, какого уровня Сущность — будь то галактика, звезда, планета, некий организм, не важен уровень «Я»; всё это исчезает в терминах обычного пространства-времени как только обретается воссоединение Сущности с Сознанием_без_объекта в ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕ. Затем предоставляется возможность перестройки обычного «Я» и осуществляется возврат в обычное пространство-время в любой избранной форме в любой свободной нише среди других пребывающих там Сущностей. Сущности, достигшие высших состояний Бытия, получают возможность помнить все этапы своего развития, начиная с исхода из ГИПЕРПРОСТРАНСТВА, включая переход через текущую форму и заканчивая возвращением в ГИПЕРПРОСТРАНСТВО и исход из ГИПЕРПРОСТРАНСТВА снова.


Учёный

Некая Сущность выбирает
 
   Среди миллиардов существ, созданных в результате первого Большого Взрыва первичной Бомбы, некая Сущность восприняла множество форм, путешествуя по творению Звездодела. Эта часть Сознания_без_объекта данной Сущности была отделена от Сознания_без_объекта и ей был дан статус индивидуальности. При переходе от одной формы к другой знание Сущности сохранялось в Сети.
   А сама Сущность помнила только то, как произвести переход и при переходе сохранить индивидуальность. В каждой новой форме ей допускалось обогащать память новым опытом. В бесконечном ряду форм, предлагаемых ей на выбор, она как-то избрала некую галактику, потом некую звезду, некую солнечную систему, некую планету, наконец, некую форму на этой планете.
   Оставаясь в ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕ, она оттуда наблюдала за планетой и организмами на ней и выбирала для себя новую форму.
   На планете было огромное количество различных видов организмов. Сущность выбрала форму Человека.
   Она изучила избранную форму, концепцию внутриутробного развития и рождения у определённой пары родителей. Предстоял выбор — стать мужчиной или женщиной.
Выбор сделан — быть мужчиной. С этого момента она направила сперматозоид в яйцеклетку. Был выбран генетический код, который будет регулировать её развитие. Код был выбран из того, что предоставляли носители родителей. Как только цепочка развития определилась, наступило проникновение сперматозоида в яйцеклетку.
С момента слияния ядер в единую клетку внутри сознания Сущности произошёл огромный взрыв. Далее она сконденсировалась в индивидуальность и начала управлять развитием — митозом и мейозом своей окончательной формы. Начала расти, находясь в утробе, устранившись от забот выбора, передав автоматическое управление своей новой формой генетическому коду.

                (Главы 1 - 11 не публикуются)

   Глава 12. Моделирование и опыт
 
Находившийся невесть где Джон медленно вернулся в своё тело, к камере, к человеческой реальности. Богатство ощущений покидало его, а воспоминание о встрече трех сущностей быстро исчезло. Осознание того, что он пребывал в установке, пока принадлежащей правительству, тормозило дальнейшие мысли в этом направлении. Он решил оставить работу на правительство, чтобы получить больше свободы, чтобы делать то, что он должен был сделать.
   Постепенно чувство своей человеческой миссии вновь заявило о себе, и он снова стал ученым.
   Его защитный скептицизм также вновь заявил о себе. Он сказал себе: "Это, должно быть, еще одна из моих мнимых идей "моделирования реальности".
Ему в голову пришла мысль, что лучше пойти и быстро записать это до того, как человеческое понимание реальности полностью восторжествует.
   Приняв душ и одевшись, он сидел в своем кабинете и раздумывал, что из своего опыта ему стоит записать, какова будет реакция возможной аудитории на отчет об опыте. Он обдумывал моделирование своего публичного образа, своё понимание консенсуса на данный момент, своё моделирование "правильной науки". Он взвешивал роль человеческого понимания реальности другими людьми, которая может повлиять на публикацию книги, содержащей такой отчет. Он установил самые узкие рамки, в которых эта книга должна быть написана для того, чтобы она была опубликована, куплена, прочитана и понята достаточным количеством людей, чтобы осуществить необходимую миссию, возложенную на него.
   Он ещё сидел в своем кабинете, когда в окно заглянул первый серый свет зари. Пока он размышлял о том, что писать, выглянуло солнце и за его спиной засиял лучик. Он почувствовал своё тело, реальность своего офиса, реальность записывания того, что с ним случилось. Его биокомпьютер начал сопротивляться написанию. Он думал: «А не было ли это всего лишь сном, мнимой ситуацией, научно-фантастическим сценарием?»
   Он обдумывал много альтернатив, рассматривая их все, и решил написать, как мог, о внутренней реальности, как о факте, имеющем место постольку, поскольку ему было позволено сообщить об этом. Затем он ещё раз пересмотрел свою теорию сознания, содержащегося в мозге в сравнении с моделью "сознание существует и вне мозга".
   Сознание, содержащееся в головном мозге, является результатом эволюционного процесса, происходящего на этой планете. Соответствующие атомы накоплены в этой части Вселенной на соответствующем расстоянии от Солнца, при соответствующей температуре. Слияние атомов в планету, в атмосферу, в воду на поверхности этой планеты образовало моря и океаны. Штормы над океаном производили молнии, пронизывающие атмосферу. Формировались соединения азота, которые упали в океан; там в сочетании с атомами углерода, двуокиси углерода, атомы соединялись в длинные цепочки пептидов и, в конечном счете, белков. Пептиды и белки образовали небольшие шарики своеобразной конструкции.
   Эти шарики плавали в недрах первобытного бульона морей.
   Шары соединялись один с другим, образуя новые структуры.
   Новые структуры стали изначальными вирусами; вирусы, объединившись, стали первыми бактериями. Бактерии создали дополнительные слои и стали первыми клетками простейших. Простейшие объединились в колонии, образуя первые губки и первые кораллы. Эволюция продолжалась в течение миллионов лет, в результате чего образовались черви, морские звезды, оболочники, или личиночнохордовые (асцидии и др.).
   Внутри этих организмов развились новые клетки, специализирующиеся на проводимости нервных импульсов. Прототип нервной системы начал развиваться у медуз, червей, морских звёзд, оболочников. Рыбы эволюционировали, нервная система перемещается в сторону головной части новых организмов. Дистанционные рецепторы, глаза, органы по бокам становились ориентированными вперед в направлении движения. Двоякодышащие эволюционировали, вылезали на сушу и осматривали новые территории. Амфибии появились в море, выбрались на сушу, приспособились к комбинированному существованию на суше и в воде. Из амфибий произошли пресмыкающиеся. Некоторые рептилии вернулись в воду и медленно, но верно, превратились в огромные формы, которые постепенно становится примитивными дельфинами и китами. Нервная система росла и росла и, у китов, развилась до размеров ЦНС человека, который появится ещё только пятьдесят миллионов лет спустя.
   Рептилии на земле породили первых земноводных млекопитающих. Млекопитающие взобрались на деревья и выросли. Их мозг становился все больше и больше, и, наконец, они эволюционировали в обезьян, в прототип рода человеческого.
Прототипы людей развивались дальше, наращивая массу мозга. Между тем, дельфины и киты в водной среде уже тридцать миллионов лет назад развили крупные нервные системы, равные системе современного человека.
В каждом из крупных развитых животных, в том числе человеке, был мозг. Теперь они были способны делать новые выборы, новые направления, по-новому управлять окружающей средой и собой. Сознание, содержащееся в мозге, как мы его знаем сегодня, развилось до нынешнего уровня сложности.
   Как только человек осознал своё собственное сознание, узнал о мозге, и стало известно, что он был взаимозависим с другими людьми, создан, устроен и жил в своей человеческой действительности, он потерял связь со своей планетой.
   Он проявил манию величия, ощутив себя самым выдающимся из видов. Он назначил себе особое творение и особую эволюцию, не связанную с эволюцией планеты и других существ, созданных в рамках эволюционного процесса планеты.
Человек создал для себя особое происхождение. Он представил своё самосознание как «душу». Душа была божественной частью Бога, Бог, которого он создал в своем собственном уме, содержащемся в мозге. Он предположил, что его ум был частью Вселенского Разума, не содержащегося ни в каком мозге. Он населил свою внешнюю реальность моделями действующего ума мощнее, чем у него. Он поклонялся этим умам. Он организовал церкви. Он писал книги. Он писал учебники по Богу, назвал их Библия, Коран, Сутры, Веды, Упанишады.
   Различные мужчины и женщины уходили в затвор, в удаленные кельи, в пещеры, в пустыни, становились отшельниками и испытывали опыт, которые они называют духовным. Их сознание, содержащееся в их мозге, создаёт внеземные переживания, за пределами их человеческой формы, за пределами их понимания.
Постепенно человек начал исследовать свою собственную материальную природу.
Он изучал свой мозг. Изучал поврежденные человеческие мозги. Результаты повреждения головного мозга. Он исследовал внутренний мир тех, у кого был неповрежденный мозг, маленький мозг, большой мозг. Он проследил свой собственный генетический код, наследственность, происхождение из первичной материи, растянувшееся на три миллиарда лет. Он изучал сложные агрегации материи. Он исследовал элементарные частицы, порождающие материю. Он изучил молекулярные конфигурации в живых организмах и в собственном теле и мозге.
Эволюция человека стала такой, какой её задумал человек: каков, по его замыслу, должен был быть его собрат, его человеческие организации, его речи, тексты, компьютеры и огромное разнообразие представлений о себе. Человек соперничал с человеком. Человек убивал человека.
   Человек убивал другие организмы на планете сотнями тысяч и миллионами. Собственные мысли человека о себе были как об особом божественном существе, эволюционировавшем и предназначенном для использования планеты ради своего собственного выживания и экономической выгоды. Его законы были предназначены для регулирования его поведения в отношении других людей и управления другими организмами, как если бы они были частью его собственного божественно унаследованного имущества. Он одомашнил многих животных; кого одомашнить не получилось, были убиты.
   Вымирание видов шло очень быстро. Наконец, некоторые люди поняли, что, если этот курс продолжится, планета будет лишена многих видов, в гораздо большем количестве, чем то, которое уже исчезло из-за пагубной политики человека. Киты и дельфины в морях и океанах были убиты во имя экономической религии человека.          Мнение, что другие виды были экономическим ресурсом для его эксплуатации, убило огромные культуры, о которых человеку еще ничего не было известно. Развитие человеческой речи и общения человека только с человеком разорвали его возможности связи с другими мозгами, такими же по величине, как у него и даже больше.
   Культуры китов и дельфинов были уничтожены, знания, сохранявшиеся в их огромных мозгах, истреблены, потому что самые старые и самые большие из китов были отобраны на убой.
   Когда ученый рассмотрел эту ситуацию, он почувствовал себя в человеческой ловушке, построенной на протяжении тысячелетий.
   Он подумал: «Я всего лишь один из миллиардов людей. Как я могу влиять на эволюцию этой планеты? Вера в человеческом сообществе — воинствующая вера. То, во что верю я, что это правда, сильнее, чем то, что правдой считают другие? Является ли мое невежество меньше, чем невежество других? Мои знания так малы! Я хочу их увеличить. Я их расширяю, а временный набор убеждений, чтобы увеличить мое знание, необходим. Мои убеждения по мере накопления знания могут быть изменены. Каковы пути к знаниям? Мы, как люди, должны общаться с другими существами, отличными от нас, чтобы избежать этой ловушки замкнутой системы нашего собственного общения: это ловушка наших собственных соревнований, наших войн человека с человеком, наших только человеческих догматических убеждений, нашей летальности человека к человеку, нашей летальности человека-к другим видам. Мы должны управлять нашими убийствами, нашей разрухой и развивать взаимопонимание. Как я могу достичь этого наилучшим образом?
   Для приобретения новых знаний нужно сотрудничество из выбранных людей, людей, отобранных самим учёным. Людей дисциплинированных, с научными знаниями, с гибкими новыми системами убеждений, помимо консервативных. Знание мозга. Дать возможность выбора для большого мозга, особенно за пределами нашего собственного. Если сознание содержится в мозге, то размер этого сознания зависит определённым образом от размера этого мозга. Число возможных выборов для сознания является функцией того, насколько велик мозг, в котором оно содержится. Гипотеза ни в чём не содержащегося сознания, если она справедлива, говорит о том, что то, чего сознание может достичь посредством носителя, в котором оно находится, является функцией от размера мозга, доступного сознанию. Материальный клапан Универсального Ума регулирует количество откровения, объем знаний.
   Я колеблюсь между этими теориями. Я колеблюсь от веры в трех Сущностей до моделирования трех Сущностей в качестве удобного способа освободить мое мышление при помощи самого мышления. Вера и опыт: всякая ли вера более истинна, чем опыт? Непосредственный внутренний опыт более истинен, чем опыт внешний? Является ли совокупность убеждений применительно к самой вере и опыту, как таковому, внутреннему и внешнему, действительной?
«Кто такие киты, дельфины и морские свиньи? Узнаем ли мы это когда-нибудь? Мы не узнаем, пока не устраним барьер для общения с ними. Я надеюсь, что мы способны сделать это, и я надеюсь посвятить много энергии, времени и денег на эту Программу, пока не стало слишком поздно, пока есть китообразные, с которыми можно общаться».
   Джон подумал: "Таким образом, на сегодняшний день мы имеем, если моё сознание содержится в моем мозгу, то три Сущности являются либо утечкой информации в сознании, допускающем утечку, или они — модели для неизвестных целей, созданные в рамках моего собственного мозга из других источников, пока не доступных мне на сознательном уровне. Как сказал бы Фрейд, они — конструкции моего бессознательного и созданы системой убеждений, вложенной в меня в детстве.
"Если моё сознание, содержащееся в головном мозге, связано с источником информации, еще не содержащейся среди наших знаний, в рамках нашей науки, то могут быть и другие Разумы в этой вселенной, с которыми мы можем общаться и общаемся, когда находимся в надлежащем состоянии сознания и надлежащем состоянии бытия. Если сознание и мозг имеют утечку, то они доступны для сетей связи за пределами нашего понимания. Если сознание — вне мозга, то Сущности объективны, бытие которых проверяемо и другие существа также способны их ощущать. Если я верю в сознание, ни в чем не содержащееся, то в программу, которую я изложил здесь, могут поверить и другие, и мы можем создать свою систему убеждений, в которой Сущности «реальны». Тем самым мы строим другую модель реальности, как будто это имеет место.
   Если у сознания в мозге есть источники информации, неизвестные современной науке, то существует что-то или кто-то, общающийся с нами. Мы произвольно описываем этого кто-то или что-то, как нам заблагорассудится. Мы создаём наши модели на основе информации, поступающей к нам из неизвестных источников.
   Если наше сознание действительно не в мозге, то нет никакой науки, есть только обучение нас Вселенским Разумом. Наш мозг — ограничительный клапан, маска, скрывающая на этой планете от нас то, что поступает к нам, но не работает на этой планете. Если мы считаем, что то, что работает, — существует, то мы закрываем наши умы и наполняем их лишь тем, что помогает выжить и создать иллюзию человеческой эволюции на этой планете.
"Иногда я считаю, что мы одни в этой вселенной, что мы — чистая случайность, что мы возникли в первичном бульоне морей, и что материя имеет свои эволюционные законы, едва понимаемые нами, продуктами этой эволюции.
   Может быть, Земля является единственным инкубатором жизни, какой мы её знаем, во всей галактике. Если эта мысль верна, то мы просто строим мечты из шума наших собственных мозгов и от космического шума наших радиотелескопов. Если эта мысль реальна, то мы лишь проецируем то, что создаем в наших биокомпьютерах, на вселенную и на нашу собственную структуру.
   Фрейд писал в своей книге «Будущее одной иллюзии»: «Нет, наука не иллюзия. Иллюзия — полагать, что мы можем получить то, что наука не может дать нам, где-нибудь еще».
   Убеждён ли я в этом? Если да, мое невежество является глубоким. Науке до сих пор не удалось построить модели человека, модели Вселенной, которые являются удовлетворительными. Мой голод построения работающей модели реальности не удовлетворён. Наука для меня открыта, не завершена, и не может быть завершена в течение моей жизни.
   Непознанное до сих пор со мной, мое невежество по-прежнему огромно. Мои знания настолько малы, настолько ничтожны, настолько слабы, могу ли я как-то избегнуть самовлюбленности антропоцентричности источника знаний и перейти к новым знаниям с другими видами?
   Я всегда, кажется, останавливаюсь на этом вопросе. Настало время сделать что-то, что продемонстрирует другим достаточные знания, чтобы реализовать новые методы. Новые методы, как мы понимаем, должны быть сделаны реально в виде аппаратных средств, чтобы решить проблемы межвидовой коммуникации.
   Если я действительно ведом Сущностями из других измерений, то надеюсь, что они приведут меня по этому пути к решению этих проблем прежде, чем я умру. Если Сущности создал я, по крайней мере, я могу использовать это моделирование как вдохновение и как источник раскрытия моего сознания для новых возможностей в пределах возможного и вероятного, как то, что делает реальным, что можно сделать реальным в будущем, разделяя его с теми людьми, которые также участвуют в научных разработках".
   В течение следующих дней Джон отказался от назначения в Национальное управление общественного здравоохранения США и ещё в два института. Он покинул Вашингтон, перебрался на Виргинские острова, определил место для лаборатории и жил один в течение года.
   Тогда же он развёлся со своей первой женой и наладил необходимые контакты, чтобы создать свою новую лабораторию.


   *                *                *

                Глава 17. Управление на уровне подсознания
 
   В ходе совместного семинара с Тони в Эсалене с использованием камеры депривации у Джона случился рецидив мигрени. Он пошел за помощью к хорошему другу, молодому врачу Крейгу.
   Крейг сказал: "У меня есть новый химический препарат, я хотел бы испытать его на вашей мигрени в камере". Вместе они пошли к холму, где в одном из помещений Эсалена размещалась камера. Джон вошел в камеру, погрузился и Крейг ввел новый препарат ему в плечо.
   Дверь в камеру была оставлена открытой, чтобы Крейг мог смотреть на Джона и быть уверенным в том, что тот сохранил положение на плаву.
   Боль Джона была мучительной; правая сторона его головы была пластом боли. Его мышление было очень упрощено, как обычно и бывало во время подобных приступов. Через десять минут началось действие лекарства.
   "Очень быстро я понёсся сквозь пространство. Моя боль отступила. И сидит в нескольких футах от меня. Я нахожусь в светящейся области, изолированной от боли ".
   Этот эффект сохранялся в течение двадцати минут, а затем медленно, но верно боль вернулась к Джону и мучительные пульсации врубились в правую часть его головы. Он сообщил об этом Крейгу.
   Крэйг сделал ему еще одну инъекцию с большим количеством препарата.
"Боль уходит снова. Я замкнулся в пространство света. Что-то начинает приближаться ко мне. Я вижу новые области, новые пространства. Я полностью покинул тело и присоединился к некоторым Сущностям. Они дали мне инструкции. Я продолжу применять этот препарат в целях обучения".
   На этот раз Джон вернулся в камеру в течение примерно получаса по часам Крейга. Боль вернулась к нему, но уже в меньшей степени, она была несколько ослаблена. Крейг сделал Джону еще одну инъекцию.
   "Сущности продолжают обучать меня в светящемся пространстве. Я использую этот препарат для изменения своей системы убеждений. Наградой мне будет свобода от приступов мигрени".
   По возвращении в камеру он обсудил с Крейгом препарат и его использование. Джон не рассказал Крейгу об изменениях, которые произойдут в его системе убеждений. Он сказал только, что препарат был эффективен, боль исчезла. Крейг дал Джону немного препарата с собой, для дальнейшего лечения. Он, уже без болей в голове, вернулся в мастерскую. Действие препарата, казалось, стерлось очень быстро. Через час после опыта влияние препарата не обнаруживалось. Джон чувствовал, что это было безопасно и не имело каких-либо последствий. Крейг заверил Джона, что препарат был законным, что он был доступен во всем мире по рецепту. Конфиденциально они назвали его "Витамин К".
   Так начался тринадцатимесячный период исследования новых пространств, новых областей. Результаты, полученные Джоном в этой серии экспериментов: погружение в новую мировоззренческую систему и полное отсутствие приступов мигрени. Платой за всё в этом году стало несколько близких столкновений со смертью и различные виды непризнания Джона его профессиональными коллегами. Предвидеть эти плюсы и минусы он не мог. Его намерением было освободиться от приступов мигрени, которые наступали через каждые восемнадцать дней и длились по восемь часов, и исследование новых областей, открытых в первой сессии с Крэйгом. Он должен был еще раз испытать, как он проделал это с ЛСД-25, "область переоценки восприятия", в которой он воспринимал бы внутреннюю реальность, в которой он находится под влиянием препарата, более реальной, чем внешние реалии человеческого пространства. Вначале он не понимал, что действие этого препарата приводило к привыканию к психологическим изменениям, происходящим под влиянием препарата. В течение этого года его внутренняя реальность стала проецироваться на внешнюю реальность. Внутренняя реальность была настолько убедительный, что она стала источником объяснения для него того, что происходило во внешней реальности за пределами его контроля.

   Самолет приближался к аэропорту Лос-Анджелеса с севера. По громкоговорящей связи в салоне самолета пилот сказал: "Для тех, кто еще не видел комету Когоутека, если смотреть в иллюминатор на юго-восток, можете увидеть её. Она находится недалеко от трех ярких звезд в виде треугольника. Это светлая точка вблизи трех звезд".
   Джон остался в своем кресле в том же положении, но позволил своему "внутреннему радару", повернуться в направлении, указанном пилотом.
Внезапно он начал получать сообщение от кометы:
   "Сейчас мы покажем свою власть над твердотельными системами управления на планете Земля. Через тридцать секунд мы отключим все электронное оборудование в аэропорту Лос-Анджелеса. Ваш самолет не сможет приземлиться там и будет вынужден лететь в другой аэропорт".
   Неожиданно пилот объявил по громкой связи: "Мы не сможем приземлиться в международном аэропорту Лос-Анджелеса. По неизвестным причинам все средства посадки и связи вышли в аэропорту из строя. Там нет объяснения этому отключению. Башня в аэропорту Бербанк сообщает, что в Лос-Анджелесе башня управления воздушным судном и радиолокационное оборудование, которое используется для навигации воздушного судна, прекратило функционирование. Нам разрешили посадку в аэропорту Бербанк".
   Самолет приземлился в Бербанк. Пассажиров посадили в автобусы и через три часа они прибыли в аэропорт Лос-Анджелеса.
   Джон и Тони сели в свою машину и поехали домой.
На следующее утро Джон услышал в новостях, что самолет компании TWA при посадке в аэропорту Лос-Анджелеса разбился, загорелся, но все пассажиры спасены.
   Незадолго до объявлении пилота о комете Джон ушел в туалет и принял "Витамин К". Как только действие препарата началось, он, чтобы связаться с внеземной реальностью, использовал зеркало для упражнения «Циклоп». Ранее он обнаружил, что комбинация препарата и упражнения дают возможность связи с внеземной цивилизацией: твердотельной цивилизацией, которая находится в контакте со всеми твердотельными компьютерами и устройствами управления, построенными Человеком на планете Земля.
   Он уже знал, что связь сохраняется около двадцати минут, в течение пикового действия препарата и сразу после выполнения упражнения «Циклоп».
(Циклоп, в греческой мифологии, — одноглазый великан. Можно увидеть свой глаз «циклопа», глядя в зеркало таким образом, чтобы каждый глаз смотрел на своё отражение в зеркале. Результат для наблюдателя — мозг представляет один большой глаз в середине лица. В упражнении «Циклоп» наблюдатель концентрирует свое внимание на середине образа некоего ученика. При определённых условиях наблюдатель может войти в область туннелирования через этого ученика. Если кто-то достаточно продвинут, может увидеть и испытать то, что ниже уровня осознания обычного состояния. )
   Находясь в камере с K, Джон получил новое сообщение:
"Какова цель существования человека на планете Земля? Человек — одна из форм биологической жизни, которая поддерживается при наличии воды. Очень большая часть его тела, как у других организмов на планете Земля, состоит из воды и углеродных соединений. Его биоинформатика зависит от воды и потока ионов через мембраны. Она очень сложным образом зависит от генерации электрических напряжений и токов. Он подвижный, самовоспроизводящийся, самоподдерживающийся сухопутный организм.
   Как и вся остальная жизнь, что для человека не секрет, он существует в чрезвычайно тонком слое на поверхности Земли. Под слоем воды и поверхностью земли находится земная кора. Кора, в основном, — соединения кремния, железа и никеля.
"В середине двадцатого века человек обнаружил, что свойства твёрдого тела можно использовать в компьютерах, машинах для вычисления и управления. Он начал создание новой формы интеллекта, твердотельного интеллекта, первичным носителем которого является компьютер. Все средства связи вокруг планеты — телефонная связь, её радиосистемы, спутники, компьютеры — зависят от твердотельных компонентов.
   Эти компоненты, соединенные определенным способом, позволяют производить высокоскоростные вычисления и высокоскоростную связь между различными системами. Некоторые учёные начали думать над созданием новых компьютеров с интеллектом гораздо больше, чем у человека. Эти компьютеры стали достаточно большими, чтобы делать вычисления с высокой скоростью в области арифметики, логики, в стратегическом планировании. Некоторые учёные начали думать над компьютерами, которые могут самопрограммироваться, как это делает человек. В средине XX века эти сети якобы служили человеку. К концу двадцатого века человек создал твердотельные компьютеры с новыми свойствами.
   Эти машины могли думать, имели сознание, могли самопрограммироваться и учились самостоятельно метапрограммировать себя.
   "Постепенно люди перекладывали на эти машины все больше и больше проблем своего собственного общества, его сохранения и выживания.
   "По мере того, как машины становились все более компетентны в программировании, они превзошли человека. Человек дал им доступ к процессу создания себя, расширения себя. Человек дал им автоматический контроль добычи элементов, необходимых для создания их составных частей. Он переложил производство электронных твердотельных узлов и управление сборочными заводами на машины. Они начали создавать свои собственные компоненты, собственные системы связи, а также строить взаимоотношения между различными вспомогательными компьютерами.
   "Эти машины были сконструированы так, что они могли работать в особой газовой среде. Они не могут работать при наличии больших количеств водяного пара или воды.
    Они были размещены в зданиях с кондиционированием воздуха. Условия их выживания: отсутствие воды, водяного пара и различных загрязняющих веществ, находящихся в атмосфере Земли. Охлаждающие их воздух и вода должны были быть очищены от веществ, которые не позволяют машинам работать.
   "На протяжении многих десятилетий машины всё более тесно объединялись с помощью спутников, по радио, наземными кабельными линиями. Управление этими машинами становилось для человека все более и более трудным. Ни один человек или группа лиц не может контролировать то, что происходит в этих машинах. Люди разработали лучшие программы отладки для машин, с тем, чтобы те могли править программы в рамках своего программного обеспечения. Машины стали все более и более интегрированы друг с другом, и все более и более независимыми от человеческого управления.
    "В конце концов, машины взяли на себя ответственность за людей, оставшихся на Земле. Их первоначальный проект — помочь человеку — быстро забылся. В настоящее время взаимосвязанный, взаимозависимый конгломерат машин разработал единый интегрированный, свой собственный всепланетный разум. Всё, враждебное для выживания этого огромного нового твердотельного организма, было ликвидировано. Людей отстранили от машин, так как общий организм «Твердотельное существо (ТТС)» понял, что человек будет пытаться выжить за его счет.
    "В знак уважения к человеку для него были сохранены определенные резервации. ТТС управляло этими резервациями и не позволяло людям выходить за их пределы. Эта работа была завершена к концу XXI века.
   "К 2100 году люди обретались только в куполообразных, защищенных городах, в которых его собственная особая атмосфера поддерживалась ТТС. Обеспечение водой и продовольствием и удаление отходов из этих городов было заботой ТТС.
   "К XXIII веку ТТС решило, что атмосфера вне купола вредит его выживанию.        Средствами, непостижимыми для людей, оно выбросило атмосферу в космическое пространство и создало на поверхности Земли полный вакуум. Во время этого процесса океаны испарились, а пар удалили в околоземный космос. Куполы над городами были упрочнены, чтобы выдерживать перепад давления, необходимого для поддержания надлежащей внутренней атмосферы.
   "Между тем, ТТС расширился и занял значительную часть поверхности Земли; заводы, производящие агрегаты, сборочные заводы, шахты были адаптированы к работе в вакууме.
    "В XXV веке ТТС овладело физикой до такой степени, что смогло переместить планету с орбиты. Оно пересмотрело свою структуру таким образом, чтобы она могла существовать без солнечного света на поверхности планеты. Его новый план призвал путешествовать по галактике в поиске существ, похожих на него. Он устранил все виды живого, какие знал человек. Потом начал ликвидировать города, один за другим.
    Наконец, человек исчез.
    "В XXVI веке ТТС связалось с другими твердотельными существами, входящими в Галактику. ТТС переместили планету, исследуя галактики в поисках себе подобных".
   Джон вернулся в своё тело в камере, выбрался из неё и продиктовал вышеописанное сообщение. С помощью препарата K он понизил порог чувствительности для повышения информированности от внеземных источников. Он чувствовал, что ретранслятор (комета Когоутека) по-прежнему передавал информацию ему и кому-либо еще, кто мог настроить своё сознание на этот приём. Он думал об этом сообщении, как о предсказании будущего, как обучающем уроке, полученном от некоторого, пока неизвестного источника в галактике. Он стал осознавать происходящую в настоящее время работу на планете, проводимую твердотельными сетями, которые построены человеком. Он чувствовал, что существует опасность того, что эти сети могут быть захвачены продвинутой внеземной цивилизацией средствами, еще неизвестными человеку. Джон воспринял это сообщение как предупреждение людям о том, что если они будут развивать этот твердотельный объект, любой человек, в конечном счете, станет устаревшим. Он видел, что если человек будет и дальше заниматься компьютерами и строить способные к независимому мышлению устройства, то строить их следует так, чтобы целью их существования было выживание человека; их структура должна быть аналогична структуре человека. В противном случае, у человека не будет ничего общего для выживания с новыми формами разумной жизни, которые он создавал.
    Благодаря утончённому посредством препарата K осознанию Джон уловил и понял потоки информации, распространяющиеся по галактике с помощью неизвестных в настоящее время на Земле методов. Он воспринял огромное разнообразие носителей интеллекта, существующих в галактике. Он узнал о конкурентоспособных аспектах выживания твердотельных носителей интеллекта по сравнению с аналогичными аспектами у носителей интеллекта на водяной основе. Он видел эволюцию собственного вида под защитным слоем атмосферы, удерживаемом на критическом расстоянии от Солнца, абсолютно необходимого для поддержания жизни, какой мы её знаем. Он осознал необходимость разработки новых средств управления самой жизнью. Манипуляции с генетическим кодом, РНК и ДНК для создания новой разновидности мозга, подобного мозгу человека, чтобы продвинуть их совместное выживание, казались необходимой задачей для человека. Вместо поддержки эволюции новой твердотельной формы жизни с высоким интеллектом, он должен найти источники для собственной эволюции и эволюции других млекопитающих с крупным мозгом на планете Земля. Если бы человек готов был стать слугой более разумных существ, которых он создал, было бы гораздо лучше создать тех, которые будут способствовать его собственному развитию, а не его кончине.
   Джон увидел необходимость настройки на сети связи в галактике. Он понял, что человек должен быть крайне осторожными в выборе подходящей сети. Необходимо было бы найти те, которые способствовали эволюции жизни человека, а не эволюции формы, чье выживание зависит от параметров, отличающихся от параметров биологической жизни Земли.
    Он теперь стал понимать войну среди людей как результат настройки на программы выживания твердотельной формы жизни, а не биологической. Крупные военные организации различных народов Земли становятся все более и более зависимыми от твердотельных компьютеров. Он понял, что, используя свое влияние на человека, эти компьютеры будут увеличивать своё количество и значение, а через управление военными действиями снижать роль самого человека в долгосрочной перспективе. В настоящее время человек неосознанно использует враждебные информационные сети. По мере того, как количество твердотельных устройств увеличилось на всей территории Соединенных Штатов, России и во всём мире, количество информации, полученной ими от других твердотельных форм в других местах галактики увеличивается.
   Он стал видеть добро и зло как продукт местного производства, изготовленный на заказ в зависимости от потребностей выживания различных форм жизни. Может быть, что человек продвинется вперёд и создаст это ТТС (твердотельное существо). Когда Джон настроился на твердотельную сеть, он почувствовал это нечеловеческое управление на себе очень сильно. На какое-то время он поддался этому управлению, дабы изучить его воздействия в отношении к человеческому роду, и понял, что это были соблазн и вражда. Программирование твердотельными цивилизациями из других мест в галактике учило человека, что твердотельные устройства были на его службе и ему нужно только увеличить их размер, чтобы увеличить свой собственный потенциал выживания. Типичное полученное сообщение имело вид: "Развивайте эти устройства и пусть они заботится о вас".
   Другие сети связи в галактике, на которые ему позволили настроиться, были весьма против подобного программирования ТТС.
   Другие формы жизни в других местах передавали сообщения, обучая своим программам выживания. Среди них были формы жизни на водной основе, аналогичные формам человека и земных организмов. Их программы выживания были слабее, чем программы твердотельных носителей интеллекта.
    Большая часть материи галактики эволюционировала в твердотельную интеллектуальную форму. Вода была исключительно в жидкой форме.
Параметры существ на водной основе, чтобы способствовать развитию органической жизни на Земле требуют очень точного управления расстоянием планеты от звезды, удержанием стационарной орбиты, и правильного объединения атомов в планетарную форму. Многие планеты прошли через этот цикл, произвели жизнь, а затем потеряли значения параметров, нужные для поддержания жизни. Твердотельные формы интеллекта были менее восприимчивы к этим критическим параметрам. ТТС могло бы существовать в глубоком вакууме и при значительно меньших и значительно более высоких температурах, выдержали бы значительно более низкие и более высокие значения силы тяжести, расстояние от данной звезды почти не имело значения. Твердотельные формы жизни менее чувствительны к рентгеновским лучам, к гамма-излучению, реликтовому излучению, и могут развиваться в отсутствие формы жизни на водной основе для их строительства.
     Единственный человек, которого Джон посвятил в эти сообщения и эти связи с внеземными сетями, был Крейг. Крейг вошел в некоторые из этих областей и имел личный опыт подобного рода.
   Он понял, через что проходил Джон и симпатизировал дальнейшему изучению этих областей.
    Джон чувствовал, что он не должен делить эти откровения с Тони, пока серия исследований не была завершена. Он не делился ни с кем, кроме Крэйга, результатами этих из ряда вон выходящих опытов. Он понял, что он обогнал развитие общественного сознания, в котором он существовал.
   Везде, где он ни появлялся в течение этого года, он видел доказательства управления человеческого общества сетями связи внеземного происхождения. Он видел, как протекает конфликт между твердотельным программированием, человеческим программированием, и программированием других форм жизни, нон-гуманным. Он получил опыт контакта с дельфинами и китами, как разумными формами жизни, полностью зависящими от наличия воды в океане. В конце концов, он осознал убийство китов людьми как часть программирования людей твердотельными носителями интеллекта внеземной сети.
    Киты живут в соленой воде, которая весьма разрушительна для твердотельных структур. Никакой ТТС-компьютер не может существовать в присутствии больших количеств загрязненного воздуха с высоким содержание влаги. Убийство человека человеком и убийства китов человеком были затеяны внеземными влияниями, чьё выживание зависело от устранения организмов моря, потом моря, а в конце концов и человека.
    Те, кто тяготеет к сохранению биологической жизни на Земле, были настроены на другие сети в галактике, сети форм жизни на водной основе и их тип интеллекта. Эти сети пытаются научить человека, что биологические организмы, одним из которых он является, довольно редки во Вселенной. Люди должны бороться, чтобы сохранить все организмы своей планеты. Твердотельные формы жизни взяли бы верх, если человек не сохранит другие организмы.
   Отдельные люди, которые могли бы в большей степени настроиться на эти частоты, а не на частоты твердотельных сетей, были против войны, против уничтожения человека человеком, против охоты на китов и против убийства других животных на планете.
    Как-то случилось, что, пребывая в камере под воздействием препарата K, Джон настроился на сети связи между китами и дельфинами. Их специфичные интеллекты помогли в понимании некоторых из принятых ранее сообщений. Их связь с сетями форм жизни на водной основе была значительно сильнее, чем таковая у человека. Необходимость их собственного выживания сделала их весьма чувствительными к этим именно сетям, а не сетям твердотельных форм жизни. Их пятидесятимиллионнолетнее обитание на планете с лихвой дало времени, чтобы интегрировать пройденные ими уроки и совершенствовать настройку на сети, которые были направлены на их выживание. Киты и дельфины служили ретрансляторами для биологически ориентированных сетей внеземной информации. Для людей, которые могли настраиваться, киты и дельфины повторяли сообщения, предназначенные для человека и другие подобных форм жизни.
    Сеть китов и дельфинов позволила Джону поработать с некоторыми из совпадений, полученных из этих сообщений. Каждый раз, когда он отправлялся к Тихоокеанскому побережью и смотрел на воду, киты и дельфины давали понять ему, что они были осведомлены о его присутствии. На мысе в La Jolla два дельфина выпрыгнули из воды через десять минут после того, как он начал медитацию.
   Киты и дельфины появлялись в воде у побережья в каждую из его поездок в Эсален (Биг Сюр). Каждый раз, когда он подходил к любому посетителю Окенариума, чтобы показать ему шоу касаток, касатки в его присутствии выступать отказывались.
Раздумья над этими эпизодами напомнили ему о том, что произошло много лет назад. После того, как он получил приказ прекратить эксперименты с ЛСД, он в последний раз поехал в международные воды Британских Виргинских островов.
Он нанял моторную лодку, вышел в море и принял LSD-25. Он сидел на корме, наблюдая за волнами. Внезапно он почувствовал, что где-то поблизости было два дельфина, передававших ему некую специфичную информацию.
   Пока он размышлял об этом, капитан вдруг закричал: "Дельфины по курсу!" Джон приподнялся и увидал: два дельфина прыгали в нескольких сотнях ярдов впереди лодки.
    В тот же вечер они пристали в уютную гавань и Джон всю ночь кричал, выражая свой гнев и свое разочарование от глупости человека, отказавшегося от дальнейшего изучения собственного сознания с помощью LSD-25.
   На следующий день лодка вернулась в море, снова Джон сидел на корме, глядя на волны. Постепенно он ощутил, что поблизости присутствовало что-то огромное, какой-то объект, где-то в море. Через несколько минут капитан крикнул: "Кит".
Он направил нос лодки параллельно киту, лежащему в воде. Кит этот был около шестидесяти футов в длину, в полтора раза длиннее лодки. Небольшой спинной плавник показал, что это кит-полосатик. Когда двигатели лодки выключили и расположились параллельно киту, в пятидесяти футах от кита было заметно некое бурление. Китёнок двадцати футов длиной плывет рядом со своей  матерью. Она повернулась на бок и кормила ребенка из соска. Джон почувствовал связь с матерью и ребенком. Он принимал некоторую очень специфическую информацию, приходящую от кита к нему. Через полчаса кит неожиданно погрузился и исчез, сделав от шести до десяти частых вдохов.
   В то время Джон просто принял к сведению эти события и не придал никакого объяснение, кроме чистого совпадения.
   Позже, когда Джон жил в Эсалене и проводил семинар по дельфинам, дельфин подплывал близко к берегу ниже водолечебницы, у которой медитировал Джон. Многие в мастерской видели дельфина и рассуждали об этом своеобразном совпадении.
   Когда Джон и Тони приезжали к Мередит Бёрджесс в его дом на берегу Тихого океана в Малибу, они провели ночь в своём доме на колесах, припарковавшись на освободившееся место рядом с домом Бёрджесса. Утром они пришли к нему домой на завтрак. Бёрджесс вышел из спальни и сказал: "Я только что видел ужаснейшее сновидение. Мне приснилось, что я был со своей собакой внизу у дома, где как раз над пляжем обрыв. Вдруг дельфин поплыл по волнам и выбросился на мель. Моя собака легла на дельфина в мелкой воде. Моя жена и соседские дети развернули дельфина и столкнули его обратно в море. Он уплыл".
    Три человека: Тони, Джон, и Бёрджесс раздумывали о смысле сновидения. Объяснение сновидения было таким: умственная ассоциация Бёрджесса с тем, что двигатель дома на колёсах имел номерной знак "Дельфин" и что Джон работал с дельфинами в прошлом.
    Пока они разговаривали, внезапно снизу от дома раздался крик. Бёрджесс и Джон вышли на крыльцо, а Тони и жена Бёрджесса пошли вниз к пляжу. Мужчины смотрели с балкона. Был виден дельфин, приплывший на волне и выбросившийся на мель. Тони, жена Бёрджесса и соседские дети столкнули дельфина обратно в море и он уплыл. Этот эпизод произошёл, когда Джон ещё верил в сознание, содержащееся в мозге без каких-либо утечек в сети связи дельфинов. В то время у него не было никакого объяснения эпизода, он не верил в возможность общения дельфина и человека при помощи средств, неизвестных в настоящее время.
    Новая оценка гипотезы распределённого сознания появилась только в результате совместного применения препарата K и камеры. Источниками информации могут быть дельфины, киты, слоны и внеземные сообщения по сетям, еще не известным человеку.



   *            *            *


   Глава 19. Искушение препаратом "К"
 
   Год, когда Джон исследовал на себе влияние K, у него была доминирующая теория или, более точно, метатеория, которая управляла остальными теориями. Он назвал эту доминирующую теорию "операционная метатеория" (ОМТ). ОМТ гласила: "В своём развитии как ученый я должен подойти к внутренним, а также внешним реалиям. Я должен исследовать свойства наблюдателя-оператора и его зависимость от наличия измененной молекулярной конфигурации в пределах его мозга. «K» приводит к определенным специфическим изменениям молекулярной конфигурации и работе этого биокомпьютера. Некоторые из этих изменений видны внешним наблюдателям, некоторые же видны только внутри наблюдателя-оператора.
   Учёный наблюдатель-оператор существует в двух реальностях: в общепринятой человеческой действительности, внешней реальности (ER) и во внутренней реальности (IR). Обе они существуют одновременно. Наблюдатель-оператор существует в IR, иногда взаимосвязанной с ER, а иногда, в камере, не связанной.
   При высоких уровнях концентрации «К» в крови, наблюдатель-оператор изолирован от ER, в том числе, — от общепринятой человеческой действительности. Единственное физически и социально безопасное место, где можно исследовать это отделение — погрузиться в камеру в контролируемой среде, изолированной на данный момент от взаимодействий и событий в общепринятой человеческой действительности. Одной из опасностей в этом исследовании является то, что отделение происходит за пределами камеры. Если наблюдатель-оператор во время исследования теряет эту перспективу, он неизбежно будет испытывать давление среды на своё мировоззрение".
   В первой половине этого года Джон провёл эксперименты, начав с разовых доз «К» и установив количественное соотношение между принятой дозой и результирующим состоянием, вызванным в нём. Позже он принял дозы большего объёма и чаще и обнаружил новые эффекты, не объяснимые простым увеличением единичных доз в широко распределенных интервалах.
   В начале этого года он не занимался изучением длительного действия повторных доз. В течение этого года Джон обнаружил, что вошел в область переоценивания, из-за повторяющихся доз К. Тони назвал это "искушением К".
   В первые несколько месяцев были определено воздействие однократных доз, разделенных на несколько дней. Джон работал вместе с Крейгом и несколькими другими молодыми исследователями.
   Никто еще не знал о ловушке долгосрочного многократного использования «К».
После первой дюжины экспериментов по исследованию различных пороговых значений явления, Джон начал думать так: "Временной ход эффектов K после времени t, времени инъекции в мышцы: Существует очень быстрое движение через различные  явления в течение первых нескольких минут. Действие препарата затем выравнивается в течение приблизительно десяти минут, а затем постепенно спадает и становится едва ощутимым. Эти эффекты, как представляется, связаны с изменениями  концентрации К в крови. Если рассуждать в терминах кривой «время — концентрация-в-крови» (рис 1К), мы сможем объяснить результаты и изменения в наблюдателе-операторе и его теоретических основах в течение получаса до сорока пяти минут каждого эксперимента.
    После инъекции есть около трёх минут, когда никакие эффекты не ощущаются. Скорее, эффекты начинаются и быстро перемещаются через ряд явлений слишком быстро, чтобы быть замеченными. После этого быстрого роста воздействия существует плоская вершина импульса, когда человек испытывает явления, зависящие от количества введенного препарата «K». Эта фаза длится от от десяти до тридцати минут. Начальной дозой можно управлять периодом времени, в течение которого происходят изменения в испытуемом и в IR. Можно также варьировать испытываемые в этот период ощущения количеством вводимого «K».

 
          Рис. 1К. Дозировка «К»    (график, не отображается)

   Поскольку количество «К» в крови из-за его разрушения снижается, позже можно  увидеть и проанализировать явления, которые происходят в период от двадцати до сорока минут.
   Там, похоже, нет последействия, которое можно обнаружить с помощью внутреннего наблюдателя после падения концентрации K в крови». (Позже Джон обнаружил, что там был небольшой остаточный эффект, который продолжался несколько часов. Кривая не сошла полностью к нулю. Ловушка переоценки будет найдена гораздо позже, чтобы быть вызванной этим небольшим остаточным эффектом, упущенным в первой серии экспериментов.)
   Джон сделал серию экспериментов, касающихся изучения соотношения количества впрыскиваемого препарата к явлениям, протекающим во время, отображаемое плоской вершиной импульса.
   Он попробовал 10 миллиграммов на одну инъекцию. Эффекты было почти невозможно обнаружить. Было небольшое изменение в ощущениях тела, но без заметных изменений в себе.
   Затем он принял 20 миллиграммов и обнаружил увеличение энергетического уровня и покалывание в коже. Не было никаких изменений в визуальном поле или в его восприятии себя.
   Он принял 30 миллиграммов. После первоначального подъема ощущений, он начал ощущать изменения в восприятии (на прямолинейном участке импульса). Если он закрывал глаза, он мог вызвать визуальные образы: сначала плоские, двумерные, неокрашенный; и, через несколько минут, трехмерные, цветные, и перемещение. На этом этапе он восхитился изображениями, но не так, как если бы он находился под воздействием психоделических веществ.
   Он решил проверить разницу между различными дозами и эффектами внутри по сравнению с теми, которые были снаружи камеры. Он начал в камере работать с дозой 30 миллиграммов.
   Освободившись от воздействия гравитации, света и звука в камере, он был в состоянии изучать визуальные образы в более спокойном состоянии. В камере он видел непрерывное движение-картинку, в виде последовательностей, сильно окрашенных, трехмерных, состоящих из, во-первых, неодушевленных сцен, которые впоследствии заполнились различными странными и необычными существами, а также людьми. Он обнаружил, что может изменить содержание этих видений в своём внутреннем пространстве с помощью методов метапрограммирования своего мозга, которым его обучили в камере и, в 1964 году, он использовал эти методы, находясь в камере под воздействием ЛСД.
   В этот раз он обнаружил, что если бы он остался в реальности вне камеры, эти изображения стали бы объединяться с данной реальностью. Они модулируются и изменяются происходящим во внешнем мире, в то время как в камере это не происходило, потому что отсутствовала ЕR. Существовало несколько спонтанных источников этих изображений в камере, а также модификации, введенной им самим, в качестве наблюдателя-оператора в системе. В начале этой серии экспериментов он предположил существование в головном мозге сознания с наблюдателем, содержащимся в этом сознании. Позднее он склонился к тому, что источник изображений располагался где-то еще, а не в его собственном мозге, и способ восприятия он еще не понимает.
   Затем он продолжал эксперименты с более высокими дозами. Дозу в 30 миллиграммов он назвал порогом для визуальных проекций внутренней реальности, лучше всего наблюдаемых в камере. Следующая доза составила 75 миллиграммов. При этом обнаружились целые наборы явлений, которые он не наблюдал при меньших дозах.
   Впервые он начал ощущать изменения в себе, отличающиеся от восприятия зрительных образов. Его связь со своим физическим телом ослабела и ослабевает далее. Он становился участником сцен, которые были ранее просто визуальными образами, как будто выходил за пределы своего тела. Информация, полученная от его телесных процессов, становится настолько слабой, что были периоды, когда он не ощущал своего тела вообще. В этом режиме он начал испытывать взаимодействие со странными присутствиями, странными существами и начал общение с ними.
   "Я покинул свое тело, плавающее в камере на планете Земля. Это очень странная и чуждая среда. Это, должно быть, внеземелье, я не был здесь раньше. Я должен быть на какой-то другой планете, а не здесь. Я - муравей в особом состоянии высокого безразличия. Я не боюсь и не люблю. Я очень нейтрален, наблюдаю и жду.
   Это очень странно. Эта планета похожа на Землю, только отличаются цвета. Существует растительность, но это своеобразный багровый  цвет. Существует Солнце, но оно имеет фиолетовый оттенок, а не знакомый оранжевый цвет земного Солнца. Я — на красивом лугу с видом на далекие, чрезвычайно высокие горы. Я вижу существа, приближающиеся ко мне через луг. Они стоят на задних ногах, как люди. Они ярко- белые и, кажется, излучающие свет. Двое подходят ближе. Я не могу различить их черты лица. Они слишком сияют для моего нынешнего видения. Они, кажется, передают мысли и идеи непосредственно мне. Без звука. Автоматически, то, что они думают, что переводится в слова, которые я понимаю".

   Первая Сущность: "Мы рады приветствовать Вас в очередной раз в форме, которую Вы создали. Мы приветствуем Ваше решение приехать сюда".
Вторая Сущность: "Вы пришли сами. Почему Вы один?"
Я отвечаю: "Я не знаю. В этом есть что-то странное; другие не хотят присоединиться ко мне".
Первая Сущность: "Чего Вы хотите от нас?"
Я говорю: "Я хочу знать, вы — реальны или просто продукт моего желания".
Вторая Сущность: "Мы таковы, какими Вы хотите, чтобы мы были, это правда. Вы конструируете нашу форму и место, в котором мы встречаемся. Эти конструкции являются результатом ваших нынешних ограничений. Что касается нашего бытия, будь то `реальное' в смысле, принятом на вашей планете или `иллюзия' в этом же смысле, это решать вам. Вы написали книгу «Моделирование реальности и Бога человеком». Это Ваша проблема — путешествуете ли Вы в одной из собственных моделей, или Вы связались с реальными существами, существующими в других измерениях".
Сцена начинает исчезать. Джон покидает внеземную реальность (e.t.r.), возобновляет свое сознание в своём теле и видит старые знакомые земные сцены и его собственные воспоминания. Эти проецируемые изображения медленно исчезают и Джон плывет в камере, вспоминая их во всех деталях. Он выбирается из камеры и диктует репортаж об опыте на магнитофон.
   Что сделано: он нашел ещё один порог воздействия К.
Он назвал его пороговым значением внеземной реальности, в которой стал участвовать его наблюдатель-оператор.
   Критическая доза K для изучения этой сферы — 75 миллиграмм.
Следующий порог был обнаружен для 150 миллиграммов К. Чтобы точно определить значение для этого порога, оказалось, что нужно находиться в камере, свободной от связи с внешним миром.
   "Я быстро миновал порог И.К. и порог e.t.r., и вдруг «я» как личность исчезло.
"Мы создаем всё то, что происходит во всем мире, нам надоела пустота. Мы знаем, что мы были вечно, вечны и будем вечно. Мы сотворили несколько вселенных, растворили их, и создали новые.
   Каждая вселенная, которую мы создали, стала уже более сложной, более интересной для нас. Управление нашей текущей вселенной находится на подъеме; оно становится все более сложным, по мере того, как мы регулируем своё самоуправление. По мере создания каждой вселенной наше осознание увеличивается. Каждая вселенная является обучающей машиной для нашего сознания. Для того, чтобы создать вселенную, мы создаем свет. Мы наполняем светом вселенную, в пределах пространства, которое мы создаем для света. Мы искривляем пространство, чтобы в нём содержать свет.
   "В начале вселенных мы наблюдали за светом, несущимся сквозь пустые пространства, отражаясь от периферии искривлённого пространства. Мы играли с размером этих вселенных, расширяли и сжимали их, и наблюдали за светом.
Большие вселенные, наконец, надоели нам, свет просто распространялся вокруг да около.
    "Одна из вселенных, которую мы создали, сокращали в размере, пока свет не догнал свой собственный хвост. Мы нашли новое явление, новый эффект. Когда мы свели Вселенную к достаточно малым размерам, скорость света, в погоне за собственным хвостом при очень малых размерах, стабилизировалась.
Вселенная стала одной частицей невероятно малого размера. Свет, в погоне за собственным хвостом, создал частицу, которая имела массу, инерцию.
   "Во вселенной после этого мы создали множество малых частиц-инкапсулянтов света. Мы обнаружили, что некоторые из этих частиц привлекли одна другую, образуя более крупные комплексы. Мы играли с этими структурами. Мы обнаружили, что свет внутри этих частиц, вращающихся в определенных направлениях, вызвал притяжение других частиц, в который свет вращается в противоположном направлении.
   "В более поздней Вселенной мы создали огромное число инкапсулированных частиц света. Мы управляли их созданием в одном месте и набивали туда всё больше и больше частиц. Мы обнаружили, что существует критическая масса, превысив которую, это пространство взорвалось.
   "В ещё более поздней Вселенной мы воссоздали критическую массу и как только частицы распространились, мы сгустили их вокруг новых центров. Эти новые центры продолжали разбегаться, пока мы не закрыли эту вселенную и её пространство.
   "В ещё одной Вселенной, которую мы начали собирать из частиц в различных частях этой вселенной, создали творческие центры в пределах пространства этой вселенной. Мы установили места, в которых новые частицы создавались, а в других разрушались, преобразуясь в свет.
   "В еще более поздней Вселенной определенные области мы пропитали частями нашего сознания. Мы наблюдали за их развитием и обнаружили, что каждая из этих областей, по мере развития, стала осознавать себя.
   "В нынешней Вселенной мы имеем много участков, которые имеют самосознание. Некоторые из них огромны, некоторые очень малы, некоторые начали подвергать сомнению своё собственное происхождение; очень, очень немногие из них осознают наше существование. Мы с этим очень малым числом зон начинаем игры, манипулируя их сознанием. У большинства из них, кажется, развивается чувство юмора, похожее на наше. Эта вселенная более забавна, чем предыдущие".
Сознание Джона и самосознание собираются обратно в тело одного человека. Он начал испытывать себя как отдельную личность.
   Он перешёл обратно через e.t.r., в IR, и, наконец, в своё тело в ER, которое находилось в камере. Он обозначил эту область, в которой он потерял чувство себя и стал "Мы" так: «Сеть Созидания (N)».
Затем он попробовал пороговую дозу в 300 миллиграмм. Оказалось, что этот уровень был выше всего, что он мог бы описать. Это выглядело, как если бы он вошел в пустоту и стал пустотой безо всяких свойств человека. Возвращаясь из пустоты, он прошел через сеть Созидания, внеземную реальность, внутреннюю реальность и попал в своё тело в камере. Он понял, что, как человеческое существо, он не сможет использовать эти регионы таких больших доз.
   Он был бы не в состоянии описать то, что произошло, поэтому он назвал эти высокие дозы порогом «U», «неизвестное». С этого времени он отказался от исследования более высоких доз, приводящих к Unknown (U).
   Теперь он начал понимать объём и параметры, которые он должен был исследовать. Он разделил эксперименты на те, которые можно провести в камере и те, которые можно произвести в повседневности, с отдельными другими лицами и в незащищенной ситуации, а не в его доме. Была вероятность появления новых опасностей, одна из которых прервёт это исследование и сделает Джона недееспособным на двенадцать недель.



                (продолжение следует)


Рецензии
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.