Воровать плохо

     Воровать плохо.
     К сожалению, за 70 лет советской власти (три поколения!) коммунисты приучили народ к обратному. Причем, методы их были таковы, что не научившиеся воровать, умерли.
     Чисто, чтобы не быть голословным:

     Мой дед по материнской линии хвастал, что в Чапаевске – городок в Самарской области – он первым посадил у своего дома сад. В 60–ых,  когда я «приезжал к дедушке», в садах был весь старый Чапаевск, весь его частный сектор.
     В  20-ые, когда туда приехал он, строгие взрослые смотрели на пришлого хохла  косо, и он женился на местной сироте. Шурочка  не прогадала: у работящего Ивана были золотые руки, и спустя 10 лет  у них был лучший дом в городке, несколько коров, достаток, ну и детей… шестеро или семеро…
     Однажды, по весне к ним  в дом зашла сербиянка. («Да цыганка обыкновенная, – рассказывала мама, – но себя она называла именно сербиянкой»). Соседи её прогнали, а у деда накормили, и она в благодарность заставила вытвердить заговор на удачу: «Будет плохо – поможет».
     Плохо стало летом. Коллективизация. Коровы, хороший дом – это означало кулак. Это означало – Сибирь. Но дед выставил вперед бабу Шуру: «Вы сиротинку свою обидеть хотите?!»
     Свою сиротинку не обидели, в Сибирь не выслали. Даже оставили корову. Одну. (Дом – нет.  В дом заселили  правление колхоза). И даже выделили участок земли –за городом,  во чистом поле – иди, живи. (Жена подсказала, ей её мать рассказывала, это называлось отправить "на выселки". «Пустые дома стояли, а они зимой замерзали»).
     Дед  выкопал и перекрыл яму – получилась землянка, хоть и не «в три наката», но перетерпеть зиму было можно. Тем более, что корова-кормилица осталась. Но корову саму  надо было кормить, а все поля, все луга, все леса были объявлены колхозными, и всё, что на них – тоже. Трава, в том числе.
     И деду Ивану  пришлось траву воровать. Не только ему.  Кулаков было… по школе помню – 10%. То есть из… ну скажем 10 000 населения – тысяча.

 (Проверю, всё-таки… Хорошая вещь – интернет…
     В 1927 г население Чапаевска… до индустриализаций,  до всех этих взрывающихся заводов, которые в нём понастроили – 17 000 человек.
     В 1927 г. (максимальный рост кулачества) – 3,9% крестьянских хозяйств  были кулаками. Значит, не тысяча, а «только» 663)

     Мама рассказывала, что «инспекторы» за «потравой травы» ловили кого-нибудь чуть ли не каждый день всё лето. И сажали.  Что стало с их семьями – без кормильца и сена – догадайтесь сами… А дед, когда косил траву, когда перевозил её, во все горло орал затверженный заговор, и обошлось.
     Корова спасла семью. Умерли только младшие мальчики… Когда мама начала вспоминать их имена, я её остановил. Больно было.
     «А нас, четырех девчонок,  потом, – улыбнулась  она, – замуж брать не хотели: нарожаете ещё и нам одних девок!».
     Сколько таких мальчиков было? Тов. Сталин как-то сказал о 10 миллионах кулаках и подкулачников, тов. Молотов упомянул о 20 миллионах…

     Дед с отцовской стороны к 30-ым не был и середняком. Лет за десять до того он ушёл из семьи, женившись против воли родителей на местной красавице из опозоренной семьи: больно хорошо она пела в церковном хоре.
     Его мать, моя мудрая прабабка в столыпинскую реформу заставила прадеда выйти из общины, и они в своем украинском селе под Черниговом  основали хутор.(Как-то мы на машине подъезжали к селу и отец кивнул в окошко: «Это была наша земля». Потом ехали-ехали и отец опять улыбнулся: «Это всё было нашим.») А сразу после революции она же заставила почти всё продать и отправила детей  учиться в столицы. (К 60-ым, когда я увидел своих двоюродных «бабок» , одна из них уже преподавала в ленинградском ВУЗе, другая – в московском. Про двоюродных дедов  расскажут только когда мне исполнится 30: один из них – участник той самой «битвы под Нарвой» 23 февраля, с которой началась Красная Армия – грозя пистолетом пытался заставить моего родного деда вступить в колхоз, а второй стал первым главным инженером первенца пятилетка -ХТЗ, Харьковского тракторного, да оказавшись в оккупации – продолжил на нем работать, и в 43 «ушел с немцами».  Лет через десять прислал письмо из Канады: жив, у него свой завод. Перепуганные родственники сожгли письмо).
     Дед в 20-е бросился в «мутные волны НЭПа» и даже немного разбогател, но в 28-ом, когда приехал домой, его уже ждали «органы». Баба Поля успела выкрикнуть: «Яша, беги!», и Яша огородами да перелесками – да  в кочегары на паровоз… И на несколько лет, пока про его НЭПмонство не подзабыли.
     Мудрая прабабка была верующей, и когда в селе начали организовывать колхоз, достала Библию, прочитала вслух: «Всякая душа да будет по¬корна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение». И собрали всё, что ещё не продали, и вступили они, бывшие самые настоящие кулаки, в колхоз. Едва ли ни первыми.
     Красавица-бабка тоже была глубоко верующей и потому верила, что большевитская власть – это от Сатаны. В колхоз семья не вступили.  Даже под пистолетом брата.
     А потом пришёл 33 год. По дворам прошли «комиссии»  и забрали все запасы. Вообще все. Колхозников у них, вроде бы, хоть как-то снабжали по карточкам. А не колхозников… Голодомор.
     Дед Яков, вспомнив старые связи, на паровозах, без билета, то есть зайцем, то есть по-воровски, без документов – не давали паспорта крестьянам! –  добрался до Питера…
     – Яша, какой ты толстый! – удивилась родная сестра.
     Яша был не толстым, а опухшим с голоду. Вернулся он с мешком круп.  Продовольственные посылки из города в изобильное когда-то украинское село  спасли семью. Умерли от болезней – дизентерия: едва настала весна дети на полях-лугах ели все съедобное – щавель, столбунцы…(оказывается, даже термин такой есть, диагноз такой: "голодная дизентерия"). Умерли  младшие дети. Их имена я тоже не запомнил.
     Из выживших  – отец стал классным инженером, его сестра – главным врачом районной больницы, его средний брат – директором цементного завода, его младший брат – слесарем-наладчиком 6-ого разряда…  Кстати, мама заслужила звание лучшего рационализатора завода. Крупного завода.
     Кем бы выросли не выжившие?

     Моя тёща   жила в украинском селе под Харьковом. Она вспоминала и про братьев, и про сестёр, и про красавцев дядьёв. «Мы только поднялись… Только бычок подрос… Только телушка молоко давать начала». Колхоз. Забрали и  бычка, и телушку. А потом 33 год.  «Сначала выдали трудодни, много, клетушку отгородили – всю зерном засыпали, а потом всё забрали… В нужниках вилами  ямы проверяли… Несколько раз приходили – мужчины искали, а женщина в комнате сидела, писала что-то».
     Не умели  родители моей будущей тещи  ни воровать, ни прятать…  «Мама перед смертью привела нас на вокзал, сказала: мы помрём, а вы  идите вон к той тёте с красным крестом». 
     Детей по вокзалам собирали и эшелонами развозили по детским домам. Эшелонами! Она с младшим братом оказались в одном («Ванечка уже опух, он быстро умер, а у меня только ноги начинали опухать – я выжила…»),  старшие её сёстры – в другом. Потом она слышала, что эшелон тот, эшелон с детьми, якобы обменяли на немецкий эшелон  – с зерном.
     Во всяком случае, больше никого она  не видела, ни о ком не слышала.
Тёща хвастала: в соседнем детдоме – Саша Матросов жил. Тот самый. К ним, к девчонкам, тайком бегал… Тёща уверена: их спасали, чтоб было кому в войну воевать.
     Когда после детдом она вернулась в село – ни родителей, ни дядьев в живых не застала. Дом и тот соседи разобрали: чего добру пропадать?

     Как теперь выяснилось, всё это изуверство было не ради изуверства, а гениальными управленческими решениями самого эффективного менеджера в истории России – И. В. Сталина. Тому нужна была армия. Армии – оружие. А чтобы производить оружие – заводы. Которые надо построить. А свои строители, свои управленцы, свои инженеры – расстреляны, посажены, изгнаны. (Вот недавно узнал: на знаменитом философском пароходе - на котором из Советской России были выгнаны русские философы, заодно вывезли ещё и Владимира Зворыкина - изобретателя телевизора и Игоря Сикорского - изобретателя вертолета, который будет чуть ли не главным авиаконструктором 20 века в Америке.) А зарубежным приходилось  платить. И не той валютой, которую даже  свои крестьяне в оплату не брали… Поэтому для своей диктатуры партийцы постоянно искали бриллианты и золото с серебром. И поэтому за «валютные спекуляции»  – наряду с убийцами и шпионами –  в Советском Союзе расстреливали. Но бриллиантов-то просто  не бывает много! Что ж, продавали жемчужины… Жемчужины Эрмитажа, например… Но их тоже было мало!
И нефть в те времена стоила копейки!
     Так что единственным экспортным ресурсом, источником твердой валюты  было зерно. Вот у своих его и грабили.
     В 1932 году было экспортировано 1,7 млн. тонн и приблизительно столько же –  в 1933-ьем.
     За эти два года погибло только на Украине по разным оценкам 2,5-4,5 млн человек. Как минимум ещё столько же  – по России и Казахстану.  То есть всего – 7-10  миллионов. Напомню, что военные потери России в первой мировой войне, когда три года наших солдат кололи штыками и саблями, стреляли из винтовок-пулеметов-пушек,  травили газами – составили 3,3 млн. человек, а Германия за все шесть лет  катастрофической для себя второй мировой на нескольких фронтах потеряла  4,3 млн. солдат.
     Зато в 1933-ем году Сталин объявил, что пятилетка выполнена в 4 года…
Может, потому он и закончил с «пятилеткой»: кончилось зерно, значит и  деньги тоже. (В апреле 1933 года по решению Политбюро ЦК ВКП(б) экспорт зерна из СССР был приостановлен.)
     Но уже был построен Сталинградский тракторный завод  – который выпускал танки, и реконструирован Харьковский паровозостроительный завод – который выпускал танки (Т-34 – его знаменитая продукция) и был построен «город-сад» Магнитогороск, который лил броню для танков ("садом" в нем был квартал для управленческой верхушки, рабочие же еще поколениями жили в бараках. На 1935 год: 16% жителей города жили в «домах», 75% - в бараках, 9% - в землянках) и возведен ДнепроГЭС – который им давал  энергию… (И в Чапаевске тоже заработали заводы: Чапаевский завод химических удобрений – который производил иприт, завод №309, который производил взрыватели, завод №15 – взрывчатку).  Нам же оружия много надо: мы  находились в злобном «капиталистическом окружении»…

     Перечислю уж этих окруженцев. Злобных.
     На Севере, через Арктику – Канада,  добраться до неё не получилось, Арктика всё-таки, тудыть её…
     Далее – злобные белофинны, от которых в 39 году мы отковырнули  11%   их, годной для сельского хозяйства, территории.
     Далее – злобные националисты-прибалты, которые в 40-ом году стали  незлобными нашими гражданами. Общей их незлобливости очень поспособствовали арест и высылка в Сибирь 44 000 человек.
     Далее – злобные белополяки… Ну, это известная история: уродливое детище Версальского договора  было уничтожено в 39  году немцами, а нам достались сущие крохи: Западная Украина (в Сибирь выслано 11 000 человек) и западная Белоруссия(21 000 человек. Ну и  Катынь – 21 857 расстреляно.)
     Далее – злобные  румыны. Советские молдаване – злобными быть перестали (30 000).
     Умерить злобность турок-иранцев-афганцев очень мешали моря и/или горные хребты, однако пункты 5 и 6 договора между Советской Россией и Ираном о том, что  ввод советских войск разрешен, в случае возникновения угрозы южным рубежам Советской России, – действовали аж до Хомейни.
     Далее  – совсем не злобная, а даже очень братская Монголия (всё как у нас: общее количество жертв репрессий   3-5% от всего населения)
     И… И злобные японские милитаристы… Ну, эти сами были не цветочки: «В конце 1937-го года одна японская газета с восторгом сообщала о споре двух офицеров, решивших выяснить, кто из них первым за отведенное время зарубит мечом больше сотни человек. Победил некто Мукаи, убивший 106 китайцев против 105». Общее количество жертв мирного населения Китая  оценивается на миллионы…  Впрочем, воевать с СССР милитаристы так и не решились. А ведь  у них были даже танки (в 39 году общее их число достигнет 573 штук. Кто не знает,  на 39 год в СССР – около 17 000)
     А вот Германия в число тех злобных окруженцев в 33-ьем году не входила: хоть Гитлер уже был в Рейхстаге, но   Версальские соглашения, по которым  всей армии у немцев не могло быть более 100 000 человек, и никаких танков, никаких военных самолетов – ещё действовали. Помните – «история отпустила нам мало времени»? – так немцам она отпустила на «пятилетку» меньше. Серийное производство первых боевых танков, самолетов, подводных лодок у них  началось только в 1935—1936 г.

     Но воровать плохо. У своих – тем более. 
     Напомню, что по всем воинским наукам для успешного наступления необходимо, чтобы у нападающих было больше всего, чем у защищающегося в три раза, а на 22 июня больше было у СССР:  на западной границе  – втрое больше тех самых танков, чем у фашистов и вдвое больше – самолетов. Правда, по живой силе вроде бы,  у немцев на миллион больше. Но только на миллион, а не на шесть, как требовалось бы по науке…
     Впрочем, некоторые историки подсчитывают, что и по численности солдат – превосходство  за нами.
(Марк Солонин:
     Германия – 106 пехотных дивизий
     СССР – 165 стрелковых дивизий
     При приблизительном равенстве их по численности)

     Впрочем, количество наших войск в приграничных округах особой роли не играло. Жуков как-то обмолвился: и хорошо, что не всё наше было у границ – а то бы и то потеряли. Потому что главная причина катастрофы  была  не «внезапность», которой не было, не «устаревшие танки» – в составе грозной немецкой железной армады (4 171 штук) были даже две с лишним  сотни учебных танков, зато в  составе нашей (13 924) –  полторы тысячи тридцатьчетверок и КВ, подобных которым у немцев не было вообще ничего.  И не  отсутствие опыта, («немцы уже воевали три  года!»): реальные боевые действия верхмата длились месяцы, у наших он тоже был – и Испания, и тот же Халкингол, и Польша, и кошмар зимней финской войны…
     Основная причина обусловила основную  долю потерь в Советской Армии:  за первые две недели боевых действий в плену оказалось около 340 000 наших солдат,  а концу 41 года – 3.3  млн человек… То есть едва ли  не больше её начального состава. И основная доля потерь техники – не потери в боях или походах, а её просто бросали…
     Не стали воевать люди за такую родину и за такого Сталина, просто не стали…   За 25 лет диктатуры тех, которые назвали себя пролетариями, народ понял: при первой возможности их бросят, их подставят, а  захочется – и убьют. И если дадут пушку,  то не будет бронебойных снарядов,  и если будет командир – то дурак.   Спасать себя надо самому. И спасали… До самой  Москвы…
     И только когда убедились, что хрен редьки не слаще… Когда солдатам показали первые отбитые у немцев лагеря для военнопленных – концлагеря (а  в них за зиму 41 года погибло 2.4 млн  наших),  когда в войсках появились живые свидетели – бежавшие из концлагерей, которые рассказали… Например, что полмиллиона взятых в плен до лагерей просто не довели, расстреляв по дороге…  (Вот я слышал от сына  очевидца: «Нас построили, приказали на первый-второй рассчитайсь!  Первые номера – шаг вперед! Друг попросил: давай  местами поменяемся. Поменялись. Нас, вышедших, увели, а их там же  всех и  перестреляли»).  Когда пожили при гауляйтере Кохе. Когда выяснилось, что немцы вообще не снабжают продовольствием оккупированные города.  Когда пошли слухи, а потом и свидетельства  о сожженных деревнях…  Да и… (Мой дядя: «Потом пришли мадьяры, эти – вообще звери, мне до сих пор снится…  Нам  с двоюродной сестрой один приказал: бегите! А сам начал вслед стрелять… То ли просто забавлялся, то ли со смеху не попал… Бегу, а сзади выстрелы… И пули свистят… До сих пор, – это уже в XXI веке он рассказывал, – снится…» )
     В общем,  к 43-ему году вторая гражданская понемногу переросла в Великую Отечественную. Только к 43-году.

     Воровать  – плохо. Даже если кажется, что всё  прошло удачно.
     Наиболее знаменитое воровство наше – это уворованная у американцев атомная бомба.  60 000 страниц текстов и чертежей! Первые советские «изделия» РДС-1 и РДС-2 были точными копиями американских атомных бомб «Толстяк» и «Малыш». Берия часто повторял:
     «Гайку измените в американских чертежах — расстреляю!»
     И это при том, что были у нас и свои Опенгеймеры. Первые авторские свидетельства на взрывное устройство и разделение изотопов урана поданы сотрудниками УФТИ Ф. Ф. Ланге, В. А. Масловым и В. С. Шпинелем ещё в 1940 году. А спустя полвека на вопрос:  «Если бы эти предложения сразу, в 1939–1940 годах, были должным образом оценены на правительственном уровне и Вы получили поддержку, когда бы СССР мог иметь атомное оружие?»  – Шпинель ответил: «Думаю, что при таких возможностях, какие позднее имел И. В. Курчатов, мы бы получили ее в 1945 году».
     Цена всего этого счастья до сих пор не подсчитана, но вот мнение Президента АН СССР, академика Александрова: «…Значительная доля трудностей, пережитых нашим народом в первые послевоенные годы, была обусловлена необходимостью мобилизовать огромные людские и материальные средства… на изготовление ядерного оружия».  Не «некоторая» – «значительная».  А «трудности»… Например голод 46 года, опять с миллионами – умерших, опять – с людоедством…
     Бомбу делали, как воевали…  Курчатов докладывал Берии про то, что без защиты от облучения при изготовлении заряда много людей погибнет. И получил ответ Сталина: работать, несмотря на жертвы, как делал маршал Жуков при штурме Берлина. И своего добились:  в 49-ом году бомба была взорвана. Вот только нам, студентам МВТУ  на военной кафедре преподаватель-майор как-то посетовал: «в 49-ом бомба была испытана, а как, чем ее сбросить на поле боя думали еще  почти 10 лет». То есть абсолютно бесполезными были вся спешка и все «трудности» –  все жертвы. Можно было не торопиться. Еще много лет не было у нас «средств доставки». Не было у нас ничего подобного американским «летающим крепостям». Так что взорвать «оружие сдерживания» мы могли только на своей территории. Нечего было нам противопоставить ядерному шантажу Запада.
     И нас шантажировали. Так в 1949 году, Франция через свою разведку донесла до руководства СССР, что она с Англией пойдет до конца – до применения ядерного оружия, до войны, и  СССР пришлось уступить. Нет, уступили мы тогда не Вологодскую область, не нефтяные месторождения в Баку и даже не Чукотку, уступили мы в Берлине. Видите ли, немцы сотнями, тысячами бежали  через Западный Берлин из немецкого государства рабочих и крестьян в немецкое государство ненасытных буржуинов. И СССР  хотел устроить полную блокаду этой раковой опухоли. А  без внешнего снабжения – долго ли эта «витрина свободного мира» протянет?
Пришлось уступить. Пришлось ограничиться малым: раз нельзя отгородить Западный Берлин от Европы, отгородили витрину от зрителей – была возведена Стена.

     Тихая учительница истории Светлана Константиновна Покровская внушала нам, юным комсомольцам: «Морально всё, что идёт на пользу мировой революции». – «Но как же так?!», – не хотели понимать мы. «Придёт коммунизм – и всем будет счастье. Всеобщее счастье – это же достойная цель?»
     Не знаю, насколько наше тогдашнее руководство верило в грядущее «всеобщее» счастье, но в мировую революцию играло азартно и моралью не заморачивалось.

     «Сдерживание»?  «Своя территория»? – ха!
     Долгожданные «носители» – ТУ-95 – начали поступать  в армию в 1956 году, и СССР сдерживаться перестал.
     Впервые пригрозили им, поганым буржуинам и злобным натовцам –  всеобщей ядерной войной  пригрозили – сразу же, в том же самом, 56-ом году, и опять не из-за угрозы Кубани или Сахалину – из-за находящегося за тремя морями Суэцкого канала… Видите ли, Франции не понравилось, что египтяне национализировали – отобрали! – построенный ею канал. А не фиг ей!  И хватит англичанке гадить! Прокатило.
     Далее – 1962 год. Кубинский кризис. Когда  мы защищали не Муром и даже не бывший Кенигсберг, то есть нынешний Калининград, а находящуюся   на другом конце света  Гавану. Точнее своё суверенное право размещать под этой Гаваной ядерные ракеты. Тогда до войны оставалось то ли несколько километров – меж нашими кораблями и американскими, то ли несколько часов, когда американские генералы дожмут своего президента и полезут на ту самую Гавану.
     Но обошлось.

     Воровать плохо! Урок с атомной бомбой получен не был, или не был понят, или не так истолкован. Воровать всё, до чего дотянутся руки стало одной из задач внешней разведки СССР.  Нам, студентам,  тот же майор  на лекции рассказывал сколько миллиардов долларов потратила IBM на разработку своей системы 360 – это ЭВМ третьего поколения, и за сколько десятков  миллионов «купили» её мы. Купили,  конечно же не её, купили опять «60 000 страниц текстов и чертежей»… А уж после лекции, в курилке, майор  добавил: «Ребята, вы как-нибудь подумайте, что это значит – “потратить”»…  А это означало и значит до сих пор – вложить средства в разработку технологий, в оборудование, в  персонал. У нас – сэкономили…  Попытались сэкономить. О том, что  первая ЭВМ третьего поколения построена – было торжественно объявлено на очередном, не помню уж котором, съезде КПСС.   Построить-то построили. «В полном соответствии с чертежами  и текстами, – улыбнулся майор, – вот только вот запустить её не удалось». Технология наша не обеспечила требуемое быстродействие микросхем, и ЭВМ не заработала. Это как топор, который в полном соответствии с чертежами попытаться сделать не из стали, а из железа: очень похоже будет на настоящий – но, собака, не рубит!
     Всё обстояло ещё хуже. БЭСМ-6 – наша ЭВМ второго поколения была, как минимум, вполне на уровне своего времени. И наши разработки были на уровне своего времени! Но всё коту под хвост – начали учиться варить сталь для американских топоров. Отставание в поколение в ЭВМ так и осталось – навсегда. До конца . До конца СССР.

     Воровать плохо!
     Мой отец, Литвин Владимир Яковлевич, когда после института пришёл на наш взрывающийся завод, получил задание: выяснить почему в одной из «лабораторий» взрывается уж слишком часто – взрывалось  чуть ли не каждый месяц. Отец подумал о статическом электричестве, промерил школьным электрометром напряжения в местах  хранения и расположения «составов» и ужаснулся. «Представляешь, – рассказывал он мне, – там газетами полки застилали!» По его рекомендациям заземлили полки и столы, заземлили ручки всех дверей! Перед тем, как взяться за «состав» работников обязали дотронуться до специальной заземленной стальной рукоятки. Запретили носить шелковое  – ацетатный шелк, конечно же – бельё, комбинации… Ввели сменную хб одежду. Число взрывов резко уменьшилось. (Моя мама – Литвина Лидия Ивановна, приехав ко мне в Брест, где я работал с микросхемами, тоже боявшихся статики,  увидев антистатистический браслет, изумилась: «Надо же, ещё проще, а мы не додумались…» )
     Отцу за это дали премию и отдельную квартиру. И молодой инженер начал думать дальше. Он понял, что «состав»  – это по сути твёрдый раствор двух элементов – как железа и углерода в стали, а значит… Диаграмму «железо-углерод» знает любой инженер. И знает про волшебную точку эвтектики, в которой свойства резко отличны от остальных концентраций. Отец нашёл эту точку для своего «состава».
     К тому времени он  уже поступил в аспирантуру отраслевого института. И его научный  руководитель согласился – это готовая  кандидатская. «Значит так, в авторах будут ещё…» И в авторах оказался чуть ли не с десяток человек. «Да пошли вы!..» – возмутился наивный аспирант. «Ну как знаешь», – тонко улыбнулся «руководитель». Отец так и не сумел сдать немецкий – иностранный язык кандидатского минимума. 
     Так как стоимость продукции резко – на десятки процентов! – удешевлялась, отец оформил рацпредложение.  «Мы богатыми должны были стать, – вздыхала мама. – Представляешь в советские-то времена, по-настоящему богатыми…»
     «Замечательное предложение, – согласилось руководство завода. – Значит так, вписывай в авторы еще…» И опять – список.
     «Нет!»
     «Ну как знаешь…»
     Отец написал в министерство. Приехала комиссия, потом вторая. Которая постановила: удешевление продукции входит в круг профессиональных обязанностей инженера Литвина. За это он получает зарплату. И премию.
     Премию – в размере нескольких окладов – выплатили.
     Больше папа в глобальные проблемы не лез – так по мелочи… Чтоб за рацухи у мамы еще пол оклада накапливалось.
     А  сколько таких изобретателей было ещё! Первый раз я начал задумываться об эффективности социализма – о его тотальной неэффективности – когда студентом услышал отчаявшийся монолог одного такого: «И ведь все сразу признают – работает, а потом начинается…»

     Воровать плохо!
     Революцию ПК  советские программисты  встретили во всеоружии. По счастью компьютеризацией страны занимались уже не «партия и правительство», а  молодые «кооператоры», и персоналки появились всюду.
     (Для нынешних читателей: партия и правительство 70 лет занималось «телефонизацией». Результат: поставить себе телефон в 80-е было сложнее, чем приобрести квартиру.  Если бы в 91 победило ГКЧП, сейчас бы айфоны были бы только у «номенклатуры» да фарцовщиков(это мелкие спекулянты зарубежным барахлом – от носков до музыкальных  дисков), а у остальных – какой-нибудь советский аналог  «нокии», и очередь на пару лет, чтоб подключиться к одному единственному оператору, который покрывал  бы только  крупные города.)
     И были тысячи, десятки тысяч образованных программистов. Которые лепили программы на новых компьютерных языках (лично я тогда с КОБОЛа перешел на FOXPRO) – расчет зарплаты, бухгалтерия, снабжение… И потеряла актуальность грустная шутка главных бухгалтеров: «ни один оргазм не сравнится со сведенным годовым балансом».
     И первая классическая компьютерная игра – «Тетрис» – была изобретена у нас.   И лучшим текстовым редактором первого поколения был наш WD – «Слово и дело».  И наиболее удобным файловым менеджером был не Norton Сommander, а наш Far, и тот же Александр Рошал  написал лучший архиватор – сжиматель файлов – Rar и WinRar, которыми пользуются и сейчас, и антивирусником  Касперского, и всем известна наша, родимая социальна сеть «ВКонтакте», и  Яндекс. И есть глобальный  стандарт бухгалтерских программ  –  1С.
     Но, но, но…
     Чтобы написать «Принц Персии» – уже требовался коллектив, чтобы написать Word – требовался большой коллектив, чтобы написать Windows – требовался очень большой  коллектив качественных программистов. Которым надо платить. Много. С чего? С продаж. С каких-таких продаж?! Пользователи в СССР, а потом в России всё скачивали за так. То есть – воровали. «Мы же бедные!»
     Бедные не ходят в рестораны, бедные не катаются на мерседесах, но бедные с удовольствием пользовались ломанным Windows, ломанным Microsoft Office, ломанным Visual Foxpro.
     И нет у нас ни своего текстового редактора, ни своего языка программирования, ни своей операционной системы. Вот лично я не представляю: как в министерстве обороны решаются пользоваться операционной системой вероятного противника… Мало ли что там прошито в недокументированных приложениях?! Может, шпион, добравшись до секретного компьютера, при загрузке windows нажимает на какую-нибудь  диковинную комбинацию клавиш  и дальше делает, что хочет, без всяких паролей? (Впрочем, по  нынешним  временам  и того проще: при первом же выходе в интернет   само по себе  содержимое папок вываливается в «облако». И можно спокойно сидеть в своем Пентагоне – надо только адрес этой тучки знать… ).   И десятки тысяч наших программистов оказались там, где платят за работу над небесплатными программами  – от Силиконовой долины, до какого-либо Задрипенбадена.
     А у нас…
     Создатель Тетриса за свой шедевр получил сущие копейки и сейчас в Америке.
Создатель Far специально для русских пользователей, чтоб не ломали, оставил калитку бесплатной регистрации. Ау, автор? Где вы? Вы после WinRar что-нибудь ещё написали?
     Создатели 1С… Где-то в конце 80-х местный кооператор попросил у меня  бухгалтерскую программу. Я  быстро нашел три разных варианта и поставил (бесплатно, конечно же)  ИнфоБухгалтер. 1С – тоже была в той тройке,  но она тогда не выходила на Главную книгу – итоговый документ бухгалтерии, и я от неё отказался. Создатели Инфо, где вы?! А создатели 1С, помимо качественной поддержки своего продукта, озаботились средствами защиты и сейчас они – главный инструмент бессчетного количества фирм и фирмочек.
     Жене Касперского надоела нищая слава мужа,  она уломала его, тот сработал защиту и теперь и   они не бедствуют, и защищают наши компы.
     А наш создатель «ВКонтакте» – уже не владелец «ВКонтакте», и, махнув на всё рукой, уже не наш – за границей он. И его следующий продукт не нашим будет тоже… (он уже появился - "Telegram — кроссплатформенный мессенджер, позволяющий обмениваться сообщениями и медиафайлами многих форматов" Википедия)
     Еще и поэтому  воровать – плохо.

     Воровать – плохо!
     С развалом СССР рухнула цензура, и к нам хлынул поток  запрещённых шедевров Голливуда – от «Однажды в Америке», до «Звездных войн». С чего  запрещали их – было непонятно совсем. Что  такого-не-такого углядели наши цензоры в, по сути, детской сказке? Чего антикоммунистического в разоблачающей язвы капитализма бандитской саге? Или просто не хотели за них платить – экономили валюту? Экономили на ещё одну очень нужную им атомную бомбу (всего накопили – 40 000  зарядов , американцы дошли до 30 000 и бросили это дело, к 91 их у них осталось  чуть более 20 000)  или на еще один десяток очень им нужных танков? (В конце 1970-х годов на вооружении Вооружённых Сил СССР состояло около 68 тысяч танков. Помните? – Гитлер напал на СССР и дошел до Москвы со страшной армадой из 4 171 танков, числе которых было 200   учебных.) Или  – на очень им нужную помощь коммунистической газете в каком-нибудь  Кот-д’Ивуар, которую там никто не читал, а, значит, и не покупал?  Или  – назвавшимся почти коммунистами правителям какой-нибудь Никарагуа, которое там  никак не могло победить в войне с собственным населением?
     Кооператоры Голливуду не платили. Поэтому билеты в бессчетные видеосалоны стоили сущие копейки. Приходи, плати эти копейки и смотри ворованное. И смотрели – часами. А потом появились  видики,  чья стоимость уже не равнялась почти стоимости автомобиля. И ворованное смотрели уже дома. Ведь  «нелицензионные» диски стоили тоже – копейки.
     Удобно? Да! Приятно? Очень! Вот только великий советский кинематограф рухнул вместе с Советским Союзом. Ведь затраты на фильм –  большие. Они покрываются проданными билетами, проданными дисками, продажей фильмов телевиденью… Билеты?! Да я десять фильмов  дома посмотрю  за стоимость одного вашего билета!
     В советские времена у нас выпускалось 200-300 фильмов в год. Ну это и понятно: в кино молодежь ходила почти каждый день и редко на один и тот же фильм.
     Отходились.
     До сих пор помню горестную речь на закрытии награждения «Ники» (кажется, она так тогда называлась), в начале нулевых – глава жюри вздохнул: эту «Нику» мы провели, а что будем делать в следующем году  – и не знаю, в производстве фильмов нет…
     И уже более двадцати лет смотрим мы про американских парней, а не про наших красавиц…
     Вот театр, опера, балет  в страшные 90-е выжили – ну, бесполезно в Большом ставить подпольную веб-камеру!  Телевизионные сериалы – сразу, по завершению оплачиваемые телевидением – почти процветают, а разворованное кино – бедствует.
И в музыке на весь мир известны наши исполнители классической музыки и никому – попсы. Не потому ли, что те, кто любят классику – не любят воровать?!

     Воровать плохо!
     Пришедший в 90-е капитализм возродил массовую русскую литературу. Когда читаешь про быт интеллигенции в дореволюционной России, постоянно на это натыкаешься: когда  у родственницы очередной знаменитости все свободное время уходило, скажем, на переводы… И помните хотя бы «Ионыч» Чехова? Как главный герой  приходит к знакомым, где женщина постоянно писала романы «о том, что не никогда бывает в жизни»?
     В 80-е меня поразил новость: в США каждый день выходит новая книжка фантастики. У нас – несколько книжек в год… И качество… Американская фантастика – это было как голливудский фильм: очереди и аншлаги. Наши им проигрывали вчистую. Особенно когда хлынул к нам тот же, что и кинематографе, поток шедевров.
     А потом… Шедевры кончились. Гениев, их во всём мире мало,  а грамотных  в России не меньший слой, чем в Америке. В результате сейчас,  если я ищу, что почитать, я и не задумываюсь о западной фантастике – своей хватает.  Разумеется по-прежнему ждёшь нового от знакомых авторов, например  – очередную книгу Лоис Макмастер  Буджолд или продолжение/окончание знаменитой саги («Колесо времени», скажем), но ежедневная порция чтения – всё-таки идет уже от наших авторов – классический случай  выигранной конкуренции.
     Тут еще вот что: авторы чаще всего пишут о том, что хотели бы почитать  сами….  а вот скажем «Игра престолов», вот Вам, мой соотечественник, приятно, комфортно читать о том как рушится мир, как становится все хуже и хуже. Хуже так что дальше некуда… Некуда? – есть, есть куда… Новый том будет именно об этом… Им, соотечественникам Джорджа Мартина, в их сытой Европе  может интересно читать о подобном – у них это прошло… В доброй старой Англии – аж  в XV веке (война Алой и Белой розы – вырезано практически всё дворянство страны), в Европе – в XVII – (30-летняя война, в Германии погибло более половины ее населения, в Чехии  – четверть…) Но мы-то только что вылезли из кошмарных 90-х, когда запросто могли соскользнуть в нечто подобное. Так что – нет уж, я уж лучше почитаю про эльфов или как   какая-нибудь ещё одна наша девчонка обживается  в чужом замке. (Кстати, ещё и в этом причина краха нашего кинематографа: Голливуд в  Великую депрессию стал «фабрикой грез»,  наши в 90-е  сыпали и сыпали соль на раны. «Я лучше посмотрю что-нибудь американское, – до сих пор говорит моя жена: – Мне их не жалко»)

     Но воровать – плохо!
     Вот историк Солонин:
     «Подсчитали с Издательством "Яуза" итоги 2014 года. Прослезились. За год издано 6,5 тыс. экземпляров. Всего.
     В первые пять лет (с 2005 по 2009 г.г. включительно)…  в среднем издавалось 38,5 тыс. В 2010 году – 41 тыс., в 2011 – 25 тысяч…
     …Процесс понятен: зачем покупать бумажную книгу, если есть Интернет? Результат также легко предсказуем… Перестав платить за книги, вы, дорогие читатели, в конечном итоге останетесь с творениями тех авторов, кому гонорары не нужны, с мединскими и стариковыми»
     Вот фантаст Виталий Зыков:
     «…тормозит работу…  ещё одна деятельность…  благодарить за задержку стоит господ-пиратов. Как человек разумный,   в свете неуклонного падения книжного рынка вынужден искать запасные аэродромы. И нарабатывать опыт уже там.»
     Да, интернет  помогает сразу найти своего читателя, помогает стартовать (так, на моих глазах стартовал  Андрей  Круз), но потом…  Роман пишется год. В течение которого надо что-то пить, есть, как-то кормить детей, что-то объяснять теще  и хоть иногда баловать жену. Вот и пишут очередной роман в электричках, как Сергей Плотников. Отсутствие жены/тещи не помогает: Оксане Панкеевой всё равно, приходится работать    в библиотеке.  А ведь если бы не приходилось, они б написали  больше… Панкеева не выкладывает нового  уже два года…
     Или не случилось бы такого, как с Зыковым:  после  двухгодичного десанта на чужом аэродроме  следующие два тома вышли скучными…

     Воровать плохо!
     Воровать плохо чужой труд, чужие земли, чужие медали. 
     Поначалу может казаться, что это выгодно, но потом…
     – Потом крестьяне, у которых  задаром отбирали  урожай, перестали работать – перестали кормить горожан. И всё равно пришлось платить – не своим колхозникам, так американским фермерам.  А  когда начали платить своим, так сразу Россия перестала быть импортером зерна. 
     – Потом  падает ВВП, средняя зарплата, уровень жизни.
     – Потом не пускают на Олимпиаду.

     Воровать  плохо!
     После развала социализма, первое что сделали не забывшие, что  они  – европейцы, чехи и остальные эстонцы – провели реституцию, то есть возврат национализированной собственности бывшим владельцам. Все, кто сохранил  хоть какие-то документы – на мельницу, на участок земли, на здание в центре Праги – получали их обратно.
     Три страны реституцию не провели: Россия, Белоруссия, Украина.
     Средняя зарплата в самой богатой из них - в России даже в 13-ом году была ниже, чем по Прибалтике…
     Так что я очень опасаюсь, что пока государство наше не вернёт Эрмитаж наследникам  царской семьи, всеобщая нищета у нас так и останется.
     Потому что воровать – плохо.


 


Рецензии
Насчёт воровать при СССР - неплохо бы вспомнить и про кучу приписок, взяток и прочих прелестей. Только лишено звания Героя Соц. Труда (а сколько ещё отмазалось от этого или не было выявлено) больше 100 человек - бригадиры, председатели, номенклатура, половина из которых из повязанных взятками и кумовством Средней Азии и Закавказья, и лишены в основном как раз за взятки и приписки. Одно "хлопковое дело" чего стоило. Уж насколько ругают Сталина, Берия, Андропова, но они как могли боролись с этим, железная рука никогда не лишняя. ещё неплохо напомнить как вылавливали рыбу и заготавливали древесину в план на 20 лет вперёд, разграбливая и опустошая страну. Можно напомнить и про кучу уклонистов и дезертиров в крупных городах и в тех же "повязанных" регионах в годы ВОВ и Афгана (в СССР в котором "служили все мужики)". Понравился ваш очерк.

Андрей Легостаев   22.01.2022 02:06     Заявить о нарушении
Андрей, это уж слишком далеко от моей личной истории.

Виталий Литвин   24.01.2022 13:05   Заявить о нарушении
Далеко, но тоже факты про СССР по которому ностальгирует %50 как не больше пользователей Одноклассников. И таких фактов...пальцев не хватит.

Андрей Легостаев   25.01.2022 16:19   Заявить о нарушении
да, "Великая Октябрьская" - стала катастрофой для России. А ностальгия - это ностальгия по своей молодости

Виталий Литвин   26.01.2022 14:05   Заявить о нарушении
"Кое-кто" ностальгирует и по "святым 90-м" (их так называют Н. Ельцина, Басилашвили и ещё некот. "деятели")....Без комментариев....

Андрей Легостаев   26.01.2022 14:18   Заявить о нарушении
Андрей, у меня за спиной Бауманка, и мы проходили "переходные процессы". Просто перейти из одного состояния в другое можно только на нано-уровне. На нашем - неизбежны колебания туда-сюда. Плавными они не бывают. Закон природы,понимаете? Как ни странно - следствие закона инерции. СССР исчерпал себя полностью - он прокормить себя не мог. И деваться от от этого было никуда невозможно. Можно было только пережить.

Кстати, очень многое было похоже на Францию. И не только до Наполеона, но и после. Например, один в один МММ. У них полтора века тому назад это называлось "акциями Суэцкого канала".

Виталий Литвин   26.01.2022 18:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.