Артефакт. Роман. Глава 1

Юрий Яесс
Дорогие читатели! В моем первом романе странным образом вокруг неожиданно обнаруженного камня с древними надписями переплелись судьбы нескольких  совершенно разных по возрасту, национальности и воспитанию людей: прошедшей в войну всю европу молодой еврейки Брониславы и ее мужа баска Микаэля, двух юных влюбленных  ленинградских ребят Саши и Наташи, "Малинового пиджака с крестом"  Шуры и его несовершеннолетней подружки, скульптора Георгия и изменившей ему жены Галины, академика Демича и киногруппы с "Ленфильма", снимающей фильм из жизни древних людей. Судьбы каждого из этих людей, как мне представляется, интересны и по отдельности, а в их переплетении возникает сюжет, позволяющий проявиться лучшим чертам героев.


По многочисленным просьбам читателей все ссылки с последней страницы вручную перенесены внутрь текста, который для этого разбит на страницы, чего этот сайт автоматически делать не позволяет.  Конец текста отбит линией подчеркивания, ___ а после сносок, то есть по завершению страницы, сделана отбивка двойной чертой=====. В случаях, когда на странице ссылок нет, ее выделение не делалось.

Уважаемые читатели. Убедительная просьба по прочтении оставить рецензию. Я не прошу хвалить , но хочу услышать мнение. Для меня это важно. Потратьте пару минут, пожалуйста.



Юрий Яесс

Артефакт

«Нет ничего более ужасного и страшного, чем человек: в нём хрюкает, ревёт?  мычит, и шипит природа всех других зверей; он грязен как свинья, груб как бык, смешон как обезьяна, яростен как лев, ядовит как змея, он является смесью всей животной природы
Мефистофель Фаусту.
Наш Федя с детства связан был с землёю —
Домой таскал и щебень, и гранит...
Однажды он домой принёс такое,
Что папа с мамой плакали навзрыд.


Владимир Высоцкий


Я хотел бы тебя ревновать,
на углу неожиданно встретить,
но чем что-то однажды заметить,
лучше тысячу раз прозевать!
Михаил Тахниевич(Танич)

Санкт – Петербург                2016

Все перекаты, да перекаты,
Послать бы их по адресу.
На это место уж нету карты,
Плывем вперед по абрису
Александр Городницкий

Глава первая.  год 1989, август,  Река Тихая[1]  от истока в  заливе озера Сенное[2]  до порогов у острова Беличий[3]

 
Этого похода ребята ждали всю смену, целый месяц. Вожатая Люся обещала им еще в начале, после заезда, что они все непременно пройдут по Тихой от Сенного озера до Ладоги на честерах[4] , с  обязательной ночевкой в палатках и песнями под гитару у костра.
И их надежды, наконец-то, сбылись. Четыре плота на грузовике доставили на берег Сенного озера, недалеко от истока Тихой, который прятался в камышах – не знаешь –  не заметишь, что из озера вода промыла себе дорогу сквозь скалы. Когда-то давно Тихая была более полноводной и несла в себе бОльшую часть стока Вуоксы. Но в начале прошлого века Вуокса прорвалась напрямую в Ладогу через Суходольское озеро и Тихая сразу обмелела и стала порожистой небольшой речкой. Однако для туристов-водников она была лакомым кусочком, особенно для начинающих. Порогов  на ней  на самом деле было немного и, с точки зрения профессионалов, они были простыми не сложнее второй категории. Речка идеально годилась для походов выходного дня и получения первоначальных навыков водного туризма. Небольшая, в основном, глубина и медленное, кроме порогов, течение позволяли вожатым и инструкторам быть спокойными за безопасность детей, тем более, что большая часть этой смены состояла из ребят уже достаточно взрослых, чтобы за них можно было не слишком опасаться. Крепкие ловкие парни и вполне сформировавшиеся девушки. Скорее вожатых беспокоило именно последнее обстоятельство. Даже в лагере, где дети находились в разных домиках – мальчики отдельно,– девочки отдельно, неоднократно приходилось обнаруживать присутствие лиц противоположного пола в палатах. То пацан проявится в девичьей спальне, то, наоборот, девку заведут к мальчишкам. Но поскольку забота о нравственности, в принципе, не была прописана в должностных обязанностях вожатых, то главной головной болью для них была безопасность.
 Не дай бог, сорвется кто-нибудь со скалы  во время прогулки или рыбалки, или с дерева, пытаясь  изобразить из себя заядлого бортника, или бывало, нахлебаются водички во время купания, а потом весь отряд целыми днями сидит в туалете. Проблемой были еще и ночные посиделки у костра, запретить которые еще никому не удалось. Сами-то посиделки ничего криминального и опасного в себе не несли, если бы не то, что всегда находилась пара-тройка ребят, непременно привозивших с собой  спиртное или умудрявшихся незаметно сгонять за бутылкой водки или вина. Вот это и было для вожатых самым страшным. Несколько лет назад детишки устроили такую попойку, что один из мальчиков,  потеряв сознание от выпитого, свалился в костер и очень сильно обгорел.  А в другой раз вообще дошло до того, что, не поделив девчонку, два пацана устроили дуэль с использованием метательных ножей, почти по Вильгельму Теллю или скорее по Стивену Миллхаузеру[5]поскольку оба, не будучи мастерами,

[1]Бывшая река Пярну или Пярнуйоки  (Здесь и далее все примечания –авторские)
[2] Озеро Сенное – часть озера Вуокса
[3]Бывший финский – Oravasaari
[4]Честер – плот специальной конструкции для сплава по рекам и озерам, где гребцы сидят лицом друг к другу в гондолах, расположенных  поперек течения
[5]Стивен Миллхаузер – американский писатель, лауреат Пулитцеровской премии, автор романа «Метатель ножей», в котором главный герой артист-метатель ножей Хенш для  пущего эффекта на зрителей, в завершение выступления,  делал кровавый бросок, оставляя «метку мастера».

равными Хеншу, получили кровавые метки.
 Подобные происшествия и были настоящим кошмаром для вожатых, и только это могло действительно пугать их, а не то, что какая-нибудь девочка потеряет нежданно-негаданно девственность, по собственному нетерпению и обоюдному согласию. Но поход для ребят – это в плане, многие дети именно из-за этого и ехали в этот лагерь. Нельзя обмануть их ожидания. Так что, разбив бивак на берегу озера, они весело посидели у костра, попели все вместе под аккомпанемент, не ударившего в грязь лицом гитариста Сани Белужного – красивого белокудрого  широкоплечего шестнадцатилетнего  парня, на которого засматривались не только девочки из отрядов, но и многие девушки-вожатые, которые были ненамного старше.

Даже сама старшая вожатая Люся неоднократно признавалась своей закадычной подруге и двоюродной сестре  Светке, что была бы не прочь с этим мальчиком…  Светка понимающе кивала, но не осмеливалась сказать, что для нее это уже пройденный этап, и что Саня спит в ее постели с прошлой смены, когда он неожиданно заглянув в душевую, вероятно, рассчитывая подсмотреть за кем-либо из девочек, наткнулся на  абсолютно голую двадцатидвухлетнюю Светку, которая не стала судорожно прикрываться и  устраивать скандала, а просто поманила Сашку пальчиком и предложила потереть ей спинку. Саня оказался весьма толковым «банщиком», и с тех пор регулярно приходил к Светке в комнату после отбоя. Иногда Светка думала, что непременно скажет своему мальчику о том, что Люся тоже была бы рада воспользоваться его услугами.  И ему приятно, и для подруги подарок. Светка не боялась, что Люся может увести пацана из-под носа, да  и он вряд ли откажется от одновременности обеих девушек. Люська должна быть в его вкусе – огненно-рыжая стройная, с небольшими, но крепкими грудками, плоским спортивным животиком, длинными ногами. На личико, правда, Люська не очень вышла. Курносая, с небольшими, широко посаженными, но очень выразительными серыми глазами, в которых плясали чертики. У нее были слишком широкие скулы и слишком массивный для женщины подбородок. В сочетании с коротковатой шеей все это создавало облик крепкого борца–классика. Если еще прибавить сюда остренькие оттопыренные уши, то станет понятно, почему у Люси мало что получалось на постельном фронте и почему ей приходили в голову мысли о юном Сашке.

Перепев с ребятами почти всего Окуджаву, Кима, Ночного, Трофима и многое из Визбора и Городницкого,, Саня отложил гитару, потер уставшие, намятые струнами пальцы левой руки и сбросив с себя верхнюю одежду с разбега прыгнул в темные воды озера, на берегу которого сидела их компания. Отплыв подальше от берега, Саня посмотрел назад, туда, где в абсолютной темноте августовской  ночи, на фоне стоявшего вдоль берегов соснового леса колыхалось темно-красное, с оттенками желтого, пламя костра, время от времени вскидываясь к небу  фейерверками огненных искр, похожих на светящихся мух.

 Неожиданно он услышал, как рядом кто-то отфыркивается и Люсин голос негромко спросил:
–Санек, ты где? Я тебя не вижу, но слышу, что ты рядом где-то.
–Тут он я, плыви сюда на голос.  И Саша вытянул руку в направлении, откуда должна была появиться старшая вожатая. Сашка уже давно, почти сразу после того, как так удачно заглянул в женскую душевую и стал спать со Светкой, прикидывал, как бы еще подъехать и к ее сестре. Он даже пытался забросить Светке удочку насчет того, чтобы устроить совместную помывку в душе, но боялся, что может не получить Люсю, а Светку отпугнуть. Недаром говорится, что не стоит «танцевать сразу на двух свадьбах» или «сидеть на двух стульях» Он почувствовал прикосновение руки, крепко зажал ее в ладони и подтянул к себе поближе. Люся, вероятно, старалась его догнать,  но, не рассчитав своих сил, сбила дыхание слишком быстрым плаванием, теперь тяжело дышала и не могла отдышаться. Саня прижал ее к себе, стараясь поддержать на воде, давая возможность отдохнуть, но в то же время в наглую запустил руку прямо к ней в чашечку купальника. Люся вздрогнула, но не остановила его, а только произнесла:
–Сашенька, не здесь, пожалуйста.
–Согласен, Люсенька,– в тон ей ответил Саша.– Поплыли к берегу, но только не к костру, а к скалам. Они с трудом в темноте выбрались на огромный плоский гранитный валун. Сашка вытянул вожатую наверх и тут же стал расстегивать на ней верх купальника. Но  Люся остановила его:
–Не спеши, дорогой, не торопись. Давай немного поцелуемся, мне ласки хочется. И они долго целовались, а потом Люся сама сняла с себя не только верх, но и все остальное.


А в это время в палатке Света недоумевала – Куда же этот мальчишка делся? Вроде бы он отлично плавает, волноваться нечего, но уплыл, и нету. Она и представить себе не могла, чем занимался ее мальчик на прибрежном камне.
 Утром  на биваке царило оживление. Народ, нахватавшись песен, прозрачного воздуха и предутреннего тумана, висевшего над озером, весело грузил рюкзаки на плоты, снимал палатки. Парни с трудом уже волокли честеры  к воде.


 Физрук и начальник похода – вожатый 2-го отряда Сережа Кононов – крупный почти двухметрового роста мастер спорта по волейболу никак  не мог вылезти из палатки, и только, высунув голову сквозь слегка открытый полог, отдавал команды:
–Ребята, Гоша и Славка, шестов штук 16 нарубите, не забудьте. Не слишком длинных, примерно метр – полтора, не больше. На каждый плот чтобы по четыре штуки хотя бы было.
–Серега, а зачем шесты? У нас же, вроде, весла есть. – Не выспавшаяся Люська выползла из своей персональной старшинской палатки.   Настроение было отличное. Все-таки, как много значит, для женщины быть хорошо и долго  отлюбленной. Даже отбитые  Санькиными стараниями о гранит бока,  спина и коленки, все в синяках  и ссадинах не могли испортить настроения.
–Отталкиваться от камней веслами не будешь, можем выронить и потерять. А шест всегда новый можно сделать,– пояснил физрук и   отодвинулся от входа.

 Из палатки, стараясь остаться незамеченной быстро выскользнула и уселась рядом Наташка Колокольцева – красивая шестнадцатилетняя девочка, по которой сохла вся ее школа,, весь лагерь от мала до велика и которой оказывали всяческие знаки внимания даже учителя и сам Даниил Яковлевич – директор лагеря, не старый еще мужчина. Но для него беда состояла в том, что он в лагере был не один, а начальственный коттедж с ним делила его законная супруга, как назло припершаяся «отдыхать» на «халяву» с сыном и дочкой. Для директора это было полной неожиданностью, когда он услышал «милый» голосок супруги и увидел ее машину, въезжавшую на территорию лагеря.

Это был полный облом, так как Данила Яковлевич уже полностью подготовил почву и объяснил этой  малолетней шлюшке Колокольцевой, что здесь, в лагере, чтобы иметь персональные льготные условия и еще что-то сверх этого, надо просто после отбоя не спешить к себе в палату, а заскочить на часик в директорский коттедж. Но если очень устала от дневных развлечений, то он готов оставить дверь коттеджа открытой и она может подойти, наоборот, с утречка, перед подъемом. Утренняя встреча, пожалуй, даже больше директору была по душе, так как по утрам у него всегда была очень сильная тяга к женщинам. Но жена поломала весь кайф и ему, и Наташке, которой пришлось довольствоваться физруком. И хотя, как мужчина, вероятно, физрук был интереснее, умудренная, несмотря на свой юный возраст, Наталья  понимала, что  с точки зрения здравого смысла и возможностей директор, конечно, был предпочтительнее. Тем более, что физрук все равно никуда от нее не денется. Вон, какими голодными глазами зырит! И это после почти бессонной ночи. Кажется, дай ему волю, он бы тут же затащил ее обратно в палатку и начал по новой ночные танцы. Собственно говоря, если обозреть окружающий мир, то со всех сторон на нее смотрели алчные и понятные ей глаза пацанов и вожатых. Похоже, будь они где-нибудь  в менее цивилизованной обстановке, например, на необитаемом острове, где нет ни родичей, ни  полиции, ни комиссии по делам несовершеннолетних, которая и отправила Наташку в этот лагерь на перевоспитание после нескольких приводов, кинулись бы гурьбой, отталкивая друг друга, молотя кулаками по носам, хватаясь за палки, камни или даже ножи, в едином порыве, стараясь первыми добраться до ее тела, излучавшего естественный, никак не выдуманный призыв.


 «Пустили козла в огород!» Это кто кого еще перевоспитает? Наталья с видом победителя смотрела на суетящихся и готовящихся к началу путешествия ребят. Она была уверена в себе и понимала, что стоит ей только плечиком пошевелить, глазками стрельнуть или слово молвить, как процесс перевоспитания начнется без промедления. А она была способна перевоспитать всех! Любила Наташка это дело, ой любила! И соперниц по большому счету у нее здесь не замечалось. Большинство девок – серые мышки, а если кто и есть чуть поинтереснее, так те еще либо дуры набитые, либо еще девственницы, а значит все равно дуры, и ей не конкурентки. Вот только этот симпатный привлекательный Санька из первого отряда. Она уже пробовала перед ним и своими весьма пышными формами поиграть, и ножки пошире раздвигала, сидя в столовке, специально напротив Сашки. Никакой реакции! Зевнул, гаденыш, и отвернулся. Не заинтересовался! В следующий раз она в столовую придет без нижнего белья. Посмотрим, отвернется или зенки бесстыжие свои вылупит?! Уж больно мальчишечка хорош! Такого мимо себя пропустить – преступление!


 Наконец, все палатки были собраны, рюкзаки сложены, вернулись из леса ребята с шестами и Серега дал команду к отплытию. Он строго рассаживал ребятишек так, чтобы на всех плотах было примерно поровну ребят покрепче и тех, кто послабее физически.
Затем так же тщательно рассадил девочек, исходя из тех же соображений,  а потом уже распределил  по честерам и взрослых. Пацаны оттолкнули плоты от берега и гребцы заработали веслами, направляя честеры к незаметной , заросшей тростником протоке, являвшейся началом,  истоком речки Тихой, которая, собственно говоря, была северным рукавом более известной реки Вуоксы. Течения в озере практически не ощущалось и плоты медленно двигались к началу путешествия. Через камыши пришлось пробиваться, так густо здесь они разрослись.
–Ребята, отталкивайтесь от дна шестами! – Крикнул физрук. – Полагаю, здесь достаточно мелко и длины шестов должно хватить.

Так и вышло на самом деле. Несколько человек на каждом плоту взяли в руки шесты и стали помогать гребцам, толкая плот сквозь заросли.
Наконец все пробились сквозь тростниковую стену и честеры медленно вышли на простор речки. Назвать это стрежнем не поворачивался язык, ибо скорость течения была ничтожна, но все-таки здесь оно уже присутствовало, так что плоты, хоть и медленно, но могли двигаться даже без помощи гребцов. Увеличилась и глубина. Шесты уже не доставали дна, хотя оно и было видно сквозь воду. Честеры, словно огромные кнорры[6] викингов, важно двигались вниз.


 По сторонам медленно проплывали низкие берега, на которых росли покрытые мхом деревья, в основном небольшие березки и осинки. Иногда темнели и отдельные  ельники. Квакали  на берегах по урезу воды царевны,  очевидно, в ожидании прилета стрелы. Но, не дождавшись, прыгали в воду, наверное, чтобы утопиться с горя, а может просто подождать в подводной тишине.  Кто-то из ребят, пользуясь ничтожной скоростью плота решил  порыбачить и начал спининговать. Но оказалось, что дно речки изрядно закоряжено, и пацан, потеряв парочку блесен, отказался от этого намерения. Постепенно река расширилась. Серега сверился с картой и приказал двигаться не туда, где было большое водное пространство, а направо  мимо небольшого островка.
[6] Кнорр – торговый корабль древних скандинавов. В отличие от   крупных узких и длинных мелкосидящих боевых «драккаров» К. предназначались для перевозки товара, сидели в воде гораздо глубже и имели высокие борта и часто трюмы

–Слева – тупик, фактически старица[7] .–пояснил, отвечая на недоуменные взгляды некоторых ребят. Постепенно, хоть и медленно плоты продвигались вниз по течению, которое с каждым пройденным километром понемногу прибавляло в скорости. Правый берег стал повышаться, наверху появились высоченные сосны, а  по урезу воды стали все чаще попадаться огромные валуны. Похоже, что здесь имел место быть оз[8] , хотя и не явно выраженный. Плоты двигались уже почти четыре часа, и народ начал требовать пожрать. Утром снялись и отправились в путь без завтрака, на энтузиазме. Многие, особенно те, кто не принадлежал к работникам шеста и весла, пользуясь тишиной и отсутствием качки досыпали, наверстывая упущенные ночные часы. Но теперь уже почти физически было слышно урчание голодных желудков. Так что Серега, наконец,  найдя подходящее место, дал команду:
–К берегу!
 Гребцы включились в работу и честеры один за другим ткнулись в песчаный бережок под обрывом.  Вскарабкавшись по откосу наверх ребята обнаружили, что случайно или нет, но физрук выбрал очень удачное место для привала. Наверху, над рекой была плоская, как стол, вершина оза, с множеством стволов поваленных ветрами сосен и обломанных сучьев. Так что топливо для костра  имелось в избытке. Застучали топорики и через несколько минут  на полянке уже горел костер, а над ним, купаясь в языках пламени, на  толстой палке, лежавшей в разветвлениях двух воткнутых в землю рогатин, висели два больших котелка с водой. Один для первого, и один для картошки на второе. Затем, уже не торопясь, рядом развели еще такой же костер, и там повесили еще один котелок , чтобы не ждать когда вскипит чай. Несколько девочек занялись чисткой картошки.

Светлана взяла процесс приготовления еды в свои руки и покрикивала на ребят:
– Вероника, а кто будет  за тебя пену с супа снимать?!
–Оленька, хватит соли, лучше потом, по готовности проверим. Надо будет, – добавим.
–Мальчики, а тарелки пластмассовые у кого в рюкзаке? Давай Миша, тащи их сюда.
–Димончик, хлебушек порежь, пожалуйста, и разложи на брезенте.
–Кстати, кто-нибудь, достаньте из моего рюкзака, там под сосной стоит коричневый со шнуровкой, пару пачек салфеток. В боковом кармане, нет, с другой стороны! И тоже  к хлебу разложите, чтобы грязными ручищами микробов не жрать.
 –А про морковку, что, только я должна помнить? Эх, выгонят вас, девки, мужья из дома за такие обеды.
–Не выгонят, им совсем другое надо! – Наташка стрельнула глазами по сторонам. – А  уж этим мы их обеспечим по полной программе.
–Знаешь, девочка, голодному мужику до твоих прелестей, как до Китая раком! – Неожиданно  возразил  двухметровый Серега. – Ты сначала его накорми, напои, а уж потом хвостик распускай, да в койку зови.
–Сережа, Сережа, прекрати! Мала еще девонька для подобных разговоров, тем более, что и других здесь малолеток навалом, и у всех ушки на макушке.– Оборвала нравоучения физрука старшая вожатая, как раз в это время появившаяся у костра.


[7]  Старица  – прежнее течение реки —  обыкновенно образуется оттого, что река промывает перешеек и течет затем по прямому направлению, постепенно оставляя прежнее полукруглое или полуэллипсоидальное течение.
[8] Озы–линейно вытянутые, узкие валы высотой до нескольких десятков метров, шириной от 100—200 м до 1-2 км и длиной (с небольшими перерывами) до нескольких десятков, редко сотен километров. О. больше всего напоминают железнодорожные насыпи

–Да я, Людмила  Васильевна, уж никак не меньше вас в этом разбираюсь, а может и побольше. – Видать Наталью задело, что ее малолеткой назвали.
Знаю, солнышко, знаю, что разбираешься. Мне Маргарита Викторовна все подробно изложила о твоих познаниях. Здесь Наташку аж передернуло, она была готова с кулаками наброситься на вожатую, так как упомянутая дама была инспектором детской комнаты, к которой Наташа попадала каждый раз после того, как ее  привозили в отделение, то из мотеля в Ольгино, то из Прибалтийской, или просто с улиц и проспектов города. А пару раз вообще сволочи,  менты, «вынули» из  «мерина» и «бэхи»[9] , отобрали все деньги, волки позорные, и еще «субботник»[10] заставили отрабатывать. Она и отправила девушку в этот лагерь, чтобы хоть как-то убрать ее с улиц. Наташка не просто была красива и выделялась на фоне обычных уличных «бабочек», она любила всей душой эту свою «работу». А если за любимое дело еще и деньги платят, то, что может быть лучше?! Поэтому оторвать ее от улицы нельзя было никакими увещеваниями, никакими наказаниями, разве что в тюрьму отправить, но, слава богу, или, к сожалению, за это у нас не сажают. Наверное, нужно было, чтобы на ее пути встретился человек, который мог бы закрыть глаза на ее прошлое – раз! и, в то же время удовлетворять все ее порочные потребности – два. Ну, и чтобы материально при этом она ни в чем не нуждалась: платья, туфельки, сумочки, дорогая косметика, цацки на пальчики и в ушки и прочее, что она сейчас себе могла позволить. Может быть в этом случае, если бы у парня хватило любви, терпения и, главное, здоровья, Наташка смогла бы и сама полюбить и забыть про улицу и «любимое дело»

Так что она понимала какого рода информацию «слила» инспекторша вожатой и, вероятно, директору лагеря тоже. Не зря же этот козел уже на второй день весьма прозрачно дал ей понять, что, если она хочет здесь нормально жить, то надо будет непременно его регулярно ублажать. Слава богу, что к нему эта его женушка – серая мышка, прикатила с ребенком, вот пусть и ублажает. А она уж, как-нибудь, найдет что-то поинтереснее. Вот Серега, ничего оказался, всю ночь не сдавался, да и  красавчик Санек еще не приставлен к делу и ждет своего часа.
 Но Люся не стала развивать тему, она была достаточно опытным педагогом и понимала, что еще несколько слов на эту тему могут подвигнуть девушку на любой необдуманный поступок. К общему удовольствию, в это время Света объявила, что суп готов и можно разбирать ложки.
 Супа наварили много, с запасом, да и картошка  с тушенкой на второе была хороша. Так что все наелись «от пуза» А попив крепкого чая с печеньем «Мария», несколько пачек которого предусмотрительная Света фактически стащила у завхоза, усталые и сытые ребята постепенно прилегли вокруг кострищ.
–Серега, дай им пару часиков поспать, не гони сразу. – Люся видела, что дети устали, да и сама она после бессонной ночи на граните была разбита и постоянно зевала. Но и Сергей, которого юная нимфоманка выпотрошила основательно, тоже не прочь был покемарить малехо.

Так что дальше плоты двинулись только, когда солнце уже  миновало зенит и начало клониться к верхушкам деревьев. До наступления темноты, подгоняемые Сергеем, гребцы и течение вывели честеры на стрежень расширившегося русла Тихой, где поток уже бежал весьма основательно, и приходилось внимательно следить , чтобы не врезаться в торчащие тут и там из-под воды камни. Когда солнце спряталось за кронами елей и ощутимо стемнело, Сергей дал команду высаживаться на низкий зеленый островок, появившийся слева по курсу. Остров был окружен зарослями камыша, и пришлось снова воспользоваться шестами, чтобы протолкнуть плоты к берегу.

[9] Мерсюк,  «мерин» – слэнговое название автомашин марки «мерседес». Аналогично «Бэха, «Бумер»,"Бомба" - для марки БМВ
[10]  Субботник – здесь бесплатное обслуживание сотрудников полиции проституткой. Отказаться нельзя – отправят в суд за мелкое хулиганство, могут и избить. Субботники – распространенное явление.

Но на берегу их ждала отличная ровная полянка между несколькими березками. В довершение удачи на поляне было несколько упавших деревьев, которые могли служить прекрасными сиденьями. И еще неизвестно откуда здесь обнаружилось несколько кирпичей, из которых Серега быстренько соорудил отличный очаг, так что не пришлось даже разводить большой костер и использовать колья, предусмотрительно сохраненные после обеда. Девочки  набрали в реке воду и поставили котелок на разведенный между кирпичами  огонь. Светка, уже, вероятно, по инерции опять стала командовать приготовлением ужина, а несколько пацанов решили поискать рыбешку в прозрачных быстрых струях Тихой. Правда, Света пыталась их остановить, сказав, что все равно сегодня уже варить уху она не будет, но ребята с энтузиазмом готовили снасти, и не слишком прислушивались к ее словам.  Среди прочих и Санек, мелькая в кустах, росших по берегу вдоль речки, своей кудрявой головой  тоже отправился рыбачить.
 Наташка, заметив это, громко крикнула:
–Саша! Белужный!  Можно я с тобой посижу, пока ты будешь ловить?
–Наташка, он же рыбу пошел ловить! – ехидно заметил Сашкин ближайший приятель Женя. – А с тобой, боюсь, он даже закинуть не успеет ни разу.
–Не боись! Уж пару раз, непременно «закинет». Это я гарантирую. Двусмысленно отбрила Наталья. Светка и Люся переглянулись:
–Наташа, никуда не ходи, лучше макароны в воду заложи, уже закипает.– Светку кольнула ревность. Эта прошмандовка, конечно, может любого мужика раскрутить, уж больно хороша и, видать,  собаку съела в этой области. Люська рассказывала немного про ее биографию и привычки.
–Светлана Игоревна, уж позвольте мне самой решать, что делать. Каждому свое! Вы здесь макарончики варите, а мы с Саней попробуем заняться чем-нибудь более интересным.– Наташка демонстративно  провела рукой у себя по груди и между ног.– Но, Светлана Игоревна, Вы тоже можете с нами порыбачить. Я думаю, что у Вас получится, и Саня, надеюсь, от такой рыбалки тоже не откажется. А, Санек?
 Саше, похоже, такие приключения на данный момент не слишком привлекали, и он отмахнулся:
–Наташка, не мути воду, а то завтра с плота сброшу, чтобы остыла немного. Вари ужин и не хами старшим, чай не у себя дома.
Наташка обиженно фыркнула, метнула в сторону Белужного злой испепеляющий взгляд, который, казалось, может, словно молния Зевса, сжечь парня, и, надувшись от обиды, отвернулась. 
–Серега, вскрой, пожалуйста, несколько баночек тушенки.– попросила Света,– макароны сварились. И слей воду, а то мне тяжело этот котелок таскать. А я пока холодной воды из реки принесу, чтобы промыть.
–Да не выдумывай, я все промою в речке. Есть большая крышка от сковородки, я вроде, где-то видел?
Сережа взял котелок, аккуратно слил в сторонке из него воду. Затем накрыл его крышкой, достал из рюкзака рулон скотча и плотно несколько раз примотал крышку к котелку. Затем отнес его к реке, перелез на пришвартованный плот, перебрался на дальний борт и погрузил котелок в воду. Потом он начал потихоньку сдвигать скотч, удерживавший крышку, позволяя течению понемногу наполнять котелок. Вода стала вливаться с одно стороны крышки и тут же выливаться из-под другой стороны, унося с собой мелкие частицы макарон, образовавшиеся при варке. Сережа ловко регулировал этот процесс, приподнимая или прижимая крышку. Чувствовалось, что он не в первый раз проделывает эту операцию. Наконец, промывка была закончена и Сергей, слив из котелка остатки воды, принес еду обратно к очагу, где Света уже ждала, держа в руках, открытую кем-то из мальчиков банку. Рядом, на земле, стояло еще несколько таких же жестянок с изображением коровы на боку.
– Света взяла банку, ложкой выгребла тушенку в котелок, затем вторую и, подумав, третью. Перемешала макароны, взяла вилку и подхватив немного спагетти всосала их в рот, добавив кусочек тушенки.
–Ой, как же вкусно! Все ребята, давайте к столу. Хлеб, если кому нужен, сами отрезайте, только, чур, не ломать, а резать. Берите, накладывайте себе, сколько кто хочет, только не забудьте оставить нашим рыболовам. А то я не слишком рассчитываю на их улов, могут голодными остаться.
Солнце уже почти село, подсвечивая розовыми лучами высокие перистые облака, которые практически неподвижно висели в небе. Эти облака были так высоко, что их движение, даже, если оно и было, не ощущалось. Это на бреющем полете, над верхушками деревьев и над домами реактивный самолет, пригвождая всех к земле гулом турбин, проносится мгновенно – был, и нету. А спутник яркой точкой долго перемещается по небу  по своей орбите в сотнях километрах от поверхности, от одного края горизонта до другого, хотя скорость его  во много, в десятки раз, выше самого скоростного самолета. Ребята ставили палатки, забивали колышки, натягивали стропы. ––  Сергей Борисович, как думаешь, дождь может быть или нет?  Можно не окапывать палатки? –  Люся решила облегчить детям жизнь,– да и темно уже, ничего не видно.
–Думаю, что не обязательно, не похоже, чтобы дождик серьезный нагрянул, не с чего, вроде. А если немного поморосит, то это палатки выдержат, не зальет, тем более, что здесь под нами песок. Вода должна быстро впитываться.
–А с чего ты определил, что песок? Вроде же не копали нигде.– Люсе было интересно, как физрук определил, что находится под поверхностью, острова, поросшей травой и деревьями.
– По опыту своему туристскому знаю, что подобные островки в русле рек обычно имеют наносное, намывное происхождение. Посмотри завтра, когда рассветет, на речку. Она здесь делает небольшой изгиб в сторону  противоположного  правого берега. Значит там воде надо пройти более длинный путь, а для этого надо бежать быстрее, чтобы не отстать от воды на нашей стороне. Отсюда с нашей стороны, у островка, течение  реки медленнее, чем под тем берегом. Вот и оседает все, что несет речка: песок, камешки, веточки и все подобное на нашей стороне. А потом здесь становится мельче, начинает появляться камыш, да водоросли, которые еще больше тормозят течение и задерживают все, что принес поток. Вот и растет постепенно островок. Удобряют его птички всякие и растет трава да деревца. Но там, внизу, песок, как был, так и остался. – Сергей с высоты своего роста смотрел на слушавших его с открытыми ртами ребят и вожатых.
–Сергей Борисович, Вы такой умный и так много знаете!– Наташа начала готовить почву для размещения на ночлег, так как целый день, проведенный на свежем воздухе и здоровый  молодой женский организм уже пробудили  в ней зверский аппетит специфического толка. – Я могу Вас часами слушать, хоть всю ночь!
 Нет,  дорогуша, я сегодня спать намерен. Я вчера тебе уже… – расстроил ее Кононов и осекся на полуслове, перехватив насмешливые  понимающие взгляды, которыми обменялись Люся со Светкой.
 В это время с реки послышались голоса, плеск шагов по воде и появились, вернувшиеся с рыбалки ребята.
–Как улов, мальчики, есть рыба? – Поинтересовалась Света. – Кстати, там, в котелке на углях, чтобы не остыло, берите макароны с тушенкой, ешьте все, что осталось. Остальные поужинали. И спать, спать, бродяги.
Откликнулся Саша:
– Рыба есть, конечно, играет вовсю. Но темно уже, поклевку не видно. Я несколько раз упускал, не успевал подсечь. Одного окунька, правда вытащил, но решил, что от одной рыбки толку никакого и отправил его подрастать дальше. Завтра с утречка встану, возьму булочки и непременно на уху или на жареху натаскаю. Жаль червей у меня нет, а здесь почва песчаная – не накопаешь. Разве что, может, поброжу по воде, глядишь, ручейник попадется. Может я даже зря этого окуня отпустил – на его мясо тоже можно было бы попробовать половить, особенно на хвостик хорошо крупный окунь и щука берет. – Чувствовалось, что Саня сел на своего конька. Он был заядлым рыболовом, рыбачил с отцом с семи лет, знал множество разных рыбацких приемов и привез в лагерь целый набор разных снастей и для поплавочной ловли и для кастинга[11]  и для джиги{12} , и для троллинга[13] .
Он твердо решил, что с утра встанет до восхода и прогуляется вдоль берега по островку или пройдется «взаброд» по камышам и побросает спиннинг, в надежде выманить из травы щучку или судака, может и жереха, который в этих реках и озерах Карельского перешейка точно есть.
 Поэтому Саша не стал завоевывать, как вчера, отдельную палатку, понимая, что все равно ему не удастся остаться в ней одному, тем более с учетом  возникшей вчера многовариантности вероятных посетителей, могущих нарушить его одиночество. Он просто забрался в большую палатку, где лежали пацаны второго отряда, завернулся в теплый плед и быстро уснул, компенсируя бессонные часы, проведенные вчера на валуне с Люсей.
 Постепенно бивак заснул. Только Наташка долго ворочалась в девичьей палатке, пока на нее не зашипели девчонки:
–Или спи, или топай отсюда. Дай поспать спокойно.
Но постепенно и ее сморил сон.
 Саня умел просыпаться в заданное время. Он специально долго вырабатывал в себе это умение и теперь мог проснуться в установленное по внутреннему будильнику время с точностью до четверти часа. Он встал, оделся, вытащил из рюкзака четверть батона, припасенную с вечера, взял снасти.  Прицепил к поясу подарок двоюродного брата – хороший охотничий нож  из алмазной[14] стали с черненым лезвием в кордуровых[15]  ножнах Кизлярского завода
[11] Кастинг – ловля хищной рыбы( щука, окунь, сом, голавль и др. на искусственные приманки( блесны, воблеры, виброхвосты и т.п. на спинниговое удилище, оборудованное инерционной мультипликаторной катушкой т.наз «мультом»
[12] Джига - «Jig» в переводе с английского языка означает – джига. Это старинный  зажигательный танец коренных жителей Британских островов, в котором многие движения сопровождаются вилянием задней части тела.  Соответственно и при джиг рыбалке применяются приманки, виляющие хвостовой частью, а проводка производится также с подпрыгивание приманки, как и в танце. Учитывая этот факт, к разряду джиг-приманок можно отнести твистеры и виброхвосты, у которых работает именно задняя часть. Соответственно, и ловля на эти приманки называется ловлей на джиг головки.
[13]  Троллинг – ловля хищной рыбы, в основном, щуки, судака, жереха и др.  на искуственные приманки с моторной лодки. Фактически троллинг – это то же самое, что и ловля «на дорожку»,  только не на веслах, как в «дорожке», а под мотором.
[14]  Алмазная сталь ХВ5 имеет в своем составе такие химические элементы, как хром, углерод и вольфрам. В силу этого твердость достигается отметки 63-68 HRC, это очень высокий показатель твердости. Этот параметр твердости близок к показателям алмаза. Но в то же время твердость алмаза сравнивать с твердостью алмазной стали будет неверно.  Содержание углерода очень высокое. Вольфрам в сочетании с хромом делают сталь "быстрорежущей".


 и положил в карман еще один ножик – «Викс»[16] . Он очень любил этот легендарный инструмент, с которым люди покоряли Эверест, полюсы и джунгли Амазонки. Эти ножи были уже не просто инструментами для разрезания, пиления, шлифования  и многих  других  разнообразных операций, но предметом, который грел душу каждого мужчины на планете Земля, если в нем сохранялась хоть частица мальчишки.  С «Виксами» были замечены даже такие мирные люди, как Верховный Далай Лама и Папа Римский. Среди реальных историй, в которых фигурируют «Виксы» — истории о врачах, которые делали швейцарским ножом операции и ампутации. О летчике, которому нож помог выбраться из горящего разбитого самолета. О полярнике, который провалился под лед и немедленно начал обрастать ледяной коркой — товарищи срезали с него заледенелую одежду именно «Викс»… Эти и многие другие истории, собранные за долгие годы, даже изданы отдельной книгой. Линдон Джонсон за время своего президентства презентовал около 4000 SAK (швейцарский армейский нож) с дарственной гравировкой. Эту традицию впоследствии продолжили и другие президенты США.  Сашин нож не был самым навороченным, но это был надежный, удобный и пригодный во многих случаях инструмент. У него было два остро отточенных лезвия высокой твердости, зубчатая пила, которой можно было без особых проблем спилить довольно толстую ветку или не очень толстое деревце, небольшие ножницы, плоскогубцы, штопор, шило, крючок для плетения сетей, несколько разных отверток: плоская, крестообразная, шестигранная и «звездочка», щипчики-пинцет, который годился, как для вытаскиваеия занозы, так и для выщипывания волосков, зубочистка, небольшая, но мощная лупа, и еще несколько принадлежностей, назначения которых Саня пока даже не представлял. В общем, замечательная, удобная и очень полезная вещь. Для удобства и сохранности  Саня приспособил к имеющемуся на ноже кольцу самостоятельно сплетенный  из  яркого оранжевого синтетического шнура темляк[17], который крепил к поясу, чтобы не потерять любимый нож и при необходимости повысить его боевые свойства. Темляк позволял, как бы удлинить руку, и дополнительно уменьшал нагрузку на нее при рубке. Кроме того за темляк можно было быстро, даже в перчатках, вытянуть нож из кармана куртки или джинсов. Яркий цвет темляка позволял легко и быстро найти его  даже в высокой  траве.
 Первым делом Саша решил босиком пройтись по мелководью у берега и не зря. Он довольно быстро нашел несколько  лежащих на дне небольших тоненьких веточек, на которых обнаружились хорошо ему знакомые коричневые в крапинку трубочки, в которых прятались небольшие желто – коричнево – зеленоватые  шитики[18]. Еще больше шитиков он обнаружил в пучках травы, которую выдернул со дна. Шитики прикрепляли свои домики к травинкам, к камышу, к упавшим в воду и утонувшим веткам.
 Саша набрал пару десятков личинок в припасенную специально коробочку для червей, которая всегда была при нем, если он отправлялся на рыбалку.
 Запасшись наживкой, он двинулся вдоль берега туда, где он еще вечером заметил несколько больших темно-серых валунов, лежащих почти у самого уреза воды. Он решил попробовать половить, забравшись на один из этих камней.
[15] Кордура– толстая нейлоновая ткань с особой структурой нити, с водоотталкивающей пропиткой и с полиуретановым покрытием. Кордура изначально предназначалась для армии. Ткань обрабатывается в несколько приёмов и покрытие получается очень качественным и держится достаточно долго. Кроме того, иногда в нить добавляется до 10 % хлопка, в результате поверхность оказывается как бы мохнатой, с ворсом, что позволяет увеличить стойкость ткани к истиранию.
[16] Викс– Разговорное общепринятое название армейских и не только, складных многофункциональных ножей, уже более 100 лет поставляемых во все страны мира швейцарской фирмой  «Викторинокс». Эти ножи являются легендой, про них, а точнее про их использование в разных ситуациях  написаны книги и сняты фильмы.
[17] Темляк – Так называют особого вида плетеный шнурок, который одним концом привязывается к эфесу оружия. Используя его, можно сделать нож более функциональным и эстетичным.
[18] Шитик – личинка ручейника, являющаяся любимым кормом для различных рыб, а значит, и отличной наживкой.



 Во-первых, с высоты камня он сможет гораздо дальше забросить наживку или блесну, во-вторых, камни возвышались над кустами, а значит, исключаются варианты случайных зацепов за ветки при забросах. Минусом, конечно, будет то, что в этом случае при вываживании достаточно крупной добычи, ему придется быстро спускаться на землю, так как поднять крупную рыбину наверх будет сложно. Но пусть она, крупная, сядет на крючок, а уж спрыгнуть с камня – не проблема.  Так, прикидывая в уме свои будущие действия, Саша фактически обогнул островок и оказался на противоположной его стороне,. напротив ближнего левого берега реки. Между островком и берегом было не очень большое расстояние – метров пятнадцать - двадцать, но течение здесь в этом сужении было более сильным и быстрым, чем с другой стороны. А на материковом берегу Саня увидел то, что и хотел. Два лежащих почти вплотную здоровенных темно-серых камня. Один из них почти весь был покрыт зеленоватым мхом, а на другом даже отсюда были видны какие-то светлые пятна. Саша быстро скинул с себя всю одежду и сложил ее в предусмотрительно взятый с собой полиэтиленовый пакет. Туда же он положил ножи, коробку с блеснами, батон и коробочку с шитиками.  Потом туго завязал пакет шнуром, который снял со своего большого охотничьего ножа, где тот выполнял функцию якобы темляка, а на самом деле служил именно в качестве веревки на разные случаи лесной жизни. Взяв пакет в  одну руку, а другой, держа телескопическую  удочку и  такой же спиннинг парень, поеживаясь от утреннего холода, вошел в воду и двинулся к противоположному берегу протоки, надеясь, что сумеет перейти ее вброд и ему не придется плыть. Поскольку обе руки у него были заняты, то необходимость плыть сильно осложнила бы  ему задачу. На его удачу в самом глубоком месте вода как раз дошла ему до подбородка, хотя он уже начал готовиться идти под водой. Вода была чистой и прозрачной, а он умел задерживать дыхание  почти на две минуты, поэтому вполне мог какое-то время двигаться по дну даже если бы глубина была больше, чем его рост. Но, к счастью, это не потребовалось, дно начало повышаться,  и он достаточно  легко и быстро выбрался на берег. Он немного замерз, так как все-таки августовская вода уже не была такой же теплой, как в середине лета. Саша поприседал, попрыгал и даже несколько раз отжался. Потом быстро оделся и побежал к камням. Во время пробежки он согрелся окончательно и перестал стучать зубами. Добежав до камней, он понял, что они несколько больше, чем казались ему издали. Залезть будет не так то просто! Самой большой проблемой было не просто залезть, а  вскарабкаться с удочкой и спиннингом. Эту проблему Саша решил, однако довольно просто. Он достал из коробки со снастями запасную леску, отмотал с катушки нужный кусок. Прикинув высоту камня с запасом, связал удочку и спиннинг вместе. Привязал к ним леску, а второй  ее конец закрепил на поясе, чтобы она не стесняла движений затем он размахнулся и с первого раза забросил полиэтиленовый пакет со снастями и наживкой наверх, на камень. Обошел вокруг валуна и убедившись, что пакет обратно не свалился, начал довольно легко подниматься Камень, хоть и был большим и высоким, но форму имел неправильную с многочисленными уступами , видимо следами воздействия древних ледников, долго тащивших этот камень, отгрызая из него постепенно кусочки, сталкивая с другими, иногда более твердыми камнями, которые постепенно придали ему нынешний вид. Соседний, заросший мхом валун был еще выше и более отвесен, так что мелькнувшая было в Сашкиной голове мысль взобраться на него, а потом просто перепрыгнуть отпала сама собой. Парень довольно легко поднялся вверх и через несколько минут уже стоял на вершине, которая к его немалому удивлению оказалась весьма ровной и была покрыта какими-то светлыми черточками, которые достаточно резко выделялись на фоне темно-серой  основной поверхности. Саша заинтересовался, встал на колени, затем сел, а затем и лег на камень, он потер черточки пальцами и вдруг понял, что это не просто пятнистость камня, а царапины, причем довольно глубокие, которые являли собой внутреннюю, более светлую структуру глыбы. Вероятно, под воздействием воды и воздуха, снега и дождей за миллионы лет, поверхность валуна потемнела и приобрела этот благородный темно-серый цвет, словно покрылась своего рода патиной. А затем, каким-то непонятным образом что-то более твердое, чем сам камень проскребло, проползло по его поверхности, оставив после себя многочисленные царапины, иногда довольно глубокие. И чем Саня дольше вглядывался в эти царапины, тем больше у него возникало ощущение, что в их расположении имеется некий непонятный  ему, но порядок. До него дошло! Это же текст, это какая - то надпись! Надпись на непонятном чужом языке! Это же открытие! Это очень важная находка!  Ну, ее рыбалку! Саня почти кубарем скатился с камня и  снова, упаковав одежду в мешок, помчался через речку на остров, а там бегом рванул к биваку. Он подлетел к вожатым и запыхавшись от быстрого бега стал, размахивая руками рассказывать про найденный камень и про знаки на нем. Когда он сказал, что в этих знаках нет пробелов – расстояний между словами, и это вызывает у него сомнения, то Люся, недавно побывавшая в Патайе,[19]его удивила, рассказав, что такая же картина существует и в тайском языке.
–Смотришь на плакат или объявлениеи мало того, что все закорючки незнакомые, ни на наши, ни на немецкие, ни на арабские не похожи, так еще и выделить слово невозможно.
Это как же тогда читать? – Серега в недоумении покачал головой.
–Мы спрашивали у местной гидши. Она сказала, что это очень легко, просто надо запомнить все (!)слова в языке и научиться их узнавать в тексте. Кстати, кажется, и какой-то из языков Индии имеет такое же устройство, не помню точно какой, их там, вроде, еще три, кроме английского[20]. 
–Так, мальчики-девочки! Продолжаем наше путешествие, все равно пока не доберемся до Корелы[20], ничего не можем сделать, – вполне здраво рассудил физрук.– А камень этот,  полагаю, никуда не убежит и от правосудия ученых, если, конечно, Сашка не ошибся, и там действительно не птички накакали, а есть надпись, не скроется.
–Серега, а Корела где и что это такое? – Наташка проявила несвойственную ей любознательность или же просто решила напомнить о себе. Она была сильно обижена, что ею  так никто и  не  поинтересовался, и она, как полная идиотка, провела всю ночь  в общей палатке с малолетками из второго отряда.
–Корела, Натусик, это старинная крепость в Приозерске, на острове посреди Вуоксы. Там теперь местный музей, а значит должны быть и ученые, которые способны  разобраться в Сашкиной находке.– Серега чувствовал некие уколы совести, понимал, что девочка на него обижена за невнимание и старался вежливостью и ласковой интонацией хотя бы немного загладить свою вину, хотя на самом деле никакой такой вины он за собой не чувствовал. Невозможно же не спать каждую ночь! Хотя, кажется, для нее это не довод, она, похоже, на это не только способна, но и готова, как юная пионерка.
 –Так, ребятки, нам предстоит сегодня работа – пусть и не опасная, но трудная. Сегодня нас ждут пороги. Поэтому, слушай мой приказ. Всем надеть спасательные жилеты и каски. Все это взять в штабной палатке. Кто не умеет надевать жилет, прошу ко мне.  – Серега уже имел опыт прохождения порогов на Тихой и знал, что проблем здесь возникнуть не должно, так как течение на них, хотя и было весьма быстрым, но недавно прошли сильные дожди и уровень воды был достаточно высоким, чтобы надежно пронести плоты над камнями. Надо только внимательно следить, чтобы с размаха на полной скорости не воткнуться в какой-нибудь торчащий из воды
[19] Паттайя — курортный город на юго-востоке Тайланда. Расположен на восточном побережье Сиамского залива, примерно в 165 км к юго-востоку от Бангкока. Находится в провинции Чонбури. Название города дословно означает «юго-западный ветер в начале сезона дождей».
[20] Индии говорят на 447 различных языках, 2 тыс. диалектов. В Конституции Индии оговорено, что хинди и английский являются двумя языками работы национального правительства, то есть государственными языками. Кроме того представлен официальный список из 22 языков (scheduled languages), которые могут использоваться правительствами индийских штатов для различных административных целей.
[21] Корела (фин. Kikisalmi — кукушкин пролив, швед. Kexholm — кукушкин остров) — каменная крепость в городе Приозерске, на острове реки Вуоксы, сыгравшая значительную роль в истории Карельского перешейка. Сохранившиеся помещения крепости в настоящее время занимает историко-краеведческий музей «Крепость Корела».

 «лоб»[22] , во время отталкиваться шестами и активно работать веслами. Когда все были экипированы, Серега проверил, как надеты спасательные жилеты, не отказав себе в удовольствии хорошенько на законных, так сказать, основаниях пощупать всех, подтягивая ремни. Наташка специально распускала ремни раз за разом, подходила к физруку и жаловалась:
–Товарищ начальник похода, а у меня опять крепление ослабло, не сделаете потуже? – И Серега, откровенно держа ее потуже левой рукой за  очень приятную, не маленькую упругую грудь, правой подтягивал крепления.
–Серега, кончай девок мацать! – Люсе надоело наблюдать за происходящим цирком.– Давай уже двигаться, а то опять будем обедать на ужин.
–Поехали, поехали – спохватился физрук.
–Вот, сука, – пробурчала Наташка, разомлевшая от Сережкиных рук.– Завидно, ей, видать стало. Небось, ее никто так не оглаживает, вот и бесится от недолюба. Но, как мы уже знаем, это не соответствовало истине, хотя действительно вчера, после ночи на камне с Сашкой, она чувствовала себя намного более просветленной и сожалела, что в эту ночь Сашка не проявил инициативы и не заполз к ней в  вожатскую персональную палатку.
Вытолкнули плоты на  течение и их сразу подхватил поток.
–Парни, следите за камнями по курсу и сбоку. Положите шесты рядом с собой и отталкивайтесь от камней, если на них понесет. Только постарайтесь не свешиваться за край – выбросит при столкновении. Если вдруг, окажетесь в воде, не паникуйте, постарайтесь плыть ногами вперед, а лучше вертикально. Ваши жилеты устроены так, что должны вас держать именно вертикально. – Серега понимал, что он несколько запоздал с инструктажем, который следовало провести еще вчера. А сегодня только повторить, но, «лучше поздно, чем никогда!»– Да, чуть не забыл! Вадик, веревки, кажется у тебя в рюкзаке?
–У меня.
–Давай сюда.– И физрук быстро перекинул на каждый из честеров по мотку страховочного троса. Кто выпадет – сразу бросаем ему веревку – она не тонет, так что ждем, когда выпавший поймает веревку, накинет петлю, которая есть на конце,  на себя, но не на шею(!) и активно тянем к плоту, стараясь тащить как можно быстрее.
Внимательнее смотрим вперед и запоминаем – если видим много пены, значит там, скорее всего, камни и возможно наличие «бочки»[23] . Ничего для нас страшного в таких местах нет. Плот не может затащить вниз, под воду – это не байдарка или каяк.  Но все равно, по возможности, стараемся такие пенные места обойти, чтобы не «сесть» на камни.  Да, ребята, непременно, при любых ситуациях, крепко держимся за леера[24].  Как оказалось, Серега вполне вовремя провел инструктаж,
[22]  Лоб – распространенное среди туристов – водников слэнговое  название торчащих из потока или лежащих на берегу и сдавливающих русло реки больших камней. Часто  это название получают сами пороги, образованные в местах расположения этих камней, например,  сложный порог «Бараний лоб» на карельской реке Водла, впадающей в Онегу или Балабан, что тоже значит Бараний лоб на реке Чусовая, в 10 километрах ниже поселка Староуткинск.
[23]   Бочка – у туристов-водников место, где поток, срываясь с подводного камня  уходит вглубь, иногда почти до дна реки и образовывает обратный противоток. Прохождение таких препятствий обычно представляет собой опасность прежде всего для каякеров. На рафтах и честерах особенных проблем не возникает.
[24] Леер – в общем, это тросовая или трубная защита, установленная вдоль бортов судна, помогающая экипажу передвигаться по кораблю во время сильного волнения моря и предотвращающая падение людей и грузов за борт или в трюм. На  плотах, честерах и рафтах леера, как правило, располагаются на надувных элементах бортах и «банках) и имеют вид  коротких отрезков веревки, закрепленных на  конструкции плавсредства. Леера служат здесь для того, чтобы люди могли держаться и не выпасть в воду во время сплава по рекам.

так как примерно через час после отплытия с острова все заметили, что скорость движения плотов стала заметно расти, а река начала сужаться. Берега сходились все ближе и ближе, скорость росла и росла. Некоторые девочки начали визжать от страха. Но тут, неожиданно для всех, на выручку пришла Наташа Колокольцева:
–Чего орете, коровушки глупые. Это, как в постели, только в первый раз страшно.А потом всегда думаешь – и чего это я орала, как резаная, ведь было так кайфово.– Наташка закатила глаза, облизала губы, глядя с  вожделением на Сашку.  Все расхохотались, даже взрослые.
–Эх, Наташа, Наташа. Тяжело же тебе будет в жизни.– Света сочувственно погладила девочку по голове.
–Это еще почему? Наоборот! Я точно знаю, чего хочу и стараюсь это получить, причем никогда не скрываю своих желаний, как делают некоторые.  Я честная девушка!
–Вот-вот, и будут все, кому не лень, пользоваться твоей честностью и желаниями – Сергей решил тоже внести свою лепту в воспитательный процесс.
Но, похоже, что момент для душеспасительных бесед был выбран неудачно. Плот зацепился правой стороной за торчавший из воды камень, который все, разумеется, просмотрели, и его резко развернуло по часовой стрелке. От рывка несколько человек попадали на дно. Но, к счастью за борт никого не выбросило.
–Внимательнее, в гондолах, внимательнее. Почему веслами не отработали,  почему шесты, наконец,  не использовали? Не фиг Наташку слушать! Она Вам и не то еще расскажет!
–Точно, могу рассказать!
–А показать? – это уже осмелел кто-то из младших, со второго отряда.
– Могу и показать, но зачем это младенцам? Им это еще и непонятно и неинтересно. А, если, кто на самом деле интересуется, то милости прошу после похода на консультации и лабораторные работы. Только не забудьте сперва в душ сходить.– Наташа раскраснелась от возбуждения и уже не могла, похоже, себя контролировать.
Но ее прервал Сергей:– Все, Натуля, кончай дорогая!
–Так я бы с удовольствием, но никак…, помог бы кто, что ли. Все пацаны захохотали, а девочки  захихикали, стыдливо отводя глаза.
–Вот же послал нам господь и Марго Викторовна  экземплярчик! Мы от этой  шалавы  наплачемся еще – шепнула Люся Светке.
–Да ладно тебе, подруга. Я ее понимаю. У самой сходные желания присутствуют, только кричать об этом стесняюсь.  Да и ты, знаю, не без этого…Так что она скорее свое получит, чем мы. Сидим, сжав зубы, сами себя жалеем по ночам и строим из себя неизвестно кого. А Наташка, по малолетству, еще сдерживаться не научилась. Хотеть научилась, или научили, а скрывать желания не умеет. Она и вправду честная. И не надо ее за это осуждать. Подрастёт, обожжется несколько раз, набьет синяков и шишек, сделает парочку абортов и станет умнее.– Светка, несмотря на свои двадцать была уже бита жизнью, росла в детдоме, побывала замужем, но недолго, так что рассуждала уже с позиции взрослой женщины. И, хотя Люся была старше, но мнение кузины всегда было для нее важным и авторитетным.
–Права, подружка, наверное. Дай только бог, чтобы обошлось теми шишками, что ты упомянула, а не    панелью,  тюрягой и «сифоном»[25], да бесплодием после не парочки, а десятка абортов и недолеченных трипперов.
 –Ну, это, знаешь, как бог даст, – вздохнув, согласилась Светлана.– Все возможно, тут уж, как повернется, как сложится, кто рядом окажется. А может, повезет в поиске, да влюбится и все наладится. И свое будет получать, и проблемы исчезнут.
– Девка она красивая и не глупая, почему бы и нет! – Я лично ничего не буду иметь против, только буду рада за нее.
Несмотря на то, что трендели они тихонько, да и шум бегущей воды скрадывал звуки, похоже, что Сергей, сидевший на надувном борту, слышал их и вмешался.
–Все, теоретики, пора к практике переходить. Взяли в руки по шесту – вы у нас девушки крепкие, любому пацану по силе фору дадите, и пошли на правый борт. Впереди вижу «бочку». Будете отталкиваться от камней, даже, если они под водой.– Серега повысил голос, чтобы его было слышно всем:
–Гребцы в правой гондоле, не спать. Гребем активнее, вкладываем ноги и спину в каждый гребок. Не руки, а спину. Руками не выгребете. Витя, Димон, я кому говорю, активнее.  Пацаны старательно замахали  веслами. Света и Люся вместе с Сашкой и еще двумя мальчиками старательно толкали от себя то и дело набегавшие камни. «бочку» благополучно обошли стороной, только немного пенных брызг залетело на плот. Но слева, уже с другой стороны, из-за поворота выплывал гигантский валун, лучше сказать – утес, и плот несло прямо на него. Серега понял, что это действительно может грозить неприятностями и заорал:
–Всем плотам! Изо всех сил работаем левым бортом, жмемся к правому берегу. К утесу ни в коем случае не приближаться, там может быть «сифон »,– хотя в описании маршрута ничего про это не сказано.
 Сергей много читал про водные маршруты, готовясь руководить сплавом, хотя практического опыта почти не имел. Он вдруг вспомнил рассказ одного человека, который после переворота угодил в подводный карман в прижиме на пороге «Турклуб Горизонт» на Чуе. По его ощущениям, вылез он, поняв под водой, где верх, и карабкаясь на четвереньках по потолку кармана. Возможно, по течению, а может и слегка против.  Из-за отсутствия воздуха он уже терял сознание. Не хлебнул воды только потому, что в этот момент в голове сидела мысль: утопленники с водой в легких («синее утопление») выглядят гораздо страшнее, чем задохнувшиеся утопленники («белое утопление»). Эта, казалось бы, неуместное эстетическое желание не быть «синим» и помогло ему остаться в живых.
 И, хотя Серега понимал, что, нигде  не описанный «сифон», здесь маловероятен, и что плот слишком велик, чтобы уйти в «сифон»,  это скорее «привилегия» пловца или, реже, каякера, но как говорится, «береженого бог бережет» И он отдал резкую команду
[25]  Сифон – здесь разг.: сифилис
[26]  Сифон – У водников это несколько расплывчатое понятие. Кроме подводных туннелей без поверхностного выхода, под сифоном также понимают и тупиковую подводную полость (слепой туннель), и полость, выход из которой гораздо уже входа. Короче, крупным предметам занырнуть в такую полость легко, а вынырнуть трудно или невозможно, потому что сечение на выходе слишком мало.
Иногда еще различают полусифоны. Это такие затопленные полости, где существуют и нормальные выходы, но есть и где застрять или заблудиться. Классический пример полусифона - подводный карман (затопленный грот) в береговой скале.


–Всем к правому берегу. К берегу, изо всех сил гребем, мальчики и, схватив запасное весло, тоже начал изо всех сил грести, помогая гребцам в гондолах.  Но его команда прозвучала с явным опозданием и выгрести к берегу им не удалось. Точнее, им-то удалось, а вот остальные плоты не смогли и, подхваченные потоком, как скаковые кони, резко рванули вперед, но, несмотря на это благополучно проскочили мимо опасного места, скрывшись из вида за поворотом реки и утесом. Увидев это, Сергей передумал. Он не хотел терять ребят из вида и, оттолкнувшись от береговых валунчиков, они снова понеслись вниз, и тут же выскочили на широченный плес. Три плота тихонько дрейфовали примерно в сотне метров впереди, и командирский рафт быстро нагнал их на веслах. Течения здесь уже почти не чувствовалось. Плес был очень большой, впереди виднелся длинный невысокий остров, вокруг которого река разделялась на два рукава. Дальний же конец плеса вообще был не различим. Там просто была линия темного леса, казалось полностью перекрывавшего речку.  Значит, мы уже близко к шоссе, сообразил Серега, который качественно изучал описания Тихой в турклубе, где было несколько толковых отчетов о водных походах по этой, в принципе, очень простой, с точки зрения сплава, речке. Он вспомнил про лежавшую в кармане штормовки карту,- кальку, скопированную им из одного из отчетов, и еще раз убедился, что действительно, они прошли только что, самый трудный участок второй категории и впереди их ждут еще два испытания: мост под Сартавальским шоссе и небольшой, не сложный, если верить отчетам, порожек с двумя перекатами и прямыми сливами. Обедать будем?
–Будем, будем! – Ребята, видать устали и были рады выбраться на твердую землю.
–Тогда к острову! Работаем! Раньше причалим, раньше отдохнем. Весла замелькали в воздухе, и плоты один за другим ткнулись в прибрежный песок. Все стали выбираться, но Сережа строго прокричал
–А плоты из воды вытягивать мне одному или как?!
Глава 2.
http://www.proza.ru/2017/05/21/2066


Рецензии
Было интересно... как будто фильм посмотрела. Никогда не плавала по такой живописной реке, а здесь представился случай, спасибо:) Попробую прочитать всё :) С теплом и уважением

Милка Ньюман   24.08.2018 03:13     Заявить о нарушении
Милка, должен сразу предупредить, что беретесь за нелегкий труд. Все-таки, это роман, в котором достаточно много разных сюжетных линий, пересекающихся только к концу, как и положено по жанру. Так что не речкой Тихой все ограничивается... Но мне будет приятно слышать ваши впечатления и замечания тоже.

Юрий Яесс   24.08.2018 12:04   Заявить о нарушении
Вы ещё больше подзадорили "нелёгким трудом"- значит точно буду читать. Единственно, люблю бумажные книги-случайно, у вас есть напечатанные книги?

Милка Ньюман   24.08.2018 18:35   Заявить о нарушении
Могу похвастаться наличием двухтомника в печатном варианте, изданного два года назад в подарок к своему 70-летию на собственные деньги. Здесь, на Прозе эта книга представлена одним файлом под названием"сквозь туман времени". Но и отдельные произведения в дополнение тоже вставлены в состав моей страницы. Романа "Артефакт" в этом двухтомнике нет, так как он написан позже. Увы, сейчас средств на новое издание нет, хотя в принципе планирую подкопить к следующему году. Тираж в 100 экземпляров обошелся примерно в 30000 рублей за два тома.

Юрий Яесс   24.08.2018 20:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.