Коррекция-Глава 1-2

                Ищенко Г. В. 2014 год
                anarhoret@mail.ru


                Коррекция



        Что бы вы делали, непонятно как и для чего очутившись в далёком будущем? Не торопитесь отвечать и строить планы, вам ещё не всё известно. В карманах у вас пусто, пусто и в голове, даже своё имя вспоминается с трудом. И несмотря на отсутствие воспоминаний, вы понимаете, что всё вокруг чужое и вызывающее неприязнь. И это только начало долгой жизни и борьбы за спасение людей и сохранение в них человечности.


                Глава 1


         – Что с вами? – с тревогой спросила проводница молодого мужчину, которому явно было нехорошо.
        Он ухватился руками за аварийный поручень и с изумлением оглядывал вагон экспресса, слегка раскачиваясь, хотя движение поезда, как всегда, почти не ощущалось.
        – Кружится голова, – ответил парень, – и совсем не помню, как здесь очутился.
        – Я тоже вас не помню, – сказала проводница. – Вы едете по билету, чипу или броне?
        – А где это я? – спросил он, не отвечая на вопрос.
        – Это вторая секция седьмого вагона экспресса «Пермь-Москва». Вы что, вообще не помните, как здесь оказались? Достаньте чип, может, в нём есть данные?
        – Кажется, полегчало, – сказал парень, отцепляясь от поручня. – А что за чип? О чём вы говорите?
        – Как о чём? – удивилась она. – О вашем электронном удостоверении личности. Неужели вы и этого не помните? Вас не били по голове?
        – Не помню. – Он помотал головой, видимо, вызвав этим приступ головокружения, потому что опять ухватился за поручень. – Если бы кто-то бил, была бы хоть какая-то боль.
        – Идёмте в моё купе! – решительно сказала проводница. – Здесь мы будем мешать пассажирам.
        Словно в подтверждение её слов недалеко от них открылась  дверь и из купе в коридор вышли и двинулись в их сторону четыре негра.
        – Мисс, мы скоро вернёмся, – по-английски обратился к проводнице самый пожилой из них. – Пусть нам доставят четыре обеда.
        – Хорошо, господа, сейчас вам принесут контейнеры, – на чистом английском ответила проводница и обратилась к парню: – Ну же, давайте быстрее! Идите, пока я добрая. Или вызвать транспортную полицию?
        – Не надо полицию, я иду! – поспешно ответил тот. – Не знаю почему, но мне не нравится слово «полиция».
        – Не вам одному, – усмехнулась она, прикладывая большой палец к считывателю.
        Дверь отъехала в сторону, и они вошли в небольшое, но уютное служебное купе.
        – Садитесь на диван, – пригласила проводница, – а я сейчас приготовлю чай. Минут через десять будут окраины Москвы, так что скоро приедем.
        – Никогда не ездил с такой скоростью, – сказал парень, отворачиваясь от прозрачной стены. – Стоит задержать взгляд, и опять начинает кружиться голова.
        – Не смотрите в окно. От путей всё убрали, но триста километров в час – это немало. Сейчас я включу штору.
        Из стены выползла  матовая пластина, смазавшая мелькавший за окном пейзаж.
        – Пейте! – проводница пододвинула ему чашку, в которую капнула чайный экстракт и добавила подсластитель. – И снимите свою куртку, а то вспотеете. Хорошая у вас имитация кожи.
        – Почему имитация? – спросил он, поморщившись от неприятного вкуса напитка. – Обычная кожаная куртка. Но вы правы: нужно раздеться.
        – Шутите? – спросила она, пощупав рукав. – Посмотрите по карманам, может, что-нибудь найдёте.
        – В карманах куртки ничего нет, а в брюках только носовой платок, – разочарованно сказал парень. – Как вас зовут? Извините, я растерялся, поэтому...
        – Ириной меня зовут. А вас?
        – Понимаете, Ирина, – он отложил куртку и потёр рукой лоб, – я ведь совершенно ничего не помню. Вот вы задали вопрос, и у меня в голове мелькнуло имя Алексей. Будем считать, что оно моё. И когда вы заговорили с неграми, я всё понял. Получается, что знаю английский язык.
        – Кто его сейчас не знает! – махнула она рукой. – Не стоит называть темнокожих неграми, за оскорбление могут и избить. Послушайте, Алексей, включите голо. Там должны быть все данные владельца. Их многие используют вместо чипов.
        – Какое голо? – не понял он.
        – На вашей руке коммуникатор с голо-экраном.
        – Это обычные часы, – Алексей закатил рукав и показал часы.
        – Вы не миллионер? – спросила Ирина. – Небось, и брюки из натуральной шерсти? Уже въехали в Москву, слышите, сбавили скорость? Мы не ездим по городу больше ста километров, поэтому на Ярославский вокзал прибудем через полчаса. Штору уже можно убрать
        – А почему всё видно сверху? – спросил он, посмотрев в окно.
        – Вы даже этого не помните, – покачала головой проводница. – Все экспрессы двухэтажные, а моя секция на втором этаже.
        – А как же обеды для этих... темнокожих? Вы не забыли?
        – Делать им больше нечего – обедать перед самой Москвой! – недовольно сказала она. – Разносить обеды не моя обязанность, а заказ я сделала, как только вошли в купе. Набрала на пульте номер купе и количество контейнеров. Давайте поговорим не о пассажирах, а о вас. Что думаете делать? Молчите? Я всё-таки советую сходить в полицию. Вид у вас приличный, поэтому и обращение будет нормальным. Они быстро установят вашу личность и найдут родственников.
        – Спасибо за совет, – поблагодарил он. – Наверное, так и сделаю. Что-то мы долго едем. На такой скорости давно должны были проехать всю Москву.
        – Как же её быстро проедешь, если она вытянулась на сотню километров? – возразила Ирина. – Сейчас въедем на эстакаду и ещё больше сбавим ход, а на вокзал прибудем через десять минут. Вам лучше идти не в транспортную полицию, а в один из городских отделов. Чипа у вас нет, но таксисты принимают наличные. Возьмите пятьдесят рублей, на такси хватит.
        Она протянула ему небольшую розовую пластинку.
        – Мне неудобно, – замялся Алексей. – Такие деньги... Вряд ли я смогу вас увидеть, чтобы отдать.
        – Это мелочь. Я не слепая и вижу, что вы не притворяетесь, а действительно попали в беду. Надевайте куртку, и пойдём на выход.
        Купе проводницы находилось в конце секции, и вышли минут за пять до прибытия, поэтому Алексей первым ступил на стоявший напротив вагонных дверей эскалатор, который доставил его в один из залов, на треть заполненный толпой пёстро одетых пассажиров. Среди них выделялись крепкие парни в голубой форме с надписью «Полиция» на спине. Чтобы выйти на привокзальную площадь, пришлось пройти через два зала. Пешком на вокзал попадали единицы, остальные приезжали в такси, которые тут же загружались приезжими и уносились в город. Много этих треугольных машин, выкрашенных в жёлтый цвет, с привычными шахматными клеточками ожидало пассажиров на трёх стоянках. Ехать в полицию не хотелось. Решив с этим не спешить, Алексей пошёл пешком. Москву он не узнал. Либо она разительно изменилась, либо забылась, как и всё остальное. Пешеходов было мало, зато машин на улицах... Они не только заполняли дороги, но и проносились по транспортным эстакадам, которые громоздились над головой в несколько ярусов. Время от времени приходилось спускаться в подземные переходы, которые были снабжены бегущими дорожками. Уже вечерело, и на улицах зажглись мощные светильники, заливавшие всё вокруг ярким оранжевым светом. На выходе одного из переходов его встретили. Увидев трёх стоявших у лестницы неряшливо одетых молодых людей, Алексей почему-то сразу понял, что с ними не получится разойтись. Оставаться на движущейся дорожке было опасно, поэтому он соскочил с неё на ту сторону, где стоял только один парень.
        – Эй, чел! – непонятно крикнул тот. – Снимай куртку и вытряхивай карманы. Если не станешь борзеть, уйдёшь отсюда своим ходом, иначе здесь и останешься. Быстрей шевелись, пока кого-нибудь не принесло! – И выхватил из-за спины здоровенный нож.
        Двое его дружков разделились. Один остался по ту сторону дорожки, а второй перебежал через неё и стал подходить сзади. Алексей шагнул вперёд, отбил удар ножом и сам ударил противника в горло. Потом сразу же крутанулся на одной ноге, ударив другой в грудь подбежавшего сзади парня, быстро подобрал с пола нож и метнул его в последнего из троицы, который почти добежал до выхода. Первый из нападавших был мёртв, и тот, кому нож попал в спину, тоже не подавал признаков жизни. Получивший удар в грудь стонал и пытался встать на ноги. Алексей добил его, обыскал тела, забрав всё содержимое карманов, и вытер чужим носовым платком рукоятку ножа. Теперь нужно было уносить ноги. Отойдя на два квартала от перехода, он остановился у мусорной урны и стал разбираться с добычей. В конечном итоге выбросил всё, кроме денег, которых набралось больше пяти тысяч рублей. Бой в переходе не только обеспечил наличностью, после него удалось кое-что вспомнить. Его действительно звали Алексеем, фамилия была Самохин, а служил в каком-то ГРУ в звании капитана. Немного, но хоть что-то. В полицию после случившегося лучше было не соваться. Надо было где-то переночевать, а уже потом думать о том, что делать дальше. Алексей подошёл к дороге, встал на высокий бордюр и поднял руку, надеясь, что отреагирует кто-нибудь из таксистов. Почти сразу возле него остановилось такси, обе дверцы которого поднялись вверх.
        – Быстрее! – крикнул темнокожий водитель. – Да садитесь же, здесь нельзя останавливаться!
        Таксист сидел впереди, а за ним располагались в ряд три пассажирских сидения, на одно из которых он поспешил сесть. Дверцы опустилась, и машина бесшумно рванулась с места.
        – Вам куда? – не поворачиваясь, спросил водитель. – И почему голосовали рукой, а не воспользовались чипом?
        – Потерял или украли, – ответил Алексей. – Отвезите меня в какую-нибудь гостиницу не из дорогих.
        – В центре нет дешёвых, – предупредил он, – и здесь вас не поселят без чипа. Придётся ехать с полчаса.
        – Везите, – согласился парень. – Надеюсь, вы не пустите меня по миру.
        – Семьдесят рублей, – назвал цену водитель. – Раз у вас есть деньги на гостиницу, хватит и для оплаты моих услуг. Хотя не люблю возиться с наличными.
        – Вы давно в Москве? – спросил Алексей.
        – Уже год, а до этого с самого Исхода жил в Сибири.
        – А до Исхода? Откуда к нам приехали?
        – О таком не принято спрашивать, – ответил водитель, – но я не делаю из этого секрета. Я не из Штатов, а из Франции. После того как бабахнуло и Европу начало засыпать снегом, французы забыли о правах человека и озаботились своими собственными. Таких, как я, сразу вытурили. Хорошо, что вы тогда всех принимали.
        Таксист оказался любителем поболтать, но за всё время пути не сказал больше ничего интересного. Через двадцать минут он подвёз клиента к нужному месту и умчался. Алексей переложил часть денег в боковой карман куртки и направился к входу, над которым светилась вывеска с надписью «HOTEL». При его приближении стеклянные двери бесшумно разошлись в стороны, открывая проход в небольшой вестибюль, где в одном из нескольких кресел сидел пожилой мужчина в строгом костюме.
        – Рад вас приветствовать! – довольно улыбнувшись, сказал он посетителю. – Хотите у нас остановиться?
        – Мне нужно переночевать, – ответил Алексей. – Возможно, задержусь на несколько дней. Но я где-то посеял чип и могу расплачиваться только наличными.
        – Мы примем и наличные, – успокоил его работник отеля. – Вам какой номер?
        – А какие у вас цены?
        – Первая категория – триста рублей в сутки, а люкс – пятьсот. Эти расценки для одного человека, двухместные номера стоят дороже.
        – Мне подойдёт и первая категория. Скажите, здесь можно поесть?
        – Никаких проблем! Кафе уже закрыто, но вам доставят ужин в номер. Будете заказывать пард или предпочитаете живых партнёров? У нас есть три девушки, и все пока не заняты. Если нужен парень, один ещё свободен.
        – Пард?
        – Да, у нас большой выбор всех рас и  возрастов. Их в основном и заказывают. Исполняют любые фантазии, стоят недорого, и никакой мороки. Хотите посмотреть?
        – А можно? – спросил Алексей, решивший, что будет нелишним ознакомиться с особенностями гостиничного сервиса.
        – Воля клиента – для нас закон! Следуйте за мной. Это здесь же, на первом этаже.
        Они вошли в коридор и остановились возле третьей по счёту двери. Работник отеля приложил руку к окошку считывателя, и дверь сдвинулась в стену, открывая проход в большое помещение, в котором на возвышениях стояли прикрытые стеклом человеческие фигуры. Вспыхнул яркий свет, давший Алексею возможность рассмотреть эти витрины со всеми подробностями.
        – Здесь у нас европейцы, – объяснял провожатый. – Это типичные представители Латинской Америки, дальше идут азиаты и последняя группа – это темнокожие. Здесь не только негры, но и мулаты.
        – А нормально называть их неграми? – спросил Алексей, в изумлении осматривая пардов, которые ничем, кроме неподвижности, не отличались от живых людей.
        Все мужчины были атлетически сложены, а женщины поражали красотой.
        – Между собой можно, – усмехнулся работник отеля. – Я же вижу, что у вас всё в порядке с головой. Так кого возьмёте, мужчину или женщину?
        – А зачем мне мужчина? – удивился Алексей. – Это ведь для женщин?
        – Почему только для женщин? Мужчины тоже берут, как и женщины женщин. В любви нет запретного, хотя лично я предпочитаю следовать природе. Но у вас могут быть свои пристрастия.
        – А что они могут? – смущённо спросил Алексей.
        – Всё то же самое, что и живые люди. Могут рассказать вам на ночь сказку или развлечь беседой. Они подключены к Сети и не ограничены в темах, а в сексе гораздо опытнее живых партнёров и совсем не устают. В последнее время их стали продавать для домашнего использования, но пока это дорого.
        – И сколько стоит такая услуга? – спросил Алексей, которого заинтересовали слова насчёт беседы.
        – Если возьмёте только для разговоров, заплатите двести рублей за ночь, а если для использования по прямому назначению, то сто.
        – Не понял, – удивился Алексей. – Предоставляете больше услуг и берёте за это меньше денег? Почему?
        – Неужели раньше не пользовались? – в свою очередь удивился работник отеля. – Всё очень просто. При полном использовании вы оплачиваете часть стоимости своей спермой. Она сохраняется и используется фармацевтическими компаниями. Так возьмёте?
        – Вот эту! – показал парень на низенькую изящную мулатку с тонкими чертами лица и роскошной гривой волос. Она была одета в белую блузку с кружевным воротником и символическую джинсовую юбку.
        – Хороший выбор! – одобрил работник отеля. – С вас с учётом ужина пятьсот монет.
        Он принял у Алексея пять сторублевых пластинок, взял в руки какую-то коробку с кнопками и нажатием одной из них открыл нужную витрину. Стекло с тихим шелестом отъехало в сторону, а стоявшая за ним фигура девушки внезапно ожила. Её немаленькие глаза с любопытством уставились на клиента, грудь начала колыхаться в такт дыханию, и парда, несмотря на высокие каблуки, ловко спустилась с возвышения.
        – Это твой клиент на сегодняшнюю ночь, – сказал ей работник отеля. – У вас минус пятый уровень, а номер двадцать первый. Проводи. Извините, совсем забыл спросить, вам не нужен крег?
        – А что это? – спросил Алексей. – Не нужно так удивляться. У меня была травма с частичной потерей памяти.
        – Это препарат, который увеличит вашу потенцию и усилит чувственность. Он не даёт привыкания и не вредит здоровью, правда, потом вы не захотите без него обходиться. Но если не злоупотреблять, то получите сплошную пользу. Парде всё равно, а вот к девчонкам без его приёма лучше не подходить: выцедят и побегут искать замену.
        – Нет, спасибо, мне это не нужно, – отказался Алексей, с изумлением глядя на парду.
        Перед ним был не автомат, а настоящая живая девушка, или то, что выглядело и вело себя так же, как она.
        – Как вас зовут? – спросила она парня низким чувственным голосом.
        – Алексей, – ответил он, отведя глаза.
        Наверняка в его жизни были женщины, но рядом с этой красавицей вся невозмутимость вдруг куда-то исчезла.
        – С пардами поначалу трудно, – сочувственно сказал работник отеля. – Они слишком совершенны. Но потом привыкаешь. Многих мужчин после них уже не прельщают живые подруги.
        Парда шла впереди, демонстрируя точёную фигуру и упругую походку. Подойдя к лифту, она подождала клиента, после чего они спустились на пять этажей в подземную часть отеля. Она довела Алексея до двадцать первого номера и открыла дверь. На столе гостиной стоял поднос, на котором лежала овальная пластмассовая коробка.
        – Это ваш ужин, – сказала парда.
        С трудом отведя от неё глаза, он осмотрел номер. Гостиная была меблирована столом, диваном, двумя стульями и большой чёрной доской, занимавшая половину стены, а спальня – только большой кроватью с прикроватной тумбочкой и встроенным в стену шкафом.
        – Как тебя звать? – спросил он. – И что ты собой представляешь? Я потерял память и ничего не знаю о таких, как ты.
        – У меня нет имени, – ответила она, – только серийный номер. На эту ночь можете дать любое имя. Я электронное устройство, имитирующее поведение человеческой девушки. Электронный мозг содержит несколько миллиардов активных элементов. Треть его возможностей используется для управления десятью тысячами мышц этого тела. Своей личности у меня нет, есть набор программ и связь с единой информационной Сетью, из которой могу заимствовать нужную информацию. Основное назначение – это удовлетворение сексуальных потребностей мужчин и женщин. Сама я при этом, естественно, ничего не чувствую, но могу точно имитировать поведение разных типов женщин. По желанию клиента изображу скромницу или распущенную девицу, способную исполнить любой ваш каприз. Могу, если хотите, поменять тембр голоса. Кроме того, умею готовить, выполнять любую домашнюю работу или ухаживать за детьми. Есть возможности бойца, но они сейчас заблокированы. Относитесь ко мне, как к живому партнёру, разница только в возможностях – у меня они больше.
        – На сегодня тебя зовут Ольга, – сказал он. – Давай ты сначала ответишь на вопросы, потом я перекушу, а закончим в кровати.
        – Вам лучше сейчас поесть, – возразила она. – После еды трудно полноценно заниматься сексом. Задавайте вопросы и садитесь ужинать, а я за это время подготовлю ответы.
        – Хорошо, – согласился он. – Я хочу знать, что случилось с этой страной. Я почему-то не могу ничего вспомнить, но твёрдо знаю, что многое поменялось. Почему вокруг столько темнокожих и что такое Исход? Что вообще творится в мире? И как открыть эту коробку?
        Парда забрала у него контейнер с ужином, нажала на нужное место и сняла крышку. В контейнере оказалась пластиковая тарелка с какой-то кашей и маленький кусочек хлеба.
        – И это стоит сто рублей? – удивился Алексей.
        – Еда стоит дорого, – совсем по-человечески пожала плечами парда. – Это стандартный ужин: грибы и хлорелла. Хлеб, кстати, настоящий. Ешьте. Не очень вкусно, но полезно. Другого всё равно не будет. По-другому питаются те, кто не пойдёт ночевать в этот отель. Поели? Тогда сложите всё в контейнер и оставьте на столе. Утром прислуга уберёт. Я приготовила вам ответы. Буду рассказывать и показывать на экране.
        На доске, которая оказалась экраном, возникло изображение земного шара, окружённого чернотой космоса с россыпью звёзд.
        – Самым значительным событием в истории человечества, изменившим всё его развитие, стало извержение Йеллоустонского супервулкана в Соединенных Штатах в апреле две тысячи сорок второго года, – начала рассказ парда. – Результатом этого извержения явилась гибель большей части американцев в течение всего одних суток.
        – Из-за какого-то вулкана? – не поверил Алексей.
        – Это не какой-то вулкан, а супервулкан. При его извержении в атмосферу было выброшено три тысячи кубических километров пепла. Несколько штатов были выжжены дотла, остальная территория США и юг Канады были завалены пеплом и отравлены вулканическими газами. Йеллоустонская катастрофа спровоцировала извержения вулканов по всему миру и мощные землетрясения в районе Камчатки и Сахалина. Во многих странах прошли кислотные дожди, уничтожившие значительную часть растительности и животного мира, но самым страшным было изменение климата. Атмосфера очищалась несколько лет, и всё это время на Земле было очень холодно, а в первые годы к поверхности пробивалось совсем мало солнечного света. Естественно, нельзя было ничего сеять. За десять лет погибли семь миллиардов человек. Меньше других стран пострадала Россия, за исключением её Дальнего Востока. В Приморье выпали кислотные дожди, а крупные города были разрушены в результате ядерной войны с Китаем.
        – А из-за чего воевали?
        – Китайцы хотели, чтобы Россия поделилась с ними Сибирью. Выжить на их собственной территории было нельзя. В результате у них ко всем бедствиям добавилась ядерная бомбардировка, и китайцев выжило очень мало. Посмотрите, это съёмки извержения из космоса.
        На экране в Северной Америке вспух красный шарик, который рос и при этом терял яркость. Облака разлетались от него во все стороны.
        – Мировое хозяйство пришло в упадок, политические союзы распались, и каждая страна спасала своё население, как могла. В первую очередь изгонялись иммигранты. Это и назвали Исходом. Кроме них, без дома оказались несколько миллионов уцелевших американцев и часть канадцев. Юг Канады пострадал от вулкана, а север – от оледенения. Небольшое число беженцев приняла Австралия, остальные нашли пристанище в России. Её руководство первым применило чрезвычайные меры. Президент стал диктатором, а в стране ввели чрезвычайное положение. Срочно запустили программу строительства десятков термоядерных реакторов. Стратегические запасы продовольствия были велики и позволили продержаться несколько лет, пока не заработали фермы по выращиванию грибов и хлореллы. Изобилие электроэнергии и дешёвой рабочей силы позволили создать под землёй многочисленные сельскохозяйственные предприятия. Химики научились синтезировать из нефти высококачественные белки. Эта пища не для людей, ею кормят скот и птиц. Кроме канадцев, американцев и небольшого числа европейцев, в России нашли пристанище около пяти миллионов японцев. Пищевые ресурсы до сих пор невелики, поэтому проводится политика сдерживания роста населения. Сейчас в России самая крупная экономика мира. У нас даже запустили космическую программу, связанную с уничтожением потенциально опасных астероидов.
        – Ты всё время говоришь о России, – мрачно сказал Алексей. – Мне кажется, что моя страна называлась иначе.
        – Когда-то она называлась Российской Империей, – сказала парда, – потом Советским Союзом.
        – Стоп! – остановил Алексей. – С этого места подробней. Когда и почему переименовали?
        – Переименовали в конце одна тысяча девятьсот девяносто первого года из-за развала СССР. Вскоре после этого в России был восстановлен капитализм.
        – В вашей сети можно посмотреть, как это произошло?
        – Только самые общие данные. Всё остальное пропало, когда гибли серверы Интернета, а потом эту информацию не стали восстанавливать.
        – А где ещё можно найти?
        – Должны знать учёные-историки, и могли сохраниться книги в больших библиотеках. Всё-таки прошло больше шестидесяти лет.
        – Ольга, – он поднял на неё взгляд, в котором стыла тоска. – Скажи, что говорит наука о возможности путешествия во времени?
        – Интересный мне попался клиент, – сказала она, расстёгивая блузку. – Вы долго собираетесь задавать глупые вопросы? Будете меня раздевать, или раздеться самой?
        – Ты точно машина? – усомнился Алексей. – Не кочевряжься и ответь только на один вопрос. Для меня это очень важно.
        – Нет такой возможности! – отрезала она. – Можно попасть в будущее, используя скорости, близкие к световой, а обратно – уже никак. Ты в моей практике первый, кто интересуется не мной, а историей и физическими парадоксами. Я вижу, что тебе почему-то плохо. Иди ко мне! Если тебя мучат какие-то вопросы, оставь их на завтра. Ночь создана не для терзаний, а для любви и отдыха. Ну же!
        Парда знала, о чём говорила. С ней Алексей забыл обо всём на свете. Она измотала его до предела, три раза довела до взрыва, пока он незаметно для самого себя не провалился в сон. Если ночью что-нибудь снилось, он не запомнил этих снов. Пробуждение было тяжёлым. Раскалывалась голова, болело мужское достоинство и страшно хотелось есть.
        «Хорошо на мне нажились фармацевты, – подумал Алексей, ощупывая пострадавший орган. – С этим надо завязывать. Не верится мне, что она ничего не чувствовала. Для чего тогда это безумство? Или у неё план по сбору спермы?»
        Одевшись, он застелил постель, сел на диван и стал думать, что делать дальше. Вчера удалось кое-что вспомнить. Во-первых, то, что страна, в которой он жил, называлась не Россией, а СССР, а во-вторых, год своего рождения. Родился Алексей лет сто назад, из чего следовало, что его каким-то образом занесло в будущее. Мало того что ему не нравилось это будущее, теперь пришло понимание того, что визит в полицию не приведёт ни к чему хорошему. Можно рассчитывать только на самого себя, а как это делать, если не знаешь этой жизни и не помнишь той? Итогом размышлений был вывод, что нужно как-то устраиваться и попытаться вспомнить прежнюю жизнь. И ещё почему-то обязательно нужно было разобраться в том, что же произошло шестьдесят лет назад. Денег осталось дней на восемь, а потом хоть опять отправляйся шляться по подземным переходам. Дурак, надо было вчера расспросить Ольгу о том, как работать с Сетью, а он вместо этого полночи кувыркался с ней в кровати. Придётся опять заказывать парду. Он вспомнил игры с Ольгой и понял, что не ограничится одной учёбой. Ладно, вечером будет видно, а пока нужно позавтракать. Вчера Алексей не рассмотрел двери, ведущие в туалет и во что-то вроде умывальника с душевой, сегодня их показала пришедшая утром горничная. Она же рассказала, где находится кафе. Получив на вечер нескромное предложение, сказал, что уже занят, и ушёл в умывальник наводить марафет, предоставив ей возможность заниматься уборкой. Здесь было много непонятных приспособлений, но обращаться за разъяснениями к девице после отказа... Он не стал этого делать, ограничившись умыванием.
        «И что теперь делать со щетиной? – думал Алексей, ощупывая уже колючие щёки. – И зубы нужно чем-то чистить».
        После умывания пригладил волосы и, не надевая куртки, пошёл завтракать, на всякий случай забрав с собой все деньги. Кафе располагалось на два этажа выше, поэтому не стал пользоваться лифтом, а поднялся к нему по находившейся в конце коридора лестнице. На его часах было уже около девяти, и за всеми столиками сидели постояльцы. Алексей посмотрел список блюд с указанием цен и мысленно ужаснулся: за трёхразовое питание придётся платить больше, чем за номер! Потом подошёл к столику, за которым сидела молодая женщина, и спросил, нельзя ли присесть.
        – Ты не чомнутый, глечер? – спросила она, а когда он пожал плечами, махнула рукой на стул. – Падай, раззяй! Хочешь снять или пришёл за хавкой?
        – Ничего не понял, – признался парень.
        – Значит, чомнутый, – сделала она вывод. – Жри.
        От неё сильно тянуло перегаром.
        – Рози, ты опять здесь! – К женщине подошёл мужчина лет пятидесяти, схватил за руку и выдернул из-за стола, опрокинув при этом стул. – Я же сказал, чтобы завтракала в номере!
        То, что вслед за этим слушали все посетители кафе, несомненно, было руганью, но Алексей узнал в ней только мат, к которому относилось каждое третье слово.
        «Надо расспросить пард о местном обществе, – думал он, делая заказ подошедшей официантке. – Не может быть, чтобы они не знали. А посетители отреагировали спокойно. Неужели подобное здесь в порядке вещей?»


                Глава 2


        – Извините, к вам можно сесть? – обратился к Алексею пожилой, но ещё крепкий мужчина, одетый в похожий на военную форму костюм.
        – Да, конечно! – ответил тот. – В компании приятней есть.
        – Не видно, чтобы вы испытывали удовольствие от еды, – усмехнулся он. – Зря взяли рагу, здесь это самое безвкусное блюдо. Рекомендую запеканку. Пользы столько же, а на вкус намного приятнее. Вы не обиделись?
        – Никаких обид, – ответил Алексей. – Я ещё здесь не ел, поэтому пока не разобрался. Пахнет мясом, а на вкус немного лучше бумаги. В следующий раз обязательно воспользуюсь вашим советом.
        – Алекс, – представился мужчина. – Работаю охранником в казино, а сюда хожу завтракать и обедать.
        – Меня зовут Алексеем. Разве это кафе не для постояльцев?
        – В первую очередь для них, – кивнул Алекс, – но посещают и служащие из соседних заведений. Поблизости больше нет дешёвых кафе.
        Он сказал официантке, что нужно принести, и стал ждать выполнения заказа.
        – Послушайте, Алекс, – обратился к нему Алексей, – вы ведь пришли сразу после того, как отсюда вывели одну женщину. Не обратили на неё внимания?
        – Трудно было не обратить, – рассмеялся он. – Я услышал её матюги ещё у лифта.
        – А кто она такая? Когда со мной заговорила, я ничего не понял.
        – Откуда вы свалились? – удивился Алекс. – Это же нимфа!
        – Потерял память, – признался Алексей, – а вместе с ней и свой чип, вот и застрял в этом отеле. Хорошо, что в карманах осталась наличность и кое-что стало вспоминаться.
        – А в полицию обращаться не хотите, – сказал Алекс, – и правильно делаете. На вашем месте я тоже воздержался бы. Кто знает, что они накопают. Если есть деньги и начала возвращаться память, лучше пересидеть здесь. Вы не употребляли наркотиков? А то сейчас выпускают много всякой дряни. Я слышал, что при приёме некоторых могут быть провалы в памяти. По-моему, один в один ваш случай.
        – Не помню ни о каких наркотиках, да и не тянет что-нибудь принимать. Вчера предложили крег, а я отказался.
        – Крег не наркотик. Он даёт силу, но быстро сажает сердце. Мне через двадцать минут заступать на дежурство, поэтому пора идти, но, если хотите, можем прогуляться до казино. Заодно и поговорим. Не против, если перейдём на ты?
        – Я только за, – ответил Алексей. – Делать всё равно нечего. А так, может, узнаю от тебя что-нибудь полезное. В номере есть выход в Сеть, но я забыл, как им пользоваться. Надо было вчера спросить у парды, но подумал об этом слишком поздно.
        – Рядом с ними думаешь о другом, – рассмеялся Алекс. – Я два раза попробовал, и третьего не будет, иначе придётся разводиться с женой и копить деньги на покупку парды. Они со временем привязывают к себе не хуже наркотика. Давай не толпиться у лифта, а выйдем по лестнице.
        – Подожди пару минут, пока я захвачу куртку, – попросил Алексей. – Иди к выходу, я догоню.
        Он бегом спустился в свой номер, надел куртку и быстро пошёл к лифту. Алекс, как и договаривались, ждал возле отеля.
        – А небо слегка сероватое, – сказал Алексей. – Я приехал в Москву вечером и этого  не заметил.
        – Прошло только двадцать три года, – сказал Алекс. – В первый год было не намного светлее, чем ночью. Учёные обещают, что лет через десять всё очистится, но климат будет восстанавливаться дольше. Жаль, что погибло столько всего живого! На суше остался только один вид растительности из десяти, а с животными и птицами ещё хуже. Океану тоже досталось, хоть и не так сильно, но киты вымерли все. У европейцев было хранилище генов, но там сейчас ледник.
        – А что уцелело в Европе? – спросил Алексей.
        – А чёрт его знает! Мы ими не интересуемся. Знаю, что вся Северная Европа была завалена снегом и льдом, а какую-то промышленность сохранила только Германия. Во Франции и Италии населения осталось чуть, а англичан не осталось совсем. На Украине и в Польше ещё кто-то живёт. Несколько лет назад уцелевшие просились в Россию, но кому они нужны! У нас самих хреново с продовольствием, вспомни своё рагу. Но многое уже сажают на открытом грунте, поэтому положение выправляется.
        – Для чего тогда принимали столько иностранцев? Понятно, что у нас много территории, которую не затронула катастрофа, но ведь беженцев нужно было чем-то кормить.
        – Говори тише! – оглянулся Алекс. – Об этом не принято болтать, да и власть не поощряет такие разговоры. Мы тогда принимали не всех, а с разбором. Есть разница, принимаешь ты врача и инженера или какого-нибудь клерка. Клерков тоже брали, только из них мало кто выжил. Строительство реакторов мало чем отличалось от каторги. Да и на подземных работах часто гибли. Всё приходилось делать в спешке, на безопасность часто плевали.
        – А сколько сейчас пришлых и вообще населения?
        – Точных данных в Сети нет. Всего около ста миллионов, из них половина пришлых и их дети от смешанных семей.
        – И многие смешиваются?
        – Я знаю много смешанных пар. Для русских национальность никогда не играла большой роли. Язык все выучили в первые годы, а потом и наши стали говорить по-английски. Фактически в России два языка, хотя официальный только русский.
        – А как такое вливание крови подействовало на народ? – спросил Алексей.
        – По-разному, – сказал Алекс, останавливаясь перед высотным зданием. – Мы уже пришли. Казино на первом этаже этой башни. Ладно, пять минут у меня есть. Разгильдяйства стало меньше и все работают без дураков, но эмигранты притащили много своих тараканов. Например, от них пошли однополые браки. Раньше такое непотребство было запрещено, а потом узаконили, чтобы снизить рождаемость. На Западе были разрешены сексуальные услуги детей, а у нас за такое наказывают, но детских пард уже выпускают.
        – Да, я видел их в отеле.
        – Используют и детей, но нелегально. Если поймают, виновных отсылают на каторгу. Это на Дальнем Востоке, а там долго не заживёшься. С наркотиками тоже стало хуже. У нас хватало своих уродов, так добавились пришлые. При военном положении все сидели тихо, а сейчас попёрла такая гнусь! Секты эти грёбаные! Всё, Алексей, мне пора. Обедаю я в два, так что можем увидеться. Прихожу всегда в одно и то же время. Бывай!
        Он махнул рукой и направился к одному из входов в здание, над которым висела вывеска «Casino», светящаяся, несмотря на дневное время. Рядом со входом была небольшая автомобильная стоянка, возле которой прогуливался ещё один охранник в такой же форме, как у Алекса. Алексей решил немного пройтись, но ему пришлось задержаться из-за подъехавшей к казино машины.
        – Подождите! – придержал его охранник. – Это госпожа Валери, а у неё нервная охрана. Пусть заведут в казино, потом пойдёте.
        «Нервных охранников» было двое. Они покинули салон и разделились. Один двинулся к двери казино, а второй бросил подозрительный взгляд на Алексея и шагнул к вышедшей из машины женщине. В следующее мгновение он ничком упал на асфальт, несколько раз дёрнулся и затих. Не вошедший в казино телохранитель успел повернуться и достать пистолет, после чего обзавёлся дыркой во лбу и опрокинулся на спину. Стоявший рядом с Алексеем охранник бросился прочь от площадки, но получил несколько пуль в спину и упал. Алексей медленно повернулся в ту сторону, откуда стреляли, стараясь держать руки на виду, и увидел стоявшую у обочины машину с открытыми дверцами. Из неё выскочили трое мужчин, одетых так же, как и большинство прохожих, и с пистолетами в руках бросились к застывшей женщине. Один из них, пробегая мимо Алексея, выстрелил ему в голову. Качнувшись в сторону, парень упал на асфальт и замер. Получилось очень натурально, поэтому о нём забыли и занялись женщиной. Она вышла из ступора и попыталась спрятаться в салоне, но не успела. Алексей упал так, чтобы из-под руки наблюдать за убийцами. Когда они схватили брыкающуюся женщину, он решил вмешаться. Все трое бегом несли свою добычу к машине и не видели, как «убитый» вскочил и в несколько прыжков оказался у них за спиной. Первым умер бежавший сзади, а потом те, кто запихивал женщину в салон. Почему-то они с ней возились, вместо того чтобы врезать, а потом без проблем загрузить. Алексей нагнулся и поднял с асфальта один из пистолетов.
        – Вы можете идти? – спросил он женщину.
        – Кто вы? – с испугом спросила она. – Что вам от меня надо?!
        – Мне ничего от вас не нужно, – ответил он, быстро обыскивая карманы убитых. – Просто не люблю, когда в меня стреляют и среди бела дня похищают женщин. Идите в свою машину. Или вас проводить в казино?
        – Вы не с ними?
        – Вроде нет, – ответил Алексей. – Ладно, вам ничего не угрожает, а мне лучше быстрее отсюда исчезнуть.
        – Вас засняли камеры, – сказала женщина, показав рукой на столб освещения. – Хотя они, наверное, включили джаммер. Послушайте, помогите мне! Я одна не доеду до дома! Как только поймут, что дело не выгорело, нападение повторится! Бежим в мою машину!
        – Я не хочу вмешиваться! – решительно сказал он. – Идите в казино и вызовите полицию. Неужели вас не доставят до дома?
        – Вы идиот? – возмутилась она. – В казино наверняка есть их люди! Я очень богата и щедро заплачу за помощь!
        «Может, это шанс? – подумал Алексей. – Мне нетрудно проводить её до дома».
        – Давайте руку! – сказал он, протягивая ей свою. – Как вас зовут?
        – Лидия, – ответила женщина. Она выбралась из салона и с криком ухватилась за своего спасителя. – Моя нога! Сил нет ступать, так больно!
        Алексей сунул пистолет в карман куртки и, взяв женщину на руки, быстро пошёл к стоянке. С момента нападения прошло несколько минут, но из казино так никто и не вышел на выстрелы, а прохожие, увидев лежавшие тела, перебегали на другую сторону улицы по расположенному неподалёку подземному переходу.
        – Посадите меня на переднее сидение справа, – сказала Лидия, – а сами садитесь на место водителя. И побыстрее, надо успеть заблокировать двери!
        – Я не умею водить вашу машину, – предупредил он, помогая ей сесть.
        – Там нечего уметь! – рассердилась она. – Быстро садитесь и закрывайте дверцу, потом будем разговаривать!
        Решив не спорить, Алексей сел за руль и захлопнул дверцы со своей стороны. Свою дверь она закрыла раньше.
        – Нажмите эту кнопку! – приказала Лидия. – Теперь мы в относительной безопасности. Вы совсем не умеете водить?
        – Умею, – ответил он, – но не такую машину.
        – Этим электромобилем может управлять ребёнок! Левая педаль – это тормоз, а правая – скорость. Руль понятно для чего, а рычажок на нём – это реверс. Любые ваши ошибки исправит блок контроля. Он же не даст вам столкнуться с другими машинами или препятствиями. Светофоры управляют транспортом напрямую. Правила движения очень простые, но вам даже они не понадобятся. Просто двигайтесь в общем потоке, а я скажу, куда сворачивать. Если бы не больная нога, я вас не уламывала бы. Ну и чего вы ждёте? Поехали, пока никого нет!
        Алексей пожал плечами, включил реверс и выехал с площадки, потом развернул машину и по дороге доехал до магистрали. Дождавшись разрыва в потоке машин, вклинился в него и дальше ехал, никуда не сворачивая.
        – Они разбили мой коммуникатор! – пожаловалась Лидия. – Дайте мне ваш.
        – А у меня его нет. На руке механические часы. Может, свяжетесь через чип?
        – Откуда вы только такой взялись! – в сердцах сказала она. – Чипом можно остановить такси, на большие расстояния он не работает. В машине тоже есть связь, но она почему-то не работает. Если они закрепили на ней джаммер, это плохо. И связи не будет, и нас легко смогут найти. Выбирайтесь в крайний правый ряд. Скоро развязка, на которую надо свернуть. Развернёмся и выедем на пятьдесят первую трассу. По ней доедем до дома, и можно в три раза увеличить скорость.
        – Зря вы беспокоились, – сказал Алексей, внимательно рассматривая спасённую в зеркале. – Никто нас не преследует.
        Женщина, безусловно, была красивая и очень холёная, но на несколько лет старше его.
        – Посмотрим, – мрачно отозвалась она. – На магистрали гонок не устраивают, а будут неприятности или нет – узнаем, когда выберемся на трассу. Что вы возитесь? Проталкивайтесь направо, а то потом придётся ехать до следующей развязки.
        Вызывая возмущённые вопли клаксонов и пользуясь тем, что автоматы удерживали машины от столкновений, Алексей перевёл электромобиль к правому краю дороги. По команде ушёл на развязку, выполнил поворот и выехал на находившуюся уровнем выше трассу.
        – Теперь займите правую полосу, – сказала Лидия, – и жмите педаль скорости до упора! Нам ехать с полчаса. Как вас зовут?
        – Зовите Алексеем, – представился он. – Посмотрите назад. Мне не нравятся те два автомобиля. У нас предельная скорость, но они едут быстрее. Это нормально?
        – Это совершенно ненормально! – ответила она. – У них снято ограничение скорости. Здесь не устраивают гонки без причины. Наверное, это по мою душу.
        – Мы от них не уйдём! – обеспокоенно сказал Алексей. – Как вы думаете, что они станут делать, когда догонят?
        – Подождите, сейчас попробуем оторваться! – Лидия открыла небольшое отделение там, где в нормальных машинах находился бардачок, достала дамскую сумку и начала лихорадочно в ней рыться. – Нашла! – радостно воскликнула она, выхватив небольшой цилиндр. – Приготовьтесь, сейчас увеличится скорость.
        Предупреждение запоздало. Едва слышный гул двигателя усилился, став заметно выше, а скорость в считанные секунды выросла раза в два. При этом их сильно вдавило в мягкие спинки сидений. Светящиеся цифры указателя скорости показали больше четырёхсот километров в час. Боковое ограждение превратилось в мутную полосу, а машины преследователей стали отдаляться.
        – И долго нам так гнать? – напряжённо спросил Алексей. – На такой скорости я ни на что не смогу отреагировать.
        – Едем десять минут, – сказала Лидия. – Потом сбрасываете скорость и после поворота съезжаете на двенадцатое шоссе. По нему минут за пять доедем до дома. Преследователи уже не страшны, а если они повесили нам джаммер, то и в полиции ничего не узнают. Что вы выгребли из их карманов?
        – А я знаю? – ответил он и по привычке пожал плечами, едва не потеряв при этом управление бешено несущимся автомобилем. – Чёрт! Взял оружие и бумажники. Меня интересовала только наличность, остальное без надобности.
        – Ты на мели? – спросила она, переходя на ты.
        – Вроде того. Вчера пришёл в себя и обнаружил, что потерял память, а заодно и чип. Остались только наличные, да и то всего пять тысяч. Память понемногу возвращается, поэтому решил пересидеть в отеле, а тут вы со своими разборками. Что им от вас нужно?
        – Что в таких случаях нужно? – на этот раз плечами пожала она. – Деньги, конечно. Мой отец один из самых богатых людей России, да и я не бедствую. А кто они, узнаем дома по бумажникам. Многие носят в них чипы. Вовремя ты мне попался. Считай, что все твои беды позади. Ты помог мне, а я без труда решу все твои проблемы. Сбрасывай скорость. Мы от них оторвались, а скоро уже съезжать с трассы.
        Он с облегчением отжал педаль, пока спидометр не показал сто пятьдесят километров, после чего свернул на отходящее вправо шоссе и через несколько минут езды остановился возле ворот в высокой бетонной ограде, из-за которой была видна часть второго этажа большого дома.
        – Брось пистолет на заднее сидение, – приказала Лидия. – Здесь оружие не понадобится, и тебя с ним не пропустит охрана. Магазины тоже бросай. И нажми на зелёную кнопку, она должна открыть ворота.
        – Не работает, – сказал Алексей, несколько раз утопив нужную кнопку.
        – Значит, глушит джаммер. Наверное, он заблокировал и камеры наружного наблюдения. Выйди и нажми кнопку звонка, если не хочешь опять носить меня на руках. Нога ещё сильно болит.
        Алексей выбрался из машины и подошёл к калитке рядом с воротами. На ней, помимо цифрового пульта и глазка камеры, была кнопка обычного звонка, которую он и нажал. Через несколько минут послышались шаги, и мужской голос спросил, кто звонит и по какой надобности.
        – Спутник вашей хозяйки, – отозвался Алексей. – Она в машине с растяжением.
        – Внешние камеры не работают, поэтому придётся подождать, – сказал мужчина. – Скоро прибудет подкрепление, и с вами разберутся.
        – Лидия сказала, что это из-за джаммера, – объяснил Алексей.
        Охранник ещё раз посоветовал подождать в машине и ушёл.
        – Большая недоработка вашей охраны, – сказал он, вернувшись в машину. – У них не работает электроника, поэтому нам нужно ждать. А если бы не отстали преследователи? Вот было бы весело! Неужели никто не может хотя бы забраться на стену и посмотреть?
        – В особняке только один охранник, – ответила Лидия. – Обычно их трое, но сегодня так получилось. Ещё и перебили моих телохранителей. Завтра же удвою охрану. Может, ты поищешь джаммер? Тогда нам не придётся ждать.
        – А что он собой представляет?
        – Конструкций много. Нужно искать небольшой диск или коробку. Крепят магнитом или липучкой так, чтобы можно было достать рукой.
        – Попробую, – согласился Алексей и опять вышел из салона. Отсутствовал несколько минут, после чего показал небольшую коробочку с двумя кнопками.
        – Это? По крайней мере, я больше ничего не нашёл.
        – Да, это он. Отойди на полсотни шагов от машины и забрось подальше, тогда заработают камеры и связь в машине.
        Он сходил выбросить находку и вернулся обратно.
        – Садись в машину, – сказала Лидия. – Я уже связалась с Олегом, и он разблокировал ворота. Жми кнопку и заезжай, только медленно.
        На этот раз после нажатия кнопки ворота сразу же разошлись в разные стороны и закрылись, когда электромобиль въехал во двор. Рядом с домом стоял невысокий крепкий мужчина лет сорока, державший руку на открытой кобуре. Он не спешил помогать хозяйке.
        – Судьба у тебя сегодня такая – носить меня на руках, – улыбнулась Лидия. – Ничего, я найду, чем отблагодарить.
        Он взял её на руки и под бдительным взглядом охранника понёс в дом. В прихожей Лидия обняла его за шею и прильнула к губам.
        – Это только аванс! – шепнула она. – Неси по лестнице на второй этаж, там у меня спальня. Нога сильно болит, поэтому сегодня я тебя не трону, но завтра держись!
        Минут через сорок во двор особняка начали прибывать машины. Срочно привезли хирурга, который занялся растяжением Лидии, вернулась отпущенная до вечера служанка, приехали дополнительные охранники, и последним со своими телохранителями примчался отец. Алексея выпроводили в большую гостиную и на время оставили в покое. Пользуясь этим, он осмотрел бумажники убитых и забрал из них пятнадцать тысяч рублей. Небольшие деньги, но для чего их кому-то отдавать? Едва с этим закончил, как в гостиную вошел отец Лидии.
        – Владимир, – представился он, назвав только имя. – Спасибо за то, что помогли. В таких делах бывает всякое, иной раз и уплата выкупа не спасает от беды, так что я ваш должник. Я в курсе ваших неприятностей. Попробуем вам помочь всё вспомнить. Если это почему-то не удастся, обеспечим чистыми документами и на первое время дадим денег. Люди с вашими талантами не останутся без работы, могу предложить и я. Только вы должны понимать, что вас проверят.
        – Проверяйте, – сказал Алексей, – я сам в этом заинтересован.
        – У вас должны быть бумажники бандитов.
        – Можете их забрать. Я ничего не трогал, кроме денег. Там было только пятнадцать тысяч, но для меня сейчас и это деньги.
        – Скоро вы перестанете считать деньгами такие суммы, – улыбнулся отец Лидии. – Пока у вас нет документов, останетесь у дочери, а дальше посмотрим. Служанка накормит ужином и покажет комнату, а я с вами прощаюсь. Дела!
        Этим вечером Алексей впервые нормально здесь поел. Мясо с гречневой кашей и вкусным хлебом и даже настоящий кофе. А потом служанка убрала грязную посуду и, мило покраснев, предложила ему себя, видимо, на десерт.
        – Спасибо, – поблагодарил он, – но я сегодня сильно устал. Может, вы научите, как работать с этим экраном? Я хочу войти в Сеть и кое-что узнать, но забыл, как это делается.
        – Это несложно, – ответила не огорчённая его отказом девушка. – Он управляется с помощью клавиатуры или голосом. Только для голосового управления нужна практика, а с клавиатурой легче работать. Давайте я покажу. Вот смотрите...
        Потребовалось полчаса, чтобы Алексей научился работе с оборудованием и поисковой программой. Не на все вопросы давались ответы, а многого в Сети не было, но он всё-таки кое-что узнал. Часть сведений была в открытом доступе, а по отдельным вопросам требовали пароль. Чем больше он изучал здешнее общество, тем больше оно напоминало помойку. У нынешних людей не было никаких других целей, кроме выживания. Желание заработать или украсть больше денег, чтобы занять местечко получше, Алексей не считал достойной целью. С тех пор как отменили военное положение, сильно выросло производство товаров и продуктов питания, но, наряду с улучшением жизни, появилось такое, чему он просто отказывался верить. Наркотики и сексуальные извращения были невинными забавами по сравнению с самыми разными сектами, которые повсюду росли как грибы после дождя. Были и сборища молодёжи, не имевшие отношения к религии, но не становившиеся от этого менее мерзкими. Как он выяснил, традиционные религии выродились ещё до взрыва. Все, кроме Ислама, но его последователи слишком часто прибегали к насилию и не желали признавать каких-либо ограничений даже на краю гибели, поэтому правительство того, что осталось от России, прекратило снабжение продуктами и электроэнергией тех областей, где исламисты придерживались наиболее радикальных взглядов. Католицизм растерял все те ценности, которыми жил тысячу лет, а вместе с ними и остатки своей паствы. Православие дотянуло до взрыва, но влияние церкви сильно упало. Виновата была не церковь, а общее падение нравов и духовности. Ни одна из религий не запрещалась, но большинству не было до них никакого дела. Как узнал Алексей, в школах на уроках истории давали лишь самые общие представления о развитии человечества, причём советский период умещался на нескольких страницах. Мол, было что-то такое, что привело к застою, который сменился динамичным развитием новой России. С сектантами и с другими извращениями пытались бороться, но, судя по всему, проигрывали эту борьбу. После четырёх часов общения с Сетью он выключил экран и задумался. Как жить, если не получится отсюда вырваться? И как жить, если это всё-таки удастся, но он будет знать, чем всё закончится? Алексей решил, что надо попытаться встретиться с историками, лёг в кровать и вскоре заснул. Разбудила Лидия, которая пришла утром в его спальню в шлёпанцах и ночной рубашке, сбросила с себя всё и забралась к нему под одеяло.
        – Нога прошла, – сказала она, стаскивая с него трусы. – У нас есть время до завтрака. Надеюсь, ты не подсел на пард? Способен на что-нибудь без крега?
        Алексей разозлился и довольно грубо показал ей свои способности. При этом сильно завёлся и завёл её. В финале Лидия осталась довольна.
        – Я в тебе не ошиблась! – сказала она, поднимая с пола рубашку. – Хорошо, что меня хотели украсть и тебя вовремя принесло, а то я уже была готова заказать парда. Все мужики, которые прыгали ко мне в постель, думали только о капиталах отца, и от них было мало толку даже с крегом. Приводи себя в порядок, скоро завтрак.
        – А чем у вас чистят зубы и бреются? – спросил он. – В ванной комнате полно вещей, которыми я не умею пользоваться.
        – Сейчас пришлю Валентина, – пообещала Лидия. – Это один из новых охранников. Я могу показать ультразвуковой очиститель зубов, но не знаю, чем вы убираете щетину. А тебе надо убрать: исколол мне всё лицо.
        Пришедший после её ухода охранник повёл его в ванную. Сначала была демонстрация того, как чистить зубы, потом перешли к бритью.
        – Можно совсем избавиться от волос на лице, – предложил охранник. – Один раз втираете в кожу эту мазь – и всё. Только это необратимо. Если потом захотите отрастить усы или бороду, ничего не получится. А ежедневно щетина убирается вот этим диском. Я не знаю принципа работы, просто слегка надавливаете и водите круговыми движениями, пока кожа не станет гладкой. Можете попробовать сами.
        На завтрак Алексей отправился с чистыми зубами и гладким лицом. Даже побрызгал себя чем-то, отдалённо напоминавшим «Красную Москву». При его появлении на большой кухне Лидия встала из-за стола, подошла к нему и ласково провела ладонью по лицу.
        – Какой гладкий! А пахнешь как! Может, ну его к чёрту, этот завтрак? Ты просто сводишь меня с ума!
        – А что у нас на завтрак? – спросил Алексей. – Это хорошо, что мясо. Без пищи от мужчины мало толку!
        «Как бы она в меня не влюбилась, – подумал он, смущённый её страстью. – Похоже, неплохая женщина, ни к чему ей это».
        Но у Лидии было своё мнение, кого любить, поэтому они сразу же после завтрака оказались в постели. Алексею стало жалко ластившуюся к нему женщину, поэтому он был нежен и не торопился. В результате его усилий она только укрепилась в своих чувствах.
        – Я не знаю, что со мной! – плакала Лидия, прижавшись к его груди. – Такого никогда раньше не было! Я старше, но ведь ты меня не бросишь? Ты не такой, как другие. Я не знаю, как объяснить то, что я чувствую, но с тобой мне не просто хорошо и надёжно. Я впервые захотела иметь ребёнка! Никогда раньше не думала, что можно так быстро влюбиться в совершенно незнакомого мужчину. Ты правда ничего о себе не помнишь?
        – Кое-что вспоминается, – неохотно ответил он, – но совсем немного. А что имел в виду твой отец, когда говорил, что мне помогут всё вспомнить? И как его отчество? А то он назвал только имя, а мне неудобно называть по имени человека, который в два раза старше меня.
        – У нас все обращаются по имени, что в этом неудобного? – удивилась Лидия. – Это пошло от американцев. А память можно вернуть разными способами, если только она не пропала из-за повреждения мозга. Есть и оборудование, и препараты, и гипноз. Я не знаю, что применят в твоём случае. Об этом нужно говорить со специалистами.
        – Ты намочила мне всю грудь, – ласково сказал он, вытирая ей глаза краем простыни. – Не нужно плакать.
        – Я боюсь! – она опять обхватила его руками. – Боюсь, что ты как внезапно появился, так и исчезнешь, а я опять останусь одна! У нас страшный мир, Алексей! Когда есть любимый человек, появляется смысл в жизни, а если его нет... Деньги не дадут друзей и любви, наоборот, они мешают нормальной жизни. Сейчас почти никто не читает книг, особенно старых, которые писались до взрыва. Их не скрывают, просто нет спроса, вот и не печатают, и не выкладывают в сети. А я на них выросла. У нас была большая библиотека, и мама много читала и приучила читать меня. Я очень любила книги о настоящей любви, поэтому было тяжело, когда полюбила в первый раз, а меня просто использовали для того, чтобы приблизиться к отцу! Потом такие увлечения были ещё два раза с тем же результатом. И я решила больше никого не пускать в сердце! Позже выросла, поумнела и научилась лучше разбираться в людях. У каждого человека свой круг общения, я в этом не исключение. Среди наших знакомых не все мерзавцы и карьеристы, попадаются и порядочные мужчины, но мне не повезло: или они уже заняты, или мне неинтересны. Для любви мало одной порядочности. Я несколько раз пробовала вырваться из этого круга. Один раз сходила на молодёжную тусовку к художникам, а второй – на сборище нимф. Там ведь не одни женщины, бывают и мужчины. И ходят туда больше служащие, хотя бывают и рабочие. Я почти не употребляю спиртного, но после этих вылазок оба раза напилась, так всё было мерзко, убого и безнадёжно! Отец всё время на меня давит. Я ведь у него одна. Его делами не интересуюсь, и детей у меня нет. Он создал свою империю, а любому императору нужен наследник. Я мало для этого подхожу, а когда ещё будут дети и будут ли? Мне ведь уже тридцать пять! Если станешь моим мужем, всё достанется тебе. Поэтому не обижайся на отца, но он проверит тебя всеми возможными способами.
        – Мы с ним об этом уже говорили, – успокоил её Алексей. – Не о женитьбе, конечно, а о проверке.
        – Алёша... Можно я буду тебя так называть? Скажи, ты чувствуешь ко мне хоть что-нибудь?
        – Не спеши, ладно? – попросил Алексей, целуя ей глаза. – Обещаю не исчезать и постараюсь ответить на твои чувства. А пока... Мы ведь совсем не знаем друг друга.
        – Ты пробовал парду?
        – Заказал два дня назад, – правдиво ответил он. – Если были другие случаи, я их не помню.
        – А с кем было лучше, с ней или со мной? Только скажи правду!
        – От неё больше удовольствия, но нежность я чувствую только к тебе. И что-то ещё, для чего у меня нет слов. Она дарила удовольствие, ты – любовь. Чувствуешь разницу?

     Главы 3-4  http://www.proza.ru/2017/05/22/795


Рецензии
– Понижение температуры и нарушение циркуляции Гольфстрима вызвали оледенение всех стран Северной Европы и сильное похолодание во всех остальных странах. Мировое хозяйство пришло в упадок, политические союзы распались, и каждая страна спасала своё население, как могла. В первую очередь изгонялись иммигранты. Это и назвали Исходом. Кроме них, без дома оказались несколько миллионов уцелевших американцев и часть канадцев. Юг Канады пострадал от вулкана, а север – от оледенения. Небольшое число беженцев приняла Австралия, а остальные нашли пристанище в России. Её руководство первым применило чрезвычайные меры. Президент стал диктатором, а в стране было введено чрезвычайное положение. Срочно запустили программу строительства десятков термоядерных реакторов. Стратегические запасы продовольствия были велики и позволили продержаться несколько лет, пока не заработали многочисленные фермы по выращиванию грибов и хлореллы. Изобилие электроэнергии и дешёвой рабочей силы позволили создать многочисленные сельскохозяйственные предприятия под землей. Химики научились синтезировать из нефти высококачественные белки. Люди эту пищу не едят, ею кормят скот и птиц. Кроме канадцев, американцев и небольшого числа европейцев, в России нашли пристанище около пяти миллионов японцев. Пищевые ресурсы до сих пор невелики, поэтому проводится политика сдерживания роста населения. Сейчас в России самая крупная экономика мира. У нас даже запустили космическую программу, связанную с уничтожением потенциально опасных астероидов.

-----

Геннадий, это мне и понравилось, и не понравилось.

Понравилось в том, что Россия - все преодолеет, не понравилось тем, что, по моему разумению, после своей истории до 1945 года и 2000-го (провожу между отрезками огромный знак равенства) МЫ СПОСОБНЫ ЛЮБЫЕ КАТАКЛИЗМЫ И КОНФЛИКТЫ ГАСИТЬ В ЗАРОДЫШЕ.

Кроме того, ждал, что у Вас возродится СССР. Возможно это произойдет в будущих главах.

Знакомство с Лилей... У меня нет рамок в плане того, что отношения с мужчиной и женщиной могут быть только как в романах А.Фадеева, либо Л.Толстого. Не тем не менее, жду большего.

Все же , если брать КОРРЕКЦИЮ эпохи или эпох, то корректировать надо души и отношения, что позволит избегать провалов вчерное прошлое.

ЧИТАЮ ДАЛЬШЕ.

Пока ставлю нейтрально, это - первое прочтение.

Станислав Графов   08.09.2020 19:47     Заявить о нарушении
Станислав, я думаю, что Ваше мнение скоро изменится по всем вопросам. Первые главы - это даже не введение, потому что роман совсем о другом. Подобного я слышал много на разных сайтах от тех, кто только НАЧАЛ читать.

Геннадий Ищенко   08.09.2020 20:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.