Слово о полку Игореве. Траян Дева Обида Див

Иллюстрации (С):

Илл. 1.«Херсонесское государство: I — на рубеже V—IV вв. до н. э., II — на рубеже IV—III вв. до н. э., III — во второй половине II в. до н. э., IV — в первые века нашей эры (по изданию: Античные государства Северного Причерноморья/Под ред. Г.А. Кошеленко, И.Т. Кругликовой, B.C. Долгорукова. М.: Наука 1984). http://www.sno.pro1.ru/lib/agsp/5.htm
Илл. 2.«Боспорское царство» (VI в. до н.э.– IV в. н.э.).
Илл. 3. «Афина и Посейдон». ( Louvre CA7426, IV в. до н.э.).
Илл. 4. «Колонна Траяна на римском форуме» (113 г. н.э.) Фрагмент рельефной ленты.
Илл. 5. «Анзу и Нинурта». Барельеф в храме Нинурты в Нимруде (883 – 859 г.г. до н.э.).
Илл. 6. «Ормузд и Ахриман». Настенная гравюра в Персеполе (XII – VI в.в. до н.э.).
Илл.7. Колт из клада, найденного при раскопках городища Старая Рязань в 2005г. Серебро, чернь, позолота. 2-я пол. 12 – 1-я треть 13 вв. Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник.


Слово о полку Игореве... Траян, Дева Обида, Див.

М.А.Рушева

Аннотация: в представляемом тексте уточнены некоторые понятия, присутствовавшие в четырёх абзацах «Слова о полку Игореве…» и вызывающие споры в толкованиях уже более двухсот лет. Освещена тема сопоставления Автором «Слова…» времени «полку Игореве» с временами римского императора Траяна, сделаны некоторые выводы о генезисе мифонемов «Дева Обида» и «Див». Текст предназначен для широкой аудитории, интересующейся рассматриваемым древнерусским произведением XII в.


М.А.Рушева


«Слово о полку Игореве…»: Траян, Дева Обида, Див.


В древнерусском литературном произведении XII в. «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Ольгова» имеется немало отрывков текста, вызывающих значительные разночтения в толкованиях смысла слов и самого текста. Ниже текст цитируется по переводу «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Ольгова» //Слово о полку Игореве (ред. И.П.Еремина, вступительная статья Д.С.Лихачева). Л.: Худлит., 1976), где древнерусский текст дан по изданию 1800 г. с редакторскими правками орфографии касаемо устаревших букв и пунктуации, с примечаниями и разбивкой текста на абзацы. Некоторые разночтения с изданием 1800 г. указаны в примечаниях. Автором настоящей статьи произведена нумерация абзацев (1 – 43), разночтения перенесены в скобки. Темой настоящей статьи является толкование смысла некоторых понятий в предложениях абзацев 3 и 17, а именно «земли Трояню» и «тропы Трояню», а также  девы обиды (Обиды), вступившей на «землю Трояню», и Дива, дважды упомянутого в тексте:


3: 1-2. О Бояне, соловию стараго времени! А бы ты сиа полкы ущекотал, скача, славию, по мыслену древу, летая умом под облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища в тропу Трояню чрес поля на горы!


6: 1-2. Тогда въступи Игорь князь в злат стремень и поеха по чистому полю. Солнце ему тъмою путь заступаше, нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди; свистъ зверинъ – въста (в стазби): збися Див, кличетъ верху древа -- велит послушати земли незнаеме, Волзе, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, тьмутораканьскый болван!


17: 1-5. Уже бо, братие, не веселая година въстала, уже пустыни силу прикрыла. Въстала обида в силах Даждьбожа внука, вступила (вступил) девою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синем море у Дону: плещучи, упуди (в оригинале: убуди) жирня времена.Усобица князем на поганыя погыбе, рекоста бо брат брату: «Се мое, а то мое же». И начяши князи про малое «се великое» молвити, а сами на себе крамолу ковати. А погани со всех стран прихождаху с победами на землю Русскую.


22: 5. Уже снесеся хула на хвалу; уже тресну нужда на волю: уже вержеся (връжеса) Дивь на землю.


***


Положение «земли Трояню» (sensu stricto), судя по тексту абзаца 17, определимо в Северном Причерноморье, где имеется гидроним Дон и близкие к нему названия рек (Дунай, Днестр, Днепр и др.), но в буквальном смысле «земля Трояню» (sensu lato) -- это территория Римской империи под управлением императора Марка Ульпия Нерва Траяна (98 – 117 г.г. н. э.), сына проконсула Марка Ульпия Траяна (старшего) и названного отца своего двоюродного племянника, императора Публия Элия Траяна Адриана (117 – 138 г.г.). Старший и средний Траяны были обожествлены и получили титул Дивов. По всей вероятности, судьбы и деяния трёх властных Траянов создали в мифопоэтическом пространстве южных славян драконический образ ночного Трояна в виде фигурки с тремя головами и восковыми крыльями, растапливавшимися на солнечном свету (П.А.Мацкевич. Толковый словарь славянских, древнерусских и византийских терминов. Одесса: Астропринт, 2010). Имеются весьма скудные сведения о неком драконе из Индии, которого император Адриан привёз в афинский храм Юпитера Олимпийского, что, возможно, как-то повлияло на легенду о божестве Трояне. О прямой связи божества Трояна с императором Траяном написано в летописи Толстовского собрания XVI в.

 
«Земля Трояню» (sensu stricto) – это, как представляется, территории Херсонесского государства и Боспорского царства, управлявшиеся многими римскими императорами, включая Траяна,  и связанные с русской историей (илл. 1-2). В.М. Зубарь, известный исследователь Херсонеса Таврического, отмечал, что его античная история продолжалась с VI в. до н.э., от заселения гераклиотами и делосцами, вплоть до набега гуннов в V в. н.э. Первый экономический расцвет античного Херсонеса Таврического  отмечался в IV – III в.в. до н.э., ещё до скифских экспансий в Северном Причерноморье. Территория Херсонесского государства охватывала тогда Гераклейский полуостров и Тарханкутский, вместе с прилегающими к нему землями северо-западного побережья Тавриды.


Покровительницей Херсонесского государства считалась Дева (Партенос), отождествлявшаяся, как считается, с Артемидой. Херсонесцы верили, что Партенос покровительствовала им и принимала участие во всех начинаниях, в первую очередь -- в военных действиях. Согласно известному декрету в честь полководца Митридата VI Евпатора блестящая победа войска над скифами и роксоланами была одержана именно при помощи Партенос (В.М. Зубарь «Боги и герои античного Херсонеса», 2016). Многочисленны монеты с изображением головы Девы или бескрылой фигуры с ланью. Следует отметить, тем не менее, что прозвище Партенос было эпитетом целого ряда богинь и героинь. Имелись монеты с Афиной и крылатой Нике (в истории известны статуи бескрылых Нике, что трактовалось нежеланием богини улетать из вверенного ей города). В римском гарнизоне Херсонеса, помимо Зевса, Геркулеса, Вулкана и Гелиоса, были также популярны Юпитер и крылатая Немезида, которым римляне ставили алтари.


В I – V в.в. н.э. Херсонес находился под эгидой Рима, будучи региональным форпостом римских войск. Известно, что в Херсонесе казнён римский епископ  Климент, сосланный императором Траяном на Инкерманские каменоломни за отказ поклониться языческим богам. Второй расцвет Херсонесского государства наступил после его освобождения Римом от Боспорского владычества во II в. н.э. и продолжался до конца III в. н.э, затем началась его средневековая история уже в статусе византийского форпоста. Росписи с христианской символикой появились в склепах Херсонеса Таврического в V-VI в.в. после нашествия гуннов, хотя и обошедшего полис стороной, но поставившего вопрос о поисках мощного союзника в лице Византии. Херсонес продолжал своё существование под властью Византии вплоть до набега темника Едигея в 1399 г.


Параллельно с Херсонесским государством существовало Боспорское царство со столицей Пантикапеем, образованное в V в. до н.э. в результате объединения древнегреческих полисов в Восточном Крыму и Тамани (присутствие первых поселенцев с VII в. до н.э.). В период расцвета оно охватывало большую часть Тавриды и северное побережье Понта от Бата (Новороссийск) вдоль восточного побережья Меотийского озера до устья р. Танаис (Дон, Гиргис). С конца II в. до н.э. оно  числилось в составе Понтийского государства, с конца I в. н.э. приобрело зависимость от Рима, испытав затем второй расцвет экономики. Царствование боспорского царя Савромата I (93/94  -- 123/124 г.г. н.э.) совпало с правлением четырёх римских императоров, включая Траяна. Известны боспорские монеты с ликом императора Траяна и мраморная голова императора, обнаруженная в Алупке. В первой половине VI в. н.э. Боспорское царство вошло в состав Византии.


Тмутараканское русское княжество со столицей в г. Тмутаракань, существовавшее в X -- XI в.в. на Таманском полуострове и в Восточном Крыму, занимало площадь, близкую территории Боспорского царства, а в XII в.  земли Тмутаракани перешли под контроль Византии.   


***


Представляется, что мифическая Дева Обида из русского произведения XII в., вступившая на «землю Трояню», являлась производным от Девы Опиды, известной по сочинению Геродота Галикарнасского «История». Историк посетил в V в. до н.э. Северное Причерноморье и оставил письменное упоминание о четырёх гиперборейских девах, отправивших священные дары первого урожая через города и страны на о.Делос. Первыми упоминались девы Гипероха и Лаодика с провожатыми, не вернувшиеся назад, но делосцы рассказали историку, что ранее от гипербореев были иные посланницы, связанные с культом Олена: 


«IV, 35. Делосцы также рассказывают, что на Делос прибыли еще прежде Гиперохи и Лаодики, следуя по тем же странам, Арга и Опида — девушки от гипербореев. (2) [Гипероха и Лаодика ] прибыли, неся Илитии дар, который они сами себе предписали с тем, чтобы испросить легкие роды. Арга же и Опида, рассказывают делосцы, прибыли одновременно с появлением самих богов, и у делосцев им оказывают другие почести. (3) Ведь женщины собирают для них пожертвования, называя их имена в гимне, который сочинил в их честь Олен-ликиец. Научившись у именам и собирая для них пожертвования (этот Олен, прибыв из Ликии, сочинил и другие гимны, которые поют на Делосе). (4) И когда сжигают бедра жертвенного животного на алтаре, то этот пепел употребляют для того, чтобы разбросать его на могиле Опиды и Арги. А могила их находится позади святилища Артемиды и обращена на восток. Она расположена очень близко от трапезной кеосцев».


Опида (Опис, Упис и пр.) -- это персонаж древнегреческой мифологии, по Каллимаху -- дочь Борея, прибывшая на о.Делос из Гипербореи. Считалось, что в стране гипербореев родилась Латона (Лето), нашедшая пристанище на о.Делосе для родов своих детей Аполлона-Делиоса и Артемиды-Делии. Меланоп из Ким посвятил Опиде и Гекаэрге гимн. Псевдо-Аполлодору стало известно, что «Орион же, как говорят некоторые, погиб, когда приглашал Артемиду состязаться с ним в метании диска, но, по сведениям других, Орион был застрелен Артемидой из лука, когда пытался совершить насилие над Опидой, одной из дев, прибывших от гиперборейцев». Опис являлась нимфой, посланной богиней Артемидой пронзить стрелою грудь Аррунса, убившего покровительствуемую ею Камиллу, в битве Энея против Турна. Опиде приносили жертвы, и, собственно говоря, имя Упис было эпиклезой самой Артемиды.


Известно, что свита Артемиды состояла из многочисленных океанид, нимф и амазонок. Согласно Котте, Артемид было три (Цицерон. О природе богов, III, 58): 1) дочь Зевса и Персефоны, родила крылатого Эрота от Гермеса; 2) дочь Зевса третьего [сына] и Лето; 3) дочь Уписа и Главки, которую называют Упис (согласно И. М. Дьяконову, единый образ девы-воительницы разделился у греков на три: воительницу и рукодельницу Афину, охотницу Артемиду и богиню сексуальной страсти Афродиту). Многочисленные эпитеты Артемиды имели различные исторические и региональные оттенки. Архаичные Артемиды отличались крыльями (А. Потниа Терон) или многогрудостью (А. Эфесская). Рисунок на краснофигурном кратере работы Nazzano «Афина и Посейдон» (Louvre CA7426, IV в. до н.э.), изображает двух богов и сидящую между ними на высокой ионической колонне многогрудую богиню полузооморфного облика, с большими светлыми крыльями (илл. 3).


Имя Артемиды и её прозвища отражались, зачастую, в топонимике. Согласно мнению М. Фасмера, коса Обиточная (Азовское море) и река Обыточка (правый приток Псла днепровского левобережья) связаны с несохранившимся словом *обиток, образованного от глаголов «теку, течь» (к этому следует добавить реку Обиточную с устьем у г. Приморска на Приазовье). В Минской области Белоруссии существует гидроним Обида (Абида), принадлежащий озеру в бассейне Западной Двины. Относительно недалеко, в бассейне Немана, существует р.Опита (Апита). С эпиклезами Обида или Апита связаны гидронимы Обь (Сибирь, вероятно – из авест. «api»), Хапи (Др. Египет, мужская ипостась хозяина реки), Апи (скифская богиня) и близкие ей гидры-"апиды", "хозяйки водоёмов". Эпиклеза Упис всплывает в гидрониме Упа (Тульская область), сближаемом в словаре Фасмера с литовск. и латышск. upe «ручей», чеш. Upa  -- названием реки.


Более древние топонимы, связанные с Артемидой и Дианой-Диялой, известны в Передней Азии. Опида (Опис, Упи) являлась одним из имён шумерского города Акшака, известного с III тыс. до н. э. и расположенного близ устья р. Диялы, притока Тигра, на границе Ассирии и Вавилонии. Город, бывший столицей одной из провинций Вавилонского царства в XIV в. до н.э. и затем столицей Парфянского царства, переименован в начале II в. н.э. в Ктесифон. В 116 г. парфянский город Ктесифон был взят Марком Ульпием Траяном, но спустя год его преемник Публий Элий Траян Адриан вернул город Парфии. Ктефион был ареной сражений с римлянами и византийцами при Сасанидах, после захвата арабами в VII в. стал утрачивать своё политическое значение. В римском пантеоне Опс (Опа) являлась богиней плодородия, жатвы, посевов и покровительницей Рима, её имя было табуировано. Храмы Опы имелись на Капитолии и римском форуме, известны её изображения в виде молодой девушки с двумя пучками растений на реверсе сестерция императора Публия Гельвия Пертинакса (193 г. н.э.).


Статус дев в византийский период унаследован от язычества, к примеру: эпиклеза Улия, принадлежавшая богине-деве Артемиде, перешла к Юлии (Иулии), деве новых времён, утратив воинственную матриархальность. Во времена императора Диоклетиана (284 – 305 г.г. н.э.) деву Юлию, согласно легенде, спас от съедения болотным или озёрным змеем проезжавший мимо всадник Георгий, малоазийский офицер и проповедник новой веры. Считается, что этот мифический персонаж был выделен из языческого пантеона путем усиления мотивов драконоборчества (Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х томах, М.: БРЭ Олимп, 1998). Подобные георгийские сюжеты, связанные с легендами о Св. Георгии, легли в основу поэмы А.С.Пушкина ««Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди», где Гвидон спас языческого оборотня Деву Лебедь от коршуна и получил от неё в дар островное княжество с маковками церквей и святых монастырей (Гиви – это уменьшительное в грузинском языке от Георгия; в мифологии валлийских кельтов Гвидион фаб Дон - чародей и поэт, сын богини Дон).


В древнерусском тексте «Слова о полку Игореве…» Дева Опида (Опис, Упис и т.п.), известная по трудам Геродота, предстала девой Обидой, вступившей однажды на «землю Трояню» и всплескавшей лебедиными крылами «на синем море у Дону». Под покровительством этой Девы на «земле Трояню» были когда-то убуждены (разбужены) «жирня времена». В.М.Зубарь писал, что в «период проникновения христианства в Херсонес, как свидетельствуют «Жития святых епископов Херсонских», христианские миссионеры и, в частности, прибывший в город епископ Капитон стремились уничтожить «идол Партенос». Но и после утверждения новой религии Партенос незримо присутствовала в Херсонесе и покровительствовала его жителям, как это следует из легенды о подвиге Гикии, донесенной до нашего времени Константином Багрянородным. Под этим именем, вне всякого сомнения, скрывалась языческая богиня, которой в условиях господства христианской идеологии был придан образ смертной женщины» (В.М. Зубарь. «Боги и герои античного Херсонеса», 2016). Упоминаемый здесь епископ Капитон Херсонесский скончался в IV в. н.э. Автор текста «Слова о полку Игореве…» указал, что невесёлая година «пустыни силу прикрыла», но вселила в силы Даждьбожа внука надежды на «жирня времена» в образе победной Девы, известной из Траяновых времён.



***


В тексте «Слова о полку Игореве…»  имеются строки об одержимом Диве, который  кликал воинам на поле с вершины древа в стонущей грозой ночной тьме. Див велел слушать зов земель незнаемых, и здесь Автор текста снова возвратился к эпохе Траяна, для которой был так актуален зов незнаемых земель: по одной из легенд император вышел к морю и, увидев плывущий в Индию корабль, воздал хвалу Александру Македонскому и сказал: «Если бы я был молодым, я вне сомнений отправился бы в Индию». Первая битва Игорева полка окончилась победой над половцами, но на другой день к врагу подоспели новые силы, а Игорю помощи не было. Бояре в своей речи Святославу помянули схождение Дива с вершины древа («…уже вержеся (вържеса) Дивь на землю»), связав это с поражением Игорева войска.


У восточных славян Див -- дух, птица-прорицатель, во время войны сопровождавшая войско и кружившая в битве над тем войском, которое это сражение проиграет. В.И. Даль писал о Диве как о морском чудище или зловещей птице, вероятно, пугаче или филине. В «Латинско-русском словаре» (Минск: Харвест, 2005) имеются определения дива и дивы: дивенус «прорицатель, пророк», дива -- «богиня». Мифонем Див связан с дэвами древнеиндийской мифологии, противостоящими асурам. К асурам в Ригведе относились как боги, так и противники богов, но в Атхарваведе асуры уже относились к демонам, а дэвы (суры) представали всепобеждающими богами.


В иранской мифологии соотношение асуров и дэвов было обратным: богами были асуры, не-богами -- дэвы. В мире иранской мифологии наиболее общепринятой была вера в Ахуру-Мазду и его пророка Заратуштру. Ахура-Мазда (Ормузд), сын Зервана и брат Ахримана (Ариман),  имел двух духов: святого Спента-Манью и злого Ангро-Манью, но существовали племена, почитавшие главным богом его брата Аримана, божество тьмы и властителя дэвов, эпитетом которого служило имя Ангро-Манью (Мифы народов мира. Энциклопедия в двух томах. М.: БРЭ Олимп, 1998). Настенная гравюра в Персеполе «Ормузд борется с Ахриманом» (XII – VI в.в. до н.э.) изображает антропоморфного Ормузда  и зверо-птицу Ахримана (илл. 6), весьма напоминающего Анзуд (Имдугуд) – «птицу грома» из шумерской мифологии, представленную «орлом с головой львицы», с которой сражался Нинурта (илл.5). Лапы этого гигантского львиного орла когтили двух львов (имеется версия с «птицей грома», когтящей двух оленей). Нужно отметить, что «птица грома»  в мифологиях народов мира представлена разными пернатыми – орлом, попугаем, коршуном, стервятником и др., в мифах индейцев единая «птица Грома» представала по сторонам света в четырёх разноцветных ипостасях.


Л.В. Соколова  (Ильинский Григорий Андреевич //  Энциклопедия "Слова о полку Игореве". СПб: ИРЛ РАН (Пушкинский дом), 1995) упоминала, что историк и филолог Г.А.Ильинский (1876 – 1937 г.г.) в выражении «свистъ зверинъ въ стазби; дивъ кличетъ връху древа» усматривал название «зби див», производя зби от польск. zbik «дикая кошка»: «дикий звериный рев поднялся; дикая кошка кличет с вершины дерева». Приходится  признавать, этот перевод имеет определенные основания. Находка колта в раскопках городища Старой Рязани, разгромленной Батыем в 1237 г., представляет крылатого четвероногого зверя с птичьей головой (илл.7), который, по всей видимости, может быть идентифицирован с Дивом.


В мифопоэтическом пространстве Древней Греции существовали грифоны, крылытые существа с туловищем льва и головой орла (классические орлиные грифоны), подобные обликом «птице грома» (грифоны с львиной головой называются "львиными грифонами"). Грифоны были атрибутивны Зевсу и Немезиде. Геродот писал, что орлиные грифоны охраняли золото у края Рипейских гор.В статье Н.И.Погребовой  (Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 22. 1948) приводятся следующие сведения:  «Изображение грифона в обоих его вариантах — с орлиной и с львиной головой — было широко распространено в искусстве Северного Причерноморья, особенно Боспора, главным образом в IV—III вв. до н. э. Однако проникает этот образ в Северное Причерноморье значительно раньше. Известные нам наиболее ранние памятники с изображением грифона относятся к VI в. до н. э. При этом в связи с разнородностью культурного облика Северного Причерноморья, доступного разным культурным воздействиям, эти изображения выявляют различные типы грифона, имеющие разное происхождение. В основном можно наметить три типа грифона: 1) ориентализирующий, переднеазиатский, 2) греческий, 3) скифского звериного стиля… Изображения келермесского зеркала состоят из ряда групп — это так называемая Артемида Персидская — Потниа Терон (Владычица зверей), держащая двух львов; два льва в геральдической схеме, под ними горный козел и баран; два сфинкса в симметричной группе над сидящим грифоном; орел и медведь, под ними лиса; две бородатые фигуры, борющиеся с грифоном; лев у пальмы над бараном; два сфинкса в геральдической схеме над пантерой; лев, терзающий быка, и внизу кабан.


Известно описание грифона, данное в сочинении Ктесия «Индика» (конец V – начало IV в. до н.э.), из которого известен ряд фрагментов. Фрагмент 45h (Jacoby). Aelian., N.A., IV, 27 сообщал: «Я узнаю, что гриф, это индийское животное — четвероногое, наподобие льва, когти имеет чрезвычайно сильные и притом также похожие на [когти] льва. Повествуют, что спина [его] покрыта перьями и цвет этих перьев — чёрный, а спереди, говорят, красный. Крылья же у него — ни того и ни другого [цвета], но белые. Шея, рассказывает Ктесий, у него украшена тёмно-синими перьями, клюв орлиный, голова такая, какую мастера рисуют или ваяют, глаза его, говорит, огненные. Гнёзда вьёт в горах. Взрослого [грифа] поймать невозможно, [поэтому] ловят птенцов. Бактрийцы, соседние с индийцами, рассказывают, что [грифы] в тех местах являются сторожами золота (И.В.Пьянков «Бактрийский гриф в античной литературе»//История и культура народов Средней Азии (древность и средние века). М.: 1976).


Изображение четырёхпалого грифона с птичьей головой было обнаружено на монете в археологическом материале из Фанагории (D. Braund. Tiresias at Apatouron: poetry, performance and religion in the Bosporan kingdom // Материалы по археологии и истории Фанагории. М.: И-т археологии РАН, 2018. Том 6, вып.3). Известно также фанагорийское известняковое надгробие с изображением четырёхпалого крылатого грифона с птичьей головой (конец IV в. до н.э. - начало III в. до н.э.). Описание Дива-грифона дано в книге Б.А.Рыбакова "Язычество Древней Руси"(1987). Следует отметить, что грифон на колте из Старой Рязани также четвероног, крылат и имеет голову хищной птицы, как и грифон из Керелмеса, изображенный на зеркале с Артемидой Потниа и фантастическими существами (VIIв.-VIв.до н.э.), но выполнен в более витиеватой манере «звериного» стиля.


Прообразами птицы Гаруда из индийской мифологии и древнегреческих грифонов считались реальные грифы семейства ястребиных, которых иногда называли стервятниками или орлами-стервятниками. Грифы (сипы) являются обитателями горных или степных регионов, белоголовый сип на российском пространстве совершал кочёвки с юга в Среднее Поволжье и Западную Сибирь, достигая порой Воркуты; чёрный гриф известен на Алтае. Питаются грифы исключительно падалью, преимущественно трупами млекопитающих, для получения падали могут гнать стадо животных к обрыву. Вероятно, именно сипов в древности называли дивами, дивясь внешнему виду и придавая им мифический статус древних «птиц грома». Сипы сходят с дерева или скалы на землю, чтобы клевать падаль («…уже вержеся (вържеса) Дивь на землю»). Сипы не являются сугубо ночными птицами как пугачи или другие совиные, для пропитания им важны хорошо просматриваемые днём территории.


***


В произведении XII в. «Хождение Богородицы по мукам», представлявшем перевод греческого апокрифа «Откровения пресвятой Богородицы» с определенной переделкой, имеется отрывок текста с именами Траяна и тремя персонажами языческого киевского пантеона X в.: «Тогда архистратиг велел явиться ангелам с юга, и разверзся ад, и увидела богородица мучающихся в аду, и было тут множество мужей и жен, и вопили они. И спросила благодатная архистратига: «Кто это такие?» И ответил архистратиг: «Это те, кто не веровали в отца и сына и святого духа, забыли бога и веровали в то, что сотворил нам бог для трудов наших, прозвав это богами: солнце и месяц, землю и воду, и зверей и гадов; все это те люди сделали из камней, — Траяна, Хорса, Велеса, Перуна в богов превратили, и были одержимы злым бесом, и веровали, и до сих пор во мраке злом находятся, потому здесь так мучаются».


***


В тексте «Слова о полку Игореве…» существуют, кроме упомянутой «земли Трояню», и другие прямые напоминания об эпохе Траяна: «…рища в тропу Трояни…», «Были вечи Трояни», «На седьмом веце Трояни…», что говорит об особом интересе Автора к конкретным и уже далёким  историческим временам (толкование «вечи Трояни» в данном тексте не приводится). Тропе (дор. тропа), согласно «Древнегреческо-русскому словарю» И.Х. Дворецкого (2015) -- это «1) поворот, употребимо в выражении: «в поворотный момент битвы, т.е. когда враг дрогнет», 2) перемена…», 3) «обращение в бегство». Соответственно тропайон – это «памятник обращения врагов в бегство, то есть памятник победы, трофей». В "Энеиде" Вергилия есть строки, указывающие на то, что этим памятником могло быть изначально дерево, очищенное от ветвей и одетое добытым в бою оружием и доспехами врагов.


Весьма известных в истории  памятников победы у Траяна было два: во-первых, Tropeum Traiani (Tropheum), памятник-трофей Траяна в Дакии, ассоциировавшийся Н.С. Державиным с «тропой Трояней». На монументе сделан один оборот ленты фриза из 54 метоп, изображавших сражение римлян с врагами в 102 г. Монумент возведен на месте, где десятилетием ранее римский легион императора Октавиана был разгромлен сарматами. Во-вторых, существует памятник в честь победы Траяна над даками,  возведённый на римском форуме в 113 г. и упоминаемый как колонна Траяна. Ствол колонны спиралью в 23 оборота огибает лента с рельефами, изображающими моменты двух войн Рима и Дакии, разделенные изображением крылатой богини Победы (илл. 4). Изначальный каменный орёл на вершине колонны был заменен позднее статуей Траяна. «Рища в тропу Траяна», песнопевцам можно было найти в трофейных оборотах скульптурных лент историю поражений и побед, и осветить поворотный момент битв, обозначенный в ленте колонны Траяна фигурой победной Девы с лебедиными крыльями.


Текст «Слова о полку Игореве…» полон сравнениями времён, и давние времена Траяна казались Автору уместными для выражения своих мыслей по поводу событий на Руси, так же как и некоторые более близкие времена русской истории.

2017-2018.   
 


Рецензии
На это произведение написано 45 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.