Гений и злодейство. Художник и тоталитарный режим

Предисловие к книге ТУРЕ РЕМ. "КНУТ ГАМСУН. ВИЗИТ К ГИТЛЕРУ". М, Прогресс-Традиция, 2018( перевод с норвежского Э.Панкратовой и А.Сельницина)

О Кнуте Гамсуне (1859 - 1953) я впервые услышала от своего отца, капитана дальнего плавания,  человека  широких литературных интересов, которому еще до войны довелось побывать в скандинавских странах, в том числе и в Норвегии. Было это, когда я ещё была школьницей в далёкие теперь 60-е годы. Он сказал мне как-то: "А ты знаешь, что был такой норвежский писатель Кнут Гамсун, он написал потрясающие книги про любовь. Но… - Отец вздохнул. - Во  время войны он сотрудничал с фашистами. И люди, его соотечественники, приходили к его дому и швыряли его книги через изгородь в сад" (Кстати, эту сцену многие могли видеть на телеканале "Культура" в биографическом фильме «Гамсун» по сценарию шведского писателя Пера Улова Энквиста, в роли Гамсуна - Макс фон Сюдов).
Слова отца поразили меня, и как я поняла позднее, в буквальном смысле, на всю жизнь.
Как такое можно себе представить: замечательный писатель - и пособник фашистов  (коллаборационист - более мягкое слово). Как же так? Как такое возможно?
Этот вопрос и по сегодняшний день не устают  задавать себе и рядовые читатели, и исследователи творчества Гамсуна.

Все было бы проще, понятней и извинительней:
если бы он не был так талантлив;
если бы писал он свои пропагандистские статьи ради спасения себя и близких;
или даже из-за выгоды;
или из-за того, что его вовлекли и обманули, особенно жена, Мария Гамсун, активный деятель нацистской партии; или из-за старческого слабоумия.
Последние аргументы были особенно популярны, удобны тем, кто хотел его «спасти» от суда, и тем, кто стремился публиковать его книги, несмотря на его репутацию пособника фашизма. (В течение нескольких лет после войны книги Гамсуна не издавались даже в Норвегии.)
Более пятидесяти лет я пытаюсь  найти  ответ на  этот вопрос, мучивший меня и в университетские годы, когда я писала курсовые и диплом о творчестве Гамсуна,  и все последующие годы, когда я работала над  составлением сборников его произведений, переводила его тексты, сочиняла о нём статьи, выступала на конференциях и т.д.
     Современный норвежский исследователь Ларс Роар Лангслет в своем сборнике литературных эссе «Лисица или еж?» следующим образом размышляет о творчестве писателя:
«Самое удивительное у Гамсуна то, что и теперь его творчество производит впечатление такой же новизны и непосредственности, как и тогда, когда были созданы  его книги, и что его читают повсюду, во многих уголках  земного шара... В чем секрет, что ему дано прямо и непосредственно обращаться к все новым и новым читательским  поколениям?
Я не нахожу  лучшего  определения этому явлению, нежели слово «магия», колдовская, завораживающая сила   гамсуновской сказочной страны: однажды оказавшись в ней, ты будешь носить на себе ее печать всю оставшуюся жизнь»1) СНОСКА Сб. Мечтатели. М.: ОГИ, 2006, стр. 164
   Да, колдовская, завораживающая сила   гамсуновской прозы  остается загадкой , как природа творчества, как сама человеческая жизнь . 
 Его роман «Пан – это идеал, почти эталон любовного романа.«Голод», натуралистическое клиническое описание  человеческих страданий, связанных с голодом. Даниил Гранин в  своей «Блокадной  книге» говорит о том, что  описание голода у Гамсуна  – «одно из самых сильных в мировой литературе»2).СНОСКА Блокадная книга , «Лениздат», СПБ ,2013, стр. 42 
Через два года после получения Гамсуном Нобелевской премии 1920 года Томас Манн писал:
«Я любил его всегда, с юных лет. И рано почувствовал, что ни Ницше, ни Достоевский не оставили после себя в собственной стране ученика такого ранга… Всемирная слава, озарившая его имя благодаря Нобелевской премии, наполнила и меня почти что личной гордостью; на свете нет и не было никого, думал я, кто был бы более достоин ее»3)СНОСКА Thomas Mann. Die Veber am brunnen”Altes und Neues. Kleine Prosa aus f;nf (Jahrzebnten, S. Fischer Verlag, 1953, s. 481
    Общеизвестна любовь к Гамсуну в России на рубеже XIX и XX веков, стоит прочитать хотя бы восторженные отклики Чехова и Куприна; его влияние ощутимо и в творчестве Пильняка, Пастернака, Пришвина, Паустовского. Своя история любви к Гамсуну есть в Болгарии и в Словакии, в  Грузии и в Китае, не говоря уже о Германии, Франции, Англии, США.
Влияние Гамсуна огромно и теперь. Так, например, гамсуновские импульсы отчетливо уловимы в прозе современного российского писателя Ильдара Абузярова. А вот  поразительное, относительно недавнее воспоминание  литовской писательницы Гедры Радвилачюте
« … моя сестра, может, стала бы изучать литературу. Но ей было не успеть, умерла двенадцатилетней. Родители и нашли ее утром мёртвую с книгой. С этой книгой и похоронили… “Голод. Пан. Виктория”… [Матери] может быть, спокойнее было себе представить, что сестра эту книгу дочитает в раю.»4)СНОСКА ГЕДРА РАДВИЛАЧЮТЕ. Притяжение текста. Литва. Рассеяние и собирание. Пер. Александры Васильковой, ИЛ, 2015, №3, Стр. 228
Да, как будто бы и не прошло века с четвертью с тех  пор, как они были написаны эти романы…
    Творческое наследие Гамсуна значительно по объему. Самое последнее собрание сочинений, вышедшее на родине писателя состоит из 27 томов, но еще больше написано о самом Гамсуне. С 2010 года на севере Норвегии, на полуострове Хамарёй, где прошло детство писателя, существует Гамсуновский центр (шестиэтажная «башня»), где собраны разнообразные материалы (бумажные и электронные), связанные с творчеством писателя.   
В поле нашего зрения находится с десяток биографий и невероятное количество исследований о Кнуте Гамсуне. К числу наиболее заметных и прославленных следует отнести написанную его сыном Туре, впервые вышедшую на немецком языке «Mein vater», Berlin, 1940; впоследствии она, переработанная и дополненная, была опубликована в Норвегии - «Кнут Гамсун - мой отец», Oslo, 1953 (на русском языке вышла в издательстве «Терра» в 1999 году). Опубликованы также две книги мемуаров его жены Марии «Моя радуга» и «Под золотым дождем» (переведена на русский язык), книга младшего сына Арилда «Кнут Гамсун и Нёрхольм » и книга невестки писателя Марианны (вдовы Туре Гамсуна).
(Существует целый пласт литературы, связанной с личной жизнью писателя: мемуары и беллетристика, связанные с любовными историями Гамсуна: роман «Мира», написанный Друде Янсон, женой священника-унитария Кристофера Янсона в чьем доме Гамсун в Эльрое, в Америке 1882-1883 г.г, также новелла «Вот и пришла весна» (Now Spring Has Come) писательницы и авантюрной личности Мэри Чевелиты Дунн», (изданная   под псевдонимом Джорж Эджертон), воспоминания шведской  писательницы Марики Стьернстедт. Совсем недавно, в 2016 году, вышел  роман об Анне Мунк, женщине, преследовавшей Гамсуна своей любовью). Таким образом, и жизнь, и судьба писателя по-прежнему вызывают  искренний  интерес читателей
     К числу весьма значимых биографий, безусловно, принадлежит написанная еще в 1929 году психоаналитиком Трюгве Бротоем книга «Жизненный цикл»; прекрасное исследование англичанина Роберта Фергюсона «Кнут Гамсун – загадка» (Robert Ferguson. Enigma. The life of Knut Hamsun», 1987), а также фундаментальные и, одновременно, увлекательно написанные труды  норвежского исследователя Ларса Фроде Ларсена, филологические изыскания слависта Мартина Нага (прежде всего «Кнут Гамсун - норвежский Достоевский», 1998), Нильса Магне Кнутсена и позднее, исследования профессора  Эрика Эгеберга. Их дополняет труд  финского профессора Тармо Куннаса. «Кнут Гамсун, анархист и модернист», 2005. Подлинным литературным  событием стала и книга Ингара Слеттена  Коллоена  «Гамсун. Мечтатель и завоеватель» (рус. пер. М.: ОГИ, 2010), изданная во многих странах.
И вот перед нами книга  «Кнут Гамсун. ВИЗИТ К ГИТЛЕРУ».
Она целиком  посвящена самому болезненному (особенно для норвежской культуры, истории и общественной жизни) непостижимому вопросу – отношению Гамсуна к нацизму, точнее, его взаимоотношениям с нацистской властью и ее средоточием в лице Гитлера. При этом – перед нами добросовестное, подробное, тщательно документированное исследование, в поле зрения автора находится  весь жизненный путь писателя. В какой-то мере – это биография, которая способна познакомить с личностью и творчеством писателя и тех, для кого фигура Гамсуна до настоящего времени была неизвестной.
Ее автор - Туре Рем (род. в 1967 году), исследователь, критик и журналист, автор книг об Ибсене, Диккенсе, Енсе Бьёрнебу.  В 2014 году его книга «Кнут Гамсун. Визит к Гитлеру» была отмечена ежегодной премией ассоциации норвежских критиков как лучшая по разделу  документальной литературы . Книга переведена на датский, шведский и немецкий языки.
Туре Рем пытается дать исчерпывающий ответ на такой душераздирающий вопрос: как совмещается творческая гениальность и служение человеконенавистническому режиму.
Как известно, после окончания Второй мировой войны великий норвежский писатель подвергся судебному преследованию, был осужден, у него было конфисковано имущество. Гамсун не захотел прикрыться возрастом, медицинским  диагнозом или свалить вину на других. Он  сознательно разделял и поддерживал нацистские взгляды, был готов нести юридическую ответственность. Этому посвящена во многом его самая последняя книга «На заросших тропинках» (1949).
Великий писатель всегда гуманист? Он всегда прав? К нему можно применять другие этические критерии, нежели к обычным людям? Его жизнь более ценна и значима? На эти вопросы и пытается ответить Туре Рем.
Книга Рема во многом полемична по отношению к книге  датского исследователя Торкилда Хансена «Процесс над Гамсуном» (Prosessen mot Hamsun. Oslo, 1978). В своей речи на суде Гамсун подтвердил, что его искренне увлекала «идея мирового великогерманского сообщества», в котором «Норвегия должна была занять высокое, выдающееся место», он не отрекся ни от единой строчки, написанной им, и оставил за собой право «на собственное понимание добра и зла, правоты и заблуждений».
Художника нельзя судить как политика», - такова основная мысль Хансена, и он в целом поддерживает позицию Гамсуна, согласно которой великий человек имеет право на свободное развитие своей личности и тем самым имеет право   ставить себя выше земного суда. А Гамсун был последователен и искренен в своих заблуждениях.
Для «исключительной личности» можно сделать исключение?
В связи с этим часто приводится и полумифическая история, основанная на устных свидетельствах о высказанном мнении В.М. Молотова, которое можно трактовать как заступничество: «Но с Гамсуном не стоило поступать так жёстко – он ведь создал такие удивительные романы». – стр. 143.)
С этим категорически  не согласен Туре Рем.
А если гениальный художник писал пропагандистские статьи, сознательно выполнял политическую миссию? Видел в этом свой долг? Стал добровольным орудием нацистской пропаганды? Недаром им так безоговорочно восхищался Геббельс, дневники которого многократно цитируются в книге Рема.
«…снова и снова поклонники Гамсуна оправдывали своего кумира, доказывая, что автор таких прекрасных произведений никак не может быть виновен в том, в чем его обвиняют» - стр. 9 – пишет Рем.
Далее Рем продолжает свою мысль: «Поклонники Гамсуна испытывают непреодолимое желание, чтобы ничто, никакие неприятные впечатления, отрицательные эмоции не могли мешать наслаждаться произведениями Гамсуна. Кроме того, это в значительной степени поддерживает расхожее мнение, что большой писатель не может не быть нравственным. Что красота должна быть связано с добром и истиной» )– стр 10
«В этой книге предлагается совсем иная версия данного события, гораздо более мрачная, но возможно, более обоснованная и более достоверная», - так автор формулирует свою задачу. стр 9

Был ли Гамсун только лишь флейтой (инструментом) в руках нацистов (по выражению датского писателя Тома Кристинсена)?
В 1934 году Гамсун выступил против присуждения в Нобелевской премии мира немецкому пацифисту Карлу фон Оссецки  которого официальные власти объявили предателем и заключили в концлагерь за то, что он обнародовал факт тайной милитаризации Германии.
    «Дело Осецкого, несомненно, стало поворотным пунктом в жизни Гамсуна. «После такого рискованного политического вклада в дело гитлеровской Германии для него, в сущности, стало совершенно невозможно изменить свою позицию». Стр. 40
     Именно тогда Гамсун выступил с принципиальной поддержкой официальной политики фашистской Германии: «Если германское правительство принимает решения создавать концентрационные лагеря, то значит, весь мир должен осознавать, что для этого есть веские основания». Стр36. Год спустя Гамсун назвал Осецкого «шутом из концлагеря». Стр. 38
Туре Рем приводит неоспоримые факты: «В целом он написал в период оккупации (с 1940-1945 г.)  30 статей, среди которых только часть нельзя считать орудиями пропаганды. Большинство из них так или иначе написаны в поддержку Германии и Нового порядка в Норвегии».
Каково же их  содержание?
Начиная с призыва к соотечественникам в начале войны: «Норвежцы! Бросайте оружие и возвращайтесь  домой»  04. 05. 1940 Стр85 > и вплоть до некролога Гитлеру в последний день войны 7 мая 1945 < («Он был воин, борец, сражавшийся за всё человечество, глашатай всеобщей справедливости. Гитлер был реформатором евангельского масштаба…») стр 124
А в промежутке были статьи, в которых  Гамсун осуждал участников движения Сопротивления, короля и членов норвежского правительства, эмигрировавших в Англию, как беглецов, предавших свой народ, статьи, исполненные восхищением главой НС Видкуном Квислингом. (Когда  в 1936 году приходит время выборов, Гамсун заявляет: «Будь у меня 10 голосов, я бы все отдал ему».) Он восхищался Муссолини: «Конечно же, у меня есть горячее желание выразить свое нижайшее почтение и глубочайшее восхищение Муссолини, - написал Гамсун в связи с этим своему издателю. - Слава богу, что такой парень появился в наше  безумное время».стр 75 <?>
Но, конечно же, главное - это Германия, к которой Гамсун испытывал неизменную любовь и благодарность. Это страна, где у него было много читателей, его книги выходили гигантскими тиражами, и эту любовь питала англофобия и виталистские идеи о молодой немецкой нации в противовес одряхлевшей  Англии, которую он неизменно называл «этот мировой жандарм на морях».
«Долой прежнюю Германию с ее республиканским правлением   , при которой власть в этой нордической стране фактически принадлежала коммунистам, евреям и Брюннингу».СНОСКА Брюннинг( Brunning) 1885-1970- немецкий  риксканцлер 1930-1932 писал он в поддержку единовластия Гитлера в 1934 году в статье «Поживем и увидим».

В январе 1935 года доктор Эрнст Тимм, ведущая фигура в пронацистском Скандинавском обществе в Любеке, благодарил Гамсуна за  его поддержку Новой Германии. «Этот норвежец  при его подкупающей искренности и отсутствии политических предрассудков» гораздо более ценен для Германии, «нежели какой-то лощеный дипломат, отстаивающий нейтралитет». Стр 37 > Мы вынуждены вслед за Ремом признать, что Гамсун был единственным по-настоящему знаменитым европейским писателем, который недвусмысленно встал на сторону Третьего рейха и поддерживал политику Гитлера с 1933 по 1945 год.
Гамсун разделял отрицательное  отношение фашистов к капитализму, индустриализации, торговле, демократии. Ему был близок призыв к обновлению связей со всеми естественными основами жизни, а именно с природой и землей, а также к укреплению связей между людьми. стр 26
Увы, он поддерживал и антисемитскую доктрину  фашистской Германии/ «…Евреев нужно собрать в их собственной стране», и тогда «исключительная белая раса сможет избежать дальнейшего смешения своей крови с чуждой ей…» Проживая на собственной территории, они могут внести свой вклад в мировое развитие. А пока у них нет собственной страны, - замечает писатель, «евреи вынуждены жить в чужом доме. Они живут и работают в чуждом  для  них обществе «к несчастью для обеих сторон».стр51  Вывод: «Германии необходимо защитить себя в тот момент, когда в ней находится такое множество представителей «чуждой расы». Стр 57 Он не пересмотрел свое отношение к Квислингу даже после ярой антисемитской речи последнего в Тронхейме 6 декабря 1942 года, а  также когда все антиеврейские акции были осуществлены.
     Как свидетельствует Рем, Гамсун питал предрассудки по отношению и к другим народам, помимо евреев. Так, например, в своей книге об Америке, написанной в 1880-е годы, он характеризует темнокожих людей как людей, у которых «в голове кишки вместо мозгов», а через несколько лет пишет об американских индейцах как «о свободно пасущиеся животных». Стр 54

      Его нобелевский шедевр «Плоды земли» (1917) - гимн труду земледельца, неожиданно оказался созвучным нацистским мифам и пропагандистским стереотипам. «Евангелие земли» воспринималось как политическая программа, основой которой является принцип «Blut und Boden», «кровь и почва». стр 23
«Начиная с 1941 года Квислинг и его приспешники начали разрабатывать план «Austrveg», согласно которому после окончания войны  весь север России должен был войти в состав новой Великой Норвегии. Обсуждалось даже намерение снять часть солдат с фронта во имя служения родине сделать их поселенцами и одновременно охранниками северных рубежей своей страны. Эти солдаты должны были бы осваивать новые земли в духе  Исаака Селанро» Стр45
В течение долгого времени оставалось неясным, был ли Гамсун членом НС. Говорилось о том, что   свидетельств этого нет, что он лишь собирался вступить в партию, но процедура не была завершена, что его приняли помимо его воли… Увы, доказательство вступления в нацистскую партию - заполненная его характерным каллиграфическим почерком анкета, подписанная им 15 июня 1942 года, как  и ответы на вопросы, в том числе такие: «Свободен ли супруг/супруга от примеси еврейской крови?» и «Состоял ли ваш супруг/супруга в предыдущем браке с лицом  неарийского происхождения?». Не говоря уже  о нацистском значке на лацкане  его пиджака…
В целом книга заставляет задуматься на более общую и не перестающую быть
актуальной тему «Писатель и диктатор». Человек искусства и тоталитарный режим.
В вышедшем в 2015 году на экраны фильме Александра  Сокурова «Франкофония» посвященном судьбе сокровищ Лувра во время фашистской оккупации, голос автора за кадром говорит о том, сколь опасно совпадение интересов защитников произведений искусства с интересами тоталитарного государства. Но, наверное, проблема приобретает еще большую остроту, когда речь заходит об интересах самих художников, творческих личностей, чьи интересы, художественные ритмы, создаваемая ими художественная реальность оказываются созвучными тоталитарному государству. Примером может служить судьба прославленного немецкого кинорежиссёра Лени Рифтеншталь, автора    пропагандистских шедевров «Триумф воли» (1935) и «Олимпия» (1938). Расплатой было последующее положение изгоя, забвение и неприятие ее творчества, практическая невозможность, несмотря на отчаянные попытки, заниматься любимым делом   вплоть до самой смерти.
Показательны судьбы  многих наших соотечественников, художников слова в эпоху сталинского режима: Горького, Фадеева, Маяковского. Особенно последний «талантливейший поэт…  советской эпохи», готовый  наступать «на горло собственной песне», который хотел, «чтоб к штыку приравняли перо», призывавший  не «жить по законам, данным Адамом и Евой»  загнать «клячу истории». До какого-то момента все было достаточно гармонично. Казалось, что ритмы времени - это его ритмы. Почти буквально претворил он в творчестве эстетические принципы манифестов футуризма Маринетти с их урбанизмом, механицизмом, пафосом разрушения, он говорил на языке эпохи, но эпоха сломила его.
Да, результатом такой иллюзии совпадения интересов  почти всегда является глубокий внутренний кризис или физическая гибель, иногда и то и другое.
Многие писатели, процветающие при том или ином тоталитарном режиме, преувеличивают свою значимость. Они думают, что могут говорить с правителями на равных,  что последние способны ценить их исключительность и значимость. Хотя для диктаторов искусство (культура в целом) не составляет самостоятельной ценности. Тоталитарное государство лишь использует искусство и отдельных творцов в собственных целях.
Кульминацией книги Рема «Кнут Гамсун. Визит к Гитлеру», естественно, является рассказ о состоявшейся 26 июня 1943 встрече великого писателя с диктатором в резиденции Бергхоф.
«Многие говорили о нашем будущем. Но только речи Гитлера тронули мое сердце», - писал Гамсун в статье «Новое время  и Новый мир», (Афтенпостен 22.10.1941). А на  нацистском конгрессе в Вене 23 июня 1943 в его речи прозвучали такие слова: «И вот перед нами Адольф Гитлер, этот удивительный человек, который повернул весь мир на бок – и теперь переворачивает его на другой! И он справится с этим!» стр 90
По мнению Туре Рема, «это можно было назвать самым щекотливым моментом в истории маленькой страны. Самый выдающийся её писатель приезжает в дом к самому могущественному диктатору в мире, который в учебниках истории впоследствии предстанет как само воплощение человеческого зла» стр 133 <?> Гамсун искренне верил, что он способен на равных обсуждать с Гитлером проблемы своей страны и убедить его в конкретных действиях в ее интересах Норвегии. Ему казалось, что его прославленное имя, его значимость дают ему такое право.
Для встречи с Гитлером у него была заготовлена целая программа:

Гитлер должен подтвердить, что в будущем Норвегия  будет независимым государством;
Норвегии возвратят ее колонию Гренландию, ставшую территорией Дании;
флот Норвегии сохранит свою значимость и величие;
наместник Гитлера рейхскомиссар Тербовен с его «невежеством и неприемлемыми  методами» будет устранен.

Туре Рем так описывает контекст встречи: «В самое напряжённое время, время сопротивления и поражений на всех фронтах, Адольф Гитлер решает потратить время на то, чтобы принять у себя норвежского писателя. Это также многое говорит о той интенсивной борьбе за культуру, которую именно в те дни вёл аппарат нацистской пропаганды» стр 99 Для организации встречи свои усилия приложил министр пропаганды и просвещения Йозеф Геббельс, который неоднократно информировал о публичных выступлениях Гамсуна в поддержку его и Третьего рейха…
«Фюрер, судя по всему, был восхищён и благодарен, и осыпал Гамсуна хвалебными словами… Гитлер также направлял норвежскому писателю поздравления по случаю крупных дат.» стр 112
    Адольф Гитлер, неудавшийся архитектор, считал себя художественной натурой и был готов порассуждать об искусстве, тем самым оказав честь и выразив благодарность своему стороннику.
«Я ощущаю, если не целиком, то по крайней в некоторых отношениях неразрывную с Вами связь, потому что наши жизни во многом  столь сходны», - с такими словами он обратился к Гамсуну. Стр  116 <?>
Гитлер не любил слушать других (даже своих приближенных, которые не осмеливались  докладывать ему об истинном положении дел на фронтах). Он  хотел слушать только самого себя. Но Гамсун не дал ему такой возможности. Он начал говорит о том, что составляло цель его визита. Со стороны Гитлера никаких признаков того, что мнение Гамсуна может приниматься во внимание, не последовало . Никакого намека на понимание, между ними каменная стена. Диктатор впадает в ярость.
Для Гамсуна встреча обернулась неудачей, даже унижением. Он  делает отчаянные попытки исправить положение.  Глухой, 83-летний норвежец пытается возражать, он говорит о вере в фюрера. Но волю фюрера «искажают», настаивает он. Великий писатель, по утверждению сотрудника и переводчика Гитлера Эрнста Цюхнера, плачет.
  При этом, по свидетельству другого участника встречи, Отто Дитриха, высокопоставленного нацистского  чиновника, лично он видел в своей жизни лишь одного-единственного человека, который «говорил наперекор Гитлеру»: «иностранца Кнута Гамсуна». стр 125 <?>
  Встреча, задуманная как триумф пропаганды, обернулась её фиаско. Министерство Геббельса спешно даёт указания о том, что немецкие СМИ не должны сообщать об этом событии. Сам Геббельс отменяет встречу с Гамсуном, которая должна была состояться на следующий день. На этот раз гостей никто не обслуживает. Им приходится самим искать верхнюю одежду и шляпы.
Иррационализм, во многом присущий Гамсуну,  суггестивность творчества сомкнулись с мифотворчеством нацистов.
«При этом надо помнить и про язык, который служил тем, кто  вербально оформлял брутальность событий, язык который способствовал превращению человека в животное, когда человек лишается всех присущих ему подлинно человеческих качеств. Лукавый язык Третьего рейха создал свои собственные слова и выражения, такие как «жизненное пространство», «окончательное решение», «тотальная  война»; обычным словам и понятиям он придал иной смысл, например, таким словам как «народ», «еврей».
Постепенно язык нацисткой пропаганды стал частью немецкого языка, закрепляясь в сознании в противоположность иной интерпретации явлений. Стр 63
По мнению Рема, Гамсун доверился этому тоталитарному языку и «решил, что у него есть особое право изрекать истины, выступая от имени других, от имени какого-то сообщества. Он оказался завороженным своей славой, теми преимуществами, которые она давала. Он взял на себя роль одного  из современных пророков, и это привело его к фашизму с его околдовывающими утопиями, связанными с мечтами о развитии нации и расы. стр. 63 ( выделено мной – Э.П.).
Разве фашистские марши не звучали возвышенно? Особенно для  тех, кто не знал или не желал знать, что совершалось под их аккомпанемент.
Увы, в XX веке оказалось, что гений и злодейство вполне совместимы.
      Тон книги Туре Рема ироничный и порой обвинительный. Туре Рем, как уже было сказано, использует множество документов (черновики лекций, заметки на листках календаря), многие из которых по разным причинам не попадали в поле зрения исследователей, порой игнорировались намеренно. В чем, в связи с этим, хочется возразить автору? Безусловно, можно делать собственные выводы, категорически утверждать что-то на основании опубликованного, но никак нельзя делать то же самое на основании черновиков, то есть тех соображений, мыслей, от которых автор в конечном итоге решил отказаться. Ведь мы не можем судить человека за мысли…
  Конечно же, человек из плоти и крови никогда не может быть полностью беспристрастным. И это, безусловно, не последняя попытка подобрать ключ к душе великого писателя. При всей своей убедительности и дотошности книга Рема – все равно не окончательный ответ на вопрос, почему красота и гармония не может быть залогом добра, как великий писатель оказался на стороне зла.
Впрочем, так считает и сам автор. «Это одна из историй о Кнуте Гамсуне, которая могла бы быть создана», - говорит Рем в самом конце своей книги стр151 . И добавляет, делая важное обобщение:
«Но задача историков – следить за тем, что не вписывается в шитые белыми нитками повествования, найти то, что режет слух, то, что умалчивается, что предыдущие исторические хроники игнорировали или не желали замечать. Стр.151
С  этим нельзя не согласиться…

Элеонора Панкратова, к.ф.н, почетный член Гамсуновского общества ( ;resmеdlem i Hamsun- Selskapet)


Рецензии
С огромным интересом обнаружил и прочитал Вашу новую работу. Произошло удивительное совпадение тематики с моей недавней статьей, тоже отзывом на книгу. Проблема "гения и злодейства", особенно по опыту двадцатого века предстает, пожалуй, неразрешимой.
"Конечно же, человек из плоти и крови никогда не может быть полностью беспристрастным" - совершенно справедливо пишете Вы. А кто такой гений? Он - создатель своих творений или же он такой же человек из плоти и крови, кому отпущен дар перенести в наш мир эти гениальные произведения из недоступных остальным высших сфер? Если утверждать первое - с него самый строгий спрос за каждое слово и каждый поступок. А второе суждение дает право отделить произведения от личности автора (какой-мол спрос с гонца, почтальона). И где та граница, за которой слова и поступки гения перечеркнут им созданное? Примеров тому тьма. Если начать их приводить - список получится огромный. У Вас - очень яркий пример, очень мучительный. А если вспомнить поименно авторов эпохального коллективного труда 30-х годов "Канал имени Сталина" - там столько любимых писателей! Можно отказаться от них? Нет. Горько видеть их в том печальном списке? Еще как. А скольких из них это участие не спасло!
В нашей стране никогда публично не исполняют Вагнера по известным причинам. Да, он и выступал публично, и писал откровенно антисемитские статьи, а музыка его уже в другом столетии сопровождала массовые убийства в концлагерях. Да, это так. А музыка Шопена не звучала в нацистских лагерях, но композитор был откровенным антисемитом, никогда этого не скрывал. Отказаться от его музыки? Но мир без нее даже не обеднеет, он осиротеет. А уж сколько литераторов отличились тем же! Если по этому поводу начать вычеркивать имена - останется совсем немного.

Автор рецензируемой Вами книги, судя по всему, пришел к ней, мучаясь теми же проклятыми вопросами. Приведенная в конце статьи цитата мне показалась очень важной для каждого мыслящего человека: "...Но задача историков – следить за тем, что не вписывается в шитые белыми нитками повествования, найти то, что режет слух, то, что умалчивается, что предыдущие исторические хроники игнорировали или не желали замечать". Пример жизни К. Гамсуна - это не только трагический непоправимый, непростительный поворот в судьбе на склоне лет. Это тяжелый урок для каждого. Судить нам вряд ли дано, а учиться обязаны.

Спасибо за Вашу глубокую и мудрую статью,

Сергей Левин 2   29.10.2018 12:16     Заявить о нарушении
"В нашей стране никогда публично не исполняют Вагнера по известным причинам."
Это вы ошибаетесь. В 2001 г. на музыкальном фестивале в Иерусалиме Д. Баренбойм на бис исполнил увертюру из оперы "Тристан и Изольда". В 2000 г. в Ришон-ле-Ционе местный оркестр исполнил фрагмент из "Зигфрида".

Алексей Аксельрод   29.10.2018 12:57   Заявить о нарушении
Уважаемый ( хочется написать дорогой ) Сергей!
Очень рада, что прочли мою статью ( не знаю, заметили ли Вы , что она собственно - предисловие к книге Туре Рема, половину из которой перевела я, а половину -мой коллега Алексей Сельницин ). Польщена Вашей оценкой. Да, действительно удивительное тематическое совпадение – с Вашей статьей «Гений и злодейство в ужасный век»
Хотя речь идет о совершенно разных, мб даже полярных личностях, живших в одну эпоху. Наверное тема, идея, витает в воздухе . ( и «формулировка», вернее поэтическая истина , заявленная Пушкиным здесь не случайна ), то есть мыслящие люди все пытаются осмыслить недавно закончившийся, такой трагический, такой жестокий 20 век , и место гения, творческой личности в нём.
У гения особая ответственность ( ведь его взгляды и поступки влияет на умы, поступки других людей ,даже на ход истории )?
Или напротив особые права ( раз он такой талант , давайте закроем глаза на его преступление/я) ?…
«И где та граница, за которой слова и поступки гения перечеркнут им созданное?», задаете риторический вопрос Вы ( кстати очень хорошо сформулированный )
У меня нет однозначного ответа ни на свои , ни на Ваш вопрос .
Я как и Вы всякий раз содрогаюсь вспоминая «эпохальный коллективный труд 30-х годов ««Беломорско-Балтийский канал имени Сталина: История строительства, 1931—1934 гг.» —
Книга Туре Рема заставляет задуматься и это главное Если человек думает, то возможно чужой пример чужих заблуждений убережет егохоть как-то от собственных ,его сознанием труднее манипулировать .А последнее особенно важно , и ,увы актуально
С добрыми пожеланиями . Элеонора
PS. Одно уточнение: Увы, у Гамсуна – поддержка нацизма –не «поворот в судьбе на склоне лет».Его мировоззрение формировалось в течении жизни постепенно ,под влиянием многих факторов . Их-то рассматривает и анализирует Туре Рем.

Элеонора Панкратова-Нора Лаури   30.10.2018 11:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.