Гонка

Я неспешно шёл по мосту и ел чипсы.
 
Мои тревоги ломались с хрустом золотистых пластинок, приятно режущих нёбо. Эндорфины разливались по венам, разнося теплоту и безмрачие.
 
Говорят, если я не успею к концу моста, меня пожрёт Оно – невыразимо ужасное существо, которое обречёт меня на скрипучую боль и ядерное мучение во веки вечные, если поймает.
 
Небо было синим, как светлая печаль, и чистым, как фильтрованная слеза младенца. Пустой – а значит идеальный – небесный холст вызывал возвышенные чувства и напоминал о нашем несовершенстве.
 
Мой художественно-философский приход оборвался топотом сзади, всё нарастающим с приближением ко мне. Я оглянулся и увидел толпу чумазых оборванцев, грузно бегущих трусцой. Это были мужчины, женщины, дети и старики, с истоптанными ботинками, измазанными грязью щеками и поношенной одеждой. Судя по их тяжким вздохам и искажённым гримасами лицам, каждый шаг приносил им неописуемое страдание.
 
Когда они поравнялись со мной, я побежал было вместе с ними, сжав пачку чипсов в кулаке. Но вскоре я перешёл обратно на размеренный шаг, позволив толпе бежать дальше и переносить по своему микрокосму тревожные обрывки фраз.
 
Измученно охая и стеная, они говорили, что должны успеть перейти мост, чтобы их не забрало Оно.
 
Я провёл их взглядом и вернулся к созерцанию, подкрепляемому ненавязчивой трапезой. Мой взор скользит по холсту неба, как кисть без краски, оставляя за собой умозрительные, эфемерные формы. Сколь ничтожен человек перед ликом природы и сколь могуществен, раз способен это осознать.
 
Идиллию снова прервал беспокойный топот ног. На сей раз это была толпа господ в чёрных фраках и шляпах-цилиндрах, тоже бегущих трусцой, потирающих потные лбы платочками. Я побегал с ними ради приличия и затем снова позволил себе отстать. Вскорости я позабыл о господах, вновь очарованный хрустящим променадом с вечностью.
 
Толпы людей, что периодически настигали меня, были совершенно разными: молодые люди в свежих рубашках, пожарные в закоптелых костюмах, врачи и учёные в белых халатах, трясущие мешками из-под глаз. Юные и дряхлые, здоровые и больные, все, задыхаясь, неслись вперёд. Все так боялись макабрического Оно, что грозилось расщепить их душу и обречь на скорбное ничто. Все так стремились к концу моста.
 
Один я знал, что мост закольцован.
 
Рано или поздно, Оно заберёт меня, как бы отчаянно я от него не спасался.
 
Поэтому я предпочитаю неторопливо шагать, есть чипсы и рисовать нерождённые картины взглядом. Пусть время от времени и прерываясь на бег.
 
Кто знает, может, никакого Оно не существует.

И этот нездоровый, невротический бег по кругу и есть на самом деле Оно.


Рецензии
Глубокое творение! Аналогия с нашей жизнью, кто то в вечной гонке, а кто то в наслаждении.

Дианина Диана   12.05.2019 14:19     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.