Позитивизм может быть ядовитым

7.05.2019

Под утро мне снился сон, в котором я как-будто видела себя со стороны. Да и это была не я… Девушка с вынесенным приговором - больная смертельной болезнью. Она въезжает в новую квартиру. В её подъезде живут несколько жильцов и позже она узнаёт, что и они имеют тот же приговор. Кто-то из них совсем близок к смерти.

 Что за сон?- подумала я. И стала писать.

Можно направлять свой взгляд на свет чуда и надежды, если не на здоровье, то на улучшение состояния, но нельзя прятаться от того, что существует другая - тёмная сторона неизвестности своего будущего.

Как мало внимания уделяется тому, как больной тяжёлой хронической болезнью изо дня в день борется за то, чтобы продолжать идти перед лицом, казалось бы, невозможного и нежелательного будущего. Никто не станет отрицать, что на самом деле не знает своего будущего.

Для человека с серьезным заболеванием требуется больше, чем позитивность.

Каждый день я живу перед лицом хронической болезни, которая сильно ограничивает меня. Она не только ограничивает, но причиняет физические и психические страдания.  Многолетнее ношение на себе презрительного штампа “невротички” от врачей, постоянно заставляет меня подчёркивать только физическую сторону страданий, но честность не может отделять страдания души от страданий тела. И я была бы бедным человеком, если бы мой дух не был в сотрудничестве с Богом и не стал якорем для моей души, а для честной совести - основанием.

Не только физическая болезнь причиняет страдания души, но и соприкосновение с разными представителями общества, особенно здоровыми. Общество даёт советы смотреть только на положительные стороны, сосредотачиваться только на том, что ещё можно делать. Оно призывает радоваться с ним его радостью. И если серьёзно болеющему человеку в этой ситуации не знать о себе правду, значит, постоянно находиться под тяжестью вины, что с тобой что-то не так и ты недостаточно делаешь, чтобы быть здоровым.

А правда состоит в том, что на вершине физического страдания нельзя испытывать настоящую радость, как нельзя из боли сделать сладкую вату. В разгар болезни, которая отбирает жизнь, можно радоваться, лишь признавая и принимая боль, потерянные мечты, отчаяние, тревоги и страхи большие и маленькие. Больному радоваться можно, лишь только позволяя всем этим чувствам быть. Какой неживой и неестественной будет картина, выполненная в одном тоне цветов без света и тени.
 
Теперь я буду говорить о таких, как я, кто оказался отрезанным от своей прежней активной жизни, оставаясь изо дня в день со своими болями и беспомощностью. Нам не нужно погружаться с головой в свою боль и этим усиливать её, не нужно оставаться во тьме своей вынужденной изоляции и беспомощности, но надо признать их и дать им место быть на пике своих страданий.

Вместо этого, нас призывают насыщаться «позитивными» сообщениями и вдохновляющими цитатами, восхищаться идеальными страницами в социальных сетях, любоваться красивыми людьми. Но от этого наше внимание обращается на наш путь до болезни.

Люди с ограниченными возможностями в средствах массовой информации, как правило, облекаются в какое-то радужное обрамление - они смелые борцы, преодолевающие препятствия и вдохновляющие других.

Но мы убеждаемся, что в жизни грязные вещи всегда хорошо видны. И как бы мы не старались сосредотачиваться на светлой стороне жизни, тёмная её сторона будет существовать! Как существует жизнь, так существует и смерть.

Если бы единственное, что нужно нам, было бы только - быть «позитивным»! Но это не избавляет больных людей от ударов, в которые превращаются для них непосильные  теперь, раньше такие обычные прежние дела. Чтобы справляться с эмоциональными потрясениями, которые сопровождают глубокую инвалидность, необходимо позволить всплыть своему гневу, страху и горю. Нужно признавать эти чувства и иногда выражать их. Эту грязную, неудобную правду нельзя просто обернуть в одеяло позитива. Необходимо согласиться, что эта тёмная сторона требует мужества, как со стороны больного, так и со стороны его друзей и семьи. По правде говоря, мы часто не способны противостоять этим тёмным эмоциям.

Наша культура научила и учит нас сопротивляться, проходить мимо страданий, надевать маску благополучия, держать рот на замке и не жаловаться. Вместо того, чтобы позволить тёмным эмоциям всплыть на поверхность, чтобы мы могли сознательно справиться с ними, мы часто пытаемся подавить их, делая вид, что их не существует.

Чувствовать негативные эмоции, вызванные инвалидностью - это нормально. Это естественно и даже необходимо горевать, злиться, бояться, временно потерять надежду, быть разочарованным и многое другое. Эти чувства есть! Путь к принятию и преодолению ограничений и трудностей требует, чтобы мы их признали. Наш опыт заслуживает того, чтобы его услышали, знали и поддерживали.

Если нам самим трудно примириться с этими эмоциями, насколько тяжелее это должно быть для тех, кто рядом с нами! Понимание проблем, которые вызывают хронические заболевания, требует того, чтобы поставить себя на место другого человека. А это то, что почти непостижимо для большинства здоровых людей!

Вместо того, чтобы предложить реальное внимание, чтобы выслушать нас -
большинство людей предлагают банальности, которым редко следуют сами, если бы только были честными, то признались бы в этом. Вместо того, чтобы предложить нам возможность делиться, быть выслушанными и выражать наши неудобные истины, мы часто получаем простые ответы, которые показывают, насколько наши друзья и семья, часто углубляют нашу изоляцию, в которой мы уже оказались.

Таким образом, то, что начинается как любящий жест, чтобы помочь нам снова обрести радость, может, в конечном итоге, заставить скрывать нашу истинную борьбу и чувства и изолировать себя от окружающих нас людей.

Столкнувшись с такими советами и участием, больной по иронии судьбы, часто, должен стать помощником, смягчителем, ответственным за то, чтобы его друзья и семья не испытывали слишком много страданий. «У меня все хорошо», - говорим мы… «Не беспокойся обо мне»…  Мы боимся разочаровывать тех, кто с нами общается. Затем, из-за недостатка понимания, мы отстраняемся от своих близких и это углубляет наше чувство изоляции и усугубляет проблему.

Люди, дающие простые советы, которые не соответствуют реальности больного, могут причинять боль, но обычно они делают это ненамеренно и часто от своего страха перед страданиями.

А мы для нашего же блага (и других) должны найти свой способ прощать и двигаться дальше.

Так, этот сон помог понять моё внутреннее состояние. 

М.Менесес


Рецензии
Я иногда люблю смотреть юмористические номера комиков, люблю смотреть комедии, и даже иногда сохраняю у себя на ноутбуке анекдоты,показавшиеся мне особенно искромётными. Я люблю поднимать себе настроение. Но,ввиду отсутствия у меня каких-либо друзей и уж тем более родственников - делаю это не для них. Я делаю это для самого себя. Балую себя как умею, и просто стараюсь наслаждаться жизнью. Хотя бы в рамках доступных мне условий.

Например, послезавтра (10-го числа) мне начислят пенсию. И я уже принял твёрдое решение купить себе большой дорогой торт, купить себе много дорогого мороженого,ну и ещё каких-нибудь вкусностей, типа рыбы. И естественно, это всё я съем в течении буквально двух-трёх дней. Всю мою пенсию. Абсолютно всю. Не считая оплаты за интернет, конечно. И дальше весь месяц я буду сидеть голодным, пить чай с сахаром, и через день есть казённую овсянку и казённый гороховый суп. Потому что ничего другого и не предложат (в той больнице, в которой живу последние три года).

Мне не для кого улыбаться, не для кого быть позитивным. Да я и ненавижу позитив, если честно. А ещё больше я ненавижу приятных людей. Тех, которые всем приятны - я ненавижу. И знаете,Мила,о чём я молюсь? Я молюсь о том, чтобы Бог подарил мне неприятного человека в качестве моего друга, конечно же. Такого друга, который бы застрял в моей судьбе прочно. И - да, именно неприятного хочу.

Что в моём понимании "неприятный человек"?... Трудно вот так сказать в эпитетах, чтобы объяснить. Чтобы выносил мне мозг нытьём? Нет. Чтобы орал на меня? Нет. Чтобы оскорблял, унижал меня? Нет. А может, чтобы бил меня, и терзал моё тело? Тоже нет. Да моё тело и не выдержит таких пыток, оно либо тут же впадёт в кому, либо сразу же умрёт. Нет, под словом "неприятный человек" - я, прежде всего, подразумеваю отсутствие наличия приятности. Той самой, популярной приятности, которая так востребована в здоровом обществе. Отсутствие нарочитой и показной позитивности. Одним словом - я хочу себе в друзья нормального, честного человека. Ему надо выговориться, выблеваться в мои уши? Пусть говорит и блюёт. Я отнесусь спокойно, потому что и сам часто испытываю потребность выблеваться в чьи-то уши. Потом мне легчает, и жизнь вроде как на микрон, но становится светлее... Поэтому пусть блюёт, я снесу, и даже буду рад, что мои уши ему оказались необходимы, а значит - почувствую, что я нужен ему. Просто почувствую себя нужным хотя бы кому-то... Поэтому - Господи! Подари мне неприятного человека. Такого, который не пользуется популярностью в обществе, а значит, не нужен никому, кроме меня. Потому что стоять в очереди за вниманием к приятному человеку - это ничтожно и унизительно больно. Я не хочу видеть рядом с собой приятного человека. Не хочу. Не хочу стоять в очереди за крохами его внимания. Наоборот, пусть он стоит в очереди за моим вниманием. Хотя, в сущности, он будет один в этой очереди - всё равно, я хочу чувствовать себя нужным ему.

А что касается того, что приносит позитив лично мне... Что поднимает мне настроение... Да, я это делаю для себя. И в такой своей судьбе я научился чувствовать себя счастливым. Но лишь одно меня огорчает: что мне не с кем поделиться своей способностью быть счастливым Несмотря Ни На Что... Поэтому я молюсь, чтобы Бог подарил мне человека. И очень прошу, чтобы подарил мне именно неприятного. Конечно, в рамках способности моего организма вынести его. Потому что здоровье моё настолько слабо, что со мной ему при этом придётся обращаться как с хрустальной вазой: не дышать, и говорить желательно шёпотом... Потому что от громких звуков голоса у меня начинает болеть голова, и я потом теряю сознание.

Вот такого вот я хочу себе человека... Пусть будет неприятным, не надо мне от него подбадривающих слов, не надо! Не надо меня смешить шутками или поднимать настроение - я сам его себе подниму, когда захочу! Одно лишь только прошу от него заранее: пусть будет честным со мной. Предельно честным и предельно откровенным. Потому что я хочу слышать его настоящего, а не показного. Подлинного, а не деланного. Истинного, а не кажущегося...

Потому что и я с ним хочу быть просто самим собой. Я не хочу никому поднимать настроение, и не хочу шутить. Не хочу угождать, и не хочу говорить правильных вещей. Не хочу быть приятным. Хочу быть просто самим собой, правдивым как есть. Потому что моя искренность - это единственное, чем я ещё владею, - потеряв здоровье, друзей, и всё такое прочее. Ибо если я ещё и искренности лишусь - то от меня не останется совсем ничего. Совсем... А значит, исчезнет последняя ниточка, которая связывает меня с этим миром. А я не хочу эту ниточку терять. Мне нравится жить.

Да! Мне нравится жить. Хотя я знаю, что буду голодать целый месяц, потому что на овсянку и на гороховый суп я уже смотреть не могу: три года подряд одно и то же - то и похудеть можно от такого рациона. Поэтому я куплю себе торт, куплю мороженое, и куплю рыбу. Потому что, если я не куплю их себе прямо в этом месяце - то и в следующем не куплю, и вообще никогда. Потому что пенсия слишком ничтожна, чтобы на неё было возможно полноценно питаться, даже и самыми дешёвыми продуктами. Поэтому я не покупаю себе дешёвые. Если покупаю пачку масла - то только 82%! Если сметану - то не меньше 20%! если рыбу - то большую! Если торт - то самый дорогой! Потому что либо сейчас, либо никогда. Потому что именно в этих мелочах проходит моя жизнь, изо дня в день.

Пару месяцев у меня сломался модем, и я остался без интернета. Меня никто не навещал: даже пожаловаться было некому. А те, кто заглядывали - разводили руками. Сидел голодный и ждал Чуда. И Чудо свершилось: один мой знакомый случайно заглянул в мою палату. Я попросил его о помощи, и он помог. Через его смартфон заказали в интернете самый дорогой роутер. Ну, пусть не самый-самый дорогой, но зато самый красивый точно. И очень крутой. И у меня теперь радость: теперь я могу раздавать вай-фай. Если захочу. И я раздаю его. Ко мне заходят взять пароль, и угощают меня чем-то вкусненьким. Жизнь продолжается: не было бы счастья, да несчастье помогло.

И я хочу этим делиться. Этой моей внутренней способностью быть Счастливым Несмотря Ни На Что. Это ведь не показной позитив, к которому нас призывают здоровые. Это вообще не для них я улыбаюсь и чувствую себя счастливым по-настоящему, вот этими мелкими мелочами. Потому что моя жизнь из этих вот мелочей и состоит: два месяца я был совершенно одинок, ждал, ждал, совсем уж загрустил было, а потом бац! И радость. И те два месяца грусти - как рукой сняло. А всего-то событие: купили роутер вместо старого модема. Безделица, пустяк. Но теперь у меня появился благодаря этому повод хлопать в ладоши, и всем рассказывать о своей маленькой ничтожной радости: у меня теперь свой собственный вай-фай.

Если посмотреть сбоку - то так умеют радоваться только дети. А если посмотреть прямо - то я ребёнок и есть. Потому что у меня жизнь как у ребёнка: крошечный изолированный мирок. Совершенно лишённый необходимости ходить на работу и зарабатывать деньги. Лишённый необходимости заниматься чем-то ещё, кроме собственных развлечений. Чем-то ещё, кроме необходимости поднимать самому себе настроение любым способом. Потому что продолжительная грусть отнимает у меня здоровье, а у меня его и так мало, ничтожно мало. Поэтому я берегу эти крохи теплящейся в моём теле жизни, и радуюсь как могу, и всему, что попадает под руку.

И делаю это не для здоровых. А для самого себя. Потому что мне нравится жить, и умирать я не планирую. Хотя на дворе уже май, и наступает лето...

Я бы хотел ещё купить вентилятор. Но мне очень хочется вот тот торт, и вот то мороженое. Поэтому я буду страдать от жары, как и в прошлые лета, но зато я наемся вкуснятины. И буду грустить, что мне ею не с кем поделиться... А так хочется с кем-то поделиться тем, что имею. Так хочется почувствовать себя кому-то нужным, необходимым... До грусти хочется. Поэтому буду есть торт, чтобы было не так солёно.

Братислав Либертус Свидетель   08.05.2019 23:16     Заявить о нарушении
Да, Братислав, снова спасибо за описание Вашего опыта - жизни с тяжёлой инвалидностью в изоляции и недостатках. Вы пишете о себе и Вашем отношении к жизни.
Я же, писала об ожидании от меня постоянного позитивизма, когда я нахожусь на вершине страданий. И это моим бессознательным воспринимается, как насилие. Насильный позитивизм отравляет и заставляет молчать тогда, когда хочется быть и жить в свои разные времена со своими чувствами.
Дело ещё в том, что эта болезнь в тяжёлой форме мучительна в прямом смысле. Когда обычные звуки голоса и чьё-то присутствие в комнате причиняют телесные боли - тут фильмом не отвлечёшься. Специалисты приравнивают уровень жизни тяжёлого больного МЭ к уровню жизни больного раком лёгких.
И я не планирую умирать, очень люблю и ценю жизнь. Но, когда при обычном движении пульс падает вниз за 40, когда на свет дня тело отвечает судорогами, а на поездку в скорой помощи - рвотой и 16 часами коматозного сна, то состояние нерадостное и никуда не деться от понимания существования смерти.
Я не против позитива и он у меня есть, но я против насилия позитивизмом, подавления боли, избегания любой ценой вида чужих страданий.
Я часто пишу о болезни и её проявлении для тех, кто болен тем же и не понимает этого. Потому что правильное поведение может избавить от развития болезни в тяжёлую форму. Мне приходится сталкиваться с тем, что мне советуют, о чём лучше писать и что мне делать. Внутренний человек сопротивляется. Об этом я написала.

спасибо за разговор
с уважением

Мила Менесес   09.05.2019 22:20   Заявить о нарушении
"Я же, писала, что ожидание от меня постоянного позитивизма моим бессознательным воспринимается, как насилие."

Да я понимаю это, Мила. Хотя у меня и нет родных над душой, но я прекрасно понимаю и знаю по себе, что это такое, когда окружающие не хотят видеть твоих слёз и твоего уныния, а хотят видеть только улыбку, и желательно бодрую. И жужжат со всех сторон про "стойкость" и про "если хочешь чего-то в жизни добиться - улыбайся". Я это всё прекрасно знаю по себе как никто, и даже более скажу: когда меня начинают призывать к позитивизму - то у меня это вызывает агрессию. То есть, эмоции с точностью до наоборот от ожидаемых. Так что, я прекрасно всё это понимаю. И выговариваю при случае в лицо: "Вы любите только тех людей,с которыми вам приятно проводить время, и не любите тех, кому плохо".

Я, Мила, сознательно разогнал от себя всех друзей: всех, кому нравились мои улыбки и приятное общение (о! А как женщины жаждут слышать от мужчины комплименты, и не любят выслушивать от него агрессивные речи - Вы это мне говорите? Да я это из себя знаю! Все мои поклонницы разбежались, как только я перестал рассыпаться бисером красивых речей, а стал вызверяться на них, высказывая то, что им было неудобно и неприятно слышать). Так что, Мила, я всё это прекрасно понимаю...

Я всех своих подружек разогнал от себя ещё в 2015-м году, с тех пор как со мной это случилось, и я понял, почувствовал всем своим нутром, что стихи я писать больше не буду, что больше мне нельзя тратить свои энергетические запасы на ублажение ушей нежной публики. Но и молчать как бы тоже нельзя, не будешь ведь совсем молчать, о чём-то же говорить надо... Творчество творчеством, а внутри меня ведь совсем другой человек всё это время прятался: совершенно кардинально отличающийся от знакомого им доселе романтического поэта... И этот человек был злобный саркастический русофоб. Поэтому когда мне пришлось завязать с поэзией - то по сути деваться было некуда: пришлось свою истинную сущность вытащить наружу, потому что молчать не было мочи. И подружки мои разбежались, невзлюбив меня нового, настоящего. Потому что доселе любили хоть и искреннего по-своему, но ведь главное что приятного... А не-поэт - оказался человеком очень неприятным. Настолько неприятным, что стали врагами все, кто до селе жить без меня не мог. А Вы мне говорите о моём мировоззрении на жизнь и о моём личном позитивизме... Что якобы я не знаю, что это такое, когда стоят над душой, и требуют улыбаться. Очень даже прекрасно знаю. И могу так рассказать об этом, что ужаснётесь, и может даже не захотите продолжать общение со мной. А я скажу: А мне насрать. Вот и всё.

"Насильный позитивизм отравляет и заставляет молчать тогда, когда хочется быть и жить со своими разными временами и чувствами."

Нет. Лично меня он молчать никак не заставляет, а очень даже наоборот: у меня он вызывает неконтролируемую открытую агрессию. Самую прямую и самую открытую. И уж если я начинаю высказывать - то обычно снова иметь со мной какое-либо дело уже никому не хочется. Знаете, почему? Да потому что эти все позитивирующие люди - ссыкуны на самом деле. И мне завидуют, что я могу себе позволить не дорожить ничьим приятным обществом, а они - нет. Они зависят от этих приятных обществ, от комплиментов, и прочей мишуры, которая якобы поднимает им самооценку. А мне они постоянно угрожают: "Ты так совсем без друзей останешься!" А я в ответ что? А я прямо заявляю: "Вы ошибаетесь, говоря, что у меня друзей не будет в будущем, потому что открою вам тайну: у меня их уже сейчас нет. И даже более скажу вам: я даже горжусь тем, что у меня нет друзей. Потому что вот этой всей приятной компании мне не надо ни задаром, ни с доплатой. А таких, которые мне надо - я таких пока вообще не наблюдаю. Везде одна лишь шушера, не стоящая моего величественного королевского внимания."

Меня считают высокомерным, и по праву считают таковым, потому что я и в самом деле высокомерен. Да, вот так: из приятного поэта, стелющегося бисером под женские ноги - я вдруг превратился в высокомерного и неприятного хама. И все мои поклонницы и подружки - "разочаровались" во мне. Они, видите ли, были мной всего лишь очарованы. Очарованы были, покуда я им лапшу красивую на уши вешал. И даже говорили мне громкие "Люблю", и даже о "Смысле жизни" мне вещали. А как только я показал обратную сторону медали своей сущности - так сразу резко разочаровались, разлюбили, и разбежались. А я срал с высокой башни на их очарование. И потому что я хочу быть любимым, а не очаровательным. Я хочу быть любимым, а не нравиться. Любимым быть. Таким, каков я есть на самом деле. Любимым по-настоящему, а не понарошку. И уж тем более не за заслуги.

Поэтому я даже рад, что меня настигла эта болезнь, которая отняла у меня возможность писать стихи, как прежде. Рад. Потому что моя поэзия оказалась всего лишь маской, за которой никто не видел и знать не хотел горького меня. Все любили только сладенького.

Вот поэтому теперь ожидания со стороны посторонних людей, что я буду улыбаться ради того, чтобы заиметь друзей - и вызывают у меня агрессию. Вы молчите в ответ на подобное насилие? Значит, Вам не припекло, значит, можете терпеть. А мне молчать и терпеть нету мочи.

Поэтому я разогнал всех, кто любил моё приятное общество, и теперь ублажаю своим приятным общество исключительно самого себя. Мне нет необходимости с самим собой ссориться на русофобские или религиозные темы, или ещё о чём-либо с самим собой скандалить. А с другими я скандалю. И делаю это с превеликим удовольствием.

Ну, теперь-то Вы поняли, что я на самом деле есть, и о чём на самом деле выше писал?

Так что не думайте, что Вы одиноки в своём нежелании быть позитивной, когда от Вас этого требуют. Наоборот: рекомендую Вам выплеснуть на своих родных свою агрессию по этому поводу, и они от Вас отстанут если не раз и навсегда, то по крайней мере перестанут на эту тему заикаться. И будут несказанно счастливы, что Вы хотя бы не вызверяетесь на них, и будут для этого ходить на цыпочках перед Вами: только чтобы Вы не орали. Им уже не нужны будут Ваши улыбки, потому что будет достаточно и того, что Вы попросту не орёте.

Знаете, есть такой анекдот, про козу:

Приходит как-то один еврей к раввину, и начинает жаловаться ему на жизнь: мол, квартира маленькая, детей много, жить тесно, дети маленькие, плачут, ссорятся, в доме крики, срут постоянно где ни попадя, в квартире вонь стоячая от детских ссак. Жить невыносимо, короче, и спрашивает: "Что мне делать, равви?"
А то ему и даёт совет: "Купи себе козу, и пусть живёт в квартире вместе с вами".
Тот послушался его совета, через месяц снова приходит к раввину. И жалуется пуще прежнего: совсем невыносимо! Эта коза мало того что повсюду своим горошком срёт, воняет как тысяча дохлых кошек, она ещё и блеет днём и ночью, невозможно уснуть!
Раввин говорит: "Продай козу, и приходи ко мне через неделю".
Тот продал, через неделю приходит, раввин спрашивает: "Ну, как тебе теперь живётся?"
Тот сиял от счастья как медный пятак: "О, так хорошо стало! Воздух сразу чистым стал, в квартире стало чисто, а насколько просторнее стало!"...

Такой вот анекдот. Возьмите на вооружение. Пригодится.

Братислав Либертус Свидетель   09.05.2019 22:50   Заявить о нарушении
Ох, спасибо за анекдот!
Если честно, мне жаловаться нечего и я не жалуюсь. Бог дал мне мужа испанца с необыкновенным сердцем, необыкновенной рассеянностью и необыкновенным темпераментом. А сравнивать мне есть с чем, я жила в нужде и беспомощности, поэтому во всякое время не перестаю быть благодарной за каждую мелочь. И за болезнь.
Мы ведь с Вами говорим об одном и том же. Так ведь и я не молчу. Знаете, что я говорю в таком случае?
- Если вы хотите слушать балалайку, то слушайте народную музыку. Но не требуйте, чтобы скрипка играла вам балалайкой.
И ещё, не свойственно человеку с зажатой в тиски головой и всеми последствиями постоянно наслаждаться... Благо, ведь есть разное время.

"А правда состоит в том, что на вершине физического страдания нельзя испытывать настоящую радость, как нельзя из боли сделать сладкую вату. В разгар болезни, которая отбирает жизнь, можно радоваться, лишь признавая и принимая боль, потерянные мечты, отчаяние, тревоги и страхи большие и маленькие. Больному радоваться можно, лишь только позволяя всем этим чувствам быть. Какой неживой и неестественной будет картина, выполненная в одном тоне цветов без света и тени".

Ключевое слово здесь: "можно радоваться".

спасибо за такое общение



Мила Менесес   09.05.2019 23:48   Заявить о нарушении
"Если вы хотите слушать балалайку, то слушайте народную музыку. Но не требуйте, чтобы скрипка играла вам балалайкой."

Шикарный афоризм! И очень кстати, как раз про меня. Мне часто пеняют, что я мол нескромный, выпендриваюсь много, и вообще самовлюблённый нарцисс и всё такое. Учат меня христианским добродетелям: "Будь скромнее!" То есть, будь поменьше, посерее, помолчаливее, и желательно потупее: на этом ведь, собственно, и зиждется Православие! А я не в состоянии быть ни тупым, ни маленьким, ни сереньким, и тем более скромность ненавижу! Потому что я большой и яркий. Петух не в состоянии влезть в шкуру мыши, она ему слишком мала! Вот так и я не в состоянии быть скромным. И тем более, я слишком умён, чтобы быть православным: эта религия не для моих мозгов, меня в Православии давно предали анафеме за неудобные вопросы и дотошность; Православие вообще не любит дотошных, оно любит слеповерящих-в-неизвестно-что. Спроси у православных: откуда на Пасху нарисовались яйца? И почему кулич с изюмом и на твороге? Никто не ответит, при чём тут вообще кулич, и при чём тут яйца: несут такую ***тень, что на голову не налазит: то Мария вдруг попёрлась к царю с кошёлкой яиц, чтобы показать ему, как они будут у него на глазах краснеть, - то маца каким-то образом превратилась в просвиру, а просвира в кекс. Но - христосаются усердно и без вопросов: "Христос воскресе!" - и яйцами бьются (а почему не куличами меряются?). Во что верят - вообще и сами не знают. Религия для дебилов. Точно что: балалайка никогда не заиграет как скрипка, она для этого слишком примитивна, - как и скрипка не заиграет балалайкой, она для этого слишком сложна и утончённа, ей эта роль слишком тесна. А я - сравниваю петуха и мышь.

Братислав Либертус Свидетель   10.05.2019 00:51   Заявить о нарушении