Светочка. Часть 5. Ноша

      В положенный день похороны прошли чинно и неброско. Светочка и Алла, совладав с глубокой печалью и запредельно взвинченными нервами, взяли на себя организационные хлопоты. Проститься с покойным явились знакомые и незнакомые им люди, траурная музыка звучала долго и заунывно, крепко смешиваясь с едким запахом горя. Было много сердечных поминаний, слёз, цветов, венков и пустых слов.
      Потрясённые неожиданным несчастьем сослуживцы держались обособленно, стеснительно, скорбели искренне и молча. А дальние родственники кручинились нарочито громко, нехорошо переговаривались и косо посматривали на младшего наследника, испуганного невиданным скопищем народа. Близких и неблизких членов семьи очень интересовало завещание покойного: жил-то небедно, кому добро накопленное достанется?
 
      Друзья Ивана Игнатьевича щепетильную тему не поднимали, потерявшим мужскую поддержку женщинам сочувствовали. Они тактично вникли в текущие проблемы: быстро устроили Ванечку в хорошие ясли, купили недорогой билет в Москву и сняли для Светочки меблированную комнатку поблизости от госпиталя. То ли на всепрощающую любовь надеялись, то ли долг умершему отдавали - пусть на том свете спит спокойно. Какими бы тяжёлыми ни были последствия травмы, Вадим наедине с бедой не останется.
      Светочка, давно убеждённая в том, что непосильной жизненной ноши не бывает, утёрла слёзы, доверила ребёнка заботливой бабушке и в сердечном порыве поспешила к покалеченному парню.
      На первый взгляд, нерадостный и весьма поверхностный, столица показалась ей малопривлекательной - излишне пёстрой, шумной, пыльной, суетной. Непривычная толчея вызвала приступ паники, городской гул пронзил виски болью, и в длинной шеренге одинаковых высоток она еле отыскала нужный дом. Потом с натугой доволокла поклажу до шестого этажа. Растерялась, про лифт не подумала. 

      Хозяйка квартиры, женщина радушная, но бесцеремонная, прямо с порога осыпала запыхавшуюся квартирантку никчемными вопросами и бытовыми рекомендациями. Вежливо увильнув от задушевного разговора, Светочка проскользнула в предложенную спаленку, распаковала огромную сумку, доела помятые мамины пирожки, перевела дух и ближайшим путём по подсказкам прохожих отправилась в клинику.
      Глядя на бледную, дрожащую от волнения посетительницу, пожилая гардеробщица протяжно вздохнула, но жалостливое любопытство сдержала, любезно выдала белую накидку и объяснила, где искать раненого солдата.
      Несмотря на слёзные уговоры, бдительный медицинский кордон дальше ординаторской незваную визитёршу не пропустил. Хмурые доктора сослались на неотложные дела и на бегу заверили, что Вадим необходимое лечение получает. Даже минутные встречи пока запрещены.

      Обещанные справки по телефону Светочку не устроили, она сильно огорчилась и задумалась, как обойти законное «не положено» и не сойти с ума от тоскливого ожидания. Не для того семью оставила и в Москву ехала, чтоб сидеть сложа руки. Любая работа в больнице была бы кстати - можно находиться рядом с Вадимом без пояснений и знать все врачебные новости. А настанет срок - помочь незрячее состояние принять, смерть Ивана Игнатьевича пережить. Без основательной поддержки тут не справиться.
      Светочка подчеркнула свой серьёзный настрой тёмным строгим костюмом и решительно направилась в отдел кадров, где без раздумий согласилась на должность санитарки, сменный график и небольшую зарплату. Об истинных мотивах экстренного трудоустройства умолчала. 

      С утра пораньше юная Светлана Сергеевна смущённо влилась в большой дружелюбный коллектив. Светло-голубая рабочая форма пришлась ей к лицу, наводить идеальный порядок она любила и умела с детства. Обычные обязанности не сильно утомляли, Светочка отрадно чувствовала себя необходимой. Впрочем, на деле так и было.
      Доктора и медсёстры, всякое повидавшие, дивились ответственности и расторопности новой сотрудницы. Спокойная, обходительная, она брала дежурство за дежурством и старательно ухаживала за лежачими пациентами, не скупясь на улыбки и добрые слова. Заодно намывала до блеска пол, стены, окна и мигом выполняла распоряжения начальства. В её присутствии становилось легче больным и здоровым.
      Травмированные солдаты и офицеры называли приветливую санитарочку Солнышком, ловили лучистый взгляд, целовали милосердные ручки и напористо выпрашивали номер телефона, чтобы не потерять приятное знакомство после выписки. Пышные букеты, изысканные вина и наборы дорогих конфет, преподнесённые окрепшими воздыхателями, порой намекали на вожделенную романтическую встречу.

      Светочка учтиво улыбалась, смятенно принимала цветочно-шоколадные дары и комплименты, однако ухаживания категорично отвергала. От обилия мужского внимания её головушка кружилась и туманилась, сердечко трепетало. Естественное желание быть обласканной и защищённой от невзгод заявляло о себе всё громче, а зрелая женская сущность часто обдавала тело постыдным жаром.
      Придуманный мир, где единственным героем был Вадим, становился тесным и малоинтересным. Выход виделся, но совесть не позволяла откреститься от прошлого и отправить в дом инвалидов немощного слепца. Ему очень нужна любящая семья.

      Пытаясь прочувствовать кромешную темноту, Светочка норовила выполнить домашние дела с завязанными глазами. Ничего не получалось! Беспомощность её расстраивала, казалось, вытянутые опасливо руки вязнут в черноте, а следом она вся в ней растворяется. Девушка раздражённо срывала повязку и ободряла себя воспоминаниями о знаменитых незрячих людях. Вадим не отринет тьму, но он волевой, обязательно приспособится к окружающему миру. Может, талант какой-нибудь обнаружится. Лишь бы гладко сложились их личные отношения.
      От страха неизвестности отвлекали нескончаемые ежедневные "надо". Едва рассветало, Светочка торопилась на работу, а по вечерам перебирала детские рисунки, прихваченные из дома, и вязала ярко-красный мальчишечий свитерок – верный атрибут победно-боевого настроя. В редкие выходные вдоволь высыпалась и пекла пироги. Порой прогуливалась по городу, ставила в Храме заздравные свечи и трепетно молилась перед иконой Святой Матроны, слепой с рождения. Сбережёт блаженная Матушка ей подобного несчастливца, обязательно сбережёт.   
 
      Замечая симпатии коллег, Светочка рассказала им о маме и Ванечке, о причине приезда в столицу. Про давнее насилие не упомянула, чтоб не чернить настоящее и будущее. Ответом на откровения стал пропуск в реанимацию.
      Едва закончилась очередная смена, Светочка припудрила носик, щёчки и побежала к Вадиму. Первая встреча началась и закончилась сильнейшим потрясением: бледный истощённый парень недвижимо распластался на огромной койке, голова плотно забинтована, лишь нос и рот свободны, под ключицей катетер, на груди несколько электродов от сложных аппаратов, из живота тянутся две длинные трубки, собирающие мутную жёлтую жидкость в пластиковую емкость. Ни малейшей реакции на оклик, тишина, тишина, одни умные приборы попискивают и выдают положенные цифры да линии.
      Светочка бессильно присела на прикроватный стул и разрыдалась. Доктора её не ободряли, не успокаивали, но за спиной послышался вкрадчивый женский голос: «Плачь, девочка, плачь, не жилец он, скоро преставится». Чужая жалость прорвала шоковое оцепенение, Светочка вздрогнула, горькому прогнозу не поверила. Она сильная и терпеливая, днём и ночью будет твердить Вадиму, как нужен он ей и Ванечке. Судьба обязательно усмирит гнев, надо ждать.

      Словно ожидая одобрения, Светочка вполголоса делилась с молчаливым собеседником нехитрыми надеждами. Много дней и ночей она открывала личные тайны – в давней любви призналась, внешность неприглядную вспомнила и нелёгкий путь к материнству. Худшее позади, да тяжко без мужской поддержки. Нет теперь у Ванечки дедушки, а папа только с фотографии улыбается. Скорее бы приласкал сыночка своего.
      Когда ни одного секрета не осталось, зашёл целительный разговор о неброском домашнем счастье, пахнущем детским шампунем, яблоками и свежей выпечкой, о втором ребёнке, о мастерской Ивана Игнатьевича. Там всем дел хватит. Не слишком горюя о слепоте Вадима, то вслух, то мысленно Светочка восклицала: «Услышь меня, пора поправляться, пора!».
      Зря врачи считали, что у пациента нет реакции на речь. Сознание Вадима медленно прояснялось, однажды после благих заверений его пульс участился, давление повысилось, пальцы рук дрогнули. Светочка отчаянно помолилась за выздоровление и на пике веры прижала телефон к уху Вадима. Звонкий детский голосок сквозь толщу бинтов пробился к сонному разуму. По мудрой подсказке бабушки Ванечка надсадно кричал: «Папа, папочка, возвращайся скорей! Люблю тебя!».
      Словесный магнит окончательно притянул невесть где витающий отцовский дух к разбитому телу, кома прервалась. С прежней самоотверженностью Светочка принялась выхаживать Вадима. Всё, что она желала, потихоньку сбывалось. 

      
      Фото из сети Интернет.   


Рецензии
Повесть интересная, изложена замечательно. И пусть даже немного сказочно, но так радостно, что в конечном итоге у главной героини Светочки всё решилось положительно. Спасибо, Марина. Желаю Вам творческого вдохновения и новых произведений. С уважением,

Валентина Самаричева   10.02.2021 14:00     Заявить о нарушении
Спасибо, Валентина, что строго не судите некоторую наивность моего рассказа.
С радостью принимаю Ваши пожелания.
С взаимным уважением,

Марина Клименченко   10.02.2021 17:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 118 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.