Ч. 38 Съели лучшего друга

 
Предыдущая страница   http://proza.ru/2020/07/14/1792
В записках суперкарго (помощника капитана) Тимофея Осиповича Тараканова, которого по непонятной причине именуют в некоторых исторических трудах Василием Петровичем, говорится, что раненного стрелой в живот Собачникова сначала несли на руках.

С трудом себе это представляю, потому что никаких носилок у них не было, и нигде не упоминается, что они пытались их сделать. Зато сразу поверил, что они, якобы по просьбе самого Собачникова, оставили его умирать в лесу.

Тараканов писал: «Гибельное наше положение приводило нас в ужас и отчаяние, но более всех страдал несчастный командир наш: лишившись супруги, которую он любил более самого себя и не зная ничего о ее участи в руках варваров, Булыгин мучился жестоким образом; нельзя было на него смотреть без крайнего сожаления и слез».

Трое суток, голодные, они шли под проливным дождём, опасаясь встречи с индейцами, поскольку порох намок, и ружья были бесполезны. Питались наростами на деревьях, подошвами от торбасов (сапоги из оленьих шкур) и камлеями (промысловая одежда из кишок морского зверя).

12 ноября увидели две хижины индейцев. Отошли в лес и там заночевали, сделав шалаш. Снова слово Тараканову: «Мы решились заколоть постоянного нашего друга, неизменного стража, верную собаку, и мясо разделили на всех поровну».

Булыгин оказался морально слабым руководителем. Он заявил, что перепоручает руководство Тараканову. Это распоряжение он написал карандашом на клочке бумаги, все согласились и подписались тоже, неграмотные поставили крест.

13-го ноября доели «верного друга» и решили напасть на индейцев. Подкрались, но хижины были пустыми, их встретил только мальчик лет тринадцати, который знаками показал, что все ушли на другой берег реки.

Забрали всю рыбу, которая вялилась, и с тем ушли. Тараканов был опытным человеком, ему довелось участвовать в сражениях с индейцами, у которых он провёл шесть лет в плену. Когда расположились на отдых, на них напали индейцы.

Промышленника Овчинникова и одного из алеутов ранили стрелами. Тараканов пришёл к выводу, что встреча с русским судном маловероятна из-за позднего времени года. Он предложил пройти вглубь страны по реке до озера, в которое она впадает.

В пути покупали продовольствие у индейцев, что больше походило на грабёж. Через несколько дней к ним пришли индейцы, которые предложили заплатить выкуп за жену Булыгина и остальных захваченных участников экспедиции.

Долго торговались, но обмен не состоялся, потому что индейцы хотели получить четыре ружья. Булыгин попытался заставить отдать индейцам ружья, но получил отказ и был вынужден смириться.

Как написал Тараканов, «в ружьях состоит единственное наше спасение, следовательно, лишиться такого значительного числа ружей крайне неблагоразумно; а если взять еще в рассуждение, что эти самые ружья будут тотчас употреблены против нас, то исполнение его приказания совершенно нас погубит».

10 декабря выпало много снега, идти было невозможно. Поэтому вырубили деревья и построили избу, в которой провели зиму. Продовольствие получали у индейцев и сами занимались охотой и рыбалкой.

Тараканов решил, что самым разумным будет идти весной через горы к реке Колумбии, где живут более цивилизованные народы. Все согласились. Однако через несколько дней Булыгин объявил, что снова возвращается к командованию. Тараканов не стал спорить.

Штурман повёл их вниз по реке к тому месту, где индейцы предлагали выкуп за своих пленников. Всем было ясно, что Булыгин надеется выкупить свою жену. Как отметил Тараканов, «уважая его страдания и жалостное положение супруги его, решились лучше подвергнуть себя опасности, чем сопротивлением довести его до отчаяния».

На сей раз русские схватили заложниками женщину и юношу, потребовав обмена на своих людей. Через восемь дней договорились об обмене. И вот, когда он должен был состояться, появилась жена Булыгина. Все возликовали, но дальше произошло такое, что ликование мгновенно улеглось.

Анна Петровна сказала, что  захваченная русскими в заложницы — родная сестра старшины и что как она, как и её брат,  люди весьма добрые, оказали ей большие услуги и обходились с нею очень хорошо.  Булыгина попросила, чтобы эту женщину немедленно освободили.

Когда же Тараканов возразил, что её муж собирается освободить индейцев только в результате обмена на неё, то услышанное от Анны Петровны поразило их настолько, что они несколько минут не могли прийти в себя.

«Мы с ужасом, горестью и досадой слушали, - писал Тараканов, - когда она решительно сказала, что, будучи теперь довольна своим состоянием, не хочет быть вместе с нами и советует нам добровольно отдаться в руки того народа, у которого находится она;

что старшина человек прямой и известен по всему здешнему берегу и освободит и отправит нас на два европейских корабля, находящиеся в это время в проливе.
О троих пленных вместе с ней она объявила, что Котельников достался народу, живущему на мысе Гревиле, Яков у того племени, на берегах которых разбилось наше судно, а Марья у здешнего племени, в устье реки».

Когда Тараканов передал её слова мужу, тот пришёл в бешенство и схватил ружьё, чтобы её застрелить, но остановился и попросил своего помощника уговорить её изменить решение.

Однако уговоры Тараканова на Анну Петровну не подействовали:
«Я смерти не боюсь, — сказала она, — для меня лучше умереть, нежели скитаться с вами по лесам, где, может быть, попадемся мы к народу лютому и варварскому; а теперь я живу с людьми добрыми и человеколюбивыми; скажи моему мужу, что я угрозы его презираю».
 
Услышав это, Булыгин «долго молчал и стоял, подобно человеку, лишившемуся памяти, наконец, вдруг зарыдал и упал на землю, как мертвый. Когда мы привели его в чувство и положили на шинель, он стал горько плакать и не говорил с нами ни слова».

Зато Тараканову было о чём подумать. С таким начальником, как Булыгин, их ничего хорошего не ждало. Тимофей Осипович понял, что Анна Петровна говорит искренне и пришёл к выводу, что самое лучшее – это сдаться индейцам.

Мнения в отряде разошлись. Пять человек, в том числе и Булыгин, сдались вместе с Таракановым. Остальные отказались, но позже были захвачены в плен другим племенем. Булыгин попросил передать его тому хозяину, у которого была Анна Петровна.

В плену всем жилось по-разному, лучше всех Тараканову, который восхищал индейцев своими способностями и смекалкой. Анна Петровна сошлась снова  со своим мужем. Но их то соединяли вместе, то разлучали.

Все эти страдания окончились, когда они были в очередной разлуке. Анна Петровна заболела и в августе 1809 года умерла. В это время они находились у разных хозяев. Когда Булыгин узнал о смерти жены, то впал в сильнейшую депрессию и 14 февраля 1810 года скончался.

Русских пленников, 13 человек, выкупил 6 мая 1811 года капитан американского судна «Vancouver» Браун. Он же доставил их в Новоархангельск. Ещё одного американцы выкупили позже, он оказался на реке Колумбия.

Об одном русском не было никаких известий, его продали племенам, живущим где-то в глубине страны. Остальные умерли в плену.

Продолжение http://proza.ru/2020/08/28/1446


Рецензии
Здравствуйте, Владимир!
Прочитала сразу три главы, потому что они составляют один рассказ и трагических событиях, и невозможно было оторваться от текста, пока не узнала трагический финал. Восхищаюсь Анной Петровной Булыгиной! Она оказалась умнее и сильнее некоторых мужчин.
С уважением,

Элла Лякишева   09.10.2021 17:02     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание, Элла! Мне тоже очень симпатична эта героиня!
С дружеским приветом
Владимир

Владимир Врубель   09.10.2021 20:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.