Криминальная пара Главы 1-2

                Ищенко Г. В. 2020 г
                anarhoret@mail.ru


                Криминальная пара


        Укравший смертельно опасное зачарованное золото трактирный вор Альт Баргуз пытается от него избавиться. Это удаётся, только вместе с золотом мага он лишается и своего, которое копил двадцать лет. Удар по голове едва не отправил в мир мёртвых, но полученные способности мага и интерес графа, проезжавшего мимо залитого кровью вора, спасают его для другой жизни. Ограбившей Альта Лидии Макейн не удаётся воспользоваться добычей. Девушка становится магом, но теряет всё, в том числе и единственного родного человека – своего брата, и остаётся наедине с миром, в котором нет места владеющим магией простолюдинам. Каждый из них идёт в жизни своей дорогой, пока судьба опять не сводит их вместе.



                Глава 1


        Мартин не мог отлучаться, поэтому отправил к Альту одного из беспризорников.
        – Приказали передать, что вам нужно срочно подойти в трактир Хромого Пара, – выпалил малец и протянул ладонь.
        Вор дал ему медную монету и выпихнул за дверь. Мартин работал у Пара подавальщиком и подрабатывал у Альта наводчиком. Он посылал мальчишек, когда в трактир вселялся денежный клиент без должной охраны. Если сообщил о спешке, значит денег много, а вселение всего на день или два. Нужно было самому оценить постояльца и прикинуть, когда и где освободить его от лишнего золота. Альт редко работал в номерах, чтобы не отпугнуть клиентов трактирщику, а этот случай обещал быть из таких. Солнце уже на пять свечей перевалило за полдень, а до заведения Хромого Пара было неблизко, поэтому приходилось спешить. Скоро клиент спустится ужинать, а если он снял номер только на эту ночь, то другой возможности для работы у Альта уже не будет.
        Ему ничего не помешало добраться до «Золотой утки» и устроиться в трапезном зале трактира. Обычно в это время здесь собиралось мало народа, так было и сейчас. Два стола занимали горожане, а поблизости от восседавшего на своём месте Пара ждал ужин пожилой мужчина в дорогом, но уже потёртом дорожном костюме, со шпагой и кинжалом на поясе. Как только вор сел за самый дальний стол, к нему устремился Мартин.
        – Что будет есть, господин? – громко спросил подавальщик и тихо добавил: – Седьмой номер. Две сумки, одна из них очень тяжёлая. Ноги не гнул, но я заметил. Останется только переночевать. Будь осторожен – что-то с ним не так...
        – Маг? – так же тихо спросил Альт.
        – Нет, но мне почему-то не по себе. Говори заказ.
        Он заказал пиво и свиную поджарку и спросил, где здесь отхожее место.
        – По коридору направо, – ответил Мартин. – Там же сможете умыться. Ужин сейчас принесём.
        Пройдя мимо скривившегося трактирщика, вор попал в коридор и направился к лестнице на второй этаж, которой пользовались слуги. Кража в трактире – это шум и удар по репутации, но он хорошо платил Пару, а проезжие – это не горожане, и их недовольство можно было потерпеть. В страже магистрата не было своего мага, а шумели редко, поэтому за вора пока не брались всерьёз. Среди пострадавших не было важных персон, и этот постоялец на них не тянул. Титулованные господа не ездят без эскорта и редко останавливаются в таких заведениях.
        Маги рождались и среди простаков, но таких ничему не учили, а в иных королевствах и герцогствах выискивали и рвали лошадьми. Великое герцогство Сорма, в котором осел Альт, было из таких, поэтому он потратил много времени, чтобы найти Мартина и завоевать его доверие. Сил у подавальщика было немного и он почти ничего не умел, но обладал отменным чутьём.
        «Мартину не по себе, и у меня то же самое, – думал вор, поднимаясь по скрипучей лестнице. – Но уже три декады не было фарта, а если у этого господина много золота, его хватит, чтобы завязать с прежней жизнью и начать новую. Не хочется закончить её на виселице Весёлой площади. Придётся рискнуть».
        Он выглянул в коридор, никого не увидел и пробежался до седьмого номера. У Альта были вторые ключи от замков, одним из которых быстро отпер дверь. Все номера были одинаковыми, поэтому он мог быстро обыскать их даже в полной темноте, а ещё не совсем стемнело. В номере не было видно вещей постояльца, кроме лежавшей на столе шляпы. Сумки могли оставить только под кроватью, там они и оказались. Лёгкую не стал даже смотреть, вытянул тяжёлую и распустил завязки. Сверху лежало что-то волосатое.
        – Вас сюда приглашали? – спросила оторопевшего Альта отрубленная мужская голова, которую он вытащил за волосы.
        В полумраке номера ещё можно было рассмотреть скривившееся в ухмылке лицо. Вор никогда не слышал о том, что некроманты оживляют одни головы. Они могли ненадолго поднять свежий труп, но такое...
        – Ты кто? – облившись холодным потом, глупо спросил он, не в силах разжать руку.
        – А тебе не всё равно? – ехидно спросила голова. – Пришёл за золотом? Ну так бери, его там много!
        – Пальцы свело... – выдавил из себя Альт.
        – Скажи, что меня отпускаешь, – посоветовала голова. – Потом бери золото и беги. Если сюда зайдёт Март, твоя голова окажется в сумке рядом со мной!
        – Отпускаю! – закричал вор, выронил страшную ношу и с сумкой в руках выбежал из номера.
        Если бы не слова головы о золоте, удрал бы без добычи, после них руки сами схватили сумку. С ней было тяжело, и он вынужденно перешёл на шаг. Сбежал через задний двор на параллельную улицу и быстро поймал экипаж. Уже почти стемнело, и фонарщики зажигали висевшие на перекрёстках фонари. Извозчики не гоняли по темноте, поэтому до дома ехали дольше обычного. Он принадлежал овдовевшей купчихе, у которой Альт снимал комнату. Очутившись в ней, вор запер дверь, зажёг лампу и высыпал содержимое сумки на пол. Возле ног образовалась большая горка золотых монет, рядом с которой лежал кинжал.
        «Здесь не меньше тысячи монет, – подумал уже отошедший от пережитого страха вор, – с моими будут три. Этого должно хватить. У Марта был кинжал на поясе, интересно, для чего ему этот».
        Он поднял оружие, вынул клинок из ножен и поднёс его ближе к свету. На отсвечивавшей жёлтым стали были видны заполненные чем-то тёмным насечки. Рукоять была простого вида, без золота и камней.
        «Интересного типа я обчистил. Возит без охраны столько золота, да ещё живую голову и отравленное оружие. За яд на клинке не пощадят и дворянина. Мартин не почувствовал в нём силы, но почему-то испугался. Ладно, нужно поесть, а потом завалюсь спать. Утром сбегу в столицу. Этим не стану делиться ни с кем. Всё равно сюда уже не вернусь».
        Еда не заняла много времени, и скоро Альт забылся тревожным сном. Обычно он спал до утра, в эту ночь было несколько пробуждений. Сердце бешено колотилось, смутно вспоминались снившиеся кошмары и с трудом получалось снова заснуть. Утреннее пробуждение было не совсем обычным.
        – Ты долго собираешься валяться в кровати? – насмешливо спросил чем-то знакомый голос. – Вроде хотел рано утром уехать в столицу.
        Открыв глаза, вор уставился на лежавшую на столе голову. Сейчас её можно было хорошо рассмотреть. Умное лицо, помеченное тонкой ниткой шрама, серые, слегка навыкате глаза и побелевшие, но ещё густые волосы.
        – Я же оставил тебя в трактире, – удивлённо сказал Альт, почему-то не испытав большого страха.
        – Там и лежу, – согласилась голова. – Март съехал и не стал брать с собой. Скоро найдёт прислуга, тогда, наверное, закопают. Только это ничего для тебя не изменит. Ты взял заплаченные за заказ деньги, поэтому он теперь твой. Не понял? Март должен был убить короля Лямуза. По своей воле он за это не взялся бы, но вынудили. И передать заказ другому тоже не мог, а вот подставиться... В вашем герцогстве часты трактирные кражи, вот от и останавливался в каждом трактире, хотя можно было ехать дальше. А меня дали в советчики. У короля в охране много отличных бойцов, есть и маги. Убить очень трудно, а уйти после убийства ещё труднее. Фактически это задание для смертника.
        – Не понял, почему я должен кого-то убивать, – сев на кровати, спросил вор. – Ну взял я это золото...
        – Заказчик очень сильный маг, – объяснила голова. – Маги могут подчинять одного или двух людей, поэтому они не правят, а служат, но и королям не стоит обижать таких слуг. Золото зачаровано, и взявший его не сможет жить, если не выполнит волю мага. Через две декады Лямуз должен умереть, иначе умрёшь ты. Меня оживили, подчинили и отдали Марту, но без привязки, потому что у него нет силы. Опять не понял? Мне всё равно, Март, ты, или кто-то другой, если у него это золото. А ты ещё освободил от плоти. Я сейчас не в мёртвой, а в твоей голове, а на столе морок.
        – В моей?! – испугался Альт. – И как от тебя избавиться?
        – Выполнить заказ или подставиться, как это сделал прежний владелец золота. Сам ты не сможешь его отдать. Я знаю окружение короля, поэтому смогу давать советы. У тебя одного нет шансов, со мной... заказ выполнишь, вот уцелеть будет трудно.
        – Не хочу становиться убийцей, – мрачно сказал он. – Сам знаешь, что ждёт их после смерти. Расплавят это золото и вольют мне в пасть!
        – Какие глупости, – поморщилась голова. – Я недолго был мёртвым, но кое-что узнал. Не будет в посмертии ни огня, ни стужи, ни выдранных ногтей. Эти страшилки придуманы жрецами.
        – А что будет? – заинтересовался Альт. – Вот что ждёт меня?
        – Страшно? – ехидно спросила голова. – Ты ведь знал, что накажут, когда выбрал своё ремесло. Если бы беспокоился о посмертии, так и остался бы арендатором барона Рейла. Об этом трудно рассказать... В посмертии нет ничего хорошего ни для кого из людей, просто кому-то придётся хуже других. И это не боль, которой вас пугают. Не буду я ничего объяснять: всё равно не поймёшь. А убийства... На твоей душе их три, будет четыре.
        – Я убивал, защищая жизнь. За такое могут наказать только при жизни!
        – Ты долго думаешь болтать? – рассердилась голова. – От вашего городка день езды до Парта, а потом ещё пять дней ехать от столицы герцогства до королевской. И там нужно много времени, чтобы устроиться и найти подходы к Лямузу. Напомнить, сколько его у тебя? Не уложишься в срок – умрёшь страшной смертью!
        – Сволочи! – выругался Альт. – Ладно, я поеду, но постараюсь сбагрить это золото другому. Не хочу становиться наёмным убийцей.
        – Боишься за свою жизнь или жаль короля? – по-прежнему ехидно спросила голова. – Или страшит посмертие? Жизнь коротка, а твоя ещё и никчемна. Уже больше сорока, но до сих пор нет ни детей, ни даже любимой женщины. Живёшь для себя и делаешь несчастными других, лишая их золота. Иные из твоих жертв могли после кражи наложить на себя руки. Это не убийство? А король очень большая сволочь. Они все мерзавцы, а Лямуз стал им ещё мальчишкой. Принц в двенадцать лет убил одного из своих приятелей, да не сам, а заплатив другому. И с посмертием можешь не беспокоиться: ты уже заработал такое, что хуже не будет. Поэтому перестань заламывать руки и слушай того, кто намного умнее! У тебя нет коня...
        – Ты говорил о бароне, – перебил вор, – а теперь сказал о коне. Откуда всё это знаешь? Из моей головы? И как к тебе обращаться?
        – Ты для меня прозрачен как стекло, – ответила голова. – Меня можешь звать Сарком. Тебе хватит имени.
        – Из меня плохой наездник и верхом неудобно ехать с золотом, поэтому возьму экипаж. Отвезут в Парт, а там что-нибудь придумаю.
        – Всё ещё надеешься отделаться от заказа, – понял Сарк. – Ладно, можешь утешать себя этой мыслью, только поспеши. Ты не только теряешь отпущенное тебе время, но и заставляешь ждать меня.
        – Сам же сказал о посмертии, – огрызнулся одевавшийся Альт. – Для чего спешить туда, где всё так плохо?
        – Думаешь, мне так хорошо в твоей голове? – тоже рассердился Сарк. – Надоело с тобой болтать. Появлюсь, когда в этом будет нужда!
        Голова исчезла со стола и из мыслей, а вор занялся подготовкой к отъезду. С вечера остались хлеб и сыр, которые он торопливо доел. Простакам разрешалось ношение оружия только на службе в городской страже или дружине, поэтому свой кинжал положил в сумку, рядом с отравленным. В последнюю очередь достал своё золото. Для этого нужно было отодвинуть тяжёлый шкаф. В стене были выбиты несколько кирпичей, и в образовавшемся углублении лежала сумка с золотом.
        «Нужные экипажи стоят возле трактира на Круглой площади, – подумал Альт, – другие не поедут в столицу. С сумками я туда не пойду, поэтому сделаю так».
        Он положил свою сумку с золотом в шкаф, а вчерашнюю добычу оставил на столе. Если хозяйка проверяет комнату, сразу найдёт. Вот и пусть забирает! Жалко, но жизнь дороже.
        Вор налегке быстро дошёл до нужного трактира. Обычно возчики коротали в нём время за пивом, а одного оставляли сторожить экипажи. Так было и сейчас.
        – Мне нужно в Парт, – обратился Альт к сидевшему на козлах мужику. – Довезёшь?
        – У меня открытый экипаж, поэтому вожу только по городу, – отказался тот. – Спросите Сима, у него карета.
        Пришлось идти в трапезный зал. Симом оказался здоровенный рыжий мужик, который согласился отвезти в столицу за три золотых.
        – Только мне нужно съездить за одной дамой, – предупредил он. – Будете ждать здесь или сядете в карету?
        – У меня тяжёлый багаж, – ответил вор. – Заедешь за мной. Знаешь дом купчихи Фальк?
        – Я знаю всех в этом городе! – ухмыльнулся возчик. – Вы поспешите, господин, а то я мигом обернусь.
        К дому Альт подошёл одновременно с подъехавшим Симом. Махнув ему рукой, он сходил за сумками и сел в карету, стараясь не показать попутчице тяжесть своей ноши. Получилось плохо, но сидевшая на другом сидении девушка не обратила на него внимания. На ней было дворянское платье, а вор надел повседневную одежду, издали выдававшую в нём простака. Понятна её заносчивость, но это и к лучшему. С хозяйкой не прощался, что избавило от необходимости платить ей за последнюю декаду.
        «Странная девица, – думал он, держась за сидение, чтобы не ёрзать от тряски. – Красивая, знатная и молодая, а отправилась в путь без родичей или охраны. Здесь давно не слышали о разбойниках, а если обижу я? Или она сговорилась с возчиком? Этот Сим перебьёт пятерых таких, как я, и не вспотеет».
        Смотреть в окно было скучно, потому что по обеим сторонам дороги тянулся редкий сосновый лес. Задремавшая красавица была более интересным объектом для изучения, но такой интерес граничил с оскорблением. Ехать предстояло пять свечей, а заняться было нечем, поэтому Альт задумался о том, как лучше избавиться от зачарованного золота. Внезапно карета остановилась, и спрыгнувший с козел Сим сообщил, что на дороге лежит женщина.
        – Живая, – крикнул он пассажирам. – Господин, вы не поможете?»
        «Зачем этому бугаю моя помощь?» – подумал вор, открыл дверцу кареты и получил от девицы удар чем-то тяжёлым по голове. Мир разлетелся на кусочки и исчез.
        Очнулся он, когда время перевалило за полдень. Голова раскалывалась от боли, а во всём теле чувствовалась сильная слабость.
        «Вот и избавился от золота, – с трудом подумал Альт. – Плохо, что эта сука забрала и моё. Теперь пойму, как себя чувствовали те, кого я обчистил, только сначала нужно немного прийти в себя. Сейчас не могу ни о чём думать, даже о пропавшем золоте, которое копил двадцать лет. Как же она мне врезала! Гадюка, чтоб она сдохла с этим заказом! Наверное, мимо не один раз проезжали, но никто не подобрал. Плохо, сам я никуда не дойду».
        Он попытался сесть, но голова взорвалась болью и опять наступило беспамятство. Вторично очнулся в карете. Голова по-прежнему болела, но уже не так сильно, и можно было сесть, не рискуя потерять сознание.
        – Лежи! – остановил Альта сидевший напротив дворянин. – Мой господин подлечил тебя своей силой, иначе уже умер бы. Били так, чтобы убить. До вечера не встанешь: рано, и запачкаешь сидение кровью. У тебя в ней вся одежда, пришлось подстилать плащ.
        – Кто вы, куда едем и зачем я вам нужен? – спросил вор.
        Судя по богатству наряда, сидевший был титулованным дворянином, и у него следовало спросить разрешение на беседу, но раз уж заговорил сам... К тому же сознание временами мутилось, поэтому Альту было не до политеса.
        – Граф Абер Фарс вместе со свитой покидает ваше герцогство и направляется в королевство Эльхар, – ответил дворянин. – Там у него родня. Граф был одним из магов герцога и не пожелал участвовать в его войне с новым королём Дарма.
        Было видно, что ему скучно. Подобранный на обочине горожанин – не самая подходящая компания, но если больше никого нет...
        – Новый король? – с трудом дошло до Альта. – А что случилось с Лямузом?
        – Умер. Со стариками это бывает. Я сказал что-то смешное?
        Ему по-прежнему было плохо, но известие о смерти Лямуза почему-то вызвало смех, который корёжил тело и душу, усиливал боль и не приносил облегчения.
        Дворянин подождал, но истерика не кончалась, поэтому он наклонился и отвесил вору пощёчину. Одной оказалось мало и пришлось ударить ещё раз.
        – Успокоился? – спросил он. – Вот так и лежи, а я поеду верхом. А о том, почему тебя подобрал господин граф, спросишь его сам, если разрешит. Я проехал бы мимо.
        Такой разговор состоялся на следующий день, уже вечером, когда устроились на ночлег в трактире для благородных. Дружинников отправили искать заведение подешевле, а Альта, к его удивлению, поселили вместе с двумя слугами графа в небольшой комнатушке первого этажа. Сначала поужинали господа, а потом их слуги. Вор уже набрался сил и избавился от головной боли, поэтому пробежался за одним из слуг к Аберу Фарсу. В комнате графа был только он сам. Маг сидел в единственном здесь кресле и с интересом рассматривал посетителя. Альт тоже смог в первый раз его рассмотреть. На вид Аберу было лет сорок, но, учитывая магию, могло быть и шестьдесят. Стройная фигура и красивое умное лицо наверняка до сих пор привлекали дам, а костюм из благородного бархата украшали золотое шитьё и белоснежные воротник и обшлаги.
        – Гадаешь, зачем ты мне нужен? – усмехнувшись, спросил граф.
        – Есть такое, ваше могущество, – почтительно отозвался Альт.
        Маги предпочитали такое обращение, поэтому и он не назвал графа сиятельством.
        – Объясню, – кивнул Абер, – только сначала скажи, где ты встречался с человеком по имени Сарк.
        – Редкое имя, – ответил вор. – Я не встречал таких людей.
        Людей он действительно не встречал, а рассказывать о живой голове не хотелось. Маги умели чувствовать ложь, но в ответе её не было.
        – Не врёшь... – задумался граф. – Наверное, он тебе не назвался. Придётся смотреть память. Это опасно, но ты должен мне жизнь. Придётся отслужить.
        – Не надо смотреть! – в панике крикнул Альт. – Я всё расскажу!
        Он слышал, что после чтения памяти люди её теряют. Таких потом убивали. Рассказ длился недолго, и вор ни в чём не солгал.
        – Значит, убит, – печально сказал Абер. – Жаль, это был мой друг. Я догадываюсь, кто это сделал, и постараюсь отдать долг. А тебе повезло, вор.
        – Это в чём же? – удивился Альт, на время забыв о политесе. – В том, что забрали всё золото и чуть не убили?
        – Если бы не это, было бы хуже, – снизошёл до объяснений граф. – Ты приехал бы в Парт и занялся золотом. Не сомневаюсь в том, что такой ловкий парень смог бы избавиться от зачарованного. О смерти Лямуза знают немногие, вряд ли ты быстро попал бы в их число. И что дальше? Скорее всего, отдал бы своё золото в банк герцога. Я прав?
        – Так и сделал бы, ваше могущество, – подтвердил он.
        – Новый король в ссоре с вашим герцогом. Причину тебе знать необязательно, важно то, что эта ссора закончится войной. Ты потерял бы своё золото, а, возможно, и жизнь.
        – Наверное, вы правы, ваше могущество, – согласился Альт, – но я и так всё потерял и чуть не лишился жизни. Везение только в том, что вы не проехали мимо.
        – Сейчас объясню, – сказал Абер. – Вряд ли ты знаешь, что маги могут метить людей. Для этого у каждого есть своя печать, была она и у Сарка. Вот он тебя ею и пометил, именно из-за этого ты меня заинтересовал. И ещё из-за своей силы.
        – У меня нет силы... – растерялся вор. – Я знаком с одним магом. Слабый и почти ничего не умеет, но силу он почувствовал бы.
        – Интересно! – прищурился граф. – Значит, тебе как-то дал силу Сарк. Маги не могут это делать, наверное, это следствие его пребывания в твоей голове. И силы довольно много.
        – Не выдавайте, ваше могущество! – упал на колени Альт.
        – Успокойся, – сказал Абер. – Не для того я тебя лечил, чтобы убить. Подучу и дам дворянство, но всё это придётся отработать. Теперь ты мой на десять лет. Если это не устраивает, могу послать слугу за жрецами. Неподалёку от трактира видел храм. Я так и думал, что ты согласишься. Выше голову, тебя ждёт интересная жизнь. Если не сглупишь, она будет ещё и очень долгой!


                Глава 2


        – Кончить его? – спросил Сим. – Как ты думаешь?
        – Не трогай, – отозвалась Лидия, бросив взгляд на лежавшее на обочине тело. – Я била изо всех сил, так что сам не встанет, а кто такого подберёт? Разворачивай карету и едем обратно. В сумках столько золота, что нам его хватит на всю жизнь.
        – Вы сейчас же едете в Парт, – сказала возникшая перед ней голова. – Придётся тебе отрабатывать это золото.
        Обрубок висел в воздухе без видимой опоры и ехидно улыбался перепуганным грабителям.
        – Ты кто? – отступив от него, спросила Лидия. – И почему я должна отрабатывать то, что и так моё?
        – Зови Сарком, – ответила голова. – Вы отобрали золото, которое заплачено магом за заказ, поэтому теперь он твой. Я мог выбрать для исполнения и твоего брата, но его и на лигу не подпустят к королю Дарма, а у тебя есть шансы. Ты должна убить Лямуза, иначе умрёшь сама. Срок – две декады. Я перебрался из головы вора в твою, чтобы помочь советами.
        – Там две сумки с золотом, – сказал Сим. – Оно всё заплачено за заказ?
        – Только одна, – ответила голова. – Но учтите, что вы не сможете оставить это золото или кому-то отдать. Вор, которого вы обобрали, украл его у убийцы.
        – А если украдут у меня? – спросила Лидия. – И как я отличу, какая из сумок принадлежит вору?
        – Заказ перейдёт к укравшему вместе со мной, – сказал Сарк. – Его оплатили золотыми королевства Эльхар, а у вора наверняка разные монеты. Для умных я сказал достаточно. – Закончив, он исчез.
        – Что это было? – осмотревшись, обратился к сестре здоровяк. – Может, глюк?
        – Сразу у обоих? – отозвалась она. – Боюсь, Сим, что мы с тобой крепко влипли. Я не идиотка и не собираюсь убивать короля. Получится что-нибудь или нет, но живой я оттуда не уйду. Приедем в Парт, положим чистое золото в герцогский банк, а потом подумаем, что делать с остальным. Можно сказаться семейной парой и снимать комнаты в трактирах чёрной части столицы, пока не ограбят.
        – Там можно запросто лишиться жизни, – задумался брат, – не поможет и моя сила. Ладно, может, придумаем что-нибудь поумнее. Ты одета дворянкой...
        – Оденусь скромнее. Я могу морочить головы простакам, но не дворянам. Я не знаю того, чему их учат, и любой сразу расколет. Сейчас поменяю платье, а заодно разберусь с золотом. А ты поторопи лошадей. Будет лучше, если приедем в Парт до темна.
        Она села в карету и занялась своим багажом. Брат гнал лошадей, и их экипаж сильно подпрыгивал на неровностях дороги, поэтому лёгкую девушку бросало из стороны в сторону. Лидия нашла нужное платье и с трудом переоделась, а потом убрала свои вещи и занялась добычей. В одной сумке лежали мужская одежда и два кожаных кошеля. В большем, который она едва подняла одной рукой, были золотые герцогства, в меньшем – самые разные монеты. Видимо, эти деньги принадлежали убитому вору. В другой сумке не было ничего, кроме золотых королевства Эльхар и двух кинжалов. Один из них оказался с ядом на клинке. Простаков казнили за такое оружие без суда, поэтому от него нужно было избавиться. Такой случай представился, когда брат перевёл лошадей на шаг и она смогла приоткрыть дверцу кареты без риска выпасть из неё на дорогу. Пока лошади отдыхали от скачки, Лидия отдохнула от тряски, а заодно обдумала положение, в котором они оказались. В результате она отказалась от своей мысли отдать золото в банк герцога. Его было слишком много, чтобы вернули простакам, не поможет и полученная бумага. Ещё и бросят в кутузку, откуда уже и не выйдешь. Куда надёжней спрятать в каком-нибудь приметном месте. И с зачарованным золотом лучше ходить одной, а не вместе с братом. Девушку с таким богатством не ограбит только ленивый, и вряд ли пырнут ножом там, где достаточно просто стукнуть. Вот с Симом не ограничатся тумаками, а если пустят в ход клинки, достанется обоим. Решено, так она и сделает, а брат вернётся и продаст дом. Их золото хранилось в одном из известных купеческих домов, и его можно было взять и в Парте.

        Работа кучера не сильно загружает голову, поэтому её можно использовать для другого. Сим недолго думал о страшном мороке и тех сложностях, которые принесло его появление. Как и многие здоровяки, он не отличался большим умом и в тех случаях, когда нужно было проявить не силу, а изворотливость, привык полагаться на сестру. Она обязательно что-нибудь придумает, а если так, то зачем напрягаться? В голову пришла мысль о том, что нужно продать дом и убраться из Дешта. В этом городке прошла вся их жизнь, но сейчас самым умным было уехать. Об их делах знало уже много народа, а внезапно свалившееся на голову богатство делало это знание опасным вдвойне. За себя он боялся мало, больше беспокоился о сестре, которую вырастил после гибели родителей и очень любил. Старшие Макейны стали жертвами ограбления одной из уличных шаек. Сильно задержались в гостях и не стали брать экипаж. До дома нужно было пройти только три квартала, но им не повезло. Симу было тогда шестнадцать, а Лидии – на три года меньше. Деньги скоро закончились, и юноше пришлось покрутиться, чтобы их заработать. Чем он только не занимался! Уходил из дома утром, а возвращался с несколькими монетами поздно вечером. Всё изменилось, когда сестра отдала ему украденный ею кошель. В нём было столько серебра, сколько Сим зарабатывал за четыре декады. Воровство – дело опасное, и он не хотел, чтобы Лидия рисковала, но не мог этому помешать. Однажды воровку поймал за руку какой-то дворянин, но она так убедительно рассказала ему о больной матери, перемежая рассказ рыданиями, что получила не только свободу, но и несколько серебряных монет. Когда в очередном кошеле вместо серебра оказалось золото, на него смогли купить эту карету и лошадей. С год Сим возил пассажиров, а потом Лидии пришла в голову мысль о том, как использовать их экипаж с большей пользой...

        Два года назад, королевство Дарм

        Состарившись, Лямуз переложил все заботы о королевстве на плечи канцлера – герцога Бруза Ладнея, а сам проводил время в своих покоях или гулял по парку, если было такое желание и позволяла погода. Двух жён у него отравили, а старшего сына пришлось убить самому, когда тому надоело ждать смерти отца. Двух дочерей выдал замуж, и из всей семьи во дворце жил только тринадцатилетний сын, которого удалось получить от второй жены незадолго до её гибели. Фартуз демонстрировал отцу любовь, которой у него не было, и почтение, за которым пытался скрыть страх. Обычная, в общем-то, жизнь для большинства известных ему королевских семей.
        Лямуз мог похвастать тремя придворными магами. Главным числился барон Адгейл, которому король доверял больше других придворных. Побеспокоивший сегодня Собер тоже был бароном, только чужим. Он приехал в Дарм год назад и после проверки магией был принят на службу. Лямуз не спешил приближать к себе эльхарца и не собирался встречаться с ним наедине. Амулет плохо защищал от сильного мага, поэтому один из слуг был послан за Адгейлом. Когда в королевской гостиной появился главный маг, в неё впустили и Собера.
        – Приветствую моего повелителя! – поклонился он королю. – Я открыл новые возможности в магии и хотел доложить об этом вашему величеству.
        – Садитесь, барон, и докладывайте, – разрешил Лямуз.
        – Некромантия позволяет ненадолго поднять только свежих покойников, а мне удалось допросить души тех, кто умер год назад! – похвастался маг. – Я первый смог пробиться в пространство посмертия!
        – И что они сказали? – заинтересовался король. – Что меня там ждёт?
        – Нас не ждёт ничего хорошего, – ответил Собер. – Недаром все так боятся смерти.
        – И праведников? – удивился Лямуз. – Вера учит другому.
        – Я беседовал со многими из умерших и проверял их на ложь. Не лгал никто, да и нет для них смысла во лжи.
        – Разрешите, ваше величество, задать ему вопрос? – спросил Адгейл.
        – Вы можете говорить, не спрашивая разрешения, – позволил король.
        – Почему вы упомянули год? – обратился главный маг к Соберу.
        – После года души начинают терять память, а вместе с ней и рассудок, – объяснил тот. – Это очень мучительно, поэтому они ни с кем не хотят, а потом уже и не могут, общаться.
        – И чем всё кончается? – спросил Лямуз. – Говорите, не ждите наших вопросов.
        – Дальше ещё хуже, – заторопился маг. – Души начинают меняться, и эти изменения проходят в муках. Те, кто ещё сохранил способность мыслить, чувствуют их боль и страх. Это не наша боль, а что-то другое, мне не смогли объяснить разницу. Когда всё заканчивается, изменённые куда-то исчезают. Но разговоры с мёртвыми – это не главное. Души не могут покинуть пространства посмертия, у них нет для этого сил. Но если им помочь... После долгих опытов мне удалось впустить одну из душ в своего слугу. Перед этим пришлось изгнать из тела его собственную.
        – И он не умер? – удивился король. – Как же можно жить без души?
        – Недолго можно, – объяснил Собер, – потом начинаются болезни, которые быстро приведут к смерти.
        – И что получилось в результате такой замены? – спросил Адгейл.
        – Слуга сохранил свою личность, – ответил маг, – но стал предан мне абсолютно! Его новая душа удерживается в нашем мире только моей силой, поэтому я могу отправить её обратно за любое непослушание. То же случится и с моей смертью. Слуга это чувствует и ловит каждое моё слово!
        – Это полезно... – задумался Лямуз. – У меня только сомнение, стоит ли вмешиваться в установленный богом порядок вещей.
        – Всё происходит по воле бога! – воскликнул Собер. – Если мне не помешали... Представьте, ваше величество, что мы поменяли души у глав всех дворянских родов. Сейчас они повинуются вам из-за вассального долга и позволяют себе проявлять недовольство и чинить интриги, а с заменой без раздумий выполнят любой приказ! И так можно поступать не только с вашими вассалами, но и с вельможами соседей! У меня хватит силы, чтобы сломить магией двух или трёх человек, но на такое подчинение её уходит в сотни раз меньше.
        – Они станут бояться вас, а не короля, – заметил главный маг. – Это большое искушение.
        – Я верный слуга его величества, а при желании мою верность можно скрепить магией!
        – Я подумаю, – сказал Лямуз, – а вы объясните всё, что узнали, Адгейлу. Что бы я ни решил, ваши усердие и верность будут оценены по достоинству! Можете идти.
        Маг поклонился и поспешил удалиться.
        – Что ты об этом думаешь? – отбросив этикет, спросил король Адгейла, когда они остались вдвоём.
        – Опасная затея и вредные знания, – ответил тот. – Пройдёт немного времени, и высшая власть перейдёт к магам...
        – Ты сам маг из самых сильных, – перебил Лямуз. – Неужели не хочется подняться выше?
        – Меня вполне устраивает сложившийся порядок вещей, – откровенно сказал Адгейл. – Необременительная служба, которая даёт возможность жить так, как я хочу, и большая семья, в которой нет места зависти и злобе. У меня впереди сто лет жизнь, так для чего всем этим рисковать ради возможности над кем-то возвыситься? Но такие желающие, несомненно, найдутся. И это ещё не самое страшное. Страшнее будет то, что они превратят дворян в говорящих кукол и зальют мир кровью!
        – При чём здесь кровь? – не понял король.
        – Такой передел власти не обойдётся без войн, – объяснил маг. – Большой соблазн подчинить себе окружение кого-нибудь из соседей и объявить ему войну. Собер об этом говорил.
        – Я не ошибся в тебе. Узнай всё, что он раскопал, а потом подумаем, что лучше сделать.

        Великий герцог Сорма уже забыл, когда в последний раз посещал свой кабинет. Всеми делами занимался его канцлер граф Маркуз. Ольм только выслушивал его отчёты в одной из тех комнат дворца, которые использовал для отдыха. Часто при этом присутствовал его наследник. Эльберу было уже за тридцать, но он с почтением относился к отцу и терпеливо ждал его смерти, никак не пытаясь её ускорить.
        Герцогство Ольма было в три раза меньше Дарма, и его до сих пор не завоевали только из-за того, что любой, у кого это получилось бы, сразу же становился сильнее каждого из соседей. И кому из них такое понравится? К тому же и старый Лямуз, и более молодой король Эльхара Бармос не отличались воинственностью и ещё не выжили из ума. На северо-востоке, с герцогством граничило королевство Тулпар, но у тамошнего короля были очень плохие отношения с соседями. Стоило ему увести армию... На юге соседствовали не только с Эльхаром, но и с герцогством Полейма, которое было великим только по территории, а во всём остальном сильно уступало Сорме. Но, несмотря на отсутствие явной угрозы, Ольм тратился на сильную армию, которая могла оказать сопротивление любому из соседей.
        Внезапная смерть Лямуза вызвала тревогу. Его единственному сыну было только пятнадцать, и агенты доносили, что принц не отличается умом и поспешил короноваться, не успев даже похоронить отца. Сразу же вслед за королём умер и его главный маг. Если смерть Лямуза выглядела естественной, то кончина такого сильного мага, не дожившего даже до пятидесяти лет, могла быть только убийством. Других смертей не последовало, и новый король пока не поменял никого из сановников отца, кроме главного мага. В окружении Фартуза был свой человек, от которого быстро узнавали всё самое важное.
        Сегодня герцог большую часть дня провёл в библиотеке. Все комнаты для его отдыха были небольшими, и в каждой стоял диван. Величие у Ольма было для народа, сам он предпочитал удобства, не любил больших помещений и отдыхал преимущественно лёжа. В такое время его мог побеспокоить только один из личных слуг. Им дозволялось входить без разрешения. Вот и этот вошёл, поклонился и доложил, что к его высочеству прибыл господин канцлер и просит его принять.
        – Скажи, пусть заходит, – разрешил Ольм и отложил недочитанную книгу.
        Если Макруз явился в неурочное время, то наверняка с чем-то важным.
        «Красавчик, – неприязненно подумал он при виде вошедшего. – Лучше бы больше занимался делами, чем валял придворных шлюх!»
        Мысль была несправедливой, потому что граф прекрасно справлялся с обязанностями канцлера и этому не мешали его любовные похождения, но Ольм не любил этого сильного и самоуверенного мужчину и вынужден был терпеть из-за деловых качеств и влиятельной родни.
        – Садитесь, граф, – приветливо показал он на кресло. – Случилось что-то важное?
        – Да, ваше высочество, – подтвердил канцлер. – Разграблен торговый обоз на границе с Дармом. Всех вырезали, смог бежать один из охранников, от которого всё и узнали. Бойню устроили королевские солдаты и дружинники одного из приграничных баронств.
        – Скверно! – оценил новость Ольм. – Война?
        – Я думаю, что Фартуз решил воевать, – кивнул Макруз. – На такое можно решиться только тогда, когда рвут все связи.
        – Армия у нас не намного слабее, вот дворянского ополчения у них будет больше в разы. Но от него немного пользы, да и Бармос не позволит нас захватить, главное – суметь продержаться, пока он соберёт силы.
        – Бармос может решить по-другому. Для чего ему нас защищать и сражаться с дармийцами, если выгодней поделить? Ударит со своей стороны, а потом будет договариваться с Фартузом. Если они и сцепятся, нам это уже не поможет.
        – Это ваши домыслы или что-то узнали? У вас ведь есть свои люди в столице Эльхара?
        – И в столице, и при дворе Бармоса, – подтвердил канцлер. – Король вам благоволит, но у его канцлера более деловой подход. Раздел выгоднее, поэтому он может...
        – А какая позиция у наследника? – перебил герцог. – Принц имеет большое влияние на отца.
        – Ему уже за тридцать, и он больше руководствуется не сантиментами, а выгодой. Но это предположения, а точно я пока ничего не скажу.
        – Хорошо, перейдём от соседей к нам. Нужно выдвигать армию к границе с Дармом и заняться сбором дворянского ополчения. Передайте мой приказ генералу.
        – В последнее время он мне не нравится, – сказал Макруз.
        – И что не так с Кудгаем? – спросил Ольм. – Что замялись, граф? Выкладывайте, чем вы недовольны.
        – Он очень сильно изменился: забросил охоту и посещение двора и почти всё время проводит в своём дворце. У меня есть человек в его окружении...
        – Меньше всего меня интересуют его развлечения, – рассердился герцог. – Что с армией?
        – По сообщениям моего человека, Кудгай стал злоупотреблять вином, его уже давно не видели трезвым. И началось это две декады назад, после гибели его мага. Армией занимаются другие, поэтому пьянство командующего на ней пока не сказалось.
        – Как погиб маг? – спросил Ольм. – Почему мне об этом не доложили?
        – Не придали значения, – ответил Макруз. – Мага быстро заменили, а генерала проверили. Магией его не подчиняли. А погиб при попытке ограбления. Я занялся этим только после известия о смерти Адгейла. Сильных магов очень мало, и их редко убивают. Покойный Лямуз даже взял на службу одного из эльхарских, правда, потом от него избавился. Выяснилось, что маг Кудгая мастерски владел шпагой. Он мог не успеть подчинить грабителей магией или их было слишком много для подчинения, но без труда положил бы их всех сталью.
        – Значит, убийство. И какой, по-вашему, могла быть цель?
        – Я думаю, что она как-то связана с нашим командующим, но пока не готов ответить. Но Кудгая нужно менять!
        – Вызовите его ко мне. Сначала я поговорю и посмотрю, так ли он плох, а потом решу. Я верю вам, граф, но в таких делах не хочу решать только на основании чьих-то слов. Я имею в виду не вас, а вашего человека.

        Долгий путь закончился в большом городе ТулЕ в двадцати лигах от столицы Эльхара. В нём жил брат графа Абера Фарса Серк. Когда всех приехавших разместили в его дворце и накормили обедом, Альта вызвал хозяин. Присланный слуга проводил бывшего вора до нужных дверей и ушёл. На стук послышался неразборчивый возглас, который он посчитал разрешением войти. За дверью оказалась большая комната, богато обставленная как гостиная. Абер сидел в одном из кресел и указал ему на другое.
        – Садись, сейчас сделаю из тебя мага. Что так уставился? Некогда мне ждать, пока ты выучишься сам. В магии есть способы записать знания прямо в голову, но их редко используют. Такая передача может идти только от мага к магу, и оба должны снимать защиту, а в таком состоянии даже слабый может навредить сильному. Но ты пока ничего не умеешь, поэтому я ничем не рискую. Вот кодекс и всё остальное, что нужно знать дворянину, будешь учить самостоятельно. Тебе сегодня же принесут книги. Когда закончишь и пройдёшь проверку, получишь дворянскую грамоту. До этого я не смогу тебя никуда послать без риска лишиться. Учти, что дам только самое основное, остальное при желании выучишь сам. Готов? Закрой глаза и расслабься. Будет неприятно, но от этого ещё никто не умирал.
        Альт послушно выполнил всё, что ему приказали, и стал ждать. В голове возник шум, который становился всё сильнее и сильнее, забивая все остальные чувства и не давая возможности связно мыслить. Когда он закончился, поначалу ничего не было слышно. Первым почувствовалось тело, потом с трудом родилась первая мысль, а вслед за этим вернулся слух.
        – Тебе повезло, – с усмешкой сказал граф. – Иногда тот, кому дают столько знаний, сходит с ума. Сегодня будешь отдыхать, а завтра возьмёшь учебник и будешь пробовать те заклинания и магические приёмы, которые я в нём отмечу. В твоих интересах не лениться и не терять зря время!
        Дворец Фарсов был небольшим, поэтому Альт обошёлся без слуг и самостоятельно добрался до своей комнаты. Навалилась такая усталость, что последние шаги были сделаны на остатках сил. Не раздевшись, он упал в кровать и тотчас уснул. Один из слуг принёс книги и пытался разбудить для ужина, но безрезультатно.
       Новый маг проснулся утром от голода и необычных ощущений. Казалось, что тело ничего не весит и стоит только прыгнуть, как он тут же взлетит к потолку. Все чувства обострились, и думалось совсем по-другому. Воспоминания стали образными, как будто на самом деле были перед глазами. Эти видения накладывались на реальность и вызывали головокружение. Внезапно он понял, что нужно сделать, чтобы новые способности не мешали жить. Во дворе прозвучал гонг, оповещая господ о времени завтрака. Слугам его давали чуть позже в другой части дворца, куда он и поспешил.

        Главы 3-4    http://proza.ru/2020/10/06/524


Рецензии
Представьте, ваше величество, что мы поменяли души у глав всех дворянских родов. Сейчас они повинуются вам из-за вассального долга и иной раз позволяют себе проявлять недовольство и чинить интриги, а с заменой без раздумий выполнят любой приказ! И так можно поступать не только с вашими вассалами, но и с вельможами соседей! У меня хватит силы, чтобы сломить магией двух или трёх человек, но на такое подчинение её уходит в сотни раз меньше.
***
Чипизация...

Ольга Смирнова 8   23.10.2020 09:54     Заявить о нарушении
Чипизация предполагает постановку чипов ВСЕМ и тотальный контроль общества. В средневековом, когда народ ничего не решал, а дворяне подчинялись главам родов, достаточно было взять под контроль этих глав. Но общее действительно есть - абсолютное подчинение кому-то одному или небольшой группе людей.

Геннадий Ищенко   23.10.2020 10:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.