Марочка немного смутилась...

Марочка немного смутилась, в рамках приличной кокетливости, когда вошел Толик.

- Ой, я тебя утром ждала, - Марочка захлопотала, украдкой закидывая в угол разнаряженных кукол, чтобы Толик не смеялся.

А чему смеяться, если сидишь одна-однёшенька и скучаешь? Да если бы Марочка умела шить, она бы и платьица им красивые придумала, каких в магазине не купишь. Например, Лене зеленый ярко-оранжевый сарафанчик в клеточку, а Тане джинсы и топик малиновый.

Марочка заглянула в зеркальце и чиркнула вдоль век фиолетовым карандашиком пару стрелочек. Ей стало щекотно, чуть в глаз не заехала. Губы красить некогда, Толик сзади стоит, голодный, наверное.

- Садись, садись, - затараторила Марочка, - у меня сегодня шпроты и отбивные.

Толик немного послонялся с умным видом, мужчины всегда себе цену набивают, о, какое счастье, что я пришел, радуйся, женщина, ты не одинока в своей пещере. Ага, пещера, дурак ты, Толик, рассуждала Марочка, накрывая на стол, попробуй построй себе такую пещеру, а потом хвастайся. Сам-то вообще ни кола ни двора, с родителями живет.

- Что это? – Толик взглянул на шпроты.

- Это шпроты, - сказала Марочка.

- Это не шпроты, - отодвинулся Толик, - это кусочки хлеба в шпротном масле. Свихнулась ты на куклах! Дай мне что-нибудь человеческое!

- На каких еще куклах? - вспыхнула Марочка, - ты на себя посмотри, кто машинки игрушечные коллекционирует, я что ли?  А шпрот у меня нет, потому что денег нет, а если ты есть хочешь, то и неважно хлеб там в шпротном масле или шпроты. Будешь шпроты, в последний раз спрашиваю?

- Буду, - Толик нахмурился и придвинул к себе баночку шпрот с кусочками хлеба.
 
Обкапался, конечно же, теперь рыбой вонять будет.

- Горе ты мое, - Марочка присыпала солью масляные пятна, - сиди, я второе подам.

Марочка убрала пустую жестянку и поставила на стол горячее.

- Опять хлеб? – разозлился Толик, даже побелел от злости.

- Он в в мясном соусе, - сказала Марочка, - если у меня на рыбу денег нет, то откуда на мясо появятся? Взял бы и принес мне мяса, а я бы приготовила. Хочешь шашлыки, хочешь, котлеты, а могу люля-кебабы, если баранину принесешь. Да куда тебе, у тебя самого ни гроша. А еще ломаешься. Ешь, коли есть хочешь.

- Я дома поем, - сказал Толик и встал, - мама борщ сварила, я даже уходить не хотел. Ну, просто обещал, вот и пришел. Ты мне про угощение говорила, какое же это угощение?

Марочка уперлась в Толика своим неотразимым взглядом, подперлась руками и выпалила:

"Бабочка-красавица.
Кушайте варенье!
Или вам не нравится
Наше угощенье?

Толик не выдержал взгляда и покорно сел. Молча ел, косясь на рассерженную Марочку, которая смотрела на свои ногти. Надо бы маникюр сделать, да и педикюр бы не помешал. Хотя ради кого стараться? Ради этого маменькиного сыночка?  Да зачем он мне вообще нужен? Послушный, воспитанный, начитанный, бла-бла-бла. Вон, Мирзоян, весь дом в страхе держит, отчаянный, с таким не соскучишься. А даже если и синяк поставит, ну и что? Бьет, значит, любит, так Марочкина мама говорила.
Марочка ей еще не верила, а теперь и вправду, лучше бы тут Мирзоян сидел.  Надел бы на Марочкину башку эти шпроты, вместе бы поржали. А тут же со скуки сдохнуть...

- Ах, Толик, как тебе не стыдно? - всплеснула руками мама Толика, - мы с папой тебя по всему двору ищем, а ты в куче мусора прячешься?

- Это не куча мусора, - выкрикнула Марочка, - это мой шалаш. И можете забирать отсюда вашего Толика, не особо и нужен он мне тут, ясно?

- Как ты со взрослыми разговариваешь, мелюзга? – подоспел на защиту папа Толика, - я вот скажу дворнику, чтобы он сегодня же убрал отсюда этот мусор, все эти ветки, палки, солому, тряпки какие-то.

- Это не тряпки, - опять крикнула Марочка, - это мои скатерти и занавески, уходите отсюда со своим сопливым сыном. Он сюда только есть ходит, да еще морду кривит.

- Ты слышишь? - мама Толика в ужасе повернулась к его папе и схватилась за сердце, - он тут еще и ел что-то? Боже, он же может отравиться! Вызывай скорую!

- Доигралась, девочка! -  укоризненно сказал папа Толика. – Совсем о своей матери не думаешь, вот вызовут её в школу и что, приятно ей будет?

Марочка заткнула уши и вышла из шалаша через стену.  И совсем не жалко, что шалаш развалился, все равно его на помойку выбросят. Кукол она заберет, когда эти, наконец-то, отвалят. Ничего, она в Мирзояновскую голубятню кукол перетащит, туда уж точно никто не сунется. Мирзоян любому навешает, он второгодник, ему пофиг. И вообще, у него тоже отца нет, он нормальный человек. Не ребенок какой-нибудь.


Рецензии
несколько раз сталкивалась с тем, что у детей СТОЛЬКО страхов, конфликтов, слёз, невидимых взрослым
одна из внучек рассказала, какие страсти, травли, подлости были в её группе в детском саду - ужас!
другая о травле в классе, куда перешла в связи с переездом
и ведь держат всё это в себе, взрослые и не догадываются
хотят быть сильными и независимыми?

а рассказик твой многослоен

Галина Гладкая   18.04.2021 09:53     Заявить о нарушении
Ты права, рассказы, как люди, их можно и так понять и этак и будет одинаково верно. Нет одной правды, есть много правд, и на каждую найдется охотник :)) Травля это ужасно, ей нет конца, наверное, все с ней сталкиваются, кто больше, кто меньше. Пока вырастешь столько натерпишься! :))

Спасибо,

Вера

Малярша   18.04.2021 16:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.