Спортивная страсть. Глава 14. Разворот

      Встреча "в верхах", намеченная на вечер буднего дня, состоялась минутка в минутку и превзошла мои благие ожидания. Охранник министерства быстро провёл нас с Тамарой по длинным коридорам и небрежно кивнул на искомую дверь. Мы вежливо постучали, несмело вошли, поздоровались, представились. Потом кратко изложили суть вопроса и попросили официального разрешения пользоваться услугами такси в командировках. Не для себя лично, а для всех спортсменов-опорников. На эту аудиенцию нас делегировали человек пятнадцать. Они несколько раз в год маялись в переездах и надеялись на скорый положительный отклик.
      Только важный чиновник ухом не повёл и взгляд от огромного экрана не оторвал. Там транслировался международный футбольный матч, похоже, фавориты проигрывали. Настроение начальника было дурным, он раздражённо перекладывал папки с бумагами, маршировал по кабинету, выглядывал в окно, отвлекался на телефонные звонки, лишь бы не вникать в наши дела. Не к месту калек принесло! 

      Минут десять до окончания телепередачи мы смирно простояли возле стеночки. Да и потом предложения присесть не последовало. Демонстративное безучастие было вызывающе-оскорбительным. Само собой, телесных увечий слуга народа не имел и чаяний инвалидов не знал. Костыли Тамары, приткнутые у рабочего стола, его нервировали. Подробные пояснения, оправдывающие "катание" на такси, тоже. Шаг в сторону от командировочного предписания был расценен как серьёзное преступление. "Вы виновны! В тюрьму пойдёте, если не покроете растрату из собственных карманов!" - гневался замминистра, тыча толстым пальцем в нашу сторону. Но сдаётся мне, он переживал вовсе не о государственной казне. Просто хотел покоя.
       А мы с подругой не спешили каяться и уходить, ведь одна подпись могла изменить статью расходов и облегчить дальние выезды спортсменам края. Когда Тамара разочарованно умолкла, я попыталась тактично продолжить беседу. Всё напрасно! Собеседник считал, что атлеты мотаются по России и миру исключительно ради удовольствия. Он с вызовом заявил, что министры такой роскоши себе не позволяют! "Конечно! - хмыкнула я, теряя самообладание. - Кто бы спорил? Они служебный транспорт используют для личных нужд. Зачем такси?".

      Тут же последовал ошеломляющий финал никчемного разговора: "Хватит дебатировать! Моя зарплата от ваших медалей вообще не зависит! По своей прихоти поднимаете штангу, вот и передвигайтесь, как можете: хоть на колясках, хоть на костылях. Или дома сидите! Только не мельтешите перед глазами". Такой выпад меня ошарашил! Действительно, сытый голодного не разумеет. При этом участь обездоленного выглядела приятнее, чем тошнотворная чиновничья пресыщенность. Мысль о том, что наши награды не имеют значимости, была отвратительной и устойчивой. Она требовала незамедлительной ответной реакции. 
      Дома я взглянула на своё пристрастие как бы со стороны и задумалась, какого чёрта рисковать здоровьем, жечь нервы, беспокоиться о чести клуба, города, края, если в соответствующем министерстве нет элементарного уважения к спорту? Лучше читать книжки, ходить в кинотеатры или беззаботно гулять в парке. В тысячу раз проще ничего не делать для своей Родины! Я понимала, что ещё могу выступать на больших аренах. Только зачем напрягаться?

      Огромная недетская обида, помноженная на полное неприятие сложившейся ситуации, застопорила меня посреди дороги и мощно развернула на сто восемьдесят градусов. Не по пути было с чиновниками, тучно восседавшими в мягких креслах. Им никогда не познать истинной цены победы! Здоровым людям медали достаются потом и кровью. А инвалидам…. Для того, чтобы стать сведущим в таких вопросах, надо бы хоть раз примерить чужую судьбу.
      Я решила никому ничего доказывать. Пришла пора сменить направление - без надрыва жить, работать, поднимать железки исключительно ради мышечного тонуса и быть довольной вдали от пьедесталов. Хватит уже покорённых высот, пора и честь знать. Все былые заслуги отправились в прошлое, два года я старалась его не колыхать. А потом в канадском городе Ванкувере состоялись зимние Олимпийские Игры, и спортивная страсть о себе напомнила. Я переживала за россиян что есть мочи! Обычные спортсмены провалили главные выступления, но для паралимпийцев пробил звёздный час! Сборная команда России заняла первое место по числу завоёванных наград! Такой рекорд вряд ли предполагался.

      На тот момент Игры 2010 года стали лучшими в истории нашей страны. Но почему-то на центральных телеканалах редко показывали тех, кто добыл эти медали. В новостях мелькали только итоговые таблицы и очень короткие интервью с героями дня. Они не жаловались на плохие коньки, лыжи и сани, без лишних слов бились за Родину и за себя. В основном благодаря иностранным трансляциям болельщики увидели, как инвалиды побеждают. Мои товарищи по несчастью всему миру демонстрировали фантастическое мужество, несгибаемую волю и русский дух. Они доказали, что невозможное возможно, если поставлены великие цели. Я с детства знала, что в жизни всегда есть место подвигу!
     Спорт не потерял своего притяжения, меня, как заядлую болельщицу, лихорадило то от восторга, то от расстройств. У каждой завоёванной медали непременно была оборотная сторона, скрывающая от глаз публики бесконечные трудности. Я знала о них не понаслышке, гордилась собратьями и молилась за удачу.

      Блестящие результаты Игр в Ванкувере принесли громкую славу нашей Родине. Однако наряду с ошеломительными итогами высветились и слабые стороны большого спорта. Экспертам и общественности открылась ранее засекреченная информация, на страницы газет и журналов вылилась куча грязи, поднялась шумиха. Многие позорные факты подтвердились. Дебаты о проблемах зимних видов спорта не прекращались несколько месяцев. Извечные русские вопросы "Кто виноват?" и "Что делать?" стали отнюдь не риторическими, мелкие и крупные чиновники понесли заслуженное наказание.
      Перемещения должностных лиц вызвало суетливое беспокойство в среде управленцев – теперь их зарплата от количества завоёванных медалей зависела. Вот и прямая заинтересованность. Давно бы так! Я радовалась быстрым переменам. Реорганизация спортивной сферы затронула и Хабаровские секции, у местных ребят в разы увеличились шансы попасть в сборные команды. Кроме того, правительство России узаконило весомое денежное вознаграждение за победы на международном уровне. Премиальный фонд Паралимпиады сравнялся с таковым для здоровых спортсменов. Инвалиды стали равноправными гражданами своей страны и получили мощный стимул к высоким достижениям. Пора незамеченных успехов миновала. Счастливчиков ожидали летние Игры в Лондоне.

      Когда-то я тоже поглядывала на Олимп. Но мечта упорхнула, душа сказочными надеждами больше не тревожилась. Сложные тренировки снова сменились немудрёной физкультурой и всё свободное время уже не отнимали. Уровень фестивальных тусовок я давно перешагнула, любительские праздники проходили мимо. Профессионалов на них не приглашали. В спортклубе блистала успехами талантливая молодёжь, а мои бывшие соратники один за другим отправлялись на пенсионный покой. Многие глубоко завязли в семейных неурядицах, поводы  для тёплых встреч и душевных разговоров иссякли.
      В выходные дни я не знала, куда себя деть. Необходимые домашние хлопоты отвлекали на короткое время, личные отношения, годные для создания семьи, так и не сложились. Уже не хотелось раздумывать, в ком что-то не так: во мне или в мужчинах. Было всё равно.


      Иллюстрация из сети Интернет.
      Продолжение - http://proza.ru/2017/02/06/345


Рецензии
Марина, очень интересная проза. Бездушные люди есть в любых сферах...но и их власть конечна. Скоро новая олимпиада, будем болеть за наших! Благополучия, здоровья и радости творчества в Новом году!

Любовь Мироненко   21.01.2022 07:34     Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.