Рецензия на «Писал ли Пушкин про мост Кокушкин?» (Всеволод Новопашин)

Совершенно напрасно сомневаетесь. Эпиграмма принадлежит Пушкину, и у пушкиноведов нет по этому поводу ни малейших сомнений.

В одном из номеров журнала "Родина" (не хочу сейчас рыться, но при необходимости могу скинуть выходные данные) был опубликован славный очерк Семена ЭКШТУТА, доктора философских наук - "«Опершись ж... о гранит».Опыт реконструкции творческого замысла". Там изложена история подробно, и прелюбопытнейшая история.
Я лишь отрывок приведу:

"В первых числах ноября 1824 года из села Михайлов¬ского в Петербург выехал Лёвушка Пушкин. С ним его гениальный старший брат послал в столицу рукопись первой главы «Евгения Онегина», которую надлежало отдать в печать. Примерно неделю спустя Пушкин напра-вил младшему брату Лёвушке короткую записку:
«Брат, вот тебе картинка для Онегина — найди искус¬ный и беглый карандаш. Если и будет другая, так чтобы всё в том же местополо-жении. Та же сцена, слышишь ли? Это мне нужно непре¬менно».
На обороте записки, выполненной карандашом и чер¬нилами на четвертке серой писчей бумаги, Пушкин гра¬фитным карандашом нарисовал набережную Невы и лод¬ку с парусом, Петропавловскую крепость, а на набереж¬ной — двоих мужчин, опершихся на гранитный парапет набережной. Под картинкою было написано каранда¬шом: «1 хорош — 2 должен быть опершись на гранит, 3 лодка, 4 крепость, Петропавловская»1. Поэт хотел, что¬бы к отдельному изданию первой главы «Евгения Онегина» была приложена иллю¬страция. «Будет ли картинка у Онегина?»— настоятельно спрашивал он брата в одном из последующих писем. Беспутный Лёвушка не выполнил настойчивую просьбу старшего брата. Первая глава романа в стихах вышла без иллюстраций.
Прошло несколько лет, и в «Невском Альманахе на 1829 год» было опубликова¬но шесть гравюр на меди — первые иллюстрации к «Евгению Онегину». На первой гравюре художник Александр Васильевич Нотбек перерисовал сцену, созданную воображением автора романа в стихах, и придал сходство с Пушкиным одному из персонажей иллюстрации. Гравюру на меди для альманаха по рисунку Нотбека выполнил гравер Егор Иванович Гейтман, автор первого изображения Пушкина, появившегося в печати. Когда «Невский Альманах» попал в руки Пушкина, поэт разразился хлесткой эпиграммой:
Вот перешед чрез мост Кокушкин,
Опершись жопой о гранит,
Сам Александр Сергеич Пушкин
С мосьё Онегиным стоит.
Не удостаивая взглядом
Твердыню власти роковой,
Он к крепости стал гордо задом:
Не плюй в колодец, милый мой".

Пушкин к тому же не обошёл вниманием и другую гравюру Нотбека в том же альманахе. На ней изображена Татьяна, которая держит письмо.

Пушкин по этому поводу выразился ещё язвительнее:
Пупок чернеет сквозь рубашку,
Наружу <титька> — милый вид!
Татьяна мнёт в руке бумажку,
Зане живот у ней болит:
Она затем поутру встала
При бледных месяца лучах
И на <потирку> изорвала
Конечно «Невский Альманах».

Непонятно, что Вас так задело. Александр Сергеевич часто в стихах выражался и более издевательски, и куда злее.

Фима Жиганец   23.11.2019 12:21     Заявить о нарушении
То есть Вам бы надо было для начала не "анализировать", а изучить историю вопроса. Тогда бы Вы, во всяком случае, поняли, что речь идёт о двух РАЗНЫХ эпиграммах, написанных, однако, по одному поводу.

Найти исчерпывающую информацию можно при желании и в интернете - http://ru.wikisource.org/wiki/На_картинки_к_«Евгению_Онегину»_в_«Невском_Альманахе»_(Пушкин)

Фима Жиганец   23.11.2019 12:24   Заявить о нарушении

Перейти на страницу произведения
Перейти к списку рецензий на это произведение
Перейти к списку рецензий, полученных автором Всеволод Новопашин
Перейти к списку рецензий, написанных автором Фима Жиганец
Перейти к списку рецензий по разделу литературоведение за 23.11.2019