Александр Маяков - написанные рецензии

Рецензия на «Случайная добродетель» (Надин Ривз)

Я сперва не мог понять, что же напоминает мне этот рассказ. Потом меня осенило. Новеллы О. Генри. Короткий, но полный стольких чувств рассказ. Вот что такое «Случайная добродетель» Нади. Для меня этот рассказ стал в один ряд с «Ханной» и «Пулями».
Нам показан мир второй мировой. Но не СССР, что является темой заезженной, а США. Страна пережила Великую депрессию, вступила в новую войну. Солдаты гибнут на фронте, похоронки идут домой. Почему-то мне вспомнился фильм «Спасти рядового Райана». По сути, Элизабет, как капитан Миллер, спасла свою сестру от голодной смерти. Только не ценой своей жизни, как отряд Миллера, а ценой доверия. Да, они остались сестрами, но между ними возникла стена. Кто знает, может откровенный разговор помог бы убрать эту стену, но он так и не состоялся.
Бандит, который не по собственной воле, помог Элизабет, стал для неё добродетелям. Возможно, за эти деньги была заплачена большая цена. Я сейчас не о жизни бандита, о тех, кто мог пострадать во время его «дела». На мой взгляд, именно это терзает Элизабет. Косвенно, но она причастна к этому преступлению. И только вера в то, что она все делала ради сестры и племянников, не дает ей свалиться в бездну отчаяния.
Рассказ хоть и небольшой, изобилует событиями. Война, трагедии, преступление, новая жизнь, события двадцатого века. Все это переплетается в рассказе, но события не нагромождены, и это радует.
Так же меня, как сторонника высказывания Чехова «Краткость – сестра таланта», радует объем. Вместить буквально в девять страниц такую историю – это настоящее мастерство.
Для тех, кто страдает «урапатриотизмом», рассказ не для вас. В нем показаны страдания американцев во время второй мировой войны. Показана не та Америка, которую мы привыкли видеть на киноэкранах. Здесь показана боль американского народа, которою он перенес во время воны. Боль утраты, боль безысходности. Те, кто помешан на великом подвиге советского народа, просто не поймут этого.
Как вывод. На лицо рост Нади как автора, писательницы. Конечно, в рассказе есть и недочеты. К примеру, упоминание о том, что промышленные предприятия начинают работать на войну. Для США того времени это не совсем так. В Америке военными заказами занимались частные компании. Поголовного перехода не было, просто тот же «Боинг» производил военные самолеты. Как и сейчас, кстати. Плюс, механические ошибки, которые появляются при наборе текста, но одна редактура и все будет исправлено.
На этом все, с уважением.

P.S. Впервые за все время, мне захотелось узнать мнение одного нашего общего знакомого-критика. Тут уж обозвать рассказ «переводным женским романом», даже при всей извращенности мышления, трудно. Но мы же знаем «критиков», они везде дерь… кхем, скажем так, несоответствие действительности. Хотя, первый вариант все-таки, лучше.

Александр Маяков   16.09.2016 23:06     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв.
Тема войны СССР и Германии не заезжена. Я не стала писать про СССР (хотя у меня была задумка написать про тетю моей мамы, вдову участника Сталинградской битвы, она ехала из Семипалатинска, где работала на малую Родину и по дороге узнала, что началась война, с мужем толком не попрощались, так как он должен был закончив дела, приехать следом за ней, но больше они не увиделись). Я понимаю, что я смогу написать только ее чувства и то не смогу передать их достаточно хорошо. Про Великую Отечественную на мой взгляд достоверно и точно как в эмоциональном плане, так и плане хронологии, событий происходящих в военном времени на фронте, могут писать те, кто ее видел, кто был на этой войне достаточно долго.Или же люди знающие историю Второй Мировой как свою собственную.
Представить Америку тех времен и писать про нее для меня было как путешествие во времени, я сама вжилась в образ Элизабет (хорошо быть еще и актрисой). У них не было тех ужасов, что у нас, но тем не менее далекую заокеанскую Америку война затронула. Мир сжался и потерял все свои границы и огромные расстояния.
Элизабет переживает и за мир, охваченный войной в Европе и СССР, она понимает, что им сложнее чем ей, но она живет своей жизнью. Ее история обросла мировой историей, до мелкого бандита и Элизабет и ее сестры никому нет дела, они потерялись в мировой суматохе, но в тоже время нашлись. Они выжили и Бэсс даже исполнила свою американскую мечту, пусть она и не стала второй Коко Шанель, но любимое дела и счастливая семья это больше чем все.
Разговора по душам у сестер не вышло. Они предпочли хрупкий мир хорошей ссоре. Не всегда откровенность приводит к пониманию. Обнаженная душа и совесть ранимы, и тут удар могут нанести самые близкие люди и удар, даже небольшой, может стать роковым. Бэсс не рассказывая никому ничего защищала себя, это инстинкт самосохранения, он проявляется оберегании физического тела.

Критика знакомого сюда не нужно. Она ничего нового не скажет, а слушать одно по одному так и с тошнить может, а у меня ноутбук один, а денег на новый нет. Только если тазик рядом ставить. И все равно не нужно ее.

Надин Ривз   16.09.2016 21:27   Заявить о нарушении
В общем, мне рассказ понравился. Он он не для долбанутых на патриотической почве. Не поймут и могут обгадить.
Да понятно, что от того критика толку ноль, но все же иногда хочется посмотреть на приматов в естественной среде обитания.

Александр Маяков   16.09.2016 23:04   Заявить о нарушении
Рецензия на «Мечты в формалине» (Надин Ривз)

Наконец-то дошли руки написать отзыв о "Мечтах в формалине" Нади Леонычевой. Написано всего шесть глав, но предварительную оценку дать можно. Ибо ждать пока Надя напишет все, терпения не хватит. Мне уже задолбалось быть Хатико в ожидании продолжения "Красного золота" Инны.
Как всегда, завидую её умению описывать психологию персонажей. Тонкие грани отношений, струны личности, все это получается у Нади превосходно. И мелочи! С виду, вроде как, и незаметные, но они делают повествование интересным и живым. Увы, лично я не так уделяю внимание деталям, у меня все более глобально и обобщено.
Сама история может показать заезженной мелодрамой, которою уже не множество раз крутили по тв в различных вариантах. Но это только на первый взгляд. Поэтому, если кто-то решил придерживаться дурацкого правила 50 страниц (в разных источниках по разному, каждый строчит количество страниц соразмерно своего уровня умственного развития), то вам лучше засунуть это правило себе в анальное отверстие, так как в отношении этого произведения оно неуместно. События не развиваются стремительно, все идет свои чередом. Никакого экшена нет, как это было, хоть и немного, в "Пулях и чернило". Но от этого становится не менее интересно. Нам показывают жизнь американского общества в целом и отдельно взятых людей. Через какие испытания они прошли, что пережили, что переживают сейчас и что их ждет впереди.
В общем, произведение отличное и я жду продолжения. Кто знает, как повернется сюжет.

Александр Маяков   19.07.2016 09:08     Заявить о нарушении
Рецензия на «Слова русская версия» (Надин Ривз)

У меня один вопрос: что это? Это "Слова" Нади Леонычевой? Нет, это какая-то жалкая пародия на них. Не надо менять место действия просто от фонаря! Поменяв имена на русские произведение не станет русским. Менталитет не меняется. Половина персонажей стали деревянными. Какой из российских телеканалов выпустит экстренный выпуск новостей из-за того, что одна сопляка решила покончить с собой? Они будут мусолить тему Украины, Сирии и загнивающего запада, а не малолетней дуры, которая решила наложить на себя руки, устроив цирковое представление на крыше. Нет, потом в криминальной хронике упомянули бы, но так чтобы прямой репортаж, нет, не та страна. А полицейский? Верх вежливости, прямо!
В общем, это не произведение Нади Леонычевой, это исковерканная пародия на произведение Нади Леонычевой.
Надя, прими мои соболезнования.

PS Про кофе ведущих вообще добили! Этого я не прощу!

Александр Маяков   04.04.2016 21:16     Заявить о нарушении
Надежду Леонычеву никто не насиловал. Она вправе публиковать то, что хочет - любую версию! Опасаюсь только, что достойная идея рассказа пропадёт втуне - вряд ли российские журналы заинтересуются "заморскими" проблемами, хотя проблемы одни и те же, и не менее актуальны в России.
Зато останется пара (или десяток) верных читателей в Интернете. Право выбора - за автором.

Нина Писарчик   04.04.2016 23:10   Заявить о нарушении
Слава богам, что мне никто не насиловал.
Я воспринимаю русификацию текста, как эксперимент.
И сейчас скажу о том, почему моя оригинальная версия с Америкой не лжива, в отличие от русской версии. Меня много раз обвиняли во лжи, мой ответ:
1. Дороти идет к психологу, и то что психолог говорит ей о теории эволюции вместо того, чтобы помочь принять выбор, это не есть хорошо с профессиональной точки зрения, но Джен с ней вежлива.
Аня пошла бы в государственную женскую консультацию. И никто бы не послал ее к психологу. Возникла бы проблема в том, что она несовершеннолетняя. Особо отговаривать от аборта также бы не стали. Зачем еще один отказник в дом малютки? Американцам усыновить не дадим, они звери не адекватные и убивают наших детей, пусть наши дети мрут на Родине (это был сарказм сейчас).
Так что Анна Смирнова раздобыла бы таблетку "Постинора" (не знаю как точно называется, не имела с ними дело), ну или как вариант пила чаи способные вызвать аборт.
2. Слишком вежливый полицейский. В России им бы пришлось подписать протокол, мент заставил бы или на месте его оформить или проехать в отделение. Никто бы пить кофе с круассанами их бы просто так не отпустил бы.
Для нас важна бумажка, для них жизнь человека. Девушка спасена, идите, мисс Лавлайс, я вами то я потом свяжусь. (в тексте этого нет, это подтекст там такой)

Далее, убита не сама героиня, а ее сарказм. Отчего она стала никакой. Хотели как лучше, а получилось как всегда.
Кокаин это сарказм Джен. Не обязательно ТВ-ведущим на нем сидеть. Это мысль героини, а она вправе думать, что угодно. Думать у них не запрещается.
И еще в некоторых местах вы убрали, лишние на ваш взгляд слова, фразы, но они не были лишними.

Надин Ривз   05.04.2016 06:43   Заявить о нарушении
Проблемы то одни и те же, пути решения разные.

Надин Ривз   05.04.2016 06:44   Заявить о нарушении
Итак, что я убрала:
«Видимо, ведущим утренних программ хватает на кокаин, потому они такие бодрые и жизнерадостные» – «кокаин» заменила на «кофе». Как ты себе представляешь публикацию «российской версии» – «с кокаином»? Попробуй!

«Памятка то ли от подруги, то ли от сестры, то ли от бывшего парня» - убрала «от сестры», потому что в дальнейшем сестра нигде не всплывёт, в отличие от подруги и парня. Не нужно лишней информации.

«...губы в последнее время все чаще кривились в циничной улыбке» – и следующее предложение о том же: «на губах язвительная улыбка». Непрофессионально! Конечно же, «циничную улыбку» я убрала. Раз губы «кривились» – остальные детали уже лишние. Дай читателю дорисовать...
Кстати, во многих своих текстах ты допускаешь дидактику! Детали должны быть точными, уместными, но не чрезмерными. Читателю нужно оставлять пространство для воображения.

«У людей есть достаточно благ, но все равно мало, но в целом хватает» – нужно было развить мысль, почему «достаточно», но всё равно «мало»... Одной фразой ты создала неуместный здесь «оксюморон». Мне пришлось убрать середину фразы, чтобы не смешить людей.

«Ребенок от насильника. В глазах общества он зверь» – получилось, что ребёнок – зверь в глазах общества. Мне пришлось убрать второе предложение.

«Сейчас ты винишь себя, а потом она стала бы винить себя. И так всю жизнь. Есть люди, которые специально ищут это чувство. Им нравится с ним жить. Ты такая? А твоя сестра?» – Я убрала лишние в данном контексте слова про людей, которым «нравится» жить с чувством вины. Во-первых, здесь важно доказать пациентке, какое горе она причинит сестре, свалив собственное чувство вины на неё – на всю оставшуюся жизнь! Читатель тоже должен задуматься о таком нюансе – текст здесь психологичен! А дальнейшие общие слова о других людях – ни о чём, они недоказуемы и вряд ли применялись психологом в данной критической ситуации.

«Даша пешком дошла до бара через дорогу от своего дома. Если она напьется, а именно это она и собиралась сделать, то домой доберется без приключений» – очень сомнительная фраза! Если героиня напьётся, не факт, что «через дорогу» она «доберётся без приключений». Думать же надо! Или дорога, как в Питере, так и в Питтсбурге, самое безопасное место?
Кроме того, ниже по тексту героиня требует от бармена не пиво, а виски. То есть, действием обозначает намерение (напиться), а предварительное авторское уточнение намерения героини не обогащает сюжет, а «разжёвывает», то есть, привносит дидактику.

Таким образом, я могу обосновать каждое слово, каждую фразу, убранные мною из текста. Это называется редакторской правкой. Заметь – идея, язык и авторская индивидуальность никак не пострадали.
По остальным пунктам :
«Аня пошла бы в государственную женскую консультацию. И никто бы не послал ее к психологу. Возникла бы проблема в том, что она несовершеннолетняя. Особо отговаривать от аборта также бы не стали».
Позволь, автор пишет всё-таки художественную прозу, или же отчёт о состоянии акушерского дела в современной России? В отчёте – да, должно быть указано точное название медицинского учреждения и его статус. В художественном же произведении допускается и даже поощряется некий художественный вымысел. Никто не станет уличать автора – о каком таком медицинском или ином конкретном учреждении идёт речь. Главное – идея! А идея здесь – просто великолепная, затрагивающая целый пласт межличностных, гендерных, социальных и общественных проблем.
«Так что Анна Смирнова раздобыла бы таблетку "Постинора" (не знаю как точно называется, не имела с ними дело), ну или как вариант пила чаи способные вызвать аборт)» – так вот, уважаемая Надежда Леонычева (или Надин Ривз), чтобы таких героинь в жизни становилось меньше, надо и свою лепту внести и писать именно о наших реалиях, происходящих на родимой почве. Почему-то издали, из-за моря, очень жалко несчастную Дороти, но совсем не жалко не менее несчастную Аню, живущую по соседству.
«Слишком вежливый полицейский»... – Представьте, я встречала и таких!
«Далее, убита не сама героиня, а ее сарказм. Отчего она стала никакой. Хотели как лучше, а получилось как всегда. Кокаин это сарказм Джен. Не обязательно ТВ-ведущим на нем сидеть. Это мысль героини, а она вправе думать, что угодно. Думать у них не запрещается» - блестящий пример дидактизма, присущего автору! Не надо считать читателя круглым дураком, даже если читателем является критик.

Нина Писарчик   05.04.2016 18:28   Заявить о нарушении
Некоторые из тех фраз, которые вы убрали, были к моменту вашего редактирования исправлены, у вас был не редактированный вариант.
Вы говорите, что не нужно читателю "разжевывать", нужно оставить место для воображения, позволить до рисовать. А другие критики, напротив, говорят, что мало им деталей и хотят больше.
Так что этот пункт субъективный.
Могу согласиться лишь с тем, что язык можно разнообразить.

Вот вы и признали, наконец-то, что художественному тексту присуща фантазия, что это не отчет!
Я и не пишу отчеты. Я пишу художественные тексты. И да, я пишу про Америку, у меня к ней душа лежит с тех пор, как я стала мир осознавать, а случилось это очень давно. Самые первые фантазии (это не были рассказы, это были фантазии, они никуда не записывались и происходили в голове, но я их помню) были об Америке, Европе, одним словом не о нашей земле.
Почему так? Не знаю, это нужно к коллегам Джен идти.

Дидактизм - нравоучение, поучение. Вы это имели в виду? Я кого поучаю? Читаю нравоучения? Что-то я такого в своих текстах не заметила.
Дидактика - раздел педагогики и теории образования, изучающий проблемы обучения. Раскрывает закономерности усвоения знаний, умений и навыков и формирования убеждений, определяет объём и структуру содержания образования.
Вы о чем? Да, я заглянула в Википедию. Или вы понятие перепутали или я не понимаю, что вы этим хотите сказать.
На мой взгляд, данное понятие к моему тексту не уместно.

Насчет признания и публикаций. Вот знаете, тут получается палка о двух концах: или ты пишешь, что угодно другим или пишешь, то к чему душа лежит, но не востребованное окружающими союзами и объединениями, и другими организациями.
Если я с союзом, то я понимаю мне все свои тексты придется русифицировать и подстраивать?
Я не могу писать о России. Пробовала, честно пробовала и даже работала над текстом. Не мое.

Согласна только с тем, что тексты нужно проработать. Сами тексты. Что-то почистить, перестроить, дополнить. Не трогая при этом героев, их имена и место действия.

Надин Ривз   05.04.2016 21:16   Заявить о нарушении
"Вот вы и признали, наконец-то, что художественному тексту присуща фантазия, что это не отчет!" - Надя, что за глупость?!

Нина Писарчик   06.04.2016 14:15   Заявить о нарушении
Это не глупость.
Так и есть. Вспомните, что вы, и не только вы, говорили мне все время.

Надин Ривз   06.04.2016 19:34   Заявить о нарушении
Если говорили, то по делу. Есть такая присказка: "...закон не писан, если писан, то не читан, если читан, то не понят, если понят, то не так..." Впрочем, не принимай на свой счёт. Это так, к слову... Наша переписка закончена.

Нина Писарчик   06.04.2016 23:55   Заявить о нарушении
Полную версию я этой поговорки знаю. И значение тоже.
И как было с дидактикой, поговорка здесь тоже ни к месту.

И я очень рада, что переписка закончилась.
Всего доброго!

Надин Ривз   07.04.2016 21:41   Заявить о нарушении
Рецензия на «На смерть!» (Инна Нюсьман)

Лох не мамонт, лох не вымрет.
Если коротко, о вей новелле. Бомж, вместо того, чтобы читать нотации молодому и не опытному, в плане жизни, парню, сыграл целую роль. Мол, тяжко жить, а так руки наложить на себя не могу, страшно. А вот опосля третьей бутылке - так за всегда. И у парня даже мысль не мелькнула, что при таком образе жизни, бомжик то уже раз триста мог наложить на себя руки. Конечно, все можно списать на то, что доза, при которой бомж способен наложить на себя руки, чуть больше той, после которой он отключается и храпит до утра, но в таком случае, побираться он будет еще долго.
Иннусь, как всегда, спасибо за прекрасный рассказ. Все в стиле Чехова.

Александр Маяков   12.03.2016 23:01     Заявить о нарушении
Спасибо большое, Саш!

Инна Нюсьман   12.03.2016 23:05   Заявить о нарушении
Рецензия на «Особенная красота» (Надин Ривз)

Неожиданный финал, признаться. Хотя, Мирну не жалко, сама знала, на что шла. А вот четырех подельников Дафны, жалко. Почему так легко с ними? Где кровь, где кишки? С Дафной так красиво разделались, а с ним по шустрому и все. Ну, это единственный минус, а так все прекрасно.
Как я понимаю, праведники тебя уже край достали?

Александр Маяков   10.02.2016 15:15     Заявить о нарушении
Саша, спасибо за отзыв))) Ванда девушку зовут, не Дафна))) Там было художественное развешивание трупов на дереве. Но я подумаю, может перепишу сцену)
Угадал)) Что-то их много было в последнее время.

Надин Ривз   10.02.2016 20:38   Заявить о нарушении
Точно, Ванда, чего мне Дафна в голову пришло...

Александр Маяков   10.02.2016 20:48   Заявить о нарушении
Идея хорошая, мне понравилось. Но соглашусь с Сашей, хотелось больше подробностей, когда они вешали подельников Ванды, так как сама идея такого убийства очень даже, как бы это сказать, - особенно красива!
Мирна легкомысленная, ведомая девочка, неудивительно, что ее ждал такой конец.
Образ Митчелла понравился. Особенно символичность его убийств. И то, что он к ним от относится, как к произведениям искусства.
Кто знает? Если бы на месте Мирны была Тез, как сложилась бы его дальнейшая жизнь? Хот Тез сто раз бы еще подумала, прежде чем связаться с убийцей.
Как я уже писала в правках, у тебя хорошие описания природы. Они краткие, но чувственные. Осень вышла хорошо!
Ну а что исправить - ты и сама знаешь)))!

И да! Я уже, кажется, говорила. Понравилось, как ты обыграла тему моралофагов!

Инна Нюсьман   02.03.2016 22:56   Заявить о нарушении
Спасибо, Инна)
Ошибки в основном исправлены.

Надин Ривз   08.03.2016 22:08   Заявить о нарушении
Рецензия на «Неустойчивость» (Надин Ривз)

Они, конечно, ходили по острию ножа, но все же. Убийцу Бобби вряд ли найдут. если ему отомстил кто-то влиятельный, то хвосты заметут, убрав даже исполнителя. А если это случайная смерть ради наживы, то то же шансов мало. Увы, но что наши, что американские правоохранители все работают одинаково, висяки везде есть.
А Хильда сильная пережить смерть матери, потом разыгрывать малолетку и разводить мужиков, а в конце еще и брата потерять. Конечно, мама о ней не заботилась, но любой ребенок любит свою мать, какой бы она не была. Брат был для неё единственным близким человеком. По сути, она потеряла все, обнулила жизнь.
Замечательный рассказ. В общем, как всегда.

Александр Маяков   27.01.2016 22:24     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Саша.
ты верно подметил, она обнулила жизнь. перед ней чистый лист жизни и она абсолютно одна, если не считать копа, который за нее волнуется.

Надин Ривз   30.01.2016 20:44   Заявить о нарушении
Рецензия на «Рамси и Джульетт» (Надин Ривз)

Надя, это шедевр! Заставить Рамси плакать, это надо талант иметь. Вроде бы простое желание, умереть, но и это девушка не может воплотить в жизнь. Мой совет, пусть попробует петлю на шею. Конечно, велика вероятность того, что крючок для люстры не выдержит напора её эмоций, а ветка дерева обломится со смеху, но все же.

Александр Маяков   13.12.2015 21:57     Заявить о нарушении
Спасибо, Саша))) Ну Рамси бы с ней справился, но не судьба. Так что думаю, после Рамси не стоит и пытаться - не судьба и все.

Надин Ривз   14.12.2015 21:14   Заявить о нарушении
Рецензия на «Забытая тетрадь» (Альберт Жуков)

Скажу прямо, ожидал большего. Альберт Жуков-Черный, поэт-литератор, диссидент и… такое. Если бы я не видел рукописи, под пером автора, то решил, что этот опус какого-то начинающего автора. Но это был только поверхностный взгляд, прочитав сие творение до конца (увы, иного пути у меня не было, я занимался оцифровкой рукописи), я понял, что это произведение Альберта Ильича.
Если говорить кратко, то перед нами хвалебная песнь автора самому себе. То есть, автор сел перед зеркалом, посмотрел на себя со стороны и сказал: «Как же я прекрасен! Как же я гениален! Как же я мудр!» И так далее, перечислять все эпитеты не стану.
Повествование начинается с художественной вставки. Рассказчик садиться на поезд, заходит в купе и… Вот тут и начинает весь тот мрак и ужас, о котором и говорить тяжело. Но я постараюсь. Наш рассказчик встретил там попутчика, который что-то записывал в тетрадь. Попутчик, которого, как мы позже узнали, зовут Павел, витиевато, с философским уклоном ответил нашему герою на простую фразу. Ответ вызвал у героя странную реакцию, он назвал, про себя, Павла «мужиком при мозгах». Дальнейший диалог с появившимся в дверях другом Павла показал, что он да, «при мозгах», точнее, при знаниях. Читателю может показаться, что Павел наугад открывал энциклопедию, выхватывал оттуда по абзацу, запоминал, а потом применял в речи. Витиеватость его ответов становилась все более запутанной, но наш рассказчик только удивлялся и поражался этому. В довершение, когда Павел покинул купе, наш рассказчик, имя которого так и осталось неизвестным, ударился в размышления, бравирую познаниями учебника географии за седьмой класс. Я поначалу не мог понять, зачем все это, но потом мне стало ясно.
Покинув купе, Павел забыл свою тетрадь, обнаружив которую, наш рассказчик принялся читать. Дальнейшее повествование раскрывает нам содержимое той самой, сакральной тетради.
Я долго думал, как же объяснить поведение, характер и подачу персонажа Павла и не нашел ничего лучше как Мери Сью. Поясню для тех, кто не в курсе. Мери Сью – персонаж, которого автор наделил гипертрофированными, нереалистичными достоинствами, способностями и везением. Считается, что автор произведения ассоциирует себя со своей «Мэри Сью» и воплощает в ней свои комплексы из реальной жизни. Создание таких персонажей считается дурным тоном. Появляются они чаще всего в фанфиках и в настольных ролевых играх. Лично я встречаю Мери второй раз. Первый раз был в работе над «Игрой в маски». Этот роман писался и пишется до сих пор в соавторстве и, как раз, в формате ролевой игры. Там был персонаж Коди Фейн. Самовлюбленный фотограф, который был настолько ослеплен любовью к себе, что чуть не испортил себе и жизнь и репутацию. Пагубное влияние этого персонажа на повествование удалось свести к минимуму усилиями других авторов. Увы (или наоборот, ура), автор, сотворивший Фейна, покинул проект, и мы просто слили этого персонажа. Здесь же, все намного хуже. Автор один и наша Мери престает пред нами во всей красе. Это и объясняет и немного недалекого рассказчика, который, по сути, создает лишь фон для Мери Сью. Зачем? Вы поймете, углубившись в чтение самой тетради. Короткие, не более пары страниц, измышления об обществе, литературе, истории и техническом прогрессе. Причем автор не стесняется в выражениях. Оскорбления в адрес именитых авторов, исторических личностей и общества в целом сыплются как из рога изобилия. Автор настолько ослеплен любовью к себе гениальному, что даже начинает путешествовать во времени. То он сетует на технический прогресс, то критикует авторов, которые прогнулись под коммунистическую пропаганду и сейчас живут припеваючи, а он не в силах воспевать партию, так как это претит ему. Вы скажите, ну что тут такого, ударился в воспоминания, а написал в настоящем времени лишь по ошибке, ну с кем не бывает. Бывает, именно с Мери Сью и бывает. Павел нарочито пытается показать свои знания, выставить их напоказ. Даже та оставленная им тетрадь, не более чем показуха. Ведь если он так её дорожил, изливал в неё свою душу, то почему он так легко от неё избавился? Он даже не вспомнил о тетради, он просто бросил её в сумку, она выпала и все. Если говорить кратко, он от неё избавился. Странно, не так ли? Но, увы, без этого, не было бы сюжета. Хотя, по правде говоря, его и так нет. Автор сделал так, чтобы тетрадь прочел именно рассказчик, а не Павел. Павел появляется эпизодически. А рассказчик, все еще под впечатлением. Он, рассказчик, отражение желаемого автором читателя. Именно так, по мнению Альберта Ильича, должен реагировать читатель на его произведения. Восхищаться, умиляться и преподносить автора до небес. Что это? Типичное поведение Мери Сью.
Непонятна и масса нестыковок в тексте. Если уж наш рассказчик читает тетрадь Павла, то почему в некоторых местах появляются пометки А.Ж., то есть, Альберт Жуков. По идее, там должны быть пометки «примечание автора», хотя не вижу смысла в таком, когда идет рассуждение, или даже изливание собственной души, как это говорилось в самом начале. Так же не ясны выделения текста. Зачем? Ведь я лично слышал из уст Альберта Ильича фразу: «Не считай читателя дураком». А тут, автор, как бы, показывает, на чем надо акцентировать внимание. Выглядит это так: «Вы не дураки, боже упаси, но, на всякий случай, я отмечу, на что надо обратить внимание». Абсурдно, да? Обидно, что такой автор, такое написал.
Бесспорно, произведение дает пищу для размышлений, ведь столько тем затронуто. Но все подано с пристрастием, с навязыванием своего личного, субъективного мнения. Причем все подано в такой форме, что усложняет восприятие.
Вначале я говорил, что прочел произведение до конца. Как же я ошибался! Ведь это не конец, а только начало. Альберт Ильич продолжает работать над рукописью, которая представляет из себя «документалистику в разговорном стиле». С одной стороны это хорошо, есть шанс, что автор исправит некоторые недочеты произведения. Возможно, в повествовании снова появится Павел и между ним и рассказчиком разразиться жаркая дискуссия по поводу тетради… хотя, кому я лгу. Ничего подобного не будет. Будет лишь тетрадь и безликий рассказчик, который просто читает нам тетрадь, не удосужившись даже маленького комментария. Интересно, неужели он согласен со всеми тезисами Альберта Ильича? И снова мысли о Мери Сью.
На этом закончу, все благ.

Александр Маяков   11.12.2015 19:22     Заявить о нарушении
Рецензия на «Литературный эксперимент» (Надин Ривз)

Не думаю, что найдутся люди, которые будет против Чака Паланика.

Александр Маяков   19.10.2015 22:23     Заявить о нарушении
Такие могут найтись, поверь.

Надин Ривз   19.10.2015 22:46   Заявить о нарушении
Вот видишь? нашлись.

Надин Ривз   20.10.2015 19:45   Заявить о нарушении
Мы пишем комменты под призраком рассказа. Его удалили, но мы пишем комменты. Это как приходить на могилу и говорить слова о том, кто лежит под зеленым холмиком.

Надин Ривз   20.10.2015 19:46   Заявить о нарушении
Скромный памятник Кишкам Чака. Помянем покойный эксперимент.

Александр Маяков   20.10.2015 19:51   Заявить о нарушении