Татьяна Шайдор - написанные рецензии

Рецензия на «Жил - был Я. Глава 2. Инкубатор» (Александр Коржов)

Добрый вечер, Александр! Захватило чтение, будто вернулась в свои отроческие годы. Конечно, моя жизнь тогда складывалась благополучней, в интернат не отдавали, в ту пору наша большая семья уменьшилась естественным образом, братья разъехались, самый старший уже жил своей семьёй, два других тоже-один офицер, второй уехал на целину, так что хоть сытнее стала жизнь, но в общем как у всех "от аванса до получки". Как-то не замечалось, что живём скудно, что пальто, купленное дедом в 5 классе доносила до выпускного. Жили другим. Читала и вспоминала своих учителей, мне тоже повезло, были профессионалы, только росла я чистейшим гуманитарием, а Вы определились уже в школе с выбором. Знаете, у нас кабинет физики был почти таким же, и до сих пор замирает сердце, когда услышу вдруг характерные голоса актёров, озвучивавших те старые учебные фильмы. Прочла о листовках и подумалось, какое счастье, что обошлось, тогда могло сломать жизнь. О событиях в Новочеркасске узнала подростком, а брат научил находить короткие волны в радиоприёмнике, слушать "голоса", но предупредил, что обсуждать это не нужно ни с кем. Офицер-связист он знал, чем это грозит, но учил сопоставлять информацию. Ох, расписалась, разбередили душу. Прочла от начала до конца, это и моя жизнь. Спасибо!

Татьяна Шайдор   19.02.2015 20:09     Заявить о нарушении
Такое вот совпадение, уважаемая Татьяна: сегодня, 20 февраля, моему главному по жизни Учителю Евгению Владимировичу Шляховеру исполнилось девяносто лет! Вечером постараюсь дозвониться до Ашкелона, чтобы услышать его попрежнему молодой голос. И пожелать ему, как это принято у евреев, здравствовать до ста двадцати.

Комментируя мои первые главы, читательница Христина Либензон ужасалась рассказанным там ужасам. На другой, что ли, планете жили некоторые комментаторы?

Рад, что мы с Вами всё-таки с одной планеты.

Александр Коржов   20.02.2015 10:03   Заявить о нарушении
Вполне понимаю Христину, возможно, детство её прошло в иных условиях. Наша по нынешним меркам большая семья из семи едоков при двух скромных кормильцах жила в те годы более чем скромно. Кстати, мама тоже была фельдшером, она рассказывала, что у отца появились голодные отёки, санаторий в 47 году спас его. Да и потом, после отмены карточек, жили очень скудно, только в середине 60- х стало немного легче. Поэтому в Ваших воспоминаниях не нахожу ни малейшей натяжки. Вам досталось больше, мы спасались садом, огородом, когда я родилась, дед прислал деньги на покупку коровы. Но управиться с ней горожанки мама и бабушка не смогли.

Татьяна Шайдор   20.02.2015 13:58   Заявить о нарушении
Рецензия на «Жил-был Я. Глава 1. Младенчество» (Александр Коржов)

Здравствуйте, Александр! Хотела написать позже, но не могу не отозваться сразу, перечитав начало. Главы достаточно объёмные, а возможности мое скромнее, так что предстоит долгое чтение. Начну с «Младенчества». Я на год старше Вас, поэтому мне особенно интересно всё: и детство, которое не очень отличается от моего, и взгляд на события, происходившие в 50-60 и позднее, в годы нашей зрелости. Что –то не совпало в частностях, но читала с нескрываемой «белой» завистью к той широте охвата и непринуждённости, с которой Вы даёте подлинную панораму жизни в интересное время перемен. Это не повесть, это роман о жизни нескольких поколений, тесно переплетённый с историей страны, добавлю, что написано с редкой откровенностью, честностью и прямотой. Я тоже как-то пыталась написать о пережитом моими близкими, но получился эскиз, у Вас –яркая картина, поражающая многообразием красок, оттенков, полутонов, рассмотреть которые в полной мере может тот, кто прожил эти годы осмысленно, мужественно, не закрывая глаза на то, что было и есть, и что не всегда хочется видеть или понимать.
Александр, простите, что зашла с "запасной страницы", с основной уже писала при первом прочтении. Перечитала и захотелось написать ещё. Очень талантливое произведение.
С уважением.
Татьяна

Татьяна Шайдор   19.02.2015 14:55     Заявить о нарушении
Да я Вас сразу вычислил, уважаемая Татьяна. Здравствуйте!

Не скрою: "картине" предшествовало множество "эскизов", так что она является результатом долгого труда. Причём по мере продвижения "от пролога к эпилогу" материал сопротивлялся всё сильнее. Иногда настолько, что, перевалив за середину, некоторые очень уважаемые читатели (как пример назову Татьяну Осипцову) предавали анафеме и текст, и его автора. Мне оставалось утешаться тем, что я как автор оказался достаточно убедительным, чтобы читатель возненавидел меня как персонажа.

Впрочем, не стоит забегать. Спасибо, рад Вашему вниманию.

Александр Коржов   19.02.2015 15:23   Заявить о нарушении
Рецензия на «Гл. 29. Какие же это неудачники?» (Екатерина Домбровская)

Сколько бы раз ни обращалась к тексту, открываю то, что пропущено или не поддалось осмыслению при первом чтении, и будто приоткрываются новые духовные пласты, вскрытые автором романа в творчестве писателя. Вот и теперь задала себе вопрос, а кто и почему не вписывался в мир, который окружал его. И автор даёт ответ: «живые» – становятся, как правило, чуть ли не изгоями, как Иванов или Мисаил». Почему? Да потому, что «все герои у Чехова делятся на тех, кто открыт в той или иной степени духовности и у кого она хотя бы изредка вдруг да сверкнет, тех, кто пребывает в ее атмосфере, и тех, кто уже давно почти зарылся душевно в землю и мог бы быть назван ходячим мертвецом».
Да-да, именно сильные, успешные, напористые, сверхсовременнные оказываются перед всевидящим оком Его много беспомощней «не вписывающихся» и здесь очень точно дополняют чеховскую манеру письма слова древней молитвы, приведенные автором : «ибо кто даёт – тот получает, кто себя забывает – тот обретает, кто прощает – тому простится, и тот просыпается к жизни вечной». Не о самом ли Чехове можно сказать, что он тоже не вписывался, коль до сих пор не смолкают ожесточённые споры о его творчестве, не вписывался, потому что имел не только доброе сердце, но смотрел на мир глазами подлинного христианина, скорбя над грехами «вписавшихся», сочувствуя своим смиренным и всё понимающим сердцем.
Мне кажется, именно в этой главе прозвучало особенно чётко то, что позволяет понять глубже образы чеховских персонажей, их недосказанность, неопределённость: вроде бы добрых, отзывчивых, но неточных в своих поступках. И автор деликатно подводит читателя к осознанию того, что причина в утрате веры, отказе от евангельских заповедей, ведущих к оскудению сердец, а следовательно, открывающих дорогу к тому недоброму, что есть в мiре. Для меня особенная ценность этой книги не только в тончайшем, с духовных позиций, анализе произведений Чехова, но и в том воздействии на читателя, которое оказывают творчество и личность самого автора, Екатерины Домбровской.

С глубокой признательностью,

Татьяна Шайдор   07.10.2013 11:40     Заявить о нарушении
Уважаемая Татьяна, рада Вас видеть вновь на страницах о Чехове. Огромное спасибо за то, что Вы решили выдели в главе - живые и мертвые души. Хотя деления такие всегда условны, рамки невероятно подвижны, скорее это условное деление (однако присутствующее у святых отцов, в частности у Григория Богослова, называвшего мертвые души живых людей трупоносицами, потому что в них НЕ ДЕЙСТВУЕТ ДУХ СВЯТОЙ) отражает подвижки людей в ту или иную сторону. Это очень будет видно и в "Иванове".
Как учил прп. Серафим Саровский, цель жизни христианской - стяжание Духа Святаго., что возможно лишь на почве исполнения Заповедей Христовых, которые для многих современных людей вообще малопонятны и малоизвестны - хорошо, если понять 10 Заповедей Моисеева декалога. Но речь идет о Заповедях Блаженства, о том, чему учит Христос.
Разумеется мiр изгоняет "живых" - " в мире скорбни будете" - ведь предрек Христос. Мiр ненавидит Христа и Его заповеди, хотя в своем лукавстве пытается: прикрываться Его именем, совершая при этом чудовищную подмену - вместо христовых Заповедей подсовывает свою мораль, которая может покрыть любую гнусность, а главное она немилосердна, убийственна, жестока, эгоистична, мстительна и коварна.
Вот Антон Павлович и защищал в таком мiре Христа в сердце человеческом. И показывал разрушительное воздействия мiра в человеке, - даже в таких славных людях, как Анюта Благово и безобидная Душечка.
Поклон Вам мой низкий, дорогая Татьяна!

Екатерина Домбровская   07.10.2013 12:04   Заявить о нарушении
Рецензия на «Гл. 25 Если дом разделится...» (Екатерина Домбровская)

Содержание этой главы одновременно с развитием основной темы раскрывает вторую, не менее важную, пронизывающую всю книгу и вызывающую пристальный интерес читателей, а именно, состояние православия в современную эпоху и во времена, когда жил и творил Чехов. Именно с этой позиции автор рассматривает творчество великого русского писателя. Оно подано через восприятие и размышления героя повествования Тимофея и является органичным углублением темы, намеченной в книге «Весна души». На нескольких главах её развернулась дискуссия, приемлем ли путь, избранный Анной, для рядового христианина. Ответ с исчерпывающей полнотой дан именно в этой главе. Итак, что же происходит с православным человеком, если меняется его сердце, корень его личности. Если присущие ему изначально чуткость, особое слышание другого, соучастие заменяются злыми помыслами, недолжными страстями, калечащими изнутри. Это говорит о том,, подчёркивает автор, что сместился вектор христианской жизни, ибо суть его в очищении сердца от страстей. Нет очищения, значит зло, исходящее из него, калечит и оскверняет человека. И здесь приводятся слова одного из богословов, который утверждает, что не мысль намечает пути жизни, открываются они сначала сердцу, но только то, что мысль и разум сформулируют и усвоят, станет духовным фундаментом личности. А он в свою очередь зависит от того, каким сердцем воспринято это, пораженным страстями или очищенным Господом. Слушай сердце, поучал старец Севастиан Тимофея, но рассуждай и строжайше различай помыслы добра и зла, гнездящиеся в нём, принося незамедлительное покаяние в недолжном. Вот и ответ на вопрос о приемлемости пути избранного Анной, для православного христианина. Он единственный, потому что без этого «умного делания» человек способен впасть в извращение христианства, в духовную «прелесть».
И развитие этой мысли, великолепно сформулировано автором: « …в Церкви, в подлинной христианской жизни человек постепенно постигает совершенно иную природу слова,…познаёт он это только в погружении в стихию молитвенного церковнославянского языка. Тут слово открывается нам уже не как информация, а как энергия, как сила, действие которой сообщается сердцу, прикасается, проникает, входит в сердце и…меняет его».
Вот почему в слове, неразрывно связанном с сердцем, -приходит к заключению автор, -заключена невероятная духовная сила, способная творить или убивать, а когда оно воспринимается только умом, ухватывающим лишь информацию, потому что сердце повреждено и молчит, рождаются такие фарисейские поверхностные толкования, что с наглядной очевидностью продемонстрировано критиками «Студента». Совершенно иной, внутренний духовный взгляд, отличает подход Е.Домбровской к анализу творчества Чехова. И здесь в полной мере применимы её слова, адресованные творческому наследию русских писателей и церковных иерархов: «всегда ведёт и говорит сердце,- несравненное, совестливое, не терпящее никакого вреда и огорчения другому, забывающее при этом себя, не гордое, смиренное, мягкое христианское сердце». Именно это позволило автору открыть в творчестве писателя нечто совершенно новое, его истинно духовный взгляд на природу человеческой личности. И здесь мне кажется совершенно новой и оригинальной мысль автора о связи сердца, ума и духовной силы слова, способных оказывать материальное воздействие на верующего, но лишь в том случае, когда ум не опережает развитие сердца. Умственно можно схватить многое, но сердце, не готовое к восприятию духовного, сведёт на нет работу ума. Вот отчего самый образованный, схватывающий умом, не способен оценить то, что истинно верующий познал сердцем. Вот почему каменное сердце фарисея невосприимчиво к Слову Божию, совершенно иначе слышит Его смиренное сердце раскаявшегося грешника.
Символично название главы: «Если разделится дом», да, если отделить разум от сердца, коренным образом изменится мировосприятие, что продемонстрировали приведённые автором высказывания критиков о творчестве писателя.

Татьяна Шайдор   08.08.2013 10:37     Заявить о нарушении
Дорогая Татьяна! Очень признательна Вам за отзыв: он очень точно выявил тематический каркас этой главы, да и не только этой. Здесь сконцентрирован ответ на многие вопросы, связанные с восприятием творчества Чехова в разные времена и в наше в особенности.
Взаимосвязь ума и сердца, когда они в разделенном состоянии, самому человеку трудно понять. Судить можно, как сказано в Евангелии - по плодам: читаешь рецензии и видишь, как и чем воспринимался текст Чехова. Видишь полнейший холод в восприятии лучшего чеховского рассказа - по его мнению - "Студент". Глухота сердца. Или, напротив, сочувствия Душечке и обвинения Чехову в мучительстве: тут уже произвол критика, не считающегося с текстом, напоминает гоголевское слово о грушах, растущих на яблонях - то есть толкованиях , выходящих за рамки допустимого реальным текстом, личностью автора и его замыслом.
Произволы такие появляются не от хорошей жизни! Человек слышит и не понимает, что хотел чехов сказать? И как это чаще всего делают, сводят его произведения к абсурду жизни. А Чехов знал ее подлинный смысл, сам жил так и скорбел о потере смысла жизни своими современниками.
Рецензия Ваша замечательная. И только одну фразу я бы поправила. " Умственно можно схватить многое, но сердце, не готовое к восприятию духовного, сведёт на нет работу ума" - точнее было бы сказать, что ум без сердца (оно в состоянии окаменения) истинных путей жизни проложить не может, он собъется с пути и сильно собъется. Именно тут и поджидает человека опасность падения в "прелесть" - в ложную духовность. А это самое страшное.
Поэтому вся аскетика православия стоит на главном постулате: сведения ума в сердце и соединение ума с сердцем. Вся живая практика духовного воспитания в православии подчинена этой цели. Здесь не время говорить о том, как это делается. Сказать же хочу еще одно: ярчайший пример раскола личности (разделение дома)- герои Достоевского: Раскольников (фамилия из этого духовного корня) и Иван Карамазов. Ум без сердца ведет человека в бездну.
Еще и еще благодарю Вас, Танечка!

Екатерина Домбровская   08.08.2013 10:58   Заявить о нарушении
Танечка, милая, ну, какие "почтения"? Я кланяюсь Вам в землю за такое внимание к моей работе, за такое желание проникнуть (и вы проникаете!!!) в сферы, которые, может быть, были и не так близки Вам раньше. Это я восхищаюсь и жажду высказать Вам свое почтение за Ваше прочтение,дорогая и любезная моему сердцу Таня Шайдор.
И НЕ ВОЗРАЖАЙТЕ!:-))))

Екатерина Домбровская   08.08.2013 11:32   Заявить о нарушении
Искренне благодарна за столь важное уточнение, оно мне так и не далось, за великодушие, потому что Вы терпимы к неуверенным попыткам рецензировать такой глубины и значимости текст. В нём редкое сочетание отточенной богословской мысли, тончайшего духовного восприятия прозы величайших писателей и поражающая широта кругозора мыслителя и художника.

С величайшим почтением,
Татьяна


Татьяна Шайдор   08.08.2013 11:33   Заявить о нарушении
СПАСИБО!!!

Татьяна Шайдор   08.08.2013 11:35   Заявить о нарушении
Рецензия на «Ура! Здесь нет писателей» (Григорий Островский)

Мне тоже не хватает Мерче и А. Злобиной. Это проза!

Татьяна Шайдор   05.08.2013 17:26     Заявить о нарушении
Рецензия на «Гл. 27 Тина» (Екатерина Домбровская)

В Ваших словах: «любовь зрячая, всё понимающая, видящая, но не потакающая греху, скорбящая о падениях человека, но не агрессивная в своём проявлении» -приоткрывается завеса над магией творчества и личности Чехова, в них разгадка кажущейся инертности положительных персонажей, под которой не декларируемое, а подлинно христианское смирение, в них ответ, почему фабула рассказов и пьес Чехова, в частности, соответствует этой якобы отстранённости писателя. Нет, не отстранён, но не морализирует, не навязывает читателю авторского суждения, полагаясь на волю Божию, и мне кажется воистине провидческой мысль об истинно духовном предназначении писателя представительствовать своим творчеством за всех нас перед Ним. Мне думается, эта мысль требует продолжения и развития, в ней ответ тем, кто видит в персонажах Чехова лишь инертных, бездеятельных, скучных людей, не способных сохранить «вишнёвый сад», а между тем в произведениях писателя, в его положительных героях проявилась аскетика подлинно русской православной жизни.

Татьяна Шайдор   05.08.2013 17:05     Заявить о нарушении
Замечательные советы, милая Татьяна, и я беру их и мотаю на ус! Вся аскетика и все содержание - не в героях, а в самом авторе, который ткал свое художественно-духовное полотно и в нем зашифровал послание нам в предсмертные годы России.
Кланяюсь - очень важное сказали!Мне очень радостно говорить о молитвенном духе Чехова. Благодарю!

Екатерина Домбровская   05.08.2013 17:09   Заявить о нарушении
Дорогая Екатерина, для меня положительные персонажи писателя -его альтер эго, мне трудно их отделить. Спасибо!

Татьяна Шайдор   05.08.2013 17:23   Заявить о нарушении
Конечно, это как набор кистей и палитра с красками художника - все идет в дело и в результате - высказывание художника. И всегда - "большая мысль".

Екатерина Домбровская   05.08.2013 17:31   Заявить о нарушении
Рецензия на «Гл. 26 Шкала Ходасевича» (Екатерина Домбровская)

Внимательно перечитывая книгу, рецензии и ответы на них, не могу не отметить, что внимательными читателями и критиками, сделаю допуск на то, что все мы в какой-то мере критики, не отмечена одна очень важная особенность, а именно, не только пристальное внимание автора к тончайшим нюансам творческой манеры Чехова, в широком смысле -философии его творчества, а и литературного творчества вообще. На примере произведений, исследователь приоткрывает заветную дверь в мастерскую писателя, его творческую «кухню» без понимания которой не открыть составляющей феномена под названием Чехов.
И здесь хочу подчеркнуть, как бережно и аккуратно, не «вскрывая панциря», а используя само слово писателя, Е.Домбровская выделяет то главное, что глубоко скрыто за «слоями смыслов»: умение писателя отстраняться от частностей, мыслить свободно и широко, наделяя этим качеством своих героев. Любимые Чеховым персонажи способны возвыситься над несущественным, храня в сердце истинно христианскую бескорыстную любовь к ближним, подкреплённую действием. Они труженики, великодушные и терпимые к слабостям других, как всякие состоявшиеся люди. А погрязшим в мелкой буффонадной суете близким они кажутся странными, примитивными, далекими от искусства и прогресса. Они и в самом деле далеки от этой доморощенной пошлости псевдо-культуры, они избегают словопрений, лишены велеречивости, наредкость просты, естественны, деятельны и мужественны.
И здесь тончайшее сопоставление –способность одних любить по-христиански, прощая и не замечая недолжного, и неспособность других любить вообще кого -либо, кроме себя, а значит неумение ценить и понимать ближнего. Отсюда их искусственность во всем: в образе жизни, в занятиях, зачастую неосознаваемой низости и пошлости поступков, в готовности преступить Евангельские заповеди, в примитивном существовании, прикрытом цветной завесой «любви к искусству». Как тонко подводит автор к пониманию этого противопоставления. Жизнь по Заповедям одних и отсутствие Веры в других. Вот где проходит граница между ними, показанная исследователем.
Не могу не выразить восхищения глубиной подхода Е.Домбровской к тому, что можно было бы назвать магией Чехова, объяснением необыкновенного притяжения его творчества, не убывающее, а напротив, разрастающееся не только в России, но и в мире вообще

Татьяна Шайдор   29.07.2013 10:20     Заявить о нарушении
Уважаемая Татьяна! Я восхищена Вашими рассуждениями.

Екатерина Домбровская   29.07.2013 10:19   Заявить о нарушении
Простите, ответ оборвался на полуслове, продолжу... Восхищена Вашим осмыслением и обобщением, Вашим мастерским и точным портретом двух духовно противоположных типов чеховских героев. Нет слов, как я Вам благодарна! Вы мне очень помогли для работы дальнейшей. Дорогая Татьяна, противопоставление Чеховских героев как способных и умеющих любить и тех, кто органически не способен к любви (только потому, что безумно любит себя) - очень простое, как все истинное, как правда и точное обозначение главной духовной Чеховской темы.Одного этого расклада достаточно, чтобы убедиться в подлинности и силе Чеховского христианства.
Благодарю Вас! И шляпу снимаю.

Екатерина Домбровская   29.07.2013 10:25   Заявить о нарушении
Спасибо, Катя! Но ведь это Ваше, только прочитанное мной. И это сопоставление выведено Вами потрясающе просто, по -чеховски!
В восхищении!

Татьяна Шайдор   29.07.2013 10:31   Заявить о нарушении
Сопоставление есть у Чехова. Но это одно. А осмысление - это другое. И оно принадлежит Вам.

Екатерина Домбровская   29.07.2013 10:49   Заявить о нарушении
Рецензия на «Крещение» (Иволга Летняя)

Мне понравилась Ваша зарисовка, Оля! Образная, какая-то удивительно сдержанная, целомудренная и тёплая манера письма. Стилистика очень хороша. Мне нравится вот этот спокойный и выдержанный тон. Нет ничего лишнего, а картинка легла на сердце.

Татьяна Шайдор   28.07.2013 22:15     Заявить о нарушении
Спасибо! Вы очень щедры!
Вот удивительно, со своей страницы не вижу эту рецензию.
но рада, что нашла ее.
зарисовка не очень, погружения не хватает и умения, а атмосфера праздника была чудесная. Редко сейчас такое единение у людей и вдохновение.

Иволга Летняя   29.07.2013 07:14   Заявить о нарушении
Рецензия на «Герань» (Роза Исеева)

Роза, столько нежности и тепла в твоих воспоминаниях, что отогреваешься душой. Я не говорю о мастерстве прозаика, чего стоит это изумительное:"шершавым ароматом островатой свежести"..."Это взгляд истинного художника, обладающего к тому же чуткой и доброй душой.
Твоя Т.

Татьяна Шайдор   10.03.2013 11:14     Заявить о нарушении
вот так ощущается мне запах герани ), и сейчас "слышу".
Спасибо, Таня!

Роза Исеева   11.03.2013 05:25   Заявить о нарушении
С масленницей, Таня! Вкусных превкусных блинов!

Роза Исеева   11.03.2013 05:39   Заявить о нарушении
Спасибо, Роза!

Татьяна Шайдор   11.03.2013 12:24   Заявить о нарушении
Рецензия на «Сердце солдата. Кандалакша. 1965» (Лирилин)

Какая трагедия, страшно прикасаться...

Татьяна Шайдор   10.03.2013 10:58     Заявить о нарушении
Да. Очень. Хотя столько лет прошло.

Спасибо, Татьяна.

Лирилин   10.03.2013 10:59   Заявить о нарушении